Каталог :: Исторические личности

Доклад: И.И.КРЫЛОВ НА КАВКАЗСКИХ МИНЕРАЛЬНЫХ ВОДАХ. ИЗУЧЕНИЕ ПРОБЛЕМЫ. (Сообщение на научно-практической конференции «И.И.Крылов. Художник. Педагог. Гражданин». Новочеркасск. 9 июня 2004 года)

                         И.И.КРЫЛОВ НА КАВКАЗСКИХ                         
                  МИНЕРАЛЬНЫХ ВОДАХ. ИЗУЧЕНИЕ ПРОБЛЕМЫ.                  
              (Сообщение на научно-практической конференции              
                   «И.И.Крылов. Художник. Педагог. Гражданин».                   
                        Новочеркасск. 9 июня 2004 года).                        
Символом Кавказских Минеральных Вод издавна стал Орел, терзающий змею. Он же
является главной фигурой в гербе Кавказских Минеральных Вод. Основой этого
символа давно уже стала скульптура Орла, установленного в Пятигорске на
Горячевой горе в начале ХХ века. А так как она вскоре была «растиражирована»
в скульптурах, рисунках, а затем стала символом, то местные краеведы,
историки долгие годы утверждали, что скульптура Орла на месте выхода
главного, Александровского источника, была установлена вовсе не случайно и
появилась здесь в 1903 году, то есть к 100-летию Кавказских Минеральных вод.
Символика скульптурной группы ясна: Орел – это лечебная мощь целебных
минеральных источников, змея – болезни, которые побеждаются с помощью
минеральной воды.
По последним разысканиям краеведа С.В.Боглачева, было установлено, что на
самом деле скульптура Орла появилась на Горячей горе раньше – в 1901 году,
когда Дирекция Кавказских Минеральных вод решила устроить на Горячей горе еще
один курортный парк и украсить его различными скульптурами. Имя создателя
Орла – местного скульптора Л.К. Шодкого хорошо известно на КМВ, так же как и
его творчество. В последние годы достаточно неплохо прослежена биография
Шодкого.
Но с появлением скульптуры Орла связано еще одно имя – художника И.И. Крылова
– личности для местных историков совершенно неизвестной.
Занимаясь историей постройки казенных театров на Кавказских Минеральных Водах
в начале ХХ века мы обратили внимание на то, что в оформлении сцен
Лермонтовской в Пятигорске и Пушкинской в Железноводске галерей (то есть
казенных театров) принимал также участие некий художник И.И. Крылов, которому
затем была предоставлена возможность устроить в Пятигорске персональную
выставку. Сопоставив время установки скульптуры Орла и устройство галерей –
1901-1902 годы мы высказали предположение, что в одном и другом случае речь
идет об одном и том же человеке.
Из публикации в местной прессе о персональной выставке Крылова в Пятигорске
удалось выяснить, что неизвестный нам художник учился в Петербургской
Академии художеств.
Изучив фонды архива Академии в Санкт-Петербурге С.В.Боглачев смог выяснить
некоторые детали биографии Крылова. Так в краевой курортной газете появилась
публикация «Орел на Горячей горе», где автор опубликовал результаты своих
исследований. Позже эта статья была включена в альманах «Наследие»
«Кавказские Минеральные Воды» (2004 г.), как важный фактический материал для
истории КМВ.
Однако никаких дополнительных сведений о пребывании этого художника нам не
было известно. А имя его привлекло наше внимание еще и потому, что когда-то в
Пятигорском музее «Домик Лермонтова» существовал портрет М.Ю. Лермонтова,
написанный неким художником Крыловым. История портрета до сих пор остается
загадочной, его следы затерялись уже в наше время. Однако портрет этот был
очень значим для Пятигорска. В Государственном музее-заповеднике М.Ю.
Лермонтова хранится ряд фотографий разных лет: 1910-20-х годов с изображением
различных торжеств, посвященных знаменательным лермонтовским датам. На
некоторых из них запечатлены депутации с портретом одного и того же портрета
Лермонтова. Нам было известно, что в Лермонтовской галерее долгие годы висел
над сценой портрет поэта, вероятно, он же и запечатлен на фотографиях.
Логично допустить, что его рисовал также И.И.Крылов, одновременно с
декорациями.
Но для этого нужны документальные доказательства.
Наши поиски привели в Новочеркасск, на родину художника И.И.Крылова, в Музей
истории Донского казачества. Для нас неожиданным оказался факт, что в
Новочеркасске существует мемориальный музей художника.
Надеемся, что совместная научно-исследовательская работа с сотрудниками музея
И.И.Крылова поможет стереть белые пятна и в истории Кавказских Минеральных
Вод.
В заключение приводим публикации в пятигорской газете «Кавказские Минеральные
Воды» за 1902 год о деятельности Крылова в нашем регионе. Думаем, что они
могут быть интересны и для изучения биографии художника в Новочеркасске.
                                         А.Н. Коваленко, зав.мемориальным
                                            отделом Гос.музея-заповедника
                                           М.Ю. Лермонтова, г. Пятигорск.
                                                  Приложение к сообщению.
     «Театр и музыка».
На днях в «Лермонтовской галерее», г. Директором Минеральных вод с участием
многих служащих в Управлении Кавказских Минеральных Вод, и при довольно
многочисленной посторонней публике, состоялся осмотр и прием театральных
декораций, изготовленных и написанных художником И.И.Крыловым. Осмотр
декораций производился при электрическом свете, чтобы вернее судить о
производимом ими вечером впечатлении, причем применялись эффекты красного,
белого и синего света. Из осмотренных декораций, больше напоминающая картину,
передняя занавесь, изображающая чудный уголок Адриатики с бело-мраморным
дворцом на берегу моря, с красивой и воздушной панорамой на заднем плане.
Удивительно хороша полная жизненной природы и воздуха лесная декорация,
задним планом которой служит занавесь с изображением таинственной лесной
прогалины с застоявшимся прудом, местами подернувшимся зеленью с плавающими
на нем водяными лилиями. Вода на этой декорации изображена с реальностью,
доходящей до иллюзии. Прекрасное впечатление также оставляет декорация горной
дали с воспроизведением грозно-величавой и мощно-красивой природой Кавказа.
Вполне художественные вещи представляют из себя также декорации городской
площади и внутренности тюрьмы. Остальные, - также не разрушают приятного
впечатления, оставленного перечисленными уже декорациями. Невольно радуешься,
что на долю этого театра выпала возможность иметь не пачкотню ремесленников-
декораторов, а декорации, более чем наполовину, представляющие чисто
художественный интерес. Этим же талантливым художником выполнены декорации и
в театре Железноводской галереи.
                                           Газета «Кавказские Минеральные Воды»,
                                                     1902 г., № 15, 15 мая, с.3.
     «Обзор картинных выставок в Пятигорске».
К эстетическим наслаждениям кавказской природой, музыкой оркестров и
театральным развлечением нынешний сезон прибавил в Пятигорске две выставки
картин художников Крылова и Фетваджиана, иллюстрирующих своими произведениями
красоты Кавказских гор, необозримый простор нашей матушки России и дающих
своими жанровыми картинами сцены быта и нравов ее бесчисленных народностей.
Переходя к обзору каждой выставки отдельно, надо заметить, что г-н Крылов
выставил по—преимуществу пейзажи и, как природный казак, из Петербургской
академии художеств вынес искусство передавать бесконечные дали родных степей.
Одна из капитальных его вещей: «Степь ковыльная», фигурировавшая на последней
всемирной Парижской выставке, всего лучше передает зрителю это волнующееся
море травы, переливающееся серебром, под горячими лучами летнего солнца,
степные наездницы, гарцующие по-мужски в своих ярких халатах живописно
оживляют киргизскую степь. «Объездчики» ранним утром приостановили своих
коней и, кажется, залюбовались долиной реки тянущейся красивыми зигзагами
куда-то далеко-далеко. «Пора домой» - интересный жанр: козел-вожак стада
подошел к заснувшему пастуху и остановился в раздумьи, можно-ли обеспокоить
своего отдыхающего повелителя. С соседнего холмика другой козлик наблюдает
отважится ли старший вожак разбудить их общего хозяина, а стадо овец еще
мирно пасется, предоставляя решить вопрос о возвращении на ночлег своим
бравым вожакам. И снова на десятки верст расстилается травянистая степь.
Кавказ с его величавыми горными вершинами дает художнику богатый материал для
солидных вещей; каковы: «утренняя заря», с блистающим снежным Казбеком, или
«аул в ущельи» сохраняющий живописные контуры былых времен, когда не было еще
настроено «дымных келий по уступам гор», или «долина Терека у Владикавказа»,
рисующая мирный уголок, окруженный грандиозными скалами.
Окрестности Пятигорска, Железноводска с мирным Машуком, грациозной Бештау,
дают целую серию интересных воспоминаний; не забыта и матушка Москва, то в
зимнем, то в летнем наряде: ее «Воробьевы горы», ее «Бутырки», переданы
художником с характерно выбранных точек, москвичам не надо и в каталог
заглядывать, чтобы узнать монастырь, вагон конки, ожидающей богомольцев, и
разносчика, расставившего свой лоток около самого бульвара.
Перед нами не только картины, дающие абрисы известных местностей, но
передающие чарующую природу, навевающие настроение, подмеченное артистом.
Взгляните № 19: «Оттаяло», и этот весенний вечер переносит вас в иной мир,
где вечерние золотистые переливающиеся тона окрашивают все окружающее и
заставляют ярко блистать воду между растрескавшегося мелового льда. Картина
эта была на Берлинской художественной выставке. Из значущихся в каталоге 70
номеров некоторые состоят из нескольких эпизодов, но это далеко не все, что
создал художник, которого вещи ежегодно появляются на картинных выставках и
украшают дворцы: так у Государыни императрицы Марии Федоровны имеются
«Крымские берега у Ай-Тодора», у Великой княгини Ксении Александровны –
картина «Весна»; этюд к которой подарен художником в пользу Пятигорского
Благотворительного общества.
                                           Газета «Кавказские Минеральные Воды»,
                                                     1902, № 84, 23 июля, с.2-4.