Каталог :: История

Сочинение: Правительство Николая II

                                   Содержание                                   
     Вступление. 1
     Общественно-политическая жизнь России в период правления Николая II 3
     Правительство и общественность в воспоминаниях современников. 8
     Результаты царствования последнего русского царя. 17
     Использованная литература. 20
                               

Вступление

В преддверии крушения российской монархии территория страны равнялась 22,2 млн. кв. км, или приблизительно 17% всей обитаемой суши, уступая лишь колониальной Британской империи с ее огромными заморскими владениями. Население Российской империи (исключая Финляндию) составляло в конце XIX в. около 126 млн. человек, причем в европейской части проживало 103 млн. (по данным первой всеобщей переписи населения 1897). В начале XX в. Россия вступила в фазу ускоренной экономической модернизации и уверенно вошла в пятерку ведущих промышленно развитых стран мира. Наиболее сложной задачей в начале столетия являлась модернизация обветшавшей государственно-политической системы. Абсолютная власть в стране по-прежнему всецело принадлежала императору, и новый монарх Николай II в годы своего царствования (1894 - 1917) пытался полностью следовать курсу отца – Александра III на сохранение неограниченной монархии. В то время в России отсутствовали основные политические и гражданские свободы. Первые политические партии, образовавшиеся в конце XIX – начале XX в., находились на нелегальном положении. Быстро росший и набиравший экономический вес слой промышленной, торговой и финансовой буржуазии не имел не только легитимной власти, но и вообще каких-либо политических прав. В новых условиях монархия оказалась перед выбором – либо решиться на кардинальное реформирование государственно-политической системы, либо, ничего не меняя, ограничиться мелкими уступками, что в конечном счете неизбежно вело к насильственной ликвидации самодержавия. До 17 октября 1905 г. в России фактически не существовало полноценного объединенного правительства, хотя формально действовал Комитет министров (с 1802 г.) и Совет министров (учрежденный еще в 1861 г.). Особенностью организации аппарата управления Российской империи являлась его крайняя бюрократизация: к 1917 г. в системе государственных учреждений разных уровней служило около 500 тыс. чиновников, на содержание которых ежегодно расходовалось до 15% госбюджета. При этом лишь 3,4 тыс. из них относились к высшим, 4-м классам Табели о рангах. Подавляющая часть российской бюрократии происходила в основном из потомственного дворянства. Однако выходцев из помещиков-землевладельцев даже среди высших чиновников элиты было немного: абсолютное большинство царских чиновников полностью состояли на казенном жаловании, находясь, таким образом, в жесткой зависимости от самодержавной системы власти и в то же время являясь ее надежной опорой.

Общественно-политическая жизнь России в период правления Николая II

В годы правления Николая II во внутренней политике России наиболее важное место заняли разработка общеполитического курса, а также крестьянский и рабочий вопросы. За 1899-1904 гг. сменилось три министра внутренних дел: Д.Сипягина революционеры убили через 1,5 года работы, В.Плеве – через 2 года 3 месяца, а П.Святополк-Мирского пришлось снять через 4,5 месяца после событий 9 января 1905г. Сипягин примирил царя с редактором журнала «Гражданин» князем В.Мещерским, который стал как бы идеологом разработки концепции и проектов преобразований. Ему же принадлежало предложение обнародовать программу будущих преобразований в виде царского Манифеста. Проект такого документа был подготовлен уже в феврале 1902г., царь в целом одобрил его. После убийства Сипягина в апреле 1902г. царь привлек к разработке проекта министра внутренних дел В.Плеве. Манифест был подписан царем 26 февраля 1903г. В Манифесте объявлялось, что основу нового законодательства о сельском состоянии необходимо положить «неприкосновенность общинного строя», но следует облегчить отдельным крестьянам способы выхода из общины. Манифест обещал отмену «стеснительной круговой поруки». Провозглашалось увеличение государственных кредитов на укрепление и развитие благосостояния дворянства и крестьянства. Политическая программа манифеста предусматривала улучшение правого положения крестьянства, коренное преобразование губернского и уездного управления, развитие местного самоуправления, усиление влияния православной церкви при разрешении свободы вероисповедания и другие меры. Убийство Плеве в июле 1904г. прервало осуществление его замыслов. Не только революционные, но и либеральные круги открыто ликовали по поводу убийства, поскольку ими был создан его образ как реакционера и антисемита. Плеве был убежденным консерватором, признававшим необходимость значительных преобразований при сохранении, а затем постепенном обновлении основ государственного строя. Жандармский генерал А.Герасимов в воспоминаниях написал: «Террористический акт 15 июля 1904г. лишил империю крупного вождя, человека слишком самонадеянного, но сильного, властного, державшего в своих руках все нити внутренней политики». Его принцип сочетания умеренного либерализма с проявлением силы власти для сохранения правопорядка был воспринят потом Столыпиным. Николай II после убийства Плеве решил продолжать реформы, но более либерального курса. Об этом свидетельствует назначение нового министра внутренних дел 25 августа 1904 г. слывшего либералом князя П.Святополк- Мирского и одобрение той программы, которую князь изложил как условие своего вступления в должность. Среди этих условий Мирский назвал вопросы веротерпимости, расширения самоуправления и прав печати, признание политическими преступниками лишь террористов и о «призыве выборных». Мирский был известен в обществе как сторонник более либеральных преобразований, чем Плеве, притом «мягкими методами». Он выступил в министерстве с речью о необходимости доверия к общественным и сословным учреждениям, отменил меры Плеве против земцев, ослабил давление на печать. Этот период в прессе получил название «весны» или «эры доверия». «Шаг вперед. впервые за сто лет»,- писала суворинская газета «Новое время». Нелегальный журнал «Освобождение» заверил министра в поддержке и приветствовал его. Причин перехода к этой «весне» было несколько. В это время русские терпели поражение с японцами. Общество было недовольно. Министр юстиции Н.Муравьев говорил царю, что «нельзя управлять без общества». Мирский постоянно докладывал, что надо привлечь на свою сторону «общество» либеральными уступками тогда оно отойдет от революционеров, которые реальной силы не представляют, их можно будет изолировать и победить. В конце XIX - начале XX вв. развивается революционное движение, возникают нелегальные партии, идет активизация их деятельности в народе. С 1899 по 1905гг. в Москве действовал полулегальный кружок «Беседа» в доме Долгоруковых. Он объединял около 60 человек, в том числе 9 князей. 8 графов, 2 барона, много предводителей дворянства. Занимался пропагандой идеи конституционализма. Кружок сыграл большую роль в распространении либеральных идей в великосветских салонах столиц, куда широко проникали предложения об ограничении самодержавия. С июня 1902г. в Штутгарте, а с 1904г. в Париже стал издаваться журнал «Освобождение» под редакцией П.Струве (издано 79 номеров). Название журнала символизировало борьбу за освобождение от самодержавия. В 1903 г. состоялось совещание сторонников журнала в Швейцарии, которое основали Союз Освобождения. Союз объединял все антиправительственные силы несоциалистического направления, в Союз входили в основном представители интеллигенции. Программой движения стал лозунг «Долой самодержавие». Одновременно активизировалось земское движение. Земские деятели собрали съезд 6-9 ноября 1904г., на котором главным был 10-й тезис о переходе к конституционному строю путем передачи законодательной власти народному представительству. Так процесс радикализации либерально-оппозиционного движения, нараставший после 1895г., резко усилился в период «весны» министра Мирского. С выступления рабочих столицы 9 января 1905г. началась первая российская революция 1905-1907гг. Содержание петиции, с которой народ во главе с проповедником Гапоном пошел к царю, имело требования политических свобод, амнистии политзаключенным, отмены косвенных налогов и введения подоходного налога, передачи земли народу, прекращения войны по воле народа и др. Руководителями внутренней политики после 9 января стали новый министр А. Булыгин и Д. Трепов, назначенный петербургским генерал-губернатором и товарищем министра внутренних дел, которому подчинялись полиция и корпус жандармов. Царь в первые месяцы революции придерживался классического принципа «кнута и пряника». Приказывая прекратить беспорядки, он одновременно шел на некоторые уступки. Он принял делегацию рабочих и отметил, что их запрещенное властями шествие ( листовки с запретом и сообщением, что царя в столице нет, расклеивались 8 января, но их было мало ) и предъявление политических требований явилось мятежным сборищем, а это всегда заставляет власти прибегать к военной силе. В период наибольшего подъема революции 17 октября 1905г. царь подписал манифест о даровании гражданам России политических свобод, неприкосновенности личности и о созыве законодательной Думы. Николай II последовал советам своих сановников, уверивших его в том, что серьезные уступки привлекут общество на сторону правительства, и тогда революционные и социалистические партии и группы, не имея поддержки интеллигенции, потерпят крах. Манифест не нашел поддержки у народа. Социалистические партии последовательно усиливали революционную агитацию и пропаганду. Подкрепляли ее организационной работой в массах. Выдвигали опережающие лозунги всероссийской стачки, вооруженных восстаний. С ними правительство не шло ни на какие соглашения. Но от Манифеста 17 октября эти партии получили едва ли не больший выигрыш, чем либералы. Многие после амнистии вернулись в Россию и сыграли большую роль в организации рабочих выступлений. В деятельности Советов, в руководстве восстаниями. У социалистов появилась возможность использовать легальные методы борьбы. Большевики призывали к самым крайним мерам вплоть до вооруженного восстания. Против вооруженных выступлений правительство выставляло карательные экспедиции. События 1905-1907гг. вызвали коренные изменения государственного строя, экономических и социальных отношений. Страна вступила в новую полосу своей истории как конституционная монархия с законодательной Думой. Было созвано четыре Думы. Накануне первой мировой войны вновь усиливается стачечное движение. Ведущее место в рабочем движении заняли пролетарии Петербурга. Выборы в 4-ю Думу проходили в обстановке оживления политической жизни. Состав 4-й Думы мало отличался от предыдущей: правый и левый фланги сохранили свои позиции, а ведущей фракцией остались октябристы. Оппозиция правительству в Думе усилилась. Несмотря на то, что 3 и 4 Думы возникли в условиях наступления контрреволюции, они сыграли прогрессивную роль в истории России. Некоторые из принятых ими законов содействовали экономическому и культурному прогрессу. Краткий период «сотрудничества» большинства в Думе с правительством стал нарушаться не только из-за усиления либерально- радикальных партий, но и по причине роста недовольства правых политикой либеральных реформ правительства как при П.Столыпине, так и при новом премьере В.Коковцове. Отсутствие стабильности кадров в правительстве и закулисной борьбы отрицательным образом сказывалось на управлении страной в период, требовавший величайшего напряжения и ответственности. Перед кабинетом министров ставились две задачи: снабдить армию и тыл продовольствием, наладить транспортные перевозки.

Правительство и общественность в воспоминаниях современников

Для более полного восприятия этого периода истории страны обратимся к воспоминаниям видных деятелей того времени: П.Н.Милюкова, великого князя Александра Михайловича, А.Ф.Керенского. В воспоминаниях («Книга воспоминаний», изданная в Париже в 1933г.) великого князя Александра Михайловича, родственника последнего царя, сторонника монархии в России, крупного военно-морского деятеля, историка, много рассказывается о внешней и внутренней политике России в начале XX века. Многие его наблюдения и характеристики заслуживают самого серьезного внимания, хотя в чем-то расходятся с мнением других представителей того времени. Великий князь называл правительство Николая II «шатающимся». «Только шатающееся правительство Николая II могло уступить. напору русского освободительного движения». Он критиковал русскую интеллигенцию, аристократию в том, что не смогли сохранить монархический строй в России. Он пишет: «Трон Романовых пал не под напором предтеч советов или же юношей-бомбистов. Но носителей аристократических фамилий и придворных званий, банкиров, издателей, адвокатов, профессоров и др. общественных деятелей, живших щедротами Империи. Царь сумел бы удовлетворить нужды русских рабочих и крестьян; полиция справилась бы с террористами. Но было совершенно напрасным трудом пытаться угодить многочисленным претендентам в министры, революционерам, записанным в шестую книгу российского дворянства, и оппозиционным бюрократам, воспитанным в русских университетах». Великий князь горячо переживает то, что с подписанием манифеста 17 октября 1905г. Царь перестал быть самодержцем. Из «Книги воспоминаний»: «Интеллигенция получила, наконец, долгожданный парламент. Русский Царь стал отныне пародией на английского короля. Сын Императора Александра III соглашался разделить свою власть с бандой заговорщиков, политических убийц и провокаторов департамента полиции. Это был – конец! Конец династии, конец Империи! Прыжок чрез пропасть, сделанный тогда, освободил бы нас от агонии последующих двенадцати лет. Я не хотел иметь ничего общего с правительством, идущим на трусливые компромиссы, и менее всего с группой бюрократов, во главе которой стал Витте, назначенный российским премьер-министром». Немалую часть бед, выпавших на долю России на рубеже XIX-XX вв., наблюдательные современники связывали и с личными качествами людей, волею судеб оказавшихся на вершине властной пирамиды страны. П.А.Столыпин. Аграрная реформа 1906-1911 годов, которую инициировал и проводил глава правительства России П.А.Столыпин, по существу была радикальным экспериментом, попыткой сверху положительно разрешить накопившиеся проблемы в земельных отношениях. За годы реформы экономика России получила мощный импульс для своего развития. Из воспоминаний Великого князя Александра Михайловича:«8 июля 1906 г. Председателем совета министров был назначен П.А.Столыпин, замечательный человек, в котором трезвый реализм сочетался с высокой одаренностью. Он понимал, что методы управления современной Россией должны быть уже не те, чем в эпоху, когда революционное движение проявляло себя только в столицах. При Столыпине в России наступило на несколько лет успокоение, и это дало громадный толчок росту русской промышленности». Среди современников, например А.Ф.Керенский, не считал политику Столыпина и тех, кто его поддерживал правильной. В своей книге «Россия на историческом повороте» он рассказывает об этом. «Я всегда выступал против Столыпина.» По воспоминаниям Керенского: Время деятельности I Думы было отмечено острой борьбой в придворных правительственных кругах между представителями двух точек зрения. Одна группа настаивала на возвращении неограниченной монархии. Другие стремились доказать, что ликвидация народного представительства толкнет даже наиболее надежные и умеренные слои населения в лагерь революции. Вместо ликвидации народного представительства и конституции было принято решение внести изменения в избирательный закон, с тем, чтобы создать в Думе устойчивое проправительственное большинство из представителей высшего класса, буржуазии, консерваторов, а также умеренно-прогрессивных элементов. Одновременно было решено немедленно осуществить радикальную земельную реформу. Цель ее – создать по примеру французов и немцев новое «третье сословие» преуспевающих фермеров взамен исчезающего высшего класса. Как пишет А.Ф.Керенский: «Магическое возвышение Столыпина было само по себе знамением времени. Выходец из провинциальной верхушки, он не был вхож в придворные круги и никогда не занимал каких-либо высоких должностей в правительстве». В сравнении с предшественником Столыпина, ограниченным и бездушным бюрократом П.А.Горемыкиным, А.Ф.Керенский считал его хорошим оратором, предприимчивым и дальновидным политиком. «Его тактический лозунг «Вначале умиротворение страны. А затем реформы» казался мне не только ошибочным. Но и крайне опасным для судеб страны. Однако, несмотря на ошибки и даже преступления, возможно допущенные правительством Столыпина, остается фактом, что в его намерения не входило ни восстановление абсолютизма, ни уничтожение народного представительства – он стремился лишь к установлению в России консервативной, но строго конституционной монархии. Его мечтой была могучая, централизованная империя, экономически здоровая и культурно развитая». «Вы хотите великих перемен. А я хочу великую Россию»- сказал Столыпин социалистическому большинству II Думы. Керенский считает, что эта «утопическая мечта бросила страну в океан новых потрясений. Ибо фатальная ошибка Столыпина заключалась в его непонимании реального положения России, когда высшее сословие уже перестало быть политической силой, а среднее сословие, которое еще не сформировалось как единая сила, не могло стать посредником в отношениях между правящим меньшинством и трудящимися массами». Придя к власти, Столыпин хотел подавить революционное движение и успокоить страну. И в этом отношении, по словам Керенского, « как и в аграрном вопросе, он вновь продемонстрировал сильный характер и недостаточную политическую прозорливость». С помощью своей безжалостной политики «умиротворения» Столыпин рассчитывал завоевать поддержку большинства населения, как передает в своей книге Керенский, Россия того времени не желала, чтобы правительство прибегало к кровавым расправам в отношении своих политических противников. Вот почему после учреждения столыпинских военно-полевых судов Л.Н.Толстой в своем обращении к правительству («Не могу молчать») потребовал положить конец казням. Вот почему один из выдающихся парламентских ораторов того времени умеренный либерал Ф.И.Родичев с трибуны Думы заклеймил Столыпина в глазах всей России, назвав палаческие петли «столыпинскими галстуками». По словам Керенского: «В той атмосфере духовного возрождения, в которой жила Россия в канун первой мировой войны, потерпела полный провал столыпинская политика, как и его земельная реформа, что, по сути дела, послужило причиной и его собственного трагического конца». Великий князь Александр Михайлович: «Витте получил едва ли не диктаторские полномочия. В течение менее чем полутора лет он заставил Царя подписать мир с Японией, встать на путь либеральных реформ и созвать первую русскую Государственную Думу. И действительно Витте удалось получить во Франции заем в два с половиной миллиарда франков, но революционная деятельность настолько усилилась во время его пребывания у власти, что основы существующего строя были сильно поколеблены». По воспоминаниям А.Ф.Керенского: Обнищание крестьян и землевладельцев после неурожая 1891 г. и последовавший за ним голод привел общественность к осознанию необходимости принять меры для обуздания реакционных деятелей в правительстве, толкавших страну на грань экономического и духовного распада. «Тому содействовал и еще один фактор: появление на сцене Сергея Ю. Витте. На этого в высшей мере талантливого человека возложили задачу преобразования экономической жизни страны. Он же играл ведущую роль в формировании внешней и внутренней политики. Устранение Витте и замена его в 1903г. непримиримым реакционером В.К. Плеве, сразу же приступившим к разрушению основ политической жизни империи, ознаменовали начало периода в русской истории, который можно рассматривать как пролог к революции 1905г. Последствия деятельности Плеве были столь плачевны, что в революционное движение постепенно втягивались не только наиболее прогрессивные представители земства и интеллигенции, но и рабочие, а затем и крестьяне». В первые годы XX века самодержавие, как считает Керенский, стало пережитком российской истории, оно было обречено, широкие слои населения чувствовали недовольство существующим положением и мечтали о лучшем будущем. А Николай II, вместо того, чтобы продолжать реформы своего деда и даровать Конституцию, с помощью таких людей, как Плеве, упорно тянул страну назад, к самым мрачным временам бюрократического абсолютизма. «Злосчастное правление Николая II – еще одно доказательство невозможности обратить историю вспять», - пишет Керенский. А далее – о русско-японской войне. Когда японские миноносцы напали на русский флот в Порт-Артуре, и началась война, автор мемуаров не заметил патриотических манифестаций, все предчувствовали, что она принесет немало бед. Витте и все члены кабинета министров, за исключением Плеве, выступали против войны. Японская война и поражение в ней России не было причиной революции 1905г. По мнению Керенского «Она лишь изменила и исказила ее развитие». 15 июля 1904г. был убит бомбой министр внутренних дел Плеве. Когда Керенский узнал об этом событии, его охватило чувство радости, облегчения и ожидание великих перемен. По возвращении в Санкт-Петербург он заметил новую атмосферу, атмосферу возбуждения, энтузиазма. На пост министра внутренних дел был назначен генерал-губернатор Вильны князь П.Д. Святополк-Мирский. Его считали культурным, образованным человеком, взглядов, более современных, чем у его предшественника. Вступление на министерский пост он ознаменовал заявлением, в котором обещал проводить политику, прислушиваясь к голосу общественности. Позднее его эпоха получила название «политической весны». Кровавое воскресение в описании А.Ф.Керенского. В начале января 1905 года нетерпение рабочих достигло предела, и окончательно созрел план устроить шествие и вручить царю петицию. Во главе стоял молодой и талантливый священник отец Георгий Гапон. Речи священника, в которых он призывал рабочих идти прямо к царю, находили глубокий отклик у слушателей. Его идею организовать массовую демонстрацию и пойти ко дворцу, чтобы изложить царю свои беды получило всеобщую поддержку. На кануне шествия его организаторы узнали, что полиция находится в состоянии тревоги. А.Ф. Керенский видел эту демонстрацию, он пишет: «Это было удивительное зрелище. Вдоль всего Невского проспекта двигались, направляясь из рабочих районов, ряд за рядом колонны спокойных, с торжественно важными лицами, одетых в свои лучшие одежды людей. Гапон, шедший во главе процессии нес крест, а многие рабочие - иконы и портреты царя». На улицах собирались толпы людей, все волновались. Когда шествие подошло близко к Зимнему дворцу, со стороны генерального штаба раздались первые залпы. Несколько человек упали. Охваченные паникой люди стали разбегаться во всех направлениях. А.Ф. Керенский и другие прохожие в ужасе побежали вместе с толпой. «Было совершенно очевидно, что власти совершили чудовищную ошибку, что они абсолютно неправильно поняли умонастроения толпы. Какими бы ни были замыслы организаторов шествия, рабочие шли ко дворцу без злых намерений. Они от всей души верили, что, когда они придут на дворцовую площадь и станут там на колени, к ним выйдет царь. Однако их встретил не царь, а пули. То была историческая ошибка, за которую высокую цену заплатили и монархия, и Россия. Убитых и раненых было 200-300 человек. Пострадавших увозили на «скорой помощи». Самого Гапона спасли, сбрив ему бороду, переодев в другое платье, и вывезли его из города. По мнению Керенского, события Кровавого воскресенья произвели коренной переворот в мышлении рабочих масс. Простые рабочие перестали веровать в царя. В то время, когда страна находилась в состоянии войны, когда русская армия терпела поражения, отборные части императорской армии стреляли в рабочих. После событий Кровавого воскресенья Святополк-Мирский ушел в отставку, новым министром внутренних дел стал Булыгин. 18 февраля 1905 года был издан манифест Николая II, обращенный с призывом ко всем «истинно русским людям» объединиться вокруг трона и дать отпор попыткам подорвать древние основы самодержавия. В это же время вышло еще два указа. Правительственные декрета от 18 февраля внешне имели целью удовлетворить требования народа, а по сути были направлены на подавление его воли, Керенский считал, что правительство теряет контроль над положением. А «после ухода с политической арены Витте не осталось никого, кто был бы способен компетентно управлять страной». В течение нескольких месяцев, пока шла разработка закона о новой, «совещательной Думе, самым острым для всех слоев общества стал вопрос о том, принимать или не принимать участия в предстоящих выборах. Решающее влияние на общественное мнение имела организация «Союз освобождения». По всей стране появлялись союзы: университетской профессуры, учителей, юристов, врачей работников почты и др. Все союзы вошли федерацию, получившую название «Союз союзов». Эта организация стала центром освободительного движения. Председателем ее был избран известный историк, один из лучших учеников В.О.Ключевского, и видный политик профессор П.Н.Милюков. Милюков участвовал в создании и возглавил партию кадетов. Было предпринято немало усилий для того, чтобы помешать властям ввергнуть страну в катастрофу, но сделать можно было очень мало по той причине, что режим исторически изжил себя. К 1905 г. в стране не осталось ни одного слоя общества, который считал бы сложившиеся условия жизни приемлемыми. К осени 1905г. нормальная жизнь была нарушена, в ряде мест вспыхнули забастовки. Накануне 17 октября разразилась забастовка, которая парализовала всю жизнь в стране. Железные дороги, почта, суды, школы, университеты – все прекратили работу. Государственная власть должна была быть готовой вступить на путь конституционный. Предложение Витте о конституции было принято. Царь решил опубликовать манифест, в котором без упоминания самого слова «конституция» будет провозглашено создание нового порядка означавшего по сути дела конституционную систему. С опубликованием манифеста абсолютная власть стала делом прошлого. Керенский с нетерпением ждал утра, когда сможет присоединиться к ликующим толпам чтобы «отпраздновать эту великую победу народа». Но утром улицы были пусты. А посреди Дворцовой площади стояла только горстка людей с черными знаменами, на которых красными буквами было выведено: «Да здравствует анархия!» Керенский : «во имя спасения России во имя ее будущего правящая монархия должна быть устранена. . я решил отказаться от всех былых планов и целиком посвятить себя работе по избавлению страны от монархии». В воспоминаниях Керенского далее идет подробное описание того, как он был избран в Думу, а затем в правительство, как работало Временное правительство, как оно прекратило свое существование. О князе Г.Львове В.Набоков, являвшийся в первых составах временного правительства управляющим делами, образно заметил, что «он сидел на козлах, но даже не пробовал собрать вожжи», имея в виду, что тот «не только не делал, но и не пытался сделать что-нибудь для противодействия растущему разложению». Столь же уничижительную характеристику А.Керенскому дал в своем дневнике Л.Андреев: «Власти нет. И я позволю себе прямо и решительно обвинить А.Керенского в растрате власти. Это он, всегда стоявший во главе правительства, как бы ни менялся его состав, и руководивший его политикой, - растратил власть, это он, свое личное субъективное всегда ставивший выше объективных велений момента, убил власть и закон, заразил их смертельным недугом своего антигосударственного идеализма». А Керенский так объяснил свое поражение: «Во имя торжества дела свободы во всем мире я чувствую себя обязанным подчеркнуть, что поражение русской демократии явилось в основном следствием наступления этих, правых, сил, а не результатом бессмысленного мифа, согласно которому русская демократия проявила «слабость» и слепоту перед лицом большевистской опасности.». В «Воспоминаниях» Милюкова подробно говорится о деятельности оппозиционных групп, о том, как создавалась пария кадетов, ее программа. Учредительный съезд партии конституционных демократов (кадетов) состоялся 12-18 октября 1905г. в то время, когда в стране проходила Всероссийская октябрьская стачка. Во вступительном обращении к съезду Милюков подчеркнул, что цель съезда «созвать и формально провозгласить большую политическую партию в России», что конституционно-демократическое движение приобрело самостоятельное значение и отмежевалось от правых и левых сил, от «узкоклассовых» интересов помещиков и капиталистов и от «чисто классовой доктрины пролетариата». Свою партию Милюков объявил внеклассовой партией, продолжательницей «интеллигентских традиций». Основные программные положения партии строились на основе программы, опубликованной в «Освобождении», и сводились к установлению конституционного строя, необходимости увеличения земельной площади крестьян с частичным отчуждением частновладельческих земель, к отмене сословных привилегий, равенстве всех перед законом, установлении свободы личности, слова, собраний и других демократических свобод.

Результаты царствования последнего русского царя

Николая II и его ближайшее окружение обвиняли в том, что за период его царствования Россия участвовала в двух войнах – русско-японской и первой мировой, к которым она оказалась фактически неподготовленной и которые российские власти не смогли, а, скорее всего, и не очень-то стремились, предотвратить, хотя возможности к этому существовали. Власти обвиняются также в жестокости, с которой они подавляли освободительное движение в стране. Может быть, не так категорично, но, тем не менее, критически оценивается деятельность самодержавной власти, оказавшейся не способной довести реформа до конца, тем самым существенно изменить как социально-экономическую ситуацию в стране, так и систему управления (в частности, трансформировать абсолютную монархию в конституционную). Это был один из кардинальных вопросов, нерешенность которого серьёзно тормозила процесс модернизации и обновления России и в то же время обрекала её, в лучшем случае, на пребывание в застойном состоянии. В худшем же Россия могла быть отброшена, по меньшей мере, на полстолетия назад, что увеличивало бы до невероятных размеров разрыв в уровнях развития в сравнении с передовыми европейскими государствами. Те, кто после событий 1905-1906 гг. с нескрываемым энтузиазмом восприняли новые тенденции в российской политической жизни, оценивая их как желание России двигаться навстречу реформам, к середине 1910-х годов стали выражать явное разочарование позицией власти, все чаще и острее критиковать её за отход от ранее провозглашенных целей. Притом огонь критики направлялся главным образом в сторону «тёмных сил», которые свои эгоистические интересы ставили выше интересов государства. Время было упущено, а вместе с ним быстро улетучивалась и последняя возможность изменить ситуацию, не допустить опасного развития событий. Как отмечали многие политические деятели России той поры, в начале XX в. перед нею открывалась реальная возможность ступить на путь широких и глубоких реформ и таким образом встать вровень с другими европейскими нациями. Вначале казалось, что действия верховной власти России вполне осознаны и отражают объективную потребность страны в либеральных реформах и демократизации общества, основаны на понимании того, что иначе невозможно добиться ощутимых результатов практически ни в одной области государственной и народной жизни. Однако так думали далеко не все представители властных структур. Груз деспотического прошлого, как тяжелый гнет, нещадно давил на сознание и психику слишком многих деятелей, находившихся у кормила государственного правления. Возможно, кое-кто из них понимал необходимость реформ и даже надеялся на их успех, но, будучи тысячами нитей связан с прошлым и оставаясь, по существу, приверженцами и носителями консервативных взглядов, они не могли поступиться принципами и встать на позиции, противоречащие их консервативным убеждениям. А поскольку приток к управлению страной свежих сил, по-новому мыслящих и понимающих роль и место России в мировой цивилизации, был чрезвычайно ограничен, изменения в обществе если и происходили, то они настолько медленно и ограниченно охватывали сферы государственной жизни, что не могли существенно затронуть фундаментальные основы государственного строя. Историческая ответственность за то, что Россия не смогла преодолеть собственную инерцию и выйти на качественно новый виток в своем общественном развитии (хотя предпосылки к этому были), лежит не только на самодержавии, но и на оппозиции, которая своими неумелыми, а порой провокационными действиями и поведением лишь усугубляла положение, следуя весьма опасному принципу «чем хуже, тем лучше». Она еще больше загоняла страну в социально-политический тупик, из которого был только один выход – революционный взрыв. И на этот раз обе крайности российского политического спектра сошлись. Представители правых сил несут ответственность за то, что своей недальновидностью, непоследовательностью и робостью постоянно сдерживали ход реформ, не давали им набрать нужные обороты и стать необратимыми. Что же касается левых сил, то они проявили историческое нетерпение и влечение к власти, добивались революционной ломки существующего государственного и общественного строя, не допуская даже мысли о возможности и желательности мирного эволюционного преобразования, вдоволь настрадавшейся и измученной всевозможными бедами России.

Использованная литература

1. Великий князь Александр Михайлович: Книга воспоминаний. -М: Современник, 1991.-271с. 2. Милюков П.Н. Воспоминания (1859-1917). В 2-х т. Т.1,2 -М.: Современник, 1990. (Серия мемуаров «Память».) 3. Керенский А.Ф. Россия на историческом повороте. Мемуары.-Пер.с англ.- М.:Республика,1993.-384.