Каталог :: История

Реферат: Опричный террор, причины, характер, следствие

                             ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ                             
                            ПО СВЯЗИ И ИНФОРМАТИЗАЦИИ                            
                      Сибирский государственный университет                      
                         телекоммуникаций и информатики                         
                    Кафедра философии и отечественной истории                    
                                 РЕФЕРАТ                                 
                  Опричный террор. Причины, характер, следствие                  
                                                                       Выполнил:
                               Новосибирск 1999г.                               
                                                                              
     
                                   ПЛАН РАБОТЫ                                   
1. ВСТУПЛЕНИЕ                                                                  2
2. ГЛАВА 1. Причины возникновения опричнины.                                   3
1.1. Государственный строй России в начале XVI века                            3
1.2. Формирование личности Ивана Васильевича                                   6
1.3. Вхождение во власть                                                       8
1.4. Начало государственной деятельности                                       9
3. ГЛАВА 2. Опричнина                                                         12
2.1. Указ об опричнине                                                        12
2.2. Устройство опричнины                                                     13
2.3. Методы проведения опричной политики                                      15
2.4. Продолжение реформ                                                       15
2.5. Попытки политического компромисса                                        16
2.6. Разгром земской оппозиции                                                17
2.7. Усиление опричнины                                                       18
4. ГЛАВА 3. Опричный террор                                                   20
3.1. Разоблачение «боярской крамолы»                                          20
3.2. Раздор с церковью                                                        21
3.3. Устранение претендента на престол                                        22
3.4. Опричная гроза                                                           23
5. ГЛАВА 4. Отмена опричнины                                                  25
4.1. Изменение внутренней политики                                            25
4.2. Предпосылки к отмене опричнины                                           26
4.3. Отмена опричнины                                                         27
4.4. Итоги опричнины                                                          28
6. ЗАКЛЮЧЕНИЕ                                                                 30
7. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ                                                          31
     
     
                                ВСТУПЛЕНИЕ                                
В нашей истории царствование Иоанна Васильевича (1530-1584), составляющее
половину XVI столетия, является одной из самых важных эпох, содержащих в себе
ключевые моменты становления Государства Российского: расширение территорий,
подконтрольных Москве, изменения вековых укладов внутренней жизни и наконец
опричнина – одно из самых кровавых и величайших по историческому значению
деяний царя Ивана Грозного.
Выбранная мною для данного реферата тема – «Опричный террор. Причины,
характер и следствие», описывает период в истории России, интересный как
исторический урок, как назидание последующим поколениям о влиянии на судьбу
народа и государства противоречивой, деспотической личности, стоящей на
вершине диктатуры.
В истории России эпоха Грозного это момент решительной схватки
“государственного начала”, воплощенного этим грозным государем, с удельной
стариной, переходный этап от феодализма к сословной монархии.
Следующий за периодом царствования Ивана Грозного, дальнейший ход развития
событий вплоть до наших дней достаточно точно определил Василий Осипович
Ключевский, глубоко изучивший историю России в целом и деятельность и
личность Ивана Грозного в частности: "Бояре XVI века – первые покойники,
стоявшие на очереди у ближайшего будущего..." [1, c.397].
В наше время история, и её уроки, как предупреждение потомкам о
подстерегающих их в будущем национальных катастрофах и государственных
катаклизмах, зачастую остаётся невостребованным инструментом для
предотвращения многих бед.
                                 ГЛАВА 1.                                 
                     Причины возникновения опричнины.                     
       1.1.         Государственный строй России в начале XVI века.       
К началу ХVI века сложились условия для формирования единого Российского
государства. Московское княжество стало сильнейшим, оно накопило такое
количество людских, материальных и политических ресурсов, что в борьбе за
объединение русских земель оно нуждалось в минимальной поддержке. Победа
великокняжеской власти в феодальной войне привела к ликвидации ряда мелких
княжеств, и в начале XVI века в России установился порядок, по которому
удельные князья были обязаны подчиняться великому князю просто в силу его
положения. Фактически главой Русского государства был великий князь,
обладавший широким кругом прав. Он издавал законы, осуществлял руководство
государственным управлением, имел судебные полномочия.
Реальное содержание княжеской власти с течением времени менялось в сторону
всё большей полноты. Эти изменения шли в двух направлениях - внутреннем и
внешнем. Первоначально свои законодательные, административные и судебные
правомочия великий князь мог осуществлять лишь в пределах собственного
домена. Даже Москва делилась в финансово-административном и судебном
отношениях между князьями-братьями. С падением власти, удельных князей
великий князь стал подлинным властелином всей территории государства. Иван
III и Василий III не стеснялись бросать в тюрьму своих ближайших
родственников - удельных князей, пытавшихся противоречить их воле. Начиная с
Ивана III московские великие князья именовали себя «Государями веся Руси».
Иван III и его преемник пытались присвоить себе и царский титул.
Однако говорить о самодержавии в полном смысле слова, т.е. о неограниченной
монархии в начале XVI века еще не приходится. Власть монарха была ограничена
другими органами раннефеодального государства, прежде всего Боярской думой,
которая являлась в тот период важным органом государства. Она выросла из
совета при князе, существовавшего еще в древнерусском государстве. Боярская
дума отличалась от прежнего совета своей большей юридической, организационной
оформленностью. Она была органом, собиравшимся не эпизодически, а действующим
постоянно. Дума имела сравнительно стабильный состав. В нее входили так
называемые «думные чины» - введенные бояре и окольничьи.
Компетенция Думы совпадала с полномочиями великого князя, хотя формально это
нигде не было зафиксировано. Великий князь юридически не был обязан считаться
с мнением Думы, но фактически не мог поступать самовольно, ибо любое его
решение не проводилось в жизнь, если не было одобрено боярством. Через думу
боярство осуществляло политику угодную и выгодную ему.
Правда, с течением времени великие князья все больше подчиняют себе Боярскую
думу, что связано с общим процессом централизации власти. Это особенно
относится к княжениям Ивана III и Василия III. Значительная роль Боярской
думы в системе государственных органов и господство в ней крупных феодалов
являются одной из характерных особенностей раннефеодальной монархии, в
которой преобладала дворцово-вотчинная система управления.
Московское государство унаследовало от предыдущего периода и органы
центрального управления, построенные по дворцово-вотчинной системе. Однако
расширение территории государства и усложнение его деятельности приходят в
столкновение со старыми формами управления, подготавливают постепенное
отмирание дворцово-вотчинной системы и зарождение нового, приказного
управления.
Преобразование старой системы начиналось с ее усложнения. Она подразделяется
на две части:
-         одну составляет управление дворца, во главе которого стоит
дворецкий (дворский), имеющий в своем распоряжении многочисленных слуг.
Дворецкий ведал и пашенными княжескими крестьянами;
-         - другую часть образовывали так называемые «пути», обеспечивающие
специальные нужды князя и его окружения. О назначении путей красноречиво
говорят сами их названия: Сокольничий, Ловчий, Конюший, Стольничий, Чашничий.
Для выполнения их задач в ведение путей выделялись определенные княжеские
села и целые местности. Пути не ограничивались сбором тех или иных продуктов
и всяких благ с выделенных мест. Они выступали и как административные и как
судебные органы. Руководители их именовались путными боярами.
Вслед за усложнением системы дворцово-вотчинных органов возрастала их
компетенция и функции. Из органов, обслуживавших в первую очередь личные
нужды князя, они все больше превращались в общегосударственные учреждения,
выполняющие важные задачи по управлению всем государством. Так, дворецкий с
XV в. стал в известной мере ведать вопросами, связанными с землевладением
церковных и светских феодалов, осуществлять общий контроль над местной
администрацией.
Вместе с тем выполнение тех или иных обязанностей в государственном
управлении строило прежний характер временного княжеского поручения и
превращалось в постоянную и достаточно определенную службу. Усложнение
функций дворцовых органов потребовало создания большого и разветвленного
аппарата.
Чины дворца - дьяки - специализировались в определенном круге дел. Из состава
дворцовой службы выделялась великокняжеская казна, ставшая самостоятельным
ведомством. Была создана большая дворцовая канцелярия с архивом и иными
придатками.
Все это подготавливало переход к новой, приказной системе управления,
выраставшей из прежней. Такое перерастание началось в конце XVв. Но как
система приказное управление оформилось только во второй половине XVI века
уже под руководством Ивана Грозного. Тогда же утвердился и сам термин
«приказ». Первыми учреждениями приказного типа были Большой дворец, выросший
из ведомства дворецкого, и Казенный приказ. Конюшенный путь превратился в
Конюшенный приказ, теперь не только обслуживавший личные потребности князя,
но и связанный с развитием конного дворянского ополчения.
В начале XVI в. сложился Разряд (Разрядный приказ, ведавший учетом служилых
людей, их чинов и должностей). Перерастание дворцово-вотчинной системы в
приказную явилось одним из показателей централизации Русского государства,
ибо дворцовые органы, ведавшие ранее по существу лишь княжеским доменом,
теперь становились учреждениями, руководящими всем громадным Русским
государством.
Русское государство подразделялось на уезды - наиболее крупные
административно-территориальные единицы. Уезды делились на станы, станы - на
волости. Впрочем, полного единообразия и четкости в административно-
территориальном делении еще не выработалось. Наряду с уездами кое-где
сохранялись еще земли. Существовали также разряды - военные округа, губы
судебные округа.
Во главе отдельных административных единиц стояли должностные лица -
представители центра. Уезды возглавлялись наместниками, волости -
волостелями. Эти должностные лица содержались за счет местного населения -
получали от него «корм», т. е. проводили натуральные в денежные поборы,
собирали в свою пользу судебные и иные пошлины. Кормление, таким образом,
было одновременно государственной службой и формой вознаграждения княжеских
вассалов за их военную и иную службу.
Кормленщики были обязаны управлять соответствующими уездами и волостями
собственными силами, т. е. содержать свой аппарат управления (тиунов,
доводчиков и др.) и иметь свои военные отряды для обеспечения внутренней и
внешней функций феодального государства. Присылаемые из центра, они не были
лично заинтересованы в делах управляемых ими уездов или волостей, тем более
что их назначение было обычно сравнительно краткосрочным - на год-два. Все
интересы наместников и' волостелей были сосредоточены преимущественно на
личном обогащении за счет законных и незаконных поборов с местного населения.
Система кормления была не способна в условиях
обостряющейся классовой борьбы обеспечить в должной мере подавление
сопротивления восстающего крестьянства. От этого особенно страдали мелкие
вотчинники и помещики, которые были не в состоянии самостоятельно обезопасить
себя от «лихих людей». Поднимающееся дворянство было недовольно системой
кормления и по другой причине. Его не устраивало, что доходы от местного
управления шли в карман бояр и что кормление обеспечивает боярству большой
политический вес.
Местные органы власти и управления не распространяли свою компетенцию на
территорию боярских вотчин. Княжата и бояре, как и прежде, сохраняли в своих
вотчинах иммунитетные права. Они были не просто землевладельцами, но я
администраторами и судьями в своих деревнях и селах. В вотчинах
привилегированных бояр оставались приказчики и ключники владельца, которые и
творили суд, заведовали вотчинной полицией, и, следовательно, жизнь и дела в
таких местах мало зависели от государственной администрации.
Вместе с формированием московского боярства наметилось заметное отчуждение
низшего класса, от землевладельцев, стали рваться связи крестьян с его
боярином [1, c.353]. И хотя в начале XVI века не встречается следов
крестьянских восстаний против бояр [1, c.352], в летописях есть упоминания на
народный ропот, обращённый к боярской дворне и только косвенно на самих бояр.
     1.2. Формирование личности Ивана Васильевича.
После смерти Василия III в 1533 г. великим князем стал его трехлетний сын
Иван IV. В это время обострилась борьба боярских кружков друг с другом.
Развернулась ожесточённая борьба за московский престол - было предпринято
несколько попыток свержения Ивана IV, его матери - регентшы Елены Глинской,
сначала братьями отца, затем дядей Елены - Михаилом Глинским, опиравшимся на
удельных князей Бельских, Воротынских, Трубецких. Но позже Иван Шуйский
заговором удалил Бельского, заключил его в тюрьму и там задушил. Боярские
раздоры сильно ослабили молодое Московское государство, значительно
расстроили внутреннее и внешнее положение Руси.
Таким образом, с самого раннего возраста Иван IV попал в жуткую атмосферу
жестокости, непрекращающихся интриг смертельной борьбы за власть. Иван не
помнил отца, и уже в восемь лет остался без матери. Первые осознанные
впечатления ребёнка, попавшего в такую среду, связаны с совершенным
расстройством государства. Вот выдержка из его собственных воспоминаний: «По
смерти матери нашей Елены остались мы с братом Георгием круглыми сиротами;
подданные наши хотение свое улучили, нашли царство без правителя: об нас,
государях своих, заботиться не стали, начали хлопотать только о приобретении
богатства и славы, начали враждовать друг с другом. И сколько зла они
наделали! Сколько бояр и воевод, доброхотов отца нашего умертвили! Дворы,
сёла и имения дядей наших взяли себе и водворились в них! Казну матери нашей
перенесли в большую казну, причём неистово пихали ногами ея вещи и спицами
кололи; иное и себе побрали.» [1, c.356]. Такие впечатления развивали в
ребёнке чувства одиночества, досады и беспомощности.
Дальнейшим воспитанием Иоанна занялись великие и гордые бояре, на свою и на
своих детей беду стараясь, друг перед другом угождать ему во всяком
наслаждении и сладострастии. Конечно, такое окружение и атмосфера наложили
особенный отпечаток на характер и сформировали черты личности будущего
тирана.
Мстительность, и злоба как семена, попавшие на благодатную почву мягкой и
впечатлительной натуры, вскоре дали всходы. Когда он начал приходить в
возраст, был лет двенадцати, то стал, прежде всего, проливать кровь
бессловесных, бросая их на землю с высоких теремов, а пестуны позволяли ему
это и даже хвалили, уча отрока на свою беду. К пятнадцатому году принялся он
и за людей. Собирая вокруг себя толпу знатной молодёжи, устраивал он скачки
верхом по улицам, давили и били встречавшихся мужчин и женщин, поистине в
самых разбойничьих делах упражнялся. При этом со стороны ласкателей своих
только похвалы получал.
Или придут послы иностранные, молодого государя оденут, посадят по-царски,
окружат вниманием, и станут перед ним в раболепном смирении.
Вот каково было воспитание Ивана, его ласкали настолько, чтобы вызвать
желание привязанности, потребность в близком, искреннем человеке; его
настолько обижали, чтоб портить его сердце и дать живо почувствовать
отсутствие такого близкого человека; а больше всего им пренебрегали. [1,
c.358].
В результате к 17-ти годам появилась преждевременная зрелость,
сопровождающаяся постоянным недовольством, мелочной, нервной
раздражительностью. В нём рано развились подозрительность, привычка скрывать
свои мысли, недоверие к людям, склонность к лицемерию, свидетельствовавшие об
отсутствии родительской заботы и материнской ласки. Рождённый для престола,
он вынес из детства жгучую задачу мести своим обидчикам.
В то же время у него сформировались противоречивые черты характера,
свидетельствовавшие о незаурядных способностях, гибком и насмешливом уме. По
обычаю Древней Руси, учась грамоте по псалтырю и часослову, Иван не скользил
по ним бессмысленно глазами, как скользила вся учившаяся молодёжь, он
останавливался там, где книги говорили о царской власти, он вчитывался,
перечитывал эти места, запоминал их. Он сумел впитать значительный
политический арсенал из массы прочитанных книг, и уже в1551году на соборе он
явил собой «ритора в словесной премудрости».
До нашего времени дошли его ранние письменные труды, богословского,
политического содержания. Он цитирует разные книги, чего он только не читал в
современной письменности? Но замечательна одна черта в его сочинениях, где он
так любит приводить места из священного писания, при сравнении с подлинником
выявляются постоянные искажения и переделки без всякой надобности. И все они
говорят об одном: о царской власти, Богом поставленной, о том, как царство
строится, как подданные должны относиться к царю и повиноваться ему.
Анализируя факты из биографии Ивана VI, можно предположить, что не
сложившаяся, не счастливая личная жизнь также сильно оказала влияние на
формирование личности, на характер и в конечном итоге на отношение к людям,
на государственную деятельность.
Его первая жена, Анастасия Романова, родила трех сыновей - Дмитрия, Ивана,
Федора I нескольких дочерей. Вторая царица, Мария Темрюковна, родила сына
Василия, последняя жена, Мария Нагая, - сына Дмитрия. Все дочери Грозного,
как и царевич Василий, умерли в младенческом возрасте. Оба Дмитрия - первенец
царя и его младший сын - погибли из-за несчастной случайности, хотя здесь
мнения историков о степени этих случайностей расходятся. Царевич Иван
Иванович, достигший двадцатисемилетнего возраста и объявленный наследником
престола, умер от нервного потрясения, претерпев жестокие побои от отца.
Единственный внук Грозного появился на свет мертворожденным, и в этом случае
виновником несчастья оказался царь, подверженный страш
ным припадкам ярости, в одном из которых он избил сноху. Род Грозного был
обречен на исчезновение. Причиной послужило не только несчастное стечение
обстоятельств, но и факторы природного характера. Браки внутри одного и того же
круга знатных семей имели отрицательные биологические последствия.
Уже в середине XVI века стали явственно видны признаки вырождения царствующей
династии. Брат Ивана IV Юрий Васильевич, глухонемой от рождения, умер без
потомства. Сын Грозного царь Федор Иванович был
слабоумным и хилым и тоже не оставил детей. Младший сын царя Ивана Дмитрий
страдал эпилепсией. Шансы на то, что царевич доживет до зрелых лет и оставит
наследника, были невелики. Но как первенцу Грозного – Дмитрию старшему, так и
его младшему сыну Дмитрию суждена была нечаянная и
преждевременная смерть.
     1.3. Вхождение во власть.
С ранней зрелостью появились и первые плоды воспитания государя: в 1545г.,
когда пали Шуйские, обидчики его, последовал ряд казней и опал в наказание за
неистовство бояр. При этом по выражению летописи, Иван мыкался по монастырям
и успел помолиться у всех чудотворцев московских и других областей. Людей
удивляли новизна манер и поступков молодого царя, когда он начал действовать
самостоятельно.
В 1546 году, призвав митрополита и бояр, объявил о намерении жениться:
«.Сперва думал я жениться в иностранных государствах, у какого-нибудь короля
или царя, но потом я эту мысль отложил, не хочу жениться в чужих
государствах, потому что я после отца своего и матери остался мал; если
приведу себе жену из чужой земли и в нравах мы не сойдемся, то меж нами
дурное житьё будет; поэтому хочу я жениться в своём государстве.». Своим
заявлением он немало удивил и бояр, и митрополита. Но дальнейшие его речи
показались им ещё более того: «По твоему, отца своего митрополита,
благославлению, и с вашего боярского совета, хочу прежде женитьбы своей
поискать прародительских чинов, как наши прародители, цари и великие князья,
и сродник наш великий князь Владимир Всеволодович Мономах на царство, на
великое княжение садились; и я также этот чин хочу исполнить и на царство, на
великое княжение сесть» [1, с. 361].
В январе1547г. Иван IV был венчан на царский трон торжественным царским
венчанием, принял постоянный титул царя и добился того, на что не решались ни
отец, ни дед его. Коронация означала: царь по сравнению с князьями возвышался
на необычайную высоту, получал якобы от бога неограниченную власть над
подданными. Получая корону из рук митрополита Макария, он получал от церкви
гарантию самодержавия.
В это время вокруг молодого царя сформировался новый круг советников, в
которых он верил, о которых он думал, что они его искренне любили. Таковыми
были митрополит Макарий, пресвитер Сильвестр и человек из самых низов, «с
гноища», по выражению самого Ивана, Алексей Адашев.
Впоследствии, в 1553г., когда Грозный опасно заболел, последние двое предали
его, присоединившись к боярам, отказавшимся присягать малолетнему сыну Ивана.
За это попали в немилость и были удалены. Вот как выражает своё разочарование
Иван Грозный в переписке с князем Андреем Курбским: «Принял я попа Сильвестра
для духовного совета и спасения души, думая, что он, предстоя у престола
владычняго, побережёт души своей: он начал хорошо, и я ему для духовнаго
совета, повиновался: потом он восхитился властию. и начал лукавым советом
служить нам, а не истинною, и все с умышлением, а не с простотою. Подружился
Сильвестр с Адашевым, и начали советоваться тайком от нас, считая нас
слабоумными; вместо духовных дел начали мирския дела делать.» [1, с.364].
Упомянутый князь Андрей Курбский в своё время был ближайшим соратником царя,
пользовался большим доверием – Иван называл его своим любимым и говорил, что
«.если не его послать, то самому придётся ехать».
Впоследствии князь также испытал на себе опалу государя, и вынужден был
спасаться за границей, откуда после, опальный, и полемизировал с Грозным в
переписке на протяжении не одного десятка лет.
     1.4. Начало государственной деятельности.
Едва вступив во власть, Иван Грозный развивает бурную реформаторскую
деятельность. Многочисленные реформы, направленные на дальнейшее развитие и
укрепление Русского централизованного государства имели общую черту - это их
антибоярская направленность. Провозглашая эти реформы, правительство Ивана IV
изображало их как мероприятия, цель которых заключалась в том, чтобы
ликвидировать последствия боярского правления и укрепить экономические и
политические позиции тех социальных групп, чьи интересы оно выражало и на
которые опиралось, - на дворян, помещиков и верхи посада.
28 февраля 1549 года принят закон, представляющий собой начало реализации
политики прекращения насилий, “обид” и “продаж”, причинявшихся детям боярским
(помещикам) со стороны бояр под угрозой опал и “казни” для тех бояр, кто
попытался бы продолжать или возобновить такого рода действия.
В 1549г. был созван Земский Собор. Факт созыва свидетельствовал о том, что
Россия из раннефеодальной монархии превращается в сословно-представительную.
Иван Грозный нуждался в поддержке различных сословий особенно в борьбе с
боярским произволом. Земский Собор помогал лавированию государственной власти
между дворянством и боярством. Земский Собор созывался по мере надобности
царем и не ограничивал его власти.
В ноябре 1549 года был издан приговор о местничестве, которое являлось одним
из тех институтов феодального государства, которые обеспечивали монопольное
право на руководящую роль в важнейших органах государства представителям
феодальной знати.
Сущность местничества состояла в том, что возможность занятия тем или иным
лицом какого-либо поста в административных органах или в армии
предопределялась местническими счетами, то есть взаимными соотношениями между
отдельными феодальными - княжескими или боярскими - фамилиями, а внутри этих
фамилий - взаимными соотношениями между отдельными членами этих фамилий. При
этом исключалась возможность изменения этих соотношений, так как это означало
бы изменение порядка мест в служебной, придворной или военной иерархии.
В результате ограничения местничества в 1550г. проведена военная реформа. В
России была централизована система управления всеми вооруженными силами. Были
созданы стрелецкие войска. Казацкие части, сложившиеся на Дону, должны были
подчиняться верховной власти. В России казаки были юридически свободны в
принятии решений, но фактически зависели от Москвы.
Актом огромной политической важности стало издание Судебника 1550 года,
благодаря которому ведущие роли в законодательстве заняли приказы, в
частности казначеи, которые фактически держали в своих руках московское
законодательство как в подготовительной стадии, разрабатывая проекты законов,
так и в заключительных этапах законодательного процесса, где именно в руках
казначеев находилось формулирование и редактирование текста законов на основе
норм царского приговора.
3 октября 1550 года исповещён приговор знаменитой “1000” детей боярских
вокруг Москвы. Приговор устанавливал: “учинить... помещиков, детей боярских -
лутчих слуг 1000 человек” путем раздачи им поместий в местностях вокруг
Москвы “верст за 60 - 70” - “в Московском уезде, да в половине Дмитрова, да в
Рузе, да в Звенигороде, да в Числяках, и в Ординцах, и в перевесных деревнях,
и в тетеревинчих, и в оброчных деревнях”. Приговор далее устанавливал порядок
пополнения “1000” в случае смерти кого-либо из входивших в нее лиц: “А
который по грехам ис той тысячи вымрет, а сын его не пригодитца к той службе,
ино в того место прибрать иного”.
В процессе реализации приговора от 3 октября 1550 года была составлена так
называемая Тысячная книга, представляющая собой своего рода раздаточную
десятню и включающая в себя как списки всех детей боярских, вошедших в состав
“тысячи”, так и тех бояр и окольничих, которые получали на основании
приговора от 3 октября 1550 года поместья в Московском уезде.
Все это требовало от казны денег. Была проведена реформа налогообложения,
ограничивающая льготы феодалов. Создается система приказов, в основе которой
лежали принципы неразделимости судебной и административной властей. Усиление
государства во главе с царем, ослабление позиций феодальной знати вновь
ставит вопрос о месте церкви в обществе и государстве.
В 1551 г. был собран так называемый Стоглавый собор, утвердивший, освятивший
Судебник и одобривший проводимые реформы. Между церковью и царской властью
достигается компромисс.
Следующим важнейшим актом политики правительства Ивана IV является приговор
11 мая 1551 года. Значение этого приговора заключается в том, что он
формулирует основные принципы политики Ивана IV в отношении двух важнейших
категорий феодального землевладения: монастырского и княжеского. Приговор
устанавливал целый ряд мер, направленных против монастырского землевладения,
запрещалась покупка монастырями (и другими представителями церковного
землевладения) вотчин “без доклада” царю. Политическим стержнем этого
приговора являлась ликвидация в интересах дворянства результатов земельной
политики времен боярского правления.
Многие предприятия царя вызывали сопротивление крупной знати. Именно по
крупной знати, по боярам били результаты реформ царя. Постепенно стала
складываться оппозиция. Наверное, положительные реформы 50-х годов и
продолжались бы, если бы не натолкнулись на сопротивление русской
аристократии и не трансформировались в опричнину
                                 ГЛАВА 2                                 
                                ОПРИЧНИНА                                
     2.1. УКАЗ ОБ ОПРИЧНИНЕ.
Проводимые реформы, ограничивающие власть феодалов стали встречать их
сопротивление, несогласие с царской политикой, неподчинение воле царя.
Проблемы централизации и укрепления власти, борьбы с оппозицией требовали от
царя решения об установлении в стране диктатуры и сокрушения оппозиции с
помощью террора и насилия. Но в Русском государстве «ни одно крупное
политическое решение не могло быть принято без утверждения в Боярской думе»
[2, c.101].
Между тем позиция думы и церковного руководства была известна и не сулила
успеха предприятию. По этой причине царь вынужден был избрать совершенно
необычный способ действия. Стремясь навязать свою волю совету крупных
феодалов, он объявил об отречении от престола. Таким путем он рассчитывал
«вырвать у думы согласие на введение в стране чрезвычайного положения».
Отречению Грозного предшествовали события самого драматического свойства.
Вначале декабря 1564г. царская семья стала готовиться к отъезду из Москвы.
Иван IV «посещал столичные церкви и монастыри и усердно молился в них» [2,
c.105].
К величайшему неудовольствию церковных властей он велел забрать и свести в
Кремль самые почитаемые иконы. В воскресенье, 3 декабря, Грозный
присутствовал на богослужении в кремлевском Успенском соборе. После окончания
службы он трогательно простился с митрополитом, членами Боярской думы,
дьяками, дворянами и столичными гостями. На площади перед Кремлем уже стояли
«сотни нагруженных повозок под охраной нескольких сот вооруженных дворян.
Царская семья покинула столицу, увозя с собой всю московскую "святость" и всю
государственную казну, которые стали своего рода залогом в руках Грозного»
[2, c.106].
Царский выезд был необычен. Ближние люди, сопровождавшие Ивана, получили
приказ забрать с собой семьи. Оставшиеся в Москве бояре и духовенство
находились в полном недоумении и неведении о замыслах царя. Царский "поезд"
скитался в окрестностях Москвы в течение нескольких недель, пока не достиг
укрепленной Александровской слободы.
Из слободы царь направил в Москву гонца с письмами к думе и горожанам. В то
время, когда члены думы и епископы сошлись на митрополичьем дворе и выслушали
известие о царской на них опале, дьяки собрали на площади большую толпу и
объявили ей об отречении Грозного. В прокламации к горожанам царь просил,
«чтобы они себе никоторого сумнения не держали, гневу на них и опалы никакой
нет».
Объявляя об опале власть имущим, царь как бы апеллировал к народу в своем
давнем споре с боярами. Он не стесняясь говорил о притеснениях и обидах,
причиненных народу «изменниками-боярами».
Среди членов боярской думы, конечно же, были противники Грозного,
пользовавшиеся большим влиянием. Но из-за общего негодования на "изменников"
никто из них не осмелился поднять голос. Расчёт Ивана VI на веру народа в
доброго царя борющегося с боярами-притеснителями оправдался. Толпа на
дворцовой площади прибывала час от часу, а ее поведение становилось все более
угрожающим. Допущенные в митрополичьи покои представители купцов и горожан
заявили, что останутся верны старой присяге, будут просить у царя защиты «от
рук сильных и готовы сами "потребить" всех государевых изменников».
Под давлением обстоятельств Боярская дума не только не приняла отречение
Грозного, но «вынуждена была обратиться к нему с верноподданническим
ходатайством» [2, c. 105]. Представители митрополита и бояре, не теряя
времени, выехали в слободу.
Царь допустил к себе духовных лиц и в переговорах с ними заявил, что его
решение окончательно. Но потом он "уступил" слезным молениям близкого
приятеля чудовского архимандрита Левкия и новгородского епископа Пимена.
Затем в слободу были допущены руководители думы.
Слобода производила впечатление военного лагеря. Бояр привели во дворец под
сильной охраной, как явных врагов. Руководство думы просило царя сложить гнев
и править государством, как ему "годно"[3, c.67].
Иван Грозный поставил условие: он будет казнить изменников по своему
усмотрению. выговорил себе право казнить бояр без суда и следствия, что и
было одним из средств укрепления абсолютной власти. На подготовку приговора
об опричнине ушло более месяца. В середине февраля царь вернулся в Москву и
представил на утверждение думе и священному собору текст приговора. В речи к
собору Иван сказал, что для "охранения" своей жизни намерен "учинить" на
своем государстве "опришнину" с двором, армией и территорией. Далее он заявил
о передаче Московского государства (земщины) в управление Боярской думы и
присвоении себе неограниченных полномочий – права без совета с думой
"опаляться" на "непослушных" бояр, казнить их и отбирать в казну "животы" и
"статки" опальных.
При этом царь особенно настаивал на необходимости покончить со
злоупотреблениями властей и прочими несправедливостями. В этом, как ни
парадоксально, заключался один из главнейших аргументов в пользу опричнины.
Правительство без труда добилось от собора одобрения подготовленного указа.
Члены думы связали себя обещаниями в дни династического кризиса. Теперь им
оставалось лишь верноподданнически поблагодарить царя за заботу о
государстве.
     2.2. Устройство опричнины.
Организованная по типу удельного княжества "опришнина" находилась в личном
владении царя. Управляла опричниной особая Боярская дума. Формально ее
возглавлял удельный князь молодой кабардинец Михаил Черкасский, брат царицы.
Но фактически всеми делами в думе распоряжались Плещеевы, бояре Алексей
Басманов и Захарий Очин, кравчий Федор Басманов и их друзья Вяземский и
Зайцев.
В организации опричнины Иван Грозный по сути показал, что он сохранил в себе
удельное мировоззрение своих предков: опричнина не что иное, как новая
позднейшая форма той борьбы, какую предки Ивана вели со своими удельными
родственниками. И буквально, слово опричнина на языке XIV века означало удел.
Так удельный инстинкт предков сказался в Иване в минуту решительного
столкновения с оппозицией.
Подозрительный и воспитанный с детства на примерах коварства и жестокости,
неуравновешенный, и в то же время глубоко религиозный Иван развязал массовый
террор в стране, казня, уничтожая население часто без малейшего повода. Он
стремился укрепить личную власть путем нагнетания всеобщего страха, уничтожая
думающих и рассуждающих, казня правых и виноватых. Общая атмосфера в стране,
нравы и обычаи того времени хорошо воссозданы в исторической повести А.К.
Толстого “Князь Серебряный”.
Россия была разделена на две части: Опричнину (личную территорию Ивана
Грозного) и земскую части. Все, кто жил на территории опричнины, но не были
опричниками, выселялись. Царь забрал в опричнину Суздальский, Можайский и
Вяземский уезды, а также около десятка других совсем мелких. В состав
опричного "удела" вошло несколько крупных дворцовых волостей, которые должны
были снабжать опричный дворец необходимыми продуктами, и обширные северные
уезды Вологда, Устюг Великий, Вага, Двина с богатыми торговыми городами [2,
c. 107].
Эти уезды служили основным источником доходов для опричной казны. Финансовые
заботы побудили опричное правительство взять под свой контроль также главные
центры солепромышленности: Старую Русу, Каргополь, Соль Галицкую, Балахну и
Соль Вычегодскую. Своего рода соляная монополия стала важнейшим средством
финансовой эксплуатации населения со стороны опричнины.
Уездные дворяне были вызваны в Москву на смотр. Опричная дума во главе с
Басмановым придирчиво допрашивала каждого о его происхождении, о родословной
жены и дружеских связях. В опричнину отбирали худородных дворян,не знавшихся
с боярами. Укомплектованное из незнатных дворян опричное войско должно было
стать, по замыслу Грозного, надежным орудием в борьбе с феодально-
аристократической оппозицией.
При зачислении в государев удел каждый опричник клятвенно обещал» разоблачать
опасные замыслы, грозившие царю, и не молчать обо всем дурном, что он узнает
[2, c. 107]. Опричникам запрещалось общаться с земщиной. Удельные вассалы
царя носили черную одежду, сшитую из грубых тканей. Они привязывали к поясу у
колчана некое подобие метлы, что символизировало стремление "вымести" из
страны измену.
Опричная тысяча была создана как привилегированная личная гвардия царя.
Служба в опричнине открывала широкие перспективы перед худородными дворянами.
Им увеличили земельные "оклады", для чего провели конфискацию земель у тех
землевладельцев, которые не были приняты на опричную службу.
     2.3. Методы проведения опричной политики.
В первые дни опричнины Москва стала свидетелем кровавых казней. Казнили
десятками, сотнями, целыми семьями и даже родами. При определении вины,
степени участия бояр в «заговорах» летописи заменили отсутствующие
следственные материалы, скомпрометировав многих влиятельных оппозиционеров.
По приказу царя опричные палачи обезглавили князя Горбатого, его 15-ти
летнего сына и его тестя - П.П.Головина [2, c.107].В 1567 году царь вызвал во
дворец боярина Федорова - одного из богатейших и уважаемого в народе
человека, облачил его в царские одежды, усадил на трон, а затем
собственноручно заколол его ножом, считая виновным в заговоре. По “делу”
Федорова было уничтожено 370 человек.
В 1569 году по приказу царя принял яд его двоюрный брат, князь Старицкий,
второй по знатности в России после самого царя, вместе с ним были умерщвлены
его семья и слуги. 25 июля 1570 года на рыночной площади были зверски казнены
116 человек “опальных”. Не щадили даже сел и деревень, принадлежавших
“опальным”. Но самой жуткой страницей опричнины стал разгром Новгорода, куда
Иван IV нагрянул с опричным войском и где творил расправу полтора месяца.
“Мертвые тела людей и животных запрудили реку Волхов, куда они были сброшены.
История не знает столь ужасной резни” - пишет англичанин Дж.Горсей. Самые
скромные подсчеты числа казненных в Новгороде говорят о 2-х - 3-х тысячах
жертв. Потомки имели полное право называть Ивана IV Грозным. Впрочем, за
рубежом его называли Иваном Ужасным.
Очевидцы первых дней опричнины Таубе и Крузе отметили, что царские опричники
форменным образом терроризировали обитателей княжеских гнезд. Опальных княжат
хватали и увозили в ссылку, а членов их семей изгоняли из усадеб, и те должны
были добираться в места поселения сами. Поскольку опальным запрещалось брать
с собой что-либо из имущества, некоторые принуждены были кормиться в пути
подаянием.
Власти не пожелали обременять себя заботами о содержании ссыльных и по этой
причине решили наделить их землями в местах поселения на восточной окраине.
Присланный из Москвы окольничий Н.В.Борисов произвел в 1565-1566 гг. описание
всех наличных земель Казанского края, включая земли татарские, чувашские,
мордовские и земли дворца.
     2.4. Продолжение реформ.
Распределением поместий ведала местная администрация, во главе которой
Грозный поставил самых знатных и влиятельных лиц из числа ссыльных. Таким
образом, вопросами о распределении казанских поместий занимались сами
ссыльные. Несмотря на то, что для устройства опальных дворян были
использованы земли Казанского и Свияжского уездов, "казанской землицы" не
хватало для сколько-нибудь сносного обеспечения поселенцев. Главные воеводы
Казанского края - опальные бояре князья П.А.Куракин и А.И.Котырев-Ростовский
при поместном "окладе" в 1000 четвертей пашни смогли получить не более 120-
130 четвертей пашни и перелога. Прочие княжата должны были довольствоваться
еще более меньшими поместьями. Некоторые дворяне были "испомещены всем родом"
[2, c.107]. 12 князей Гагариных получили одно крохотное поместье на всех.
Источники дают основание заключить, что ссыльные дворяне получали казанские
поместья взамен старых земельных владений, а не в дополнение к ним. Авторы
официальной летописи определенно указывали на то, что ссылка дворян в
Казанский край сопровождалась конфискацией их имущества: " А дворяне и дети
боярские, - писал летописец, которые дошли до государские опалы, и на тех
(царь) опалу свою клал и животы их имал на себя"[2].
Достоверность летописного известия подтверждают подлинные приказные документы
тех лет. Согласно данным официальной летописи, при учреждении опричнины были
публично казнены пятеро. По размаху эти репрессии никак не соответствовали
военным приготовлениям опричнины. Сколь бы влиятельными ни были казненные
люди, царь мог уничтожить их без разделения государства и учреждения опричной
гвардии. Факты, относящиеся к казанской ссылке, позволяют объяснить парадокс.
Особая вооруженная сила понадобилась царю в тот момент, когда он замыслил
осуществить широкую конфискацию княжеских земель [2, c.113]. Первые опричные
репрессии имели отчетливую антикняжескую направленность. Они отличались
большой последовательностью. Казанская ссылка нанесла сильнейший удар
суздальской знати. Учреждение опричнины повлекло за собой крушение княжеского
землевладения. Катастрофа была столь велика, что никакие последующие амнистии
и частичный возврат родовых земель опальным князьям не могли ликвидировать ее
последствий.
     2.5. Попытки политического компромисса.
Весна 1566г. принесла с собой долгожданные перемены. Опричные казни
прекратились, власти объявили о прощении опальных. По ходатайству
руководителей земщины царь Иван вернул из ссылки удельного князя Михаила
Воротынского и пожаловал ему старую "отчизну" с укрепленными городами.
Одоевом и Новосилем. Первого мая 1566г. в Казань прибыл гонец, объявивший
ссыльным "государево жалование". Грозный "простил" большую часть опальных
княжат и дворян и милостиво позволил им вернуться в Москву.
Эта уступка, впрочем, носила половинчатый характер: в Казани были оставлены
на поселении самые влиятельные из ссыльных. Как бы то ни было, амнистия
привела к радикальному изменению опричной земельной политики. Казна вынуждена
была позаботиться о земельном обеспечении вернувшихся из ссылки и взамен
утраченных ими родовых вотчин стала отводить им новые земли. Но земель, хотя
бы примерно равноценных княжеским вотчинам, оказалось недостаточно. И тогда
сначала в отдельных случаях, а потом и в более широких масштабах казна стала
возвращать родовые земли, заметно запустевшие после изгнания их владельцев в
Казань.
По существу опричным властям пришлось отказаться от курса, взятого при
учреждении опричнины. Земельная политика опричнины быстро утрачивала свою
первоначальную антикняжескую направленность.
Объяснялось это тем, что конфискация княжеских вотчин вызвала противодействие
знати, а монархия не обладала ни достаточной самостоятельностью, ни
достаточным аппаратом насилия, чтобы длительное время проводить политику,
идущую в разрез с интересами могущественной аристократии. К тому же, с точки
зрения властей, казанское переселение достигло основной цели, подорвав
могущество суздальских княжат.
Прекращение казней и уступки со стороны опричных властей ободрили недовольных
и породили повсеместно надежду на полную отмену опричнины.
     2.6. Разгром земской оппозиции.
Оппозицию поддержало влиятельное духовенство. Митрополит Афанасий 19 мая
1566г. в отсутствие царя демонстративно сложил с себя сан и удалился в Чудов
монастырь [2, c.116].
Грозный поспешил в столицу и после совета с земцами предложил занять
митрополичью кафедру Герману Полеву, казанскому архиепископу. Рассказывают,
что Полев переехал на митрополичий двор, но пробыл там всего два дня. Будучи
противником опричнины, архиепископ пытался воздействовать на царя "тихими и
кроткими словесы его наказующе ".
Когда содержание бесед стало известно членам опричной думы, те настояли на
немедленном изгнании Полева с митрополичьего двора. Бояре и земщина были
возмущены бесцеремонным вмешательством опричников в церковные дела. Распри с
духовными властями, обладавшими большим авторитетом, поставили царя в трудное
положение, и он должен был пойти на уступки в выборе нового кандидата в
митрополиты.
В Москву был спешно вызван игумен Соловецкого монастыря Филипп. Колычев был
хорошо осведомлен о настроениях земщины и по прибытии в Москву быстро
сориентировался в новой обстановке. Он изъявил согласие занять митрополичий
престол, но при этом категорически потребовал распустить опричнину.
Поведение соловецкого игумена привело Грозного в ярость. Царь мог бы
поступить с Филиппом так же, как и с архиепископом Германом. Но он не сделал
этого, понимая, что духовенство до крайности раздражено изгнанием Полева. На
исход дела повлияло, возможно, и то обстоятельство, что в опричной думе
заседал двоюродный брат Колычева.
20 июля 1566г. Филипп вынужден был публично отречься от своих требований и
обязался "не вступаться" в опричнину и не оставлять митрополию из-за
опричнины.
Известный исследователь опричнины ПА Садиков указывал, что протест против
насилий опричнины исходил от членов созванного в Москве Земского Собора.
Выступления земской оппозиции и собор состоялись в одном и том же году.
Одинаковым было число участников оппозиции и членов Собора. И те и другие
составляли самую активную часть земского дворянства [2, c.113].
По словам слуги царского лейб-медика Альберта Шлихтинга, земцы обратились к
царю с протестом против произвола опричных телохранителей, причинявших
земщине нестерпимые обиды. Выступление служилых людей носило внушительный
характер: в нём участвовало более 300 знатных людей земщины, в том числе
некоторые бояре-придворные.
По свидетельству Шлихтинга, царь отклонил ходатайство земских дворян и
использовал чрезвычайные полномочия, предоставленные ему указом об опричнине,
чтобы покарать земщину.
300 челобитчиков попали в тюрьму. Правительство, однако, не могло держать в
заключении цвет столичного дворянства, и уже на шестой день почти все узники
получили свободу. 50 человек, признанных зачинщиками, подверглись торговой
казни: их отколотили палками на рыночной площади. Нескольким урезали языки, а
трех дворян обезглавили.
Опричные репрессии испугали высшее духовенство. Но Филипп, по -видимому,
выхлопотал у царя помилование для большинства тех, кто подписал челобитную
грамоту. После недолгого тюремного заключения они были выпущены на свободу
без всякого наказания.
Сообщая об этом, Шлихтинг сделал важную оговорку. По прошествии
непродолжительного времени, замечает он, царь вспомнил о тех, кто был отпущен
на свободу, и подверг их опале. Власти были поражены не только масштабами
земской оппозиции, но и тем, что протест исходил от наиболее лояльной части
думы и руководства церкви. На царя протест произвел ошеломляющее впечатление.
Он должен был отдать себе отчет в том, что все попытки стабилизировать
положение путем уступок потерпели неудачу. Социальная база правительства
продолжала неуклонно сужаться.
     2.7. Усиление опричнины.
После выступления земцов власти не только не отменили опричнину, но
постарались укрепить её изнутри. Царь забрал в опричнину Костромской уезд.
Численность опричного корпуса увеличилась с 1 до 1,5 тыс. человек.
Правительство не только расширяло границы опричнины, но и укрепляло важнейшие
опричные центры, строило замки и крепости.
На расстоянии ружейного выстрела от кремлевской стены, за рекой Неглинной, в
течение полугода вырос мощный замок. Его окружали каменные стены высотою в
три сажени. Выходившие к Кремлю ворота украшала фигура льва, раскрытая пасть
которого была обращена в сторону земщины. Шпили замка венчали черные
двуглавые орлы. Днем и ночью несколько сот опричных стрелков несли караулы на
его стенах.
Замок на Неглинной недолго казался царю надежным убежищем. В Москве он
чувствовал себя неуютно. В его голове родился план основания собственной
опричной столицы в Вологде. Там он задумал выстроить мощную каменную крепость
наподобие московского Кремля. Опричные власти приступили к немедленному
осуществлению этого плана.
За несколько лет была возведена главная юго - восточная стена крепости с
десятью каменными башнями. Около 300 пушек, отлитых на московском пушечном
дворе, были доставлены в Вологду. 500 опричных стрельцов круглосуточно
стерегли стены опричной столицы [2, c.123].
Наборы дворян в опричную армию, строительство замка у стен Кремля, сооружение
крепости в вологодском крае в значительном удалении от границ и прочие
военные приготовления не имели цели укрепления обороны страны от внешних
врагов. Все дело заключалось в том, что царь и опричники боялись внутренней
смуты и готовились вооруженной рукой подавить мятеж земских бояр.
                                 ГЛАВА 3                                 
                             ОПРИЧНЫЙ ТЕРРОР                             
                  3.1. Разоблачение «боярской крамолы».                  
Решая проблемы внутренней политики Иван Грозный не забывал и внешней - он
прекрасно понимал необходимость расширения страны на Восток, укрепления южных
границ государства, выхода к Балтийскому морю (однако в дальнейшем ему так и
не решил эту проблему). С наступлением осени он собрал все военные силы
земщины и опричнины для нового вторжения в Ливонию.
Поход начался, как вдруг царь отменил его, спешно покинул армию и на
перекладных помчался в Москву. Причиной внезапного отъезда было известие о
заговоре в земщине.
Сведения о заговоре противоречивы и запутанны. Многие современники знали о
нем понаслышке. Однако, по мнению некоторых историков только двое - Г.Штаден
и А.Шлихтинг - были очевидцами. Штаден несколько лет служил переводчиком в
одном из земских приказов, лично знал " главу заговора" конюшего Челяднина и
пользовался его расположением. Осведомленность его относительно настроений
земщины не вызывает сомнений.
По словам Штадена, у земских лопнуло терпение, они решили избрать на трон
князя Владимира Андреевича, а царя с его опричниками истребить, и даже
скрепили свой союз особой записью, но князь Владимир сам открыл царю заговор
и все, что замышляли и готовили земские. Шлихтинг, подобно Штадену, также
служил переводчиком, но не в приказе, а в доме у личного медика царя. Вместе
со своим господином он посещал опричный дворец и как переводчик участвовал в
беседах доктора с Афанасием Вяземским, непосредственно руководившим
расследованием заговора. Шлихтинг располагал самой обширной информацией, но
он, дважды касаясь вопроса о земском заговоре, дал две противоположные и
взаимоисключающие версии происшествия.
В своей записке, озаглавленной "Новости",он изобразил Челяднина злонамеренным
заговорщиком, а в более подробном "Сказании" назвал его жертвой тирана,
неповинной даже в дурных помыслах. И Шлихтинг, и Штаден служили в опричнине и
черпали сведения в опричных кругах, где взгляд на события подчинен был
предвзятой и сугубо официозной точке зрения.
Противоположную версию передавали неофициальные летописи земского
происхождения. Их авторы в отличие от опричников утверждали, что вина земцев
сводилась к неосторожным разговорам: недовольные земские люди "уклонялись" в
сторону князя Владимира Андреевича, лихие люди выдали их речи царю и
недовольные «по грехом словесы своими, погибоша».
Выяснить, где кончались крамольные речи и начинался подлинный заговор,
никогда не удастся. Недовольство земщины носило вполне реальный характер.
Недовольные исчерпали легальные возможности борьбы с опричниной.
Преследования убедили их, что царь не намерен отменить опричный режим. Тогда
они втайне стали обсуждать вопрос о замене Грозного на троне. Рано или поздно
противники царя должны были посвятить в свои планы единственного претендента,
обладавшего законными правами на трон, князя Владимира Андреевича Старицкого.
Последний, оказавшись в двусмысленном положении, попытался спасти себя
доносом.
Во время похода в Ливонию он передал царю разговоры, которые вели в его
присутствии недовольные бояре. Царь увидел в его словах непосредственную для
себя угрозу, начало боярской крамолы, которой он боялся и давно ждал.
Вероятно, показания князя Владимира не отличались большой определенностью и
не могли служить достаточным основанием для обвинения Челяднина. Популярность
конюшего в думе и столице была очень велика, и Иван решился отдать приказ о
его казни только через год после "раскрытия" заговора.
Не располагая уликами против "заговорщиков", царь прибегнул к провокации. По
его приказу князь Владимир посетил ничего не подозревавшего Челяднина и по-
дружески попросил его составить списки лиц, на поддержку которых он может
рассчитывать. В списки Челяднина записались 30 человек, старавшихся снискать
расположение претендента на трон. Все происходило в строгой тайне, и никто не
ждал беды.
Коварно " изобличив " недовольных, царь приступил к разгрому "заговора".
Опричники начали с того, что взыскали с конюшего огромную денежную
контрибуцию и сослали его в Коломну. Многие его сообщники были тотчас же
казнены. Начался трехлетний период кровавого опричного террора, вошедшего в
историю как «опричный террор » [2, c.123].
Под тяжестью террора умолкли московские летописи. Грозный затребовал к себе в
слободу текущие летописные записи и черновики и, по видимому, больше не
вернул их Посольскому приказу. Опричнина положила конец культурной традиции,
имевшей многовековую историю. Следы русского летописания затерялись в
опричной Александровской слободе.
     3.2. Раздор с церковью.
Начавшиеся казни вызвали резкий протест со стороны высшего духовенства.
Митрополит Филипп посетил царя и долго беседовал с ним наедине. Убедившись в
тщетности увещаний, он выждал момент, когда царь со всей своей свитой явился
на богослужение в кремлевский Успенский собор, и при большом стечении народа
произнес проповедь о необходимости упразднить опричнину. Это нарушило
благочиние церковной службы и имело неблагоприятный для Грозного исход. На
другой день о столкновении царя с митрополитом говорила вся столица.
Открытый раздор с главой церкви ставил Грозного в исключительно трудное
положение. Он вынужден был удалиться в слободу и заняться там подготовкой
суда над Филиппом. Опричные власти поспешили вызвать из Новгорода преданного
царю архиепископа Пимена, а затем направили в Соловки особую следственную
комиссию, состоявшую из опричников и духовных лиц.
Комиссия произвела розыск о жизни Филиппа в Соловецком монастыре и с помощью
угроз и подкупа принудила нескольких монахов выступить с показаниями,
порочившими их бывшего игумена. Вернувшись с Соловков, следственная комиссия
представила боярам материалы о порочной жизни митрополита. К тому времени
оппозиция в думе была обезглавлена террором, и никто не осмелился высказать
вслух своих сомнений. Послушно следуя воле царя, земская боярская дума
вынесла решение о суде над главою церкви. Чтобы запугать Филиппа, царь послал
ему в монастырь зашитую в мешок голову его троюродного брата М.И.Колычева.
Филиппа судили в присутствии Боярской думы и высшего духовенства. Филипп
принужден был служить службу после того, как соборный суд вынес ему приговор.
В середине службы в Успенский собор ворвались опричники. С Колычева содрали
клобук и мантию, бросили его в простые сани и увезли его в Богоявленский
монастырь.
Признанный виновным в "скаредных делах", Колычев подлежал вечному заточению в
монастырской тюрьме. Смолкли голоса недовольных в земщине. Не только
заговорщиков, но и заподозренных в сочувствии им постигла суровая кара.
Прошел год, и усиливавшийся террор поглотил не только противников опричнины,
но и тех, кто стоял у ее колыбели.
     3.3. Устранение претендента на престол.
В начале 1569 г. тщательно наблюдая за положением дел в стране, Грозный
повсюду видел признаки надвигающейся беды. К этому времени Иван IV
вознамерился покончить раз и навсегда с опасностью мятежа со стороны брата.
Опричники задались целью доказать, будто князь Владимир Андреевич Старицкий
замыслил отравить царя и всю его семью. Они арестовали дворцового повара и
обвинили его в преступном сговоре с братом царя. При поваре "найден" был
порошок, объявленный ядом, и крупная сумма денег, якобы переданная ему
Владимиром Андреевичем.
В те же самые дни лагерь Владимира Андреевича был внезапно окружен опричными
войсками. Князь был доставлен в слободу к царю, где после очной ставки с
дворцовым поваром и короткого разбирательства "дела" он был осужден на
смерть. Из родственного лицемерия царь принудил брата к самоубийству [2,
c.146].
     3.4. Опричная гроза.
Продолжением опричного террора стали набеги на крупные уездные города –
Новгород и Псков, где по мнению Ивана Грозного гнездились его противники.
Разгром Новгорода ошеломил современников. В декабре 1569г. царь созвал в
Александровской слободе все опричное воинство и объявил ему весть о "великой
измене" новгородцев. Не мешкая войска двинулись к Новгороду.
8 января 1570 г. царь прибыл в древний город. В городе прошли повальные
аресты. Опричники увезли арестованных в царский лагерь на Городище.Суд над
главными новгородскими "заговорщиками" на Городище явился центральным
эпизодом всего новгородского похода. Опричные следователи и судьи действовали
ускоренными методами, но и при этом они не могли допросить, подвергнуть
пыткам, провести очные ставки, записать показания и,наконец, казнить
несколько сот людей за две-три недели.
Опричники ограбили Софийский собор, забрали драгоценную церковную утварь и
иконы. В опричную казну перешли бесценные сокровища Софийского дома. По
данным новгородских летописей, опричники конфисковали казну также у 27
старейших монастырей.
В некоторых из них Грозный побывал лично. Царский объезд занял самое малое,
несколько дней, может быть, неделю. Участники опричного похода и новгородские
авторы очевидцы единодушно свидетельствуют о том, что «новгородский посад жил
своей обычной жизнью, пока царь занят был судом на Городище и монастырями.»
[2, c.148]. В это время нормально функционировали городские рынки, на которых
опричники имели возможность продавать награбленное имущество.
Положение изменилось после окончания суда и монастырского объезда. В эти дни
опричники произвели форменное нападение на город. Они разграбили новгородский
торг и поделили самое ценное из награбленного между собой. Простые товары,
такие, как сало, воск, лен, они сваливали в большие кучи и сжигали.
Ограблению подверглись не только торги, но и дома посадских людей. Опричники
ломали ворота, выставляли двери, били окна. Горожан, которые пытались
противиться насилию, убивали на месте.
Следующим за Новгородом стал Псков. Иван Грозный беспощадно осуществлял свои
замыслы
Опричные санкции против этих городов преследовали две основные цели. Первая
состояла в том, чтобы пополнить опричную казну, а вторая - в том, чтобы
терроризировать низшие слои городского населения, подавить в нем все элементы
недовольства, ослабить опасность народного возмущения. Бессмысленные и
жестокие избиения ни в чем не повинного населения сделали само понятие
опричнины синонимом произвола и беззакония.
Санкции против церкви и богатой торговой верхушки Новгорода продиктованы были
скорее всего корыстными интересами опричной казны. Не прекращавшаяся война и
дорогостоящие опричные затеи требовали от правительства огромных средств.
Государственная казна была между тем пуста. Испытывая финансовую нужду,
власти все чаще обращали взоры в сторону обладателя самых крупных богатств -
церкви. Но духовенство не желало поступаться своим имуществом.
Суд над митрополитом Филиппом нанес сильнейший удар престижу церкви. Опричное
правительство использовало это обстоятельство, чтобы наложить руку на
богатства новгородской церкви. "Изменное дело" послужило удобным предлогом
для ограбления новгородско-псковского архиепископства. Но опричнина вовсе не
ставила целью подорвать влияние церкви, она не осмелилась посягнуть на
главное церковное богатство ее земли. Государев разгром нанес большой ущерб
посадскому населению Новгорода, Пскова, Твери, Ладоги. Торговля Новгорода с
западноевропейскими странами была подорвана на многие годы. Но санкции
опричнины против посада носили скоротечный характер. Их целью было скорее
устрашение, чем поголовное истребление населения.
                                 ГЛАВА 4                                 
                             ОТМЕНА ОПРИЧНИНЫ                             
     4.1. Изменение внутренней политики. 
Запущенная царём машина репрессий набирала обороты, и, в конце концов,
наступил момент, когда Иван понял, что продолжать так дальше нельзя. Царь
оправдывал опричнину необходимостью искоренить "неправду " бояр - правителей.
На деле опричный режим привел к неслыханным злоупотреблениям.
Как говорят очевидцы, земские суды получили от царя распоряжение, которое
дало новое направление всему правосудию. Распоряжение гласило: " Судите
праведно, наши виноваты не были бы ". Следуя таким указаниям, судьи перестали
преследовать грабителей и воров из числа опричников.
В годы опричнины процветали, как никогда, политические доносы. Опричник мог
подать жалобу на земца, будто тот позорит его и всю опричнину. Земца в этом
случае ждала тюрьма, а его имущество доставалось доносчику. В разоренной
чумой и голодом стране, где по дорогам бродили нищие, а в городах не успевали
хоронить мертвых, опричники безнаказанно грабили и убивали людей. Они
обшарили все государство, на что царь не давал им согласия, повествует
опричник Штаден.
Разумеется, царь Иван не поощрял прямой разбой. Но он создал опричные
привилегии и подчинил им право и суд. Он возвел кровавые погромы в ранг
государственной политики. Следовательно, на нём лежала главная вина за
беззакония опричнины. В конечном итоге погромы более всего деморализовали
саму опричнину. Опричники творили в земщине такие беззакония, что сам великий
князь объявил наконец: "Довольно!".
Падение старого опричного руководства разрушило круговую поруку, связывавшую
членов опричной думы. Состав думы пополнился земцами, многие из которых
испытали злоупотребления опричнины. Члены новой опричной думы, по-видимому,
стали сознавать опасность деморализации охранного корпуса. Казнь Басманова
ознаменовала конец целой полосы в истории опричнины. Подвергнув опале тех,
кто создал опричнину, Царь велел подобрать жалобы земских дворян и
расследовать самые вопиющие преступления опричников. Аппарат сыска и доноса
делал свое дело — были казнены и многие опричники, получившие огромные
богатства.
Помимо всего прочего Грозный примерно наказывал опричных, чтобы вернуть
доверие земщины. Казни и судебные преследования расстроили механизм опричного
управления. Штаден, посетивший главную резиденцию в Москве, был поражен
царившим там настроением: «Когда я пришел на опричный двор, - повествует он,
- все дела стояли без движения...бояре, которые сидели в опричных дворах,
были прогнаны ; каждый, помня свою измену, заботился только о себе».
Попытки положить конец вопиющим злоупотреблениям на первых порах не затронули
основ опричного режима, но проводились они с обычной для Грозного
решительностью и беспощадностью и вызвали сильное недовольство в опричном
корпусе.
Подготовляя почву для окончательной расправы с опричной гвардией, царь Иван
старался обеспечить себе поддержку тех сил, которые более всего пострадали от
опричных порядков. Но все это не означало, что в опричнине в конечном итоге
взяла верх высшая аристократия. Опричники Таубе и Крузе весьма метко
характеризовали последнее опричное правительство, заметив, что при особе царя
не осталось никого, кроме отъявленных палачей и молодых ротозеев.
Представители высшей титулованной знати, появившиеся в опричнине,
принадлежали ко второй категории: в большинстве своем это были люди
сравнительно молодые. Их роль сводилась к внешнему представительству.
Подлинными же руководителями опричной думы были Малюта Скуратов и его
подчиненные, возглавлявшие сыскное ведомство.
Царь, живший в постоянном страхе перед воображаемыми заговорами, слепо
доверял своему главному сыщику Малюте и видел в нем всегдашнего спасителя.
Скуратов помог Грозному расправиться со старой опричной гвардией. Знати имя
Малюты Скуратова-Бельского было столь же ненавистно, как и имя основателя
опричнины Басманова - Плещеева. Курбский желчно бранил царя за приближение
«прегнуснодейных и богомерзких Бельских с товарыщи, опришницов кровоядных».
Накануне полной отмены опричнины, когда влияние Малюты достигло апогея, он
получил назначение на пост дворового воеводы. Такие посты могли занимать
исключительно представители родословной боярской знати. Успех Скуратова
невозможно объяснить одним только расположением царя. Высокое назначение
было, по-видимому, следствием того, что Малюта способствовал заключению брака
Грозного с Марфой Собакиной и через этот брак породнился с царской семьей.
     4.2. Предпосылки к отмене опричнины.
В итоге всех устрашающих мер Ивана Грозного военная система страны не
упрочилась, а расшаталась. Лучшие воеводы были казнены; другие были до того
запуганы, что боялись вступить с неприятелем в бой, опасаясь потерпеть
неудачу и быть за это казненными. Опричное войско оказалась небоеспособным.
Бесконечная война поглотила массу сил и средств, южные рубежи страны
оказались оголенными. В 1571 году крымский хан Девлет-Гирей, разгромив
опричное войско, появился под самыми стенами Москвы и сжег весь огромный
московский посад. Во время пожара погибли десятки тысяч москвичей.
В результате опричной политики, чрезвычайных, крутых мер в 70-80-е годы XVI
века Московское государство вошло в полосу кризиса. В 25-ти летней Ливонской
войне Россия потерпела поражение, лучшая боеспособная часть войск была
уничтожена на полях сражений, завоеванные территории утеряны. Страна была
доведена до страшного разорения.
После сожжения Москвы в 1571г. правительство начало исподволь готовиться к
упразднению опричных порядков. Угроза татарского вторжения ускорила слияние
военных сил опричнины и земщины. Опричники стали получать общие назначения с
земцами и нередко поступали под начальство старших земских воевод. Вскоре же
власти приступили к устранению многочисленных перегородок между опричниной и
земщиной в сфере административного управления.
В начале 1572 г. царь объявил о восстановлении в Новгороде древнего
наместнического управления и назначил главным наместником боярина И.Ф.
Мстиславского. Раздельному управлению Новгорода пришел конец, хотя формально
деление Новгородской земли на две половины продолжало существовать. В связи с
введением наместничества в Новгороде правительство провело объединение
финансового управления страны, опричной и земской казны. Опричный печатник
был переведен на земский Казенный двор и стал помощником земского казначея.
Свезенные в Новгород сокровища были уложены в церковных подвалах на
Ярославовом дворище, поступив в ведение единого казначейства.
     4.3. Отмена опричнины.
Описанные преобразования военного, административного и финансового порядка
были осуществлены незадолго до вторжения татар в 1572г., когда перспектива
неблагоприятного исхода войны казалась царю достаточно реальной.
Именно в это время Иван отпраздновал свадьбу с Анной Колтовской и внес в
черновик завещания распоряжения относительно новой жены. Работая над текстом
завещания, Грозный включил в него короткую, но многозначительную фразу об
опричнине: «А что есми учинил опришнину, - записал он, - и то на воле детей
моих Ивана и Федора,как им прибыльнее, и чинят, а образец им учинен готов».
Одной фразой царь выразил полное равнодушие к судьбе опричнины. Вопрос о
дальнейшем существовании опричных порядков он целиком оставлял на усмотрение
наследников.
Множество признаков указывало на то, что опричные порядки доживают последние
дни. Против обыкновения, власти в начале года не взяли в опричнину новые
уезды. Остановилось строительство опричных крепостей. Грозный долго не
решался отдать приказ о роспуске опричной гвардии. Известие о разгроме татар
под Москвой, по-видимому, положило конец его колебаниям. И вот наконец в 1572
году Иван IV вынужден был отменить опричнину.
С падением опричнины начался пересмотр служилого землевладения в опричных
уездах. В наибольшей мере новая земельная перетасовка затронула верхушку
опричнины, т. е. тех дворян, которые успели выслужить в опричнине чины и
поместья, а также тех "иногородцев", которых перевели в опричнину из других
уездов. Они должны были расстаться с землями, конфискованными ранее у земских
дворян. Масса местных служилых людей, перешедших в опричнину с уездом,
вероятно, сохранила свои земли, но лишилась права на опричные " прибавки ".
Так была упразднена главная привилегия опричнины: более высокие земельные
оклады по сравнению с земскими.
Поскольку мелкие и средние землевладельцы получали добавочные земли
исключительно на поместном праве, новый земельный пересмотр в опричнине
свелся к повторному перераспределению поместного фонда. Последним достойным
завершением опричных деяний явился царский указ 1572 г. о запрещении
употреблять самое название опричнины. Нарушителям указа грозило строгое
наказание: " виновного обнажали по пояс и били кнутом на торгу ".
     4.4. Итоги опричнины.
При своем учреждении опричнина имела резко выраженную антикняжескую
направленность. Опалы, казни и конфискации, обрушившиеся на суздальскую знать
в первые месяцы опричнины, ослабили политическое влияние аристократии и
способствовали укреплению самодержавной монархии. Объективно подобные меры
способствовали преодолению остатков феодальной раздробленности, глубочайшей
основой которых было крупнейшее княжеско - боярское землевладение.
Однако опричная политика не была чем - то единым на протяжении семи лет ее
существования, она не была подчинена ни субъективно, ни объективно единой
цели, принципу или схеме. Следом за короткой полосой компромисса в 1566г.
пришло время массового террора в 1567-1570гг.
Стержнем политической истории опричнины стал чудовищный процесс над
сторонниками двоюродного брата царя князя Владимира Андреевича, завершившийся
разгромом Новгорода. Причиной террора явился не столько пресловутый
новгородский сепаратизм, сколько стремление правителей, утративших поддержку
правящих группировок господствующего класса, любой ценой удержать власть в
своих руках.
В обстановке массового террора, всеобщего страха и доносов аппарат насилия,
созданный в опричнине, приобрел совершенно непомерное влияние на политическую
структуру руководства. В конце концов адская машина террора ускользнула из -
под контроля ее творцов. Последними жертвами опричнины оказались они сами.
Опричный террор ослабил влияние боярской аристократии, но он нанес также
большой ущерб дворянству, церкви, высшей приказной бюрократии, т. е. тем
социальным силам, которые служили наиболее прочной опорой монархии. С
политической точки зрения террор против этих слоев был полной бессмыслицей. В
России в XVI в. самодержавие было официальной доктриной и в известном смысле
политической формой монархии, хотя глава государства по существу не обладал
неограниченной самодержавной властью. Монарх управлял страной совместно с
советом крупных феодалов - Боярской думой и князьями церкви.
Образование опричнины знаменовало собой своего рода верхушечный переворот,
имевший целью утвердить принципы неограниченного правления. В опричнине царь
смог осуществить такие меры, проведение которых в обычных условиях невозможно
было без согласия на то думы и высшего духовенства. На время царь избавился
от опеки со стороны боярской аристократии. Опричнина существенно сократила
компетенцию думы, прежде всего в сфере внутреннего управления.
В годы опричнины царь почти никогда не созывал думу в полном составе и
перестал регулярно пополнять ее новыми членами. Боярская дума лишилась почти
всех своих авторитетнейших членов. Ее численный состав резко сократился,
влияние ослабло. Опричная политика, хотя и имела точки соприкосновения с
идеологией дворянских публицистов, на практике оказалась весьма далекой от
идеальных замыслов.
Террор опричнины обернулся не только против вельмож, "ленивых и богатых ", но
и против "простых воинников". Мечты дворянства о сильном монархе, правящем «с
грозою, стоящем за великую правду», воплотились в кровавом деспотизме и
злоупотреблениях опричнины.
В борьбе с непокорной боярской знатью монархия неизбежно должна была
опираться на дворянство. Но этой цели она достигла не путем организации
мелкого и среднего дворянства в целом, а путем организации привилегированной
опричной гвардии, укомплектованной служилыми людьми нескольких " избранных "
уездов и противостоящей всей остальной массе земского дворянства.
Опричнина обнаружила тот факт, что в XVI в. среднее и мелкое дворянство еще
не обладало ни моральными, ни политическими потенциями, ни достаточным
образованием и влиянием, чтобы оттеснить боярскую аристократию и занять ее
место. Свое выступление на исторической арене " худородные " дворяне
ознаменовали лишь кровавыми бесчинствами, бессовестным грабежом и всякого
рода злоупотреблениями.
Возросло значение служилой дворянской бюрократии. Возникли более
представительные соборы, органы будущей сословно-представительной монархии.
Проведенные в начале опричнины земельные конфискации привели к известному
ослаблению боярской аристократии и укреплению самодержавия.
Террор оставил глубокий след в жизни русского общества. Но опричнина не
изменила общей политической структуры монархии, не уничтожила значения думы
как высшего органа государства, не поколебала местнических порядков,
ограждавших привилегии знати. Опричнина дорого обошлась стране. Кровавая
неразбериха террора унесла множество человеческих жизней. Погромы
сопровождались уничтожением производительных сил. Бесчинства опричников были
беспрециндентными и не имели оправданий.
                                ЗАКЛЮЧЕНИЕ                                
Царь Иван IV три с половиной десятилетия обладал всей полнотой власти в
Московском государстве. Он ставил перед собой весьма масштабные задачи и
нередко добивался успеха, но затем терял плоды первоначальных побед, во всем
желая большего, не умея хоть в чем-либо себя ограничить.
По мнению В.О. Ключевского, все очевидные проблемы в управлении государством
и причины неудач Ивана Грозного заключались в том, что великий московский
князь сделался государём прежде, чем перестал быть вотчинником, прежде чем
создался государственный порядок [1, c.431].
В государственной деятельности Ивана IV выделяются  два этапа: до опричнины и
после нее. Основная часть реформ падает именно на первый период.
Положительные  реформы 50-х годов продолжались бы,  если бы не натолкнулись
на сопротивление русской аристократии и не трансформировались  в опричнину, в
результате которой была уничтожена самая активная часть страны, истощены и
людские и материальные ресурсы, заложены предпосылки для многих будущих бед
России, в том числе ближайшей – наступлении Смутного времени.
Очевидно, что Иван IV ставил перед собой задачи улучшения Русского
государства  не  только  в  высших слоях, но и на общенародном уровне, хотя
больше прослеживается путь реформ  только  на  уровне высших сословий.
Но, тем не менее добрая слава Иванова пережила его худую славу в народной
памяти: стенания умолкли, жертвы истлели, и старые предания затмились
новейшими; но имя Иоанново блистало на Судебнике и напоминало приобретение
трех царств монгольских, доказательства дел ужасных лежали в книгохранилищах,
а народ в течение веков видел Казань, Астрахань, Сибирь как живые монументы
царя-завоевателя; чтил в нем знаменитого виновника нашей государственной
силы, нашего гражданского образования; отвергнул или забыл названия Мучителя,
данного ему современниками, и по темным слухам о жестокости Иоанновой доныне
именует его только ГРОЗНЫМ.
                                   Литература:                                   
1. Ключевский В.О. Лекции по Русской истории, читанные на Высших женских
курсах в Москве в 1872-1875гг. - М.: "Гуманитарный издательский центр
ВЛАДОС", 1997.
2. Скрынников Р.Г. Иван Грозный. - М.: Наука, 1975.
3. Скрынников Р.Г. Опричный террор. - Л.: 1969.