Каталог :: История

Статья: Смутное время

     СОДЕРЖАНИЕ:
     

Вступление.

Факторы, способствующие наступлению «смутного» времени в России. - Кризис власти и княжеско-боярская оппозиция; - Народное недовольство; - Вмешательство Речи Посполитой.

I. Россия в годы «Смуты».

- Лжедмитрий I; - Василий Шуйский; - Восстание Ивана Болотникова; - Лжедмитрий II; - Двоевластие в стране. Дворцовый переворот; - Первое Земское Ополчение; - Второе Земское Ополчение К. Минина и Д. Пожарского; - Избрание нового царя из династии Романовых.

II. Последствия «Великой Смуты».

I. ВСТУПЛЕНИЕ

К концу XVI века Московское государство переживало тяжелое время. Постоянные набеги крымских татар и разгром Москвы в 1571г.; затянувшаяся Левонская война, длившаяся 25 лет: с 1558-го по 1583-ий, достаточно измотавшая силы страны и закончившаяся поражением; так называемые опричные «переборы» и грабежи при царе Иване Грозном, потрясшие и расшатавшие старый уклад жизни и привычные отношения, усиливавшие общий разлад и деморализацию; постоянные неурожаи и эпидемии. Все это привело в итоге государство к серьезному кризису. II. ФАКТОРЫ, СПОСОБСТВУЮЩИЕ НАСТУПЛЕНИЮ «СМУТНОГО» ВРЕМЕНИ В РОССИИ. КРИЗИС ВЛАСТИ И КНЯЖЕСКО-БОЯРСКАЯ ОППОЗИЦИЯ В последние дни жизни Иван Грозный создал регентский совет, в который входили бояре. Совет был создан для того, что бы управлять государством от имени его сына царя Федора, не способного делать это самостоятельно. Таким образом, при дворе образовалась мощная группировка, возглавляемая влиятельным Борисом Годуновым, который постепенно устранял своих соперников. Правительство Годунова продолжало политическую линию Ивана Грозного, направленную на дальнейшее усиление царской власти и укрепления положения дворянства. Были приняты меры по восстановлению помещичьего хозяйства. Пашни служилых феодалов были освобождены от государственных налогов и повинностей. Были облегчены служебные обязанности дворян-помещиков. Эти действия способствовали укреплению правительственной базы, что было необходимым в связи с продолжавшимся сопротивлением феодалов-вотчинников. Большую опасность для власти Бориса Годунова представляли бояре Нагие, родственники малолетнего царевича Дмитрия, младшего сына Ивана грозного. Дмитрий был выслан из Москвы в Углич, который был объявлен его уделом. Углич вскоре превратился в оппозиционный центр. Бояре ожидали смерти царя Федора, чтобы оттеснить Годунова от власти и править от имени малолетнего царевича. Однако в 1591 году царевич Дмитрий погибает при загадочных обстоятельствах. Следственная комиссия под предводительством боярина Василия Шуйского дала заключение, что это был несчастный случай. Но оппозиционеры начали усиленно распускать слухи о преднамеренном убийстве по приказу правителя. Позднее появилась версия о том, что был убит другой мальчик, а царевич спасся и ждет совершеннолетия для того, чтобы вернуться и наказать «злодея». «Углицкое дело» долгое время оставалось загадкой для русских историков, однако последние исследования дают основания думать, что действительно произошел несчастный случай. В 1598 году умер, не оставив наследника, царь Федор Иванович. Москва присягнула на верность его жене, царице Ирине, но Ирина отказалась от престола и постриглась в монашество. Пока на Московском престоле были государи старой привычной династии (прямые потомки Рюрика и Владимира Святого), население в огромном большинстве своем беспрекословно подчинялось своим «природным государям». Но когда династии прекратились, государство оказалось «ничьим». Высший слой московского населения, боярство, начало борьбу за власть в стране, ставшей «безгосударственной». Однако попытки аристократии выдвинуть царя из своей среды не удались. Позиции Бориса Годунова были достаточно сильны. Его поддерживали Православная церковь, московские стрельцы, приказная бюрократия, часть бояр, выдвинутых им на важные должности. К тому же соперники Годунова были ослаблены внутренней борьбой. В 1598 году на Земском соборе Борис Годунов, после двукратного публичного отказа, был избран царем. Первые его шаги были весьма осторожны и направлялись, в основном, на смягчение внутренней обстановки в стране. По признанию современников новый царь был крупным государственным деятелем, волевым и дальновидным, умелым дипломатом. Однако в стране шли подспудные процессы, приведшие к политическому кризису. НАРОДНОЕ НЕДОВОЛЬСТВО Тяжелая ситуация в это период сложилась в центральных уездах государства и до такой степени, что население бежало на окраины, бросив свои земли. (Например, в 1584 году в Московском уезде распахивалось всего 16% земли, в соседнем Псковском уезде - около 8%). Чем больше уходило людей, тем тяжелее давило правительство Бориса Годунова на оставшихся. К 1592 году завершается составление писцовых книг, куда вносились имена крестьян и горожан, владельцев дворов. Власть, проведя перепись, могла организовать розыск и возвращение беглых. В 1592 – 1593 годах был издан царский указ об отмене крестьянского выхода даже в Юрьев день (заповедные годы). Эта мера распространялась не только на владельческих крестьян, но и на государственных, а так же на посадское население. В 1597 году появились еще два указа, согласно первому любой вольный человек (вольный слуга, работник), проработавший полгода на помещика, превращался в кабального холопа и не имел права выкупиться на свободу. Согласно же второму устанавливался пятилетний срок розыска и возвращения беглого крестьянина владельцу. А в 1607 году был утвержден и пятнадцатилетний сыск беглых. Дворянам выдавались «послушные грамоты», согласно которым крестьяне должны были платить оброки не как раньше (по сложившимся правилам и размерам), а так, как захочет хозяин. Новое «посадское строение» предусматривало возвращение в города беглых «тяглецов», приписку к посадам владельческих крестьян, которые занимались в городах ремеслом и торговлей, но не платили налога, ликвидацию внутри городов дворов и слобод, которые так же не платили налоги. Таким образом, можно утверждать, что в конце XVI века в России фактически сложилась государственная система крепостного права – наиболее полной зависимости при феодализме. Такая политика вызывала огромное недовольство крестьянства, которое создавало в то время подавляющее большинство в России. Периодически в деревнях возникали волнения. Нужен был толчок для того, чтобы недовольства вылились в «смуту». Таким толчком стали неурожайные 1601-1603 года и последовавшие за ними голод и эпидемии. Принимаемых мер было недостаточно. Многие феодалы отпускают на волю своих людей, чтобы не кормить их, и это увеличивает толпы бездомных и голодных. Из отпущенных или беглых образовывались шайки разбойников. Главным очагом брожения и беспорядков стала западная окраина государства - Северская украйна, куда правительство ссылало из центра преступные или неблагонадежные элементы, которые были полны недовольства и озлобления и ждали только случая подняться против московского правительства. Волнения охватили всю страну. В 1603 году отряды восставших крестьян и холопов подступали к самой Москве. С большим трудом восставшие были отбиты. ВМЕШАТЕЛЬСТВО РЕЧИ ПОСПОЛИТОЙ В это же время польские и литовские феодалы старались использовать внутренние противоречия в России, чтобы ослабить Российское государство и поддерживали связи с оппозицией Борису Годунову. Они стремились захватить Смоленские и Северские земли, которые столетием ранее входили в состав Великого княжества Литовского. Католическая церковь ведением в России католичества хотела пополнить источники доходов. Прямого же повода для открытой интервенции у Речи Посполитой не было.

III. РОССИЯ В ГОДЫ «СМУТЫ»

ЛЖЕДМИТРИЙ I Именно в Польше «объявился» первый самозванец, выдававший себя за царевича Дмитрия. По версии, выдвинутой правительством, им был галицкий дворянин Ю. Б. Отрепьев, в монашестве «инок Григорий», связанный с боярами Романовыми. Он в 1602 году бежал в Литву, где получил поддержку некоторых литовских магнатов, а затем и короля Сигизмунда III. Осенью 1604 г. самозванец, которого историки называют Лже­дмитрием I, с 40- тысячным отрядом польско-литовской шляхты, русских дворян-эмигрантов, запорожских и донских казаков нео­жиданно появился на юго-западной окраине России, в Северской земле. «Украинные люди», среди которых было много беглых крестьян и холопов, толпами присоединялись к самозванцу: они видели в «царевиче Дмитрии» своего «заступника», тем более что самозванец не скупился на обещания. Присущая средневеково­му крестьянству вера в «хорошего царя» помогла Лжедмитрию I увеличить свое войско. Однако в первом же большом сражении с царским войском во главе с князем Ф.И.Мстиславским под Добрыничами самозванец был разбит и с немногими оставшимися сторонниками укрылся в Путивле. Боль­шинство польско-литовских шляхтичей покинуло его. Однако на южной окраине уже разворачивалось широкое на­родное движение против Бориса Годунова. Один за другим юж­ные города переходили на сторону «царевича Дмитрия». С Дона подошли отряды казаков, А действия царского войска были край­не медлительными и нерешительными — бояре-воеводы готови­ли измену Борису Годунову, надеялись использовать самозванца, чтобы свалить «дворянского царя». Все это позволило Лжедмит­рию 1 оправиться от поражения. В этот момент, в апреле 1605 г., царь Борис Годунов неожиданно умер. Ходили слухи, что он был отравлен. Шестнадцатилетний сын Годунова — царь Федор Борисович — недолго удержался на престоле. Он не имел ни опыта, ни авторитета. 7 мая на сторону Лжедмитрия перешло царское войско. Бояре- заговорщики 1 июня 1605 года организовали государственный переворот и спровоцировали в столице народное возмущение. Царь Федор был свергнут с престола и задушен вместе с матерью. Самозванец без боя вошел в Москву и был провозглашен царем под именем Дмитрия Ивановича. Но Лжедмитрий не­долго продержался на престоле. Первые же его мероприятия разрушили надежды на «доброго и справедливого царя». Феодальная арис­тократия, инициировавшая появление самозванца, больше не нуждалась в нем. Широкие слои русских феодалов были недо­вольны привилегированным положением польских и литовских шляхтичей, которые окружали трон, получали огромные награды (деньги для этого изымались самозванцем даже из монастырской казны). Православная Церковь с беспокойством следила за попыт­ками распространить в России католичество. Лжедмитрий хотел выступить с войной против татар и турок. Служилые люди с нео­добрением встретили начавшуюся подготовку к войне с Турци­ей, которая была не нужна России. Недовольны были «царем Дмитрием» и в Речи Посполитой. Он не решился, как обещал ранее, передать Польше и Литве запад­норусские города. Настойчивые просьбы Сигизмунда III ускорить вступление в войну с Турцией не имели результата. Новому заговору предшествовала свадьба Лжедмитрия с Мариной Миншек, дочерью литовского магната. Католичка была увенчана царской короной православного государства. Вдобавок к этому насилия и грабежи разгулявшихся шлях­тичей, съехавшихся на свадьбу. Москва забурлила. Началось народное восстание. ВАСИЛИЙ ШУЙСКИЙ 17 мая 1606 г. восстанием воспользовались заговорщики. Боярин Ва­силий Шуйский во главе большого отряда военных слуг ворвался в Кремль и убил самозванца. С Лобного места на Красной площади его «выкликнули» новым царем. Воцарение Василия Шуйского не прекратило «смуту». Новый царь опирался на узкий круг близких ему людей. Даже внутри Боярской думы у него были недоброжелатели, сами претендовав­шие на престол (Романовы, Голицыны, Мстиславские). Не был популярен Шуйский и у дворянства, которое сразу признало его «боярским царем». Народные массы не получили никакого об­легчения. Василий Шуйский отменил даже налоговые льготы, данные самозванцем населению южных уездов. Началось пре­следование бывших сторонников «царя Дмитрия», что еще боль­ше накалило обстановку. В народе продолжал упорно держаться слух о чудесном спасении Дмитрия, о том, что, вновь воцарившись в Москве, он облегчит его положение. ВОССТАНИЕ ИВАНА БОЛОТНИКОВА В движение против «боярского царя» Василия Шуйского ока­зались вовлеченными самые разные слои населения: народные низы, дворянство, часть боярства. Именно они приняли участие в восстании Ивана Болотникова в 1606 — 1607 годах. Болотников был «бое­вым холопом» князя Телятевского, бежал к казакам, был одним из атаманов волжской казацкой вольницы, попал в плен к татарам и был продан в рабство в Турцию, был гребцом на галере, участником мор­ских сражений, был освобожден итальянцами. Затем Венеция, Германия, Польша, где он встречается с самозванцем. И вот Путивль, где неизвестный странник вдруг становится вместе с бо­ярским сыном Истомой Пашковым и дворянином Прокопием Ляпуновым во главе большого войска. Ядро повстанческой армии составили дворянские отряды из южных уездов, остатки воинства первого самозванца, вызванные с Дона казаки, стрельцы погра­ничных гарнизонов. И, как во время похода к Москве первого самозванца, к войску присоединяются беглые крестьяне и холо­пы, посадские люди, все недовольные Василием Шуйским. Сам Иван Болотников называет себя «воеводой царя Дмитрия». Созда­ется впечатление, что вожди провинциального дворянства учли опыт похода на Москву первого самозванца и постарались ис­пользовать народное недовольство для достижения своих сослов­ных целей. Летом 1606 года, восставшие двинулись на Москву. Под Кромами и Калугой они разгромили царские войска. Осенью они оса­дили Москву. По мере вовлечения в движение народных масс (восстание охватило более 70 городов!) оно приобретало все более антифеодальный характер. В «листах», которые рассылались штабом восстания, призывалось не только к замене Василия Шуйского «хорошим царем», но и к расправе с боярами. Дворянские отряды покинули лагерь Ивана Болотни­кова. 2 декабря 1606 г. в сражении у деревни Котлы Болотников был разбит и отступил в Калугу, затем перешел в Тулу, где продержался до октября 1607 г., отбивая приступы царского войска. Наконец, обессиленные длительной осадой и голодом, защитники Тулы сдались, Иван Болотников был сослан в Карго­поль, где и погиб. Объективно движение Ивана Болотникова ослабляло Россий­ское государство и подготавливало условия для внедрения в Рос­сию второго самозванца, пользовавшегося прямой помощью польско-литовской шляхты. ЛЖЕДМИТРИЙ II
^.Ш-' ^ -Ы-:^
Летом 1607 г., когда войско Ивана Шуйского осаждало Тулу, в Стародубе появился второй самозванец, выдававший себя за царевича Дмитрия (Лжедмитрий II). Проис­хождение его не ясно, по некоторым сведениям это был крещеный еврей Богданка, служивший писцом у Лжедмитрия I. Лжедмитрий II добился некоторых успехов. В январе 1608 г. он дошел до города Орла, где встал лагерем. В Орел приходили шляхетские отряды, остатки войска Болотникова, казаки атамана Ивана Заруцкого, служилые люди южных уездов и даже бояре, недовольные правительством Василия Шуйского. Ряд городов перешел на его сторону. В июне 1608 г. Лжедмитрий II подступил к Москве, не смог взять ее и остано­вился в укрепленном лагере в Тушине (отсюда его прозвище — «Тушинский вор»). В Тушино перебралось немало дворян и представителей власти, недовольных правлением Шуйского. Вскоре туда пришло и большое войско ли­товского гетмана Яна Сапеги. Участие Речи Посполитой в собы­тиях «смуты» становилось все более явным. Но польско-литовские и казацкие отряды «тушинского вора» после неудачи разошлись по всей Центральной России. К концу 1608 г. самозванцу «присягнули» 22 города. Значительная часть страны попала под власть самозванца и его польско-литовских союзников. ДВОРЦОВЫЙ ПЕРЕВОРОТ В стране установилось двоевластие. Фактически в России стало два царя, две Боярские думы, две системы приказов. В тушинской «воровской думе» заправляли бояре Романовы, Салтыковы, Трубец­кие. Был в Тушине и собственный патриарх — Филарет. Бояре в корыстных целях неоднократно переходили от Василия Шуйского к самозванцу и обратно; таких бояр называли «перелетами». Не имея достаточной поддержки внутри страны, Василий Шуйский обратился за военной помощью к шведскому королю. Племянник царя, Михаил Скопин-Шуйский отправился в Нов­город для переговоров со шведами. Весной 15-тысячное шведское войско поступило под командование Скопина-Шуйского; одно­временно на русском Севере собралась и русская рать. Летом 1609 г. русские полки и шведские наемники начали наступатель­ные действия. Однако шведы дошли только до Твери и дальше наступать от­казались. Стало ясно, что надеяться на иноземцев нельзя. Миха­ил Скопин-Шуйский с одними русскими полками ушел к Калязину, где стал лагерем, и начал собирать новое войско. Гет­ман Ян Сапега пытался штурмовать укрепленный лагерь Скопина- Шуйского, но потерпел сокрушительное поражение и отступил. Русский полководец выиграл время для сбора войска. Осенью того же года началось планомерное наступление Скопина-Шуйского на тушинцев, он отвоевывал город за городом. Под Александровской слободой он еще раз разгромил гетмана Сапегу. Войско Скопина- Шуйского достигло численности в 30 тыс. человек, в нем совершенно затерялся оставшийся с рус­скими 2-тысячный шведский отряд. В марте 1610 г. полки Михаила Скопина-Шуйского подошли к Москве. «Тушинский лагерь» разбежался. 12 марта 1610 г. полки Михаила Скопина-Шуйского торжественно вступили в столицу. Решение царя Василия Шуйского призвать на помощь инозем­цев дорого обошлось России. Шведскому королю пришлось по­обещать город Корелу с уездом. Реальная же военная помощь шведов была незначительной: Москва была освобождена русски­ми полками. Но главное, союз со Швецией обернулся крупными внешнеполитическими осложнениями. Швеция находилась в со­стоянии войны с Речью Посполитой, и польский король Сигизмунд III использовал русско-шведское соглашение как предлог для разрыва подписанного в 1601 г. перемирия. Польско- литовская армия осадила Смоленск. Героическая оборона Смоленска, которую возглавил другой выдающийся русский полководец начала XVII в. — воевода Ми­хаил Шеин — надолго (почти на два года!) задержала главные силы королевского войска. Однако летом 1610 г. сильный польско-литовский отряд гетмана Жолковского двинулся к Москве, Выс­тупившим навстречу русским войском командовал бездарный воевода Дмитрий Шуйский, брат царя. Михаил Скопин-Шуйский неожиданно умер. Ходили слухи, что его отравили как возможно­го претендента на престол. Царское войско было разгромлено в сражении у села Клушино. В Москве произошел дворцовый переворот. Военное поражение привело к падению Василия Шуйского. 17 июля 1610 г. бояре и дво­ряне во главе с Захаром Ляпуновым свергли В. Шуйского с престо­ла. Царь Василий Шуйский был насильно пострижен в монахи. Власть перешла к правительству из семи бояр — « семибоярщине ». Узнав о перевороте, «Тушинский вор» снова двинулся со свои­ми сторонниками к Москве. В этих условиях «семибоярщина» , не имевшая опоры в стране, пошла на прямую национальную измену: в августе 1610 года бояре впустили в Москву польский гарнизон. Фактическая власть оказалась в руках польского коменданта пана Гонсевского. Король Сигизмунд III открыто объявил о своих претензиях на русский престол. Началась открытая польско-литовская интервенция. Шляхетские отряды покинули «Тушинского вора». Самозванец бежал в Калугу, где вскоре был убит (больше полякам он нежен не был). России грозила потеря национальной независимости. Происходящие события вызвали глубокое недовольство всех сословий Российского государства. ПЕРВОЕ ЗЕМСКОЕ ОПОЛЧЕНИЕ В стране поднималось национально-освободительное движение против интервентов. Во главе первого ополчения стал думный дворянин Прокопий Ляпунов, который уже давно воевал против сторонников «Тушин­ского вора». Ядром ополчения стали рязанские дворяне, к кото­рым присоединялись служилые люди из других уездов страны, а также отряды казаков атамана Ивана Заруцкого и князя Дмитрия Трубецкого. Весной 1611 г. ополчение подошло к Москве. В городе вспых­нуло народное восстание против интервентов. Все посады оказа­лись в руках восставших. Польский гарнизон укрылся за стенами Китай-города и Кремля. Началась осада. Однако вскоре между руководителями ополчения (Прокопий Ляпунов, Иван Заруцкий, Дмитрий Трубецкой) начались разно­гласия и борьба за первенство. Иван Заруцкий и Дмитрий Тру­бецкой, воспользовавшись тем, что власть в ополчении все больше переходила в руки «дворян добрых», прибывавших из всех уез­дов страны, что вызывало недовольство казачьих атаманов, орга­низовали убийство Прокопия Ляпунова: он был вызван для объяснений на казачий «круг» и зарублен. После этого дворяне начали покидать лагерь. Первое ополчение фактически распалось. Между тем положение еще больше осложнилось. После паде­ния Смоленска (3 июня 1611 г.) польско-литовская армия высво­бодилась для большого похода на Россию. Король Сигизмунд III теперь надеялся захватить русский престол силой. Однако новый подъем национально-освободительной борьбы русского народа помешал ему это сделать: в Нижнем Новгороде началось форми­рование второго ополчения. ВТОРОЕ ЗЕМСКОЕ ОПОЛЧЕНИЕ К.МИНИНА И Д.ПОЖАРСКОГО Организатором ополчения стал «земский староста» Кузьма Минин, обратившийся с призывом к нижегородцам: «Если мы хотим помочь Московскому государству, то не будем жалеть свое­го имущества, животов наших. Не то что животы, но дворы свои продадим, жен и детей заложим!» Тогда же с одобрения нижегородцев был составлен приговор о сборе денег «на строение рат­ных людей», и Кузьме Минину было поручено установить, «с кого сколько взять, смотря по пожиткам и промыслам». Средства для снаряжения и жалованья «ратным людям» были быстро собраны. Решающую роль сыграл Кузьма Минин и в выборе военного руководителя ополчения: именно им были сформулированы жест­кие требования к будущему воеводе. Нижегородцы приговорили позвать «честного мужа, которому заобычно ратное дело и кто б был в таком деле искустен, и который бы во измене не явился». Всем этим требованиям удовлетворял князь Дмитрий Пожарский. В Нижний Новгород стали собираться служилые люди из со­седних уездов. К осени 1611 г. в городе уже было 2 — 3 тысячи хорошо вооруженных и обученных «ратному делу» воинов; они и составили ядро ополчения. Руководители ополчения налаживали связи с другими города­ми Поволжья, отправили тайного посла к патриарху Гермогену, находившемуся в заключении в Кремле. В это «безгосударево время» Патриарх Гермоген, патриотически настроенный, благосло­вил ополчение на войну с «латинянами». Поддержка Православной Церкви способствовала объединению патриотических сил. Весной 1612 г. «земская рать» во главе с Мининым и Пожар­ским пошла из Нижнего Новгорода вверх по Волге. По пути к ним присоединялись «ратные люди» волжских городов. В Ярославле, где ополчение простояло четыре месяца, было создано времен­ное правительство — «Совет всей земли», новые органы цент­рального управления — приказы. Усиленно шло пополнение войска за счет дворян, «даточных людей» из крестьян, казаков, по­садских людей. Общая численность «земской рати» превысила 10 тыс. человек. Началось освобождение от интервентов соседних городов и уездов. В июле 1612 г., когда пришло известие о походе на Москву войска гетмана Ходкевича, «земская рать» выступила к столице, чтобы не допустить его соединения с польским гарнизоном. В августе 1612 г. ополчение подошло к Москве. Атаман Заруцкий с немногими сторонниками бежал из-под Москвы в Астрахань, а большинство его казаков присоединилось к «земской рати». Ополчение не пропустило гетмана Ходкевича в Москву. В упор­ном сражении возле Новодевичьего монастыря гетман потерпел поражение и отступил. Польский гарнизон, не получивший под­креплений, продовольствия и боеприпасов, был обречен. 22 октября «земской ратью» был взят штурмом Китай-город, а 26 октября капитулировал польский гарнизон Кремля. Москва была освобождена от интервентов. Польский король Сигизмунд III пробовал организовать поход на Москву, но был остановлен под стенами Волоколамска. Защитники города отбили три приступа поляков и заставили их отступить. Освобождением столицы не завершались военные заботы ру­ководителей «земской рати». По всей стране бродили отряды польских и литовских шляхтичей и «воровских» казачьих атама­нов. Они разбойничали на дорогах, грабили села и деревни, зах­ватывали даже города, нарушая нормальную жизнь страны. В Новгородской земле стояли шведские войска, и шведский ко­роль Густав-Адольф намеревался захватить Псков. В Астрахани засел атаман Иван Заруцкий с Мариной Мнишек, которые всту­пили в сношения с персидским ханом, ногайскими мурзами и турками, рассылали «прелестные письма», заявляя о правах на престол малолетнего сына Марины Мнишек от Лжедмитрия II («воренка», как его называли). ИЗБРАНИЕ НОВОГО ЦАРЯ Однако первоочередным был все-таки вопрос о восстановле­нии центральной власти, что в конкретных исторических услови­ях начала XVII в. означало избрание нового царя. Прецедент уже был: избрание «на царство» Бориса Годунова. В Москве собрался Земский собор, очень широкий по своему составу. Кроме Боярс­кой думы, высшего духовенства и столичного дворянства, на собо­ре было представлено многочисленное провинциальное дворянство, горожане, казаки и даже черносошные (государственные) кресть­яне. Своих представителей прислали 50 городов России. Главным был вопрос об избрании царя. Вокруг кандидатуры будущего царя на соборе разгорелась острая борьба. Одни бояр­ские группировки предлагали призвать «королевича» из Польши или Швеции, другие выдвигали претендентов из старых русских княжеских родов — Голицыных, Мстиславских. Трубецких, Рома­новых. Казаки предлагали даже сына Лжедмитрия II и Марины Мнишек («воренка»). Но не они были на Соборе в большинстве. По настоянию представителей дворянства, горожан и крестьян было решено: «Ни польского королевича, ни шведского, ни иных немецких вер и ни из каких неправославных государств на Мос­ковское государство не выбирать и Маринкина сына не хотеть». После долгих споров члены собора сошлись на кандидатуре 16-летнего Михаила Романова, двоюродного племянника послед­него царя из династии московских Рюриковичей — Федора Ивановича, что давало основания связывать его с «законной» династией. Дворяне видели в Романовых последовательных противников «боярского царя» Василия Шуйского, казаки — сторонников «царя Дмитрия» (что давало основание полагать, что новый царь не будет преследовать бывших «тушинцев»). Не возражали и боя­ре, надеявшиеся сохранить власть и влияние при молодом царе. Очень четко отразил отношение титулованной знати к Михаилу Романову Федор Шереметев в своем письме к одному из князей Голицыных: «Миша Романов молод, разумом еще не дошел и нам будет поваден». В. О. Ключевский заметил по этому поводу: «Хо­тели выбрать не способнейшего, а удобнейшего». 21 февраля 1613 года Земский собор объявил об избрании царем Михаила Романова. В костромской Ипатьевский монастырь, где в это время скрывался Михаил и его мать «инокиня Марфа», было направлено посольство с предложением занять русский трон. Так в России утвердилась династия Романовых, правивших страной более 300 лет. К этому времени относится один из героических эпизодов русской истории. Польский отряд попытался захватить только что избранного царя, искал его в костромских вотчинах Романовых. Но староста села Домнина Иван Сусанин не только предупредил царя об опасности, но и завел поляков в непроходимые леса. Ге­рой погиб от польских сабель, но и погубил заблудившихся в ле­сах шляхтичей. В первые годы царствования Михаила Романова страной фак­тически управляли бояре Салтыковы, родственники «инокини Мар­фы», а с 1619 года, после возвращения из плена отца царя патриарха Филарета Романова — патриарх и «великий государь» Филарет. Началось восстановление хозяйства и государственного порядка. В 1617 году в деревне Столбово (около Тихвина) был подписан «вечный мир» со Швецией. Шведы возвратили России Новгород и другие северо-западные города, однако шведы удержали за собой Ижорскую землю и Корелу. Россия потеряла выход к Балтийскому морю, но ей удалось выйти из состояния войны со Швецией. В 1618 году было заключено Даулинское перемирие с Польшей на четырнадцать с половиной лет. Россия потеряла Смоленск и еще около трех десятков смоленских, черниговских и северских горо­дов. Противоречия с Польшей не были разрешены, но только от­ложены: та и другая сторона не были в состоянии дальше продолжать войну. Условия перемирия были очень тяжелыми для страны, но Польша отказывалась от претензий на престол. Смутное время в России закончилось. ПОСЛЕДСТВИЯ ВЕЛИКОЙ СМУТЫ. Смутное время было не столько революцией, сколько тяжелым потрясением жизни Московского государства. Первым, непосредственным и наиболее тяжелым его следствием было страшное разорение и запустение страны; в описях сельских местностей при царе Михаиле упоминается множество пустых деревень, из которых крестьяне «сбежали» или «сошли безвестно куда», или же были побиты «литовскими людьми» и «воровскими людьми». В социальном составе общества Смута произвела дальнейшее ослабление силы и влияния старого родовитого боярства, которое в бурях Смутного времени частью погибло или было разорено, а частью морально деградировало и дискредитировало себя своими интригами и своим союзом с врагами государства. В отношении политическом смутное время - когда Земля, собравшись с силами, сама восстановила разрушенное государство, - показало воочию, что государство Московское не было созданием и «вотчиною» своего государя, но было общим делом и общим созданием «всех городов и всяких чинов людей всего великого Российского Царствия».