Каталог :: История

Реферат: Реформы Хрущева

     Министерство общего и профессионального образования Российской Федерации
     Ростовский Государственный Строительный Университет
     Институт экономики и управления
                      Кафедра истории и политологии                      
                                 РЕФЕРАТ                                 
                                 на тему:                                 
                          РЕФОРМЫ ХРУЩЕВА                          
                                                      Выполнила ст-ка гр.
                                                         Проверил к.и.н. 
                                                                   доц.
                              Ростов-на-Дону                              
                                   2000                                   
                                   Содержание                                   
Введение.......................................................................3
1. Новый курс в деревне........................................................4
1.1. Меры по подъему сельского хозяйства.......................................4
1.2. Целинная «Эпопея».........................................................5
1.3. XX съезд: разоблачение «культа личности»..................................7
2. И после XX съезда...........................................................8
2.1. Реформа управления экономикой.............................................8
2.2. Успехи и неудачи аграрной политики.......................................10
2.3 Реформа школы.............................................................11
2.4. Новая социальная политика................................................12
3. Новочеркасские события.....................................................14
4. В поисках выхода...........................................................15
5. Смена политического курса..................................................17
5.1 Отставка Хрущева..........................................................17
Список литературы.............................................................17
     

Введение

Тема Хрущевских реформ — одна из самых популярных в публицистике и исторических исследованиях последних лет. Популярность эта не случайна. Сам характер времени, известного громкими начинаниями и столь же оглушительными провалами, колоритная личность главного героя эпохи, дающая повод для самых разноречивых суждений, наконец, весьма близкие аналогии с современностью — все это питает научный и общественный интерес к проблемам «великого десятилетия». Можно, конечно, по-разному относиться к Н. Хрущеву, его проектам и идеям, по- разному оценивать накопленный в тот период опыт общественной модернизации. Однако при всех «плюсах» и «минусах» 50-е — начало 60-х годов интересны для современников уже тем, что именно тогда начинали формироваться элементы новой политической культуры, культуры реформаторства. Процесс этот так и остался незавершенным. О чем лучше всего свидетельствуют реалии дня сегодняшнего. Последнее обстоятельство — еще один повод, чтобы вновь вернуться к опыту сорокалетней давности. Н. С. Хрущев, став секретарем ЦК КПСС, и получив возможность через партийный аппарат реально влиять на ситуацию. Он по собственной инициативе поставил задачу разоблачить «культ личности», создать прочные гарантии против его повторения. Свое предназначение как лидера страны Хрущев видел в том, чтобы дать мир и благосостояние советскому народу. Однако личная причастность Хрущева к репрессиям, ограниченный политический кругозор, недостаточная общая культура не позволили ему быть до конца последовательным. Он неясно представлял средства для достижения поставленных целей. В экономике Хрущев видел задачу в основном в изменении методов руководства министерствами, Госпланом, но не смог подняться до осознания необходимости глубоких структурных реформ. Не был готов Хрущев к демократизации общественных институтов, а также к тому, чтобы по-настоящему включить в борьбу за реформы широкие слои общества. Хрущевская альтернатива не была безупречной, но она в большей мере отвечала потребностям развития страны, интересам партийно-государственной номенклатуры, потому победил курс на медленное освобождение от пут сталинизма, модернизацию советской системы.

1. Новый курс в деревне

1.1. Меры по подъему сельского хозяйства

К началу 50-х годов в наиболее сложном положении оказалось сельское хозяйство страны. Заявление Г. М. Маленкова на XIX съезде КПСС (1952 г.) «об окончательном и бесповоротном решении зерновой проблемы» было откровенной фальсификацией. Во всех республиках ощущалась острая нехватка зерна, мяса, сахара. Реальный сбор урожая в 1949 — 1952 гг. был ненамного выше дореволюционного, так же как и средняя урожайность. В то же время численность населения страны выросла почти на сорок миллионов человек. В 1952 г. страна собрала не 8 млрд. пудов, как это было официально заявлено, а всего 5,6 млрд. пудов зерна. Колхозы и совхозы сдали даже часть семенного фонда. Но зерна не хватало даже для текущих потребностей, приходилось использовать государственные резервы. Поголовье скота и производство мяса было ниже, чем в 1916 или доколхозном 1928 г. Российская деревня жила фактически на грани голода. Незначительные капитальные вложения первых послевоенных лет были направлены в наиболее пострадавшие от войны западные области и республики страны и мало коснулись российского Нечерноземья, районов Сибири и Дальнего Востока. Колхозы Российской Федерации, Украины, Белоруссии, являясь основными поставщиками сельхозпродуктов страны, были вынуждены отдавать почти все производимое ими в «закрома Родины». Деревня с 20-х годов развивалась как сырьевой придаток города. Обмен продукцией между ними не был эквивалентным. Не до конца оправившаяся от военных разрушений, деревня давала обществу больше, чем получала. Заготовительные цены во много раз были ниже рыночных цен. В 1953 г., как и четверть века назад, государство платило колхозам около 80 копеек за центнер зерна. Затраты же на его производство составляли шесть рублей. Цены на картофель не возмещали даже расходов по его доставке на заготовительные пункты. Налоги, платежи, производственные расходы, отчисления в неделимый фонд поглощали 68 % денежных доходов колхозов России (против 51% в 1940 г.). Дорого обходились колхозам услуги МТС — в 1/5 урожая зерновых. В результате колхозы России за редким исключением были убыточными. Убытки погашались за счет государственных кредитов, которые чаще всего просто списывались. Вследствие подобной политики сельское хозяйство фактически было отсталым, крестьянский труд — тяжел и непривлекателен. Сами крестьяне утрачивали интерес к земле, стремились уехать в город. Каждый год деревня теряла около двух миллионов человек. Сталин до последних дней жизни не видел причин для изменения аграрной политики. В феврале 1953 г. он в очередной раз предложил повысить налог на колхозы еще на 40 млрд. рублей. Н. С. Хрущев первым среди руководителей страны сказал правду о тяжелом положении российской деревни. Но его первые попытки еще при жизни Сталина несколько сгладить антикрестьянскую направленность аграрной политики успехом не увенчались. И лишь в сентябре 1953 г. на Пленуме ЦК КПСС была предпринята попытка перехода от административных к экономическим методам хозяйствования на селе: если стране необходимо продовольствие, то крестьянам надо платить. Комплекс намеченных мер был нацелен на решение двух взаимосвязанных задач: расширение самостоятельности колхозов и совхозов и усиление их экономической заинтересованности. Даже их частичное осуществление обеспечило в 50-е годы самый высокий за все время после коллективизации рост сельскохозяйственного производства. К 1958 г. валовая продукция выросла более чем на треть. Сельское хозяйство впервые стало рентабельным. Однако эта линия в аграрной политике не могла быть последовательной. Во- первых, из-за крайне ограниченной возможности реализации в рамках избранной «модели социализма» принципа материальной заинтересованности. Во-вторых, руководство страны, включая и Хрущева, не было готово к серьезной «ревизии» теоретического наследства. Существующая социалистическая система воспринималась ими однозначно как правильная, нуждающаяся лишь в освобождении от крайностей сталинизма. В-третьих, в условиях политической нестабильности, наличия в руководстве разных подходов и взглядов на будущее страны решающим часто оказывался фактор времени, ставка на немедленный успех. Административные методы позволяли получать подобный эффект немедленно. Хрущев не мог ждать. Отсюда его вера шарлатанским обещаниям Лысенко, нежелание знакомиться с работами генетиков: «Нам хлеб нужен, а они мушек разводят». Отсюда пристрастие к организационным мерам, всевозможным реорганизациям, перестановке кадров и т. п.

1.2. Целинная «Эпопея»

Через полгода после сентябрьского (1953 г.) Пленума, ориентировавшего страну на оказание помощи деревне, другой Пленум, февральско-мартовский (1954 г.), определил курс на освоение целинных земель. Решения сентябрьского Пленума были по существу заблокированы. На востоке — в Казахстане, Западной Сибири, Восточной Сибири, Дальнем Востоке, частично в районах Поволжья и Северного Кавказа имелись огромные массивы целинных и залежных земель. Идея освоения земель, лежащих в зоне так называемого рискованного земледелия, с их суховеями, нехваткой влаги, возникла из-за острого продовольственного кризиса, из желания предотвратить новый голод, опасения «попасть в экономическую кабалу» к Западу. Вместе с тем еще была жива идеология и практика «великих скачков», которые как нельзя более соответствовали сути административной системы, мышлению ее руководителей, ориентированных решать все проблемы одним махом, с помощью одного, нередко надуманного, средства. Подобный подход разделяли миллионы рядовых граждан. Освоение целины велось штурмом, без серьезной научной проработки. На целину по комсомольским путевкам ехала в основном заводская и фабричная молодежь из крупных промышленных центров, зачастую не знавшая, как подступиться к трактору. На целину отправляли все, что имели. Все гусеничные тракторы направлялись только в Казахстан и Сибирь. К 1965 г. в колхозах и совхозах Северного Казахстана тракторов было почти в три раза больше, чем во всех северо-западных областях РСФСР, включая Карельскую АССР. За 1954—1961 гг. в освоение целинных земель было вложено более 20 % всех государственных вложений в сельское хозяйство за эти годы. В Российской Федерации новые земли осваивались на Урале, в Алтайском и Красноярском краях, Омской, Новосибирской, Саратовской и Сталинградской областях, на Северном Кавказе. В 1956 г. почти половина урожая зерновых была выращена на целине. Освоение новых земель позволило создать крупную базу производства сильных и твердых сортов пшеницы, крайне необходимых в хлебопечении. Освоение целинных земель сыграло немаловажную роль в развитии сельского хозяйства Западной и Восточной Сибири, где посевные площади за 50-е годы увеличились почти на 10 млн. га. На целине были впервые освоены новые агротехнические и почвозащитные системы, такие, как применение плоскорезов для борьбы с ветровой эрозией почв. На алтайской целине была освоена склоновая система земледелия. Люди не останавливались ни перед чем, чтобы улучшить положение с продовольствием в стране. Но целина не оправдала надежд на стабильные урожаи зерновых. В неурожайные годы в некоторых областях не собирали даже семян. Целина безусловно задержала перевод сельского хозяйства на интенсивный путь развития. Несмотря на всю непоследовательность, новый курс в деревне дал практические результаты. После длительного застоя начался значительный рост как в земледелии, так и в животноводстве. Среднегодовые темпы роста индустрии сблизились с темпами роста сельского хозяйства. Применение принципа материальной заинтересованности привело к росту жизненного уровня колхозников и работников совхозов.

1.3. XX съезд: разоблачение «культа личности»

Жизнь шла своим чередом, а все дальнейшие преобразования в политической, идеологической и экономической областях все более упирались в необходимость решительного разрыва с прошлым. Следовало открыто сказать правду о массовых репрессиях, вскрыть причины глубоких деформаций советского общества. Частично это удалось сделать Н. С. Хрущеву на XX съезде КПСС, состоявшемся в феврале 1956 г. К этому времени его позиции в руководстве страны серьезно укрепились. Был персонально изменен состав карательных органов, они были поставлены под контроль ЦК КПСС. В начале 1955 г. Маленков был заменен на посту главы правительства Н. А. Булганиным. Все это дало возможность Хрущеву предпринять новую попытку очистить советское общество от сталинского наследия. Незадолго до XX съезда была создана специальная комиссия по расследованию деятельности Сталина. 1935 — 1940 гг. в нашей стране являются годами массовых арестов советских граждан. Всего за эти годы было арестовано по обвинению в антисоветской деятельности 1 млн 920 тысяч 635 человек, из них расстреляно — 688 тысяч 503 человека». Хрущев считал необходимым сказать об этом на XX съезде. Умолчание, по его мнению, грозило отрывом партии от масс, утратой ею авторитета. Тем более что у большинства осужденных по политическим статьям заканчивались сроки заключения и их нужно было вернуть домой. Все это создавало определенное настроение в обществе. Из-за противодействия Молотова, Ворошилова, Кагановича, Маленкова, непосредственно причастных к массовым репрессиям, вопрос о Сталине не был поставлен в Отчетном докладе. В результате компромисса доклад «О культе личности и его последствиях» был зачитан на закрытом заседании съезда 25 февраля и впервые опубликован лишь в 1989 г. Доклад не отличался глубиной теоретического анализа, в нем было много умолчаний. Но он произвел глубочайшее впечатление на делегатов съезда. Хрущев говорил о личной причастности Сталина к массовым репрессиям, о жестоких пытках заключенных, о гибели выдающихся полководцев и руководителей партии. В секретном докладе было сказано о политическом завещании В. И. Ленина, в котором он предлагал переместить Сталина с поста генсека. Здесь же говорилось о полном пренебрежении Сталина принципами коллективности руководства, установленными Лениным. На Сталина докладчик возложил ответственность за тяжелейшее положение сельского хозяйства, за поражения Красной Армии на начальном этапе Великой Отечественной войны, за грубые просчеты и извращения в национальной политике. Хрущев не сказал, да и не мог сказать всей правды о сталинских репрессиях, как по причине личной причастности к ним, так и нежелания лишиться возможных союзников в продолжающейся борьбе за власть. Оставаясь в плену идеологических догм, он, по существу, создал порочный круг. В докладе причины возникновения массовых репрессий объяснялись исключительно личными качествами Сталина, пресловутым «культом личности». Тем, что «Сталин настолько возвысил себя над партией и народом, что перестал считаться и с ЦК и с партией». Осуждая преступления Сталина, Хрущев не затронул сталинскую систему, природу авторитарной власти. Из теоретических догм в секретном докладе были раскритикованы лишь концепция о «врагах народа» и «теория» классовой борьбы в период социализма. Таким образом, ограничение на XX съезде критики сталинизма «культом личности», сохранение в неприкосновенности основных теоретических догм тоталитаризма закрыло на многие годы путь к реальной перестройке советского общества, лишило жизненной силы все последующие реформы Хрущева. Тем. не менее историческое значение XX съезда огромно. Тоталитарное общество начало постепенно трансформироваться в авторитарное.

2. И после XX съезда

2.1. Реформа управления экономикой

В мае 1957 г. ликвидацией отраслевых министерств и созданием совнархозов началась реализация одной из крупных реформ, осуществленных в годы руководства Н. С. Хрущева. После XX съезда страна находилась на подъеме. Пятая пятилетка по ряду показателей была выполнена досрочно. Среднегодовые темпы прироста промышленного производства были весьма высоки — 13,1 %, втрое выше, чем у США. Большинству населения казалось, что выигрыш в экономическом соревновании с капиталистическим Западом не за горами. Однако на деле положение в экономике было тревожным. Директивы на шестую пятилетку, принятые XX съездом в феврале 1956 г., в декабре были пересмотрены. Был составлен переходной план на 1—2 года, а затем появился новый — семилетний план на 1959—1965 гг. Командно-административная система в условиях ликвидации принудительного труда, отмены суровых наказаний, усложнения условий хозяйствования стремительно теряла свои сильные стороны. В народном хозяйстве подспудно нарастали диспропорции, бесхозяйственность и расточительность. Отчетливо проявлялись такие недостатки, как распыление средств между многочисленными объектами, долгострой. Интересы предприятий все больше расходились с интересами потребителей, с потребностями непрерывного технологического обновления производства. К концу пятой пятилетки в стране насчитывалось уже более 300 тыс. предприятий и строек, большая часть которых находилась далеко от Центра. Для многоцелевой экономики больше не подходили методы управления, ориентированные на «главное звено в цепи», на традиционное разделение между легкой и тяжелой промышленностью с обязательным преимуществом развития средств производства. Научно-техническая революция требовала развития новых отраслей промышленности: развития электроники, химии, электрификации железных дорог, изменения структуры топливного баланса, перехода от угля на нефть и газ. Такие задачи были поставлены на XX съезде КПСС. Однако в новых условиях управлять промышленностью из министерских кабинетов становилось все труднее. Жесткая ведомственная система, основанная на максимальной централизации хозяйственного руководства и ограничении самостоятельности мест, стала тормозить дальнейший рост производительных сил. Поэтому мнения экономистов и хозяйственников о путях совершенствования руководства хозяйством в изменившихся условиях разделились. Одни стояли за перестройку самих методов руководства, за расширение хозяйственной самостоятельности предприятий. Другие верили лишь в организационные реформы, настаивали на ликвидации министерств. Советская экономическая наука в те годы не могла дать обоснованных, подтвержденных экспериментами рекомендаций. Но Н. С. Хрущев увидел в переходе к территориальному управлению возможность освободить правительство от неэффективного вмешательства в местные дела, ослабить влияние бюрократии. Подавляющее большинство руководителей и сотрудников министерств, привыкших к власти и удобствам проживания в Москве, были против подобной реорганизации. Общесоюзные министерства (за исключением оборонных министерств) были упразднены. Предприятия, находившиеся в их ведении, были переданы в непосредственное подчинение Советам народного хозяйства административных экономических районов. Всего по Союзу было организовано свыше 100 совнархозов, в том числе 76 в Российской Федерации. Большинство создавались на базе одной-двух областей и были небольшими, другие, как, например, Ленинградский, куда кроме Ленинграда и Ленинградской области вошли Псковская и Новгородская области, имели очень мощный потенциал. В первые годы после реформы упростилось кооперирование предприятий, находившихся по соседству друг с другом. Меньше стало встречных перевозок. Предприятия стали оперативно помогать друг другу. За первые три года были укреплены ранее распыленные транспортные, вспомогательные, ремонтные службы предприятий. В то же время реформа не изменила самих принципов управления и планирования, а лишь заменила отраслевую организацию территориальной. Осложняло работу совнархозов неквалифицированное вмешательство партийных руководителей. Принципиальные пороки новой системы управления — местничество и стремление использовать ресурсы прежде всего для удовлетворения собственных потребностей. В конечном итоге система управления еще более усложнилась и стала менее квалифицированной. Реформа потерпела крах, и после отстранения Хрущева от власти территориальная система была ликвидирована.

2.2. Успехи и неудачи аграрной политики

Малоуспешным оказались в конечном счете, и преобразования сельского хозяйства. После сентябрьского (1953 г.) Пленума ЦК КПСС положение в деревне стало выправляться. Валовая продукция сельского хозяйства за 1954—1958 гг. возросла более чем на треть. Таких темпов прироста колхозы и совхозы не знали ни до, ни после. Это был период наибольшего подъема в истории советского сельского хозяйства. Существенно выросла урожайность зерновых. Подъем сельского хозяйства стал возможен благодаря повороту к коренным нуждам деревни. Хрущев внес в жизнь деревни много нового. Колхозы и совхозы получили кредиты, новую технику. Однако приверженность руководства страны определенным стереотипам, идеологическим догмам, безграничная вера в возможности «колхозного строя», предубежденность против любой личной собственности не позволили эффективно реформировать сельское хозяйство. Хрущев был непоследователен в преобразованиях, начатых после 1953 г. Вместо дальнейшего ослабления опеки над крестьянами, увеличения материальной заинтересованности колхозников следовали указания «сверху», которые носили характер все более жесткой регламентации. Крестьянам в приказном порядке навязывали посевы кукурузы и другие нововведения, что приводило к колоссальным потерям. Государственные капиталовложения постепенно были уменьшены. Село превратилось в полигон для разного рода скороспелых решений и преобразований. С середины 50-х годов начался новый этап укрупнения колхозов. В 1957—1966 гг. ежегодно ликвидировалось около 10 тыс. уже укрупненных ранее колхозов. Одновременно многие колхозы «для укрепления» были преобразованы в совхозы. К 1963 г. осталось лишь 39 тыс. колхозов вместо 91 тыс. в 1955 г. Далеко идущие последствия для всей страны имела ликвидация в марте 1958 г. МТС. Сложившаяся система технического обслуживания колхозного производства через МТС была далека от совершенства. Колхозы были единственными предприятиями в стране, которые сами не распоряжались машинами — своими основными орудиями труда. Это создавало большие неудобства. Опека со стороны МТС только связывала колхозы. 31 марта 1958 г. Верховный Совет СССР принял Закон о реорганизации МТС и продаже техники колхозам. Прогрессивная реформа не была хорошо продумана, что в конечном счете привело к резкому падению темпов производства сельскохозяйственной продукции. Вместо запланированных на семилетку (1959—1965 гг.) 70 %, реальный рост валовой продукции составил всего 15 %. Реформа подорвала экономику колхозов. Не имея выбора, колхозы выкупали машины немедленно и сразу оказывались в сложном финансовом положении. Большинство из них резко снизило оплату трудодня, экономические стимулы вновь перестали действовать. В немалой степени этому способствовала и незаконная ликвидация в конце 50 — начале 60-х годов личного скота сельских жителей под предлогом отвлечения их от труда в общественном хозяйстве. Личный скот, главным образом коровы, в течение трех лет был частично сдан в общественные стада, а основная часть была крестьянами уничтожена. В результате страна потеряла миллионы голов скота. Реформы 50 — начала 60-х встряхнули деревню. Однако главный итог был неутешителен: кризис сельского хозяйства углубился, обострилась продовольственная проблема в стране. Впервые за всю историю СССР в 1963 г. были произведены закупки зерна за рубежом.

2.3 Реформа школы

Важнейшей реформой, осуществленной в 1958 — 1964 гг., стала и реформа системы народного образования. Советская школа недостаточно гибко реагировала на быстрый прогресс науки и техники, изменения в производстве. По точному определению известного педагога В. А. Сухом-линского, средняя школа «вместо того, чтобы быть единой и разнообразной, стала единой и однообразной». За весь послевоенный период система управления школой практически не менялась. Выпускники средней школы неохотно шли работать на производство, считая такой труд не престижным. В то же время в середине 50-х годов вузы могли принять лишь 450 тыс. выпускников средней школы из более чем 1,5 млн. Большинство из них не было готово к работе на заводах и в колхозах. Парадокс заключался в том, что именно в эти годы народное хозяйство испытывало нужду в рабочих руках, так как в трудоспособный возраст вступило малочисленное поколение родившихся в годы войны. Таким образом, реформа образования должна была снять возникшее противоречие между всеобщим стремлением к высшему образованию и потребностями экстенсивной экономики в новых рабочих руках. Первые попытки политехнизации школы в 1954 и 1955 гг. не увенчались успехом. Два с лишним года шла в обществе дискуссия о том, как на практике приблизить школу к жизни. Наконец, в 1958 г. был принят Закон об укреплении связи школы с жизнью и о дальнейшем развитии системы народного образования в СССР. Согласно закону, осуществление всеобщего среднего образования (одиннадцатилетнего) оставалось важнейшей задачей, но средняя школа приобретала «политехнический профиль». После получения всеобщего обязательного восьмилетнего образования молодежь должна была «включаться в посильный общественно полезный ТРУД», и все дальнейшее обучение связывалось с производительным трудом в народном хозяйстве. Все желающие получить полное среднее образование должны были учиться либо в средней общеобразовательной трудовой политехнической школе с производственным обучением, либо в среднем профтехучилище (техникуме), либо в вечерних (сменных) и заочных школах рабочей и сельской молодежи. Учеба в вузах также максимально совмещалась с работой на производстве. С самого начала осуществление реформы натолкнулось на многочисленные трудности. Материально-техническая база школы оказалась не подготовленной к реализации задач производственного обучения. В абсолютном большинстве школ выбор профессий был невелик и чаще всего носил случайный характер. К осени 1963 г. стало очевидным, что средняя школа не годится в качестве основного источника пополнения предприятий и строек квалифицированными кадрами. Не оправдали себя и заочные и вечерние формы среднего образования. На практике основная масса желающих получить среднее образование избирала одиннадцатилетнюю общеобразовательную школу. Общий уровень подготовки учащихся понизился. Упал интерес к гуманитарным предметам. Итог реформы оказался неутешительным: общеобразовательный потенциал общества снизился. С осени 1964 г. средняя школа вновь стала десятилетней.

2.4. Новая социальная политика

Из всех реформ, осуществленных в хрущевское «великое десятилетие», наибольшее воздействие на дальнейшее развитие советского общества имели преобразования в социальной сфере. Обратной стороной успехов в послевоенном восстановлении хозяйства в Советском Союзе был низкий уровень жизни и сверхвысокая норма эксплуатации трудящихся. Чтобы создать видимость материального благополучия в Москве, Ленинграде, некоторых других крупных промышленных центрах, туда свозились товары и продукты, производимые в стране. Всевозможными способами деньги изымались из деревни. Росло число натуральных и денежных налогов с населения, принудительно размещаемых займов. В течение семи лет после денежной реформы 1947 г. проводились массовые снижения розничных цен на товары народного потребления. Их главная цель была чисто политической: наглядно подтвердить «заботу» партии и правительства о народе. И действительно, каждое новое снижение цен воспринималось в массах с чувством «глубокого удовлетворения»: «Мы ликуем. Маргарин, сырки, сахар, хлеб подешевели на 10—15%.. г. Пройдет еще немного времени, и мы заживем зажиточно, слова т. Сталина всегда оправдываются...» Подобные высказывания нередки в частной переписке начала 50-х годов. Безусловно, был в политике снижения цен и экономический, антиинфляционный расчет: к 1952 г. индекс цен снизился наполовину по сравнению с высоким уровнем 1946 г., но тем не менее оставался в 2 раза выше уровня последнего предвоенного года. За семь лет для многих современников стала очевидна и другая закономерность: после очередного снижения цен неизменно увеличивалась сумма подписки на государственный заем, снижались расценки и зарплата рабочих и служащих. Закономерным итогом такой социальной политики к 1953 г. стал всеобщий дефицит элементарных потребительских товаров, усиление социального неравенства. Реальным единственным достижением социальной политики послевоенного времени явилось расширение системы образования и здравоохранения. В письмах трудящихся новому руководству сначала робко, но после XX съезда все решительнее повторяется требование: «Мы все пока живем только для будущего, но не для себя... Улучшение материальной жизни народа совершенно необходимо... У нас заработная плата руководящих работников может превышать зарплату рабочих в 50 я 100 раз...» Начало перестройки социальной политики было положено летом 1953 г., когда Председатель Совета Министров Г. М. Маленков публично назвал неотложной задачу в 2 — 3 года резко повысить обеспеченность населения продовольственными и промышленными товарами. Уже к 1955 г. произошли определенные сдвиги к лучшему. Продажа населению мяса увеличилось в 2,2 раза, масла — в 1,58 раза, одежды и белья — почти в 2 раза, мебели — более чем в 3 раза. Первые крупные шаги были сделаны в решении самой острой социальной проблемы — жилищной. В 1954 г. были решительно осуждены парадность и «украшательство» в архитектуре и начался переход к строительству домов индустриальным методом. Однако настоящая «жилищная революция» началась после XX съезда. На съезде была выдвинута широкая программа повышения жизненного уровня, включавшая в себя сокращение рабочего времени, массовое жилищное строительство, повышение заработной платы низкооплачиваемым работникам и целый ряд других важных преобразований. Их реализация в последующие годы не была последовательной и не носила комплексного характера.

3. Новочеркасские события

1962 год стал годом крушения хрущевской «оттепели» и всех надежд, которые она породила в обществе. В стране вновь возникла необходимость распределять дефицитные продукты по талонам и карточкам. Решение руководства страны повысить с июня 1962 г. цены на мясо, молоко и масло, «чтобы способствовать быстрому увеличению продуктов животноводства», вызвало взрыв возмущения в стране. В донесениях КГБ, которые непрерывно шли в ЦК КПСС, сообщалось о выступлениях в Риге, Киеве, Москве; призывы к забастовкам раздавались в Ленинграде, Иванове, Магнитогорске. Смысл «подстрекательских» высказываний сводился к тому, что новые цены следует отменить, изыскать необходимые стране средства не за счет трудящихся, а отказавшись, например, от помощи слаборазвитым странам, снизив зарплату высокооплачиваемым чиновникам, или найти какие-либо другие пути решения проблемы. В городе Донецке на телеграфном столбе была приклеена листовка: «Нас обманывали и обманывают. Будем бороться за справедливость». Народ увидел в повышении цен попытку власти решить свои проблемы за счет масс. В городе Новочеркасске повышение цен совпало с очередным снижением расценок (т. е. фактическим уменьшением зарплаты) на крупнейшем предприятии Новочеркасска — электровозостроительном заводе (НЭВЗе). Первого июня, когда стало известно о новых ценах, у заводоуправления стихийно собрался митинг. Рабочие требовали сообщить правительству о том, что они в знак протеста прекращают работу. Решили утром с красными флагами и портретами Ленина идти к горкому партии. Послали делегации на другие предприятия с призывом поддержать их. Местные власти «обычную» забастовку сумели представить как антисоветский бунт и личный выпад против Хрущева. В ночь на 2 июня к заводу направили войска и танки. Решение применить оружие против демонстрантов было принято спешно приехавшими в «бунтующий» Новочеркасск членами Президиума и секретарями ЦК КПСС Козловым, Микояном, Полянским, Кириленко, Ильичевым, Шелепиным и согласовано с Хрущевым. Стрельба из автоматов по безоружным людям, заполнившим площадь перед горкомом, не была спровоцирована нападением на солдат. Расстрел был хладнокровно подготовлен и не менее хладнокровно осуществлен. Причем солдаты внутренних войск, стоявшие в оцеплении, большей частью стреляли поверх голов. Ряд офицеров отказались дать приказ танкам идти на демонстрантов. Общее число жертв составило 24 человека, тела которых были тайно захоронены. События в Новочеркасске тщательно скрывались от населения страны. Правду о них народ узнал лишь в начале 90-х годов.

4. В поисках выхода

Нарастание экономических трудностей — а в конце 50-х годов к ним прибавились и экологические проблемы — поставило руководство страны перед выбором: либо изменения в коренных основах социалистического строя, чего не желало ни руководство страны, ни вся партийно-хозяйственная элита, либо путь очередных реорганизаций административно-командной системы. Отвергнув первое, с конца 50-х годов руководство начинает развивать идею рывка к коммунизму. Поддержка бригад «коммунистического труда», атака на приусадебные хозяйства, усиление борьбы с любыми отклонениями от общественных стандартов — от ширины брюк до абстрактного искусства — означали отход от первоначального варианта реформ. Следующим закономерным шагом в этом ряду стал поворот к форсированному строительству коммунизма, провозглашенному на XXII съезде КПСС в октябре 1961 г. В Программе КПСС, принятой съездом, коммунизм изображался как ближайшая реальность. В Программе говорилось о том, что в ближайшее десятилетие (1961 — 1970) СССР, «создавая материально-техническую базу коммунизма, превзойдет по производству продукции на душу населения наиболее мощную и богатую страну капитализма — США; значительно поднимется материальное благосостояние и культурно-технический уровень трудящихся». На второе десятилетие (1971 — 1980) планировалось создать мощную материально-техническую базу коммунизма, которая бы обеспечила изобилие материальных и культурных благ для всего населения. Однако, Хрущев, очевидно, начал осознавать, что аппаратными методами и приемами остановить нарастающие негативные тенденции невозможно. Но и стоять на месте было нельзя, нужно было «накормить, одеть и обуть народ». Хрущев поддержал экономиста Е. Г. Либермана, предлагавшего обратиться к проверенным мировой практикой принципам материальной оценки результатов работы человека: хозрасчету и товарно-денежным отношениям, пониманию сути прибыли и ее роли в системе хозяйствования. Нашел у Хрущева поддержку и эксперимент директора казахского совхоза Худенко по безнарядно-звеньевой системе организации и оплаты труда. За этот хозяйственный эксперимент в 1973 г. Худенко и его товарищи были осуждены брежневским руководством и реабилитированы только в 1989 г. Неудачей окончилась попытка в ноябре 1962 г. разделить обкомы и райкомы КПСС на промышленные и сельские. Принятое решение вызвало серьезное недовольство партийных и хозяйственных руководителей всех рангов. В результате эффективность народного хозяйства не увеличилась, но зато возросла численность управленческого аппарата, выросла и сила бюрократии. Хрущев безуспешно пытался ослабить это влияние, сократить государственный аппарат, ликвидировать закрытые распределители, персональные автомобили. В начале 60-х годов Хрущев предпринял последнюю попытку порвать со сталинским наследием. На XXII съезде начался новый виток антисталинской кампании. Достоянием гласности стали новые факты террора, из партии были исключены наиболее близкие соратники Сталина: Каганович, Маленков и др. Тело Сталина было вынесено из Мавзолея на Красной площади. На волне десталинизации возник вопрос о создании прочных юридических гарантий законности, прав и свобод граждан. 25 апреля 1962 г. на сессии Верховного Совета СССР Хрущев выступил с предложением о разработке проекта новой Конституции. Он заявил, что Конституция 1936 г. устарела в своих основных положениях и необходимо отразить новый этап в развитии советского общества и государства. На сессии была образована Конституционная комиссия под председательством Н. С. Хрущева. Рабочая группа, руководимая Л. Ф. Ильичевым, в состав которой входили профессора правоведения, юристы, философы, подготовила докладную записку об основных положениях новой Конституции. Записке не суждено было увидеть свет. В ней предполагалось ограничить срок пребывания в должности руководителя высшего ранга, чтобы препятствовать злоупотреблению власти, проявлению культа личности. Предлагалось увеличить число созывов Верховного Совета, на его заседаниях заслушивать отчеты правительства. Предполагалось обеспечивать полную гласность в работе Советов, публиковать материалы о работе сессий, президиумов, постоянных комиссий. В записке ставился вопрос о введении выборных директоров заводов, фабрик, совхозов. Предусматривалось расширение прав предприятий в отношении планирования, распоряжения материальными фондами. Предлагалось введение в практику общесоюзных, республиканских и местных референдумов. Ставился вопрос о ликвидации паспортной системы, о введении суда присяжных заседателей. Обсуждалось предложение об учреждении Конституционного суда и введения должности президента страны. Часть из предложенного в 1962 г. нашли свое отражение в Конституции 1977 г., но большая часть предлагаемых демократических положений была предана забвению на долгие годы. Спустя 30 лет эти идеи были вновь извлечены из небытия и нашли свое отражение в Конституции 1993 г.

5. Смена политического курса

5.1 Отставка Хрущева

14 октября 1964 г. на Пленуме ЦК КПСС Н. С. Хрущев был смещен со всех государственных и партийных постов и отправлен на пенсию. В официальном сообщении говорилось об отставке из-за преклонного возраста и состояния здоровья. Фактически на Пленуме ЦК, так же как днем ранее на заседании Президиума ЦК КПСС, Хрущеву были предъявлены многочисленные обвинения в развале экономики, принижении роли советских и партийных органов, личной нескромности, стремлении единолично решать важнейшие вопросы.

Список литературы

1. Дмитриенко В.П., Есаков В.Д., Шестаков В.А. История отечества XX век. — Издательский дом «Дрофа» 1998. 2. Зеленин И.Е. Аграрная политика И.С. Хрущева и сельское хозяйство страны // Отечественная история - 2000 №1. 3. Зубкова Е.Ю. Реформа И.С. Хрущева: культура политического действия. — Свободная мысль 1993 - №9. 4. Зубкова Е.Ю. Маленков и Хрущев: Личный фактор в политике послесталинского руководства. — Отечественная история 1995 №4. 5. Наумов Л.Я. И.С. Хрущев и реабилитация жертв массовых политических репрессий. — Вопросы истории №4.