Каталог :: История

Контрольная: Древнерусские государства и их исторические судьбы

                                Самарский филиал                                
Московского государственного университета печати
Заочное отделение
Факультет полиграфия издательского дела
                     Контрольная работа по истории отечества                     
на тему
«Древнерусские государства и их исторические судьбы»
Выполнила:
студент 1 курса по специальности «Книгораспространение»
В.С. Володарская
Проверила: Н.Ф. Банникова
Оценка:
                                   Самара 2003                                   
     План
     Введение
1. Откуда и когда взяла своё начало Древняя Русь.
2. Древнерусское государство.
3. Принятие христианства на Руси.
Заключение
     
      

Введение

Государство - это, в первую очередь, аппарат насилия, определённо сложившаяся система органов, которая регулирует отношения между людьми в классовом обществе в интересах господствующего класса. Классы - это большие группы людей, которые различаются по их отношению к собственности на средства производства, роли в общественной организации труда, способам получения и размерам материальных богатств, месту в исторически сложившейся системе общественного производства. Верхушка общества в своих руках сосредотачивает власть, нанимает дружину, силой регулирует отношения с не собственниками. Таким образом, основной предпосылкой образования государственности будет деление общества на классы, внутреннее неравенство, а также необходимость защиты этноса и территории. Образование государства у восточных славян явилось закономерным итогом длительного процесса разложения родоплеменного строя и перехода к классовому обществу. Процесс имущественного и социального расслоения среди общинников привел к выделению из их среды наиболее зажиточной части. Родоплеменная знать и зажиточная часть общины, подчиняя себе массу рядовых общинников, нуждается для поддержания своего господства в государственных структурах. Зародышевую форму государственности представляли собой восточнославянские союзы племен, которые объединились в супер союзы, правда, непрочные. Откуда и когда взяла свое начало Древняя Русь. Складывание этнической карты нашей страны началось в столь отдаленную эпоху первобытно общинного строя, когда еще не появилась письменность, а археологические памятники (древние предметы, сооружения, изображения, погребения и т.п.) не дают сведений о языке - важнейшем этническом признаке. Нашими далекими предками были славяне - крупнейшая в Европе группа народов, связанных родственным происхождением, общностью территории проживания и близостью языка. В эту группу входят восточные славяне - русские, украинцы и белорусы; западные славяне - поляки, чехи, словаки, кашубы и лужичане; южные славяне - болгары, сербы, хорваты, словенцы, македонцы, черногорцы и боснийцы. По своему языку все славяне относятся к большой семье индоевропейских народов, издавна населявших Европу и часть Азии (до Индии включительно). В индоевропейскую семью языков входят несколько групп родственных языков: славянская, балтийская, германская, романская, иранская, индийская и др. Среди индоевропейских народов к славянам наиболее близки народы балтийской группы: литовцы, латыши и древние пруссы. Проблема происхождения и расселения славян до сих пор остается дискуссионной, но многочисленные исследования историков, археологов, антропологов, этнографов и лингвистов дают возможность составить общую картину ранней истории славянских народов. Область расселения славянских племен была Средняя и Восточная Европа. Как полагают советские, польские и чехословацкие археологи, праславянскими племенами были древнейшие племена - носители археологической культуры, так называемой шнуровой керамики. Они занимались земледелием и скотоводством и в середине 3-2 тысячелетий до н.э. селились на обширных пространствах между течением Днепра на востоке, Каратами на юге, Одрой на западе и Балтийским морем на севере. Во второй половине 1 тысячелетия до н.э. и в первой половине 1 тысячелетия н.э. в лесостепной зоне этой территории обитали племена, известные по культуре полей погребения. Они, как правило, сжигали покойников, и прах хоронили в земле в особых глиняных сосудах - урнах на кладбищах. Они жили первобытнообщинным строем, в первой половине 1 тысячелетия н.э. уже знали плужное земледелие и гончарный круг (Черняховская культура), что свидетельствует, с одной стороны, о начавшемся отделении ремесла от земледелия, а с другой - о начале разложения родоплеменного строя. Археологи считают их ранними славянскими племенами. В среде этого раннеславянского населения отсутствовали прочные экономические и культурные связи, и шел процесс этнической дифференциации. В ходе его к концу бронзового и в период раннего железного века возникли своеобразные по культуре группы племен, в том числе на востоке племена поднепровских культур, а на западе - племена лужицкой культуры. Этим было положено начало образованию восточного и западного славянства. Западные славяне, жившие в 3-2 вв. до н.э. 4-5 вв. н.э. в бассейне Вислы и Одры и в верховьях Днестра (на территории теперешней Польши и соседних с ней областей Украины), отчетливо представлены пшеворской культурой. Она получила название по могильнику у Пшеворска и возникла на основе вариантов лужицкой культуры. В первые века н.э. западнославянские племена, населявшие территорию от северных отрогов Карпат (Венедские горы) до Балтийского моря, впервые упоминают античные авторы. Под именем венедов они были известны Плинию Старшему, Тициану и Птоломею Клавдию. С 1-2 вв. до позднего средневековья название "венеды" распространялось на значительную часть западных славян. В середине 1 тысячелетия н.э. у славян завершался процесс распада первобытнообщинного строя. Этому способствовали широкое распространение железа, развитие земледелия и скотоводства, зарождение ремесла. По данным многих источников, к этому времени венеды разделились на две группы - склавинов и антов. Районом расселения союза склавинов бы ли земли на западе от Днестра, - племенного союза антов - Поднепровье и Среднее Поднепровья. На рубеже 5-6 вв. анты совместно со славинами вступили в борьбу с Византийской империей. Эта борьба была частью общего сражения европейских племен с рабовладельческими государствами Средиземноморья и Причерноморья, что являлось одним из признаков кризиса рабовладельческого строя. Борьба славян с Византией продолжалась в течение 100 лет и закончилась тем, что в начале 7 в. славяне заселили поречье Дуная и часть Балканского полуострова. Этим было положено начало третьей славянской группе - южному славянству. В середине 1 тысячелетия н.э. на обширной территории Восточной Европы, от озера Ильмень до Причерноморских степей и от Восточных Карпат до Волги, сложились восточнославянские племена. Историки насчитывают около 15 таких племен. Каждое племя представляло собой совокупность родов и занимало тогда сравнительно небольшую обособленную область. Согласно "Повести временных лет", карта расселения восточных славян в 8-9 вв. выглядела так: словене (Ильинские славяне) жили на берегах Ильменского озера и Волхова; кривичи с полочанами - в верховьях Западной Двины, Волги и Днепра; дреговичи - между Припятью и Березиной; вятичи - на Оке и Москве-реке; радимичи - на Соже и Десне; северяне на Десне, Сейме, Суле и Северском Донце; древляне - на Припяти и в Среднем Поднепровье; поляне - по среднему течению Днепра; бужане, волыняне, дулебы - на Волыни, по Бугу; тиверцы, уличи - на самом юге, у Черного моря и у Дуная. Академик Б. А. Рыбаков отмечает, что уже со 2 в. н.э. обнаруживается "резкий подъем всей хозяйственной и социальной жизни той части славянского мира, которая в свое время создала приднепровские сколотские царства, а в будущем станет ядром Киевской Руси - Среднего Поднепровья". Рост количества кладов римских монет и серебра, относящихся к эпохе императора Трояна (98-11) и найденных на землях восточных славян, убедительно свидетельствует о быстром развитии у них торговли. О славянском экспорте хлеба в-2-4 вв. говорит заимствование славянами римской хлебной меры - квадрантала, ставшего потом у них четвериком (26,26 л) и дошедшего в нашей метрологии до 1924 г. Во 2-4 вв. формы быта славянского мира становятся более многообразными. Основу хозяйственной жизни восточных славян составляло земледелие. Но если славяне, жившие в лесной зоне Среднего Приднепровья, знали подсечное земледелие (зарубинецкая культура), то славяне, жившие в лесостепи Нижнего Приднепровья, освоили уже плуг с лемехом и череслом и применяли более эффективное плужное земледелие (Черняховская культура). Славяне возделывали пшеницу, ячмень, рожь, просо, горох, гречиху. До нас дошли свидетельства об использовании нашими предками ям-хранилищ, вмещавших до 5 т зерна. Если экспорт зерна в Римскую империю стимулировал развитие земледелия, то местный рынок способствовал появлению нового способа размола зерна - на мукомольнях с жерновами. Стали строиться хлебные специальные печи. Славяне разводили крупный рогатый скот и свиней, а также лошадей, занимались охотой и рыболовством. В повседневном быту славяне широко использовали так называемый ритуальный календарь, связанный с аграрной магией. В нем отмечались дни весенне-летнего сельскохозяйственного сезона от прорастания семян до жатвы и особо выделялись дни языческих молений о дожде в четырех разных сроках. Указанные четыре срока дождей считались оптимальными для Киевщины и в агрономических руководствах конца 19 в., что свидетельствует о наличии у славян 4 в. достоверных агротехнических наблюдений. У восточных славян были широко развиты кузнечное и литейное дело. Они изготовляли на гончарном круге керамику, мастерили ювелирные и костяные предметы обихода. В отличие от славянского лесного севера с характерными для него маленьким городищами у славян лесостепи возникали ничем не огражденные большие села. Они тянулись по берегам рек на 1-1,5 км, напоминая позднейшие украинские села с их вольной планировкой усадеб. Наряду с обычными жилищами (10-20 кв. м) строились большие дома-огнища площадью 100-120 кв. м. Они стояли по соседству с другими домами и предназначались, вероятно, уже не для большой семьи- задруги, а для челяди. Для жизни славян весьма характерна постройка общей оборонительной линии, известной под именем Змиевых валов и охватывающей все Среднее Приднепровье. О существовании этих валов во 2-4 вв. говорят, в частности, два факта: отсутствие в то время самостоятельных оборонительных укреплений у всех сел и находка клада римских монет в насыпи одного из валов. Сооружение большой общей оборонительной линии может свидетельствовать о появлении государственного начала. Восточные славяне жили в окружении многочисленных соседей. На запад от них обитали западные славяне, на юг - южные славяне. На северо-западе прибалтийские земли занимали предки современных литовцев, латышей и эстонцев. В северо-восточных лесах и тайге жили многие финно-угорские племена - мордва весь, карела, чудь. На востоке, в районе Средней Волги, сложилось государство Волжская Болгария. Эти болгары были тюркским народом, состоящим в родстве с чувашами и кавказскими балкарцами. Хозяевами южных степей были кочевники - тюрки, авары, хазары. В IX в. там появились печенеги, а в XI в. в степи пришли половцы. В районе Среднего Дуная (территория современной Венгрии) в IX в. обосновались венгерские племена - они пришли туда из Приуралья через южнорусские степи и там обрели новую родину.

Древнерусское государство

Древнерусское государство — Киевская Русь — пережило расцвет в ХI-ХП вв., а затем распалось на множество княжеств. В XIII в. Русь была завоевана кочевниками-монголами и надолго утратила национальную независимость. Самым крупным княжеством Северо-восточной Руси (будущей Великороссии) было Владимирское великое княжество. Владимирский князь Александр Невский успешно воевал со шведами и ливанскими рыцарями в Прибалтике, но покорился власти монгольской империи — Золотой Орды. Древнейший город Руси — Новгород избежал татарского нашествия. Однако князь Александр помог Орде подчинить Новгородскую землю. После смерти Александра Владимирское княжество подверглось дроблению и пришло в упадок. Отныне на владимирскую корону могли претендовать те из князей, кто обладал военной мощью и пользовался покровительством Орды. В начале XIV в. владимирской короной завладели тверские князья. Но вскоре они принуждены были уступить первенство московским князьям. Александр Невский наделил княжествами всех своих сыновей. Москва досталась самому младшему из них Даниилу, а от него перешла к его детям Юрию и Ивану I Даниловичам. Своей преданностью Орде Даниловичи заслужили милость ее властителей. С помощью ордынских войск они подавили антитатарское восстание в Твери и дотла разорили Тверскую землю. В народе Иван I получил прозвище Калита (денежный мешок). Доверяя московскому князю, хан предоставил ему право собирать дань со всей Руси и доставлять ее в Орду. Дань стала средством обогащения московской казны. Московские государи не щадили сил и, не стесняясь, использовали подкуп, обман, насилие, чтобы расширить свои владения. Эти князья, лишенные таланта и отличавшиеся устойчивой посредственностью, вели себя, как мелкие хищники и скопидомы (В. О. Ключевский). Лишь случай помог Московскому княжеству избежать дробления и упадка после смерти Ивана Калиты. Его старший сын Семен Гордый с семьей умерли от чумы. Та же участь постигла второго сына Калиты Ивана II Красного. Будущее династии сосредоточилось на девятилетнем княжиче Дмитрии Ивановиче. После его коронации правителем государства, как полагают, стал митрополит Алексей, который при помощи игумена Сергия Радонежского воздвиг на Руси здание православной теократии (Л. Н. Гумилев). Приведенная оценка легендарна. Византийские источники сообщают, что Иван Красный перед смертью назначил опекуном сына и правителем страны митрополита Алексея. Но византийцы получили информацию от посланцев самого Алексея, придерживавшихся тенденциозной версии. Алексей был митрополитом Киевским и всея Руси. Но древняя церковная столица Руси попала под власть Литвы. Когда Алексей отправился в Киев для управления церковными делами, его там арестовали и длительное время держали в темнице. Как раз в это время в Москве умер Иван II. В его завещании не упомянуто даже имя Алексея. Правителями Московского княжества были не “теократы” Алексей или Сергий, а московские “великие бояре”. Без них Дмитрий Иванович не мог вести войну и решать государственные дела. Северо-восточная Русь делилась на множество независимых княжеств, постоянно враждовавших между собой. Если князь затевал войну без совета с боярами, те могли покинуть его и поступить на службу к другому князю. Их право на отъезд подтверждали все без исключения междукняжеские договоры. Время великого князя Дмитрия Ивановича с полным правом называют золотым веком боярства. По словам летописи, Дмитрий советовал своим сыновьям править государством в согласии с боярами: “И бояры своя любите, честь им достойную воздавайте противу служению их, без совета их ничто же не творите”. В прощальной речи к боярам великий князь сказал: “Великое княжение свое вельми укрепих... отчину свою с вами соблюдах... И вам честь и любовь даровах... И веселихся с вами, с вами и поскорбех. Вы не нарекостеся у мене бояре, но князи земли моей...”. Сочиненные много позже речи, при всех их риторических красотах и преувеличениях, достаточно верно отражали характер взаимоотношений великого князя и его бояр. По временам великим князьям не удавалось избежать раздора с “правителями земли”, что приводило к кровавым драмам. При жизни Семена Гордого боярин Алексей Хвост затеял интригу в пользу удельного князя Ивана. Семен наказал боярина и запретил братьям принимать его в уделы. Когда Иван II занял великокняжеский престол, он тотчас поставил боярина Хвоста на пост тысяцкого — главы столичной “тысячи” воинов. Московские бояре, вершившие дела при Семене Гордом, не пожелали уступить первенство Хвосту. Они убили его и бросили труп посреди Кремля. Инициатор заговора Василий Васильевич Вельяминов принужден был после убийства бежать в Орду. Татарское нашествие привело к тому, что старая знать, происходившая от варяжских предводителей и дружинников, исчезла с лица земли. Бояре Вельяминовы принадлежали к числу немногих уцелевших варяжских родов. Предок Василия Протасий Вельяминов обосновался в Москве при Данииле Александровиче. У Ивана Даниловича Калиты он служил тысяцким. В том же чине служили его сын Василий и внук Василий Васильевич Вельяминов, тысяцкий Семена Гордого. Вельяминовы были первыми боярами при Иване Калите и Семене Гордом и не хотели уступать власть Алексею Хвосту. Московский митрополит Алексей, происходивший из знатного боярского рода Бяконтов, позаботился о том, чтобы потушить конфликт при дворе. В. В. Вельяминов вернулся в Москву и вновь занял высокое положение в думе. Вскоре он породнился с великокняжеской семьей, женив князя Дмитрия и сына Микулу Вельяминова на родных сестрах. Когда тысяцкий В. В. Вельяминов умер, Дмитрий Иванович, тяготившийся опекой старых бояр, упразднил должность тысяцкого, после чего сын умершего И. Вельяминов бежал в Тверь, а оттуда в Орду. В начале правления Дмитрий и его бояре проводили политику подчинения Орде, традиционную со времен Александра Невского и Ивана I Калиты. Однако как только в Орде начались междоусобицам и смута, Русь попыталась избавиться от чужеземного ига. В 1374 г. в Нижнем Новгороде народ перебил татарских послов с отрядом в 1000 человек. Москва немедленно встала на защиту нижегородских князей и послала на границу свои войска. При посредничестве митрополита Алексея и посланца константинопольского патриарха Киприана русские князья составили коалицию и стали готовиться к войне с Мамаем, правителем Орды. Основу коалиции составил союз между Москвой, Тверью и Рязанью. Крушение коалиции началось после того, как в Твери появился беглый московский боярин И. Вельяминов. Он поведал тверскому князю Михаилу о раздорах в Москве и склонил к войне с князем Дмитрием. Литва и татары обещали Михаилу военную помощь. Вельяминов отправился в Орду, после чего хан передал ярлык на владимирский престол тверскому князю. Получив ярлык, Михаил тотчас послал войска на московскую границу. Он явно переоценил свои силы. В 1375 г. войска десятка русских княжеств, собранные, по-видимому, для войны с Ордой, обрушились на Тверь. После месячной осады Твери Михаил признал свое поражение и объявил о возвращении в состав антиордынской коалиции. Боярин И. Вельяминов, будучи в Орде, именовал себя московским тысяцким. Князь Дмитрий нашел случай отомстить ему за интриги. Боярина хитростью заманили на Русь, схватили и обезглавили. В 1378 г. полки Московского и Рязанского княжеств нанесли поражение татарам на реке Воже в пределах Рязанского княжества. Правителю Орды надо было либо отказаться от богатого русского улуса, либо обрушить на Русь сокрушительный удар, чтобы восстановить грозу татарской власти. В Орде эмир Мамай имел серьезного противника в лице хана Тохтамыша, подчинившего себе среднеазиатские владения империи. Тем не менее, под властью Мамая оставались обширные территории от Нижней Волги до Крыма и Северного Кавказа. Золотая Орда представляла собой сложный конгломерат кочевых племен и народностей. Монгольские племена, приведенные на Волгу Батыем, по-прежнему составляли ядро ее военных сил. Но основным населением ордынских степей были половцы. Завоеватели сохранили власть над половцами, но приняли их культуру. В качестве государственного языка в Орде в конце XIV в. стал использоваться половецкий. Русь вступила в войну с Ордой в неблагоприятных условиях. Против нее объединились два наиболее сильных противника — татары и литовцы. Орда Мамая придвинулась к русской границе. На помощь ему шел литовский князь Ягайло с литовско-русскими полками. Дмитрий Иванович решил отправиться в ордынскую степь, чтобы сразиться с татарами до их соединения с Ягайло. Ему удалось осуществить свой план. Когда началась война, антиордынская коалиция окончательно распалась. Главные союзники Тверь и Нижний Новгород бросили Москву на произвол судьбы, а Рязань переметнулась на сторону татар. Лишь два великих княжества Ростовское и Ярославское прислали на помощь князю Дмитрию свои дружины. Эти княжества, пережившие дробление, находились в сфере московского влияния. Представление об участии в войне до полумиллиона ратников с двух сторон сильно преувеличено. Москва едва ли могла выставить против Мамая более двадцати- тридцати тысяч человек. Численное превосходство было на стороне татар. В конце лета 1380 г. князь Дмитрий Иванович отправился в поход на татар. Проделав путь в 200 км от Коломны до Дона, русская рать на рассвете 8 сентября 1380 г. переправилась за Дон и выстроилась в боевом порядке на обширном поле между Доном и Непрядвой. Подойдя с юга, Мамай разбил ставку на вершине Красного холма, господствовавшего над местностью. Поле заметно понижалось к северу, что благоприятствовало атаке. Около полудня Мамай бросил свою конницу в атаку на русские полки. Но Дмитрий Иванович и воевода Боброк умело использовали особенности местности, располагая войска. Татары не смогли применить свою излюбленную тактику и охватить фланги русской армии. Русские воеводы понимали, что сеча будет кровавой и победит тот, кто сохранит силы. Великий князь пошел на риск. Подчинив Боброку значительные силы, он велел ему укрыться в зеленой дубраве в засаде на левом фланге. Соотношение сил в первой линии стало еще более неблагоприятным для русских. Считается, что битва началась с традиционного богатырского поединка. Из русских рядов выехал инок Пересвет, из татарских — пятисаженный “злой печенег”. Богатыри ударили друг друга копьями, и оба пали замертво. Пересвет — историческая личность. В старину любая битва после сближения армий распадалась на множество поединков. В одном из таких поединков и сложил голову Пересвет, обороняя родную землю. В Древней Руси случалось, что бою небольших сил предшествовал поединок. Когда храбрый князь Мстислав победил князя Редедю Касожского, касоги очистили поле боя, не вступая в сражение. Поединок терял смысл в битвах с участием больших масс войск. Состязание между богатырями уступало место столкновению сторожевых отрядов Героем первой схватки с татарами был не Пересвет, а великий князь Дмитрий Иванович, выехавший навстречу татарам во главе сторожевого войска. Что могло побудить главнокомандующего русским войском к такому безрассудному риску? Известно, что при виде надвигающихся ордынских полчищ бояре настойчиво советовали Дмитрию поскорее покинуть передовую линию, 29-летний князь отверг их совет. Замечание, мимоходом обороненное новгородским летописцем, вполне объясняет его поведение. Когда Мамаевы полчища стали надвигаться на русские полки подобно грозовой туче, многих новобранцев охватили неуверенность и страх. Тогда-то Дмитрий Иванович и возглавил атаку. Чутье полководца подсказало ему, что исход битвы будет зависеть от того, удастся ли ему воодушевить дрогнувших “небывальцев” (новобранцев) и одновременно сбить наступательный порыв врага. В “Сказании о Мамаевом побоище”, составленном в стенах Троице-Сергиева монастыря, можно прочесть, что великий князь Дмитрий при первой схватке с татарами был ранен и пролежал в беспамятстве под срубленной березой до самого конца битвы. Лишившись предводителя, армия обрела нового вождя в лице Владимира Андреевича. Он возглавил атаку засадного полка, разгромил татар, после чего отыскал едва живого Дмитрия Донского в перелеске. Приведенный рассказ недостоверен. Ранние источники сообщают, что князь Дмитрий уцелел после первой схватки и до конца битвы оставался в большом полку под великокняжеским стягом. Легкая половецкая конница в течение трех часов упорно, раз за разом устремлялась в атаку на русские полки. Потери были огромные с обеих сторон. Наконец, Мамай ввел в сражение свой последний резерв — тяжеловооруженную монгольскую конницу. Монголы смяли русских, но тут воевода Боброк неожиданно атаковал их из засады. В ордынском войске вспыхнула паника. Уставшие полки воспряли духом и перешли в наступление по всему фронту. Сражение на поле Куликовом было едва ли не самой кровавой битвой в русской истории. Потери московского ополчения были ужасающими. После сражения, повествуют русские летописцы, “оскуде бо отнюдь вся земля Русская воеводами, и слугами, и всеми воинствы, и о сем великий страх быть на всей земле Русской”. Битва на поле Куликовом не привела к немедленному возрождению независимости Русского государства. Долговременные факторы, которые позволили монголо- татарам разгромить Русь и установить свое господство над ней в XIII в., как видно, не исчерпали себя и в следующем столетии. В XIV в. соотношение сил оставалось неблагоприятным для Руси. Разгромленный русскими Мамай не мог противостоять хану Восточной орды Тохтамышу. Он бежал в Крым, где был убит итальянцами. Тохтамыш объединил обе половины Орды. Кочевники понесли тяжелые потери в войне с Москвой. У многих монгольских мурз битва унесла родственников. В Орде царило враждебное возбуждение против Москвы. Почти два года Тохтамыш в глубокой тайне готовился нанести Руси сокрушительный удар, чтобы поставить ее на колени. Используя рознь между русскими, хан привлек на свою сторону рязанского и нижегородского великих князей. Нашествие татар 1382 г. было подобно потопу. Конница хлынула в русские пределы, сметая все на своем пути. Пограничные князья пытались спасти свои земли от погрома и перекинулись в стан врага. Князь Дмитрий Иванович не успел собрать полки и бежал в Кострому. 23 августа 1382 г. татары появились у стен московского Кремля. Хан Тохтамыш осаждал крепость три дня, после чего вступил в переговоры с ее гарнизоном. Он обещал не причинять вреда городу в случае добровольной сдачи. Обманутые москвичи открыли крепостные ворота. Татары ворвались в Кремль и учинили резню. Напоследок Тохтамыш сжег Москву и ушел в степи. В годы татарской войны на Руси произошла церковная смута. Дмитрий Иванович своей властью поставил во главе церкви некоего Митяя, преданного ему хранителя княжеской печати. Но высшие иерархи церкви воспротивились его выбору. Посланный в Константинополь на поставление Митяй был, по-видимому, отравлен, а у Руси оказалось сразу два митрополита грек — Киприан и Пимен. Киприан пытался пробраться в Москву из Литвы, но был с позором выслан обратно, за что предал князя Дмитрия анафеме. На поле Куликово Дмитрий явился “проклятым князем”. Духовным отцом Куликовской битвы считают знаменитого московского подвижника инока Сергия Радонежского. Сохранилось “Житие Сергия”, основанное на воспоминаниях современников. Будущий отец Сергий — в миру Варфоломей, родился в семье ростовского боярина Кирилла. Семья владела имением под Ростовом. Но ее благополучие оказалось подорвано татарскими набегами и московским владычеством. Иван Калита подчинил себе половину Ростовского княжества. Присланные им воеводы повесили на дереве вниз головой боярина Аверкия, местного тысяцкого. Вскоре же семья Кирилла по своей воле или по принуждению переселилась из родных мест в Радонеж под Москвой. Разоренная семья не обрела благополучия на новом месте. На Руси существовала традиция: те, кто терпел неудачу в мирской жизни, искали последнее прибежище в монастыре. Не прижившись на московской службе, Кирилл ушел в монастырь. Его примеру последовали жена и двое сыновей. По настоянию Варфоломея братья решили жить отшельниками. Они выстроили себе сначала деревянную будку-келью, а затем небольшую церковку посреди дремучего леса за Радонежем. Старшему брату тяготы и лишения жизни в лесу скоро надоели, и он ушел в столицу. Младший брат, принявший в монашестве имя Сергия, около двух лет провел в одиночестве. Со временем келья Сергия стала центром небольшого монастыря, посвященного Святой Троице. Жизнь монахов была заполнена каждодневным изнурительным трудом. Сергий был одушевлен идеей любви к ближнему и служил братии “аки раб”: носил воду, рубил дрова, пек для всех хлеб. В отличие от старых монастырей Троицкий не блистал богатством. Сергий с братией вели нищенскую жизнь. Но среди иноков появились и состоятельные люди. Однажды Сергий из-за отсутствия хлеба голодал четыре дня. На четвертый он пошел наниматься в плотники к одному из состоятельных старцев своей обители. Целый день он трудился в поте лица, после чего старец расплатился с ним “решетом хлебов гнилых”. К XIV в. языческая Русь превратилась в Святую Русь. Но, как и в языческие времена, Византия, переживавшая последний расцвет, оставалась для нее источником духовного просвещения. Русское духовенство следило за религиозными исканиями Византии. В XIV в. у греков было три формы монашества. В одних монастырях братья вели “особую” жизнь: каждый держал деньги и личное имущество в своей келье, питался и одевался в зависимости от своего достатка. “Особножительские” обители владели селами, вели торговлю, иногда занимались ростовщичеством. В других монастырях существовала монашеская община (по- гречески — киновий, по латыни — коммуна). Такой строй отвечал вековечной мечте христиан о справедливом устройстве земной жизни в соответствии с идеальными представлениями о царстве Божьем. В обителях-коммунах имущество было общим, члены общины проводили жизнь в непрестанном труде, питаясь плодами рук своих, исповедуя принципы братства и любви к ближнему. Покидая общину, избранные монахи удалялись в пустынь, чтобы вести жизнь отшельника. То была высшая форма аскетизма. В середине XIV в. патриаршая кафедра в Константинополе утратила контроль над многими православными епархиями. Патриарх Филофей старался отыскать авторитетных церковных деятелей в балканских и восточноевропейских странах, способных поддержать рушившееся единство вселенской православной церкви. На Руси его выбор пал на Сергия Радонежского. Филофей направил Сергию послание и крест. Его грамота определила дальнейшую судьбу Троицкого монастыря. Хваля Сергия за добродетельную жизнь, Филофей наказывал ему принять новый устав: “Совет добрый даю вам, чтобы вы устроили общежительство”. Реформа грозила разрушить привычный уклад жизни монахов. Братия заволновалась, и Сергию пришлось бежать из обители. Он готов был основать новый монастырь. Но митрополит вернул его в Троицу, пообещав изгнать оттуда всех его недругов. В Троицком монастыре, а затем и во многих других обителях, основанных учениками Сергия, был введен устав, запрещавший братии иметь личное имущество. Новый порядок предполагал общее ведение хозяйства, общую трапезу, общее владение имуществом. В своей обители Сергий построил храм в честь Святой Троицы, “чтобы постоянным взиранием на него побеждать страх перед ненавистной раздельностью мира”. Догмат о Святой Троице занимал одно из центральных мест в системе православного богословия. В глазах верующих Троица стала олицетворять исток и родник жизни, идею единения мира и всеобщей любви, все то, что противостояло смертоносным раздорами “разделенности”. Татарское иго разорило Русь материально и нравственно. Народу надо было вернуть веру, а через веру — нравственность. Сергий был одним из тех, кто способствовал этому. Накануне Куликовской битвы он обратился к Дмитрию Ивановичу с грамотой. Его обращение укрепило дух армии. Еще более глубокое влияние на своих современников Сергий оказал примером своей жизни. Основанный Сергием Радонежским Троицкий монастырь стал одним из значительных центров средневековой русской культуры. Труды книжных мастеров Троицы сохранили на века многие памятники отечественной письменности. В монастыре уже в XV в. возникла собственная литературная традиция. Составленное в его стенах “Сказание о Мамаевом побоище” привлекало внимание многих поколений читателей. В Троицком монастыре сформировался талант Андрея Рублёва, живопись которого составила эпоху в развитии древнерусского искусства.

Принятие христианства на Руси

Важнейшей чертой государственности является особая идеология, объявляемая, как правило, официально поддерживаемой и охраняемой государством. В большинстве случаев такой идеологией становится та или иная форма религии. Однако, как правило, она не остается неизменной на протяжении всего периода существования государства: с течением времени, по тем или иным причинам она перестает его устраивать, в результате чего происходит смена государственной идеологии. Подобное развитие событий характеризует и историю Древнерусского государства, где господствовавшее в момент его образования язычество в конце Х в. было сменено христианской (православной) религией. Естественно встает вопрос, почему и при каких обстоятельствах произошла эта смена. В советской исторической науке ответ на этот вопрос вытекал из общеметодологического классового подхода. Переход к классовому строю, согласно этому объяснению, требовал такой религии, которая обосновывала бы власть господствовавшего класса. Язычество же, как религия бесклассового общества, не могла решить эту задачу, а потому была отброшена и заменена более подходящим для этих целей христианством. Однако такое объяснение выглядит не вполне удовлетворительным. Ведь в классовых, по меркам советской историографии древнегреческом, или древнеримском обществах язычество нисколько не мешало осуществлять власть над рабами. Более того, и само-то христианство возникло как религия низших слоев населения. По-видимому, реальные причины смены религии можно понять лишь в том случае, если рассматривать религию не просто как веру в сверхъестественное, а как, и это главное, - форму мировоззрения. Каждая религия пытается по-своему объяснить человеку мир. Если изменяется мир вокруг человека, то возникает и потребность изменить способ его объяснения. Применяя этот подход к нашему случаю, можно определить язычество как систему взглядов на мир человека в его неразрывной связи с природой, где он и себя рассматривает как часть этой природы. По мере развития человека он становится все более независимым от нее, для него все более важным становится объяснение его связей с себе подобными, понимание себя самого и окружающего его общества. Именно такое объяснение и дают мировые религии (христианство, ислам, буддизм и др.), в центре которых как раз и стоит человек (богочеловек). Понятно, однако, что эти общие подходы не дают объяснения причин выбора тем или иным народом конкретной религии в определенный отрезок времени. Оно может быть получено лишь при рассмотрении реальной истории того или иного народа в его взаимосвязи с другими. Поэтому важно остановиться на проблемах язычества восточных славян. Языческая религия восточных славян к VIII - IX вв. приобрела сравнительно развитые формы. Языческие боги (Перун, Даждьбог, Стрибог, Ярило и др.) имели общеславянский характер, хотя единой иерархической системы, по-видимому, еще не сложилось. Культ поклонения предполагал жертвоприношения поставленным на холмах "идолам" - каменным или деревянным статуям богов. Руководство религиозными отправлениями осуществляли жрецы - волхвы, колдуны, кудесники. Иными словами, перед нами сравнительно развитая система язычества, хотя и не достигшая высших ступеней развития, характеризующаяся выделением главных богов, общих для всего народа, со своей сложившейся иерархией. Первые признаки несоответствия религиозной языческой идеологии новым реалиям возникают еще в начале Х в., когда среди русских появляются первые христиане, однако сам выбор православия в качестве замены язычества не был неизбежен. Перед русскими князьями оказались весьма широкие возможности выбора, как минимум из четырех мировых религий: ислам (Волжская Болгария), иудаизм (Хазарский каганат), католичество (Священная Римская империя) и православие (Византия). Периферийное положение Волжской Болгарии и давние враждебные отношения с хазарами во многом предопределяли выбор в пользу христианства. Что касается разновидностей последнего, то здесь чаша весов не могла не склониться на сторону православия, более знакомого верхушке древнерусского общества, к тому же, признававшего приоритет светской власти над духовной. Важным являлось и то обстоятельство, что ослабевшая Византийская империя не могла претендовать на установление той или иной формы зависимости Руси от нее в случае принятия православия при ее содействии. Впрочем, при всех очевидных, казалось бы, преимуществах смены религии, процесс христианизации оказался весьма длительным. Первый его этап относится примерно к первой половине Х в., когда основной массой христиан на Руси оказались древнерусские купцы, торговавшие с Византией. Их крещение часто имело сугубо прагматический характер, объясняясь стремлением обеспечить себе более благоприятные условия торговой деятельности на территории Византии. Отсюда, сохранение, наряду с исполнением христианских обрядов, языческих верований. Однако постепенно число адептов новой веры на Руси росло, свидетельством чего становится крещение одного из высших лиц Древнерусского государства - княгини Ольги. В то же время, успехи православия на Руси вызвали явное недовольство среди наиболее приверженной традициям части дружинников (особенно в правление Святослава), в результате чего противоборство язычников и христиан в 50-х- первой половине 80-х гг. Х в. заметно обостряется. Так, попытку укрепить позиции язычества предпринял в 980 г. князь Владимир, создав в Киеве пантеон языческих богов, по-видимому, рассчитывая объединить главных богов всех языческих племен. Очевидно, эта попытка не принесла успеха, что заставило князя начать интенсивный процесс христианизации Руси, хотя, по всей видимости, он не слишком отвечал желаниям самого князя. В результате довольно длительной интриги, сопряженной как с оказанием помощи византийскому императору, так и с военными действиями против него и женитьбой на его сестре, Владимир крестился. Летопись относит это событие к 988 г. Вслед за крещением князя начался процесс крещения Руси, где мирным (Киев), а где и насильственным (Новгород) путем. Тем самым, завершился третий этап христианизации Руси, результатом которого стало провозглашение православия официальной государственной религией Древней Руси. Процесс христианизации на этом не завершился, растянувшись еще на несколько веков - вплоть до XIII - XIV вв., однако выбор был сделан: православие превратилось в господствующую религию Российского государства. Одновременно, это привело к созданию мощной и крайне влиятельной организации на Руси - Русской православной церкви. В течение Х - XII вв. церковь сумела широко распространиться по Руси, создав весьма разветвленную структуру. Во главе ее стоял киевский митрополит, которому подчинялись епископы. По всей стране быстро стали расти монастыри, сосредоточившие в своих руках значительные богатства. Значение принятия христианства на Руси большинство историков оценивает чрезвычайно высоко, прежде всего, в плане воздействия на развитие древнерусской культуры: письменность, школы, архитектура, живопись, летописание - все испытало на себе влияние христианства. Однако ряд историков, порой не без убедительности, доказывает определенную преждевременность крещения Руси, обращая внимание на недостаточную готовность значительной части славянского населения к восприятию норм христианской морали. Однако в любом случае крещение Руси стало заметнейшей вехой в становлении российского государства, создав один из важнейших атрибутов государственности вообще. Русь получила толчок для перехода к более прогрессивному феодальному способу производства. Правовая система строилась по римскому и древнегреческому праву. Крепла русская государственность и самосознание древнерусской народности, как единой нации. Развивались ремесла и земледелие. Получило развитие каменное строительство. Культура Древней Руси наполнялась достижениями цивилизации Византии, Древней Греции и Ближнего Востока. Православие явилось тем цементом, благодаря которому крупицы древнерусской культуры, укрепленные и приумноженные, стали фундаментом великой Русской культуры, Русской нации и великого Русского государства, название которому – Россия. И от того, в какую сторону мы повернемся, в сторону православных заповедей, или в сторону лицемерных канонов католического Запада, во многом зависит, возродится ли Русь самобытным государством, ведущим за собой весь мир к свободе, равенству и братству или повторит путь Византии, пропавшей в закоулках мировой истории. Заключение В основу русской истории положена летопись, пестрящая пропусками, ошибками и описками. Крупная, отдельная и оригинальная ветвь русского летописания — новгородская — была оставлена без должного внимания. Многое в летописях было понято неверно из-за того, что понимали текст, исходя из норм современного языка, а старых норм просто не знали. Нельзя ограничиваться толкованием неясных, темных мест, исходя только из рассматриваемого отрыв­ка. Надо понимать его в свете предыдущего и по­следующего. Необходимо логическое понимание времени, места, условий, событий. Словом, надо быть русским историком. Основоположниками русской исторической науки были немцы, которые со времен Петра I поставили себе задачей создать историю Руси. Они не знали и сотой до­ли того, что знаем мы теперь. Да и не могли знать уже потому, что некоторые из них не владели даже русским языком! (Байер, например). Стол­кнувшись с дикой, неграмотной Россией, они приняли, что это было так и прежде, выпустив из виду, что пред­ставляла собой Киевская Русь и в какую бездну невеже­ства и бедности она свалилась из-за нашествия и веково­го владычества татар. Достаточно напомнить, что храм св. Софии в Киеве служил после разгрома татар мно­го лет... конюшней. Открытие в 1800 году такого гени­ального произведения XII века, как “Слово о полку Игореве”, было похоже на гром среди ясного неба: никто не мог сначала даже подумать, что русская культура того времени поднималась до высот, с которыми не могла сравниться вся западноевропейская литература соответ­ствующего времени. Естественно, что при такой бедности знаний о Древ­ней Руси представления Шлецера, что наши предки бы­ли настоящими дикарями, были до известной степени обоснованны: судили по настоящему, забывая о блестящем прошлом. Выводы, к которым пришли ученые не­мцы, стали своего рода каноном, в достоверности кото­рого сомневаться считалось чем-то вроде святотатства. И, может быть, главное: на историю давила политика — германскому влиянию в России было выгод­но поддерживать в русских убеждение, что без варягов им не обойтись. Норманская теория считалась “благона­меренной", и всякий, выступавший против нее, подвер­гался сомнению в “благонадежности” и т.д. Защищать диссертацию на антинорманскую тему не было возмож­ности: она непременно была бы провалена в совете про­фессоров. Список использованной литературы 1. Исаев И.А. «История государства и права России» М: «Юристъ» 1999 г. 2.«Отечественная история» под редакцией профессора Мунчаева Ш.М. М: «Культура и спорт» Издательское объединение «Юнити» 1999 г. 3. Платонов С.Ф. «Полный курс лекций по русской истории» М: 4. Н. М. Карамзин. Предания веков. Москва, 1988 5. Б. Рыбаков “...Кто в Киеве нача первее княжити...” Наука и жизнь, №4, 1982 6. История России с древнейших времен до конца XX века. Москва, 1996 7. А. Мельникова. Клады земли русской. Наука и жизнь, №9, 1979 Ключевский В.О. ‘Курс лекций по русской истории, собр. сочинений, Москва, 1979.(Том №3)