Каталог :: Исторические личности

Реферат: Иван Грозный

ВВЕДЕНИЕ
Многое переменилось в жизни европейских народов в XVI веке. На континенте еще
господствовал феодализм, но в передовых западноевропейских странах подспудно
стали складываться буржуазные отношения. Великие географические открытия
положили начало мировой торговле и созданию колониальной системы, обогатившей
буржуазию. Наступила эпоха ранних буржуазных революций. Первая такая
революция победила в Нидерландах, освободившихся от испанского владычества.
Реформация в Германии, направленная против феодальной реакции, совершила
переворот в области идей.
Лицо Европы преобразилось. Если Италия и Германия не смогли преодолеть
феодальную раздробленность, то Франция и Англия превратились в абсолютистские
централизованные монархии. На востоке Европы возникла огромная держава единое
Российское государство.
Страны Восточной Европы добились в  XVI крупных экономических успехов,
выразившихся в расцвете торговли и ремесел, в росте городских центров. Но,
несмотря на прогресс, в этих странах победила феодальная реакция. Немецкое
дворянство закрепостило крестьян, жестоко подавив крестьянское восстание.
Волны крепостничества захлестнули сначала Польско-Литовское государство, а
затем в конце ХYI в Россию. В силу  неблагоприятных исторических условий,
среди которых немаловажную роль играло страшное татарское нашествие,  Русское
государство несколько отставало в своем развитии. Губительные последствия
иноземного ига давали о себе знать в  течение длительного времени.  Но
русский народ стряхнул оцепенение. Русское  самосознание переживало подъем. В
сфере литературы и публицистики, летописания и книгопечатания, живописи и
архитектуры появились замечательные мастера. Далекая Московия ощутила ветры
европейской Реформации.  На ее культуру пал отблеск итальянского Возрождения.
Реформы стали велением времени.
Благодаря своему возросшему могуществу Россия смогла решать крупные
внешнеполитические задачи.  Она перестроила на новых началах отношения с
татарским миром и западными соседями.  Ее вооруженные силы повели борьбу за
воссоединение западнорусских земель, попавших после татарского погрома под
власть Литвы.  Но страна все еще не располагала морскими гаванями,  через
которые она могла бы  установить тесные экономические связи с развитыми
странами Запада.
Таким было время образования и укрепления Русского централизованного
государства.  Это время сформировало личность Ивана Грозного и испытало на
себе ее воздействие.
Дед Грозного Иван III женат был дважды:  в первый раз на тверской княжне,  а
во второй - на византийской царевне Софье (Зое) Палеолог.  Трон должен был
перейти к представителям старшей линии семьи в лице первенца Ивана и его сына
Дмитрия.  Великий князь короновал на царство внука Дмитрия,  но потом заточил
его в тюрьму, а трон передал сыну от второго брака Василию III Подобно отцу,
Василий III тоже был женат дважды .  В первый раз государевы писцы переписали
по всей стране дворянских девок- невест,  и из полутора тысяч претенденток
Василий выбрал Соломонию Сабурову.  Брак оказался бездетным,  и после 20 лет
супружеской жизни  Василий III заточил жену в монастырь.
Второй женой великого князя стала юная литовская  княжна Елена Глинская,  не
отличавшаяся большой знатностью.  Московская аристократия не одобрила выбор
великого князя,  Белозерские монахи объявили его брак блудодеянием.
Небольшой бедой было то,  что и второй брак  Василия III оказался поначалу
бездетным.  Четыре года супруги ждали ребенка ,  и только на пятом Елена
родила сына,  нареченного Иваном.  сына, нареченного Иваном.  В
великокняжескую семью рождение сына принесло обычные заботы и радости. Когда
Василию случалось покидать Москву без семьи ,  он слал  ‘’ жене Олене’’
нетерпеливые письма,  повелевая сообщать ,  здоров ли Иван- сын и что кушает.
Ивану едва исполнилось три года,  когда отец его занемог и вскоре умер.  В
Воскресенской летописи 1542г читаем ,  что Василий III благословил ‘’ на
государство” cына Ивана и вручил ему ‘’ скипетр великой Руси;  а жене
приказал держать государство ‘’ под сыном’’ до его возмужания.
Бояре-опекуны короновали трехлетнего Ивана через несколько дней после кончины
великого князя.  Передача власти в руки опекунов вызвала недовольство
Боярской думы.  Между душеприказчиками Василия III и руководителями думы
сложились напряженные отношения.  Польские агенты живо изобразили положение
дел в Москве после кончины Василия III Бояре там едва не режут друг друга
ножами ; источник распрей - то обстоятельство, что всеми делами заправляют
лица, назначенные великим князем; главные бояре - князья Бельский и Овчина-
старше опекунов по положению,  но ничего не решают’’.
Князь Иван Овчина-Телепнев-Оболенский, названный поляками в числе главных
руководителей думы,  стал для опекунов самым опасным противником.  Он сумел
снискать расположение великой княгини Елены.  Молодая вдова,  едва справив
поминки по мужу,  сделала Овчину своим фаворитом.  Простое знакомство с
послужным списком Овчины убеждает в том ,  что карьеру он сделал на поле
брани а не в великокняжеской спальне.
После смерти великой княгини Елены Глинской власть перешла в руки членов
семибоярщины,  поспешивших расправиться с князем Овчиной.  Опекуны были
единодушны в своей  ненависти к временщику.  Но их согласию вскоре пришел
конец.
С гибелью Андрея Старицкого старшим среди  опекунов  стал князь Василий
Васильевич Шуйский.  Этот боярин которому было более 50 лет , женился на
царевне Анастасии,  двоюродной сестре малолетнего великого князя Ивана IY
Став членом великокняжеской семьи ,  князь Василий захотел устроить жизнь,
приличную его новому положению.  Со старого подворья он переехал жить на двор
Старицких.
Царь Иван говаривал, будто князья Василий и Иван Шуйские самовольно
приблизились к его особе .  Но  так  ли было в действительности? Ведь Шуйские
стали опекунами малолетнего Ивана.
Иван потерял отца в три года,  а в семь с половиной лет остался круглым
сиротой. Его четырехлетний  брат Юрий не мог делить с ним детских забав.
Ребенок был глухонемым от рождения. Достигнув зрелого возраста,  Иван не раз
с горечью вспоминал свое сиротское детство.  Чернила его обращались в желчь,
когда он описывал обиды,  причиненные ему - заброшенному сироте - боярами.
Иван  рос, окруженный материнской лаской до семи лет и именно в эти годы
сформировались основы его характера.  Опекуны,  пока были живы,  не вмешивали
ребенка в свои распри,  за  исключением того случая,  когда приверженцы
Шуйских арестовали в присутствии Ивана своих противников ,  а заодно
митрополита Иоасафа.  При аресте митрополита бояре “с шумом” приходили к
государю в постельные хоромы.  мальчика разбудили “не по времени” - за три
часа до света - и петь “у крестов” заставили.  Ребенок, даже и не подозревал
о том , что на его глазах произошел переворот.   Позднее сетования Грозного
производят странное впечатление.  Царь многословно бранит бояр за то,  что
они расхитили “лукавым умышлением” родительское достояние- казну.  Больше
всех достается Шуйским.  У князя Ивана Шуйского,  злословит Грозный,  была
единственная шуба,  и та на ветхих куницах, - то всем людям ведомо; как же
мог он обзавестись златыми и серебряными сосудами: чем сосуды ковать,  лучше
бы Шуйскому шубу переменить,  а сосуды куют когда есть лишние деньги.
Иван на всю жизнь сохранил недоброе чувство к опекунам.  Он горько жаловался
не только на обиды,  но и на “ неволю “ своего детства. “ Во всем воли
несть,- сетовал он,  но вся не по своей воли и не по времени юности”. Но
можно ли было винить в том лукавых и прегордых бояр? В чинных великокняжеских
покоях испокон веку витал дух Домостроя,  а это значит,  что жизнь во дворце
была подчинена раз и навсегда установленному порядку.  Мальчика короновали в
три года  и с тех пор он должен был часами высиживать на долгих церемониях,
послушно исполнять утомительные, бессмысленные в его глазах ритуалы,  ради
которых его ежедневно отрывали от увлекательных детских забав.  Так было при
жизни матери,  так продолжалось при опекунах.
Бояре не посвящали Ивана в свои дела, но зорко следили за его привязанностями
и спешили удалить из дворца возможных фаворитов.  Со смертью последних
опекунов система воспитания детей в великокняжеской семье неизбежно должна
была измениться.  Патриархальная строгость уступила место попустительству.  В
отроческие годы попустительство наносило воспитанию Ивана больший ущерб, чем
мнимая грубость бояр.
Иван быстро развивался физически и в I3 лет выглядел сущим верзилой.
Посольский приказ официально объявил за рубежом,  что великий государь “в
мужеский возраст входит,  а ростом совершенного человека (!)  уже есть,  а з
божьею волею помышляет ужо брачный закон приняти”.  Дьяки довольно точно
описали внешние приметы рослого юноши ,  но они напрасно приписывали ему
степенные помыслы о женитьбе.
Подросток очень мало напоминал прежнего мальчика, росшего в "неволе" в
строгости. Освободившись от опеки и авторитета старейших бояр, великий князь
предался диким потехам и играм, которых его лишали в детстве. Окружающих
поражали буйство и неистовый нрав Ивана. В 14 лет он "начал человеков
уроняти". Кровавые забавы тешили "великого государя". Мальчишка отчаянно
безобразничал. С ватагой сверстников он разъезжал по улицам и площадям
города, топтал конями народ, бил, грабил простонародье.
В 15 лет Иван IV оказался малоподготовленным к исполнению функций правителя
обширной и могущественной державы, а окружали его случайные люди.
Неудивительно, что свое совершеннолетие Иван IV ознаменовал лишь опалами да
казнями. Едва отпраздновав день рождения, великий князь велел отрезать язык
Афанасию Бутурлину за какие-то невежливые слова. Через месяц объявил опалу
сразу четверым знатнейшим боярам.
Боярская дума просила 15-летнего великого князя отправиться с полками на
татар. Выступив в поход, Иван предался всевозможным потехам. Будучи в военном
лагере, он пашню пахал вешнюю, сеял гречиху, на ходулях ходил и в саван
наряжался. Бояре вынуждены были делить царские забавы. Прошло несколько дней
и боярам, сеявшим с Иваном гречиху, посекли головы. По какой причине погибли
видные воеводы, никто толком не знал. Скорее всего их погубило "супротисловие
" великому князю.
Начало самостоятельного правления Ивана IV отмечено было актом большого
политического значения. Глава русского государства принял титул царя.
Ивана короновали 16 января 1547 года. После торжественного богослужения в
Успенском соборе в Кремле митрополит Макарий возложил на его голову шапку
Мономаха - символ царской власти. Первые московские князья в своих завещаниях
неизменно благословляли наследников "шапкой золотой" - короной своей
московской вотчины. Великокняжеская корона в их духовных не фигурировала. Ею
распоряжалась всесильная Орда. Когда Русь покончила с тяжким татарским игом,
повелители могущественной державы продолжали украшать свою голову
прадедовской "золотой шапкой", но теперь они именовали ее шапкой Мономаха.
Иван IV вдруг явился перед своими подданными в роли преемника римских кесарей
и помазанника божьего на земле. Но недолго тешился Иван блеском без труда
приобретенного могущества. Жизнь вскоре преподала ему жестокий урок.
Воспитанник дворцовых теремов плохо знал собственный народ. Он видел
испуганных людей, когда для потехи топтал лошадьми рыночную толпу, видел
радостные лица в торжественные праздники. Но у покорного народа было и другое
лицо. Вскоре царю довелось увидеть и его.
                              МОСКОВСКОЕ ВОССТАНИЕ.                              
К середине XVI века население России едва ли превышало 8-10 млн. человек.
Большая часть его жила в крохотных деревнях, разбросанных по бескрайней
Восточно-Европейской равнине. И именно в этих деревнях шла незаметная работа,
подготовлявшая рассвет государства. Крестьяне поднимали новь, колонизовали
необжитые окраины - "Дикое поле". Первая половина столетия оказалась
относительно благополучной для сельского населения. Неурожаи случались часто,
но они не захватывали всю страну разом и не имели катастрофических
последствий.
Для жителей городов характерны были глубокие социальные контрасты. Богатая
купеческая верхушка постоянно находилась в раздоре с неимущими низами. Поборы
с городов служили одним из главных источников пополнения государственной
казны, но власти облагали горожан не только денежными данями, но и тяжкими
натуральными повинностями. В военное время города должны были снаряжать в
походы отряды воинов , вооруженных огнестрельным оружием.  Вопрос о том, кому
нести воинскую повинность , всегда служил предметом спора между богатыми
купцами и черным людом. Подобный спор произошел в Новгороде в самом начале
Казанской войны. Присланные в царский лагерь в Коломну новгородские стрельцы
пытались искать справедливости у молодого государя. Когда Иван выехал из
лагеря на прогулку, они попробовали вручить ему жалобу. Великий князь велел
челобитчикам идти прочь. Дворяне принялись расчищать государю путь. Тогда
новгородцы забросали их комьями грязи и подняли пальбу из пищалей. На поле
брани замертво легло около 10 человек, многие были ранены. Дворянам не
удалось одолеть стрельцов, и великий князь вынужден был пробираться к своему
стану кружным путем. Иван хорошо запомнил коломенский бунт и много лет
спустя, просматривая старые летописи, включил в них рассказ о строптивых
новгородцах.
Через полгода после бунта Иван явился в Новгород собственной персоной. Его
сопровождало 4 тыс. воинов. Великий князь , повествует местный книжник,
"смирно и тихо пожи в Новгороде 3 дни, а после трех день все его войско начя
быти спесиво". Новгородцев раздражало не столько "спесь московского воинства,
сколько московские поборы. Горожане должны были заплатить великому князю 3
тыс. золотых "поклону".
Из Новгорода великий князь отправился в Псков, жители которого с нетерпением
хдали его приезда, чтобы найти управу на городских бояр-наместников. В Пскове
Иван тешился тем, что гонял на ямских, а не "управил своей вотчины ничего". И
здесь мирские люди лишь претерпели великие убытки и волокиту. Но они не
теряли надежду, и после отъезда Ивана послали к нему многочисленную делегацию
с жалобой. Челобитчики застали царя на отдыхе в одном из дворцовых сел.
Раздосадованный Иван велел арестовать крамольных горожан и "бесчествовал "
их: обварил кипящим вином, свечою сжег волосы, опалил бороды. Псковичи
вернулись ни с чем , и их рассказы дали новую пищу для недовольства. В Пскове
с минуты на минуту ждали возмущения. Между тем, недовольство захлестнуло и
Москву, и Новгород. Новгородский архиепископ посылал в Москву отчаянные
письма, сообщая, что от "разбойников" на Новгородских дорогах нет ни проходу
, ни проезду. Но столица была поглощена своими заботами. В Москве назревало
восстание.
Восстание в Москве началось 26 июня 1547 года, когда вооруженные горожане
ворвались в Кремль и потребовали выдать им Глинских на расправу. Бояре
пытались успокоить народ, но успеха не добились. Разгневанные люди выволокли
из собора дядю великого князя Юрия Глинских и тут же на площади забили
каменьями. Народ разграбил дворы Глинских, перебил их вооруженных слуг, а
заодно и многих государевых дворян. Царю пришлось "утещи" со всем двором в
подмосковное село Воробьево. Но село оказалось для царской семьи ненадежным
убежищем. На третий день мятежа московский палач "скликал" на площадь
огромную толпу. Пострадавшие от пожара горожане громко кричали, что Москву
"попалили колдовством", что виною всему бабка царя "волхова" Анна - она
вынимала из людей сердца, мочила их в воде и той водой, летая сорокой,
кропила город. Разъяренная толпа скопом двинулась в Воробьево, чтобы
разделаться с ненавистными правителями.
Появление толпы повергло царя в ужас. По словам Ивана , его жизни грозила
опасность, "изменники наустили были народ и нас убити". Боярам с трудом
удалось успокоить горожан и убедить их, что Глинских в Воробьеве нет.
Вооруженная толпа беспрепятственно вернулась в столицу.
В конце концов волнение улеглось, и властям удалось овладеть положением в
столице. Московские события показали царю Ивану поразительное несоответствие
между его представлениями о своих возможностях и подлинным положением дел. С
одной стороны ему внушали, что власть его самодержавна и идет от бога. С
другой стороны, первые же шаги его правления поставили его лицом к лицу с
бунтующим народом, поднявшим руку на царскую семью. Не раз безнаказанно
посягавший на чужую жизнь Иван впервые должен был всерьез задуматься о
собственном спасении и спасении своих близких.
                                 ПЕРВЫЕ  РЕФОРМЫ                                 
В середине XVI в. политический строй России переживал процесс обновления. В
ходе объединения страны власть московских государей значительно усилилась, но
не стала неограниченной. могущественная аристократия была живой носительницей
традиций раздробленности, обременявших страну и после того, как разобщенные
феодальные княжества объединились в единое государство. Монарх делил власть с
аристократией. "Царь указал, а бояре приговорили" - по этой формуле
принимались законы, решались проблемы войны и мира. Через Боярскую думу знать
распоряжалась делами в центре. Она контролировала также и все местное
управление. Бояре получали в "кормление" крупнейшие города и уезда страны.
Знать ревниво оберегало устаревшие традиции. Но распри и злоупотребления
боярских клик в период малолетства Ивана скомпрометировали старый порядок
вещей и сделали неизбежной более энергичную перестройку систем управления на
новых началах централизации.
Порожденная процессом политической централизации , высшая приказная
бюрократия не случайно стала проводником идеи преобразования государственного
аппарата. Адашевский кружок осуществил эту идею на практике. Реформы явились
важной вехой в политическом развитии страны. В кремлевские терема пришли
новые люди. Знакомство с ними составило целую эпоху в жизни Ивана. Перед ним
раскрылись неведомые ранее горизонты общественной деятельности. Приближалась
пора зрелости. Скрытая неприязнь царя к "великим боярам" получило новую пищу
и новое направление.
Реформаторы впервые заявили о себе после созыва так называемого "собора
примирения" 1549г. Помимо Боярской думы и церковного руководства на этом
совещании присутствовали также воеводы и дети боярские. Выступая перед
участниками собора, 18-летний царь публично заявил о необходимости перемен.
Свою речь он начал с угроз в адрес бояр-кормленщиков, притеснявших детей
боярских и "христиан", чинивших служилым людям обиды великие в землях.
Обличая злоупотребления своих вельмож, Иван возложил на них ответственность
за дворянское оскудение.
Возглавленная Адашевым партия реформ стала ядром правительства, получившего в
литературе не вполне удачное название Избранной рады. Молодой царь Иван IV
стал своего рода рупором нового направления. После "собора примирения" он
выступил перед так называемым Стоглавым собором со знаменитыми "царскими
вопросами", содержавшими обширную программу преобразований. В своей речи
глава государства затронул и экономические вопросы (например, вопрос о
внутренних таможенных барьерах), и вопросы социальные (такие, как ограничение
местничества, всеобщая перепись земель, пересмотр землевладения, судьба
кормлений). "Царские вопросы" показывают, сколь глубоко был захвачен царь
преобразовательным течением. Споры, рожденные проектами реформ, и первые
попытки их осуществления стали той практической школой, которой так
недоставало Ивану. Они шлифовали его пытливый от природы ум и формировали его
как государственного деятеля.
ПОРА ЗАГОВОРОВ
Семилетняя Казанская война надолго отвлекла внимание кружка Адашева от
внутренних преобразований. Немалое влияние на последующие события оказал
династический кризис, вызванный тяжелой болезнью Ивана.
Поспешность, с которой царь покинул армию и уехал в Москву, объяснялась тем,
что его жена ждала ребенка. Возвращение победителей в Москву сопровождалось
настоящим триумфом. Царь въехал в столицу на коне в полном воинском доспехе,
посреди блестящей свиты. Множество народа ждало Ивана в полях за городскими
стенами и провожало его до ворот Кремля. "И старые, и юные,- говорит
летописец,- вопили великими гласами, так, что от приветственных возгласов
ничего нельзя было расслышать."
Едва наступили морозы, Мван поспешил в Троицу, где монахи окрестили его сына
царевича Дмитрия. Но когда кончилась зима и наступили первые весенние дни,
Иван вдруг занемог "тяжким огненным недугом". Он бредил в жару, перестал
узнавать близких людей. Кончины его ждали со дня на день. Вечером 11 марта
1553г. ближние бояре присягнули на верность наследнику престола грудному
младенцу Дмитрию. Общая присяга Боярской думы и столичных чинов была
назначена на 12 марта.
Родня царя -Старицкие втайне готовились к захвату власти в случае смерти
Ивана IV. В дни царской болезни князь Владимир и его мать вызвали в Москву
удельные войска и демонстративно раздавали им жалованье. В день общей присяги
они вели себя вызывающе. Приглашенный во дворец князь Владимир и его мать
Ефросиния отказались присягать младенцу-племяннику.Многие знатные бояре
поддерживали их. Дело клонилось к заговору против наследника и регентов. Но
заговорщики не успели осуществить своих намерений. Планы дворцового
переворота потерпели неудачу: царь выздоровел, и вопрос о престолонаследии
утратил остроту.
Оправившись от болезни, царь отправился с семьей на богомолье в Кириллов
монастырь. Там советник Василия III старец Вассиан Топорков советовал царю
ограничить влияние боярства. Предостережения старца касались не только одной
знати. Доказательством тому служат жестокие гонения против нестяжателей и
еретиков, происшедшие тотчас после возвращения Ивана IV из Кириллова.
ПОСЛЕДНИЕ  РЕФОРМЫ
С конца 40-х годов Ивана захватили смелые проекты реформ, взлелеянные
передовой общественной мыслью. Но он по-своему понимал их цели и
предназначение. Грозный рано усвоил идею божественного происхождения царской
власти. В проповедях пастырей и библейских текстах он искал величественные
образы древних людей, в которых, "как в зеркале, старался разглядеть самого
себя, свою собственную царскую фигуру, уловить в них отражение своего блеска
и величия". Сложившиеся в его голове идеальные представления о происхождении
и неограниченном характере царской власти, однако, плохо увязывались с
действительным порядком вещей, обеспечивающим политическое господство
могущественной боярской аристократии. Необходимость делить власть со знатью
воспринималась Иваном IV как досадная несправедливость.
В проектах реформ царю импонировало прежде всего то, что их авторы обещали
искоренить последствия боярского правления. Не случайно резкая критика
злоупотребления бояр стала исходным пунктом всей программы преобразований.
Грозный охотно выслушал предложения об искоренении боярского "самовольства".
Такие предложения поступали к нему со всех сторон. Чтобы ввести "правду" в
государстве, поучал его Пересветов, надо предавать "лютой смерти" тех
еретиков, которые приблизились к трону "вельможеством, а не воинской выслугой
или мудростью.
Советы править с грозой пали на подготовленную почву, но царь не мог
последовать им, оставаясь на позициях традиционного политического порядка.
На исходе десятилетия реформ Иван пришел к выводу, что царская власть из-за
ограничений со стороны советников утратила самодержавный характер. Сильвестр
и Адашев, жаловался Грозный, "сами государили, как хотели, а сменя есте
государство сняли: словом яз был государь, а делом ничего не владел".
В своих политических оценках Иван следовал несложным правилам. Только те
начинания считались хорошими, которые укрепляли единодержавную власть.
Конечные результаты политики Избранной рады не соответствовали этим
критериям. Царь негодует по поводу политики возвышения "молодого "
дворянства, которая, как оказалось, вредит "красоте" самодержавия не менее,
чем боярское своеволие. В нескольких словах царь отрекся от продворянских
реформ, над осуществлением которых он трудился вместе с Адашевым в течение
многих лет.
Царь полностью разошелся с советниками в оценке целей и направления реформ.
Разрыв стал неизбежным, когда к внутриполитическим расхождениям добавились
разногласия в сфере внешних дел.
ВОЙНА  ЗА  ЛИВОНИЮ
После покорения Казани Россия обратила свои взоры к Балтике. Она испробовала
силу своего оружия в короткой войне со шведами (1554-1557) и под влиянием
первого успеха выдвинула планы покорения Ливонии и утверждения в Прибалтике.
Ливонская война превратила восточную Прибалтику в арену борьбы между
государствами, добивающимися господства на Балтийском море: Литвой, Польшей,
Швецией, Данией и Россией.
Богатые ливонские города издавна выступали в роли торговых посредников между
Россией и Западом. Орден и немецкое купечество препятствовали росту русской
торговли. Между тем потребности экономического развития диктовали России
необходимость установления широких хозяйственных связей с передовыми странами
Западной Европы.
Первое вторжение русских войск в Ливонию было предпринято вопреки воле
Адашева. Успехи русского оружия могли быть более значительными, если бы не
раздор в высших правительственных сферах, который привел к страшной
неразберихе и сделал невозможным проведение единой согласованной
внешнеполитической программы. Вместо того, чтобы продолжать успешное
наступление в Ливонии, московское правительство по настоянию Адашева
предоставило ордену перемирие с мая по ноябрь 1559года, и одновременно
снарядило новую  экспедицию против татар.
Военные операции против Крыма поглотили немало сил и средств и не принесли
результатов, обещанных Адашевым, а благоприятные возможности для победы в
Ливонии были безвозвратно утеряны.
В течение всей кампании 1560 г. царь Иван проявлял крайнее нетерпение и слал
к воеводам гонца за гонцом. Он считал, что вся Германия могла быть завоевана
в течение лета, если бы не медлительность бояр. Всеми действиями армии в этой
войне руководил Адашев. На него царь и возложил всю ответственность за
промедление. Иван отстранил Адвшева от руководства боевыми действиями и
перевел его в Юрьев в подчинение тамошнему воеводе. Вскоре правительство
объявило о конфискации всех костромских и переславских земель Адашева. Дело
Адашева было передано на суд думы и высшего духовенства. Такая же участь
ждала и второго советника царя Сильвестра.
Расправившись с советниками, царь постарался искоренить саму о них. Что
считалось при них хорошим тоном, подвергалось теперь осмеянию. На смену
унылому постничеству пришли роскошные пиры и потехи.
Попойки во дворце коробили ревнителей благочестия. Царь признавал свое
"неблагочиние", но утверждал, что перемены во дворце отвечают высшим
интересам государства. Играми и потехами царь хотел добиться популярности
среди народа.
Глава вселенской православной церкви освятил своим авторитетом власть
православного московского царя. Затеянные по этому поводу пышные богослужения
призваны были упрочить власть Грозного.
Чтобы предотвратить создание широкой антирусской коалиции в Прибалтике,
московское правительство заключило союзный договор с Данией, предоставило 20-
летние перемирие шведам и обратило все свои против Литвы. Русское
командование решило нанести удар по Полоцку.
В январе 1563 года многочисленная русская рать выступила из Великих Лук к
Полоцку. Неширокая полоцкая дорога не могла вместить всей массы войск и
обозов. Армия ежечасно застревала в лесных теснинах среди болот. Под конец
полки утратили всякий порядок, пехота, конница и обозы перемешались между
собой, и движение вовсе застопорилось. Порядок был восстановлен с большим
трудом. Царь с приближенными самолично разъезжал по дороге, "разбирал" людей
в заторах. Самым деятельным его помощником был воевода Афанасий Вяземский,
впервые обративший на себя внимание царя. В первых числах февраля русская
армия вышла к Полоцку и начала его осаду.
Овладение Полоцком было моментом высшего успеха России в Ливонской войне,
после которого наметился спад, ознаменовавшийся военными неудачами и
бесплодными переговорами.
Заключив перемирие с литовцами под Полоцком, Грозный вызвал в Москву
королевских послов и решительно потребовал от них очищения Ливонии до Двины.
Послы отклонили эти требования и выехали на родину. Следом за ними в Литву
двинулись царские рати. В соответствие с военными планами Москвы армия,
шедшая из Полоцка, должна была соединиться с армией из Смоленска для
наступления на Минск. Но литовцы разгадали этот замысел , и в битве под Улой
разгромили полоцкую армию, не допустив соединения двух русских армий. Неудача
под Улой ухудшила военное положение России, и крымский хан отказался от союза
с Москвой.
В начале 1564г. царю доложили о гибели его армии в Литве. Положение
осложнялось раздором царя со знатью. Царь жестоко расправлялся с боярами,
которые хоть в чем-то были с ним не согласны, увеличивая ряды своей
оппозиции. Грозный подозревал , что его военные планы были выданы литовцам
вождями боярской оппозиции. Не медля ни минуты , он отдал приказ о казни двух
заподозренных бояр. Кровавые казни вызвали ропот в столице. В таких условиях
правительство сделало все, чтобы заручиться поддержкой церковного
руководства. Вожди боярской партии осудили союз между главой церкви и
самодержцем. "Нет больше в России святителей, которые бы уличили царя в его
законопреступных делах и возревновали о пролитой крови,- писал боярин
Курбский,- нет больше людей, которые могли бы потушить лютый пожар и спасти
гонимую братию". Курбский полагал, что найдет сочувствие во влиятельном
Печорском монастыре и надеялся, что Печорский монастырь возглавит выступление
церковной оппозиции.
Послание Курбского - это программа боярской оппозиции накануне опричнины.
Главным пунктом этой программы было требование о немедленном прекращении
антибоярских репрессий. Бросая вызов Грозному, Курбский обвинял  державного
правителя России в кровожадности и нерадении державы, в "кривине суда" и
скудении дворян, притеснении купеческого чина и страданиях земледельцев,
словом, во всех бедах, постигших Русское государство. Курбский и его
единомышленники вынуждены были бежать в Литву.
Образование в Литве Русской оппозиции имело важные последствия. Впервые за
много лет оппозиция получила возможность открыто заявить о своих нуждах и
противопоставить официальной точке зрения собственные требования. Протесты
эмигрантов получили чрезвычайно сильный резонанс в обстановке углубляющегося
конфликта между самодержавием и аристократической оппозицией.
Раздоры с думой и вызов, брошенный вождями оппозиции, побудили Грозного
взяться за перо и составить знаменитый ответ Курбскому. Это послание
составило по тогдашним масштабам целую книгу. По содержанию это был подлинный
манифест самодержавия. Главным вопросом,  занимавшим царя был вопрос о
взаимоотношениях монарха и знати. Царь жаждал полновластия.
Образ могучего повелителя, нарисованный в царском манифесте, не раз вводил в
заблуждение историков. Но факты ставят под сомнение этот образ. Грозный
жаждал всевластия, но отнюдь не располагал им. Он слишком чувствовал
зависимость от своих могущественных вассалов. Страх перед боярской
жестокостью, чувство своей ненадобности боярам - вот что скрывалось за его
высокомерным третированием холопов-бояр. Боярскому своеволию царь пытался
противопоставить неограниченное своеволие монарха, власть которого утверждена
богом.
Лишившись поддержки значительной части правящего боярства и церковного
руководства, царь не мог управлять страной обычными методами. Но он никогда
не сумел бы расправиться с могущественной аристократической оппозицией без
содействия дворянства. Приобрести поддержку дворян можно было двумя
способами. Первый из них состоял в расширении сословных прав и привилегий
дворянства, осуществлении программы дворянских реформ. Но правительство
Грозного избрало другой путь. Отказавшись от ориентации на дворянское
сословие в целом, оно решило создать особый полицейский корпус специальной
дворянской охраны. Корпус комплектовался из относительно  небольшого числа
дворян. Его члены пользовались всевозможными привилегиями в ущерб всей
остальной массе служивого сословия.
ОПРИЧНИНА
Польско-литовское государство не примирилось с потерей Полоцка. Осенью
1564года король направил к крепости многочисленную армию. В это же самое
время крымская орда, вероломно нарушив соглашение, вторглась в пределы
России.
Военная тревога ускорила развитие кризиса в России. Москва понесла серьезное
дипломатическое поражение, не сумев предотвратить объединение двух наиболее
опасных противников. Отныне стала неизбежной война на два фронта.
В обстановке внешнеполитических неудач соратники царя настоятельно советовали
установить в стране диктатуру и сокрушить оппозицию с помощью террора и
насилия. Но в Русском государстве ни одно крупное политическое решение не
могло быть принято без утверждения в Боярской думе. Между тем позиция думы и
церковного руководства была известна и не сулила успеха предприятию. По этой
причине царь выбрал совершенно необычный способ действия. Стремясь навязать
свою волю. он объявил об отречении от престола. Таким путем он рассчитывал
вырвать у думы согласие на введение в стране чрезвычайного положения.
В воскресенье, 3 декабря, после окончания богослужения царская семья покинула
столицу, увозя с собой всю государственную казну. Церковные сокровища и казна
стали своего рода залогом в руках царя.
Под давлением таких обстоятельств Боярская дума не только не приняла
отречения царя, но и вынуждена была обратиться к нему с верноподданическим
ходатайством. Вожди думы просили царя сложить с них гнев и править
государством, как ему "годно".
Царь под предлогом борьбы с заговором потребовал себе чрезвычайных
полномочий. Бояре покорно согласились. Иван сказал, что для "охранения "
своей жизни намерен "учинить" на своем государстве "опришнину" с двором,
армией и территорией. Он взял себе право без совета с думой казнить
непокорных подданных и отбирать в казну "животы" и "статки" опальных. При
этом царь особенно настаивал на необходимости покончить со злоупотреблением
властей и прочими несправедливостями. В этом тезисе заключался один из
главнейших аргументов в пользу опричнины.
Организованная по типу удельного княжества опричнина находилась в личном
владении царя. Управляла ею особая Боярская дума. Формально ее возглавлял
удельный князь Михаил Черкасский, брат царицы. Но фактически всеми делами в
распоряжались Плещеевы (бояре Алексей Басманов, Захарий Очин, Федор Басманов)
и их друзья (Вяземский и Зайцев).
В опричнину отбирали худородных дворян, незнавшихся с боярами. Сам царь,
находившийся во власти аристократических предрассудков, сетовал на то, что
вынужден приближать мужиков и холопов. Служба в опричнине открывала широкие
перспективы для худородных дворян. Им увеличили земельные оклады.
Чтобы обеспечить опричников землями, власти провели конфискацию земель у
бояр, не принятых на опричную службу.
...В первые дни опричнины Москва стала свидетелем кровавых казней. Зачастую
обвинения насчет заговора носили чисто вымышленный характер. После казни
"изменников" царь "положил опалу" на некоторые боярские семьи, "а иных сослал
в вотчину в Казань на житье з женами и з детьми".
Один из самых проницательных писателей XVI века, Д.Флетчер, живо описал меры,
с помощью которых Грозный подорвал влияние удельно-княжеской знати после
учреждения опричнины. По словам Флетчера царь овладел всеми наследственными
землями княжат , а взамен дал им земли, которые находились на весьма далеком
расстоянии и в других краях государства. Царские опричники форменным образом
терроризировали обитателей княжеских гнезд. Опальных княжат хватали и увозили
в ссылку, а члены их семей должны были добираться до места ссылки сами и в
пути кормиться подаяниями.
Казалось бы мрачные времена опричнины менее всего благоприятствовали расцвету
сословного представительства на русской почве. Но этот факт имеет объяснение.
Развитие соборной практики связано с поиском политического компромисса.
Весна 1566 г. принесла с собой долгожданные перемены. Опричные казни
прекратились, власти объявили о прощении опальных. Первого мая в Казань
прибыл гонец, объявивший ссыльным "государево жалованье, Грозный простил
большую часть опальных и позволил им вернуться в Москву.
Со времен первых походов на Казань Российское государство вело непрерывную
войну на протяжении 20 лет. Мобилизация дворянского ополчения шла одна за
другой. Служба требовала значительных денежных расходов, и дворяне вынуждены
были перестраивать хозяйство. Они заводили барскую запашку и обрабатывали ее
руками страдных холопов, увеличивали поборы с крестьян.  Начавшийся упадок
деревни встревожил правительство. Его чиновники многократно проводили
"дозоры" и "обыски" и исправно записывали "сказки " населения. В "сказках"
крестьяне в один голос жаловались на непосильность и разорительность
государевых податей. Положение крестьян усугубилось еще грандиозными
стихийными бедствиями и неурожаем, опустошившими страну в течение трех лет.
Голодная смерть косила жителей городов и деревень. Вслед за голодом в стране
началась чума.
Трехлетний голод и эпидемия принесли гибель сотням тысяч людей. Бедствие
довершили опустошительные набеги татар. Страна подверглась невиданному
разорению. Наступившая разруха положила начало массовому бегству крестьян на
необжитые окраины государства.
Тщательно наблюдая за положением дел в стране, Грозный и его приспешники
повсюду видели признаки надвигающейся беды. Подозрения и страхи по поводу
мятежа толкнули Грозного пойти на братоубийство - казнь семьи Старицких, и
учинить жесточайший разгром Новгорода.
Стихийные бедствия и набеги татар приносили неописуемые бедствия, но
опричники в глазах народа были страшнее татар. В разоренной чумой и голодом
стране опричники безнаказанно убивали и грабили.  Разумеется, царь и его
приспешники не поощряли прямой разбой. Но они создали опричные привилегии и
подчинили им право и суд. Они возвели кровавые погромы в ранг государственной
политики. В конечном итоге погромы более всего деморализовали саму опричнину.
Между тем быстро развивались внешнеполитические события. Угроза татарского
вторжения ускорила слияние военных сил опричнины и земщины. Правительство
начало исподволь готовиться к упразднению опричных порядков. 23 июля 1572
года татары вторглись в Россию. В этой войне Русь нанесла сокрушительный удар
по военному могуществу Крыма. Гибель отборной турецкой армии под Астраханью в
1969 году и разгром крымской орды под Москвой в 1572 году положили предел
турецко-татарской экспансии в Восточной Европе.
Блестящая победа объединенной земско-опричной армии оказала определенное
воздействие на внутренние дела государства, ускорив отмену опричнины. Указ
царя о запрещении употреблять самое название опричнины явился достойным
завершением опричных деяний.
Опричная политика не была чем-то единым на протяжении семи лет ее
существования. Причиной ее террора явилось стремление правителей, утративших
поддержку правящих группировок, любой ценой удержать власть в своих руках. В
обстановке массового террора, всеобщего страха и доносов аппарат насилия,
созданный в опричнине. приобрел совершенно непомерное влияние на политическую
структуру руководства. В конце концов адская машина террора ускользнула из-
под контроля ее творцов. Последними жертвами опричнины оказались они сами.
ТАТАРСКИЙ ХАН НА МОСКОВСКОМ ПРЕСТОЛЕ
Прошло три года , и память об опричнине несколько потускнела. Но в воздухе
запахло новой опричниной, когда Грозный вторично отрекся от престола и
посадил на трон служилого татарского хана Симеона Бекбулатовича. Отречению
царя предшествовала длинная цепь событий. Источники хранят по этому поводу
молчание. Мы не знаем ничего или знаем очень мало о тех распрях, которые
раскололи верхушку двора незадолго до появления на сцене Симеона. В итоге
раскола власть перешла к крайним  элементам, настоявшим на возврате к
опричным методам управления. Опять начались подозрения в измене и массовые
казни. Некоторые историки видели в отречении Грозного и передаче трона хану
игру или причуду, смысл которой был неясен, а политическое значение ничтожно.
Однако немногие имеющиеся факты говорят о том, что отречение связано с
серьезным внутренним кризисом. Страх перед всеобщей изменой преследовал царя
как кошмар. Он жаждал расправы с заговорщиками. Но царь не решался поднять
руку на могущественных вассалов, не имея на то согласия Боярской думы и
церковного руководства. Опричная гроза ослабила, но не сокрушила боярскую
аристократию. Видимо царь и его окружение ломали голову над тем, как без
согласия думы возродить опричный режим и в то же время сохранить видимость
законности в Русском государстве. Так склонность царя к мистификации вывело
на сцену новое лицо - великого князя Симеона. Трагедия неожиданно обернулась
фарсом. Грозному импонировало царское происхождение Симеона. Он объявил о
своем отречение в пользу Симеона, и затем без особых хлопот получил от своего
ставленника согласие на введение в стране чрезвычайного положения. На третий
месяц после правления Симеона Грозный сказал английскому послу, что сможет
снова принять сан, когда пожелает, но он не спешил с окончанием маскарада.
Татарский хан пробыл на троне около года. Царь полагал, что услуги покорного
Симеона пригодятся ему в будущем, и потому "отставил" его с почетом. Симеон
перешел на "великое княжение" в Тверь.
Под видом удела царь воскресил опричные порядки в стране. Но гонения
затронули на этот раз небольшое число лиц. Царь довершил разгром того
боярского круга, который управлял опричниной в конце ее существования.
СЕМЕЙНАЯ ЖИЗНЬ ГРОЗНОГО.
В царской семье браки были делом не частного, а политического характера, они
подчинялись династическим целям.  Московская дипломатия затеяла большую
политическую игру в связи с женитьбой Ивана IV до того, как он достиг
брачного возраста. Первый брак  с Анастасией Захарьиной длился 13 лет. В этом
браке у царя было шестеро детей, но только двое остались живы: царевич Иван и
хилый и слабоумный Федор. Частые роды истощили организм царицы , она не
дожила до 30 лет. Анастасию похоронили в Вознесенском монастыре , в Кремле.
Царь был привязан к первой жене и всю жизнь вспоминал о ней с любовью и
сожалением.
Второй брак Грозного был скоропалительным. Невеста - княжна Кученей, дочь
кабардинского князя Темир Гуки - была очень молода. Кученей перешла в
православие и приняла имя Мария. В браке у них родился сын Василий, но он
вскоре умер. Темные слухи об отравлении Марии Грозным легендарны. Перед
кончиной Мария ездила с мужем в Вологду и там заболела. Известия о заговоре в
Новгороде принудили Ивана поспешить в Москву. Больную жену он доверил везти
боярину Басманову. Путь был труден и долог. Марию привезли в Александровскую
слободу, там она вскоре и умерла.
Третьей избранницей Грозного была Марфа Собакина. Но после обручения она
вдруг стала "сохнуть" и вскоре после свадьбы умерла. О причинах кончины Марфы
ходили разные слухи. Официально объявили, что царицу извели ядом злые люди.
Говорили так же, что мать Марфы передала ей какие-то травы для "чадородия".
Вскрытие гробницы Марфы обнаружило удивительный биологический феномен:
царская невеста лежала в гробу бледная , но как живая, не тронутая тлением,
несмотря на то, что пробыла под землей 360 лет.
В четвертый раз царь вступил в брак с Анной Васильчиковой. Этот брак
закончился для Анны плачевно: царь сослал ее в монастырь.
Браки царя не были браками по чувству. Семейная жизнь Грозного была открыта
для всех внутриполитических бурь. Подданные не успевали рассмотреть лица
цариц, приходивших вслед за временщиками. И, кажется, только в одном случае
брак царя был связан с увлечением. Брак со вдовою дьяка, женщиной
недворянского происхождения, не связан был ни с какими политическими
соображениями. Вдова Василиса была много старше других цариц и сравнительно
рано умерла. Но этот кратковременный брак Грозного совпал в его жизни с
полосой наибольших успехов.
За три года до смерти Грозного дворовый любимец царя А.Ф.Нагой сосватал ему
свою племянницу. Седьмой брак был заключен в нарушение церковных правил, и
многие современники считали его незаконным. Кажется, царь и сам относился к
нему несерьезно и готов был пожертвовать последней женой ради руки английской
принцессы. Брак с Английской принцессой должен был поднять престиж царской
династии и вывести Россию из состояния полной международной изоляции, а также
послужить прологом для заключения военного союза между Россией и Англией.
Грозный хлопотал об этом браке с исключительной энергией. Но сватовство это
не имело успеха.
48 лет от роду Грозный тяжело занемог. В слободу были вызваны старшие бояре и
духовенство. Потеряв надежду на выздоровление, Иван IV объявил, что "по себе
на царство московское собрал сына своего старшего князя Ивана". Болезнь царя
породила много толков в боярской среде. Все взоры обратились в сторону
наследника. Современные наблюдатели отмечали популярность царевича Ивана, с
именем которого связывались надежды на перемены к лучшему. Когда Грозный
выздоровел, его доверие к 27-летнему сыну заколебалось. К недоверию добавился
страх. По словам англичанина Горсея, "царь опасался за свою власть , полагая,
что народ слишком хорошего мнения о его сыне".
К концу жизни Грозный много болел, в нем появились признаки дряхлости, тогда
как его сын достиг "мужественной крепости" и, как "инрог дышал огнем своей
ярости на врагов". В армии и в народе говорили о том, что царевич
неоднократно и настойчиво требовал у отца войск, чтобы разгромить поляков под
Псковом. Деспотичный отец постоянно вмешивался в семейную жизнь сына. Он
заточил в монастырь первых двух жен наследника, которых сам ему выбрал.
Третью жену, Елену Шереметьеву, царевич выбрал сам. Царю же род Шереметьевых
был ненавистен. Царевич не раз ссорился с отцом. Последняя ссора разыгралась
в Александровской слободе , где царская семья проводила осень. Однажды
Грозный застал сноху - царевну Елену - в одной рубахе на лавке в жарко
натопленной комнате. ( По тем временам женщина считалась вполне одетой только
тогда, когда на ней было надето 3 рубахи.) Елена была беременна, но царь не
знал жалости. Он прибил сноху. От страха и побоев у царевны случился выкидыш.
Иван Иванович пытался защитить жену, он схватил отца за руки, тогда тот
прибил и его. Эту сцену описал иезуит Поссевино, прибывший в Москву вскоре
после похорон царевича. Один очевидец утверждал, что царевич был ранен
посохом в голову у виска, от раны он и умер. Другой очевидец утверждал, что
царевич был ранен в ухо жезлом и умер на третий день от горячки. Отец от горя
едва не лишился рассудка. Он разом погубил сына и долгожданного наследника.
Его жестокость обрекла династию на исчезновение.
СМЕРТЬ  ГРОЗНОГО
За время длительного и бурного правления Грозный дважды отрекался от
престола. Третье отречение, на этот раз от имени слабоумного сына, имело
целью утвердить царевича в качестве наследника. Бояре прекрасно знали , что
ждало любого другого претендента и тех, кто осмелился бы высказаться в его
пользу. Поэтому они усердно просили царя отказаться от мыслей удалиться в
монастырь на покой, пока дела в стране не наладятся, а также
верноподданически заявили, что не желают себе в государи никого, кроме сына.
Царь не очень полагался на бояр и готовился вывезти семью в Англию в случае
поражений и мятежа.
Предчувствуя близкий конец, Грозный продиктовал новое завещание доверенному
дьяку Фролову. Он образовал при слабоумном сыне регентский совет. У сына
Федора в браке с Ириной Годуновой не было детей , и Грозный замышлял развести
их, чтобы спасти будущее династии.
Кончина старшего сына надломила Грозного душевно и физически. Он пережил
царевича всего на два года. Состояние его здоровья резко ухудшилось в конце
февраля 1584 года. По словам очевидцев, тело больного страшно распухло. В
день смерти, 18 марта 1584 г., царь приказал принести ему завещание, днем
долго мылся в бане, после чего попросил принести ему доску с шахматами. За
шахматами он скоропостижно скончался. Смерть царя вызвала страшную суматоху.
Опасаясь волнений, бояре-опекуны попытались скрыть правду от народа и
приказали объявить, будто еще есть надежда на выздоровление. Тем временем все
ворота Кремля были заперты и гарнизон был поднят на ноги.
50-летнее царствование Грозного кончилось.
Многочисленные литературные сочинения царя, служили, пожалуй, самым надежным
материалом для суждения о его личности. В своих писаниях Грозный предстает
человеком, от природы одаренным острым умом. Его достоинства - политический
темперамент, талант публициста, образованность - были весьма необычны для
людей его положения. Но причудливое сплетение противоположных свойств в
натуре царя Ивана поражало уже его современников. Они не скрывали удивления,
описывая его безрассудную мнительность и "мудроумие", его невероятную
жестокость и заботу о воинстве, его гордыню и смирение.