Каталог :: История

Реферат: История Воронежского края при Петре I

Министерство образования и науки Российской Федерации
         Воронежский институт экономики и социального управления         
        (муниципальное учреждение высшего профессионального образования)        
     Р Е Ф Е Р А Т
     По курсу: "История Воронежского края"
     тема: "Воронеж и Воронежский край при Петре I"
Выполнила:
студентка I курса з/о специальности ГМУ
Преподаватель:
Воронеж 2004
     Содержание
     
Введение ..............................

3

1.Город Воронеж в конце XVII века ...............

4

2.Построение русского флота на реке Воронеж ..............

6

3.Кумпанства в Воронежском крае .................

11

4.Государственное строительство кораблей в Воронеже ........

14

5.Хозяйственное развитие Воронежа и края .............

17

6.Возникновение новых сел и деревень ...............

18

7.Образование Воронежской губернии ................

19

Заключение ..........................

20

Использованная литература ...................

21

Введение История Воронежа и Воронежского края конца XVII – первой четверти XVIII в. тесно связана с именем и де­ятельностью Петра I. В феврале 1696 г. Петр I впервые приехал в Воронеж. Последний раз он посетил его в декабре 1722 г. С 1696 по 1722 г. Петр I не­однократно бывал здесь, иногда жил по несколько месяцев. С Воронежским краем в значительной мере связано начало самостоятельной деятельности Петра I как государственного правителя, дипломата, военного полководца и кораблестро­ителя. Воронеж при Петре I на короткое время стал важ­нейшим политическим, административным и культурным центром на юге России. Сюда для переговоров приезжали послы из Пруссии и Дании. Здесь проходили военные сове­ты, на которых принимались важные государственные ре­шения. Вместе с Петром I в Воронеж и Воронежский край в конце XVII – первой четверти XVIII в. приезжали А.Д. Меншиков, Ф.М. Апраксин, Ф.А. Головин, Н.М. Зотов, А.С. Шеин и многие другие государственные деятели. 1. Город Воронеж в конце XVII века Новый этап в развитии города начался с 1696 г., когда Петр I, готовясь к Азовскому походу, избрал его местом строительства военного флота. Весной на воду были спущены первые суда. Основные работы развернулись на островах напротив города. Изменился внешний вид Воронежа. Центр его с правого высокого берега переместился к реке. Здесь на берегу реки между современными улицами Чернышевского и Большой Стрелецкой в конце 1695 – начале 1696 г. была заложена су­достроительная верфь. На острове, образованном двумя про­токами Воронежа, было построено адмиралтейство. В него входили цитадель (крепость) и цейхгауз (здание для хране­ния военного имущества). Крепость (1697 – 1698) представляла из себя четырехугольное в плане сооружение с множеством окон по периметру и с симмет­рично расположенными башнями по углам. Башни заверша­лись главками и шпилями. Общая площадь крепости равня­лась 1 га. Во внутреннем дворе адмиралтейства стояла ча­совня. Реконструкцию Воронежской цитадели выполнил ар­хитектор И. М. Сергеев. Цейхгауз (1696 – 1698) являлся вторым каменным зда­нием Воронежского адмиралтейства. В нем, наряду с арсе­налом, размещалась царская резиденция и канцелярия. Цейхгауз – это большое здание в три этажа. Верхний этаж был деревянным. Из-за ветхости в конце XVIII в. он был разобран. В 1876 г. в здании цейхгауза разместился город­ской яхтклуб. Рядом с адмиралтейством распо­ложился ряд обслуживающих мануфактур, верфи. В городе возник­ли новые производства: литейно-пушечный завод, суконная, парусная, канатная и ко­жевенные фабрики. К западу от крепости и выше по течению реки разместилась верфь, стояли дома морских офицеров, а позади ни: шли улицы разных мастеров и работных людей. В этой части города появились первые дома, выстроенные в европейском стиле. По приглашению Петра I сюда приезжали иностранные мастера-кораблестроители из Англии, Голландии, Гер­мании, Италии, Франции. Все они селились в этом месте. Так в конце XVII в. в Воронеже возникла Немецкая слобода. Недалеко от адмирал­тейства находился деревянный дворец, выстроенный специ­ально для Петра I. В 1703 г. в Воронеже была открыта школа – первое в истории города и края учебное заведение, предназначенное для подготовки будущих младших офицеров. Воронежские ученики получили из Москвы первые буквари, азбуки, ариф­метики. Некоторые из книг, например, "Арифметика" Л. Ф. Магницкого, изданная в 1703 г., до сих пор хранятся в отделе редких книг библиотеки Воронежского государственного университета. После издания указа Петра I в 1714 г. об от­крытии в городах России цифирных школ такая школа была также открыта в Воронеже. В ней дети от 10 до 15 лет обуча­лись "цифири и некоторой части геометрии". В Воронеже и крае это было первое учебное заведение для детей. 2. Построение русского флота на реке Воронеж Подъем социально-экономической, политической и культурной жизни Воронежского края в конце XVII – первой четверти XVIII в. был вызван оживлением внеш­неполитической деятельности России на юге. Окрепшее к этому времени Российское государство начало открытую борьбу с Турцией и Крымским ханством. План военного похода на юг против Турецкой империи и Крымского ханства возник вскоре после нападения 12-ты­сячного татарского войска на Украину в 1692 г. Татары со­жгли предместье города Немирова и увели, как обычно, мно­жество пленников. Ожидалось нападение гарнизона турец­кой крепости Азов. С целью подготовки к походу против турок и татар Петр I провел под Москвой у деревни Кожухово в 1694 г. военные маневры. Царь остался доволен действиями полков и позже говорил о Кожуховских "играх" как о "предвестнике дела" под Азовом. Намерение Петра I завоевать выход в Азовское и Черное моря было первым серьезным шагом молодого го­сударя в области внешней политики. Россия была огромной континентальной державой. Ее южные рубежи тянули к Азовскому и Черному морям, юго-восточные – к Каспийскому, северо-западные – к Балтийско­му. Однако выхода ни в одно из этих морей в конце XVII в. Россия не имела. Отсутствие удобных и устойчивых границ вошло в противоречие с задачами Российского государства, стремившегося в это время к активной деятельности на меж­дународной арене, тесным контактам с европейскими стра­нами. К середине 1690-х гг. внутри антитурецкой коалиции, куда входили Польша, Венеция, Австрия и Россия, возникли разногласия. В такой ситуации России необходимо было взять, и как можно скорее, инициативу антитурецкой европейской политики в свои руки. В случае положительного решения проблемы Россия добилась бы значительных успехов. Все это утвердило Петра I и его сподвижников в мысли о пра­вильности выбора южного направления предстоящих воен­ных действий. В марте 1695 года 150-тысячное войско, из которого тридцать тысяч должны были штурмовать Азов, двинулось на юг. Походы на Крым предпринимались не раз, но все они заканчивались неудачно: русской рати приходилось двигаться по безлюдной и безводной степи, и она, подвергаясь постоянным нападениям татарской конницы, достигала Крыма столь обессиленной, что не рисковала вступить на полуостров и ни с чем возвращалась домой. На этот раз было решено нанести удар не по Крымским татарам, находившимся в вассальной зависимости от Османской империи, а по Азову. Новое стратегическое направление имело ряд преимуществ по сравнению со старым, нацеленным непосредственно на Крым. Главное из них состояло в том, что войска получали возможность двигаться не по безлюдной и безводной степи, а по реке Дон, вдоль которой стояли поселения донских казаков. Отпала необходимость в колоссальном обозе, доставлявшем не только продовольствие, но и воду. Войска достигли Азова в конце июля 1695 года. Начались осадные работы. Они обнаружили слабую выучку русских войск. Уверенность царя в высокой боеспособности армии оказалась необоснованной. Два штурма крепости, проведенные 5 августа и 25 сентября 1695 г., желаемых результатов не дали. Сказались разобщенность действий генералов, стоявших во главе войска, недостаточ­ная подготовка к походу, хорошая защищенность Азова, а главное – Россия не могла блокировать Азов со стороны моря. Турецкое правительство оказывало постоянную поддержку крепости людскими ресурсами, продовольствием и боепри­пасами. Осада Азова становилась бессмысленной. Кроме того, под Азовом погибло много русских солдат. 27 сентября 1695 г. было решено отступить от крепости. Неудача Азовской кампании 1695 г. показала, что ключ к морю – крепость Азов в устье Дона – можно было взять лишь объединенными усилиями сухо­путных и морских сил. Стало ясно, что блокировать Азов, не имея флота, невозможно. Флот решили строить в Преображенском: 22 галеры по образцу голландскому, 4 брандера, 3 фрегата и 2 галеаса и везти их для сборки в Воронеж. На ближних к Воронежу плотбищах – Козлове, Добром, Сокольске сделать 1300 сплавных стругов для войска, 300 лодок и 100 плотов; в Воронеже учинить Адмиралтейство и цейхгауз заложить 2 корабля и дома для работных людей рубить непрестанно. Неудача под Азовом обнаружила привлекательную черту характера Петра I – он умел извлекать уроки и не расхолаживался, а напротив, доискивался до причин неуспеха и с удесятеренной энергией исправлял допущенные промахи, поэтому царь не упал духом и стал готовиться ко второму походу. Базой флота решено было сделать Воронеж по нескольким причинам: - в 1694 году Петр приезжал в Воронеж и пришел в восторг от обилия вековых лесов, годных для постройки кораблей; - вблизи находилась липецкая железная руда; - река Воронеж впадала в Дон и во время половодья обладала достаточной судоходностью, а местное население уже имело опыт в строительстве речных судов. В конце февраля Петр приезжает в Воронеж и остается в городе до начала мая. Он лично работал над постройкой кораблей, занимался их оснащением и комплектованием экипажей. Жил царь в доме подьячего Игната Моторина. Работы велись на правом берегу реки, около Успенского монастыря Воронежская верфь как бы раздваивалась. В конце марта в Воронеж приехал воевода А. С. Шеин, назначенный главнокомандующим. Фактически же всем руководил сам Петр. В течение апреля в Воронеж стягивались русские войска, прибывали иностранцы: инженеры кораблестроители и офицеры. Основную часть работных людей на верфи в Воронеже составляли драгуны, стрельцы, казаки и солдаты из городов Белгородского разряда – всего около 27000 человек. Оценивая собственную роль в подготовке похода, Петр I писал Т. Н. Стрешневу из Воронежа 6 марта 1696 г.: "... в поте лица своего едим хлеб свой". Второе апреля 1696 года считают днем рождения русского

«Принципиум»
флота: на воду были спущены галеры «Принципиум», «Святой Марк» и «Святой Матвей». 26 апреля спущен на воду многопушечный галеас «Апостол Петр». К Азовскому походу 1696 г. предполагалось подготовить также сухопутную армию, численностью в 75 тысяч человек. Войскам было велено собраться в трех сборных пунктах: Воронеже, Тамбове и Валуйках. К 1 мая сухопутные силы планировалось объединить в Черкасске и отсюда плыть к Азову. Первыми к Азову двинулись сухопутные войска. Они вышли "плавным путем" 23-26 апреля 1696 г. по р. Воронеж и далее р. Дон. Вслед за ними, в конце апреля - начале мая в поход выступил "морской караван". Петр I плыл на галере "Принципиум" в звании, как он писал сам, "командора". 15-19 мая, минуя Черкасск и каланчи, русские войска и флот "пришли на устье моря". Прежде чем начать осаду Азова, Петр I решил закрыть своими судами доступ к кре­пости с моря и тем самым создать благоприятные условия для захвата города. 17 июля русские войска захватили часть на­ружного вала крепости. 18 июля Азов был занят русскими. 19 июля из города вышел сдавшийся турецкий гарнизон и передал свои знамена А. С. Шеину. Вскоре Азов был сильно укреплен и превращен в рус­ский город. Мусульманские мечети превратились в православные церкви. "На вечное житье" в Азове из пограничных россий­ских городов были переселены три тысячи семей в количе­стве восьми тысяч человек. Недалеко от Азова на мысу Та­ганрог была построена одноименная военная крепость с га­ванью. Начало российского регулярного военного флота принято связывать с постройкой боевых морских кораблей для Азовского похода 1696 г., а именно с их спуском на воду в апреле месяце. Думается, что это не совсем правильно. Мысль о создании постоянного морского флота в это время еще не назрела в России. Известный украинский и русский историк Н.И. Ко­стомаров справедливо писал, что "необходимость построить на Дону гребной флот в 1696 г." была вызвана "во-первых, для удобного перевоза войска, во-вторых, для действия про­тив турок с моря", т. е. постройка кораблей в 1696 г. традици­онно преследовала конкретную цель – взять Азов. Регулярный флот необходим государству, имеющему об­щие морские рубежи с другими странами. Таких рубежей Рос­сия в период кораблестроения зимой-весной 1695-96 гг. не имела. Второй Азовский поход, и воронежские корабли в ходе его, положили начало превращению Рос­сии из континентальной в морскую, активно ведущую себя на международной арене державу. Были созданы необходи­мые военно-политические и географические условия для рож­дения русского военного регулярного флота. Россия доби­лась первой, после длительного перерыва, морской победы над серьезным противником и собиралась непременно раз­вить свой успех дальше. Между тем состояние войны с Тур­цией сохранялось. Удержать Азов, а значит укрепиться на Азовском побережье, можно было, только имея в Азове креп­кие постоянные войско и флот. 20 октября 1696 г. в с. Преображенском Петр I слушал предложения Боярской Думы, "касающиеся завоеванной кре­пости Азова". Общее решение гласило: "Морским судам быть". Постоянный Азовский флот было "приговорено" по­строить к апрелю 1698 г. Он должен был состоять из 40 или более судов. Корабли надлежало делать "со всею готовностью и с пушками и с мелким ружьем, как им быть в войне". Предполагалось, что строить первый регулярный военный флот будет вся Россия. Указ от 4 ноября 1696 г. определял: "Святейшему патриарху, и властям, и монастырям" постро­ить по одному кораблю "с 8 тысяч крестьянских дворов", боя­рам и "всех чинов служилым людям" – по кораблю "с 10000 крестьянских дворов". Центром создания Азовского флота был объявлен Воронеж и близлежащие к нему уезды. Таким образом, датой основания военного регулярного флота Рос­сии следует считать 20 октября 1696 г. 3. Кумпанства в Воронежском крае Кумпанства (компании) – это объединения прежде всего землевладельцев для совместного строительства, в дан­ном случае военных морских судов для Азовского флота. Кумпанства создавались как светскими, так и духовными фео­далами. Создание кумпанств к 1697 г. было вызвано усло­виями Боярского приговора от 20 октября 1696 г. и подтверж­дено указом от 4 ноября 1696 г. Период организационного оформления кумпанств про­должался с ноября 1696 г. по март 1697 г. За это время было создано, по данным дореволюционного историка С.И. Елаги­на, 52 кумпанства, а по данным современного историка Ю.М. Лавринова, 35 кумпанств. Церковные феодалы также были объединены в кумпанства. Из созданных к весне 1697 г., по данным Ю.М. Лавринова, 35 кумпанств, 17 кумпанств принадлежало цер­кви. В отличие от многих других епархий, Воронежская епар­хия в конце XVII в. была одной из самых молодых, но и она оказалась тесно связанной со строительством кораблей на воронежской земле. Воронежская епархия была открыта по решению церковного собора 1681-1682 гг. В 1682 г. монас­тыри и церкви Воронежской епархии, как и церкви и монас­тыри всей страны, помогали строить российский регулярный военный флот. Так, например, известно, что Покровский жен­ский монастырь Воронежа лишился части своих крестьян, при­званных к "государеву делу", а также вносил в казну средства на жалованье ратным людям и работным людям на верфи. Эпицентром российских событий конца XVII в. стал район воронежского мужского Успенского монастыря. Имен­но здесь царь велел заложить строительные площадки для создания морского флота. Верфь тянулась по обе стороны от монастыря. В 1700 г. царь перевел монахов Успенского мо­настыря в Алексеевский Акатов мужской монастырь, подаль­ше от шума верфи, а Успенскую церковь объявил Адмирал­тейской. Успенская церковь и до этого уже была местом тор­жественных церемоний при спуске кораблей на воду. Так, 2 апреля 1696 г. после специального богослужения в Успен­ской церкви на воду был спущен первый воронежский ко­рабль – галера "Принципиум", позже – многопушечный ко­рабль "Апостол Петр". В 1700 г. – корабль "Предестинация", в 1703 г. - "Разженое железо", "Святой Георгий", "Святая Наталья" и многие другие корабли, построенные на воронеж­ских стапелях. Петр I много раз посещал воронежскую Ус­пенскую церковь и, по легенде, даже пел на клиросе. Успен­ская церковь в Воронеже и сейчас справедливо считается единственным, из сохранившихся, памятником истории и культуры города, связанным с кораблестроением в конце XVII – начале XVIII в. Кумпанское строительство выполняло ведущую роль в создании Азовского флота вплоть до 1700 г. К августу 1697 г. между кумпанствами были распределены лесные участки для бес­платного пользования на период кораблестроительных работ. Строительные площадки в пределах Воронежского края для создания кораблей кумпанствам разрешалось выбирать са­мим. Так, Гостиное кумпанство избрало для строительства своих кораблей берег р. Воронеж напротив с. Ступина. На строительных площадках Ступинской верфи гости построи­ли 10 кораблей. На Рамонской верфи строили корабли кумпанства Т.Н. Стрешнева, Б.П. Шереметева, В.Ф. Долгорукова и Г.В. Тюфякина. В устье р. Хопра находились верфи кумпанств Б.А. Голицына, М.Г. Ромодановского и М.Б. Милославского. На Дону в Паншине городке строили свои корабли кумпанства Л.К. Нарышкина и Г.Д. Строганова. По одному кораблю строили в с. Чертовицком и в с. Коротояк. Кумпанства должны были обеспечить кораблестроение финансами, рабочей и тягловой силой, "сколько понадобит­ся", строительными материалами. Государственная власть, кроме отвода лесов, предоставляла кумпанствам иностран­ных мастеров и специалистов, инструктировала по ходу ра­бот. Строительство велось медленно и не очень качественно. Тогда правительство пошло по пути час­тичного освобождения кумпанств от строительства с обяза­тельной выплатой по 10000 рублей за корабль. Гости долж­ны были заплатить по 12000 за корабль. В результате из 75 кораблей кумпанским методом были построены 64. Строи­тельство остальных кораблей было передано подрядчикам. Кумпанства должны были не только выстроить корабли, но и снарядить их за свой счет. Сначала дело кумпанского судостроения шло успешно. К весне 1698 г. все требуемые суда были построены. Посетив Воронеж после возвращения из Великого посольства Петр I остался доволен построенными кумпанствами судами. Только некоторые корабли, по замечанию приехавшего ним адмирала Крюйса, царь велел переделать. Но постепенно Петр I приходил к мысли о малой эффективности кумпанского метода строительства. 20 апреля 1700 г. царь издал указ, по которому: "Кумпанские корабли со всеми корабельными припасами против старых и новых росписей всех кумпанств принять в Адмиралтейский приказ". Кумпанства как особая форма кораблестроительные организаций были упразднены. Вместо них вводился единый государственный налог "на починку тех кораблей и на покупку всяких корабельных припасов, и на дачу плотникам и кузнецам разным мастерам, столярам, матросам жалованных и кормовых денег". 4. Государственное строительство кораблей в Воронеже Поручив строить Азовский флот кумпанствам, правительство Петра I и само строило корабли. После ликвидации кумпанств государственный метод строительства военных ко­раблей стал ведущим. В Воронеже главным органом государственного кораблестроения стал "Государев (или Разрядный) шатер". Пер­вый раз "Государев шатер" в Воронеже упоминается в доку­ментах еще весной 1696 г. Тогда он находился у пристани на дворе воронежского подьячего Ивана Моторина, где первое время жил царь. "Государев шатер" являлся походной канце­лярией царя. Традиция создавать во время военного похода при главнокомандующем штаб (его и называли Разрядным, или Полевым шатром) существовала в России давно. В штаб входили: начальник походной артиллерии, казначей, дьяки, подьячие, судьи и приставы. Сначала для строительства кораблей в Воронеж из Разрядного приказа были присланы московские дворяне. В начале 1698 г. они были заменены воронежскими подьячими, контроль за ко­торыми осуществлял воронежский воевода Д.В. Полон­ский. В конце 1698 г. воронежским кораблестроением за­нимались непосредственно воронежские дворяне А.Т. Михнев, А.П. Веневитинов и И.Е. Лосев. Основные во­просы воронежского кораблестроения находились в веде­нии А.П. Протасьева. Назначив его "партикулярным ад-миралтейцем", Петр I велел ему построить в Воронеже Ад­миралтейский двор "для поклажи всяких запасов" и стро­ительных материалов для 6 государственных кораблей и 20 бригантин. 24 июля 1697 г. А.П. Протасьеву было веле­но "ехать с Москвы на Воронеж к корабельному и иных морских судов делу". К августу 1698 г. Адмиралтейский двор в Воронеже был построен. Государственные корабли строились на самой круп­ной верфи Воронежского края, которая находилась в черте современного Воронежа на правом берегу одноименной реки. Воронежская верфь начиналась под воронежским посадом у Богословской пристани у реки Воронеж от двора воронежца посадского человека Андрея Ляпина, на огоро­дах воронежских посадских людей и в других местах, про­тянувшись прерывистой полосой за пределы Чижовской слободы. Всего в Петровскую эпоху на Воронежской верфи было построено и спущено на воду 118 военных судов. В 1697 – 1700 гг. здесь планировалось построить только государственных 6 кораблей и 20 бриган­тин. Именно на Воронежской верфи чаще всего работал Петр I: строил, конопатил и мазал суда. 30 ноября 1698 г. Петр I лично заложил первый российский линейный корабль "Предестинация", оснащенный 58 пушками. Тогда же вместе с царем английский кораблестроитель О. Най заложил на Воронежской верфи 56-пушечный корабль под название» "Черепаха". Строительству кораблей в Воронежском крае способствовали природные богатства как самого края, так и близ­лежащих районов. Струги, морские лодки, бревна, брусья, бруски, пластины, плоты заготавливались и строились в "угожих" воронежских, ольшанских, добренских, тульских, веневских, оскольских, усманских, козловских, белоколодских лесах. Недостающие породы деревьев привозились из лесов дальних, например "рязанских городов": Вологды, Нижнего Новгорода. Всюду были взяты на учет "припасы из дубово­го, соснового, липового, кленового, березового, елового, ясе­невого, вязового леса". Заготавливались "самые добрые и пря­мые и несуковатые" материалы. Затем их складывали в "сто­пы". Потом "на подводах" "зимним путем" и по рекам "плав­ным путем" летом доставляли к строительным площадкам. Правительство обязывало кумпанщиков и заготовителей от­носиться к лесам по-хозяйски. Для охраны ле­сов назначались специальные "надсмотрщики". Регу­лярные правительственные мероприятия по охране и раз­работке лесов в конце XVII – начале XVIII в. привели к со­зданию в 1703 г. специального Приказа Лесных дел, во гла­ве которого тогда был поставлен стольник князь Л.Ф. Дол­горукий. В 1719 г. лес "по Дону, Воронежу, Осереди, Бузулуку, Битюгу, Хопру до казачьих городков" был объявлен "заповедным". Не последнюю роль в выборе Воронежского края в каче­стве территории для строительства Азовского военно-морского флота сыграло также наличие здесь удобных речных путей. Воронежский край орошается реками бассейна Дона. Дон (на древнегреческом языке – Танаис) – одна из длинных рек Вос­точной Европы. Длина реки 1870 ки­лометров. Впадает Дон в Таганрогский залив Азовского моря и является прямой дорогой, идущей с территории Воронежского края, в конце XVII в. покрытого сплошь лесами, до Азова. Кроме Дона, в пределах современной Воронежской об­ласти пять рек, которые имеют протяженность свыше 200 километров и 227 рек протяженностью от 10 до 200 кило­метров. В конце XVII – первой трети XVIII в. все эти реки были гораздо полновод­нее, чем сейчас. В период весеннего половодья по ним могли плавать суда, можно было сплавлять лес. Непосредственными строителями воронежских кораблей были "работные люди". Работные люди Гостиного кумпанства были на 100 % наемны­ми. За их работу им платилось жалованье. В дворян­ских кумпанствах работные люди состояли из крепостных крестьян членов кумпанских объединений. Жалованье на государ­ственных верфях не платили. Работные люди выполняли самую тяжелую работу: вы­рубали и возили лес к строительным площадкам, производи­ли погрузочно-разгрузочные, земляные и другие подсобные работы. Тяжелый труд, плохое питание, нищенское жалованье, антисанитарные условия проживания и массовые болезни заставляли работных людей бежать с лесозаготовок, строи­тельных площадок и других работ. Другую группу строителей воронежских кораблей составляли плотники, кузнецы, канатчики, столяры, мастера оружейного дела, угольного жжения и смоляного варения. Это были "мастеровые люди", как наемные, так и крепостные. В отличие от работных людей, живших чаще всего при лесозаготов­ках в хижинах, сделанных ими же самими, мастеровых разме­щали обычно на постой по дворам воронежских жителей или отводили для них специальные помещения для жилья на территории верфей. Мастеровые люди получали жалование. Значительную роль, особенно на первых порах, при строительстве кораблей на воронежской земле играли иностранные мастера. Петр I высоко ценил их теоретические знания и практический опыт. Петр I подыскивал иностранных мастеров за границей через своих доверенных лиц, заключал с ними трудовой договор, обычно сроком на 1-2 года, и платил жалование. Жалование у них было значительно выше, чем русских мастеров. Самое высокое – 30 рублей в месяц – имели мастера корабельного дела. Вместе с высоким жалованием и странные кораблестроители получали ряд других льгот, а именно: бесплатный проезд в Россию и к месту работы, бесплатное проживание, бесплатные дрова, свечи, лечение. Среди иностранных мастеров, работавших в Воронежском крае в конце XVII – начале XVIII в., особенно выделялись голландец Крюйс и англичанин Най. 5. Хозяйственное развитие Воронежа и края Деятельность воронежских верфей оказала большое влияние на хозяйственное развитие Воронежа и всего Воронежского края. Рост населения вызвал дополнительную потребность в хлебе, а это способствовало расширению посе­вов сельскохозяйственных культур. Строительство военных судов предъявляло спрос на металлические изделия, обрабо­танную древесину, смолу, канаты и паруса. В результате возникли лесопильные, кожевенные заводы, смоловарни и кузницы, парусные и канатные предприятия. Некоторые из были переведены из Москвы. В это время в Воронеже уже разработана местная сырьевая база, и предприятия могли на нее опираться. Например, из местной конопли вырабатывались грубые сорта парусины. Сельское хозяйство давало для производства канатов пеньку, овечьи стада – шерсть, крупный рогатый скот – кожу. На предприятиях было занято немало рабочих. Все эти предприятия обслуживали в первую очередь судостроительные верфи и с их ликвидацией, как правило, исчезали. Исключение составляли суконные и кожевенные заводы. Их продукция одевала и обувала солдат и матросов, обслуживала другие нужды государства. Они не были непосредственно связаны с кораблестроением и поэтому работали в Воронеже и крае долго и после петровского времени. Возникновение и развитие местной промышленности, способной в столь короткие сроки удовлетворить огромные потребности государства в предметах промышленного про­изводства, еще раз подчеркивает величие и особенности во­ронежского кораблестроения. 6. Возникновение новых сел и деревень Первый и Второй Азовский походы резко повлияли на военно-политическую обстановку на юге и юго-востоке России. В истории хозяйственного освоения обширных русских земель, оказавшихся за Белгородской чертой, начинается новый этап. Русские люди и украинцы селятся впереди черты. В районе бывших воронежских ухожьев возникают села и деревни. Разные районы Воронежского края заселялись по-разному. Например, земли, расположенные к югу от pеки Tихая Сосна и юго-востоку от реки Битюг, с середины 90-х гг. XVI в. захватываются острогожскими помещиками. Существовавший к этому времени Острогожский уезд превращается в район крупного помещичьего землевладения. Бассейн реки Хворостани закрепляется в качестве вотчины воронеж­ского Покровского монастыря. Район Прибитюжья (бассей­ны рек Битюга, Икорца и Осереди) становится народной вольницей. Без царского разрешения, самовольно здесь се­лятся беглые мелкие служилые люди – русские и украин­цы. К осени 1698 г. они основали здесь 18 населенных пун­ктов. Однако царское правительство России не могло допу­стить, чтобы "привольные" земли заселялись свободно. Уничтожив в 1699 г. поселения беглых в Прибитюжье, правительство решило поселить здесь дворцовых крестьян. Привыкшие к мирной сельской жизни в централь­ных районах страны, откуда они были выселены, дворцовые крестьяне не могли сразу приспособиться к пограничной жиз­ни. Здесь нужно было быть не только пахарем, но и воином. Правительство не обратило внимание на гибель дворцовых крестьян в Воронежском крае. В 1704 г. в Прибитюжье пере­селяют еще одну большую группу дворцовых крестьян. Но и на этот раз большая часть населения погибла. Царский указ об основании на Битюге Битюцкой дворцовой волости находился под угрозой срыва. Тогда местные воеводы снова разрешили беглым служилым людям селиться здесь. К 1710 г. в Битюцкой дворцовой волости насчитывалось 15 сел. На Битюге это были Боб­ров, Мечетка, Коршево, Щучье, Чигла, Тойда, Анна, Курлак, Садовое, Борщево, Шестаково, Тишанка. На Икорце - Ниж­ний Икорец (или Никольское), Средний Икорец (или Яблоч­ное) и Верхний Икорец (или Городецкое). Все они сейчас входят в разные районы Воронежской области. Администра­тивным центром битюцких дворцовых сел был Бобров, в ко­тором находилась съезжая изба во главе с управителем. 7. Образование Воронежской губернии Основной административно-территориальной единицей России со второй половины XVI в. был уезд. На губернии Российское государство впервые было по­делено в 1709 г. в ходе территориально-административной реформы Петра I. Тогда было создано 8 губерний. Террито­рия Воронежского края вошла в состав обширной Азовской губернии. В 1710 г. Турция, подстрекаемая австрийской и француз­ской дипломатией, объявила войну России. Прутский поход русской армии 1711 г. закончился подписанием Прутского мирного договора, согласно которому Россия возвращала Тур­ции Азов и ликвидировала крепости на Азовском море. Губернские учреждения из Азова были переведены в Тамбов. Отсюда в 1715 г. – в Воронеж, после чего он стал центром Азовской губернии. В 1725 г. после смерти Петра I в ходе оче­редной территориально-административной реформы Азовская губерния была переименована по названию своего центра в Воронежскую. Воронежская губерния тогда была очень боль­шая. Она включала в себя Воронежскую, Елецкую, Тамбов­скую и Шацкую провинции, которые делились на уезды. В Воронежской провинции, например, были уезды: Воронеж­ский, Землянский, Костенский, Усердский, Верхососенский, Ольшанский, Павловский, Усманский, Демшинский, Орлов­ский, Коротоякский, Острогожский и Битюцкая волость. Деление России на уезды и губернии сохранялось до 1928 г., то есть более 200 лет. Заключение Воронежцы всегда помнили и помнят о деятельности Петра I в Воронежском крае, о той известности, которую он принес ему в результате этой деятельности. Не случайно потому первый памятник монументальной скульптуры в Воронеже был посвящен Петру I. Совсем недавно, в 1996 году, Воронеж стал свидетелем торжеств, связанных с 300-летием военно-морского флота России. Столетия идут, а Петр I и его деятельность в Воронеже и Воронежском крае живут в памяти воронежцев. Использованная литература 1. Панова В.И. История Воронежского края: Учебно-методич. пособие. – 4-е изд., дополнен. – Воронеж: "Родная речь", 2001. – 287 с. 2. Край наш Воронежский / Коллектив авторов. – Воронеж: Центр.-Чернозем. кн. изд-во, 1985. – 511 с.