Каталог :: История

Реферат: Развитие права в период утверждения абсолютизма

МОСКОВСКИЙ ИНСТИТУТ
                       ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА И ПРАВА                       
                           КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА ПО КУРСУ                           
                    ИСТОРИИ ОТЧЕСТВЕННОГО ГОСУДАРСТВА И ПРАВА                    
                                                               СТУДЕНТКИ 1 КУРСА
                                                               ЮРИДИЧЕСКОГО Ф-ТА
                                                              ЗАОЧНОГО ОТДЕЛЕНИЯ
                                                                  ЗАВЕРИНОЙ Н.В.
                                                 ПРЕПОДАВАТЕЛЬ: доц. ЗЕМЦОВ В.С.
     

МОСКВА

1999 Тема: «РАЗВИТИЕ ПРАВА В ПЕРИОД УТВЕРЖДЕНИЯ АБСОЛЮТИЗМА (КОНЕЦ XVII – ПЕРВАЯ ЧЕТВЕРТЬ XVIII ВВ.)» ПЛАН. 1. Общие тенденции развития права................................................................... 3 2. Систематизация правовых норм и первые попытки кодификации..... 4 3. Обязательственные правоотношения............................................................ 5 4. Брачно-семейные отношения........................................................................... 5 5. Административно-полицейское право........................................................... 6 6. Уголовное право.................................................................................................... 8 6.1. Виды преступлений........................................................................................... 8 7. Система наказаний............................................................................................. 10 7.1. Виды наказаний............................................................................................... 10 8. Судебный процесс............................................................................................... 11 9. Заключение........................................................................................................... 12 10. Список используемой литературы.............................................................. 13

1. Общие тенденции развития права.

Основным источником права было Соборное Уложение 1649 г. Этот крупнейший свод правовых норм частично изменялся и дополнялся царскими указами, боярскими приговорами, соборными определениями, совместными узаконениями царя, патриарха и боярской Думы, получившими общее название «Новоуказанных статей», число которых превысило полторы тысячи. Действовали и такие крупные нормативно-правовые акты, как Новоторговый устав 1667 г., Новоуказанные статьи о татебных, разбойных и убийственных делах 1669 г., Новоуказанные статьи о поместьях и Новоуказанные статьи о вотчинах 1676 г. и др. С конца XVII в. делаются попытки разработать новое всеобъемлющее уложение, которые, однако, не дали ощутимых результатов. Нормотворчество шло по пути издания отдельных многочисленных узаконений. Ежегодно издавалось в среднем по 160 законодательных актов. Они назывались или по-старому: указы (о единонаследии, о форме суда и др.), уставы (воинский, морской и др.), или заимствованными с Запада терминами: регламенты (Генеральный, Духовной коллегии и др.), Артикул (воинский) и др. Были и нетипичные названия нормативных актов: должности (Сената, генерал-прокурора), Табель (о рангах), Плакат (о введении паспортной системы). Военно- процессуальный закон назывался «Краткое изображение процессов и судебных тяжб», а закон военно-строевого характера – «О экзерциции и приготовлении к маршу». Эти акты, а также Артикул воинский, другие уставы фактически являлись кодексами, в них разносторонне регулировались отраслевые правоотношения. Регламенты и «должности» определяли порядок образования и деятельность государственных органов и должностных лиц. Указы принимались не только царем- императором (именные), но и всеми государственными органами, принимавшими самостоятельные решения. Однако все эти указы (в том числе от Сената и Синода) имели подзаконный характер и издавались на основе именных законодательных актов, по письменному или устному указанию самодержца. В целях упорядочения законотворческой деятельности было установлено, что исполнению подлежат только те указы, которые зарегистрированы в Сенате. В законотворчестве использовался опыт стран Западной Европы, широко практиковалась иностранная лексика. Однако при этом учитывались и отечественный опыт, и местные условия. Наметившееся в предшествующий период разграничение законодательства по отраслям в конце XVII – первой четверти XVIII вв. значительно углубилось. Выделились военно-уголовное и военно-процессуальное законодательство. С изданием Регламента Духовной коллегии, по сути, обособляется церковное законодательство, оформляясь, как самостоятельная отрасль права. Вместе с тем многие законодательные акты были комплексными, а Морской устав был, в сущности, всеобъемлющим морским уложением, в котором не только всесторонне регулировались военно-служебные и технические вопросы на флоте, но и содержались нормы уголовно-правового и процессуального характера. Законодательный акт стал основным источником права. На законодательном уровне изменениям подвергались практически все правовые отрасли и институты. Наряду с этим обычаи и традиции продолжали занимать значительное место в регулировании отношений внутри крестьянских общин. Имущественные правоотношения развивались на феодальной основе. Продолжавшееся приближение поместного землевладения к вотчинному завершилось, с изданием в 1714 г. Указа о единонаследии, слиянием этих двух форм, получивших единое название «имение». Имение и другая недвижимость наследовались только одним из сыновей, а при отсутствии сыновей могли наследоваться одним зятем, который в этом случае должен был взять фамилию наследодателя. Принцип майората в наследовании имений должен был стимулировать государственную службу дворян. Движимое имущество при наследовании по закону делилось между всеми сыновьями наследодателя. Сохранялись ограничения на отчуждение имений. Проводятся мероприятия по секуляризации церковных земель. Земли, принадлежащие церковным организациям и монастырям в 1701 г. передаются в управление созданному тогда Монастырскому приказу, а позднее – Синоду. Указом 1700 г. отменяются установленные соборным уложением ограничения в обращении недвижимого имущества в городах, беломестцы уравниваются с чернотяглыми людьми, влияние городской общины уменьшается, в то же время роль сельской общины, как основного владельца казенных земель, увеличивается. Государство берет под контроль распоряжение недрами, землями и лесами вне зависимости от землевладения. Промышленные предприятия рассматривались казенным имуществом, в чьем бы владении или пользовании они не находились. Юридического понятия полной собственности вообще не существовало. 2. Систематизация правовых норм и первые попытки кодификации. Большое число издаваемых актов требовало систематизации и кодификации. С 1649 по 1696 г. было принято более полутора тысяч актов, имевших силу закона. За период правления Петра I было принято более трех тысяч правовых актов. Возникали серьезные трудности в обобщении и толковании этих разнородных и взаимоисключающих норм. Принцип законности не мог проводиться последовательно. Дополнительные трудности создавали недостаточная информация о новых актах, несвоевременная их публикация. Петровские преобразования потребовали более решительного формирования корпуса правоведов – при этом был заимствован западный путь их подготовки: не через практику и опыт правоприменительной работы, а через обучение теоретическим основам юриспруденции. Уже с конца XVII в. принимается ряд энергичных мер как для упорядочения законодательства, так и для развития теоретической юриспруденции. Первая попытка (после Соборного Уложения 1649 г.) систематизации правовых норм была сделана учрежденной в 1700 г. Палатой об уложении. Главной задачей органа стало приведение в соответствие с Судебниками и Соборным Уложением всего массива вновь принятых нормативных актов. Вторая задача заключалась в обновлении судебной и управленческой практики путем включения в нее новых норм права. Работа Палаты продолжалась до 1703 г., когда в целом был закончен проект Новоуложенной книги. Проект сохранял структуру Соборного Уложения (25 глав), но его нормы существенно обновились. В целом работа, проведенная Палатой об уложении, была первым опытом по систематизации права. Кодификационная работа началась позже. В 1714 г. готовился пересмотр Соборного Уложения, судьям предписывалось решать дела только на основе норм Уложения и не противоречащих ему указов. Специальной комиссии поручалось свести все последующие (после 1649 г.) указы и приговоры в сводные сборники. Работу должна была проводить канцелярия Сената. В 1718 г. в докладе Юстиц-коллегии было предложено принять в качестве источника новых правовых норм шведские законы, включив в единый свод Соборное Уложение, новые указы и шведский кодекс. Сенату было указано окончить кодификационную работу (с учетом иностранного законодательства) к концу 1720 г. Источниками этой кодификации были Соборное Уложение 1649 г., Кормчая книга, указы, Военный и Морской уставы, шведские и датские законы. Главным направлением кодификационной работы в это время было выделение норм, направленных на укрепление и защиту государственного интереса. С 1720 по 1725 г. Уложенной комиссией было проведено более двухсот заседаний. Наконец, в 1725 г. проект нового Уложения был закончен. Он включал 4 книги: «О процессе, то есть о суде, месте и о лицах, к суду принадлежащих»; «О процессе в криминальных, розыскных и пыточных делах»; «О злодействах, какие штрафы и наказания следуют»; «О цивильных или гражданских делах и о состоянии всякой экономии» (о земле, торговле, опеке, брачном праве, наследовании). Итак, результатами кодификационной работы первой четверти XVIII века стали: 1. Утвержденные в 1714 г. и изданные в 1715 г. Воинские Артикулы, свод военно-уголовного законодательства, относящегося преимущественно к области материального, а не процессуального права. По своей структуре этот кодекс перенял родовую классификацию правовых норм (по роду деяния) с внутренней иерархией по важности деяния. Каждый артикул описывал отдельный вид правонарушения и назначал определенную санкцию; 2. Утвержденный в 1720 г. Генеральный регламент, или Устав коллегиям, охватывал всю сферу нового административного законодательства. При подготовке регламента была осуществлена рецепция иностранного права: в его основу был положен шведский Канцелярский устав 1661 г. Структура регламента ориентировала на объекты регулирования: положения об обязанностях и должностях коллегий и государственных учреждений вообще, определенные сферы и формы их деятельности, установление состава и категории служащих, норм административной ответственности; 3. Кодификация норм частного права, почерпнутых из Указа о единонаследии и последующих актов о наследовании. Сводный документ, получивший название Пункты о вотчинных делах (1725 г.), был обобщением судебной практики и толкованием закона по вариантам правоприменения, дополнявшим и изменявшим предшествующее законодательство о наследовании. Опыт кодификационной работы первой четверти XVIII в. показал, что развитие права стремилось к созданию отраслевого деления, для чего и создавались отдельные своды норм. Своды троились на систематизации, рецепции и обобщении практики правоприменения.

3. Обязательственные правоотношения.

Обязательственные правоотношения носили сословный характер. Так, податные сословия были практически лишены права приобретать населенные земли. Различные правовые последствия наступали при неисполнении обязательств. Государство жестоко регулировало договорные правоотношения. Заключение сделок в отношении фабрик и заводов допускалось только с разрешения Мануфактур - и Берг-коллегий. Письменные договоры (в столицах) регистрировались в Оружейной палате, Ратуше и Юстиц-коллегии. Крепостным (нотариальным) порядком оформлялись договоры о недвижимом имуществе. Дарение недвижимого имущества запрещалось. Указ о единонаследии не предусматривал обмен имениями. Государство через полицию, местные органы управления, ратушу и магистраты в городах активно регулировало торговлю, особенно в Петербурге, куда товары поначалу везли неохотно. Оптовые перекупщики товара на пути в Петербург преследовались. После пожаров ограничивалась цена на строительные материалы. Для стимулирования деятельности Петербургского порта была сокращена заграничная торговля через Архангельск. Были установлены ограничения на договора заключение личного найма. Несовершеннолетние могли наниматься на работу с согласия своих отцов, женщины – с разрешения мужей, для крепостных требовалось наличие разрешительного документа от помещиков или управляющих имениями. Эти договоры регистрировались в полицейских органах. Широкое развитие получили договоры подряда и поставки. Такие договоры на постройку, ремонт, поставку материалов и т.п., заключенные с казной, гарантировались поручителем. Поручительством обеспечивался и договор займа. Договор поклажи заключался крепостным порядком, но военнослужащие могли оставить вещи на хранение без оформления договора, а утрата этих вещей хранителем рассматривалась как хищение. Интенсивный рост компаний в начале XVIII в. обусловил развитие договора товарищества. Заключение и исполнение этого договора происходило под надзором Мануфактур - и Берг-коллегий. Правительство оказывало содействие в исполнении договорных обязательств. Однако четких форм организации товарищества выработано не было. В целом же в регулировании обязательственных правоотношений проявлялась тенденция к процедурной формализации. Государство, поощряя предпринимательство, активно регулировало рыночные отношения.

4. Брачно-семейные отношения.

Расширялось государственное регулирование брачно-семейных отношений. В 1702 г. было узаконено как обязательный церковный обряд обручение, которым завуалировался имущественный характер совершаемой при этом письменной сделки. Если в установленный шестинедельный срок от сговора до венчания сторона отказывалась от заключения брака, имущественных последствий (предусматривавшейся ранее – неустойки) не следовало. Указом о единонаследии 1714 г. брачный возраст для женихов устанавливался в 20 лет, для невест – 17. При общей тенденции к введению свободного волеизъявления вступивших в брак, этим указом, напротив, устанавливались некоторые цензовые ограничения. Указ 1722 г. содержал запрет недорослям, признанным Сенатом умственно отсталыми («дуракам», по терминологии указа 1722 г. «О свидетельствовании дураков в Сенате»), вступать в брак. Родители утрачивали право принуждать детей к бракосочетанию. В то же время запрещалось флотским офицерам жениться без согласия начальства. Двоеженство (в том числе дозволяемое ранее военнопленным) запрещалось. Дети, рожденные от второго брака, признавались незаконнорожденными. Синод допускал заключение не более трех браков (при законном расторжении предыдущих). Женам ссыльнокаторжных разрешалось вступать во второй брак, т.к. приговоренные к ссылке на каторжные работы лишались прав состояния. С 1721 г. разрешено было заключать смешанные браки с христианами других конфессий (католиками, протестантами), брак с иноверцами запрещался. Супружеские обязанности прекращались с пострижением обоих супругов (не моложе 50-60 лет) в монашество. Поводы для расторжения брака предусматривались следующие: политическая смерть и ссылка на вечную каторгу, безвестное отсутствие одного из супругов в течение 3-5 лет, неизлечимая болезнь или импотенция, покушение одного из супругов на жизнь другого. Усилилась тенденция к раздельности имущества супругов. Так, в исключительном владении мужа были купленные им вотчины, в собственности жены оставалось приданное. Развивается институт опеки. По указу 1714 г. опекунство над малолетними членами семьи возлагалось на наследника недвижимого имущества. Опека устанавливалась над несовершеннолетними детьми и продолжалась до их совершеннолетия. Совершеннолетие наступало для наследников недвижимости в 20 лет, для наследников движимого имущества в 18 лет (для женщин – в 17). Опекун распоряжался всем имуществом опекаемых. Для недорослей в возрасте от 17 до 21 года могло устанавливаться попечительство. Попечительство распространялось только на распоряжение недвижимым имуществом, всем остальным мог распоряжаться подопечный. По акту 1724 г. опека устанавливалась магистратом. Опека могла устанавливаться также над умалишенными и патологически жестокими помещиками.

5. Административно-полицейское право.

В первой четверти XVIII в. интенсивно развивалось административно-полицейское право, которое оформляется в качестве самостоятельной отрасли и позднее получает официальное название полицейского права. Законотворчество и правоприменение в области административных (полицейских) правоотношений частично рассматривалось при характеристики политического режима, правового статуса населения, а также органов управления, регулярной полиции. «Пункты генерал-полицмейстеру» 1718 г., инструкции московской полиции 1722 г., «Регламент или устав Главного магистрата» 1721 г. были, по сути, административными кодексами. В них регулировались организация управления, воздействие государства на проживающих, правила поведения в городах, определялись санкции за правонарушения. Эти крупные законы дополнялись и конкретизировались многочисленными законодательными и подзаконными актами. В законодательных актах и в практической деятельности административно- полицейских органов существенное место занимала борьба с беглыми (бежали крестьяне и дворовые люди – от владельцев, работные люди – со строительства и заводов, солдаты и рекруты – с воинской службы). Суровые указы о поимке и жестоком наказании сбежавших перемежались с указами, в которых обещалось прощение добровольно вернувшимся из бегов. Полиции предписывалось вести строгий учет жителей, регистрировать всех прибывших в город и нанимавшихся на работу. Документы, удостоверявшие личность, выдавались различными государственными учреждениями и частными владельцами. При утере документа человека следовало возвратить на прежнее место жительства. За «вольных людей», в том числе пришедших в город на заработки, могли поручиться другие свободные люди – в этом случае составлялись «поручные записи», предусматривалась и круговая порука для артелей. Таким вольным людям было «велено» оставаться там, где они находились, по сути, происходило их закрепление. За составление фальшивых («воровских») отпускных писем или задержание по таким отпускным людей предусматривалось битье виновных кнутом и взыскание с них «зажилых денег», т.е. возмещение прямого и косвенного ущерба, нанесенного прежним владельцам. Регистрация прибывших в Москву с конца XVII в. производилась в Земском приказе, а каменных дел мастеров и артелей каменщиков – в Каменном приказе. Поручные записи могли оформляться площадным подьячим на Красной площади, а регистрацию в приказе имел право проводить дьяк или старый подьячий. Без такого оформления проживание и работа в столице запрещалась. Вводился централизованный учет крепостных людей. Частновладельческие крестьяне могли проживать в городах со своими владельцами без каких-либо документов. В XVIII в. дезертирство и самовольные уходы крестьян и работных людей участились, борьба с этим явлением ожесточалась. Указом от 19 февраля 1721 г. предусматривалось отнятие деревень у землевладельцев, виновных в держании беглых крестьян. За составление подложных отпускных писем вводилось вырывание ноздрей и ссылка на вечные каторжные работы. Устанавливается жесткое преследование всех, не занятых постоянным трудом и без достаточных оснований находившихся вне постоянного места жительства. В Пунктах от 25 мая 1718 г. предписывалось: «накрепко смотреть приезжих, какие люди». За утайку постояльцев или сообщение неправильных сведений о них хозяевам угрожали ссылкой на галеры и конфискацией всего имущества. Документы, удостоверявшие личность в то время, не были надежными, поэтому для обозначения лиц, осужденных за тяжкие преступления, применялось клеймение. Важнейшее значение в учете и документировании населения имел подписанный 6 июня 1724 г. Петром I законодательный акт, имевший название «Плакат». Изданный в условиях катастрофического финансового положения страны Плакат регулировал взимание подушной подати и правовое положение воинских подразделений, расквартированных в регионах, для более полного налогового сбора и пресечения волнения крестьян. С Плакатом справедливо связывают и установление единой паспортной системы для податного сельского населения. Крестьянам разрешалось наниматься на работу «для прокормления» в пределах своего уезда. В этом случае помещик, а при его отсутствии – приказчик и приходской священник, могли выдавать «письменные отпуска». С этим отпуском крестьянин мог работать и в другом уезде, но не далее 30 верст от своего дома. Для отхода в более отдаленные места крестьянин с отпускным письмом от помещика должен был явиться к земскому комиссару, который выдавал «пропускное письмо», подписанное им и полковником расквартированного в из уезде полка и скрепленное печатью. Купцам, как и прежде, выдавали проезжие грамоты. Военнослужащим, временно отпущенным со службы, выдавались «письменные отпуска», а уволенным со службы – «абшиды». Документом, удостоверявшим личность иностранцев, прибывших в Россию, а также отъезжавших за границу русских подданных, в первой четверти XVIII в. становится «пашпорт», иногда называемый также «пас». «Пашпорта» иностранцев следовало представлять для регистрации в полицмейстерской канцелярии, из которой после проверки направлять в те коллегии, которые были заинтересованы в проживании иностранцев в России. Законодательные акты содержали правила благоустройства, строительные нормы. Внедрялись строгие противопожарные правила. Все более расширялись правила проезда по городу. Вводились строгие санитарные правила, определялся порядок захоронения, при эпидемиях устанавливались жесткие карантинные ограничения. Недоброкачественные продукты подлежали изъятию и уничтожению. Административные правонарушения не обособлялись ни в законодательных актах, ни в правоприменительной практике. Ответственность за них была столь же суровой, как и за уголовные преступления. Не выделялся и административный процесс.

6. Уголовное право.

Интенсивно развивалось уголовное право. За время царствования Петра I, по подсчетам исследователей, было издано 392 законодательных акта уголовно- правового характера. Крупнейшим нормативным уголовно-правовым законодательным актом был «Артикул воинской с кратким толкованием» 1715 г., издание которого определило оформление уголовного права в качестве самостоятельной отрасли. Все новые законодательные акты, как правило, ужесточали, расширяли и конкретизировали уголовные репрессии, предусмотренные Соборным Уложением 1649 г. Усиление государственного регулирования общественных отношений определило и само понятие преступления. В указе 1714 г. записано: «Все то, что вред и убыток Государству приключить может – суть преступление». Преступления более четким образом делились на государственные и партикулярные (частные). В конце XVII - первой четверти XVIII вв. углубляется дифференциация преступных деяний по стадиям совершения преступления (в законах подробнее представлены преступные намерения, в том числе уголовный умысел, приготовление преступления, оконченное и неоконченное покушения), по соучастию в преступлении (наряду с подстрекателями, организаторами и исполнителями наказывались попустители, укрыватели, недоносители), по обстоятельствам, отягчавшим или смягчавшим вину. Так, отягчавшим вину обстоятельством признавалось опьянение, сам факт которого рассматривался преступным. Смягчавшими вину обстоятельствами были явка с повинной, малолетство, состояние аффекта и «непривычка по службе». Душевная болезнь освобождала от наказания. Основательно был разработан в законодательстве институт необходимой обороны. Вред, причиняемый нападавшему, должен быть соразмерен нападению. При этом учитывались все обстоятельства. Не считалось необходимой обороной убийство, совершенное зачинщиком драки. Деяния, совершенные в состоянии крайней необходимости (сдача крепости, обороняемой «до последнего человека», кража пищи от крайнего голода), наказывались мягче или не наказывались совсем.

6.1. Виды преступлений.

Итак, какие же существовали виды преступлений? 1) Особо опасными рассматривались государственные преступления, так называемые по «первым двум пунктам» (имелись в виду пункты царского указа – о всяком злом умысле против персоны его величества или измене, о возмущении и бунте). К ним по тяжести примыкало похищение казны. Жестокому наказанию подлежали лица, обнажившие шпагу вблизи места пребывания царя, а также находившиеся там неправомерно или не снявшие шапок по пути его следования, или непристойно державшие себя. Жестоко каралась измена государю. Самозванец, объявивший себя царевичем Алексеем Петровичем, был живым посажен на кол. Смертной казни подлежали изменники – военнослужащие и лица, подстрекавшие к бегству за границу или организовавшие переход. 2) Как и прежде, на первом месте в законах и формально самыми тяжкими преступлениями назывались деяния, направленные против господствовавшей религии и церкви. Старообрядцев, упорно отвергавших официальную церковь, называли раскольниками и высылали в отдаленные места и монастыри. Церковный раскол был приравнен к ереси, и самые стойкие старообрядцы, которые от своих религиозных убеждений не отказывались даже на пытке, подлежали сожжению живыми в срубе. Наказаниям подвергались волхвы, чародеи, идопоклонники, чернокнижники, заговорители ружей, сеятели суеверий. Суровому возмездию подлежало совращение в «бусурманскую» веру, т.е. в магометанство, иудаизм, язычество. Так же наказывалось святотатство (церковная кража). Нахождение пьяным, ссоры и посторонние разговоры в церкви рассматривались как церковный мятеж и соответствующе наказывались. 3) В конце XVII – первой четверти XVIII вв. уточнялся и расширялся состав фальшивомонетничества. В него включался и переплав монеты на другие изделия, незаконная продажа красной меди, шедшей на монетное дело. К фальшивомонетничеству приравнивалась подделка гербовой бумаги. Фальшивомонетчики объявлялись врагами государства и народными разорителями. 4) В первой четверти XVIII в. происходит увеличение составов и систематизация воинских преступлений, ужесточение наказаний за них. Преждевременная сдача крепости комендантом, изменческие контакты, самовольные переговоры с неприятелем о сдаче крепости, о капитуляции влекли для начальников смертную казнь, а для рядовых – наказание шпицрутенами и повешение каждого десятого по жребию. Уклонявшихся от воинской службы дворян лишала имения, а лиц податных сословий – ссылали на каторгу с предварительным вырыванием ноздрей. Тяжкими преступлениями считались не только нападение на старшего по чину или сопротивление ему, но и обнажение шпаги в присутствии высшего начальства, ограбление охраняемых объектов, угрозы оскорбления или неповиновения начальникам в лагере, брань высшего командования в неофициальной обстановке, неисполнение приказа «от лености, глупости или медления», непристойные отзывы об указах, неуважительное отношение к судьям и другим официальным лицам. Офицер, применявший к подчиненному побои или оскорбления, мог быть лишен чина, кроме «крепкого» наказания. Офицеров, присваивавших казенные средства или солдатское довольствие, ждало также лишение чина и ссылка на галеры или смертная казнь. К преступлениям против воинского имущества относились «небрежение» ружьем или обмундированием, умышленное уничтожение, утрата или повреждение вверенного имущества. Уголовная ответственность предусматривалась за самовольное убийство пленных, присвоение штандартов и знамен и другие воинские преступления. 5) Из преступлений против личности тягчайшим являлось убийство. За простое умышленное убийство (например, из мести) предусматривалось обезглавливание. За непредумышленное убийство следовал год церковного покаяния, за вытравливание плода – кнут и каторга. Неумышленное убийство (например, в драке) наказывалось торговой казнью, тюремным заключением, штрафом и церковным покаянием. Самоубийство в условиях дефицита рабочих рук и больших потерь на войнах рассматривалось как преступление. Также наказания предусматривались и для участников дуэли. 6) Дальнейшую дифференциацию получили преступления против чести достоинства человека, при этом состав оскорбления сужался, клевета в устной и письменной формах рассматривалась более серьезно. 7) Среди преступлений против семьи и нравственности наиболее подробным регулированием отличалось прелюбодеяние. Как прелюбодеяние рассматривалось и многоженство. Впервые вводится понятие проституции. «Непотребных жен и девок» следовало направлять на принудительные работы. За скотоложство и мужеложство предусматривались телесные наказания. 8) Самым тяжким имущественным преступлением был разбой. Далее следовали грабеж и кража («татьба»). К квалифицированным видам кражи относились: тайное похищение вещей из церкви или со святых мест, кража человека с корыстной целью, кража вещей у господина или товарища, кража во время наводнения или пожара. К краже приравнивался обмер и обвес покупателей, мошенничество, присвоение чужого имущества. Как тяжкое преступление рассматривалось незаконное завладение землей. 9) Другие виды преступлений включали: а) подлог. Кроме предусмотренной Соборным Уложением 1649 г. подделки документов, в него включаются написание в документах искаженных сведений и неотражение фактических данных; б) «кормчество» – незаконное производство, продажа и покупка спиртных напитков, а также табака; в) попустительство преступникам, злоупотребления и пренебрежения служебными обязанностями, нарушения работы органов управление и суда, порядка судопроизводства; г) взяточничество. За получение «посула» должностные лица подлежали жестокому наказанию «на теле», лишению имения, шельмованию, удалению из общества или смертной казни. д) расточительство в частной жизни. Например, согласно указу 1717 г. «великим штрафом» подлежали те, кто носил украшения из нового золота и серебра.

7. Система наказаний.

Основной целью наказаний было устрашение (общая превенция). Наказания приводились в исполнение, как правило, публично (в Москве – на Красной площади или на Болоте). О предстоявшей казни широко оповещалось. Казнь совершалась при стечении больших масс людей. Трупы казненных подолгу оставались на месте казни или по частям выставлялись в людных местах города, бросались на съедение собакам или погребались в присутствии палача в непристойном месте. Осужденных широко использовали на тяжелых непрестижных работах, ими заселялись неосвоенные земли (особенно – на юге и востоке страны). Общим условием применения наказания была вина. Бытовавшее тогда требование: «Лучше десять виновных простить, чем одного невиновного казнить» – стало хрестоматийным. Однако для защиты наиболее важных интересов применялось и объективное вменение (репрессиям подвергались члены семьи лиц, караемых за тяжкие преступления). Применялась и выборочная ответственность (децимация), а также множественность наказания. Санкции в законах были неопределенными или относительно неопределенными, конкретные меры наказания устанавливались судом. Вид и мера наказания зависели от социального положения виновного.

7.1. Виды наказаний.

Из видов наказаний наибольшее распространение получила смертная казнь. Если в Соборном Уложении 1649 г. этот вид наказания был предусмотрен в 60 случаях, то в Артикуле воинском 1715 г. уже – в 122, причем в половине из них способ казни не был определен. За наиболее тяжкие преступления законодательство предусматривало квалифицированные виды казни: колесование, четвертование, сожжение в срубе, залитие горла металлом, повешение за ребро на крюке. Применяли тогда и другие виды казни, в частности, предусмотренное в Соборном Уложении «окопание в земле» мужеубийц, но замененное в 1689 г. отсечением головы. К простым видам смертной казни относились повешение, отсечение головы, аркебузирование (расстрел из аркебузы – для военнослужащих). Также широкое распространение получили телесные наказания. Как возмездие, по принципу Талиона, применялось членовредительство – повреждали ту часть тела, которой совершалось преступление (за богохульство и оскорбление царя – прожжение и усечение языка, за драку с ножом – пробитие руки этим же ножом; ворам отсекали руку, клятвопреступникам – пальцы). Для обозначения лиц, осужденных за опасные преступления, им отрезали уши, рвали ноздри, клеймили. Клейма выжигали на лбу и щеках, натирали неоднократно порохом, чтобы они оставались заметными до смерти. Самым тяжким из болезненных наказаний было битье кнутом. Широко применялось битье розгами, батогами, плетьми, шпицрутенами, кошками, линьками. Число ударов в законе, как правило, точно не определялось и зависело от усмотрения присутствующих при экзекуции судей или воинских начальников. Тюремное заключение было бессрочным. Заключенные («сидельцы») были в оковах. Ручные и ножные кандалы («железы») часто дополнялись или заменялись прикрепленными на цепь колодками (для ограничения возможности передвигаться, а, следовательно, - сбежать). Дальнейшее развитие получили позорящие наказания: арест профоса (должностного лица в войсках, ведавшего поддержанием чистоты, а также исполнением наказаний), получение пощечины от него перед ротой, прибитие имени к виселице и т.д. Широко применялось лишение чина и сана, временное понижение в чине, разжалование в рядовые, «крепкий выговор» офицеру, ношение нижними чинами оружия на плацу. Наряду с этими наказаниями, которые влекли «легкое нарушение чести», применялось и «тяжелое нарушение чести» - шельмование (по указу 1700 г. – объявление виновному смертного приговора, положение на плаху и отправление в вечную ссылку; позднее заменено прибитием имени к виселице, переломлением шпаги над головой и объявлением «шельмой»). Как самостоятельный вид наказания, часто заменявший смертную казнь, и как мера, сочетавшаяся с телесными наказаниями, конфискацией имущества, штрафами и другими, была ссылка. Ссылали на галеры или каторжные работы (каторга, как и галера, – гребное судно) или на поселение в отдаленные местности на срок от года до 10-15 лет, «до указу» или «на вечно». Штрафы, в качестве самостоятельной или дополнительной меры наказания, определялись как в конкретной сумме, так и в кратном соотношении с суммой жалования или суммой причиненного ущерба. При неуплате штрафа виновного посылали на принудительные работы. Конфискация имущества была полной (обычно при смертной казни и вечной ссылке) и временной, при которой имения у дворян отписывались в казну.

8. Судебный процесс.

В судебном процессе расширялось применение розыскных форм судопроизводства в ущерб состязательным. Указами 1697 г. состязательное судопроизводство отменялось вообще и предписывалось «ведать все дела розыском». Процесс становился письменным, продолжалось возбуждение дел по челобитным, состязание сторон на очных ставках заменялось их допросом. В 1716 г. был издан военный судебно-процессуальный кодекс под названием «Краткое изображение процессов судебных тяжб», действие которого распространялось и на гражданские суды. Этим законом вводилось тайное судопроизводство, регулировалась предварительная подготовка дела по частным спорам – двукратный обмен бумагами с претензиями и возражениями сторон. Для рассмотрения частных дел допускались представители – «адвокаты», восстанавливалась состязательность, а для большинства уголовных дел – закреплялся розыскной характер процесса. Следствие и судебное рассмотрение проводилось одним и тем же органом. Закон предусматривал возможность отвода судей, если они состояли в родстве, были дружны или враждебны с одной из сторон. Основными видами доказательств были: собственное признание, свидетельские показания, письменные документы, присяга, а также следы, оставленные в результате правонарушений. При наличии собственного признания других доказательств не требовалось. Для получения этого «лучшего доказательства всего света» (так написано в законе) широко применялись допрос с пристрастием (с угрозой пытки, допрос в помещении для пыток, а также во время пытки другого подследственного) и пытка. Свидетельские показания мужчин расценивались предпочтительнее, чем показания женщин, знатных - чем незнатных («худых»), ученых – чем неученых, духовных – чем светских лиц. Ничтожными признавались свидетельства осужденных за преступления, ошельмованных, клятвопреступников, родственников сторон. Все судебные решения назывались приговорами. Обжалование их в апелляционном порядке допускалось только по делам частного характера. Приговоры по уголовным делам в отношении военнослужащих утверждались начальниками, смертные приговоры – Сенатом. Указом «О форме суда» 1723 г. розыскной процесс вообще отменялся по делам частного характера, по большинству уголовных дел. Розыск сохранялся лишь для расследования особо тяжких государственных преступлений. Вводилось устное судоговорение, требовалось обосновывать обвинение ссылками на закон, расширялось судебное представительство (с полной доверенностью), ужесточались сроки рассмотрения дел в судах и обеспечения явки в суд сторон. Вскоре, однако, состязательное судопроизводство опять сокращается. Было указано – рассматривать розыскным порядком дела, возникшие до донесения фискалов, а также дела о богохульстве, церковном мятеже, расколе, убийстве, разбое и краже с поличным.

9. Заключение.

Итак, в целом, развитие права в конце XVII - первой четверти XVIII вв. отразило противоречия в деятельности Петра I: с одной стороны, влияние прогрессивных взглядов на карательную политику, с другой – господство варварских форм и методов борьбы с правонарушениями. Расширение и ужесточение репрессий, укладывавшиеся в представлении Петра I об эффективности и всеобщей применимости такого способа решения государственных дел, давали временный эффект, но и замедляли естественный ход событий, приводили к искажению фактического состояния дел, что, в конечном итоге, привело к острому политическому кризису. Развитие судебного процесса в этот период проходило также противоречиво, без четкого основания и видения перспективы. Судопроизводство отличалось волокитой и произволом судебных чиновников. Обвиняемые годами ждали своей участи. В петровском законодательстве не было четкости и ясности в правовом регулировании; бурная и противоречивая правотворческая деятельность не способствовала стабилизации правоприменительной практики; гарантии соблюдения закона при отсутствии фиксированных прав человека были ничтожны. В законодательстве и правоприменении Российского государства конца XVII - первой четверти XVIII вв. шел поиск, не совсем последовательный и противоречивый, во многом не завершенный, но заложивший основу последующего правового регулирования. Эта основа, как и абсолютистская форма правления и важнейшие преобразования государственного механизма, была прогрессивной. Российское законодательство не только использовало опыт зарубежных стран, но и обогащало мировую правотворческую и правоприменительную практику. Государственный строй и права России к 1725 г. в целом соответствовали ее международному статусу великой державы.

10. Список используемой литературы.

1. Исаев И.А. История государства и права России. М.: Юристъ, 1996. 2. Сизиков М.И. История государства и права России с конца XVII до начала XIX века. М., 1998. 3. Сизиков М.И. История полиции России (1718 – 1917гг.). Вып.1. Становление и развитие общей и регулярной полиции в России XVIII века. М.,1992. 4. Развитие русского права второй половины XVII - XVIII вв./ Отв. ред. Скрипилев Е.А. М., 1992.