Каталог :: История

Реферат: Крещение Руси

                             Святой Владимир.                             
Наша история о временах , предшествовавших принятию христианства , темна и
наполнена сказаниями , за которыми нельзя признать несомненной достоверности.
Этому причиною то , что наши первые летописцы писали не ранее второй половины
XI в. и о событиях , происходивших в их отечестве в IX и X веках , за
исключением немногих письменных греческих известий , не имели других
источников , кроме изустных народных преданий , которые , по своему свойству
, подвергались вымыслам и изменениям. С достоверностью можно сказать , что ,
подобно всем северным европейским народам , и русский только с христианством
получил действительные и прочные основы для дальнейшей выработки гражданской
и государственной жизни , - основы  без которых , собственно , для народа нет
истории. С давних времен восточная половина нынешней Европейской России была
населена народами племенами чудского и тюркского , а в западной половине
кроме народов литовского и чудского племени , примыкавшим своими поселениями
к балтийскому побережью , жили славяне под разными местными     названиями ,
держась берегов рек : Западной Двины ,  Волхова , Днепра , Припяти , Сожи ,
Горыни , Стыри , Случи , Буга ,   Днестра , Сулы , Десны , Оки с их
притоками. Они жили небольшими общинами , которые имели своё средоточение в
городах - укрепленных пунктах защиты , народных собраний и управления.
Никаких   установлений , связующих между собой племена и признаки
государственной жизни , не было. Славянорусские племена управлялись своими
князьями , вели между собой мелкие войны и не в состоянии были охранять  себя
, а потому часто были покоряемы. Религия их состояла в поклонении природе , в
признании мыслящей человеческой силы за предметами и явлениями внешней
природы , в поклонении солнцу , небу , воде , земле , ветру , деревьям ,
птицам , камням и т. п. и в разных баснях , верованиях , празднествах и
обрядах , создаваемых и учреждаемых на основании этого поклонения природе. Их
религиозные представления отчасти выражались в форме идолов , но у них не
было ни храмов , ни жрецов ; а потому их религия не могла иметь признаков
повсеместности и неизменяемости. Наиболее распространенная вера была -
язычество. Корнями своими славянское язычество уходит в слепую древность. В
его основании лежит некоторая духовная реальность. И хотя мы лишены
возможности непосредственного видения духовных источников , но все же можем
судить о них , памятуя слова господа : «По плодам их узнаете их».Плоды
язычества с его безнравственностью и жестокостью не оставляют сомнений в
богоборческой сущности того начала , которое стремится к воплощению через
многочисленные языческие культуры. И славянское язычество не было
исключением.
Древние славяне рассматривали мир как арену борьбы между добрым Белбогом и
злым Чернобогом. И тот , и другой требовали соответствующих жертв. Мнимая
самостоятельность злого начала служила оправданием его неизбежности , рождая
культурные формы славянского сатанизма , обретшие позднее свое законченное
воплощение в почитании Перуна - верховного божества языческого пантеона
дохристианской Руси.
Летописи IV века , рассказывая о столкновении славян с Византией , самым
мрачным образом изображают их жестокость. Пленных распинали , расстреливали
из   луков , вбивали гвозди в черепа. Жгли монастыри и церкви , оставляя
после себя горы трупов и груды дымящихся развалин.
Столь же беспощадны были и семейные обычаи. У них были неясные представления
о существовании человека после смерти : загробный мир представлялся их
воображению продолжением настоящей жизни. Поэтому вместе с умершим воином на
погребальном костре сжигались и его жены (одна или несколько - славяне
признавали множество).Они чествовали умерших прародителей , считали их
покровителями и приносили им жертвы. Закон позволял умертвить новорожденную
дочь , если её рождение казалось излишним. В свою очередь , признавалось
право детей на убийство родителей, обременяющих семейство старостью или
болезнью. Междородовые распри передавались из поколения в   поколение ,
подогреваемые обычаем кровной мести , удовлетворявшейся лишь смертью обидчика
или его потомков.
Справедливости ради надо сказать , что современные историки отмечали и
привлекательные черты славян , говоря , что они не знали ни хитрости , ни
обмана , хранили древнее простодушие и простоту нравов. С пленными ,
оставшимися в живых . наши предки обходились дружелюбно , назначая лишь
определенный срок их рабства , по истечению которого пленник мог , по  выбору
, либо покинуть своих бывших хозяев , либо остаться с ними на равных правах ,
как вольный человек.
Свято соблюдаемый обычай гостеприимства делал славянские земли безопасными
для путешественников , и хозяин головой отвечал обществу за безопасность
гостя-чужеземца. Купцы тем охотнее посещали славян , что между последними не
было ни воров , ни разбойников , хотя выгодной торговли в славянских землях
ждать не приходилось - суровые войны не знали роскоши и не ценили золота.
Соответственно такому духовному развитию было состояние их житейской
умелости. Они умели строить себе деревянные жилища , укреплять их деревянными
стенами , рвами и земляными насыпями , делать ладьи и рыболовные снасти ,
возделывать землю , занимались скотоводством , умели прясть , ткать , шить
приготовлять кушанья и напитки : пиво , мёд , брагу , ковать  металлы ,
обжигать глину на домашнюю посуду ; знали употребление веса, меры , монеты ;
имели свои музыкальные инструменты ; на войну выходили с метательными копьями
, стрелами и отчасти мечами. Все познания их переходили от поколения к
поколению очень медленно , но отношения с Византийской империею и отчасти с
арабским Востоком мало-помалу оказывали на русских славян образовательное
влияние. Из Византии заходило к ним христианство. В половине XI века киевские
князья Аскольд и  Дир , собрав  дружину , на двухстах ладьях по Днепру вышли
в Черное море , опустошили на своём пути побережье и осадили Константинополь.
Нападение оказалось неожиданным и стремительным. Императора Михаила III в
столице не было - он возглавлял армию в войне с мусульманами и , несмотря на
все старания , даже вернувшись в город , не мог организовать надежную
оборону. Царьград спасся чудом. После молебна патриарх Фотий погрузил в море
одну из главных святынь города - ризу Божией Матери , хранившуюся во
Влахернской церкви. Налетевший после этого шторм разметал корабли  русов ,
уничтожив большую часть флота и сделав дальнейшую осаду невозможной.
Пораженные князья прислали в Константинополь посольство с просьбой о
крещении. Это было первое , «Аскольдово» крещение Руси.
Почти одновременно с походом киевских князей на Царьград , в южных русских
областях святой Кирилл , просветитель славян , крестил двести семейств , у
которых нашёл Евангелие и Псалтырь своего же перевода. Для обращенных был
послан митрополит Михаил , крестивший все племя во главе со старейшинами. И
этому крещению предшествовало чудо - брошенное по требованию язычников в
костер Евангелие не сгорело. Но и это крещение Руси не оказало влияния на её
судьбу. Очаг православия на юге земли Русской со временем то ли угас , то ли
оказался столь слабым , что не смог просветить окрестную языческую тьму.
Такой варварский склад общественной жизни изменяется с принятием христианской
религии , с которою из Византии - самой образованной в те времена державы ,
перешли к нам как понятия юридические и государственные , так и начало
умственной и литературной деятельности. Принятие христианства было
переворотом , обновившим Русь и указавшим ей историческую дорогу.
Этот переворот совершен Владимиром , сыном воинственного Святослава ,
киевского князя и рабыни Малуши , ключницы его бабки княгини Ольги.
Святослав (отец Владимира), уезжая в Болгарию , разделил всё государство своё
на три части: старшему сыну Ярополку - отдал он Киев , второму - Олегу -
Землю Древлянскую , младшему - Владимиру - Новгород. От разделения Земли
русской предки наши сделались очень несчастливы : вместо одного государя было
у них три в одно время. После смерти Святослава между детьми его началось
междоусобие.
Первыми поссорились Ярополк с Олегом. Виноват в этом был старый воевода
Свенельд. В 975 году сын Свенельда , по имени   Лют , вышел из Киева в лес на
охоту ; увидев его ,   Олег , князь древлянский , спросил у своих : «Кто это
такой?» Ему ответили : «Сын Свенельда» ; тогда Олег напал и убил Свенельдича
за то , что тот охотился с ним вместе в одном лесу. Отсюда пошла ненависть
между Ярополком и Олегом ; Свенельд , желая отомстить за сына , всё
подговаривал Ярополка : «Пойди на брата и отними у него владения». На третий
год Ярополк пошёл на Олега , в древлянскую землю. Князь киевский победил
древлянского. Когда Олег с воинами своими бежал в город Овручь , то на мосту
, перекинутом через ров к городским воротам , столпилось множество беглецов ,
и они столкнули нечаянно своего князя в глубокий ров. За ним упало туда
множество людей и лошадей. Олега раздавили насмерть. Между тем Ярополк вошёл
в город Олегов , захватил там всю власть и послал искать своего брата во рву.
С утра до полудни вытаскивали трупы изо рва : наконец нашли Олега на самом
дне , внесли во дворец и положили на ковёр. Ярополк , который хотя был
легковерен , но совсем не имел злого сердца. Когда пришёл , долго плакал над
Олегом ,   забыв , что он победитель. Олега погребли у города Овруча.
Владимир узнав , что Ярополк захватил Древлянскую землю и убил Олега ,
испугался и убежал со своим дядею Добрыней в Швецию. Ярополк скоро забыл о
своём сбежавшем брате , а в Новгород послал посадников.
После этого варяги сказали Владимиру : «Город то наш ; ведь мы его взяли , и
потому хотим брать окуп на гражданах , по две гривны с человека». Владимир
отвечал им : «Подождите немного , пока сберут деньги за месяц». Варяги ждали
, ждали - и ничего не получили ; тогда они сказали Владимиру : «Обманул ты
нас ; позволь нам по крайней мере идти в Грецию». Владимир отвечал :
«Ступайте». Потом выбрал из них мужей добрых , смышлёных и храбрых и роздал
им города ; другие же пошли в Царь-град , к грекам.Но Владимир ещё прежде них
послал сказать императору : «Идут к тебе варяги : не держи их в городе , а не
то наделают они тебе бед , какие и у нас здесь ; лучше разошли их по разным
местам , а сюда к нам не пускай ни одного».
С большой достоверностью можно принять вообще известие о том , что Владимир ,
будучи еще язычником , был повелителем большого пространства нынешней России
и старался как о распространении своих владений , так и об укреплении своей
власти над ними. Таким образом , он повелевал Новгородской землёю - берегами
рек : Волхова , Невы , Мсты , Луги , - землёю  Белозерскою , землёю
Ростовскою , землёю Смоленскую в верховьях Днепра и Волги , землёю Полоцкою
на Двине , землёю Северскою на Десне и Семи , землёю полян , или Киевскою ,
землёю Древлянскою и , вероятно , также западною Волынью.  Радимичи , жившие
на Сожи , и вятичи , жители берегов реки Оки и её притоков , хотели
отложиться от подданства и были укрощены. Владимир подчинил дани даже
отдельных ятвягов , полудикий народ , живший в лесах и болотах нынешней
Гродненской губернии. Не должно , однако , думать , чтобы это обладание имело
характер   государственный : оно ограничивалось собиранием дани , где можно
было собирать её , и такое собирание имело вид грабежа. Сам Владимир
укрепился в Киеве с помощью скандинавов , называемых у нас варягами и раздал
им в управление города , откуда со своими вооруженными дружинами они могли
собирать дани с жителей.
После смерти Ярополка Владимир , 17-летний юноша начал княжить один в Киеве и
поставил себе на холме разных богов за княжеским двором : Перуна деревянного
с серебренной головой и золотыми усами , Хорса , Стрибога , Даждь-бога
(солнца) , Симаргла и Мокоша. Приносили им жертвы , называя богами  своими ,
приводили сыновей и дочерей своих и приносили жертвы.«И осквернилась кровью
земля Русская и холм тот» (под 980 год). В благодарность богам за победу ,
одержанную над ятвягами (983 год) решено было принести человеческую жертву.
Старцы и бояре сказали : «Бросим жребий на мальчиков и  девиц ; на кого падет
того и зарежем богам». В это время жил в Киеве один варяг ; двор его стоял
там , где теперь церковь св. Богородицы , построенная Владимиром ; варяг этот
пришёл из Греции , держал веру христианскую , и был у него сын прекрасный
лицом и душою ; на него то и пал жребий. Посланные от народа пришли к старому
варягу и сказали : «На твоего сына пал жребий ; боги выбрали его себе , чтоб
мы принесли его им в жертву». Варяг отвечал : «То не боги , а дерево ; ныне
есть , а завтра сгниёт ; ни едят , не пьют , ни говорят ; сделанные руками из
дерева ; бог же один , которому служат греки и кланяются ; он сотворил небо и
землю , звёзды и  луну , и солнце , и человека и дал ему жить на земле ; а
эти боги что сотворили? Они сами сделаны руками человеческими ; не дам сына
своего бесам». Посланные             пересказали слова варяга гражданам ;
тогда народ , взяв оружие , пошёл на варяга и разломал забор около его дома.
Варяг стоял на сенях с сыном ; ему кричали : «Отдай сына ; нам нужно принести
его в жертву богам». Он отвечал : «Если то в самом деле боги , то пусть
пошлют одного бога взять моего сына ; а вы из чего так хлопочете?» В народе
раздался яростный крик ; толпа бросилась , подрубили сени под обоими варягами
; и таким образом убили их , и никто не знает , где их похоронили.
Руководимый язычником Добрыней , которому , после великих успехов последних
лет , не мог не доверять , юный Владимир , естественно , поддался обаянию
власти , могущества , богатства и роскоши Киевского двора. Действительно , за
два года стать в 17-литнем возрасте из мальчика-эмигранта повелителем
огромной страны , от Балтийского моря до  Черного , победителем могучих
князей Рогволода и Ярополка , обладателем многочисленных  теремов и богатств
, народным героем , победившим иноземное влияние , - это ли не обстановка , в
которой юноша может увлечься своим счастьем и дать волю страстям ? К двум
своим жёнам , Олове и   Рогнеде , он присоединяет красавицу вдову Ярополка.
От этих жён у него вскоре родится по сыну : от Оловы - Вышеслав , от Рогнеды
- Изяслав , от несчастной вдовы брата - Святополк , уже в самом рождении
которого лежит как бы печать его будущих злодеяний. Чешская княжна Мальфреда
и ещё одна чешка становятся его 4-ой и 5-ой жёнами. Огромные гаремы
появляются в местах его княжеских резиденций : по 200-300 женщин живет у него
в теремах в   Белгороде , Вышгороде и Берестове. На ряду с теремною жизнью ,
князь любит пиры и веселья с дружиной. Широко льётся вино и громко славят
князя густеры ...
Не мало знает история примеров когда молодые государи , подпадая таким же
искушениям , погибали духовно и физически среди роскоши и разврата. Но
молодой князь не даёт себе изнежиться в Киевской роскоши. Почти непрерывно ,
один за другим следуют его победоносные походы.
Оба царя услыхав это сильно огорчились и отвечали : « Не прилично христианам
выдавать сестер своих за   неверных , если крестишься , то и сестру нашу
получишь , а вместе с нею и царство небесное . а с нами будешь  единоверник ;
если же не хочешь креститься , то не можем выдать за тебя сестры». Владимир
отвечал послам императорским : «Скажите царям , что я готов креститься ,
потому что и прежде испытал ваш   закон , и мне нравится ваша вера и
богослужение».Цари , услыша это , обрадовались и послали ко Владимиру сестру
свою , именем Анну , которую насилу уговорили идти ; она села на корабль ,
простилась с родными и с плачем поплыла через море. Когда царевна Анна
прибыла в Корсунь. Владимир крестился , а после крещения обвенчался на Анне ,
и пошел с нею в Киев. Пришедши туда , он объявил чтобы все и бедные и богатые
крестились. Услыхав это люди шли с радостью ,   говоря : «Если б эта вера
была не  хороша , то князь и бояре не приняли бы её». На другой день Владимир
вышел с духовенством на Днепр , куда собралось множество людей : все вошли в
воду и стояли в ней - одни по шею , другие по грудь , малолетние у  берега ,
возрастные же дальше , и держали на руках младенцев , а священники читали
молитвы.
Владимир после крещения является чрезвычайно благодушным. Проникнутый духом
христианской любви , он не хотел даже казнить злодеев и хотя сначала
согласился было на увещание корсунских духовных , находившихся около него в
Киеве , но потом , с совета бояр и городских старцев , установил наказывать
преступников только денежною пенею - вирою , по старым обычаям , рассуждая
при этом ,что такого рода наказание будет способствовать умножению средств
для содержания войска.
Сохраняя племенную славянскую весёлость , Владимир примирял её с требованиями
христианского благочестия. Он любил пиры и празднества , но пировал не с
одними своими боярами , а хотел делиться своими утехами со всем народом - и с
старыми и      малыми ;он отправлял пиршества преимущественно в большие
церковные праздники или по случаю освящения церквей.
Владимир деятельно занимался распространением веры , крестил народ по землям
, подвластным ему , строил церкви по тем местам , где прежде стояли кумиры ,
назначал духовных. В самом Киеве он построил церковь Святого Василия на холме
, где прежде стоял Перун и где приносили жертвы , и церковь Богородицы , так
называемую Десятинную , названную так оттого , что князь назначил на
содержание этой церкви и духовенства её десятую часть княжеских доходов. Для
прочного укрепления новопринятой веры Владимир вознамерился распространить
книжное просвещение и с этой целью в Киеве и в других городах приказал
набирать у значительных домохозяев детей и отдавать их в обучение грамоте.
Таким образом на  Руси  , какие-нибудь лет двадцать , возросло поколение
людей , по уровню своих понятий и по кругозору своих сведений далеко
шагнувших вперед от того состояния , в каком находились их родители ; эти
люди стали не только основателями христианского общества на Руси , но также
проводниками переходившей вместе с религиею образованности , борцами за
начала государственные и гражданские. Эта одна черта уже показывает во
Владимире истинно великого человека : он вполне понял самый верный путь к
прочному водворению начал новой   жизни , которые хотел привить своему
полудикому народу , и проводил своё намерение , несмотря на встречаемые
затруднения. Тот час после крещения на Руси возникают школы с учителями
священниками и появляются книжники-любители просвещения . собиравшие и
переписывающие книги. Летописец говорит , что матери , отпуская детей в школы
, плакали о них как о мёртвых.
Крещение Руси не следует представлять себе как простую перемену верований.
Христианство , став господствующей религией на Руси , выразилось не только в
проповеди и богослужении , но и в целом ряде новых установлений и учреждений.
Из Греции пришла на Русь иерархия : в Киеве стал жить русский митрополит ,
поставляемый Константинопольским патриархом ; в других городах были
поставлены подчиненные митрополиту епископы. В Киеве и во всех епархиях
строились церкви и устраивались монастыри ; причты  церквей и братия
монастырей подчинялись своему епископу , а через него митрополиту. Таким
образом власть митрополита простиралась на всю Русь и объединяла всё
духовенство страны. Вместе с христианством на Русь пришла письменность. Как
ни слабо она была на первых порах , она все же оказывала огучее влияние на
познавших её людей. Богослужебные и священные книги принесены были на Русь на
доступном для всех языке - славянвком . том самом . на котором изложили их
славянские первоучители св. Кирилл и Мефодий и их болгарские ученики. Язык
этих книг был вполне понятен  русским , и «книжное учение» было поэтому не
затруднено. Митрополит и вообще духовенство управляли и судили подчиненных им
людей так , как это делалось в греческой церкви , на основании особого
сборника законов Номоканона , получившего на Руси в болгарском переводе
название Кормчей книги. В этом сборнике заключались церковные правела
Апостольские и Вселенских  соборов , также гражданские законы православных
византийских императоров. Церкви принадлежали земли , на которых духовенство
и монастыри вели хозяйство по-своему , руководствуясь византийскими обычаями
и законам , устанавливая такие юридические отношения к земледельцам , какие
были приняты в Греции.
Таким образом на Руси вместе с новым вероучением появились новые власти ,
новое просвещение , новые законы и суды , новые землевладельцы и новые
землевладельческие обычаи. Так как Русь приняла веру из Византии то всё
новое ,что пришло вместе с верою , имело византийский характер и служило
проводником византийского влияния на Русь. Для того чтобы понять , как именно
сказывалось это влияние , необходимо несколько ознакомиться с теми чертами
общественного быта Руси в дохристианское время , которые наиболее
характеризуют первобытность тогдашних общественных отношений.
Одной из наиболее ярко выраженных черт общественного быта   Руси , как уже
говорилось ранее , в дохристианское время был обычай «кровной мести» и вообще
«мести» , он был так хорошо распространен , что признавался законом как
нормальное правило.
Родовой быт первоначально вел людей к обособлению. Роды жили замкнуто .
чуждались один другого и враждовали один с другим. А между тем каждому роду
было необходимо со стороны добывать невест для браков своих родичей. Отсюда
возник обычай добывать их насилием и хитростью , посредством «умычки» или
увоза. Впоследвтвии этот обычай смягчился : если невесту «умыкали» , то по
предварительному с ней уговору. В то же время возникли и другие формы
заключения брака : жених мирно приходил за невестой и выкупал её у рода ,
уплачивая за неё «вено». Кое-где ,  там ,  где нравы были   мягче , брак
заключался ближе к нашим обычаям : невеста приезжала в дом жениха и за ней
привозили её приданное. Но так бывало , по словам летописца , только у полян.
В прочих же местах семейный быт отличался грубостью , тем более , что везде
существовал обычай многожёнства. Предание говорит , что сам князь Владимир до
крещения своего держался этого обычая. Положение женщины в семье . особенно
при многоженстве , было очень тяжело  . о чём свидетельствуют народные песни.
В них горько оплакивается судьба девушки , отдаваемой или продаваемой в чужой
род.
В языческое время на Руси было лишь одно сословное  различие : люди делились
на свободных и несвободных , или рабов. Свободные назывались мужами , рабы
носили название челядь (в единственном числе холоп или раба). Положение рабов
, очень многочисленных , было тяжко : они рассматривались как рабочий скот в
хозяйстве своего господина. Они не могли иметь собственного имущества , не
могли быть свидетелями в суде , не отвечали за свои преступления. За них
ответствовал господин , который имел право жизни и смерти над своим холопом и
наказывал его сам , как хотел. Свободные люди находили себе защиту в своих
родах и сообществах ; холоп мог найти себе защиту только у господина ; когда
же господин отпускал его на волю или прогонял , раб становился изгоем и
лишался всякого покровительства и пристанища.
Христианская церковь не могла примириться с такими порядками. Вместе с
Христовым учением о любви и милости церковь принесла на Русь византийскую
культуру. Уча язычников вере , она стремилась улучшить их житейские порядки.
Под влиянием христианства отдельные лица из языческой среды изменяли к
лучшему свои взгляды и нравы , шли вслед Христу и являли примеры нравственной
христианской жизни и даже подвижничества. О самом князе Владимире предание
говорит , что он смягчился под      влиянием новой веры , стал милостив и
ласков. Среди дружины и земских людей появилось много благочестивых христиан
, почитавших церковь , любивших книги и иногда уходивших от мирских соблазнов
в монастыри и в пустынное житьё. Через свою иерархию и примеры ревнителей
новой веры церковь действовала на нравы и учреждения Руси. Проповедью и
церковною практикой она показывала , как надо жить и действовать в делах
личных и общественных.
Церковь старалась поднять значение княжеской власти. Князей она учила , как
они должны управлять : «воспрещать злым и казнить разбойников». «Ты поставлен
от Бога на казнь злым , а добрым на милование» , - говорило духовенство князю
Владимиру , указывая ему , что князь не может оставаться безучастным к
насилию и злу на своей земле , что он должен блюсти в ней порядок. Такой
взгляд духовенство основывало на убеждении , что княжеская власть , как и вся
земная власть , учинена от Бога и должна творить Божью волю. Но так как
«всяка власть от Бога» и так как князь «есть Божий слуга» , то ему надлежит
повиноваться и его надлежит чтить. Церковь требовала от подданных князя ,
чтобы они «имели приязнь» к князю , не мыслили на него зла и смотрели на него
как на избранника Божия. Очень грубо было воззрение языческой Руси на князей
, как на дружинных конунгов , которые берут дань за свои военные услуги земле
и которых можно прогонять , если они не угодны , и даже убивать (как древляне
Игоря). Церковь всячески боролась с таким взглядом и поддерживала авторитет
князей , смотря на них , как на прирождённых и богоданных государей. Когда
князья сами роняли своё достоинство в грубых ссорах и междоусобиях ,
духовенство старалось мирить их и учить , чтобы они «чтили старейших» и «не
переступали чужого предела». Так духовенство проводило в жизнь идеи
правильного государственного порядка , имея перед собою пример   Византии ,
где царская власть стояла очень высоко.
Найдя на Руси ряд союзов , родовых и племенных , дружинных и городских ,
церковь образовала собою особый союз - церковное общество. В состав его вошло
духовенство , затем люди , которых церковь опекала и питала , и , наконец ,
люди , которые служили церкви и от неё зависели. Церковь опекала и питала тех
, кто не мог сам себя кормить : нищих , больных , убогих. Церковь давала
приют и покровительство всем изгоям , потерявшим защиту мирских обществ и
союзов. Церковь получала в своё владение сёла , населённые рабами. И изгои ,
и рабы становились под защиту церкви и делались её работниками. Всех своих
людей одинаково церковь судила и рядила по своему закону (по Кормчей книге) и
по церковным обычаям ; все эти люди выходили из подчинения князю и
становились подданными церкви. И как бы ни был слаб или ничтожен церковный
человек , церковь смотрела на него по-христиански - как на свободного
человека. Для церковного сознания все были братья во Христе , и не было перед
Господом ни раба , ни господина. В церкви не существовало рабства : рабы ,
подаренные церкви , обращались в людей , лично свободных ; они были только
прикреплены к церковной земле , жили на ней и работали на пользу церкви.
Таким образом , церковь давала светскому обществу пример нового , более
совершенного и гуманного устройства , в котором могли найти себе защиту и
помощь все немощные и беззащитные.
Церковь затем влияла на улучшение семейных отношений и вообще нравственности
в русском обществе. На основании греческого церковного закона , принятого и
подтверждённого первыми русскими князьями в их «церковных уставах» , все
проступки и преступления против веры и нравственности подлежали суду не
княжескому , а церковному. Церковные   суды , во-первых , судили за
святотатство , еретичество , волшебство , языческие моления. Церковные суды ,
во-вторых , ведали все семейные дела , возникавшие между мужьями и жёнами ,
родителями и детьми. Церковь старалась искоренить языческие обычаи и нравы в
семейном быту : многожёнство , умыкание и покупку жён , изгнание жены мужем ,
жестокости над жёнами и детьми и т. п. Применяя в своих судах византийские
законы , более развитые , чем грубые юридические обычаи языческого общества ,
духовенство воспитывало лучшие нравы на Руси , насаждало лучшие порядки.
В особенности восставало духовенство против грубых форм рабства на Руси. В
поучениях и проповедях , в беседах и разговорах представители духовенства
деятельно учили господ быть милосердными с рабами и помнить , что раб - такой
же человек и христианин , как и сам его господин. В поучениях запрещалось не
только убивать , но и истязать раба. В некоторых случаях церковь прямо
требовала у господ отпуска рабов и рабынь на свободу. Получая рабов в дар ,
церковь давала им права свободных людей и селила их на своих землях; по
примеру церкви иногда то же делали и светские землевладельцы. Хотя такие
примеры были редки , хотя увещания благочестивых поучений и не искореняли
рабства , однако изменялся и смягчался самый взгляд на раба , и дурное
обращение с рабами стало почитаться «грехом». Оно ещё не каралось законом ,
но уже осуждалось церковью и становилось предосудительным.
Так широко было влияние церкви на гражданский быт языческого общества. Оно
охватывало все стороны общественного устройства и подчиняло себе одинаково
как политическую деятельность князей , так и частную жизнь всякой семьи. Это
влияние было особенно деятельно и сильно благодаря одному обстоятельству. В
то время , как княжеская власть на Руси была ещё слаба и киевские князья ,
когда их становилось много , сами стремились к разделению  государства , -
церковь была едина и власть митрополита простиралась одинаково на всю Русскую
землю. Настоящее единовластие на Руси явилось прежде всего в церкви , и это
сообщало церковному влиянию внутреннее единство и силу.
Наконец , христианская вера на Руси совершила переворот в области искусства.
Языческая Русь не имела храмов и довольствовалась изваяниями идолов.
Христианство привело к созданию громадных каменных храмов в главнейших
городах. Киевский храм Успения Богоматери(Десятинная церковь) был древнейшим
каменным храмом в Киеве. За тем были построены киевская церковь св. Софии ,
новгородская церковь св. Софии и другие храмы и церкви. Они строились по
византийским образцам и украшались богатейшими мозаиками и фресками.
Архитектурное дело и живопись под влиянием церковного строительства достигли
в Киеве значительного развития. А с ними вместе развились и другие искусства
и художественные ремёсла , в особенности же ювелирное дело и производство
эмали. Первыми мастерами во всех отраслях художественного производства были ,
конечно , греки. Позднее под их руководством появились и русские мастера.
Развивалось таким образом национальное искусство. Но оно в Киевской Руси
отличалось резко выраженным византийским характером , и поэтому известно в
науке под именем русско-византийского.
В 866 году в своей окружной грамоте , разосланной восточным епископам ,
патриарх Фотий писал : «Россы , славные жестокостью , победители народов
соседних , в гордости рискнувшие воевать с Римской империей , уже оставили
суеверие , исповедуют Христа и суть друзья наши , быв ещё недавно злейшими
врагами. Они уже приняли от нас епископа и священника , имея живое усердие к
христианскому богослужению». В это время Россия числится 60-м
архиепископством среди епархий константинопольского патриарха. Казалось бы ,
крещение Руси состоялось. Но , увы - оно не оставило заметного следа в
русской истории. Следствием его стало лишь появление христиан в княжеской
дружине , никак не повлиявшее на распространение христианства в народе.
Третий раз Русь была крещена в 957 году в лице святой равноапостольной
княгине Ольги , приехавшей для этого в Константинополь. Крестил её сам
патриарх , благословивший Ольгу по совершении таинства дарственным крестом с
надписью : «Земля русская воздвигнута для жизни в Боге крещением блаженной
Ольги». И опять , несмотря на то , что в отсутствии сына - воинственного
Святослава - Ольга была правительницей страны ,  христианство на Руси , даже
пользуясь её покровительством , не прививалось. Были и церкви и христианские
общины , но лишь в больших торговых городах , где всегда собирались люди
самого разного вероисповедания. Народ же продолжал коснеть в язычестве. Всё
это , однако , были только приготовительные явления. При князьях так
называемого Рюрикова дома господствовало полное варварство. Они облагали
русские народы данью , подчиняли их  себе , объединяли ; но их власть имела
не государственные а разбойничьи черты. Они окружали себя дружиною ,
составляли из охотников разных племен рать и делали набеги на соседей - на
области Византийской империи , на восточные страны , прикаспийские и
закавказские. Цель их  была - приобретение добычи.
Но Владимир не даром жил у варягов. Через два года в 980 году он собрал там
сильное войско и пришёл в свой Новгород , выгнал оттуда посадников Ярополка и
послал их сказать     брату : «Владимир идёт на тебя , пристроивайся к
битве». Отпустив посадников , Владимир сел в Новгороде и послал в Полоцк , к
тамошнему князю Рогволоду свататься к его дочери Рогнеде. Рогнеда сказала :
«Не хочу разуть сына рабы» , попрекнув его низостью происхождения по матери.
Послы Владимира , возвратясь , пересказали ему речи Рогнеды ; тогда Владимир
, собрав большое войско варягов и славян , чудь и кривичей , пошёл на
Рогволода. В то самое время как уже хотели вести Рогнеду к Ярополку , пришёл
Владимир на   Полоцк , убил   Рогволода , двоих сыновей его , и женился
насильно на Рогнеде. Когда Владимир пришёл к Киеву со множеством войска , то
Ярополк не мог противиться ему и затворился в городе с людьми своими и
воеводою Блудом. К этому Блуду Владимир прислал с такими речами : «Возьми мою
сторону ; если мне не удастся убить брата , то ты будешь мне вместо отца и
получишь от меня большую честь , ведь не я начал убивать братьев , а он : я
же пришёл на него из страха , чтоб он и меня не убил». Блуд отвечал послам
Владимира , что будет помогать их князю. Блуд замыслил победить Ярополка
коварством и начал отговаривать выходить из города на битву , говоря : «Беги
скорей из Киева ; киевляне пересылаются с Владимиром , зовут его на приступ к
городу , обещали предать тебя ему». Ярополк послушался , выбежал из Киева и
затворился в Родне , а Владимир вошел в Киев и осадил Ярополка в Родне , где
скоро сделался страшный голод. Тогда Блуд стал уговаривать Ярополк помириться
с братом и отправиться к нему в киевский дворец. Ярополк послушался и в этом.
Но как только он вошёл в сени , два варяга бросились на Ярополка и умертвили
его.
В 981 году идет Владимир на ляхов , берет Перемышль (на реке Сане) , Червен
за Западным Бугом и другие города , дойдя таким образом до долины реки Сана ,
то есть до западного рубежа расселения восточных славян , в это время
усваивающих название русских. С этого западного рубежа он идет на рубеж
восточный и снова подчиняет Киеву вятичей. В 982 году приходится ему снова
идти на вятичей и окончательно их замирить. В 983 году Владимир идет на
ятвягов за Неманом и подчиняет себе их землю. В 984 году - новый поход - на
радимичей на реке Соже и их окончательное подчинение Руси. В 985 году - поход
на болгар. Князь имеет успех , но , по совету Добрыни , решает не делать
здесь завоеваний , а лишь заключить прочный мир.
В 988 году пошел Владимир с войском на Корсунь , город   греческий , корсунцы
заперлись в городе и крепко оборонялись. Владимир послал сказать им : «Если
не сдадитесь , то три года простою здесь», но они его не послушались. Тогда
Владимир , устроив свое войско , велел делать насыпи около города ; но
корсунцы , подкопав городскую стену , уносили насыпанную землю к себе в
город. В это время один корсунский житель именем Настас - пустил стрелу в
стан русский , а на стреле было написано : « На Восток от тебя колодезь ; из
него вода идет в город ; откопай колодезь и перейми воду». Владимир в тот час
велел копать , и  точно , воду переняли у граждан ; тогда последние ,
изнеможенные от жажды , сдались. Владимир вошел в город с дружиной и послал
сказать императорам Василию и Константину : « Вот я взял Ваш славный город :
слышу , что есть у вас сестра девица : если вы не отдадите ее за меня , то и
оставшемуся городу вашему будет тоже , что Корсуню».
В 991 году пошел Владимир на хорватов. Только что возвратился он с Хорватской
войны , и вот печенеги пришли с той стороны , от реки Сулы ; Владимир пошел
против врагов и встретил их на реке Трубеж. Русские стали на этой стороне , а
печенеги на той , и не смели ни наши перейти на печенежскую сторону , ни
печенеги на нашу. Тогда приехал князь печенежский к реке , позвал Владимира и
сказал ему : «Выпусти ты своего воина , и я своего - пусть борются , и если
твой осилит моего , то не будем воевать три года , если же наш одолеет , то
будем разорять вашу землю целые  три года». После этого разговора князья
разошлись розно ; Владимир , пришедши к  себе в стан , послал кликать по
шатрам : «Нет ли   такого , кто бы взялся биться с печенегом? » - и не
сыскался никто. На другое утро приехали печенеги и привели своего бойца , а у
наших никого не было. Стал тужить князь Владимир и опять кликать по всему
войску ; тогда пришел к князю старик и сказал ему : «  Князь! Вышел я сюда на
войну с четырьмя сыновьями , а пятый , меньшой , остался дома ; с самого
детства не было человека , кто бы одолел его : однажды он мял воловью кожу ,
а я стал его за что-то бранить , так он , на меня рассердясь , прорвал кожу
руками». Князь , слыша это , обрадовался и послал за силачом ; когда он
пришел , то князь рассказал ему в чем дело ; то отвечал : «Не знаю , князь ,
могу ли биться с печенегом ; но пусть испытают меня : нет ли здесь большого и
сильного быка? Нашли быка , большого и сильного , велели разъярить его
горячим железом и пустили на волю : когда бык бежал мимо силача , тот схватил
его рукою за бок и вырвал кожу с мясом. Владимир , видя это , сказал ему :
«Можешь биться с печенегом». На другое утро пришли печенеги и начали опять
кричать : «Что же? Нашелся ли боец? А наш уже готов!» Владимир еще за ночь
велел своему бойцу вооружиться , и вот оба показались. С печенежской стороны
вышел великан , страшный видом ; выступил и Владимиров богатырь: он был
среднего роста, и потому печенег, увидав его, начал смеяться. Размерили место
между обоими полками , пустили борцов : те схватились и начали крепко щемить
друг друга ; наш стиснул печенега руками и ударил его о землю ; тогда с обеих
сторон раздался крик ; печенеги побежали ; русские ударили вслед за ними и
погнали их. Владимир был очень рад , сделал богатыря знатным человеком , и
отца его тоже ; потом возвратился в Киев с победою и славою великою.
В 995 году опять пришли печенеги к городу Василеву. Владимир вышел против них
с малою дружиною , и когда вступил в битву , то не мог удержаться , побежал и
едва укрылся от врагов под мостом. Тут обещался Владимир поставить церковь
св. Преображения в Василеве , потому что в тот день было Преображение.
Избавившись от  беды , Владимир точно поставил церковь и сделал большой
праздник , наварил меду и созвал бояр своих , и посадников , и старшин изо
всех городов , и всяких людей много , а нищим роздал триста гривен.
Праздновав восемь дней , Владимир возвратился в Киев на Успение Богородицы и
тут опять сделал большой праздник , созвав бесчисленное множество народа. Он
приказал всякому , нищему и убогому , приходить на княжий двор и брать все
что надобно : питье , кушанье и деньги из казны. Князь говорил также : «Ведь
больные и слабые не могут дойти до моего двора» - и потому велел сделать
телеги , накладывать на них хлеб , мясо , рыбу , овощи разные , мед , квас и
развозить по городу , спрашивая : «Где больные и  нищие , кто ходить не
может?» - тем раздавали все это. Каждое воскресенье завел он на дворе своем
пиры , куда приходили бояре , дворяне , соцкие ,  десяцкие , лучшие люди ,
при князе и без князя : на тех пирах бывало множество мяса : говядины и
дичины , было много всего. Вот , бывало как подопьют , то и начнут роптать на
князя , говоря : «Что это наше здесь за житье горькое! дает нам есть
деревянными ложками , а не серебряными!» Владимир , услыхав ропот , велел
подавать серебряные ложки и сказал : «С серебром и золотом не найдешь дружины
, а с дружиною найду и серебро и золото , как дед мой и отец с дружиною
доискались золота и серебра». Владимир любил свою дружину и думал с нею обо
всяких  делах : об устройстве земском , о войнах , об уставах земских. С
окольными князьями жил он мирно , и с польским князем , и с венгерским, и с
богемским : были между нимии мир и любовь.
В 997 году Владимир пошел к Новгороду за войском на печенегов , потому что
войны были беспрестанные. В это время печенеги ,  узнав , что князя нет ,
пришли и стали около Белгорода , не давая никому выхода , от чего сделался
вдруг большой голод. В такой беде граждане собрали вече и  сказали :
«Пришлось помереть с голода , а от князя нет  помощи ; сдадимся печенегам :
кого убьют , а кого в живых оставят ; нам все равно помирать же голодною
смертию». Так и решили. На этом вече не было одного старика и когда он после
спросил : «Зачем это собирали вече?» - то ему отвечали , что завтра хотят
сдаться печенегам. Старик послал за городскими старшинами и сказал им : «Что
это я слышал , будто вы хотите сдаться печенегам?» Те отвечали : «Да что ж
будешь делать? Люди не хотят терпеть голода». Тогда старик сказал им :
«Послушайте же меня , не сдавайтесь еще денька три и сделайте так , как я вам
скажу». Когда те обещали слушаться его , старик продолжал : «Сберите хоть по
горсти овса , или пшеницы , или отрубей». Старшины исполнили его волю. Тогда
он велел женщинам сделать раствор , на чем кисель варят ; велел также
выкопать колодезь , вставить в него кадку и налить ее раствором ; велел
выкопать и другой колодезь и в него вставить кадку. Потом велел сыскать где-
нибудь меду ; ему принесли его целое лукошко : спрятано оно было в княжеском
погребе ; старик приказал сделать из него сыту пресладкую и вылить в кадку ,
которая стояла в другом колодезе. На другой день он велел послать за
печенегами ; граждане пошли и сказали им : «Возьмите у нас заложников , а
сами подите , человек с десять в город и посмотрите , что у нас делается».
Печенеги обрадовались , думая , что хотят им сдаться : взяли заложников , а
сами выбрали лучших мужей и послали в город проведать , что там такое
делается. Когда печенеги пришли в город , то жители сказали им : «Зачем вы
себя губите? Хоть десять лет стойте под нашим городом , ничего не сделаете :
у нас сама земля дает корм ; если же не верите , посмотрите своими глазами».
Сказав это , привели их к колодезю , где был раствор , почерпнули из него
ведром и налили в котлы ; когда сварили кисель , то взяли печенегов , и
привели к другому колодцу , почерпнули  сыты , и начали есть , сперва сами ,
а потом дали и печенегам. Те удивились и сказали : «Ни за что не поверят наши
князья , если сами не отведают». Тогда граждане налили горшок раствора и сыты
из колодца и дали печенегам ; те пошли к своим и рассказали им все , что с
ними случилось. Князья печенежские сварили себе кисель , поели , подивились ,
потом собрались и пошли прочь от города.
Владимир прожил долгий век и княжил почти полста лет , возвеличив и укрепив
Киев и всю Русь. У Владимира было большое семейство. У него до греческой
царевны Анны , последней супруги его , были ещё жёны. Одна из них  прекрасная
, но несчастная Рогнеда , дочь Рогвольда , оскорблённая , осиротевшая ,
опозоренная , ставшая лишь по имени женою ненавистного князя , была им скоро
забыта. Она взращивала рожденного от него сына , мучимая чувством    мести ,
ревностью и оскорблённым самолюбием. И когда однажды он её посетил и ,
случайно , у неё заснул , она решилась на мужеубийство. К счастью , Владимир
проснулся вовремя и удержал занесённую над ним руку с ножом. Мужеубийство и у
норманнов , и у славян влекло не минуемо смерть для виновной. Княгиню же по
норманнской традиции , мог казнить только сам князь. И Владимир приказывает
надеть Рогнеде княжеское платье , сесть на богатой постели и ждать его. Но
когда он вошёл с мячом в руке , его встретил наученный матерью маленький , 4-
5-летний Изяслав , став , тоже с мечом  на защиту матери. И грозный язычник
не посмел свершить то , что повелевала ему норманнская честь. Он растерянно
говорит : «А кто же тебя  знал , что ты здесь?!» Бросает меч и идёт собирать
бояр и просить их совета. А бояре советуют простить жену и даже вернуть ей и
Изяславу землю Рогвольда. Мало того , Рогнеда опять была в чести. От неё у
Владимира было ещё три сына : Мстислав , Всеволод , в том числе и Ярослав ,
родоначальник всей последующей династии Рюриковичей , и две дочки. Другие же
летописи противоречат   этому , сообщая , что Владимир имел от несчастной
княжны полоцкой одного только сына , Изяслава , и отпустил её с сыном в землю
отца ; с тех пор потомки Рогнеды княжили особо в Полоцке и между ними и
потомством Ярослава существовала постоянная родовая неприязнь ,
поддерживаемая преданиями о своих предках. От других : чехини , гречанки ,
вдовы  Яролополка , чехини второй и болгарки : Вышеслав ,   Святослав ,
Борис , Глеб ,  Станислав , Судислав , Позвизд. Кроме того он усыновил
Святополка , сына убитого брата своего Ярополка.
В конце жизни постигло Владимира сильное огорчение. В 1014 году его сын ,
Ярослав , который княжил в Новгороде и давал каждый год в Киев по две тысячи
гривен , а тысячу раздавал в самом Новгороде дружине , что делали и все
прежние посадники новгородские , в этот год вдруг не захотел давать дани отцу
своему. Владимир сказал : «Поправляйте дороги и мостите мосты» , - потому что
хотел идти на Ярослава войною , да вдруг разболелся. Между тем послышали ,
что печенеги идут на Русь ; Владимир выслал против них сына Бориса , а сам
сильно разболелся ; в этой болезни и умер. После кончины Владимира бояре
испугались , что его сыновья начнут борьбу за престол. Приближённые Владимира
хотели помочь сыну Владимира Борису , которого отец накануне отправил в
военный поход против печенегов. Чтобы скрыть смерть князя до тех пор , пока
не вернётся Борис , бояре тайно проломили заднюю стену терема и ночью отнесли
тело Владимира в церковь. Но народ узнал об этом , и к церкви сошлось
огромное количество людей. «И плакали по нём. Бояре как по заступнику земли ,
бедные как по кормильцу». Тело Владимира положили в мраморный гроб и
похоронили в каменной церкви Святой Богородицы. - Удивления достойно ,
сколько добра сотворил он Русской земле , - сказал о нём летописец. Имя князя
Владимира Святого - Владимира Красное Солнышко - навсегда связано с крещением
Руси. На самом высоком холме Киева ему воздвигнут памятник. Холм этот получил
название Владимирская горка. А сам князь Владимир причислен к лику святых.
План.
1. Языческая Русь до крещения.
2. Как Владимир стал единовластным правителем Руси.
3. Первые годы правления Владимира.
4. Поход на Корсунь. Крещение Руси.
5. Владимир и Русь после крещения.
6. Владимир как военный , политический деятель.
7. Последние годы правления Владимира и смерть.
8. Значение личности Владимира и крещения Руси в истории государства
Российского.
Список использованной литературы.
1. Амелькин А. О. , Кретинин С. В. , Филюшкин А. И. Всемирная история в лицах
для детей. Книга для чтения. - Воронеж : Центрально-Чернозёмное книжное
издательство , 1996 год - 558 стр.
2. Бутромеев В. П. Всемирная история в лицах : Раннее средневековье.
Энциклопедия для школьников. Серия «Детский плутарх». - Москва : издательство
«ОЛМА-ПРЕСС» , 1999 - 320 стр.
3.   Ошимова А. О. История государства Российского с его возникновения до
времён Петра I. - Москва : издательство ТКО   АСТ  , 1996 год - 464 стр.
4.   Петухов Ю. Д. Научно-популярный литературно-художественный журнал № 3. -
Москва : культурно просветительское издательство «История» ,
«Метагалактика» , 1997 год - 288 стр.
5.   Потапчук И. Чтение по русской истории. Хрестоматия для старшеклассников.
- Тула : издательство «Пересвет II» , фирма «Ослябя» , 1995 год - 592 стр.
6.   Поспелов Н. П. , Лисовой Н. Н. Российские судьбы. Святая Ольга -
Владимир Святой. - Москва : издательство   «Новатор» , 1996 год -  400 стр.
7.   «Русская Православная Церковь 988 - 1988». - Москва : издание Московской
Патриархии , 1988 год.
8.    Соловьёв С. М. Чтение и рассказы по истории. - Москва : издательство
«Правда» , 1989 год - 768 стр.