Каталог :: История

Реферат: Колонизация

                                  Предисловие.                                  
В газетах, журналах и книгах сравнительно недавнего прошлого можно было
увидеть ка­рикатуру: толстый белый человек в пробковом шлеме, с сигарой в
зубах замахивается плетью на дрожащего от страха измождённого африканца (или
индуса, малайца и т.д.). Так или примерно так складывались массовые
представления о колониа­лизме, колонизаторах и их жертвах. В историче­ских
трудах под колониализмом часто понимают политическое, экономическое и
духовное порабо­щение народов отсталых стран правящими клас­сами развитых в
социально-экономическом отно­шении государств. Колониализм — это сложнейшее
явление всемирного масштаба, уходящее корнями в далёкое прошлое человечества.
Колониализм воз­ник с появлением государства, существовал ещё в
рабовладельческую и феодальную эпохи. Сами сло­ва «колония», «колониализм»
изначально проис­ходят от латинских слов «колон», «колонат», обо­значавших
разные формы зависимости сельского населения в Древнем Риме. Во времена
рабовла­дения слово «колония» постепенно приобрело са­мостоятельное значение:
так стали называть по­селения, созданные переселенцами из другой стра­ны.
Такими колониями-поселениями владели и Древний Египет, и Греция, и Рим, и
другие государ­ства.
                                  Колонизация.                                  
Колониализм эпохи феодализма получил наи­большее развитие во время резкого
обострения внутренних противоречий в европейских странах. В XI—XIII вв.
большие группы обнищавшего на­селения Западной Европы, предводительствуемые
рыцарями-феодалами, многие из которых сами обеднели, двинулись в крестовые
походы на Ближ­ний Восток — освобождать «гроб Господний». Крес­тоносцы
создали там феодальные государства-коло­нии, в которых большинство населения
составляли покорённые ими местные жители. Но просущест­вовали эти государства
недолго — около 100—150 лет.
В капиталистическую эпоху колониализм ста­новится всемирным явлением. Начало
его роста приходится на конец XV — начало XVI вв. и свя­зано с историческими
переменами в Европе, кото­рые принято называть переходом от феодальных
от­ношений к капиталистическим. Эти перемены рас­тянулись на десятилетия.
Проявлениями их были рост промышленного производства, развитие нау­ки,
расширение торговли, увеличение спроса на ра­бочую силу, на золото. Последнее
обстоятельство сыграло особенно важную роль в стремлении ев­ропейцев к
поискам новых земель.
     
Лишь в древности золото и другие металлы, ны­не называемые драгоценными, были просто мате­риалом для изготовления каких-либо изделий. Пос­тепенно золото становилось своего рода универсаль­ным товаром, на который можно было обменять лю­бой другой товар. По мере того как росли произ­водство и торговля, росла потребность в золоте. Между тем связи средневековой Европы с Ближ­ним Востоком, а через посредническую торговлю — с Индией и Китаем, в XV—XVI вв. существенно сократились вследствие турецких завоеваний. В за­падноевропейских странах происходил рост абсо­лютизма, феодальные владения дробились, часть феодалов обнищала, усиливалось соперничество между отдельными феодальными кланами. Возни­кала потребность в новых путях на Восток, в новых землях. Огромный толчок развитию колониализма дали великие географические открытия, определившие два главных направления европейских колониаль­ных захватов: через Атлантический океан в Амери­ку и вокруг Африки, через Индийский океан, в Азию. Пионерами колониальных захватов высту­пили не самые развитые в экономическом отношении, но обладавшие наибольшим опытом мореход­ства и морской торговли страны — Португалия и Испания. В 1493—1494 гг. они заключили, очевид­но, первое в истории соглашение о территориальном разделе мира: к испанской сфере отходили все зем­ли и моря к западу от линии раздела, проходившей приблизительно по 49-му градусу западной долго­ты, к португальской — все пространства к востоку от неё. Конечно, это соглашение было в большей мере условным. И португальцы, и испанцы весьма смутно представляли, что в действительности на­ходится к западу и востоку от линии раздела. Да и другие европейские страны, прежде всего Англия и Франция, отвергали эти притязания; англичане, например, вскоре провозгласили принцип свободы морей, уравнивавший все христианские страны в их правах на новые земли. И португальская, и испанская, а впоследствии голландская, британская, французская и другие колониальные системы утверждались в конечном итоге насильственным путём. На Востоке и в Аме­рике, в Африке и Австралии европейцы столкну­лись с разными по уровню развития обществами — от доклассовых, родоплеменных до феодальных и так называемых азиатских. В военно-техническом отношении эти общества уступали европейцам, пре­восходство которых росло по мере быстрого разви­тия промышленности, науки и техники в Европе. Путь Португалии в Африку и на Восток проло­жил Васко да Гама, который в конце XV в. обогнул Африку, достиг восточноафриканского побережья, а затем и Индии. Португальцы подчинили богатей­шие города-государства восточноафриканского по­бережья и западное побережье Индостана. Но они создавали лишь опорные пункты на побережье и редко продвигались в глубь захваченных террито­рий. Центром их владений в Индии стала колония Гоа, управляемая вице-королём. Ему подчинялось восточноафриканское губернаторство. Жители Вос­точной Африки награждали португальских прави­телей красноречивыми прозвищами: Африти (на языке суахили — злой дух, жестокосердный), Джо-ка (змей), Шетани (демон). На протяжении XVI столетия португальцы вели борьбу против арабов, ранее владевших торговой монополией в бассейне Индийского океана. После выхода в Индийский океан Турции, захватившей в начале XVI в. Египет и распространившей своё вли­яние на страны Аравийского полуострова, порту­гальцам пришлось бороться и против турецкого флота. В XVII в. в Индийском океане заметно воз­росла активность Англии, Голландии и Франции, на Аравийском полуострове набирает силу Оман­ский султанат. С его помощью города-государства Восточной Африки изгнали португальцев, которые к середине XVII в. сохранили за собой лишь тер­риторию современного Мозамбика. Испанские колониальные владения были сосре­доточены в Западном полушарии. Создав опорные пункты на островах Эспаньола (Гаити), Куба и др., испанские конкистадоры менее чем за полстолетия огнём и мечом утвердили своё господство на территории Мексики, Центральной и Южной Америки (за исключением Бразилии, захваченной Португалией, и Гвианы, ставшей владением Англии, Голландии и Фран­ции). Высшим органом колониального управления стал основанный в 1511 г. в Мадриде Совет по делам Индий (Колумб принял открытые им земли за Ин­дию), подотчётный только королевскому прави­тельству. Власть на местах осуществляли вице-ко­роли и генерал-капитаны. В 30—40-х гг. XVI в. были образованы вице- королевства Новая Испания в Северной и Центральной Америке и Перу в Цент­ральной Америке. Некоторые генерал-капитанства, включённые в их состав, пользовались фактиче­ской самостоятельностью и подчинялись непосред­ственно Мадриду. Вице-королевства и генерал-ка­питанства были разделены на провинции, которы­ми управляли губернаторы. Главными должност­ными лицами в городах были коррехидоры и аль­кальды (от арабского «алькади» — судья), в селе­ниях индейцев — касики (слово, заимствованное из языка племени араваков) — вожди и старейшины, власть которых передавалась по наследству. За пре­делами Америки Испания захватила Филиппины. На огромных пространствах Южной Америки португальцы и испанцы установили режим жесто­чайшей колониальной эксплуатации. Коренное на­селение было фактически лишено всех прав, и прежде всего прав на землю — главный источник его существования. Многие земли были пожалова­ны монархами захватчикам- колонизаторам, посте­пенно происходило закрепление за новыми земле­владельцами — португальцами и испанцами — местных жителей-индейцев. Их облагали различ­ными податями, заставляли отбывать трудовую по­винность на рудниках, плантациях, строительстве дорог. Специфической формой хозяйствования колони­заторов стало так называемое плантационное раб­ство. После того как в результате непосильной экс­плуатации, болезней и голода коренное население Америки заметно сократилось, колонизаторы на­чали ввозить в латиноамериканские страны рабов, захваченных или купленных в Африке. Плантаци­онное рабство получило наибольшее развитие в Бра­зилии, где выращивались сахарный тростник, рис, кукуруза и табак, а также в Вест-Индии, Венесуэле и Новой Гранаде. В рабство обращали и местных жителей. Труд рабов использовался не только на плантациях, но и на рудниках. Латинская Америка интересовала Португалию, Испанию и другие колониальные державы прежде всего как источник золота и других драгоценных металлов, за которыми снаряжались первые за­хватнические экспедиции, а также продуктов план­тационного хозяйства. Латиноамериканские стра­ны долгое время были лишены какой-либо хозяй­ственной самостоятельности; существовали жесто­чайшие запреты на выращивание целого ряда сель­скохозяйственных культур, на торговлю между со­бой. В Северной и Центральной Америке главными колониальными конкурентами стали Испания, Англия и Франция. Обостре­ние колониальной конкуренции было связано с развитием в Европе с середины XVI в. новой формы капиталистического предпринима­тельства — мануфактуры. В XVII в. в Англии, Гол­ландии и Франции возникали так называемые Ост-Индские компании (британская, 1600—1858 гг.; голландская, 1602—1798 гг.; французская, 1664— 1770 и 1785—1793 гг.), которые получили право на захваты новых земель на Востоке, их практически бесконтрольную эксплуатацию и монопольную тор­говлю. Колониальное соперничество стало одной из главных причин ожесточённейших войн между ев­ропейскими странами: за «испанское наследство» (1701—1714 гг.), за «австрийское наследство» (1740—1748 гг.), Семилетней войны (1756— 1763 гг.), наполеоновских войн. Чаще в колониаль­ном соперничестве выигрывала Англия, отобрав­шая у Франции её крупнейшие владения в Канаде и территории на восточном побережье Индостана. В 50—60-е гг. XVIII в. Британская Ост-Индская компания захватила Бенгалию, одну из наиболее экономически развитых частей Индии, положив тем самым начало полному колониальному подчи­нению этой великой азиатской страны. Команду­ющий войсками компании Роберт Клайв вынудил правителя Бенгалии подписать неравноправный до­говор, казна страны была разграблена, её население обложено непосильными налогами, компания при­своила себе право исключительной торговли с дру­гими странами и территориями. В 70-е гг. власть в Бенгалии полностью перешла в её руки; продолжая начатые завоевания, компания в последней четвер­ти XVIII в. разгромила Майсурское государство на юге Индии, развязала захватнические войны про­тив Конфедерации маратхских княжеств и Сикхского государства — ещё сохранявших независи­мость крупных феодальных объединений на терри­тории Индии. Острая борьба за обладание Индонезией — одной из богатейших областей Востока — развернулась между Голландской и Британской Ост-Индскими компаниями. Здесь англичанам пришлось усту­пить. К середине XVIII в. в руках голландцев ока­зались почти вся Ява, ряд других островов, но окон­чательно страна была покорена только в XIX в. Иным путём шла колонизация Австралии. Пос­ле того как Джеймс Кук в 1770 г. обследовал вос­точное побережье пятого континента, английское правительство решило сделать новые земли местом ссылки осуждённых, т.к. прежние места ссылки ка­торжан из Англии, Шотландии и Ирландии — аме­риканские колонии — после начала их войны за независимость оказались «закрытыми». Между тем английские тюрьмы были переполнены, преступ­ность продолжала расти. Первая британская коло­ния в Австралии — Новый Южный Уэльс — была образована в феврале 1788 г. Её первоначальное на­селение составило 1018 человек: чиновники, сол­даты и ссыльные. Среди последних было только 12плотников, один каменщик и ни одного человека, знакомого с крестьянским трудом... Важным рубежом в развитии колониализма ста­ли события конца XVIII в.: промышленная револю­ция в Европе, война за независимость в Северной Америке 1775—1783 гг. и Французская революция 1789—1794 гг. Европа стремилась превратить свои заморские владения в рынки сбыта промышленной продукции, источник сырья и продовольствия. Так началось постепенное втягивание колоний в скла­дывающиеся мировые капиталистические рыноч­ные отношения. Война за независимость в Северной Америке бы­ла прямым следствием нарастающих противоречий между метрополиями и колониями, особенно пе­реселенческими, какими были американские коло­нии Англии. Колонии быстро набирали силу, стре­мясь к экономической и политической самосто­ятельности, метрополии же продолжали видеть в них только источники сырья и огромных доходов, а никак не равноправных партнёров. В 1763 г. Анг­лия запретила, например, самостоятельные пере­селения на земли, захваченные у Франции на за­паде страны; колонисты могли получать промыш­ленные товары только из Англии, по ценам, уста­новленным Англией, и продавать сырьё только Англии. Разразившаяся в 1775 г. война заверши­лась Версальским договором 1783 г.; Англия при­знала независимость своих американских владе­ний, которые вскоре образовали единое независи­мое государство — Соединённые Штаты Америки. К концу XVIII в. в большинстве испанских и португальских владений в Америке также назрели революционные перемены. Рост экономических, политических, социальных и национальных про­тиворечий между испанцами и португальцами, со­средоточившими в своих руках все высшие посты в администрации, армии и церкви, с одной сторо­ны, и большинством населения, включая землевла­дельцев, торговцев и промышленников-креолов (потомков европейцев американского происхожде­ния), — с другой, привели в конечном итоге к Войне за независимость 1810—1826 гг. В результате все владения Испании, за исключением Кубы и Пуэр­то-Рико, стали свободными государствами. Брази­лия, в которой освободительное движение разви­валось в основном в мирных формах, добилась не­зависимости в 1822 г. (формальное признание Ис­панией и Португалией независимости латиноаме­риканских стран растянулось на десятилетия). После того как Северная и Южная Америка за­воевали независимость, колониальные интересы ев­ропейских держав сосредоточились на Востоке и в Африке. Именно там колониализм достиг своего наивысшего расцвета и могущества, именно там на­чался и завершился распад колониальной системы. В 40-е гг. XIX в. Британская Ост-Индская ком­пания после кровопролитной войны завоевала княжество Пенджаб и другие ещё самостоя­тельные части Индии, завершив тем са­мым её полное подчинение. Началось активное колониальное освоение страны: строи­тельство железных дорог, реформы землевладения, землепользования и налоговой системы, имевшие своей целью приспособить традиционные способы ведения хозяйства и образ жизни к интересам Анг­лии. Подчинение Индии открыло англичанам пути на север и восток, в Афганистан и Бирму. В Афганис­тане столкнулись колониальные интересы Англии и России. После англо-афганских войн 1838—1842 и 1878—1881 гг. англичане установили контроль над внешней политикой этой страны, но добиться её полного подчинения так и не смогли. В результате первой (1824—1826 гг.) и второй (1852—1853 гг.) англо-бирманских войн, которые вела Ост-Индская компания, её армия, состоявшая в основном из наёмных индийских солдат-сипаев под командованием английских офицеров, заняла большую часть Бирмы. Сохранившая самостоятель­ность так называемая Верхняя Бирма была отреза­на от моря, в 60-е гг. Англия навязала ей неравно­правные договоры, а в 80-е гг. полностью подчи­нила всю страну. В XIX в. усилилась английская экспансия в Юго-Восточной Азии. В 1819 г. была основана во­енно-морская база в Сингапуре, ставшая главным опорным пунктом Англии в этой части мира. Менее удачно для англичан завершилось давнее соперни­чество с Голландией в Индонезии, где им удалось утвердиться лишь на севере Борнео и небольших островах. В середине XIX в. Франция захватила Южный Вьетнам и сделала его своей колонией, в 80-е гг. вытеснила из Северного Вьетнама слабеющий Ки­тай и установила над ним протекторат. В конце XIX в. французы создали так называемый Индоки­тайский союз, в состав которого вошли Вьетнам, Камбоджа и Лаос. Во главе союза был поставлен французский генерал-губернатор. В XIX в. завершилась колонизация Австралии. На территории Нового Южного Уэльса выделились колонии Тасмания, Виктория (названные в честь голландского путешественника Тасмана и англий­ской королевы Виктории) и Квинсленд, образова­лись новые самостоятельные поселения Западная и Южная Австралия. Нарастал приток свободных пе­реселенцев. В середине XIX в. они добились прекра­щения высылки в Австралию осуждённых. В 50-е гг. в Новом Южном Уэльсе и Виктории было открыто золото. Это привлекло в Австралию не только новые тысячи колонистов, но и капиталы. Продвигаясь во внутренние районы континента, пе­реселенцы подчиняли или безжалостно уничтожа­ли местное население. В результате столетие спу­стя, в 30-е гг. XX в., из примерно 7,8 млн жителей Австралии 7,2 млн составляли европейцы и только 600 тыс. — её коренные жители. Во второй половине XIX в. все колонии на тер­ритории Австралии добились самоуправления, в начале XX в. они объединились в Австралийский Со­юз, получивший права доминиона. Одновременно происходила колонизация Новой Зеландии и дру­гих близлежащих островов. В 1840 г. Новая Зе­ландия стала колонией, а в 1907 г. — ещё одним белым доминионом Англии. В XIX в. была подчинена большая часть Афри­ки. Методы подчинения были различны — от пря­мых военных захватов до экономического и финан­сового закабаления и навязывания неравноправ­ных договоров. Контроль над странами Северной Африки и Египтом давал колониальным державам огромные экономические выгоды, господство в Сре­диземном море, открывал пути на юг континента и на Восток. С XVI в. страны Северной Африки, за исключением Марокко, и Египет входили в состав Османской империи. В конце XVIII в., когда во­енное превосходство османов над Европой уже было утрачено, Франция попыталась завоевать Египет и создать там опорный пункт для продвижения в Ин­дию, но египетская экспедиция Наполеона 1798— 1801 гг. потерпела поражение. В 1830 г. Франция вторглась в Алжир и к 1848 г. полностью завоевала его. Тунис был подчинён «мирным» путём в острой конкурентной борьбе между Англией, Францией и Италией, которые в 1869 г. установили над Туни­сом объединённый финансовый контроль. Посте­пенно французы вытеснили из Туниса конкурентов и в 1881 г. провозгласили над ним свой протекто­рат. В 70-е гг. наступила очередь Египта, который, оставаясь в составе Османской империи, стремился проводить независимую политику. Строительство Суэцкого канала (1859—1869 гг.) принесло огром­ные выгоды Европе (открылся кратчайший путь из Средиземного моря в Индийский океан) и опусто­шило египетскую казну. Египет оказался в финан­совой кабале у Франции и Англии, которые уста­новили над ним в 1876—1882 гг. так называемый двойственный контроль. Страну грабили самым беспощадным образом, более двух третей государ­ственных доходов уходило на выплату внешних долгов. По поводу двойственного контроля египтя­не горько шутили: «Вы видели когда-нибудь собаку и кошку, ведущих вместе мышь на прогулку?» В 1882 г. Египет был оккупирован английскими вой­сками, а в 1914 г. Англия установила над ним свой протекторат. В 1922 г. протекторат был отменён, Египет провозглашён независимым и суверенным государством, но это была независимость на бумаге, поскольку Англия полностью контролировала эко­номическую, внешнеполитическую и военную сфе­ры его жизни. К началу XX в. свыше 90% территории Африки принадлежало крупнейшим колониальным держа­вам: Англии, Франции, Германии, Бельгии, Ита­лии, Португалии, Испании. На рубеже XIX и XX вв. колониальное сопер­ничество и борьба за сферы влияния в мире обо­стрились. В 1898 г. разразилась американо-испан­ская война, в результате которой США захватили Филиппины, Пуэрто-Рико, Гуам, Гавайские острова и установили контроль над Кубой, получившей формальную независимость. После русско-япон­ской войны Япония установила фактическое гос­подство над Кореей и Маньчжурией. Англо-бурская война 1899—1902 гг. завершила «собирание» Анг­лией земель на юге Африки. Ев­ропейские державы активно вмешивались в эконо­мическую и политическую жизнь стран, входив­ших в состав распадающейся Османской империи. После Первой мировой войны, одной из главных причин которой было колониальное соперничество, произошёл территориальный передел мира. В 1919 г. была создана Лига Наций, от имени которой была установлена опека над владениями Германии и Турции. Колониями побеждённых завладели по­бедители. Австралия получила германские владе­ния на Новой Гвинее, африканские колонии Гер­мании отошли Англии (Танганьика, часть Того и Камеруна), Бельгии (Руанда и Бурунди), Франции (часть Того и Камеруна), Южно-Африканскому Союзу (Юго-Западная Африка). Франция получила также принадлежавшие Турции Сирию и Ливан, а Япония, почти не участвовавшая в войне, вытор­говала принадлежавшие Германии порт Циндао в Китае и острова в Тихом океане. При общности целей колониальная политика каждой державы имела свои особенности. Напри­мер, Португалия помимо практиковавшихся всеми колониальными державами методов военно-поли­цейского подавления и экономической эксплуата­ции использовала и другие, достаточно тонкие сред­ства воздействия на подчинённые народы, включая поощрение смешанных браков и предоставление права ассимилироваться, т.е. уравняться в той или иной мере в правах с европейцами. Правда, чтобы стать так называемыми «ассимилядуш», надо было доказать свою подготовленность к этому по уровню образования и общественному положению. Не уди­вительно поэтому, что в Анголе, которая была под­чинена Португалией в середине XIX — начале XX вв., в 30-е гг. XX в. было только 24 тыс. ассимилядуш из примерно 3 млн жителей, в Мозамбике — 1,8 тыс. из 4,3 млн, в огромном Бельгийском Конго, где система колониального управления была сходной с португальской, в 50-е гг. только 0,8 тыс. из примерно 14 млн коренных жителей частично получили те права, которыми обладали в этой ко­лонии европейцы. В Британской империи сложилось несколько ти­пов колониальных владений. «Белые» доминионы («доминион» по-английски значит «владение») — Канада, Австралийский Союз, Новая Зеландия, а также Южно-Африканский Союз — пользовались самостоятельностью, которая постоянно увеличива­лась. Они не только имели собственные парламен­ты, правительства, армии и финансы, но иногда са­ми владели колониями (например, Австралия и Южно-Африканский Союз). Протекторатами обыч­но становились колониальные страны с относитель­но развитой государственной властью и обществен­ными отношениями. В них существовало как бы два уровня колониального управления. Верховная власть принадлежала британским гене­рал-губернаторам; они в отличие от гу­бернаторов доминионов, которые ско­рее представляли интересы британской короны, чем правили от её имени, были полновластными хозяевами подчинённых стран. Так называемая ту­земная администрация (местные правители, вож­ди) пользовалась ограниченной самостоятельно­стью, была наделена определёнными судебными и полицейскими полномочиями, правом сбора мест­ных налогов, имела собственные бюджеты. Тузем­ная администрация выполняла роль буфера между верховной властью европейцев и угнетаемым мест­ным населением. Такая система управления полу­чила название косвенной, или непрямой. Она была наиболее распространена в британских владениях, и английскую колониальную политику стали назы­вать политикой косвенного (непрямого) управле­ния. Англичане практиковали и так называемое пря­мое управление в некоторых колониях. Такие ко­лонии назывались коронными, т.е. были напрямую подчинены Лондону, имея минимальные права на самоуправление или вообще не имея таких прав. Исключение составляли коронные колонии со зна­чительной прослойкой белого населения, имевшего большие привилегии и даже собственные колони­альные парламенты. Иногда в одной стране исполь­зовались и прямые, и косвенные методы правле­ния. Например, Индия перед Второй мировой вой­ной была разделена на так называемую Британскую колонию Индию, состоявшую из 16 провинций и управлявшуюся из Лондона, и протекторат, в ко­торый входили свыше 500 феодальных княжеств и в котором действовала система косвенного управ­ления. Разные формы правления одновременно применялись в Нигерии, Гане, Кении, других стра­нах. Франция использовала главным образом методы прямого правления, с помощью армии и полиции подавляя сопротивление тех, кто не желал мирить­ся с колониальным господством. В то же время она, как и Португалия, проводила в своих колониях по­литику ассимиляции, в которой в какой-то мере отразились идеи революции 1789 г., провозгласив­шей равенство жителей метрополии и колоний. Преимуществами ассимиляции пользовались, од­нако, немногие; например, в Африке в конце XIX — начале XX вв. — только жители четырёх городов Сенегала, которые имели французское гражданство и могли посылать по одному депутату во француз­ский парламент. Германия, как и Англия, применяла различные методы управления. Вся полнота власти принадле­жала назначаемым Берлином губернаторам, немцы составляли высшие и средние звенья колониальной администрации, командование колониальных войск и полиции. Территория колоний была раз­делена на административные и военно-полицейские округа во главе с окружными начальниками, обыч­но офицерами. Низшая администрация формирова­лась, как правило, из грамотных местных жителей. В Камеруне, Бурунди, Руанде и Танга­ньике немцы сохранили власть вождей и правителей, поставив их под свой жёсткий контроль. Перемены в мире повлекли за собой изменения системы колониального управления. Французская колониальная империя была преобразована во Французский союз, в конституции Франции 1947 г. говорилось, что Франция намерена привести коло­ниальные народы к свободному самоуправлению. Колонии получили статус заморских территорий с правом представительства в центральных француз­ских и местных колониальных законодательных органах, вновь созданной Ассамблее Французского Союза. В 50-е гг. автономия заморских территорий была ещё более расширена, в них была официально отменена существовавшая десятилетия система принудительного труда, провозглашена свобода соз­дания политических и общественных организаций, собраний и печати. В британских владениях система колониального управления реорганизовывалась поэтапно. В 1947 г. Британская империя была преобразована в Британское содружество наций; на многочислен­ных конституционных конференциях и перегово­рах 40-х — начала 60-х гг. обсуждалось будущее британских владений, их государственное устрой­ство, политические системы, проблемы социально- экономической жизни и межэтнических, нацио­нальных отношений. Формально выступая в ка­честве посредника на таких встречах — в них участ­вовали представители колониальной администра­ции, различных политических партий и организа­ций колоний, — британское правительство прово­дило линию на сохранение британского присутст­вия во всех сферах жизни будущих независимых государств. Происходили перемены и в системах колониаль­ного управления других европейских держав. Однако судьбу колоний и их будущее решали не только в Лондоне, Париже, Брюсселе или Лисса­боне. У истории колониализма была и другая сто­рона — история антиколониальной борьбы, которая велась во всех порабощённых странах, в том числе и в тех, которые формально сохраняли свою само­стоятельность, но фактически превратились в по­луколонии: Китае, Иране, странах бывшей Осман­ской империи и т.д. В результате Второй мировой войны получили независимость колонии Италии и Японии. Накал антиколониальной борьбы возрос, во многих азиат­ских и африканских странах возникли массовые политические организации, которые, используя преимущественно ненасильственные средства (де­монстрации, митинги, кампании гражданского не­повиновения, забастовки и т.д.), возглавили борьбу за политическое освобождение. Но были и те, кто боролся за свободу с оружием в руках. Освободив­шись в 1945 г. от японского господства, Вьетнам, Лаос и Камбоджа были вынуждены защищать свою независимость от Франции, развязавшей против них настоящую колониальную войну. Антиколони­альные восстания 1947—1949 гг. на Мадагаскаре и 1952—1956 гг. в Кении потерпели поражение, но тем не менее приблизили народы этих стран к не­зависимости. В 1956—1962 гг. в кровопролитной освободительной войне добился независимости Ал­жир; вынужденное согласие де Голля уйти из Ал­жира было воспринято частью французского об­щества как предательство национальных интере­сов, во Франции разразился глубокий внутриполи­тический кризис. Вооружённая освободительная борьба народов Анголы, Мозамбика, Гвинеи и ост­ровов Кабо-Верде стимулировала возникновение ре­волюционной ситуации в Португалии, португальс­кая революция 1974 г. провозгласила право наро­дов заморских провинций на самоопределение и не­зависимость. Вооружённым путём добились осво­бождения Южная Родезия (ныне Зимбабве) и Юго-Западная Африка (ныне Намибия). Распад колони­альной системы растянулся почти на половину сто­летия. В общей сложности после Второй мировой войны образовалось свыше 100 новых независимых государств. В освободившихся странах выросло поколение, которому такие понятия, как колониализм, коло­ниальное угнетение, знакомы разве что по школь­ным учебникам, по рассказам родителей. Но коло­ниальное прошлое постоянно напоминает о себе, по­тому что колониализм глубоко изменил социаль­ный, экономический, политический и культурный облик десятков стран мира с населением в сотни миллионов человек. И сегодня не прекращаются споры об исторической роли колониализма. Коло­ниальные завоевания осуществлялись с необыкно­венной жестокостью. В их ходе, а также в резуль­тате беспощадной эксплуатации, во время много­численных антиколониальных восстаний погибли десятки миллионов людей. Колониализм обогатил метрополии, превратил колонии в источники дешё­вого сырья и рабочей силы, рынки сбыта продук­ции экономически развитых стран, поле деятель­ности иностранного капитала. В 50-е гг. нашего ве­ка только из Африки вывозилось около 98% ал­мазов, добывавшихся в капиталистическом мире, 80% кобальта, 56% золота, 38% хрома, 36% мар­ганца, 27% меди. Сложилась своеобразная экспорт­ная специализация колониальных стран. И сегодня Индия ассоциируется у нас с хлопком, чаем, таба­ком, Египет и Судан — с хлопком, Бразилия — с кофе и каучуком, Австралия и Новая Зеландия — с шерстью. Золотой Берег — с какао, Сенегал и Гамбия — с арахисом, Занзибар — с гвоздикой... Конечно же, такое одностороннее развитие хозяй­ства сужало возможности колониальных стран, ста­вило их в прямую зависимость от быстро меняю­щейся ситуации на мировых капиталистических рынках, от конъюнктуры мировых цен. Колониализм оставил в наследство освободив­шимся странам серьёзнейшие социально-экономи­ческие, политические и этнические проблемы, от решения которых в значительной мере зависит их будущее. Пограничные споры, межгосударствен­ные и межэтнические конфликты, унёсшие в последние десятилетия многие миллионы жизней в странах Азии и Африки, чаще всего уходят своими корнями в колониальное прошлое. Но было и другое. Многие европейцы верили в необходимость колониализма как средства приоб­щения отсталых народов к достижениям цивили­зации, видели в этом своё особое предназначение. «Неси это гордое бремя, — писал в конце XIX в. английский поэт и писатель Редьярд Киплинг в сво­ём знаменитом стихотворении «Бремя белого чело­века», — родных сыновей пошли на службу тебе подвластным народам на край земли — на каторгу ради угрюмых мятущихся дикарей, наполовину бе­сов, наполовину людей... При жизни тебе не видеть порты, шоссе, мосты — так строй их, оставляя мо­гилы таких, как ты!» Лучшая часть европейского и американского об­щества много сделала для того, чтобы помочь от­сталым народам избавиться от рабства и работор­говли, нищеты, болезней и голода. Именно аболи­ционисты — противники рабства и работорговли в Америке и в Европе — после длительной (XIX — начало XX вв.) борьбы добились поэтапной отмены сначала работорговли, а затем и рабства, включая и те его формы, которые существовали ещё до коло­ниального вторжения. В колониях прославил своё имя великий гуманист, врач и философ, лауреат Нобелевской премии мира 1952 г. Альберт Швей­цер. В колонии шли миссионеры и врачи, инже­неры и учителя. Среди них было немало настоящих подвижников. В поисках лучшей доли отправля­лись туда десятки и сотни тысяч переселенцев из Европы, в основном бедняков. Их потомки уже в первом-втором поколениях считали колонии своей родиной. Миллионы «белых индийцев» жили в Ин­дии, «белых африканцев» — в Южной Африке, Ал­жире (во Франции их презрительно на­зывали «черноногие»), белые общины существовали во многих других азиат­ских и африканских странах. Члены этих общин занимали более высокое социальное, экономиче­ское и политическое положение, чем основная мас­са жителей колоний, но и среди белых поселенцев были бедняки. Распад колониальной системы обер­нулся для очень многих жителей колоний личными трагедиями. Массовый исход белых жителей Ал­жира, Бельгийского Конго, португальских коло­ний, Южной Родезии из этих стран после дости­жения ими независимости был вынужденным, а в метрополиях их не очень ждали...

Значение Европы для колониальных стран.

Европа с её огромным научным, техническим, культурным опытом и капиталами, энергия евро­пейских переселенцев создали в колониях основы современного транспорта и средств связи, горнодо­бывающей и обрабатывающей промышленности и сельского хозяйства, образования и медицины, но­вые формы экономической деятельности. Был за­ложен фундамент современной государственности — законодательной, исполнительной и судебной власти. Колониальные державы руководствовались прежде всего своими интересами, но в результате происходило также становление и развитие новых общественных отношений, появились новые об­щественно-политические силы — массовые партии, организации, профсоюзы, способные возглавить борьбу колоний за политическое освобождение. Та­ким образом, колониализм против собственной во­ли ускорил политическое пробуждение народов ко­лоний, подъём национально-освободительных дви­жений, распад мировой колониальной системы и появление десятков новых независимых госу­дарств.