Каталог :: Исторические личности

: Георгий Жуков

     ГЕОРГИЙ ЖУКОВ
(1896—1974)
ДЕТСТВО И  ЮНОСТЬ
Будущий прославленный маршал Георгий Константинович Жуков родился 19 ноября
(1 декабря) 1896 г. в деревне Стрелковке
Калужской губернии. Отец его был деревенским сапожником.
Жила семья Жуковых очень бедно. “Какая бывала радость, —
вспоминал позднее Г. Жуков, — когда из Малоярославца привозили нам по баранке
или прянику! Если же удавалось скопить немного денег к Рождеству или Пасхе на
пироги с начинкой, тогда нашим восторгам не было границ”.
С крестьянским трудом Георгий познакомился в семь лет,
начав работать вместе со взрослыми на сенокосе. Образование
в селе он получил скромное: три класса церковноприходской
школы. Жуков закончил её с похвальным листом.
Как-то раз девятилетний мальчик, чтобы испытать свою
волю, поспорил с друзьями, что всю ночь проспит на кладбище.
И действительно, завернулся в овчину и спокойно проспал до
рассвета.
В возрасте 11 лет Георгия отдали “в люди” —обучаться у
скорняка в Москве. Большой город поразил сельского паренька.
“Я был как-то подавлен. Я никогда не видел домов выше двух
этажей, мощёных улиц, извозчиков, или, как их звали, „лихачей”,
мчавшихся с большой скоростью на красавцах — орловских рысаках. Всё это
поражало воображение”, — писал он позднее.
Нрав у хозяина мастерской был крутой, и он часто поколачивал своих учеников.
“Он мог и без всякого повода отлупить так,
что целый день в ушах звенело”, — вспоминал Жуков. Как младшему ученику, ему
больше всех доставалось хозяйских побоев.
И в городе Георгий не терял интереса к изучению наук и
сумел окончить вечернее общеобразовательное училище.
Только после четырёх лет ученичества его на десять дней отпустили домой, в
деревню. Как раз в это время в соседнем селе случился сильный пожар, 14-
летний Георгий услышал крики, доносившиеся из горящей избы: “Спасите, горим!”
Он вошёл туда и вытащил из огня двух перепуганных детей и больную женщину.
                          ВО ВРЕМЯ ГРАЖДАНСКОЙ   ВОЙНЫ                          
Началась гражданская война. В августе 1918 г. Жуков пошёл добровольцем в
кавалерию Красной армии. Сражался против Колчака, Деникина, Врангеля. 1 марта
1919 г. вступил в партию большевиков.
Во время сражений за Царицын в 1919 г. Жуков получил
ранение в рукопашном бою. Осколки ручной гранаты глубоко
ранили его в ногу и левый бок. После лечения ему дали отпуск, и
он уехал в родную деревню. Затем Жукова отправили на курсы
красных командиров.
Теперь он стал командовать эскадроном. В 1920—1921 гг.
Жуков участвовал в подавлении “кулацкого” (как тогда говорили) Тамбовского
восстания. Здесь он познакомился с Михаилом
Тухачевским, который руководил этой военной операцией.
Во время рукопашного боя весной 1921 г. выстрелом под
Жуковым  убило коня. При падении конь придавил седока, но
помощь подоспела вовремя. В тот же день под Жуковым второй
раз убило коня. Повстанцы хотели взять его в плен, и он в одиночку от них
отбивался. И снова в последнюю минуту пришли
на выручку красноармейцы.
За участие в подавлении Тамбовского восстания Г. Жуков
получил свой первый орден Красного Знамени — очень почётную и редкую тогда
награду.
В МИРНЫЕ  ГОДЫ
В 20—30-е гг. Жуков продолжал свою службу в кавалерии. С апреля 1923 г. он
уже командовал полком.
26-летний командир видел недостаток своего военного образования. И тогда, и в
последующие годы он занимался самообразованием, усиленно изучал книги по
военному искусству, истории войн прошлого, окончил Высшую кавалерийскую школу
в Ленинграде.
Конечно, Жуков изучал и произведения Владимира Ленина
и Карла Маркса. По его собственному признанию, эти книги “давались ему
нелегко, особенно „Капитал” К. Маркса”.
В 36 лет Г. Жуков командовал уже дивизией, в 40 лет — конным корпусом. В 1931
г. продолжилось его знакомство с М. Тухачевским, который произвёл на него
сильное впечатление. “В
нём чувствовался гигант военной мысли, звезда первой величины в плеяде
военных нашей Родины, — писал Жуков. — Мы слушали его как зачарованные”.
ХАЛХИН-ГОЛ
2 июня 1939 г. Жукова вызвал нарком обороны Климент Ворошилов. Он сообщил
ему: “Японские войска внезапно вторглись в пределы дружественной нам
Монголии. Можете ли Вы вылететь туда
немедленно и, если потребуется, принять на себя командование
войсками?”. “Готов вылететь сию же минуту”, — отвечал Жуков.
5 июня Жуков прибыл на место и возглавил здесь советский
военный корпус. Его сразу же возмутило, что штаб корпуса рас -
полагался за 120 км от поля боя. Он потребовал перенести штаб
в район событий.
В ночь на 3 июля японские войска перешли реку Халхин-Гол и заняли гору Баин-
Цаган. Они имели десятикратное превосходство в живой силе и трёхкратное — в
орудиях.
Зато у советских войск имелось до 150 танков и столько же
бронемашин. Жуков решил немедленно бросить их против японцев. Бой шёл весь
день 4 июля и всю следующую ночь. К утру
5 июля противник стал отступать назад к реке, но переправа
была уже взорвана. Жуков вспоминал: “Японские офицеры бросались в полном
снаряжении прямо в воду и тут же тонули, буквально на глазах у наших
танкистов. Тысячи трупов, масса убитых лошадей устилали гору Баин-Цаган”.
После этой победы он начал готовить новый внезапный
удар по японским войскам. Чтобы обмануть их, в окрестностях
поставили специальные звуковые установки. Две недели они изображали по ночам
то здесь, то там шум танковых колонн, самолётов и т. д. Когда японцы
перестали обращать на это внимание,
к месту событий начали стягиваться войска.
20 августа неожиданно для японцев на них обрушился удар
самолётов и орудий. Удар был таким мощным, что первые полтора часа они даже
не могли открыть в ответ орудийный огонь.
Затем советско-монгольские войска пошли в атаку.
К вечеру 26 августа японская армия была окружена. Началось её уничтожение. За
победу на Халхин-Голе Г. Жуков получил свою первую звезду Героя Советского
Союза.
В мае 1940 г. он прибыл в Москву. Впервые его принял сам
И. Сталин, расспрашивал о боях с японцами. “Теперь у Вас есть
боевой опыт, — сказал Сталин. — Принимайте Киевский округ...”
ПЕРЕД ВЕЛИКОЙ  ОТЕЧЕСТВЕННОЙ   ВОЙНОЙ
Так Жуков, получивший звание генерала армии, возглавил самый
большой военный округ. Но этот пост он занимал недолго.
В декабре 1940 г. начались большие военные игры. “Синие”
в игре изображали нападающего противника, “красные” — Красную армию. Г. Жуков
играл за “синюю” сторону и одержал победу
Сталин, по его словам, был “раздосадован неудачей „красных"”. Сразу после
окончания игры в январе 1941 г. он вызвал Жукова и назначил его начальником
Генштаба Красной армии. В это время Германия готовилась к началу войны с
Советским Союзом. Сигналы о грядущей войне поступали со всех сторон. Об этом
сообщали разведка, советские посольства, перебежчики из германских войск.
Но советское руководство до последнего момента верило, что войны не будет.
Проводил эту линию и Жуков. Позднее он так объяснял
свои действия: “Кто захочет класть свою голову? Вот, допустим, я, Жуков,
чувствуя нависшую над страной опасность, отдаю приказание „развернуть".
Сталину докладывают. На каком основании? На основании опасности. Ну-ка,
Берия, возьмите его к себе в подвал...”.
Наконец в ночь на 22 июня Георгий Жуков
и нарком обороны Семен Тимошенко приказали привести войска приграничных
округов в полную боевую готовность. Разослана эта директива была за три часа
до начала войны. Времени на её выполнение уже не оставалось.
В НАЧАЛЕ ВОЙНЫ
В первый же день войны по приказу Сталина Жуков вылетел на
Юго-Западный фронт. Здесь он попытался организовать наступление на Люблин.
Оно шло под лозунгом “Бить врага под корень!”
(имелось в виду ведение наступательного боя на вражеской территории).
Конечно, никакого успеха это наступление не имело и
только усилило неразбериху в войсках.
Но уже через несколько недель Жуков стал гораздо реальнее оценивать
положение. 29 июля он попросил Сталина принять
его для срочного доклада и сказал ему, что армии надо целиком
отвести за Днепр и обороняться за этой мощной преградой.
“А как же Киев?” — спросил Сталин.
“Киев придется оставить”, — отвечал Жуков.
Одновременно  Жуков предложил организовать контрудар
и отбить у немцев Ельню. Оттуда им открывался удобный путь
на Москву.
“Какие там ещё контрудары, что за чепуха?! — возмутился
Сталин. — Опыт показал, что наши войска не могут наступать.
И как Вы могли додуматься сдать врагу Киев?!”
Жуков тоже вспылил и резко заявил: “Если Вы считаете, что
начальник Генштаба способен только чепуху молоть, тогда ему
здесь делать нечего. Я прошу освободить меня от обязанностей
начальника Генштаба и послать на фронт. Там я, видимо, принесу больше пользы
Родине”.
“Вы не горячитесь! — сказал Сталин. — Мы без Ленина обошлись, а без Вас тем
более обойдёмся. Идите, работайте, мы тут
посоветуемся и тогда позовем Вас”.
“Я вышел из кабинета с тяжёлым чувством”, — вспоминал
Жуков. Через 40 минут Сталин сухо сообщил ему, что он освобождается от поста
начальника Генштаба.
“Куда прикажете мне отправиться?” — спросил Жуков.
“А куда бы Вы хотели?”
“Могу выполнять любую работу. Командовать дивизией, корпусом, армией, фронтом”.
“Не горячитесь, не горячитесь! Вы вот говорили об организации контрудара под
Ельней. Ну и возьмитесь за это дело...”
Под конец, чтобы смягчить напряжение, Сталин с улыбкой
предложил Жукову выпить с ним чаю. Но разговор за столом не
клеился. В тот же день Жуков отправился на фронт под Ельню.
     Реферат сдавался в МОСКОВСКОМ ЭЛЕКТРОТЕХНИЧЕСКОМ ТЕХНИКУМЕ.
                                                Преподаватель неизвестен.