Каталог :: История

Реферат: Крепость Порт-Артур

Содержание

Введение 1. История Дальнего Востока. 2. Развитие конфликта. 3. Нападение японского флота на русскую эскадру в Порт-Артуре. 4. Начало военных действий на суше. 5. Попытка прорыва эскадры во Владивостоке. 6. Провал ускоренной атаки Порт-Артура. 7. Второй штурм Порт-Артура. 8. Оборона и падение Порт-Артура. Заключение Список использованной литературы Введение В данной работе рассматриваются причины поражения русских войск, оборонявших героическую приморскую крепость Порт-Артур во время русско-японской войны 1904 –1905 гг., причины поражения русского флота и проигрыша войны в целом. Многие положения подтверждены официальными документами. Причины поражения царизма в войне лежат в области стратегии войны, а не в том, что Витгефт не был флотоводцем, а Того флотоводец, что японцы были лучше подготовлены в тактическом отношении и т.д. Хотя, конечно, стратегические ошибки, безусловно, сыграли какую–то роль, но не главную. Одна из главнейших опор обороны — флот погиб от дезорганизации и в этом всецело виноват Главный морской штаб, руководимый накануне войны и в первые месяцы ее адмиралом Рождественским. Основные причины и факты: · штаб в своей работе не связывал стратегию с политикой, в результате чего флот оказался неподготовленным к войне; стала возможной атака японских миноносцев порт–артурской эскадры; · непродуманное боевое развертывание флота и сосредоточение главных его сил в Порт-Артуре создало японцам благоприятные условия для блокады эскадры; · отсутствие подготовленных опорных пунктов в Атлантике и Тихом океане вредно сказалось на марш-маневре 2-й Тихоокеанской эскадры и не позволило организовать крейсерские операции против торговли Японии. Солдаты, да и многие офицеры не понимали причин ведущейся войны, не знали, за что они проливают свою кровь, что в связи с этим часто в войсках отсутствовало необходимое для достижения победы воодушевление и порыв к решительным действиям.

История Дальнего Востока.

В России интерес к Дальнему Востоку стал проявляться с 19 века, после вхождения в ее состав Сибири. На вновь присоединенной территории было введено общерусское законодательство. Однако крепостного права там не существовало. Это послужило причиной того, что огромные массы трудового населения двинулись из центральных регионов страны на Восток. В 1639 году русские впервые вышли к берегам Тихого океана. К началу 18 века их влияние распространилось на Камчатку, Курильские острова и Сахалин. В первой половине 18 века владениями России стали Аляска и Алеутские острова. К середине 19 века на восточных окраинах России сложилась такая обстановка. Во владения Российского государства входили все Тихоокеанское побережье, омываемое Беринговым, Охотским и Японским морями, Аляска, Алеутские и Курильские острова, Сахалин. Но еще требовалось окончательное урегулирование вопроса о границе с Японией. Важно было добиться возвращения земель в Приамурье, захваченных Цинским Китаем в конце 17 века. Решение этих задач осложнялось растущей экспансией в районе Дальнего Востока западных держав: Англии, Франции и США. Главным объектом их колониальной политики становится феодальный Китай, который сам до этого проводил политику агрессии захватов по отношению к соседним народам. В связи с переходом в 60-70-х годах 19 века к проведению более активной политики в Средней Азии царское правительство мало уделяло внимания своим дальневосточным окраинам. Более того, продажа в 1867 году США Аляски и Алеутских островов и необоснованная уступка в 1875 году Японии принадлежавших России Курильских островов нанесли большой ущерб государственным интересам Росси на Тихом океане. В 70-х годах 19 века особенно большую активность на Дальнем Востоке проявляет Япония. Ее развитие как капиталистической страны начинается с момента происшедшего в 1868 году «обновления Медзи» (реставрация власти императора). В 1872–1873 году в Японии был принят закон о всеобщей воинской повинности. Все граждане, достигшие 20 лет, подлежали призыву в армию. За введением всеобщей воинской повинности последовала реорганизация системы народного образования. Размещение учебных заведений было приспособлено к структуре военных округов, районов и участков комплектования. Далее Япония начинает войну с Китаем. В итоге: Симоносекский договор (17 апреля 1895 года), по которому Китай признавал полную “независимость” Кореи, отдавал крупную контрибуцию, и, кроме того, Тайвань (Формозу), Пескадорские острова (Пэнхуледао), Ляодунский полуостров с крепостью Порт–Артур. Такой исход японо-китайской войны противоречил интересам русского царизма, который, естественно, не желал иметь агрессивного соседа у своей границы. Царское правительство совместно с правительствами Франции и Германии выступило против условий мирного договора и вынудило японских захватчиков отказаться от Ляодунского полуострова и Порт-Артура. Это послужило началом открытой борьбы между Россией и Японией и шагом для сближения Китая и России, между которыми в 1896 году был заключен договор о взаимопомощи в случае нападения Японии на территорию одной из договаривающихся сторон. России было разрешено вести строительство восточного участка Сибирской железнодорожной магистрали на территории Маньчжурии. Помогая царскому правительству, Франция делала это исключительно из-за того, чтобы не потерять союзника в Европе. Кайзеровская Германия вела свою политику, стремясь обострить взаимоотношения между Японией и Россией. Немецкие усиленно готовились к переделу мира и старались отвлечь силы царизма от западных границ, принимая меры к тому, чтобы урвать кое-что на Дальнем Востоке и на случай войны иметь там опорный пункт для своего флота. В ноябре 1897 года немцы захватили китайский порт Циндао. Китайское правительство обратилось к царю, как союзнику, за помощью. Но царское правительство, не желая вступать в конфликт с немцами, а также имея сведения о намерении Японии и Англии захватить побережье Маньчжурии, резко изменило свою политику по отношению к Китаю. В декабре 1897 года русские военные корабли вошли на рейд Порт-Артура и Талиенвана и остались там зимовать. В марте следующего года в город прибыли первые батальоны войск. А вскоре Китай был вынужден подписать конвенцию о передаче России в аренду на 25 лет южной части Ляодунского полуострова с портом Порт-Артур и прилегающими островами Эллиот, Блонд, Санташантао, Роунд, Мурчисон и другие. Эта территория под названием Квантунской области была включена в состав России. Порт-Артур стал военно- морской базой русской Тихоокеанской эскадры. В это время в Китае, из-за гнета чиновников, возрастали народные бунты, которые затем переросли в “боксерское” восстание, жестоко подавленное интервентами. В январе 1902 года был подписан англо-японский договор, по которому стороны признавали права друг друга вмешиваться в дела Кореи и Китая, и обязывались соблюдать нейтралитет. В секретном приложении к договору союзники обязывались держать в водах Дальнего Востока флот, превосходящий по силе флот любого третьего государства, а также ремонтировать и снабжать всем необходимым корабли договаривавшихся сторон. Англо-японский союз, следовательно, был направлен не только против России, но и против Китая. Он ускорил развязывание военного конфликта. Также в разжигании войны между Россией и Японией деятельное участие приняли правящие круги США. Заключив союз с Англией и получив от США средства для ведения войны, японские правители решили, что они могут диктовать России свои условия. Японское правительство предложило царскому правительству пересмотреть все существующие договоры между Россией, Японией, Китаем, Кореей, вывести войска из Маньчжурии и признать протекторат Японии над Кореей. Взамен оно обещало признать свободу действий русских по охране своих железных дорог в Маньчжурии. В то же время на Дальнем Востоке было образовано наместничество, которое возглавил главный начальник Квантунской области вице-адмирал Алексеев. Наместник подчинялся специально созданному особому комитету по делам Дальнего Востока, председателем которого был царь. 23 декабря со стороны Японии уже в ультимативной форме последовали новые предложения относительно Южной Маньчжурии. Масла в огонь подлил Теодор Рузвельт, официально заявивший, что в предстоящей войне США будут придерживаться политики благоприятного для Японии нейтралитета. За несколько дней до войны Японию посетил, безусловно, не с целью экскурсии, военный министр США Тафт. К февралю 1904 года царизм остался без союзников перед лицом финансовой мощи монополистического капитала, перед японцами, вооруженными до зубов Америкой и Англией. Зная о неподготовленности противника и воспользовавшись благоприятной обстановкой, в ночь на 9 февраля 1904 года Япония развязала войну. Царская Россия, оказавшись в начале XX века в центре международных противоречий и накануне революции в своей собственной стране, не могла решить государственных задач на Дальнем Востоке. Развитие конфликта. Порт-Артур, на котором базировались главные силы флота, как приморская крепость занимал чрезвычайно выгодное положение на Желтом море. Отсюда флот мог постоянно держать под ударами Корейский и Печилийские заливы, т.е. важнейшие операционные линии японских армий в случае их высадки в Маньчжурии. Но, занимая выгодное положение, Порт-Артур был плохо оборудован как база флота. Внутренняя гавань для стоянки кораблей была тесна, мелководна, имела всего один выход, причем очень узкий и мелкий. Большие корабли могли выходить в море и возвращаться в гавань только во время прилива и то при помощи буксиров. Внешний рейд, совершенно открытый, был опасен для стоянки кораблей. Кроме того, крепость оказалась недостаточно защищенной с суши и с моря. К февралю 1904 года крепость имела на вооружении 116 орудий, готовых к открытию огня. Из них на морском направлении — 108, а на сухопутном только 8 орудий. Приморские батареи крепости проектировались и строились людьми, далекими от флота. Никто из них не интересовался нуждами и требованиями флота. В итоге были выстроены бетонированные сооружения, в большинстве своем мало устойчивые и не приспособленные для борьбы с броненосным флотом японцев. Порт-Артур накануне войны не представлял собой крепости, способной выдержать удар серьезного противника, и как военно-морская база не мог обеспечить флоту безопасного базирования. Летом 1903 года Куропаткин инспектировал войска Дальнего Востока и особенно тщательно ознакомился с оборонительными сооружениями Порт–Артура и обороноспособностью крепости. Безусловно, он видел истинное положение, но по возвращении в Петербург доложил царю неправду. В докладе Куропаткин писал: “ Укрепления Порт-Артура приходят к концу и сделают его при достаточном гарнизоне и запасах неприступным с моря и с суши. Гарнизон Квантуна усилился в значительной степени. Запасы доведены до годовой порции. Ныне можно не тревожиться, если даже большая часть, например, японской армии обрушиться на Порт-Артур. Мы имеем силы отстоять Порт-Артур, даже борясь один против 5-10 врагов.Дальнейшие работы дадут возможность найти безопасное убежище всей нашей Тихоокеанской эскадре. Уже ныне эта эскадра может смело мерить свои силы со всем флотом Японии с надеждой на полный успех. Таким образом, Порт-Артур, обеспеченный с моря и с суши, снабженный сильным гарнизоном и поддержанный могущественным флотом, представляет вполне самостоятельную силу. Запасов собрано столько, что наши войска успеют собраться в Маньчжурии, нанести решительное поражение противнику и освободить осажденный или блокированный Порт-Артур. Два года назад, даже год тому назад, мы могли тревожиться оторванностью Порт-Артура от России и Приамурья. Теперь можно не тревожиться”. Представляя в розовых красках готовность армии и флота к войне с Японией, Куропаткин вводил правящую клику в заблуждение и ускорял приближение вооруженного конфликта на Дальнем Востоке. Военный министр, безусловно, переоценивал силы и возможности русских вооруженных сил на Дальнем Востоке и недооценивал противника.

Нападение японского флота на русскую эскадру

в Порт-Артуре.

В начале января 1904 года вице-адмирал Алексеев, предполагая, что японское правительство вот-вот развяжет войну, обратился к царю с просьбой разрешить объявление мобилизации войск на Дальнем Востоке. Через несколько дней, 12 января, последовал ответ, в котором разрешалось объявить на военном положении крепости Порт–Артур и Владивосток, приготовиться к мобилизации и подготовить отряд войск для отправки на Ялу, чтобы прикрыть со стороны Кореи сосредоточение войск в Южной Маньчжурии в том случае, если японцы высадятся в Корее. 23 января было приказано сформировать в районе Ляолян-Хайчен и выдвинуть на реку Ялу отряд войск в составе бригады пехоты, казачьей бригады, артиллерийского дивизиона и роты саперов. Японцы, понимая, что время работает против них, торопились. 15 января начались сборы запасных на острове Цусима и в крепости Хакодате. В районе Сасебо сосредотачивались транспорты для перевозки войск. Алексеев вновь обратился к царю за разрешением объявить мобилизацию и начать перевозку войск в район сосредоточения. Кроме того, он просил разрешения вывести в море флот для противодействия высадке японских армий в Чемульпо и севернее его. Через пять дней царь ответил телеграммой: “Желательно, чтобы японцы, а не мы открыли военные действия. Поэтому, если они не начнут действия против нас, то вы не должны препятствовать их высадке в Южную Корею или на восточный берег до Гензана включительно. Но, если на западный стороне Кореи их флот с десантом или без оного перейдет к северу через тридцать восьмую параллель, то вам предоставляется их атаковать, не дожидая первого выстрела с их стороны”. Но еще до этой телеграммы Алексееву было разрешено начать кампанию, выйти в море для совместного плавания и производства стрельб. 4 февраля в Токио стало известно, что русская эскадра покинула Порт-Артур. Японское правительство немедленно воспользовалось этим предлогом, чтобы реализовать свои задуманные планы. На совещании у микадо было решено начать военные действия без официального объявления войны; тут же были даны указы об отправке войск в Корею — в Чемульпо и о нападении на русский флот в месте его базирования. В стране была объявлена всеобщая мобилизация. 6 февраля японский флот в составе 6 броненосцев, 14 крейсеров и свыше 36 истребителей и миноносцев вышел в море. В этот день главный командир Кронштадтского порта Степан Осипович Макаров, тревожась за судьбы русского флота, подал управляющему морским министерством адмиралу Авелану письмо, в котором писал, что если сейчас не поставить флот во внутренний бассейн Порт-Артура, то мы вынуждены будем это сделать после первой ночной атаки дорого заплатив за ошибку. Письмо Макарова с резолюциями “доложить его величеству”, “ военно-морскому отделу к делам” и “хранить весьма секретно, копий не снимать” попало в архив. Чиновники морского министерства и Главного морского штаба остались глухи к голосу беспокойного адмирала. Алексеев, несмотря на явные признаки войны, не принял мер по приведению в боевую готовность войск и флота. Напряженные отношения с Японией и разрыв дипломатических отношений были скрыты от офицеров. В начале февраля проводились военно-морские учения на русской эскадре. В ночь на 9 февраля русская эскадра в составе 16 вымпелов стояла скученной на внешнем рейде по диспозиции мирного времени. Подходы к рейду, вопреки здравому смыслу, освещались корабельными прожекторами. Дежурные крейсера “ Аскольд” и “Диана”, вместо того чтобы быть в море, находились только в готовности на случай выхода по тревоге. В 11 часов вечера на флагманском броненосце “Петропавловск” закончилось происходившее совещание у вице-адмирала Старк, на котором обсуждались мероприятия против возможного нападения противника. Прощаясь с офицерами перед съездом с корабля, начальник морского штаба контр-адмирал Витгефт сказал: “ Войны не будет”. Между тем “Соединенный флот” приближался к цели. В 6 часов вечера был поднят сигнал о начале операции. Того разделил свои истребители на два отряда: первый отряд состоял из десяти единиц, он пошел к Порт-Артуру, второй – из восьми – в Талиенван. Броненосцы, крейсера и оставшиеся миноносцы направились к островам Эллиот. Разделив истребители на два отряда, Того допустил серьезную ошибку, ослабив их ударную силу; в Талиенване русских военных кораблей не оказалось. Командиры первого отряда истребителей на большом расстоянии заметили русские дозорные корабли и, потушив свои ходовые огни, прошли к Порт-Артуру незамеченными и выпустили по эскадре несколько торпед. Два корабля, светящие прожекторами и броненосец “Цесаревич” были надолго выведены из строя. Только из-за того, что атака японцев была плохо организована и растянулась во времени, русская эскадра не понесла больших и безвозвратных потерь. Утром 9 февраля под Порт-Артуром появились главные силы Того. Русская эскадра под командованием адмирала Старка вышла навстречу противнику. Бой длился на контркурсах, причем при приближении японцев к берегу, в бой вступила крепостная артиллерия с Золотой горы и Электрического утеса. Видя порт- артурскую эскадру почти в полном составе, которая к тому же осыпала его снарядами, и тактическую невыгодность положения, Того немедленно отступил. Старк не преследовал его. Первый день войны на море был тяжелым испытанием для русского флота. Война оказалась неожиданно для офицеров, не готовых к ней не только в военном, но главным образом в моральном отношении. Из-за беспечности царских чиновников японцам удалось нанести порт–артурской эскадре серьезный ущерб. Кроме подорванных на порт-артурском рейде кораблей, русский флот потерял 9 февраля в корейском порту Чемульпо крейсер “Варяг” и канонерскую лодку “Кореец”. На должность Старка был назначен С. О. Макаров. 17 февраля Степан Осипович Макаров вместе со своим штабом отбыл в Порт-Артур. 8 марта командующий прибыл в Порт-Артур, и немедленно отправился к морякам, от которых зависела боевая деятельность флота. Соотношение сил в Желтом море к этому времени было следующим:

Класс кораблей

Порт-артурская эскадра

Японский флот

Броненосцы.56
Крейсеры броненосные.16
Крейсеры легкие.315
Эскадренные миноносцы2419
Миноносцы.более 40
Степан Осипович Макаров был очень активным человеком и развил в Порт-Артуре кипучую деятельность, стремясь усовершенствовать навыки боя во флоте, также он, небезуспешно, стремился наладить связь флота с береговым ведомством. Он совершил очень много выходов с эскадрой в море и не останавливался даже перед численным превосходством противника. Его любили матросы. В одну из контратак японцев, не ожидая всех броненосцев, Макаров на “Петропавловске”, имея в кильватере “Полтаву” и 2 крейсера, поспешил на выручку “Баяну”. Но, оказавшись в очень невыгодном положении, под огнем неприятеля, Макаров повернул к крепости под прикрытие ее батарей. На рейде к нему присоединились другие корабли, и “Петропавловск”, идя головным, стал склоняться в сторону неприятеля с намерением атаковать его. Но бой не был дан. В 9 часов 43 минуты над “Петропавловском” поднялся громадный столб дыма, раздался громовой взрыв, и через две минуты броненосец, объятый пламенем скрылся под водой, подорвавшись на минной банке, выставленной японскими заградителями в ночь на 13 апреля. В японской военной литературе указывается, что постановка мин не была замечена русскими. В действительности же неизвестные суда были обнаружены на рейде, и об этом даже доложено Макарову, однако адмирал не разрешил открывать огня, будучи уверен, что это свои миноносцы, возвращавшиеся с разведки. По неизвестной причине Макаров не отдал утром приказа протралить те места, где были замечены корабли. Не позаботился об этом и его штаб. Командующий Тихоокеанским флотом погиб вместе со штабом, не осуществив своих оперативных и тактических планов и намерений. С гибелью командующего активные операции Порт-артурской эскадры прекратились. Адмирал Того донес о прошедших событиях в Токио, и через несколько дней главная квартира решила начать переправу 1-й армии Куроки через реку Ялу. В случае если переправа будет проведена успешно, японцы намеревались приступить к высадке 2-й армии на Ляодунский полуостров. После смерти Макарова в командование флотом вступил прибывший из Мукдена Алексеев. Его появление в Порт-Артуре совпало с третьей бомбардировкой крепости и флота японскими кораблями. Ответный огонь также велся. Стрельба велась с предельной дистанции (до 110 кабельтовых) и закончилась безрезультатно для обеих сторон. Алексеев игнорировал все новшества Макарова. Верный своим взглядам беречь флот и ни в коем случае не рисковать, он немедленно переключил все силы на оборону, жестко пресекая попытки отдельных командиров действовать в наступательном духе. Начало военных действий на суше. 5 мая первый эшелон японской армии начал производить высадку в районе Бицзыво. Находившаяся здесь команда русских пехотинцев под огнем японских кораблей отошла. Генерал-майор Фок, имея вблизи от высадки четыре полка 4-й Восточно-Сибирской дивизии с артиллерией, не проявил никакой инициативы, оставшись в роли наблюдателя. В течение нескольких дней японцы высадились и выгрузили все свое вооружение. А в это время в Порт-Артуре проходили очередные совещания, в ходе, которых было решено большую часть кораблей разоружить и оружие списать вместе с матросами на берег. Флотом стал “командовать” ничего не понимавший в его боевом использовании генерал Стессель. До середины июня с кораблей было снято и установлено на позициях 166 орудий. В 11 милях от Порт-Артура, погибли два наилучших японских броненосца, осуществлявших прикрытие высадки десанта, на минах, поставленных моряками минного заградителя “Амур”. Кроме того, у японцев произошло 2 столкновения кораблей, в результате которого были безвозвратно потеряны 1 крейсер и 1 канонерская лодка. Причины происходившего заключались не только в искусстве русских минеров, но и в плохой организации флота противника при несении блокадной службы, в неудовлетворительной разведке, недостаточной тактической грамотности офицеров и беспомощности их перед минной опасностью. После гибели адмирала Макарова начался новый этап войны. Русская эскадра оказалась неспособной вести активные действия на море. Вместо того чтобы оставшиеся в строю корабли флота использовать в полную силу на море, адмиралы Витгефт и Алексеев разоружали их. Японское главное командование использовало благоприятные условия и произвело без противодействия высадку десантной армии в тылу Порт-Артура, чем прервало коммуникации крепости с армией в Маньчжурии. “Соединенный флот”, понеся тяжелые потери, тем не менее, продолжал нести блокадную службу и господствовал в Желтом море. Японские войска, не ожидая, когда Куропаткин сосредоточит силы, наступали. Порт-Артур оказался под угрозой осады. Части 2-й японской армии, продвигаясь в направлении Порт-Артура, 17 мая заняли высоты перед Киньчжоуской (Цзиньчжоуской) долиной и начали укрепляться в ожидании подхода главных сил. Генерал Оку решил атаковать укрепленную русскую позицию силами трех дивизий и отдельной артиллерийской бригады (всего более 35 тыс. солдат при 198 орудиях). Одна дивизия, высадившаяся во втором эшелоне армии, оставалась для прикрытия с севера. Укрепленная позиция на перешейке Квантунского полуострова между Киньчжоуским заливом и заливом Хунуэза представляла собой группу холмов по фронту до 4 км с понижающимися к заливам скатами; она имела две линии траншей с ходами сообщения, блиндажами и редутами, огражденными искусственными препятствиями из проволочных заграждений в четыре – пять рядов кольев общим протяжением до 6 км. На позиции “колесом к колесу” стояли 13 артиллерийских батарей – 65 орудий и 10 пулеметов. Хотя в районе Киньчжоу под общим командованием командира 4-й Восточно-Сибирской стрелковой дивизии генерал-майора Фока находилось около 18 тыс. солдат, непосредственно для обороны позиции выделялось всего 14 рот и 5 охотничьих команд (3800 человек); командовал ими полковник Третьяков – командир 5-го Восточно-Сибирского полка. Следовательно, японцы превосходили русских в артиллерии в три раза, а в пехоте почти в десять раз. Утром 26 мая после артподготовки густые цепи солдат противника бросились в атаку, но, встреченные ураганным огнем залегли. Тогда огонь всей японской артиллерии, в том числе и появившихся в Киньчжоуском заливе канонерских лодок, обрушился на обнаружившую артиллерию. К одиннадцати часам часть орудий оказалась подбитой, а оставшиеся в строю прекратили огонь из-за отсутствия снарядов. К полудню первая фаза боя закончилась, артиллерия неприятеля замолчала, а его пехота ни в одном направлении не смогла приблизиться к русским окопам на расстояние, позволявшее броситься в штыковую атаку. Положение японской армии, имевшей против себя всего один русский полк, было далеко не блестяще. Генерал Фок самоустранился от руководства боевыми действиями, поручив это командиру бригады генералу Надеину; но последний ничего не сделал, кроме того, что попытался послать подкрепления на позицию, которые с пути Фок возвратил обратно. Стессель отсиживался в Порт-Артуре. Его “руководство“ выразилось в единственной телеграмме, предлагавшей Фоку ввести в дело 6-дюймовую пушку Канэ, которая не была еще и установлена на позиции. После полудня Фок направил Третьякову записку, рекомендуя усилить левый фланг, и, получив ответ, что в полку нет ни одной свободной роты и что вся надежда только на удаль солдат и на мужество офицеров, тем не менее, не выделил из имевшихся в его распоряжении 14 тысяч ни одного солдата. В ночь на 27 мая 5-й полк отошел к станции Нангалин. В эту же ночь был оставлен Дальний. Его хорошо оборудованный порт не был разрушен; врагу досталось много трофеев. Японцы продвигались вперед крайне осторожно и заняли город только 1 июня. Под Киньчжоу русские потеряли 20 офицеров и 770 солдат убитыми и пропавшими без вести, 8 офицеров и 626 ранеными. Потери 5-го полка, из состава которого выбыло 37% солдат и 51% офицеров, свидетельствовали об упорстве и героизме. Японцы потеряли, по их данным, убитыми 33 офицера и 716 солдат и ранеными 100 офицеров и 3355 солдат. С оставлением Киньчжоу — передовой позиции Порт- Артура — противнику была открыта дорога к крепости, на пути к ней не было ни одного укрепления. Неприятелю достался порт Дальний, через который на протяжении всей войны японские армии, действовавшие в Маньчжурии и против Порт-Артура, получали новые контингенты войск, боеприпасы, продовольствие. В частности, 11-дюймовые гаубицы для осады крепости прибыли на театр через Дальний, где имелись приспособления для выгрузки их с транспортов. В начале июня произошел конфликт между морским, в лице Витгефта и Алексеева, и сухопутным начальством, в лице Стесселя, который требовал выхода флота в море без броненосцев, находящихся в доках на починке. Вышестоящий Алексеев осудил Стесселя и перечислил ему его непосредственные обязанности. Стессель не успокоился и начал бомбардировать Куропаткина телеграммами, прося немедленной помощи. В конце концов, и Алексеев, и Куропаткин поняли, что Стессель — трус и паникер, своим поведением ослабляет моральные силы защитников крепости, и решили отозвать его из Порт-Артура. Однако дело не было доведено до исполнения, и Стессель путем подлога и обмана сумел удержаться в крепости. Весьма показателен пример использования судовой радиостанции в качестве обнаружителя на крейсере «Новик» при попытке прорыва во Владивосток после сражения в Желтом море 28 июля 1904 г. Для погрузки угля и оперативного ремонта котлов крейсеру пришлось зайти 7 августа в Корсаковский пост на о. Сахалин, где он и был настигнут крейсерами «Цусима» и «Читосе». Бдительное несение радиоприемной вахты позволило почти за 2 часа обнаружить подход японских кораблей по их радиопереговорам, что обеспечило командиру «Новика» возможность своевременно прекратить все работы, поднять пары и выйти для боя в море, избежав таким образом внезапного захвата корабля противником. Особо хотелось бы отметить, что, начав ведение радио разведки, русские моряки достаточно быстро сумели сделать и следующий шаг, совершенно естественный в логике вооруженной борьбы: 2 апреля 1904 г. под Порт-Артуром они впервые применили преднамеренные радиопомехи для нарушения радиосвязи противника, дезорганизовав управление стрельбой японских кораблей по городу и внутреннему рейду. Весьма примечательно, что как сам факт создания помех, так и их высокая эффективность однозначно подтверждаются официальными японскими источниками по истории русско-японской войны. 28 июля японцы заняли высоту 93, господствующую на “перевалах”. Захват ее не имел никакого значения, но генерал Стессель ухватился за это и приказал войскам немедленно отходить на верки крепости. Маневренный период войны на Квантуне закончился. Началась тесная осада и оборона крепости. Попытка прорыва эскадры во Владивостоке. В конце июля стало очевидно, что, если эскадра не оставит Порт-Артура, она может погибнуть. 30 июля Витгефт получил приказ от Алексеева выйти в море и попытаться прорваться во Владивосток. 7 августа Витгефт получил новую депешу главнокомандующего, в которой подтверждались приказания. 10 августа русская эскадра вышла в море. С самого утра за ее маневрами наблюдали японские миноносцы и крейсеры. Того был своевременно извещен, какие корабли вышли в море и каким курсом они идут. Того оставлял коридор для русских, ведущий в Порт-Артур, но на этот раз Витгефт “молча” шел вперед во Владивосток. Первый бой закончился небольшой перестрелкой, он носил по существу маневренный характер. Но в тот момент, когда японцы догнали русских, один из снарядов попал в адмиральский броненосец “Ретвизан” и он начал описывать циркуляции, вследствие чего, был нарушен строй кораблей и половина повернула обратно в Порт-Артур, другая же пошла на прорыв. Причиной оставления поля боя являлось не материальное состояние и вооружение кораблей, а дезорганизация на эскадре, которая произошла после гибели Витгефта. Контр-адмирал Ухтомский, как и большинство командиров кораблей, не верил в благополучный исход прорыва во Владивосток и, оказавшись в роли командующего эскадрой, не смог продолжать сражение, протекавшее более или менее благоприятно для русских. Провал ускоренной атаки Порт-Артура. Длительная осада Порт-Артура не входила в расчеты главного японского командования. Балтийская эскадра, готовящаяся к выходу на Дальний Восток, не давала японскому командованию покоя. Японцы понимали, что соединение русских эскадр грозит им проигрышем войны. Поэтому взятие Порт-Артура и уничтожение эскадры составляло главную и неотложную задачу для армии Ноги и флота, блокировавшего крепость. Крепость, несмотря на крупные недостатки ко дню осады, была уже не та, что в начале войны. Под руководством генерала Кондратенко в течение трех – четырех месяцев были произведены большие оборонительные работы, введены в строй десятки сооружений, появились укрепления, которые и предполагалось строить. 14 августа японцы перешли в наступление. После кровопролитных боев неприятель захватил Трехголовую и Боковую горы, но дальше продвинуться не смог. Непрерывные атаки на Угловую окончились безрезультатно, хотя здесь действовали три полка, поддерживаемые 50 орудиями. Не добившись успеха, японцы повернули на предгорья Панлуншаня. Русских солдат поддерживали артиллеристы с Зубчатой и Саперной батарей, с Угловой и Дивизионной гор, и атаки неприятеля, вначале обещавшие ему успех, захлебнулись. Порт-артурцы перешли в контратаку и отбросили японцев на исходные рубежи. 16 августа Ноги и Того предъявили командованию Порт-Артура ультиматум, предлагая капитулировать. Стессель в это время не мог сдать крепость, так как для этого не было ни малейшего повода: крепость была сильна во всех отношениях. На ультиматум ответили отказом. В это время японцы находились от цели в нескольких километрах, для преодоления которых им потребовалось 4.5 месяца и 100 тыс. солдат и офицеров убитыми, ранеными и выбывшими из строя по каким-либо другим причинам. Общий штурм Ноги назначил на 19 августа. Основные бои проходили на Северном фронте, особенно у Водопроводного и Кумирненоского редутов, которые были неприступными. 20 августа ознаменовался усиленными атаками Угловой горы. Бои с многочисленными потерями были у I и II редутов, а также между I и II фортами. После трехдневного сражения стало ясно, что главный удар японцы наносят на Восточном фронте. Поэтому некоторые подразделения Западного фронта в ночь на 22 августа были сняты для усиления резервов на восточном направлении. Часть подбитых орудий артиллеристы заменили запасными, а легко поврежденные исправили. Вечером генерал Кондратенко объявил всем войскам, что ни малейшего отступления от занимаемых ими позиций не допускается под страхом ответственности по законам военного времени. Четвертый день начался отвлекающими действиями противника на Западном фронте. Главные бои развернулись на Восточном фронте. Редуты №1 и №2 и прилегавшие к ним окопы вновь стали ареной кровопролитнейших страхов. Действующие здесь ранее части неприятеля были значительно усилены. Атакующие цепи сменяли одна другую. Днем ввиду угрожающего положения генерал Кондратенко вывел на передний край морской десант. Моряки выбили японцев из редутов и закрепились на их развалинах. Противник на этом важнейшем направлении понес огромные потери. Много пало и русских. Погиб известный на флоте силач командир морского десантного отряда капитан 2 ранга Лебедев. Артиллерия японцев засыпала редуты снарядами. Горбатовский, командир укрепления, не без основания опасаясь новых атак, потребовал подкреплений, но Фок сумел убедить коменданта крепости Смирнова не спешить с резервами. ”Генерал Ноги, — говорится в официальной японской истории войны, — видя, что ход боя не идет, как предполагалось, решил ценой полного уничтожения дивизий повторить штурм, но войска, находясь несколько дней подряд в бою, потеряли свою боеспособность и без изменения способа ведения атаки не могли не добиться лучших результатов”. Выслушав на совете командиров дивизий, он согласился с мнением, что через редуты в глубину крепости не прорваться, и приказал прекратить атаки. Когда Ноги отдавал этот приказ, Горбатовский сообщал, что он не устоит даже перед самым слабым нажимом противника. Между тем, командиры японских частей, не успев еще получить приказ снова атаковали, и на этот раз развалины русских опорных пунктов перешли в их руки. Противник вклинился в главную линию обороны. В часы, когда на передовых позициях решалась судьба крепости, Стессель собрал военный совет для обсуждения недостатков последней. Впавшие в панику генералы и полковники, забыв свои обязанности, заражая честных офицеров капитулянтскими настроениями, записали в журнале совета 15 пунктов о том, что Порт-Артур — не крепость, а скопление невероятных ошибок, что фортов мало, и сооружены они вопреки фортификационной науке, что орудия установлены, открыто и т.п. 23 августа генерал Кондратенко, предвидя, направление атак японцев, совершил крупномасштабную операцию по уничтожению японцев. После ночного боя 24 августа Ноги прекратил штурм. Неоценимую помощь войскам оказал артиллерийский огонь с кораблей. Первый штурм Порт-Артур окончился полным поражением японцев. Они переоценили свои возможности и не приняли в расчет мужество и героизм русского солдата. Провал ускоренной атаки крепости показал невысокий уровень японского военного искусства. Моральное состояние большинства японских солдат было подавленным, в бой шли без энтузиазма. Августовские бои под Порт-Артуром были первым успехом русского оружия на всем театре войны. Японцы понесли огромные потери и вынуждены были перейти к долговременной осаде крепости. Это сильно спутало все их планы. Второй штурм Порт-Артура. Укрепления Порт-Артура к первой половине сентября значительно усилились. Использовав передышку (Куропаткин — Ляолянское сражение) артурцы восстановили разрушенные укрепления и привели в порядок артиллерию. К 19 сентября, кроме корабельной артиллерии, крепость имела 120 батарей. Армия Ноги получила также подкрепление. Штурм начался обстрелом позиций на направлении редутов и гор: Длинной и Высокой; Длинная пала потому, что была слабо поддержана артиллерией крепости. Совершенно иной характер носили бои у Высокой горы. Ее значение было очень велико. Стремление японцев захватить Высокую с 19 по 22 сентября не осуществилось. Дальнейшие атаки могли совершенно обескровить осадную армию, поэтому из Токио последовал приказ прекратить бои и ждать тяжелую осадную артиллерию. На этом закончился второй штурм крепости. Только у Высокой японцы потеряли более 6 тыс. человек. После штурма эту гору, и не только ее, стали усиленно оборудовать снятым вооружением с кораблей. Потеря этой горы грозила флоту полным уничтожением. Оборона и падение Порт-Артура. В течение сентября японские саперы рыли землю день и ночь, подводя сапы к фортам и укреплениям Порт-Артура. Особенно интенсивно велись работы в районе редутов №1 и 2, форта №3 и капонира №3. 1 октября осадная артиллерия впервые применила 11-дюймовые гаубицы, снаряды которых пробивали бетонные своду фортов и стены казематов. С этого дня дни Порт-Артура были сочтены. Новый штурм направлялся на форт №2 и китайскую стенку. Но был успешно для наших войск отбит. После очередного безрезультатного штурма Ноги решил прекратить дальнейшие атаки на широком (Восточном) фронте и бросить все силы на захват горы Высокой. 27 ноября начался ожесточенный штурм горы. Солдаты противника, не считаясь с потерями бросались вперед. Вскоре японцы заняли левофланговый редут на вершине горы, но были сброшены вниз. Гора несколько раз переходила из рук в руки, и 6 декабря японцы полностью овладели горой. Буквально за следующий день вся эскадра была попросту расстреляна, за исключением броненосца “Севастополь”, который, по инициативе командира Эссена ночью вышел из гавани и укрылся в бухте Белый Волк. 15 декабря от прямого попадания в каземат вражеского снаряда погиб выдающийся организатор, фактический руководитель, душа обороны — Р. И. Кондратенко. Со смертью Кондратенко началась подготовка к капитуляции крепости. Начальником сухопутной обороны Стессель назначил своего единомышленника Фока. Его деятельность сводилась к тому, чтобы ускорить падение крепости. Стессель понимал, что капитулировать невозможно, пока солдаты защищаются и противнику не удалось овладеть ни одним долговременным укреплением. Поэтому, когда пал форт № III Стессель решил, что наступил момент открыто заявить о капитуляции. На собранном военном совете он не поставил вопрос прямо: сдавать крепость или продолжать оборону, но офицеры поняли, что их собрали именно для этого. Большинство, выражая интересы гарнизона, высказалось за дальнейшую борьбу. Капитулянты же никакой поддержкой в действующих войсках не пользовались. Предатели держали власть в своих руках и действовали замаскировано. Царю была отправлена телеграмма, в которой сообщалось о том, что в гарнизоне цинга и другие болезни, людей нет, оружия нет. Стессель не имел права посылать эту телеграмму, так как она противоречила решению совета и извращала факты. Настало 1 января 1905 года — 156 день обороны Порт-Артура, и, хотя, на позициях шли упорные бои, генерал Стессель в это время совершал акт измены — отправлял парламентера к генералу Ноги. Об этом знал Фок. Ночью русские оставили первую линию обороны. Вечером с Золотой горы были поданы условные сигналы для уничтожения кораблей. Матросы, часть офицеров и солдаты, не желавшие увеличить трофеи японцев, несмотря на приказы Стесселя, приводили в негодность вооружение, топили винтовки, взрывали снаряды и т.д. Чтобы затруднить вход в гавань японским кораблям, на фарватере были затоплены два корабля. В ночь на 2 января многострадальный Порт-Артур и его окрестности были охвачены сильным пожаром. Для спасения полковых знамен, секретных документов, разных реликвий и ценностей армии и флота был выделен миноносец “Статный”. Ночь на 2 января выдалась пасмурной, дул ветер. “Статный”, встретившись на море с японцами, искусно маневрируя, обманул их и благополучно достиг китайского порта Чифу. Без особых усилий прорвали блокаду миноносцы “Смелый”, “Властный”, “Сердитый”, “Бойкий” и несколько минных и паровых катеров. Ни один из них не погиб и не был захвачен противником. С успехом могли прорваться и другие корабли, но предатели уготовили им иную участь. Впоследствии большинство судов, затопленных в гавани, японцы подняли из воды и, отремонтировав, ввели в строй своего флота. 2 января 1905 года Порт-Артур пал. Крепость была сдана неприятелю преждевременно. Еще держали оборону боеспособные части, могли стрелять 610 орудий (из них 284 морских), имелось 207 855 снарядов (не хватало крупного калибра — их уничтожили артиллеристы), не ощущалось острой нужды в хлебе и сухарях, наконец, было для убоя 2944 лошади; после капитуляции осталось до 50 тыс. пудов муки и много другого продовольствия. Из 59 укрепленных узлов крепости было потеряно не больше 20. Еще можно было сражаться, сковывая у Порт-Артура истекавшую кровью стотысячную армию Ноги (по данным иностранной прессы, в армии Ноги в ноябре-декабре состояло на довольствии 136 тыс. человек, из них боевого состава до 90 тыс.). Весть о капитуляции Порт-Артура облетела весь мир. Никто не мог поверить, что столь блистательная оборона русской армии закончилась так бесславно. Военный удар был непоправим. Был решен вопрос о преобладании на море — главный и коренной вопрос настоящей войны. Порт-Артур пал на 157-й день после его тесного обложения и на 329-й день после начала войны. Русские солдаты и матросы, оборонявшие крепость, проявили стойкость и невиданное упорство, приковав к себе стотысячную армию японцев и почти весь их флот. Длительная героическая оборона Порт-Артура дала полную возможность Куропаткину сосредоточить в Маньчжурии большие силы, чем у врага. Заключение. Оборона Порт-Артура подтвердила, что приморская крепость должна быть одинаково защищена от нападения противника, как с суши, так и с моря. Существенное значение при падении крепости имели стратегические ошибки в плане войны, материальная неподготовленность к длительной обороне, бездарность и предательство командования. Между армией и флотом не было достаточно тесного взаимодействия. Во взаимоотношениях между морским и сухопутным командованием царила полная неразбериха. Приморская крепость, вместо того чтобы подчиняться командующему Тихоокеанским флотом, была подчинена командующему Маньчжурской армии, хотя прямой связи с ней не имела и только косвенно оказывала ей содействие, отвлекала на себя часть неприятельских сухопутных сил. Несмотря на упорную оборону, Порт-Артур как приморская крепость не обеспечил флоту безопасность. Флот же в свою очередь из-за бездарности руководителей не сумел завоевать господство на море, а позднее прорвать блокаду японцев и отдал все свои ресурсы для обороны военно-морской базы, значительно удлинив этим сроки ее сопротивления. Руководители армии и флота не поняли значения флота в происходившей войне. Они забыли, что основные боевые силы флота предназначаются не для обороны баз, а для борьбы с врагом главным образом на море. Порт-Артур стоил противнику колоссальных жертв. Действовавшая на Квантунском полуострове японская армия, начиная с высадки в Бицзыво и до конца осады, потеряла убитыми, ранеными и выбывшими из строя свыше 110 тыс. человек, из них до 10 тыс. офицеров. Потери противника на море по приблизительным подсчетам равны 5 тыс. матросов и офицеров, из них до двух тысяч убитыми и утонувшими. Кроме того, японцы безвозвратно потеряли 21 боевой корабль и много вспомогательных судов. Немалый урон понесли и русские. По данным главного хирурга 3-го Сибирского корпуса Б. Гюббенета, из 41938 человек, составлявших гарнизон крепости с мая по декабрь, погибло 9578 офицеров и солдат. Из 11028 моряков, составляющих команды кораблей и береговых частей, выбыли из строя 7744, т.е. примерно 70%; из них было убито 2939 (в том числе потери во Владивостоке и Владивостокском отряде). Список литературы 1. Васильев Л. С. "История Востока", Т.2: Москва, Высшая школа, 1994 год. 2. Горелов И. С., М. Н. Зуев, А. А. Чернодаев "История россии: Учебник для вузов", М.: Высшая школа, 2001 год. 3. Боханов А. Н., Горинов В. П., Дмитриенко и др., М: "АСТ-ЛТД", 1997 год. 4. "История Военного Искусства России. Хрестоматия" М.: Воениздат, 1948 год. Приложение №2. Рост численности японской армии и русских войск на Дальнем Востоке.

Дата

Солдаты

Офицеры

Японская армия
К 1 января 1894 года 584462476
К 1 января 1904 года1426638082
Русские войска
К 1 января 1895 года327161118
К 1 января 1904 года945863249
Приложение № 3. Тактико-технические данные некоторых русских кораблей накануне русско-японской войны.

Корабль

Год спуска

Водоизмещение

Скорость хода, узлы

Вооружение

Численность личного состава

Орудия

Торпедные аппараты

Эскадренные броненосцы
"Петро-павловск"18941135417

4 – 305 мм

12 – 152 мм

12 – 47 мм

28 – 37 мм

6651
"Полтава"18941096017То же6651
"Севастополь"18951184217»6651
"Пересвет"18981267418

4 – 254 мм

11 – 152 мм

20 – 75 мм

20 – 47 мм

8 – 37 мм

5778
"Ретвизан"19001290218

4 – 305 мм

12 – 152 мм

20 – 75 мм

24 – 47 мм

8 – 37 мм

6778
"Победа"19001267418

4 – 254 мм

9 – 152 мм

20 – 75 мм

20 – 47 мм

8 – 37 мм

5778
"Цесаревич"19011290018

4 – 305 мм

12 – 152 мм

20 – 75 мм

20 – 47 мм

4нет данных
Крейсера I ранга
"Рюрик"18921169018

4 – 203 мм

16 – 152 мм

6 – 120 мм

6719
"Россия"18961367519

4 – 203 мм

6 –152 мм

12 – 75 мм

16 – 37 мм

5839
"Громобой"189913880194 – 203 мм 16 – 152 мм 24 – 75 мм 12 – 47 мм 18 – 37 мм4874
"Варяг"189965002312 – 152 мм 12 – 75 мм 8 – 47 мм6573
"Паллада"18996731208 – 152 мм 24 – 75 мм 8 – 37 мм3567
"Диана"1899673120То же3567
"Аскольд"190959052312 - 152 мм 12 – 75 мм 8 – 47 мм6573
Приложение № 4. Тактико-технические данные некоторых японских кораблей.

Корабль

Год спуска

Водоизмещение

Скорость хода, узлы

Вооружение

Численность личного состава

Орудия

Торпедные аппараты

Эскадренные броненосцы
“Фудзи”18961264918

4 – 305 мм

10 – 152 мм

16 – 75 мм

4 – 47 мм

4652
“Ясима”18961251718То же4652
“Сикисима”18981485018

4 – 305 мм

14 – 152 мм

20 – 75 мм

12 – 47 мм

4791
“Хацусе”18991500018То же4830
“Асахи”18991520018- || -4791
“Микаса”19001535218

4 - 305 мм

14 - 152 мм

20 - 75 мм

12 - 47 мм

4830
Крейсера
“Иватэ”1900980021

4 - 203 мм

14 - 152 мм

20 - 75 мм

7 - 47 мм

4585
“Идзумо”1899980021То же4585
“Токива”1898975521- || -5553
“Асама”1899975521- || -5553
“Адзума”1899946021

4 - 203 мм

12 - 152 мм

12 - 75 мм

7 - 47 мм

5948
“Якумо”1899980020То же5470
“Ниссин”1903758320

4 -203 мм

14 - 152 мм

10 -76 мм

4525
“Кассуга”1902758320

1- 254 мм

2 -203 мм

14 - 152 мм

10 - 76 мм

8 - 37 мм