Каталог :: История

Лекция: Средневековые государства XIV-XV вв.

     4.
     СРЕДНЕВЕКОВЫЕ ГОСУДАРСТВА в XIV—XV вв. § 1. Политическая история
' В истории Казахстана особое место занимают XIV—XV века, когда завершался
процесс сложения собственно казахской народности из различных тюркоязычных и
монголоязычных этнических групп, вос­станавливалась государственность на
местной этнической основе. Борьба народов насильственно включенных в
монгольские улусы стран и областей за самостоятельное развитие, изменения в
их внут­ренней жизни ускорили процесс распада Золотой Орды и государства
Чагатаидов, в состав которых входила территория Казахстана после установления
монгольского господства. Постепенно преодолевались тяжелые экономические
последствия монгольского завоевания: воз­рождались земледелие, городская
жизнь, ремесленное производство на юге Казахстана, земледелие на юго-востоке,
росло поголовье скота, восстанавливались торговые связи степных районов
Централь­ного Казахстана и Семиречья с оазисами юга Казахстана и Средней
Азии. Происходили определенные сдвиги в развитии общественных отношений.
Послемонгольский период (XIV—XV вв.) характеризуется этни­ческой
консолидацией кочевого, полукочевого и оседло-земледель­ческого населения
огромной территории Восточного Дешт-и Кыпча-ка, Семиречья и Южного Казахстана
(в персо- и тюркоязычных источниках XIV—XVI вв. эта часть Казахстана
называлась Туркеста­ном). Развитие исторического процесса по пути
формирования еди­ной народности и ее государственности протекало в трудных
условиях преодоления политической раздробленности региона. Начальный этап
этого сложного периода в истории Казахстана характеризуется распадом
монгольских улусов — владений Чингизидов в Дешт-и Кыпчаке и Средней Азии
(Мавераннахре); конечный — образовани­ем собственно казахского государства —
Казахского ханства. Эволю­ция форм политической жизни региона в
послемонгольское время шла через обособление нескольких государств, возникших
на мест­ной этнической основе, — Ак-Орды, Могулистана, Ханства Абулхай-ра
(Государства кочевых узбеков), Ногайской Орды. Следует отме­тить, что
сохранявшаяся государственная разобщенность населения Казахстана в XIV—первой
половине XV вв. сыграла свою роль в появлении такой особенности этнического
пути формирующейся казахской народности, как сложение трех жузов. Существенно
также, что на данном этапе исторического развития процессы этнополити-ческой
эволюции в рамках упомянутых государств были в определен­ной степени общими
для формирующихся соседних тюркских народов — казахского, узбекского,
киргизского, татарского, ногайского и др.
На территории Восточного Дешт-и Кыпчака в середине XIII — первой трети XV в.
существовало государство Ак-Орда (Белая Орда). По Рашид ад-Дину (XIV в.),
восточную часть улуса Джучи (левое крыло) получил один из старших сыновей
Джучи Орда (Орда-Еджен, Орда-Ичен) вместе со своими тремя братьями еще при
отце. По Абулгази (XVII в.), эти земли выделены Орде его младшим братом Бату-
ханом в середине XIII в. Преемники Орды были фактически самостоятельными
правителями, по словам Рашид ад-Дина, «незави­симыми государями своего
улуса», лишь номинально признававшими себя вассалами потомков Бату-хана.
Территория Ак-Орды ко времени ее наибольшего подъема во второй половине XIV
в. сформировалась постепенно, по мере ослаб­ления зависимости от Золотой
Орды. В улус Орда-Еджена первона­чально входили земли северо-восточной части
Семиречья, Приир­тышье, степи до Улутау и Кентау. В междуречье Яика, Иргиза,
Тобола и Сарысу, в приаральских степях и низовьях Сырдарьи находился улус еще
одного сына Джучи, Шайбана. Ставка Орды в середине XIII в., по свидетельству
Плано Карпини, была на Иртыше и в районе озера Алаколь. В XIV в. власть
правителей из рода Орда-Еджена распрос­транилась и на улус Шайбана, т. е.
фактически на всю территорию современного Казахстана, за исключением
территории Семиречья, входившей в государство Чагатаидов, затем в Могулистан.
Полити­ческий центр Ак-Орды переместился на юг Казахстана, столицей стал
город Сыгнак. В связи с этими событиями, очевидно, связано изменение названия
государства: ряд современных исследователей называют это государственное
образование на территории Казахста­на Кок-Ордой (Синей Ордой). Видимо,
первоначально владения Орда Ичена назывались Кок-Ордой, а Шайбана — Ак-Ордой
(воз­можно, Ак-Ордой назывались и все владения Бату-хана, включая и улус
Шайбана). После вхождения улуса Шайбана в состав владений потомков Орды
название «Ак-Орда» перешло на все государство. В исторических источниках оно
известно с XV в. (Му'ин ад-Дин Натан-зи и другие авторы). С конца XI V в.
земли Ак-Орды назывались также Узбекским улусом.
Ак-Орда возникла и оформилась как самостоятельное государст­во в
послемонгольский период в условиях постепенного хозяйствен­ного возрождения,
усиления позиций местной тюркской и тюркизи-рованной знати. Она была населена
тюркоязычными племенами, издавна обитавшими в степях Казахстана, а также
переместившими­ся сюда во время нашествия Чингисхана из восточныхрайонов.
Среди последних были как тюркские роды и племена, так и тюркизирован-ные
монгольские племена. Здесь обитали кыпчаки, найманы, уйсуны (ушуны), аргыны,
карлуки, кереиты (киреи), канглы, конграты, ман-гыты и многие др.
В Ак-Орде вполне определились формы условного землевладения и собственности в
оседлых районах. В кочевых районах право крупной знати распоряжаться
пастбищами при частной собственности на скот и сосредоточение в руках степной
знати огромных стад превращало их в фактических собственников и пастбищных
угодий, формально счи­тавшихся в общинном владении. В источниках встречаются
сведения о наличии в Ак-Орде таких форм землевладения знати, как инджу,
мильк, сойургал, были известны тарханные пожалования. Зафикси­рованы
источниками некоторые формы эксплуатации рядовых ко­чевников и земледельцев:
трудовое население Ак-Орды платило в пользу ханов и знати налоги купчур,
зякет, тагар, было обременено разного рода повинностями. Войны и усобицы
осложняли положение народных масс. Во главе государства стоял хан из рода
Орда-Еджена, которому подчинялись удельные владетели из Джучидов (огланов) и
крупной кочевой знати (беков, эмиров, бахадуров), осуществлявших в пределах
своих уделов и подвластных племен административно-политическую власть.
• Политическая история Ак-Орды характеризуется на первом эта­пе длительной
борьбой за освобождение территорий Восточного Дешт-и Кыпчака из-под власти
Золотой Орды, позднее вмешатель­ством акордынских ханов в дела Золотой Орды,
а на заключительном этапе своей истории — борьбой против агрессии правителя
Маверан-нахра эмира Тимура иТимуридов. Окончательно порвать с номиналь­ной
зависимостью от Золотой Орды удалось к середине XIV в. ханам Ерзену и
Мубарак-ходже (1320—1344 гг.). Значительно укрепилась Ак-Орда при хане Урусе,
правившем в 60—70-х гг. XIV в. На него пала основная тяжесть борьбы и защиты
Ак-Орды от агрессии Тимура.
В последней трети XIV — начале XV вв. Ак-Орда, как и соседнее государство
Могулистан, подвергалась неоднократным вторжениям войск эмира Тимура.
Эмир Тимур родом из тюркизированного монгольского племени барлас, выдвинулся
в период феодальных усобиц и войн в Маверан-нахре в 60-х гг. XIV в. В 1370 г.
он захватил власть и правил в Средней Азии единолично в течение 35 лет. Эти
годы заполнены захватничес­кими, грабительскими походами в соседние области и
страны, попыт­ками создать мировую империю. Кровавые завоевательные войны
велись им самыми жестокими и варварскими методами.
Объединение Средней Азии Тимуром шло одновременно с граби­тельскими,
захватническими набегами его войск на территорию Восточного Дешт-и Кыпчака,
Семиречья и Тянь-Шаня. На севере и западе завоевательным планам Тимура
препятствовала могущес­твенная Золотая Орда. Но прежде чем сломить ее, Тимур
обрушил меч на ближайших к Мавераннахру соседей — Ак-Орду и Могулистан. Они 
оказались первыми объектами агрессии Тимура за пределами Средней Азии.
Стремясь помешать укреплению хозяйственной и политической независимости Ак-
Орды и Могулистана, Тимур предпринял в 70—80-х гг. около десятка набегов на
территорию этих государств. В итоге оба государства были ослаблены в
значительной степени, масса населения была физически истреблена или угнана в
плен, разграбле­ны материальные ценности, сократилось поголовье скота, еще
более пришло в упадок оседло-земледельческое хозяйство. Агрессивная политика
Тимура в отношении Ак-Орды и Могулистана тормозила этническую консолидацию и
государственное развитие формировав­шихся в народности казахских и киргизских
племен. Формально степные территории не были присоединены к империи Тимура,
но жизненно важный для кочевников Восточного Дешт-и Кыпчака район Южного
Казахстана с его городами Сыгнаком.Отраром, Саураном, Ясы, Сайрамом был
потерян. Самостоятельности Ак-Орды и Могулистана был нанесен ощутимый удар. В
Ак-Орде захватил власть ставленник Тимура Тохтамыш. Опираясь на материальные
и военные ресурсы Ак-Орды, Тохтамыш в 1380 г. завоевал западную часть Улуса
Джучи и попытался освободиться от опеки Тимура. Но в результате трех больших
походов войск Тимура в 1389, 1391 и 1395 гг. Золотая Орда была разгромлена.
Во время походов на Золоту Орду войска Тимура разграбили население
Казахстана, Кавказа и Южной Руси. Были разрушены все крупные города Золотой
Орды в Поволжье и Крыму (Сарай-Берке, Астрахань, Азов и др.), что подорвало
хозяй­ственную жизнь этих областей и транзитную торговлю. Значитель­ный
экономический урон понесли и города Южного Казахстана. К концу жизни Тимура
созданная им путем бесконечных войн держава включала, кроме Мавераннахра,
Туркестана (Южный Казахстан) и Хорезма, территории Ирана, Ирака, Афганистана,
Закавказья и часть Индии. Зимой 1404—1405 гг. Тимур вновь выступил в
направле­нии Могулистана, направив через Южный Казахстан огромное войс­ко на
Китай, но в феврале 1405 г. умер в Отраре.
В результате захватнических войн Тимура и внутренних усобиц в конце XIV —
начале XV вв. Ак-Орда значительно ослабла. На некоторое время в 1423/24—1428
гг. власть своей династии в Ак-Орде восстановил внук Урус-хана Барак, но
вскоре он погиб, и правление на территории большей части Ак-Орды перешло к
Шайбаниду Абул-хайру. Потомки Урус-хана и Барака во второй четверти XV в.
сохра­нили свою власть в южных районах Казахстана.
Государственное объединение Ак-Орда, фактически самостоя­тельное в
политическом отношении, экономически независимое, с собственной
внешнеполитической ориентацией, со своей династий-ной линией правителей-
ханов, сыграло важную роль в политической консолидации этнических групп,
племен и народов на территории Восточного Дешт-и Кыпчака и Туркестана на
рубеже XIV—XV вв.
Юго-Восточный Казахстан в середине XIV — начале XVI вв. входил в государство
Могулистан, образовавшееся на северо-востоке Средней Азии, в Семиречье и
Восточном Туркестане в результате распада государства Чагатаидов. Причины
возникновения государст­ва Могулистан были идентичны причинам обособления
других госу­дарственных образований, возникших в процессе распада
монголь­ских владений Чингизидов в регионе Средней Азии, восточной части
Дешт-и Кыпчака и Восточного Туркестана. Непрочные, огромные монгольские
улусы-государства, искусственно интегрировавшие об­ласти с различным
хозяйственно-социальным, политическим, куль­турно-историческим уровнем
развития, населенные разнородными этническими общностями, со временем
дробились на феодальные владения с более определенной исторически
обусловленной, хозяй­ственной и этнической основой. Этому способствовали
постепенное восстановление, хотя и неравномерное, производительных сил, кон-
солидационные тенденции в этнических процессах, все более опреде­лявшиеся в
ходе антимонгольской борьбы. Возрастала роль местной феодальной знати,
стремившейся к утверждению своей власти в государстве.
Одним из этапов на пути обособления было государство Хайду,
возникшее в 70-х гг. XIII в. на территории улусов Угэдэя и Чагатая,
простиравшееся от Алтая до Сырдарьи и Амурдарьи. В середине XIV в. упомянутые
выше причины привели к распаду этого государ­ства. В западной части
(Мавераннахре) феодальная раздробленность 50—60-х гг. была постепенно
преодолена, здесь возникло Государство эмира Тимура. В восточной части,
Могулистане, феодальная знать во главе с представителем крупного племени
дуглатов эмиром Пуладчи в 1347—1348 гг. поставилаханом нового государства
чагатаида Тоглук-Тимура, которому удалось стать основателем устойчивой
династии правителей Могулистана, затем, в XVI в., государства Могулия в
Кашгарии.
Границы государства Могулистан изменялись на протяжении полуторавекового -
периода существования. В его состав входил со­бственно Могулистан и на правах
вассального владения часть Восточ­ного Туркестана, называвшаяся в источниках
Манглай-Субе. Этот район был наследственным уделом дуглатского эмира Пуладчи
и его потомков. Историко-географический термин «Могулистан» (Мого-листан)
образован от этнонима «могул» («могол»), как произносился в Средней Азии и
Казахстане и писался в тюркоязычных и персоя-зычных исторических сочинениях
этноним «монгол». Так стали на­зывать еще во время Чагатайского улуса
обширный регион Юго-Восточного Казахстана, Киргизстана и северной части
Восточного Туркестана из-за более прочного, чем в оседло-земледельческом
Мавераннахре, сохранения там кочевнических традиций и относи­тельно большего
числа, по сравнению с другими районами, перемес­тившихся туда монголов.
Границы собственно Могулистана тянулись «на 7—8 месяцев пути» от Ташкентского
и Туркестанского вилайетов на западе до озера Баркуля и города Хами на
востоке; от Балхаша, Тарбагатая и Черного Иртыша на севере до Ферганы и
земледельческих оазисов Кашгарии на юге. Удел Манглай-Субе включал территорию
Кашгарии и южной части Киргизии с городами Кашгар, Хотан, Кашан, Аксу,
Аксикет, Атбаши и'др. В составе населения Могулистана было множество
тюркскихи тюркизированных монгольских племен: дуглаты (дулаты) канглы
(бекчики), киреиты (киреи), уйсуни, аркенут, баарины, арла-ты, барласы и др.,
составивших тюркоязычную этнополитическую общность с названием «могулы»
(моголы). Значительная часть этих племен, обитавших на территории Семиречья,
вошла впоследствии в состав казахской народности, другая часть, размещавшаяся
в При-тяньшанье и Восточном Туркестане, — в состав киргизов и уйгуров.
В Могулистане политическим главой государства и верховным собственником земли
был хан. Здесь так же, как и в Ак-Орде, были известны такие формы условного
землевладения знати, как икта, инджу, сойургал. В кочевых районах земля
находилась в общинном пользовании. Концентрация скота в руках крупной знати
(источники сообщают о десятках и даже сотнях тысяч голов скота,
принадлежав­ших одному владельцу) вела к фактической собственности ее и на
пастбища в кочевых районах. Право владения пастбищами нередко закреплялось
строительством крепостей.
Углублялись противоречия между кочевой знатью Могулистана и рядовыми
кочевниками, а также оседлыми земледельцами Кашгарии. Последние попадали под
власть кочевой знати, получавшей от ханов в уделы целые районы, нередко с
городами, с правом сбора налогов в свою пользу. Источники называют несколько
видов нало­гов, взимавшихся с городского и сельского, земледельческого и
коче­вого населения: калан, купчур, зякет, татар, бадж и харадж и др.
Население несло различные повинности: военную, транспортную, трудовую
(бигар), почтовую и т. д. Частые войны и усобицы за перераспределение
владений не способствовали облегчению поло­жения народных масс. В управлении
государством хану помогал улусбек (традиционно он был из эмиров племени
дуглат), при хане имелся совет знати. ЧиновныйСаппарат был развит больше в
оседло-земледельческой части государства, особенно по части сбора налогов и
организации военных сил.
Политическая история Могулистана заполнена феодальнымивой-нами, усобицами,
отражением нападений со стороны соседних госу­дарств, главным образом
систематических вторжений Тимура на территорию Притяньшанья. Первые
могулистанские ханы Тоглук-Тимур (1347—1362) и Ильяс-Ходжа делали попытки в
60-х гг. восста­новить власть Чагатаидов в феодально-раздробленном
Мавераннах-ре. Но уже в 70—80 гг. правителям Могулистана хану Хызр-Ходже
(1388—1389), эмиру Камар ад-Дину дуглату, Енге-торе и другим при­шлось вести,
как отмечалось выше, долгую и упорную борьбу против агрессии Тимура. В ходе
этой борьбы была предпринята попытка объединения разрозненных сил с Ак-Ордой,
также страдавшей от вторжения войск Тимура. Совместная борьба против
захватнических притязаний этого завоевателя имела большое значение для
установ­ления экономических, хозяйственных и других контактов населения
Восточного Дешт-и Кыпчака и Семиречья. В результате изнуритель­ной борьбы с
агрессией Тимура Могулистан распался на уделы. Хызр-Ходжа-хан вынужден был
признать себя вассалом Тимура. В первой половине XV в. усилилась
феодальная раздробленность в государст­ве. Тимуриды в этот.период не оставляли
притязаний на Семиречье и Кашгарию.
Несколько упрочилось положение При сыне Хызр-Ходжа-хана Мухаммад-хане (1408—1416
гг.). При нем Могулистан стал независи­мым от Тимуридов, ему удалось освободить
от их власти земли в долинах Чу и Таласа. Уменьшились на время усобицы
и распри. В целях централизации государства Мухаммад-хан упорно насаждал в
Могулистане ислам. Все чаще восточные рубежи Могулистана стали подвергаться
нападениям ойратов (западная часть монголов, в сред­неазиатских источниках они
назывались калмаками). Многократно сражался с ними Вайс-хан (правил с
перерывами в 1418—1428). Он вынужден был перенести свою ставку из Турфана в
местность Илиба-лык в Семиречье. После Вайс-хана все более обнаруживались
призна­ки упадка Могулистана.
В междоусобной борьбе верх одержала группировка знати во главе с улусбеком
Мир Мухаммад-Шахом дуглатом, поддержавшим сына Вайс-хана Есен-Бугу
(1433—1462). При Есен-Буге в конце 50-х гг. в Семиречье откочевала из
Восточного Дашт-и Кыпчака часть казахов во главе с султанами Джаныбеком и
Гиреем. Завершавшийся процесс формирования тюркских и тюркизированных племен
Семиречья в
казахский Старший жуз, а вместе с племенами всего Казахстана — в казахскую
народность, а также процесс консолидации тюркских и тюркизированных племен
Притяньшанья в киргизскую народность явились важным фактором постепенного
обособления Юго-Восточ­ного Казахстана и Киргизии и распада Могулистана. На
определен­ном этапе развития это государство сыграло важную роль, создав
известные гарантии самосохранения и развития крупных этнических групп,
подготовив условия для последующего генезиса этнически однородных государств
в регионе.
Ослабление и распад Могулистана вызваны и другими политичес­кими и социально-
экономическими причинами. Среди них — раз­дробленность страны на уделы
(улусы) династические распри Чага­таидов и войны племенной знати,
недовольство народных масс пос­тоянной нестабильностью, поборами,
выливавшимися в кочевой среде в массовые откочевки. Несколько укрепил
положение в госу­дарстве хан Юнус (1462—1487), но в 1472 г. он потерпел
поражение от ойратов, вторгшихся в Семиречье, бежал на Сырдарью. В 80-х гг.
ему удалось захватить Сайрам и Ташкент. Сын Юнус-хана Султан Ахмад-хан в 1474
г. основал в восточной части Могулистана фактически независимое владение. Его
брат Султан Махмуд-хан (1487—1508) вел войну с казахскими ханами в Семиречье
и районе присырдарьинских городов. Последний из правителей Могулистана, внук
Юнус-хана Султан Саид-хан в 1514 г. отобрал у вассального правителя могулис-
танских ханов Абу Бекр-мирзы дуглата Кашгарию и основал в Восточном
Туркестане новое государство — Могулию. Казахские роды и племена Семиречья с
60-х гг. вошли в состав Казахского ханства.
В 20-х гг. XV в. на степных пространствах Казахстана обособилось в результате
распада Ак-Орды и усобиц Джучидов ханство наиболее сильного из них, Шайбанида
Абулхайр-хана. В исторической литера­туре это государство имеет и другие
названия — Государство кочевых узбеков, Узбекское ханство.
Распри Джучидов, наиболее крупными из которых были Джумадук хан, Махмуд
Ходжа-хан, Мустафа-хан и др., завершились гибелью хана Ак-Орды Барака и
избранием на ханство в 1428 г. Шайбанида Абулхайра, сына Давлат-Шайх-оглана.
Абулхайру удалось создать самостоятельное ханство и удерживать власть в
течение сорокалет на обширной территории степных районов Казахстана.
Территория хан­ства Абулхайра простиралась от Яика (Урала) до Балхаша на
востоке, от низовий Сырдарьи и Аральского моря на юге до среднего течения
Тобола и Иртыша на севере.
Этнический состав населения ханства был таким же сложным, как и состав
населения Ак-Орды. В него входили в основном те же племена, что и в это
политическое объединение. В конце XIV — первой половине XV вв. эти племена
были известны под общим этнополитическим именем «узбеки». Источники называют
в их чис­ле такие этнические группы (по терминологии письменных источни­ков
того времени иль, улус, аймак, тайфа и др.), как кыпчаки, найма-ны, мангыты,
карлуки, кунграты, канглы, уйшуны, уйгуры, курлауты, дурмены, кенегесы,
утарчи, буркуты, кушчи, кият, ктай, джат и др. Это были тюркские племена в
основном кыпчакского и карлукского происхождения, потомки населения
раннесредневекового Дешт-и Кыпчака и Юго-Восточного Казахстана, таких, как
канглы, уйсуни, карлуки, а также давно уже тюркизированные монгольские.
Нес­колько позднее многие из этих этнических групп стали известны как племена
казахского Среднего жуза. Упомянутые племена и племен­ные объединения были
близки между собой по уровню экономичес­кого развития, общественным
отношениям, культуре.
Ханство Абулхайра не стало централизованным государством, оно подразделялось
на несколько этнотерриториальных, этнополи-тических групп, владений (улусов)
во главе с Чингизидами разных линий и верхушкой кочевых племен. Усобицами и
войнами был заполнен весь период правления Абулхайра. В 30-х гг. он разбил на
Тоболе Шайбанида Махмуд-Ходжа-хана, в присырдарьнских степях одержал верх над
Джучидали Махмуд-ханом и Ахмед-ханом (из по­томков Тука-Тимура), захватил
Орду-Базар. В 1446 г. Абулхайр разбил Мустафу-хана. В числе продолжавших
сопротивление противников Абулхайра источники называют Джучидов Ибак-хана,
Буреке-султа-на, правнуков хана Ак-Орды Уруса Джаныбека и Гирея.
В угоду поддерживавшей его знати кочевых племен Абулхайр-хан вел
завоевательные войны за пределами своего ханства — в Средней Азии, на юге и
юго-востоке Казахстана. В 1430 г. на короткое время он захватил Хорезм,
разграбил Ургенч. В 1446 г. Абулхайру удалось отобрать у Тимуридов и потомков
акордынских ханов ряд городов на Сырдарье и в предгорьях Каратау-Сыгнак,
Сузак, Ак-Курган, Узгенд, Аркук. Города были розданы в виде уделов (сойургал)
поддерживав­шим его вождям племен, в частности, мангытам. Это значительно
укрепило авторитет Абулхайра среди одной части знати, обострило отношения с
другой.
Сыгнак стал столицей ханства (до того ханскими ставками были города Тара и
Орду-Базар). В 50-х гг. Абулхайр-хан совершал граби­тельские набеги на
Самарканд и Бухару, вмешиваясь во внутренние усобицы Тимуридов Мавераннахра.
В 1457 г. Абулхайр, в свою оче­редь, потерпел под Сыгнаком жестокое поражение
от ойратов, втор­гшихся в пределы Юго-Восточного и Южного Казахстана. В конце
50-х — начале 60 гг. в западную часть Могулистана от Абулхайра откочевала
часть племен во главе с султанами Джаныбеком и Гиреем, против которых он
предпринял поход в 1468 г., но по пути умер. После смерти Абулхайр-хана
государство распалось. Преемник хана Абул­хайра Шайх Хайдар-хан был убит
сразу же в развернувшейся междо­усобной борьбе многочисленных Джучидов. Внуку
Абулхайра Мухам-маду Шайбани пришлось вести долгую и упорную борьбу за власть
в степи, а главное — в южных городах региона Средней Сырдарьи и Каратау с
казахскими ханами.
Отсутствие прочных связей между отдельными частями государ­ства, постоянные
династийные распри и усобицы за раздел террито­рии и вместе с тем
сопротивление эксплуатации и гнету со стороны рядовых кочевников,
выражавшееся в откочевках массы людей на другие территории, ослабили ханство
Абулхайра и привели к распаду. Практически действовали те же причины, что и в
Могулистане. Как и там, здесь также шел процесс консолидации племен в
обособлен­ные этнополитические структуры.
С образованием Казахского ханства власть Шайбанидов из рода Абулхайра на
территории Восточного Дешт-и Кыпчака прекрати­лась. Часть кочевых узбеков
(групп из племен кыпчаков, карлуков, уйгуров, кунгратов и других) ушла во
главе с ними в начале XVI в. в Мавераннахр. На территории Казахстана
оставшиеся племена ото­шли под власть казахских ханов. Воспользовавшись
ослаблением государства Тимуридов, Шайбаниды захватили власть в Средней Азии.
Одним из крупных государственных объединений, возникших в ходе распада
Золотой Орды, была Ногайская Орда. Она занимала в XIV— XV вв. часть
территории Западного Казахстана. Первоначаль­но, с конца XIV в., это
объединение племен между Уралом и Волгой называлось «Мангытским юртом», по
названию одного из наиболее крупных его племен. Обособление Ногайскуй Орды,
как полунезави­симого владения, началось еще при Едыге, который был крупным
деятелем в Золотой Орде, фактически державшим в своих руках власть в ней
около 15 лет (1396—1411). Едыге воевал с Тохтамышем, ставил подставных ханов
в Золотой Орде, в период феодальных смут и усобиц пытался усилить Ногайский
улус. Был убит в 1419 г. Позднее вожди мангытов ориентировались на восточных
соседей, были союз­никами Абулхайр-хана. Окончательно Ногайская Орда
обособилась к середине XV в., усилившись при сынеЕдыге Hyp ад-Дине
(1426—1440).
Границы Ногайской Орды, как и других кочевых государств, меня­лись в зависимости
от внешнеполитической обстановки. Ко второй половине XV в. ногаи вышли за
пределы левобережья Урала и стали занимать кочевья «узбеков», продвигаясь все
дальше к востоку и югу. Занятый сырдарьинскими городами, набегами в Среднюю
Азию, Абулхайр не противодействовал ногайцам. Они могли пополнить контингент
его кочевых подданных. Кочевья ногаев на северо-восто­ке простирались уже до
Сибири (земли юго-восточнее Тюмени назы­вались Ногайской степью), на
юго-востоке они временами кочевали у Сырдарьи, берегов Аральского моря. Здесь
их правители Ваккас-. бий мангыт, Муса-мирза, Ямгурчи и др. помогли Абулхайру в
захвате городов на Сырдарье. Позднее ногайцы то воевали, то вступали в союзные
отношения с казахскими ханами. В середине XVI в. Хакк-Назар-хана
называли в источниках «ханом казахов и ногаев».
Этнический состав Ногайской Орды до определенного периода, периода завершения
консолидации тюркских народностей региона, был близок к составу племен Ак-
Орды и Ханства Абулхайра. В составе его были тюркские и тюркизированные
монгольские племе­на и племенные объединения. Помимо мангытов, в Ногайскую
Орду входили кыпчаки, канглы, кунграты, найманы, уйшуны, карлуки, ктай,
аз(ас), алшин, тама и др. Ногайская Орда возникла как этнопо-литическое
объединение; входившие в нее племена составили основу ногайской народности,
сформировавшейся к концу XV в.
Во второй половине XV в. появилось название народности «но­гаи», под которым
они стали известны соседним народам.
В ногайском обществе XIV—XVI вв., как и в других обществах окружающего
кочевого мира, существовали раннефеодальные отно­шения, при этом сохранялись
многие черты патриархально-родового уклада. На высшей ступени сословной
лестницы находились князья, ханы, мурзы, султаны, баи; они стояли во главе
орд, улусов, аулов, решали все экономические вопросы жизни соплеменников.
Владея огромным богатством, а оно заключалось главным образом в
много­численных табунах лошадей, верблюдов, отарах овец, стадах крупного
рогатого скота, ногайская степная аристократия распоряжалась и кочевьями,
пастбищами, охотничьими угодьями, хотя формально на них сохранялась родовая
общинная собственность.
В Ногайской Орде сложилась устойчивая улусная система полити­ческой
организации власти и управления. Князь в Орде имел наслед­ственную власть,
военную, дипломатическую, административную, Орда состояла из нескольких
улусов, каждый из которых объединял множество родоплеменных групп. Во главе
улусов стояли мурзы, нередко обладавшие неограниченной властью в своих
владениях, распоряжавшиеся лучшими и наиболее удобными улусными пастби­щами.
Улусные рядовые кочевники-скотоводы обязаны были коче­вать со своими мурзами,
вносить подать, являться с оружием во время военных походов. Набеги, войны с
соседями приносили степной аристократии большие доходы. Орда могла выставить
до 300 тыс. воинов.
В XVI в. устанавливаются торгово-экономические и политичес­кие связи
Ногайской Орды с Русским государством. История Ногай­ской Орды теснейшим
образом связана с историей соседних ханств Поволжья и Сибири, Средней Азии и
Казахстана. Особенно близко связана история ногайцев с историей кочевых
узбеков и казахов. Часть ногайцев, кочевавшая от Эмбы до Сырдарьи, находилась
в постоянных контактах с казахами.
После присоединения Казанского и Астраханского ханств к Рос­сии и в связи с
междоусобицами среди ногайского правящего рода, Ногайская Орда распалась на
несколько самостоятельных орд. Часть ее населения на территории Казахстана
вошла в состав Младшего жуза казахов. Ногайские орды в период раздробленн
остов XVI—XVIII вв. за пределами Казахстана находились в определенных
отношениях с Крымским ханством и Российским государством. На северо-востоке
часть ногайских родов отошла под власть сибирских владетелей. Владения
Ногайской Орды в этом направлении доходили до Иртыша, граничили с территорией
Сибирского ханства.
Сибирское ханство с 60-х гг. XV в. до конца XVI в. вместе с территориями
Западной Сибири, землями по Оби, Тоболу, Ишиму, охватывало и часть территории
современного Северо-Восточного Казахстана, земли правобережья Иртыша. До
этого в XIV в. здесь существовало Тайбугинское политическое объединение
тюркских племен, главенствующую роль среди которых играли киреиты. Юж­нее в
XIV — начале XV вв. располагались земли Ак-Орды; до Иртыша и Алтая доходили
владения ханов Могулистана.
Основное население Сибирского ханства составляли тюркоязыч-ные племена,
известные под собирательным этнонимом «сибирские татары», и угорские племена.
В источниках упоминаются владения ханов Сибирского ханства (из династии
Шайбанидов) на среднем течении Тобола, Ишима, Иртыша, землях до Ямышевского
озера. Территории юго-восточнее по Иртышу занимали уже в XVI в. ойраты
(джунгары или калмаки). На северных территориях распавшегося в: начале XVI в.
государства Могулистан, по верхнемутечению Иртыша, к востоку от Тарбагатая, в
верховьяхИли, шел процесс политического объединения ойратских племен.
Сибирские ханы и ойратские тайши в XV—XVI вв. были постоянными соперниками
казахских ханов на северных и восточных границах Казахстана, которым
приходилось в долгой борьбе отстаивать свои земли.
                        § 2. Экономика и культура                        
Основным занятием населения Казахстана в XIV—XV вв. остава­лось, как и в
предшествующие века, кочевое скотоводство. Кочевни­ки разводили овец и
лошадей, верблюдов, в отдельных районах — крупный рогатый скот, например, у
ногайцев и каракалпаков в западных и южных землях, в поймах рек и предгорьях.
В этих же местах население занималось и земледелием, богарным и поливным,
также рыболовством и повсюду — охотой. Лошадь являлась основ­ным средством
передвижения во время перекочевок и в военных походах. Овцеводство было
распространено повсеместно. Кроме ос­новного продукта питания мяса, оно
давало кожи, шкуры, шерсть, применявшиеся для изготовления одежды, постельных
принадлеж­ностей, ковров, войлочных изделий, для утепления юрты и т. д.
Домашние ремесла по обработке животноводческого сырья удовлет­воряли
потребности кочевников в предметах одежды и быта. Отдель­ные мастера
изготовляли более сложные предметы — конскую сбрую, металлические украшения,
военное снаряжение (мечи, копья, луки, стрелы), арбы, детали юрты и т. д.
Соотношение выделившихся в ходе эволюции скотоводческого хозяйства трех его
типов — кочевого, полукочевого и оседлого — издавна существовавших на
территории Казахстана, на протяжении -веков не оставалось неизменным. Оно
менялось не только в зависи­мости от экологических условий, но и от
политических событий, миграций племен и народов, в свою очередь, связанных с
этими условиями и событиями. Эти события и условия могли даже повлиять на
изменение маршрутов кочевании, издавна сложившихся в соот­ветствии с
естественно-географическими условиями и исторически­ми традициями. В силу
традиций кочевые роды и племена Ак-Орды и Ханства Абулхайра переходили на
зиму из кочевий в отдельных районах Восточного Дешт-и Кыпчака в долины
Сырдарьи и ее прито­ков, в предгорья Каратау и Приаралья.
Территории нередко приходилось удерживать силой в борьбе с правителями соседних
государств. Традиционные маршруты кочевий ногайских скотоводов от зимних
стоянок в устье Волги и на северо­восточном побережье Каспийского моря до
летних вверх по Волге, Уралу, Эмбе в соответствии с политической обстановкой
сдвигались как в сторону Приаралья и низовий Сырдарьи на востоке, так и
вдоль побережья Каспия на юг, к Кумской низменности — на запад. В Семиречье
маршруты кочевий были более короткими. Источники называют наиболее известные из
пастбищных угодий: джайляу Улуг-Жулдуз и Кишик-Жулдуз в бассейне р. Или,
пастбища равнины Абиш Между Чарыном и Чиликом и др.
В XIV—XV вв. произошли коренные изменения в общем балансе хозяйственных
занятий населения Юго-Восточного Казахстана. Дли­тельное господство
монгольских ханов и феодалов, приток еще в XIII в. новых многочисленных
кочевых племен с востока, постоянные междоусобные войны в Чагатайском улусе,
в государстве Хайду за перераспределение владений, а с этими войнами были
связаны дли­тельные и частые перемещения монгольских войск, к концу XIV в.
уничтожили оседло-земледельческую и городскую культуру в Семи­речье. Исчезла
аграрная округа вокруг городов, а затем исчезли и сами древние города
Баласагун, Алмалык, Алматы, Тараз, Каялык, Ики-Огуз и др.
Повсеместно возобладало кочевое скотоводство, оно преврати­лось в главную
отрасль хозяйства местного населения. Следы земле­дельческой жизни еще
сохранялись в XIV—XV вв. в Западном Семи­речье в долинах Чу и Талас, в
округах исчезнувших городов. Письмен­ные источники сообщают о строительстве в
XV в. новых поселений, караван-сараев, крепостей, например, по сведениям
Мухаммад Хай-дара, в районе Иссык-Куля. Но в целом, в период вхождения
региона Юго-Восточного Казахстана и Киргизии в государство Могулистан
городская жизнь здесь так и не возродилась. Поэтому в экономичес­кой и
политической жизни этого государства важное значение имели оседло-
земледельческие районы и города Кашгарии. Борьба за них часто вызывала
междоусобные войны в Могулистане. В конце XV в. могульским ханам, вмешавшимся
в борьбу казахских ханов, шайба-нидских правителей и последних Тимуридов за
власть над городами в бассейне Средней Сырдарьи, удалось подчинить на время
Ташкент и Сайрам. Жизненные интересы населения кочевых районов Семи­речья,
необходимость сбыта продуктов скотоводства и получения предметов городского
ремесленного производства и земледельчес­кой продукции ориентировали их на
экономические связи с населе­нием земледельческих областей также и Южного
Казахстана и Сред­ней Азии.
Определенный подъем городской и земледельческой жизни в XIV—XV вв. происходил
на землях Южного Казахстана. Источники упоминают о строительстве в Отраре,
Сауране, Сыгнаке, Дженде, осуществленном ханами Ак-Орды Ерзеном, Мубарак-
Ходжой, Уру-сом. Возводились жилые постройки, культовые и общественные
здания. Восстанавливались крепостные стены и укрепления, строи­тельство
которых ранее было запрещено монгольскими властями. Наиболее значительным
сооружением на рубеже XIV—XV вв. явля­ется возведенный эмиром Тимуром
мавзолей Ходжи Ахмеда Ясави в городеЯсы (Туркестане). Складывался новый
архитектурный стиль, совершенствовались строительные методы, развивались
ремесла, связанные со строительным делом (изготовление кирпича, облицо­вочных
материалов, в частности поливных изразцов). В городах развивалось ремесленное
производство. В Отраре, например, архео­логическими раскопками выявлены
усадьбы и мастерские гончаров, кузнецов, ткачей, хлебопеков и др. Большим
разнообразием цвета и орнаментовки отличалась местная керамика. Работали
монетные дворы Сыгнака (столица ханов Ак-Орды), Отрара, Сарайчика (столи­ца
Ногайской Орды). Восстанавливалась и продолжала развиваться жизнь в
земледельческой округе Сыгнака, Ясы, Саурана, Сайрама и других городов. На
поливных землях выращивались зерновые культу­ры (пшеница, ячмень), а также
огородные и бахчевые; распростране­но было виноградарство и садоводство.
Продукция земледельцев и городских ремесленников служила предметом обмена в
хозяйствен­ных связях населения Южного Казахстана и Восточного Дешт-и Кыпчака
и Семиречья. Торговля была одной из наиболее существен­ных сторон
жизнедеятельности городов Южного Казахстана. Оживи­лась и транзитная торговля
на пути из Европы через Крым, низовья Дона, далее в Сарайчик, Отрар, Сайрам с
выходом на древние торго­вые пути из Средней Азии через Семиречье на Алтай и
в Восточный Туркестан.
Торговый взаимообмен скотоводов степных районов Восточного .-Дешт-и Кыпчака и
Семиречья с земледельческим и городским насе-.лением Южного Казахстана и
Средней Азии положительно воздей­ствовал как на рост городского и
земледельческого хозяйства на юге, так и скотоводческого в степи. Выгодное
положение региона Южного Казахстана на стыке оседло-земледельческогомира
скочевой степью, на перекрестке магистральных торговых путей сделали его
центром хозяйственно-культурных, экономических контактов соседствующих
народов. Они способствовали заимствованию кочевниками и земле­дельцами друг у
друга элементов материальной культуры, быта, хо­зяйственных навыков,
социальных норм, форм государственной орга­низации, военного искусства, вели
к культурному обмену. Через эти города шло распространение среди степной
аристократии мусульман­ской культуры, письменности, книжного образования.
Регион Южного Казахстана (по терминологии источников того времени —
Туркестана), особенно его северная часть, были традици­онным политическим и
экономическим центром всех государствен-. ных образований на территории
Казахстана. Присырдарьинские го­рода Сыгнак, Отрар, Ясы (Туркестан), Сайрам,
Сауран, Сузак и др. постоянно были в центре военных столкновений правителей
сосед--них государств. За них сражались с Тимуридами, правившими в Средней
Азии (Мавераннахр), ханы Ак-Орды на рубеже XIV—XV вв., Абулхайр-хан — в 40—60
гг. XV в.; за них сражались с узбеками щайбанидами первые казахские ханы.
Здесь правители Восточного Дергг-и Кыпчака раздавали владения своим вассалам,
собирали на­логи, опирались на местные города в борьбе за власть в степи,
осуществляли строительство. Здесь находились их родовые усыпаль­ницы (знак
владения территорией). Свой вклад в развитие городской  и земледельческой
культуры на юге Казахстана, как и на юго-востоке в прошлом внесли далекие и
близкие предки казахской народности, как и сами казахи в XV—XVII вв.
.Процесс феодализации общественных отношений в кочевых ско-товодческих
районах Ак-Орды, Ногайской Орды, Ханства Абулхайра и Могулистана происходил
медленно, при значительном сохранении .уиережитков родоплеменной организации
кочевников. Последнее было связано с ростом удельного веса кочевого
скотоводства, рестав-йрацией патриархальных черт в организации управления, в
формах Землевладения, эксплуатации подвластного населения в период
монгольского господства.
Существовавшая улусная система общественной организации на- селения позволяла
кочевникам иметь в общинном владении опреде­ленную территорию с пастбищными
угодьями и водоемами, предот­вращала столкновения сдругими улусными
объединениями родопле-менных групп. Право на кочевые улусы и соответствующие
им терри­тории имели все члены правящей династии (огланы, султаны, мир­зы).
Многочисленная знать, возглавлявшая родоплеменные группы (улусбеки, эмиры,
баи, карачи), приобретала иммунитетные права (тарханство). В источниках
отмечены другие формы землевладения, земельной собственности: инджу (ханские
земли), мульк — частновладельческие земли, встречавшиеся в земл едельческих
оази­сах, вакф— земли мусульманских учреждений и духовенствав районах
распространения ислама, в южных городах Казахстана. Более упоря­доченной
стала система взимания налогов и податей с оседлого населения. Институт
«родовой помощи» у кочевников скрывал раз­личные формы зависимости и
эсплуатации бедных богатыми.
Интенсивно развивался в XIV—XV вв. начавшийся ранее процесс образования,
объединения, становления тюркскихлитературных язы­ков трех основных
диалектных групп: карлукско-уйгурской, уйгурско-огузской и кыпчакско-
огузской. Монгольское завоевание не привело к распространению монгольского
языка. Местная тюркская среда сравнительно легко поглотила монгольские
элементы.
На кыпчакском языке в XIII—XIV вв. было создано большое количество
литературных памятников, развивалось устное народное творчество. Кыпчаки и
другие тюркские племена имели свою устную поэзию. Образцы фольклора (загадки,
афоризмы, пастушеские пес­ни) сохранились в памятнике кыпчакского языка
«Кодекс кумани-кус». В XIV—XV вв. из кыпчакско-ногайской подгруппы кыпчакской
группы тюркских языков выделился казахский язык. В эту подгруппу кроме
казахского входят ногайский и каракалпакский языки. В Дешт-и Кыпчаке, в
Ногайской Орде развивалось творчество певцов (жы-рау), известны имена Сыпыра-
жырау и Кодана-Тайши (XIV в.), Аса-на-Кайгы и Казтугана (XV—XVI вв.),
воспевавших идею единства народа, любовь к родине. Складывался кыпчакский
героический эпос.
В оседло-земледельческой полосе Южного Казахстана становил­ся господствующей
религией ислам, распространяли свое влияние суфийские ордена «ясавийя» и
«накшбандийя»; кочевое население придерживалось шаманизма и культа предков.