Каталог :: Исторические личности

Реферат: Милтон Фридмен

СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ
                      ПЯТИГОРСКИЙ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ                      
     

Кафедра социально-гуманитарных наук

Р Е Ф Е Р А Т

по Макроэкономике на тему: «М. Фридмен» Выполнил: студентка группы ФК-961 Гриднева Наталья Евгеньевна Проверил: г. Пятигорск 1996г. Милтон Фридмен. Милтон Фридмен (род. в 1912 г.) — американский экономист, лауреат Нобелевской премии по экономике 1976 г., присужденной "за исследование в области потребления, истории и теории денег". Уроженец Нью-Йорка, закончил Рутгерский (1932) и Чикагский (1934) университеты. До 1935 г. является ассистентом- исследователем Чикагского университета, затем становится сотрудником Национального комитета по ресурсам, а с 1937 г. — сотрудником Национального бюро экономических исследований. В 1940 г. преподает в университете Висконсина, в 1941—1943 гг. — сотрудник Министерства финансов в составе группы исследователей в области налогов. С 1943 до 1946 г. занимает должность заместителя директора группы статистических исследований военной сферы в Колумбийском университете, где и получил (1946) степень доктора. В 1946 г. возвращается в Чикагский университет в качестве профессора экономики, оставаясь в этой должности и поныне. А мировую известность ему принесли, прежде всего, труды по монетаристской тематике. В их числе изданный под его редакцией сборник статей "Исследования в области количественной теории денег" (1956) и книга, изданная в соавторстве с Анной Шварц "История денежной системы США, 1867—1960" (1963). Фридменовская монетарная концепция, говоря словами американского экономиста Г.Эллиса, привела к "повторному открытию денег" из-за почти повсеместно растущей, особенно в последний период, инфляции. Имя М.Фридмена — Нобелевского лауреата в современной экономической теории ассоциируется, как правило, с лидером "чикагской монетарной школы" и главным оппонентом кейнсианской концепции государственного регулирования экономики. Это особенно стало заметным в те годы (1966—1984), когда ему довелось вести еженедельную колонку в журнале "Ньюсуик", ставшей как бы пропагандистским рупором его монетаристской теории. Между тем М.Фридмен в своем творчестве многогранен и, что весьма важно, его научные интересы охватывают и область методологии экономической науки. Ведь уже многие годы в своих дискуссиях по данной проблеме экономисты не обходятся без анализа фридменовского эссе "Методология позитивной экономической науки" (1953), так же как и без эссе на подобную тему, написанные Л.Роббинсом (1932), Р.Хайлбронером (1991) и М.Алле (1990), или знаменитой лекции, прочитанной П.Самуэльсоном на церемонии вручения ему Нобелевской премии по экономике (1970), и др. Однако именно из позитивистского методологического эссе М.Фридмена можно почерпнуть неординарные суждения о том, что экономическая теория как совокупность содержательных гипотез принимается тогда, когда может "объяснить" фактические данные, только из которых вытекает, является ли она "правильной" или "ошибочной" и будет ли она "принята" или "отвергнута"; что в свою очередь факты никогда не могут "доказать гипотезу", так как они способны установить лишь ее ошибочность. В то же время очевидна его солидарность с теми учеными, кто считает недопустимым представлять экономическую теорию описывающей, а не предсказывающей, превращая ее в просто замаскированную математику. По мысли М.Фридмена, утверждать о разнообразии и сложности экономических явлений, — значит отрицать преходящий характер знания, заключающего в себе смысл научной деятельности, и поэтому "любая теория с необходимостью имеет преходящий характер и подвержена изменению с прогрессом знания". При этом процесс обнаружения чего-то нового в знакомом материале, заключает Нобелевский лауреат, надо обсуждать в психологических, а не логических категориях и, изучая автобиографии и биографии, стимулировать его с помощью афоризмов и примеров.

М. Фридмен: монетаристские рецепты оздоровления

экономики. Что такое монетаризм? Каковы его постулаты, причины влияния? Монетарный — значит денежный (money — деньги, monetary — денежный). По определению Бернара Ива и Колли Жан-Клода, монетаризм — течение экономической мысли, отводящее деньгам определяющую роль в колебательном движении экономики. Монетаризм — наука не только о деньгах. В центре внимания представителей этой школы находятся денежные категории, денежно-кредитные инструменты; однако их интересуют не просто денежный механизм, банковская система, денежно-кредитная политика, валютные отношения. Монетаристы рассматривают эти процессы, чтобы выявить связь между денежной массой и объемом производства. По их мнению, банки — ведущий инструмент регулирования, с помощью или при непосредственном участии которого изменения на денежном рынке трансформируются в изменения на рынке товаров и услуг. Можно сказать, что монетаризм — это наука о деньгах и их роли в процессе воспроизводства. Это целостная, "общая" теория, представляющая специфический подход к регулированию экономики с помощью кредитно-денежных инструментов. Внимание к монетаристской теории возросло со второй половины 70-х — начала 80-х гг. В тот период обнаружилось, что кейнсианские методы дают сбои; начался поиск новых подходов к восстановлению экономического равновесия. Если у Кейнса наиболее острой проблемой, поставленной в центр анализа, была безработица, обеспечение занятости и экономического роста, то примерно с середины 70-х гг. ситуация изменилась. Теперь на первый план выдвинулась задача регулирования инфляции. В 60—70-е годы концепция неолибералов о создании и функционировании модели "социального рыночного хозяйства" во многом была созвучна с возникшей в тот период моделью институционалистов об "обществе всеобщего благоденствия", поскольку и в той, и в другой отвергается, мысль об эксплуатации человека человеком и классовом антагонизме. Обе модели, кроме того, основываются на идее активной социальной функции государства по обеспечению всем гражданам равных прав и равных возможностей в получении социальных услуг и повышении их благосостояния. При этом под внешним проявлением "всеобщего благоденствия" имелись, конечно, в виду не только рост числа акционеров в различных слоях общества, но и возросшая стабильность всех общественных институтов, уверенность значительной части трудящихся в завтрашнем дне и т.д. В США альтернативой кейнсианству стала так называемая "чикагская школа" неолиберализма, монетарные идеи которой зародились в стенах Чикагского университета еще в 20-е годы. Однако самостоятельное, а тем более лидирующее значение в неолиберальном движении американский монетаризм получил в конце 50-х — начале 60-х годов с появлением ряда публикаций М.Фридмена. Последний и его сподвижники кейнсианским неденежным факторам (например, инвестициям) предпочли именно денежные факторы. Произошло это в течение 60-х годов, когда первые достаточно серьезные сомнения в необходимости, как выразился М.Блауг, "упрощенных экономических рекомендаций политикам, типичных для времен кейнсианской революции" появились у ученых-экономистов после ознакомления с выведенной в 1958 г. А.У.Филлипсом эмпирической кривой, характеризующей связь между ежегодным процентным изменением заработной платы в денежном выражении и уровнем (долей) безработицы в Англии за период с 1861 по 1913 г. Причем дискуссии по поводу данной зависимости приобрели еще больший размах после того, как в 1964 г. П.Самуэльсон включил связанную с этой кривой фактически новую концепцию в шестое издание своего учебника "Экономикс" и назвал сам график именем его автора — "кривая Филлипса". О последней М.Блауг пишет, что она оказалась тем открытием, которое «сразило наповал прежний кейнсианский идеал полной занятости без инфляции в качестве цели экономической политики. Стабильность цен и безработица оказались несовместимыми, конфликтующими целями: уменьшение безработицы достижимо только ценой ускоренной инфляции, а уменьшение инфляции обычно предполагает увеличение безработных. Таким образом, прежняя надежда на одновременное достижение устойчивых цен и полной занятости уступила место понятию выбора между стабильностью цен и полной занятостью». Так М.Фридмен и его коллеги на основе исследований вокруг "конструкции" кривой Филлипса пришли к заключению, что эта кривая далеко не стабильна, особенно с учетом ситуации в экономике многих стран мира в конце 60-х годов, когда рост инфляции, вопреки "логике" этой кривой, сопровождался не снижением, а ростом безработицы, и затем — в начале 70-х годов — наблюдался даже одновременный рост и инфляции, и безработицы. М.Фридмен предпринял попытку возродить значение денег, денежной массы и денежного обращения в экономических процессах. В этой связи соотечественник и оппонент М.Фридмена экономист Дж. Тобин, не соглашаясь с идеей монетаристов о том, что "деньги имеют значение", не без упрека возразил на это: "Только деньги имеют значение". Не оставив данное замечание без внимания, М.Фридмен в работе "Теоретические основы денежного анализа" (1970) написал: «Я рассматриваю выражение, характеризующее нашу позицию, — "деньги — единственное, что имеет значение для изменения номинального дохода и для краткосрочных изменений реального дохода", — как некоторое преувеличение, которое, однако, верно характеризует направленность наших выводов. Утверждение же: "Деньги — это единственное, что имеет значение", я считаю искажением наших выводов». Между тем монетарная концепция, неолиберальная по своей сути, была апробирована республиканским правительством США при президенте Р.Никсоне в 1969—1970 гг. (тогда М.Фридмен являлся советником президента этой страны). Но наибольший успех монетарные экономические воззрения имели при следующем республиканском правительстве США во времена так называемой ''рейганомики", позволившей ослабить инфляцию при реальном укреплении доллара. Новизна концепции государственного вмешательства в экономику, по Фридмену, состоит в том, что она в отличие от кейнсианской концепции ограничивается жесткой денежной политикой. Последняя тесно связана с фридменовской "естественной нормой безработицы", достигаемой посредством постоянного и стабильного темпа роста количества денег в размере 3—4 % в год независимо от состояния конъюнктуры (учитывая средние темпы роста валового национального продукта США за ряд лет, по которым устанавливается максимально возможный уровень национальной экономики). Концепция М.Фридмена о "естественной норме безработицы" (ЕНБ) основывается как на институциональных, так и на законодательных детерминантах (подразумевая под первыми, например, Профсоюзы, а под вторыми — возможность, к примеру, принятия закона о минимальном уровне заработной платы). Она позволяет обосновывать минимальный уровень безработицы, при котором в течение определенного периода времени инфляция будет невозможна. По мнению М.Блауга, "ЕНБ, к которой постоянно возвращается экономика, — это современная монетарная версия старой классической доктрины строго пропорционального отношения между количеством денег и ценами в долгосрочной перспективе; "якорь", который удерживает процентную ставку в устойчивом положении...". Чтобы представить концепцию Фридмена, попытаемся выделить ее исходные положения, в той или иной степени разделяемые его сторонниками. Первый тезис — признание устойчивости рыночного хозяйства. Рыночная экономика, по мнению монетаристов, сама в силу внутренних тенденций и условий стремится к стабильности, саморегулированию. Система рыночной конкуренции обеспечивает высокую стабильность. Цены выполняют роль главного инструмента, обеспечивающего корректировку в случае нарушения равновесия. Возникновение отклонений, диспропорций обычно является результатом внешнего вмешательства, ошибок государственного регулирования, а не внутренних причин. Рынок обладает возможностями амортизировать, успокоить шоковые импульсы. Постулат об устойчивости рыночного хозяйства направлен против утверждения Кейнса о необходимости государственного вмешательства, которое, дескать, нарушает естественный процесс. Второй тезис — приоритетность денежных факторов. Среди различных инструментов, воздействующих на экономику, предпочтение следует отдавать денежным инструментам. Именно они (а не административные, не ценовые методы, не налоговая система) способны наилучшим образом обеспечить экономическую стабильность как главную цель регулирования. Если Кейнс оценивал бюджетную политику как инструмент достаточно точный, быстрый и предсказуемый по результатам, то в отличие от него Фридмен характеризует подобным образом денежно-кредитную политику. Деньги — это особый товар; их основное свойство заключается в ликвидности. Имея деньги, их можно всегда реализовать, приобрести на них любой товар. Деньги реализуют особую функцию, они способны выполнять регулирующую, стабилизирующую роль. Они влияют на экономику через институционную структуру, банковскую систему, создающую деньги и формирующую финансовую политику. Деньги влияют на цены, потребительский спрос, уровень издержек, объем и структуру производства. Фридмен исходит из того, что между движением денег (темпами роста денежной массы) и динамикой валового национального продукта существует достаточно тесная корреляционная связь. Ускорение или замедление темпов роста денежной массы сказывается на развитии деловой активности, циклических колебаниях производства. Третий тезис — регулирование должно ориентироваться не на текущие, а на долгосрочные задачи. Дело в том, что последствия колебаний денежной массы сказываются на основных экономических параметрах не сразу, а с некоторым разрывом во времени. Обычно лаг (временной разрыв) составляет несколько месяцев. Он неодинаков по странам, зависит от состояния конъюнктуры, других факторов. Анализ лагов приводит Фридмена к выводу о требованиях к проводимой денежной политике. Текущие коррективы с целью воздействия на конъюнктуру обычно запаздывают. Результаты оказываются противоположными ожидаемым. Прогнозы на сколько-нибудь длительный период ненадежны. Обстановка и основные экономические параметры быстро меняются. Поэтому денежная политика призвана ориентироваться не на текущие эффекты и краткосрочные изменения, а носить долгосрочный характер. Четвертый тезис — необходимость изучения мотивов поведения людей. «Рынок есть взаимозаинтересованность. Суть рынка в том, что люди собираются и достигают соглашения». Важны личная инициатива, условия для ее активизации. Необходимы учет и анализ действий участников экономического процесса. На основе такого анализа можно строить прогнозы, что и является задачей экономиста. Справедливость прогнозов служит проверкой правильности теоретических выводов и постулатов. Сошлемся в качестве примера на рассмотрение и оценку поведения людей при выборе альтернативных вариантов с различной степенью риска. Обращает на себя внимание то, что выбор среди различных степеней риска имеет место не только в страховании или азартных играх, где он весьма нагляден, но и «явно присутствует и является важным в гораздо более широкой сфере экономических альтернатив». Он присутствует при выборе профессии. В одних профессиях предполагаемый доход будет находиться в весьма узких пределах (работа бухгалтера), в других — доход может существенно варьироваться (профессия артиста), в третьих — перспективы крупного успеха ожидаются из-за незнания реальной ситуации. «Главные экономические решения человека, в которых важную роль играет риск, касаются использования имеющихся у него возможностей: какой профессией заняться, в какой предпринимательской деятельности участвовать, как инвестировать капитал...» Фридмен — экономист-математик, предпочитающий точность оценок и формулировок; теоретические обобщения и «математическое изящество» стремится сочетать с изучением реальных побуждений людей, с объяснением «наблюдаемого поведения». Он считает, что люди упрямы, их мотивы зависят от многих факторов, в том числе от степени информированности, ожиданий, предвидения действий правительства. Рецепты монетаристов не являются сегодня ведущими. Это связано, в частности, с тем, что главной проблемой для Запада стала в последнее время не инфляция, а занятость, темпы роста, доходы. Политиков и экономистов интересуют подходы и рецепты стратегического плана, а монетаризм не дает соответствующих рекомендаций. Монетаристские рецепты используются обычно не в «чистом» виде, а в комплексе, в сочтании с выводами и рецептами теоретиков других школ. Практика убедительно показала, что монетаризм не способен решать долговременные, стратегические задачи. «Шоковая терапия» — не радикальное лекарство. Она порождает инфляцию, падение производства, неэффективную структуру, свертывание инвестиций. Финансовая сфера отрывается от производчтвенной. Рецепты монетарной теории не должны рассматриваться как универсальная схема. Их следует использовать с учетом реальных условий в сочетании с другими мерами экономической политики. Литература. 1. Бартенев С.А. Экономические теории и школы (история и современность): курс лекций. – М.: Издательство БЕК, 1996. – 352с. 2. Гайгер, Линвуд Т. Макроэкономическая теория и переходная экономика. – М.: «ИНФРА-М», 1996. – 560с. 3. Макконнелл К.Р., Брю С.Л. Экономикс: Принципы, проблемы и политика. В2 т.: Т.1. – М.: «Туран», 1996. – 400с. 4. Ядгаров Я.С. История экономических учений. – М.: Экономика, 1996. – 249с.