Каталог :: Гражданское право и процесс

Диплом: Некоторые проблемы охраны авторских прав в РФ

              Министерство образования и науки Российской Федерации              
                   Государственное образовательное учреждение                   
                      высшего профессионального образования                      
                    ОРЕНБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ                    
                              Юридический факультет                              
                           Кафедра гражданского права                           
     

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

Некоторые проблемы охраны авторского права в Российской Федерации ГОУ ОГУ 021100. 2. 3 04.18 ОО Зав кафедрой Бородавкина Н.М. «Допустить к защите» «____»__________________200_г. Научный руководитель Феоктистова А.А. Дипломник Окшин В.Ю. Нормоконтролер Пантелеева Л.М. Рецензент Титков Ю.В. Оренбург 2004 Аннотация Дипломная работа содержит 83 страницы и включает в себя 3 раздела. Данная работа представляет собой творческое исследование темы «Некоторые проблемы охраны авторского права в Российской Федерации». Анализ имеющейся на сегодняшний день литературы и нормативных актов позволил наиболее глубоко раскрыть эту тему, отразить существующую проблематику и предложить собственные пути её разрешения. Выбор настоящей темы обусловлен тем, что проблема защиты прав авторов является актуальной на данный момент и поэтому данная работа имеет целью привлечение наибольшего внимания к данному вопросу подчеркивая его высокую жизненность и социальную значимость. Annotation The degree work contains 83 pages and includes 3 units. The given work represents creative research of a subject " Some problems of protection of the copyright in Russian Federation ". The analysis of the literature, available for today, and normative certificates(acts) has allowed most deeply to open this subject, to reflect an existing problematics and to offer own ways of the sanction. The choice of the present subject is caused by that the problem of protection of the rights of the authors is urgent at present and consequently the given work has for an object attraction of the greatest attention to the given question emphasizing his high important and social importance. Содержание Введение................................5 Понятие авторского права ......................................................7 1.1 История развития авторского права в России...............7 1.2 Объекты авторского права.....................11 1.3 Субъекты авторского права......................22 2 Проблемы законодательного регулирования и применения норм права в сфере авторского права........................................................................ ................................28 2.1 Некоторые вопросы совершенствования законодательства в области авторского права...................................28 2.2 Название произведения как объект авторского права..........33 2.3 Проблема лицензирования деятельности по коллективному управлению имущественными авторскими и смежными правами.................46 3 Проблемы защиты авторских прав в сети Интернет..............................56 3.1 Общая характеристика использования объектов авторского права в сети Интернет....................................56 3.2 Проблема законодательной неурегулированности авторских прав в сети Интернет....................................64 3.3 Иные проблемы защиты авторских прав в сети Интернет............72 Заключение................................80 Список использованных источников.......................83

Введение

Актуальность исследуемой темы обусловлена происходящими в нашей стране изменениями в социально – экономической и правовой сферах. Авторское право в России появилось лишь в начале XIX века (1828г.), где право автора на созданное им произведение трактовалось как право собственности, которым можно торговать. Сто семьдесят лет, прошедших с того дня, это сравнительно небольшой отрезок времени для развития отрасли права. Некоторые проблемы, поднимаемые в ХХ веке актуальны и сегодня. Если юридическая конструкция многих правовых институтов, давно получивших силу в гражданском обществе, как например права собственности, далеко не успела выясниться, составляет предмет спора для ученых, то тем более можно ожидать отсутствия определенности в построении такого молодого института, как авторское право. Сегодня авторское право, нормы которого регулируют отношения, возникающие в связи с созданием и использованием произведений науки и искусства, большинство российских ученых справедливо рассматривают в качестве особого института гражданского права. Институт авторского права заключает в себе специальные и своеобразные черты, отличающие его от всех других институтов гражданского права. Институтом этим охраняются не только имущественные интересы авторов, но также и их права и интересы личные — нравственные и духовные. Вместе с тем этим институтом затрагиваются интересы общественные — интересы культуры и просвещения. Благодаря этому правоотношения, нормируемые законом об авторском праве, выходят далеко за пределы частногражданских отношений и приобретают исключительный интерес — как юридический, в виду своеобразной правовой конструкции этого права, так и общественный, в виду предъявляемых к нему требований культурно-просветительского свойства. Защита авторских прав принадлежит к числу наиболее сложных цивилистических проблем, имеющих непреходящую научную и практическую значимость. Проблеме защиты авторских прав посвящены труды таких цивилистов как Агарков М.М, Гаврилов Э.П., Гордон М.В., Долженко А.Н., Резников В.Б., Хохлова, Н.Н. Макагонова, Н.В. Сергеев, А.П., Суханов Е.А., Близнец И., Леонтьев К. и др. Целью нашего исследования является исследование темы некоторых проблем охраны прав авторов в Российской Федерации. Исходя из поставленной цели, мы ставим перед собой следующие задачи: 1.Исследовать основные понятия авторского права; 2.Осветить некоторые проблемы законодательного регулирования в области авторского права; 3.Предложить собственные варианты решения данных проблем; 4.Провести общую характеристику использования объектов авторского права в сети Интернет; 5. Исследовать проблему защиты авторских прав в сети Интернет и предложить некоторые пути их разрешения; Методологической основой проделанного нами исследования послужили общенаучные и частнонаучные методы. Мы использовали следующие общенаучные методы : исторический, логический, сравнительно - правовой. Опираясь на приемы формальной логики, проанализированы тексты правовых норм. Были изучены и сравнены точки зрения различных ученых – цивилистов, работающих над вопросом охраны прав авторов в Российской Федерации. Среди частнонаучных методов были использованы статистический и математический методы. В данной работе мы попытаемся осветить лишь некоторые проблемные вопросы авторского права. В основу работы положен анализ Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах», новейшее законодательство и работы как классиков гражданского (авторского) права, так и современных российских правоведов, а также анализ судебной практики. 1 Понятие авторского права 1.1 История развития авторского права в России Первый закон об авторском праве был принят в Англии в 1710 году. В России же первые законы, регулирующие авторские отношения были приняты в 1828 году. Дело в том, что книгоиздательское дело в России вплоть до конца XVIII века считалось государственной монополией. Лишь потом появляются первые частные типографии, но доминирующее положение государства сохраняется еще несколько десятилетий. Отсутствие конкуренции в России между книгоиздателями послужило причиной тому, что не было объективных предпосылок для появления авторского права. На всем протяжении истории в России господствовала цензура. Причем на первых порах становления авторского права привилегии на издание произведений выдавались не авторам, а издателям, а цензуру совершенно не интересовало, обладают ли издатели соответствующими правами на произведения. Только грубые нарушения со стороны некоторых издательств — сознательное введение публики относительно авторов распространяемых книг вынудило правительство принять соответствующие меры. В Цензурном уставе 22 апреля 1828 г. впервые помещены 5 статей о сочинителях и издателях книг в виде приложения к Цензурному уставу. Того же числа было издано Высочайше утвержденное Положение о правах сочинителей. По этому закону, составляющему основу дальнейшего законодательства, срок авторского права определен в 25 лет со смерти автора.[1] Затем последовало Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета 8 января 1830г. "О правах сочинителей, переводчиков и издателей", дополнившие правила 1828 г., решив вопрос об охране статей в журналах, частных писем, хрестоматий и т.д. В этом законе право сочинителей признавалось уже правом собственности, и было постановлено, "что если сочинитель или его правопреемник сделает новое издание книги за пять лет до истечения срока исключительного права, то право сие остается в его пользу еще на десять лет сверх двадцатипятилетнего срока". Наконец, в 1857 году Высочайше утвержденным мнением Государственного Совета от 15-го апреля 25-летний срок продлен до 50 лет. Постановления о музыкальных и художественных произведениях были изданы еще позже, а именно: Высочайше утвержденным мнением Государственного Совета от 9 января 1845 года правила о сочинителях дополнены были постановлениями, относящимися к музыкальной собственности, а 1 января 1846 года было издано Высочайше утвержденное Положение о собственности художественной. [2] К концу XIX века стало совершенно очевидно, что частичное усовершенствование правил об авторском праве не в состоянии обеспечить эффективную защиту интересов авторов и пользователей произведений. В 1897 г. Государственный Совет принял решение безотлагательно приступить к подготовке нового закона. Понадобилось более 13 лет, чтобы закон был принят 20 марта 1911 года. Он назывался "Положением об авторском праве" и был составлен на основании лучших западноевропейских законодательств того времени, с отражением, однако, традиционного для российского авторского права более низкого уровня охраны авторских прав. В законе раскрывались основные понятия — круг охраняемых объектов, срок действия авторского права, вопросы правопреемства, возможные нарушения авторских прав и средства защиты, также закон содержал отдельные главы, посвященные авторским правам на литературные, музыкальные, драматические, художественные, фотографические произведения. В особой главе регламентировались основные правила и условия издательского договора. Закон впервые закрепил право авторов на перевод их произведений. Являясь значительным шагом в развитии авторского права, закон вывел Россию на приемлемый для цивилизованного общества уровень регулирования творческих правоотношений.[3] Октябрьская революция не могла не оказать существенного влияния на авторское право. Внедряя в жизнь нормы, согласующиеся с большевистскими взглядами, ЦИК отменил все прежнее гражданское законодательство России. И уже 29 декабря 1917 г. увидел свет новый советский закон об авторском праве "О государственном издательстве". Декрет, "учитывая книжный голод в стране", предложил народной комиссии по просвещению приступить немедленно к широкой издательской деятельности и выпустить в первую очередь дешевые издания русских классиков. Сочинения тех из писателей, по которым срок авторского права истек, должны были быть переизданы без особых формальностей. Однако и в отношении других писателей декрет предоставил комиссии по просвещению право объявлять государственной монополией сроком не более чем на пять лет сочинения, которые подлежат изданию. Декрет объяснял, что эти произведения переходят таким образом "из области частной собственности в область общественности". [4] Продолжил эту линию декрет Совета Народных Комиссаров РСФСР от 26 ноября 1918 г. "О признании научных, литературных, музыкальных и художественных произведений". Он предоставлял возможность признавать достоянием РСФСР любые произведения, а авторам произведений, объявленных государственным достоянием, обеспечивался гонорар по установленным ставкам, а в соответствии с декретом "Об отмене наследования" от 27 апреля 1918 г. декрет от 26 ноября отрицательно решил вопрос о переходе авторского права по наследству, [5] однако наследникам гарантировалось содержание в размере прожиточного минимума. Декрет от 10 октября 1918 г. "О прекращении силы договоров на приобретение в полную собственность произведений литературы и искусства" объявил недействительными все договоры издательств с авторами, по которым литературные, художественные или музыкальные произведения перешли в полную собственность издательств.[6] Следующий этап развития авторского права связан с принятым 8 октября 1928 г. Законом "Об авторском праве". Право авторов на созданное ими произведение в большинстве случаев стало пожизненным, использование произведений допускалось только на основе договоров с авторами. И тем не менее, не считался нарушением авторского права перевод произведения, публичное исполнение опубликованных произведений с выплатой автору гонорара. Однако по сравнению с периодом военного коммунизма данный этап следует рассматривать как период постепенного восстановления и расширения авторских прав.[7] В начале 60-х годов в ходе проводившейся в тот период кодификации законодательства нормы авторского права были существенно пересмотрены в направлении дальнейшего расширения прав авторов и укрепления их позиций в отношениях с организациями, использующими их произведения. В 1973 г. СССР становится участником Женевской конвенции об авторском праве и в советском законодательстве впервые закрепляется право автора на перевод произведения, срок действия авторского права после смерти автора возрастает до 25 лет, расширен круг субъектов авторского права. В связи с распадом Советского Союза многие нормы авторского права, которые значительно расширяли права авторов, исключив свободное использование произведений в кино, на радио и телевидении, а также публичное исполнение без согласия автора, продлили срок действия авторского права до 50 лет после смерти автора. В действующей Конституции Российской Федерации в разделе, посвященном правам и свободам человека и гражданина, гарантируется охрана интеллектуальной собственности (статья 44 Конституции России), причем "правовое регулирование интеллектуальной собственности" является предметом исключительного ведения Российской Федерации (пункт "о" статьи 71 Конституции России). Гражданский кодекс Российской Федерации включает интеллектуальную собственность в число объектов гражданских прав (статья 128 ГК РФ). Согласно статье 138 ГК РФ "Интеллектуальная собственность": "В случаях и в порядке, установленных настоящим Кодексом и другими законами, признается исключительное право (интеллектуальная собственность) гражданина или юридического лица на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридических лиц, индивидуализации продукции, выполняемых работ или услуг (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания и т.п.). Использование результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, которые являются объектами исключительных прав, может осуществляться третьими лицами только с согласия правообладателя". Правовое регулирование отношений интеллектуальной собственности предусматривается в специальных законодательных актах. Важнейшими из них, закрепляющими основные положения авторского и изобретательского права, являются Закон Российской Федерации "Об авторском праве и смежных правах" от 9 июля 1993 года и Патентный закон Российской Федерации от 23 сентября 1992 года. По каждому виду интеллектуальной собственности есть свои акты, более мелкие и зачастую – подзаконные. Охрана интеллектуальной собственности предусмотрена уголовным (статьи 146, 147, 183, 188, 189 УК РФ) и административным (статья 7.12 КоАП РФ) законодательством. 1.2 Объекты авторского права Закон РФ "Об авторском праве и смежных правах" не содержит легального определения понятия произведения, хотя указывает на те признаки, которыми оно должно обладать, чтобы пользоваться правовой охраной. [8] Согласно ст. 6 Закона "Об авторском праве и смежных правах" "Авторское право распространяется на произведения науки, литературы и искусства, являющиеся результатом творческой деятельности, независимо от назначения и достоинства произведения, а также от способа его выражения. Авторское право распространяется как на обнародованные произведения, так и на необнародованные произведения, существующие в какой-либо объективной форме." Задача определения понятия "произведение", казалось бы, не должна входить в компетенцию гражданского права, т.к. составляет предмет специальных наук: теории литературы, теории искусства, теории науки. Тем не менее был высказан другой взгляд. В.И. Серебровский утверждал: "Закон, гарантируя охрану произведения, не указывает, однако, что следует понимать под "произведением". Задача дать определение понятия произведения падает, таким образом, на долю науки гражданского права."[9] "Объектом авторского права, — писал Г.Ф. Шершеневич, — является литературное произведение, как продукт духовного творчества, облеченный в письменную или словесную форму и предназначенный к обращению в обществе. Отчеты о заседаниях суда, ученых обществ, земств и т. п., не выражающие духовного творчества их составителей, не могут считаться такими объектами". [10] А.Я. Канторович под "умственным произведением" понимал "не деятельность духа, а продукт этой деятельности, который со своей стороны предназначен к воздействию на человеческий дух. Объектом авторского права, — говорил он, — общим образом говоря, является продукт духовного творчества облеченный в определенную форму и предназначенный к обращению в обществе". [11] Произведение — это результат творческой деятельности автора, его творческого мышления, продукт человеческого мозга. Но мозг человека может производить только нематериальные объекты. [12] Объектом авторского права следует считать не просто работу автора и не идеи, выраженные автором, а произведение, как комплекс идей и образов, получивших свое выражение в готовом труде [13], как индивидуальное и неповторимое творческое отражение объективной действительности.[14] Наибольшее распространение все же получает определение произведения, сформулированное В.И. Серебровским, как более подробное, с включением него и некоторых других признаков. "Произведение, — писал он в 1956 г., — можно было бы определить, как совокупность идей, мыслей и образов, получивших в результате творческой деятельности автора свое выражение в доступной для восприятия человеческими чувствами конкретной форме, допускающей возможность воспроизведения." [15] В связи с этим важно различать само произведение, имеющее нематериальную сущность, и форму его воплощения, например, рукопись, рисунок, нотная запись и т.д. Связь произведения со своим материальным носителем может быть неразрывной. [16] Это касается картин и скульптур, как результатов труда художника. При этом и картина, и скульптура являются как объектами авторского права, так и объектами права собственности. Материальные носители произведений могут быть уникальны, но авторское право охраняет произведение как систему идей, мыслей и образов именно в связи с возможностью его воспроизведения. Поэтому авторское право на произведение сохраняется даже в случае гибели того материального носителя, в котором оно было воплощено. Конечно, практическое значение это имеет лишь тогда, когда, например, сохра­нилась копия или репродукция утраченного произведения искусства, когда литературное или музыкальное произведение могло быть кем-ли­бо воспроизведено по памяти и т.д. Однако не всякое произведение как результат мыслительной дея­тельности человека охраняется нормами авторского права. Объектами авторского права признаются лишь такие произведения, которые об­ладают предусмотренными законом признаками. Такими признаками являются творческий характер произведения и объективная форма его выражения. Для авторского права в социалистическом обществе характерен еще один признак. "Произведение, — говорил М.В. Гордон, — по своему характеру должен был общественно полезным."[17] Думаем, не стоит останавливаться на анализе этого признака, характеризующего конкретную эпоху. Ни прежде, ни ныне действующее законодательство такого требования к произведению не содержало и не содержит. Иностранные законодательства прошлых лет тоже прямо указывают на отсутствие этого признака. Общее начало, которым руководствовалась французская судебная практика выражено в следующих словах: "Закон не оценивает произведения, не взвешивает их ценность и достоинство, а защищает их слепо: длинное или короткое, хорошее и плохое, полезное или опасное, плод гения или простой продукт труда и терпения, — всякое произведение литературное или художественное подлежит защите." [18] Тоже общее начало применяется германской практикой. "Произведения литературы, — говорится в одном из решений, — есть выражение посредством письменных знаков, которое составляет продукт индивидуального умственного труда, а не механической работы. Мера требовавшегося умственного труда, объем, внутреннее содержание и достоинство работы не имеют значение." [19] В ст. 6 Закона "Об авторском праве и смежных правах" прямо отмечается: "Авторское право распространяется на произведения науки, литературы и искусства, являющиеся результатом творческой деятельности, независимо от назначения и достоинства произведения, а также от способа его выражения." Но вернемся к признакам объекта авторского права, таким как творческий характер произведения и объективная форма его выражения. В самом законе признак творчества не раскрывается, а в литературе существует множество его определений. М.Горький определял творчество как "ту степень напряжения работы памяти, когда быстрота ее работы извлекает из запаса знаний, впечатлений наиболее выпуклые и характерные факты, картины, детали и включает их в наиболее яркие, точные, общепонятные слова".[20] По мнению И.А. Грингольца "творчество — это интеллектуальная работа, направленная на создание нового."[21] Наиболее удачно выделяется определение Э.П. Гаврилова, который определяет творчество как "деятельность человека, порождающую нечто качественно новое и отличающееся неповторимостью, оригинальностью и уникальностью." [22] Показателем творческого характера произведения, по мнению большинства ученых, является его новизна. Новизна в данном случае рассматривается как синоним оригинальности произведения. Она может выражаться в новом содержании, новой форме произведения, новой идее, новой научной концепции и т. п. Произведение как результат творческой деятельности автора становится объектом авторского права лишь при условии, что оно выражено в какой-либо объективной форме. До тех пор пока мысли и образы автора не проявились вовне, а существуют лишь в виде творческого замысла, они не могут быть восприняты другими людьми, и, следова­тельно, не существует и практической надобности в их правовой охране.[23] Объективной формой произведения следует считать всякое внешнее выражение авторской мысли. Объективная форма выражения произведения тесным образом свя­зана с возможностью его воспроизведения. Иногда высказывается мнение, что поскольку объективная форма придает продукту творческой деятельности автора способность существовать и по окончании творческого процесса, то, следовательно, в силу этого возникает и способность произведения к воспроизведению, а потому нет оснований способность к воспроизведению считать самостоятельным признаком произведения.[24] Другие ученые полагают, что воспроизводимость является самосто­ятельным признаком произведения или, что то же самое, закон охра­няет только такие произведения, объективная форма которых обеспечивает возможность их воспроизведения без участия самого автора. Они признают, что произнесенные речи и доклады, исполнен­ные музыкальные произведения и прочитанные устно стихотворения, даже если они нигде и никак не зафиксированы, существовали в объективной форме, иначе они не могли бы восприниматься другими людьми. Но такая форма, не связанная с каким-либо материальным носителем, является крайне неустойчивой, легко может быть утрачена и искажена. Никакой слушатель или зритель, кроме, может быть, случаев особой гениальности, не в состоянии запомнить и воспроиз­вести во всех деталях публично исполненное произведение. Закон об авторском праве, разрешая этот многолетний спор, огра­ничивается указанием на необходимость придания произведению объ­ективной формы и не упоминает при этом о том, что данная форма должна позволять воспроизводить результат творческой деятельности автора. Иными словами, законодатель однозначно признал, что автор­ским правом охраняются любые выраженные вовне произведения, в том числе и те, объективная форма которых не связана с материальным носителем. Конечно, защита подобных произведений, например, пуб­лично произнесенных, но нигде не зафиксированных речей, лекций, докладов, особенно защита их от искажения, представляется более сложной, чем защита произведений, связанных с каким-либо матери­альным носителем. Но в принципе она может быть обеспечена, в связи с чем исключение из закона специального упоминания о возможности воспроизведения результата творческой деятельности как особого при­знака охраняемого произведения представляется оправданным. [25] Для возникновения, осуществления и охраны авторского права достаточно одного только факта создания произведения, определенным образом выраженного вовне. Никакой регистрации или иного документирования этого факта не требуется. [26] В ст. 6 Закона "Об авторском праве и смежных правах" говорится, что авторское право на произведения науки, литературы или искусства возникает в силу факта его создания. Для возникновения и осуществления авторского права не требуется регистрации произведения, иного специального оформления произведения или соблюдения каких-либо формальностей. Кроме того, закон не требует подтверждения наличия у произведе­ния предусмотренных им критериев, т.е. необходимости какой-либо квалификации произведения как такового для признания его объектом авторского права. После присоединения СССР в 1973 г. к Всемирной конвенции об авторском праве 1952 г. на всех печатных изданиях (книгах, журналах, конвертах грампластинок и т. п.) стал проставляться знак охраны ав­торского права, который состоит из трех элементов: латинской буквой «С» в окружности: © имени обладателя исключительных авторских прав; года первого опубликования произведения. Использование данного знака охраны не означает введение в рос­сийское право требования о выполнении формальностей как условия возникновения охраны. Применение знака охраны зависит от усмот­рения обладателя исключительных авторских прав. Правовой охраной в равной степени будут пользоваться как произведения, на которых проставлен знак охраны, так и произведения без такого знака. Основной целью снабжения произведения данным знаком является оповещение третьих лиц о том, что они имеют дело с охраняемым произведением. Это не только служит предупреждением против нарушения чужих авторских прав, но и облегчает процесс доказывания вины нарушителя, если таковое все-таки состоится. Объектом авторского права является не только произведение в целом, но и часть произведения, которая является результатом творческой деятельности и может быть использована самостоятельно. В этой связи большое значение для понимания сущности правовой охраны произведений, по российскому законодательству, имеет принятое в литературе выделение у произведения "юридически безразличных" и "юридически значимых" элементов.[27] В группу "юридически безразличных" элементов входят тема, материал, сюжетное ядро и идейное содержание произведения. В теории литературы их называют содержанием произведения. Заимствование этих элементов не налагает никаких обязанностей. В науке авторского права созданные художником образы именуются внутренней формой произведения. Она пользуется правовой охраной, так как является результатом творческой деятельности и отражает индивидуальность своего творца. Считается, что, в принципе, образы произведения могут быть заимствованы для создания нового, творчески самостоятельного произведения при условии придания им новой внеш­ней формы. В этом случае, однако, закон требует обязательного согла­сия автора первоначального произведения и указание источника заимствования. Внешняя форма произведения это язык произведения со всеми его словарными и художественными особенностями. Язык произведения заимствованию не поддается. Он только цитируется с обозначением источника, в противном случае налицо присвоение (плагиат).[28] Круг охраняемых законом произ­ведений достаточно широк и многообразен. Произведения различаются по объективной форме, способам их воспроизведения, степени само­стоятельности, видам использования и целому ряду других оснований. Прежде всего заслуживает внимания вопрос о делении охраняемых законом произведений на произведения науки, литературы и искусства. Его актуальность определяется тем, что нередко утверждается, что авторским правом охраняются результаты не всякой творческой дея­тельности, а лишь те, которые непосредственно относятся к области науки, литературы и искусства. [29] Закрепленный законом перечень охраняемых произведений носит примерный и далеко не исчерпывающий характер, иначе бы создание произведений новых видов оставалось бы вне юридической охраны, а значит, вне правового стимулирования. [30] Важнейшее значение имеет деление произведений на обнародован­ные и необнародованные, а также близкое к нему, но не совпадающее с ним деление произведений на опубликованные и неопубликованные. Сразу оговоримся, что авторским правом охраняются и те, и другие произве­дения. Однако если необнародованные произведения неприкосновен­ны и ни при каких условиях не могут быть использованы без согласил их авторов, то обнародованные произведения в исключительных, прямо предусмотренных законом случаях могут быть использованы заинтере­сованными лицами без согласия авторов и даже вопреки их возраже­ниям. Аналогичные различия существуют между опубликованными и неопубликованными произведениями. В отличие от обнародования опубликование связывается законом лишь с такими действиями, которые означают выпуск в обращение экземпляров произведения. Иными словами, речь идет об изготовлении и выпуске в обращение копий произведения, изготовленных в любой материальной форме. При этом указанное действие должно быть так же, как и при обнародовании, совершено с согласия автора произве­дения, а количество выпущенных экземпляров должно быть достаточ­ным для удовлетворения разумных потребностей публики исходя из характера произведения. Следует отметить, что понятие "опубликование произведения" (или выпуск в свет), по российскому авторскому законодательству, расхо­дится с аналогичным понятием, закрепленным Всемирной конвенцией об авторском праве. В соответствии со ст. VI Конвенции опубликованием считается выпуск только таких экземпляров произведения, которые предназна­чены для читательского или зрительского восприятия. Поэтому, напри­мер, выпуск в обращение грампластинок и иных звукозаписей литературных, музыкальных и иных произведений опубликованием произведения не признается, так как указанные материальные носители обеспечивают лишь слуховое восприятие произведений. Российский авторский закон подобного ограничения не содержит и считает опубликованием выпуск в обращение любых материальных носителей произведения. Таким образом, налицо явное расхождение между внутренним российским законом и положением международно­го договора, которое должно решаться в пользу последнего. Далее, произведения подразделяются на оригинальные и производные. Практическое значение данной классификации заключается в том, что если оригинальные произведения используются их авторами исключи­тельно по их собственному усмотрению, то для создания и использо­вания производных произведений требуется получить разрешение обладателей авторских прав на те произведения, на основе которых они созданы. Оригинальным является такое произведение, все основные охраня­емые элементы которого созданы самим автором. В производном (или зависимом) произведении заимствованы охраняемые элементы чужого произведения. Основным критерием для предоставления ему охраны является требование творческой самостоятельности по сравнению с оригиналом. Как правило, это выражается в придании произведению новой формы, отражающей оригинал. Вторым непременным условием возникновения авторских прав на такое произведение является соблюдение его создателем прав автора произведения, подвергшегося переводу, переделке, аранжировке или другой переработке. Большое практическое значение для объема авторских правомочий и режима использования произведения оказывает признание его слу­жебным. Понятие "служебное произведение" закон не раскрывает, относя к их числу произведения, созданные в порядке выполнения служебных обязанностей или служебного задания работодателя (ст. 14 Закона об авторском праве). Юридическая наука и судебная практика вносят в это понятие большую определенность и ставят его в известные рамки. В частности, произведение может считаться созданным в порядке выполнения слу­жебного задания только тогда, когда содержанием такого задания является именно создание произведения. К числу объектов, не охраняемых авторским правом, относятся прежде всего те из них, которые не обладают хотя бы одним из признаков произведения науки, литературы и искусства. Так, если лицом в ходе проделанной работы достигнут не творческий, а чисто технический результат, он авторским правом не охраняется. К такого рода результатам относятся, в частно­сти, телефонные справочники, расписания движения, адресные книги и т. п. при условии, что составителем не применена оригинальная схема изложения справочных данных. Наряду с подобными объектами существуют произведения, обла­дающие всеми необходимыми для охраны признаками, но не охраня­емые авторским правом в силу прямого указания закона. К их числу относятся следующие четыре категории произведений. Во-первых, не пользуются правовой охраной произведения, срок охраны которых истек. Но истечение срока охраны никак не влияет на охрану авторства, имени автора и неприкосновенности произведения. Во-вторых, из сферы правовой охраны исключены официальные документы, их официальные переводы, а также государственные сим­волы и знаки. В-третьих, в силу прямого указания закона не охраняются автор­ским правом произведения народного творчества. В-четвертых, не признаются объектами авторского права сообще­ния о событиях и фактах, имеющие информационный характер. Единственное, на что вправе претендовать автор сообщения или впервые опубликовавший его орган массовой информации, — это тре­бовать указания другими органами печати, сообщающими данную информацию, на источник ее первоначального обнародования В тех же случаях, когда сообщение о том или ином событии сопровождается авторским комментарием, оценкой значимости происшедшего, прогнозом дальнейшего развития событий, анализом или иной интерп­ретацией, оно приобретает режим объекта авторского права.[31] 1.3 Субъекты авторского права Субъектами авторского права являются лица, которым принадлежит субъективное авторское право в отношении произведения. Обладателями субъективного авторского права могут быть российские граждане, иностранцы, лица без гражданства, их наследники и иные правопреемники. Право на произведение для каждой категории субъектов возникает в связи с различными юриди­ческими фактами — созданием произведения, переходом авторских прав по наследству, авторскому договору и т.д. Важнейшими субъектами авторского права являются авторы про­изведений. Авторами признаются лица, творческим трудом которых создано произведение. [32] Автор — творец нового.[33] Носителем субъективного авторского права является создатель произведения, его подлинный автор — человек, написавший книгу, сочинивший музыку, создавший скульптуру и т.п. Вследствие того, что деятельность по созданию произведения не относится к числу юридических актов, совершаемых специально для достижения определенного правового результата.[34] Возможность граждан обладать авторскими правами входит в со­держание гражданской правоспособности, а последняя не зависит ни от возраста, ни от состояния здоровья человека. Для превращения этой абстрактной возможности в конкретное субъективное право необходим юридический факт. Роль такого факта выполняет создание произведе­ния, т. е. юридический поступок, а не сделка. Но поскольку юридиче­ские поступки могут совершаться и недееспособными лицами, конкретные субъективные авторские права возникают независимо от возраста и состояния дееспособности. По-иному, однако, обстоит дело с осуществлением авторских прав несовершеннолетними и недееспособными. За малолетних и полно­стью недееспособных граждан авторские права осуществляют их роди­тели и опекуны. Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет распоряжаются своими авторскими правами самостоятельно. Субъектами авторского права признаются не только граждане РФ, но и иностранцы, а также лица без гражданства. Однако, если произ­ведения российских граждан охраняются независимо от места их об­народования или нахождения в иной объективной форме, то произведения иностранных авторов и лиц без гражданства в соответствии с п.1 ст.5 Закона "Об авторском праве и смежных правах" охраняются при условии, что они: 1. либо обнародованы на территории РФ или находятся в РФ в какой-либо объективной форме; 2. либо пользуются охраной в соответствии с международными договорами РФ (п. 1 ст. 5 Закона об авторском праве).[35] Авторские произведения нередко создаются не одним, а дву­мя или несколькими лицами. В таком случае можно говорить о соавторстве. Для соавторства требуется, чтобы произведение представляло собой единое целое и являлось результатом творческой деятель­ности двух или нескольких лиц, т. е. чтобы оно выступало как коллективное произведение. При отсутствии хотя бы одного из указанных условий нет и соавторства. [36] Закон устанавливает, что авторское право на коллективное произведение принадлежит соавторам совместно, независимо от того, образует ли такое произведение одно целое или состоит из частей, которые могут быть использованы самостоятельно. При "неделимом" соавторстве особых прав для каждого автора не существует, так как произведение нельзя разделить на части; при "раздельном" соавторстве каждый автор сохраняет право на созданную лично им часть коллективного произведения (если только в соглашении не указано иного). [37] Условием признания тех или иных лиц соавторами про­изведения является наличие соглашения о возникновении соавторства. При этом под соглашением следует понимать взаимное волеизъявление авторов, направленное на совместную творческую работу над произве­дением. Оно может быть выражено в любой форме и на любой стадии работы над произведением. Более того, предметом соглашения может быть доработка уже законченного произведения, если возникает необ­ходимость внести в него изменения и дополнения творческого харак­тера. Важно лишь, чтобы соавторство было добровольным и не нарушало ничьих охраняемых законом авторских прав. Соглашение о соавторстве не следует, однако, понимать как воз­можность возникновения соавторства без совместной творческой ра­боты над произведением. В силу одного только соглашения соавторство возникнуть не может. [38] В отличие от предварительного соглашения о совместной работе, которое не является соавторским, для использования уже созданного произведения требуется согласие всех соавторов. Если хотя бы один из них возражает, то произведение может быть использовано только по решению суда; при недостижении соглашения в отношении делимого коллективного произведения, соавторы могут использовать принадлежащие им части по своему усмотрению. [39] Нет соавторства при помещении статей различных авторов в научных сборниках, энцикло­педических словарях, журналах или в других периодических изданиях. В этом случае появляется единое произведение, например — журнал как таковой, словарь в целом и т.д. Но здесь единство достигается благодаря такой творческой работе (тематическая подборка, расположение материала и т. п.), в которой отдельные авторы никакого участия не принимали. Поэтому, будучи авторами своих собственных произведений, они не становятся соавторами журнала или словаря. [40] Соавторство также не возникает при создании творчески самостоятельного произведения на основе чужого опубликованного (если имеет место дозволение). Если автор умирает, то носителями его авторских прав выступают наследники. Наследование авторских прав может происходить как по закону, так и по завещанию. Наследование по закону имеет место, если оно не изменено завещанием. Важной особенностью наследования авторских прав является то, что авторские права переходят к наследникам в бездолевом порядке, как единое целое, не подлежащее разделу. Это означает, что распоряжаться перешедшими по наследству авторскими правами наследники должны совместно и по взаимному согласию, а в случае спора — по решению суда. Стоит отметить некоторые особенности перехода авторского права по наследству. Прежде всего, по наследству к наследникам переходят не все авторские права, а только их часть. В законе указывается, что по наследству не переходят право авторства, право на авторское имя и право на защиту репутации автора. Однако и в отношении этих прав к наследникам переходят права на защиту названных прав от нарушений со стороны третьих лиц, если только автор не назначил для этих целей специальное лицо.[41] В ст. 27 Закона подробно расписаны все возможные сроки действия авторского права: авторские права наследников действуют в течение 50 лет после смерти автора, считая с 1 января года, следую­щего за годом смерти; авторское право на произведение, созданное в соавторстве, действует в течение всей жизни и 50 лет после смерти последнего автора, пережившего других соавторов; авторское право на произведение, впервые выпущенное в свет после смерти автора, действует в течение 50 лет после его выпуска; если автор был репрессирован и реабилитирован посмертно, то срок охраны прав начинает действовать с 1 января года, следующего за годом реабилитации; если автор работал во время Великой Отечественной войны или участвовал в ней, срок охраны авторских прав увеличивается на 4 года. Помимо наследников авторские права могут переходить к иным правопреемникам. В их роли выступают издательства, театры, киностудии и другие организации, занимающиеся использова­нием произведений. Они приобретают авторские права на основании заключенных с авторами и наследниками авторских договоров. Становясь обладателями авторских прав, эти организации исполь­зуют произведения и распоряжаются ими теми способами, которые предусмотрены конкретными авторскими договорами, и в установлен­ных ими пределах. К числу субъектов авторского права относятся также организации, управляющие имущественными правами авторов на коллективной основе. Такого рода организации могут создаваться непосредственно обладателями авторских и смежных прав в целях обеспечения этих прав в случаях, когда их практическое осуществление в индивидуальном порядке затруднено (публичное исполнение, в том числе по радио и телевидению, воспроизведение путем записи, репро­дуцирование и др.). Организации, управляющие имущественными правами на коллек­тивной основе, действуют в пределах полученных от авторов полномо­чий на основе устава. Они не вправе заниматься коммерческой деятельностью и самостоятельно осуществлять использование произ­ведений. Сами они обладателями авторских прав не становятся, а являются лишь представителями авторов и действуют в их интересах. Среди функций организаций, управляющих имущественными правами авторов на коллективной основе, можно выделить три основные: предоставление пользователям произведений лицензий на ис­пользование объектов авторского права (отказ не допускается, всем пользователям одной категории разрешения предоставляются на рав­ных началах); сбор вознаграждения за использование произведений и объектов смежных прав; распределение собранного вознаграждения между авторами и обладателями смежных прав (за вычетом расходов на покрытие своих затрат и образование специальных фондов, создаваемых этими орга­низациями с согласия и в интересах обладателей авторских и смежных прав).[42] 2 Проблемы законодательного регулирования и применения норм права в сфере авторского права 2.1 Некоторые вопросы совершенствования законодательства в области авторского права С 1993 г. в России действует Закон РФ "Об авторском праве и смежных правах". [43] Принятие Закона позволило по-новому взглянуть на проблемы авторского права и смежных прав в Российской Федерации. Творческие люди, лучшие представители российской интеллигенции, наконец, получили возможность не только достойно создавать себе моральный имидж, но и улучшать материальное положение. Прошли времена ВААП, которое ассоциировалось у творцов как орган, защищающий интересы государства, а не автора, который приносил прибыль государству, а не автору, и служил государству, а не автору. У творческой интеллигенции появилась возможность создать свою организацию, которая защищала бы интересы автора, работала для него. Так было создано Российское авторское общество, получившее признание у авторов, и официальную поддержку государства. Был подписан Указ Президента Российской Федерации, в котором Президент брал покровительство над созданным авторским обществом и рекомендовал всем государственным и местным органам власти оказывать всяческое содействие в реализации его задач. Был подготовлен ряд постановлений Правительства РФ, связанных с практическим применением Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах". Вслед за этим возникли судебные споры, стала нарабатываться правоприменительная практика. Вскоре началась активная работа программы ТАСИС в области интеллектуальной собственности - российские специалисты стали проходить стажировку в европейских странах, проводились семинары и в России. Казалось бы, в вопросе интеллектуальной собственности Россия начала преуспевать, но, откуда-то появилось бесконечное множество различных коммерческих и некоммерческих структур, называющих себя организациями по коллективному управлению авторскими правами. Бороться с этим явлением можно только с помощью совершенствования законодательства, и прежде всего, приведения его к имеющимся международным аналогам. Назрела острая необходимость приведения Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах" в соответствие с требованиями Бернской конвенции [44]. Положения Закона необходимо увязать с практикой, устранить внутренние противоречия, которые выявились в ходе его применения. Первым идею реформирования законодательства выдвинуло Российское агентство по патентам и товарным знакам и вышло с предложением в Правительство Российской Федерации о необходимости внесения соответствующих изменений. Предложение было включено в план законодательных инициатив Правительства РФ. Предложения Роспатента, разработанные специально созданной Межведомственной рабочей группой, предусматривали внесение изменений в ряд статей Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах". В первую очередь изменения касаются статьи 17, п. 1 ст. 28 Закона. Они направлены на достижение полного соответствия Закона целям, принципам и нормам Конституции РФ. Внесение изменений в п. 1 и 3, ст. 5, п. 2, ст. 16, и п. 1, ст. 19, 27, 28 обусловлено необходимостью приведения Закона в соответствие с международными актами и договорами, и в первую очередь, Бернской конвенцией, к которой Россия присоединилась в марте 1995 г., то есть уже после принятия Конституции РФ. Следует обратить внимание на то, что Россия ведет работу по присоединению к Всемирной торговой организации (ВТО). Это обусловливает принятие обязательств по выполнению требований ТРИПС. (Соглашения о торговых аспектах интеллектуальной собственности) и именно предлагаемые изменения российского законодательства в сфере авторских и смежных прав позволят России активно сотрудничать с зарубежными интеллектуально-правовыми аналогами. Безусловному совершенствованию подлежат и иные нормы Закона Российской Федерации "Об авторском праве и смежных правах". [45] К примеру ст. 26 не может работать (или создавать правовые последствия) в той редакции, в которой она теперь существует. Напомним, что нормами данной статьи предусматривается выплата вознаграждения авторам произведений, исполнителям и производителям фонограмм за воспроизведение аудиовизуальных произведений и фонограмм в личных целях. Терминология данного утверждения требует пояснений. Что же такое личные цели? И каков круг участников домашнего просмотра? И можно ли скопировать аудио-видеопродукцию для самого себя, для близких... И кто за это заплатит автору? Домашнее копирование получило широкое распространение в России в связи с большим поступлением в гражданский оборот звуко-видеозаписывающей аппаратуры и ростом спроса на нее со стороны граждан. Однако "обещанное" ст. 26 Закона вознаграждение ни авторы, ни исполнители, ни производители фонограмм по настоящее время ни разу не получали. В чем причина? Дело все в том, что закрепленный в статье порядок реализации указанного выше положения сложен и не практичен. Так, согласно п. 2 ст. 26 Закона вознаграждение за воспроизведение аудиовизуального произведения или звукозаписи выплачивается изготовителями или импортерами оборудования и материальных носителей. Сбор и распределение этого вознаграждения осуществляется одной из организаций, управляющих имущественными правами авторов, производителей фонограмм и исполнителей на коллективной основе, в соответствии с соглашением между этими организациями. Размер вознаграждения и условия его выплаты определяются соглашением между указанными изготовителями и импортерами, с одной стороны, и организациями, управляющими имущественными правами авторов и иных правообладателей, с другой стороны, а в случае, если стороны не достигнут такого соглашения, - специально уполномоченным органом Российской Федерации. Таким образом, для того, чтобы правообладатель мог получить вознаграждение, необходимо, как минимум, заключение двух соглашений: соглашения между организациями, управляющими имущественными правами авторов и других правообладателей, соглашения между изготовителями, импортерами и организациями, управляющими имущественными правами. Все это тяжеловесно и затруднительно, а, порой, - невыполнимо. Затруднительность заключения данных соглашений вызвана их условиями. Поэтому необходимо было ввести новый порядок реализации положения, для чего следует изменить его, внеся соответствующие поправки в Закон. Именно такой логики и придерживалось Правительство Российской Федерации, приняв решение о необходимости совершенствования ст. 26 Закона Российской Федерации "Об авторском праве и смежных правах". Совершенствованием Закона стало заниматься Российское агентство по патентам и товарным знакам в рамках специально созданной Межведомственной рабочей группы, в которую вошли представители заинтересованных министерств и ведомств. Видные ученые и практики фактически завершили работу, и вновь подготовленный законопроект в ближайшее время поступит на утверждение в Правительство. В новом законопроекте учтено все, в том числе и постулат о "домашнем копировании". Относительно него предлагается внести следующие изменения и дополнения: установление размера вознаграждения и порядок его выплаты, должны находиться исключительно в компетенции Правительства Российской Федерации. Более того, перечень оборудования и материальных носителей, относительно которых устанавливается сбор вознаграждения, также должен утверждаться Правительством РФ. А вот сбор и распределение этого вознаграждения будут осуществлять уполномоченные Правительством РФ организации, управляющие имущественными правами на коллективной основе. Исходя из опыта прошлых лет, полагаем, что введение данного механизма приведет не только к реализации права на вознаграждение, но и к появлению дополнительных возможностей для контроля со стороны государства за осуществлением деятельности авторско-правовых обществ. Ведь именно на них будет возложена реализация авторского вознаграждения. Авторы законопроекта "О внесении изменений и дополнений в Закон РФ "Об авторском праве и смежных правах" не остановились на совершенствовании лишь одной статьи Закона, поскольку авторское вознаграждение - далеко не единственная проблема в области авторского права и смежных прав, которую можно решить законодательным путем. Опыт работы в области коллективного управления авторскими правами показал, что данная область также должна находиться под контролем государства. Общество как политический институт пока не может и не готово в полной мере заниматься регулированием данного вопроса. В ходе работы над законопроектом Роспатент намеренно приводил нормы закона в соответствие с нормами Конституции РФ, и конечно, с положениями международных конвенций и договоров, к которым Россия уже присоединилась или собирается присоединиться в ближайшем будущем. Главным образом, речь идет о Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений, а также о Соглашении о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности (ТРИПС). Надо отметить, что работа по совершенствованию законодательства ведется постоянно, и при этом она крайне неблагодарна, поскольку далеко не право, порой, диктует России путь, а политические амбиции, часто меняющихся политиков.

2.2 Название произведения как объект авторского права

Название произведения как объект авторского права обладает по сравнению с самим произведением большим своеобразием. По этой причине российская судебная практика до сих пор не смогла определенно и убедительно сформулировать условия, при соблюдении которых название произведения следовало бы считать объектом авторского права, то есть предоставлять ему самостоятельную правовую защиту. Суды сознают, что чрезмерное расширение судебной защиты в этой сфере создаст почву для злоупотребления правом и бесконечных неоправданных конфликтов и в итоге затруднит свободную интеллектуальную деятельность. Сложности, стоящие перед судебной практикой, обусловлены недостаточно ясной, несколько иносказательной и поэтому требующей толкования формулировкой п.3 ст.6 Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах". Этот пункт признает часть произведения (включая его название) объектом авторского права в случае, если часть произведения: а) удовлетворяет требованиям п.1 ст.6 Закона, который декларирует, что объектом авторского права является "результат творческой деятельности" человека, и б) может использоваться самостоятельно. Таким образом, для распространения на название произведения правовой защиты Закон не считает достаточным одного лишь "творческого" происхождения названия, а требует еще и наличия у него способности к "самостоятельному" использованию. Эти два условия не независимы друг от друга. В действительности они предполагают наличие у названия произведения всего лишь одного конститутивного признака - неразрывной связи названия произведения с самим произведением. Говоря о "творческом" происхождении и способности к "самостоятельному" использованию названия, Закон под разными углами зрения описывает одно и то же: единство в глазах публики названия и самого произведения, - единство, превращающее название произведения в объект правовой защиты. Что такое "результат творческой деятельности" - один из основных, если не основной, вопрос авторского права. Применяя это определение к названию произведения, нельзя не заметить, что, в отличие от любой другой части (отрывка) произведения, его название вряд ли несет на себе такой же отпечаток творческого труда, как само произведение. В российской доктрине авторского права принято считать, что отличительным признаком результата творческой деятельности является его уникальность, оригинальность, неповторимость[46]. Высший Арбитражный Суд РФ в информационном письме Президиума ВАС РФ от 28 сентября 1999 года N 47 называет "оригинальность" названия произведения в качестве необходимого условия его правовой защиты [47]. Между тем, как отмечает В.О. Калятин, "неопределенность таких критериев переносит решение многих конкретных вопросов на усмотрение судьи". Он пишет: "Не случайно в англосаксонской судебной практике можно заметить отход от трактовки характеристики произведения (охраняемое произведение должно быть оригинальным) в сторону характеристики деятельности автора: произведение будет признаваться оригинальным, если автор проявил достаточное "умение, рассудительность и труд" или осуществил "отбор, оценку, проверку", если произведение было создано "в поте лица". Фактически в этих странах не требуется, чтобы идеи или форма выражения идей были оригинальными, но только чтобы сама работа была создана непосредственно автором, а не скопирована им" [48]. Очевидно, что неопределенности и трудности при выяснении, результатом творческой ли деятельности является то или иное произведение, многократно возрастают при попытках определить, творческая ли деятельность привела к созданию непосредственно названия произведения. Можно ли говорить о творческом характере таких названий, как "Недоросль", "Шинель", "Бедные люди" или "Вишневый сад"? Являются ли результатом творческого труда вынесенные в заглавия произведений пословицы "Бедность - не порок" и "Не в свои сани не садись"? Как относиться к именам собственным, придуманным авторами: "Евгений Онегин", "Братья Карамазовы", или существовавшим задолго до того, как они стали названиями произведений: "Бородино", "Невский проспект", "Петербург"? Наконец, как оценить строчку железнодорожного расписания "Москва - Петушки"? Странно говорить об "оригинальном", "уникальном" характере одного или сочетания двух, в крайнем случае, трех слов. Скорее можно говорить об умении, рассудительности и труде, проявленных автором при придумывании названия произведения. Однако и этот критерий вряд ли можно считать удачным, поскольку установить, явилось ли название продуктом целенаправленного труда или результатом случая, например, подсказки издателя, невозможно. В каком же случае автор сможет рассчитывать, что название его произведения будет признано судом "результатом творческой деятельности", способным к "самостоятельному" использованию, то есть получит правовую защиту? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо установить, почему, собственно, Закон обеспечивает правовую защиту "результату творческой деятельности" человека. Целью правового регулирования является защита того, что в обществе признается благом и по этой причине может оказаться предметом спора. Законодатель обусловливает защиту произведения его созданием в процессе творческой деятельности, так как считает, что только она производит на свет тот интеллектуальный продукт, который является благом как для его создателя, так и для других, и, следовательно, нуждается в специальной правовой защите. "Цель творчества - самоотдача". Термин "результат творческой деятельности" обозначает собой внешнее, объективное проявление уникальной и неповторимой человеческой личности. Оно является тем неотчуждаемым нематериальным благом, которое защищается правом. (Вот где можно говорить об уникальности применительно к авторскому праву. Уникально не произведение, а уникальна человеческая личность, проявлением - "продолжением" которой является произведение, если оно создано автором самостоятельно "в поте лица". Произведение уникально только потому, что оно "выражает вовне" человеческую личность, уникальность же человеческой личности не подлежит сомнению и не нуждается в доказывании.) Творческое происхождение произведения означает его неразрывную связь с личностью автора. Термин "результат творческой деятельности" используется авторским правом для обозначения такого "внешнего проявления" уникальной и неповторимой человеческой личности. При каких обстоятельствах название произведения так же неотделимо от личности автора, как и само произведение? В каком случае можно говорить о названии произведения как о принадлежащем автору нематериальном благе? Только тогда, когда в сознании публики это название прочно ассоциируется с самим произведением, неотделимо от него и, соответственно, от личности его автора. В этом случае всякое обращение к названию произведения означает и обращение к личности его автора. Эта связь - связь названия с произведением - превращает название почти в такой же элемент личности автора, как и само произведение. Поэтому только название, неразрывно связанное в глазах публики с самим произведением, и только оно может быть названо "результатом творческой деятельности" в том смысле, в каком Закон применяет это выражение к самому произведению - в качестве обозначения принадлежащего автору нематериального блага. Второе условие признания названия произведения объектом авторского права - его способность к "самостоятельному" использованию. При этом не имеется в виду "самостоятельное" использование в качестве обозначения какого-либо понятия - так же самостоятельно используется любое слово или фразеологическое сочетание. Закон имеет в виду специальный случай: способность какого-либо слова или словосочетания к "самостоятельному" использованию в качестве названия конкретного, совершенно определенного произведения. Речь идет о ситуации, когда, становясь "знаком", "символом" произведения, его название приобретает тем самым способность использоваться самостоятельно, то есть отдельно от самого произведения. Услышав (прочитав) такое название, каждый безошибочно поймет, какое именно произведение стоит за ним. Это название уже само по себе вызывает в сознании читателя целый комплекс образов, чувств и переживаний. Такое название является "именем" произведения, средством его индивидуализации, исключающим возможность его смешения с любым другим произведением. Средство индивидуализации - "имя" в широком смысле - защищается гражданским законодательством. Применительно к имени человека - нормой ст.19 ГК РФ, применительно к фирменному наименованию - нормой ст.54 ГК РФ, применительно к товару и услуге - Законом РФ "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименования мест происхождения товаров". Обусловливая защиту названия произведения его способностью к "самостоятельному" использованию, Закон "Об авторском праве и смежных правах" тем самым создает "право на имя" произведения. Субъектом данного права является тот, в чьих интересах Закон охраняет это название, - автор произведения. Имя нуждается в защите лишь тогда, когда оно является средством индивидуализации. Соответственно, оно и подлежит защите только в этом случае. М. М. Агарков писал: "Одно то, что кто-либо пользуется именем управомоченного лица, не дает еще последнему права воспрещения. Необходимо, чтобы имело место нарушение интереса, причинение ущерба, безразлично - морального или материального. Охрана имени должна иметь место лишь постольку, поскольку оно является средством индивидуализации. Воспрещение всякому и каждому пользоваться тем же именем, даже в том случае, если этим не наносится никакого ущерба его законному носителю и не представляется никакой опасности смешения в глазах общества различных индивидуальностей, являлось бы ничем не оправдываемым ограничением свободы личности"[49]. Это же отмечала и Е. А. Флейшиц: "Не может, однако, почитаться нарушением права на имя использование чужой фамилии, настолько распространенной, что сама по себе она уже не служит средством индивидуализации ее носителя" [50]. Способность названия произведения к "самостоятельному" использованию - несомненная для публики связь названия с произведением. Это как раз то, что превращает название произведения в такое его "имя", которое является средством индивидуализации, подлежащим юридической защите. Теперь мы можем свести воедино оба рассуждения, касающиеся двух сторон одной и той же медали: а) название произведения только тогда является "внешним проявлением" личности автора, принадлежащим ему нематериальным благом, - "результатом творческой деятельности", по терминологии Закона, - когда оно неразрывно связано в глазах публики с самим произведением, символизирует это произведение, а следовательно, и его автора; б) название только в том случае может использоваться "самостоятельно" - служить средством индивидуализации произведения, являясь поэтому принадлежащим автору нематериальным благом, когда его связь с произведением настолько очевидна, что обозначение им другого произведения неизбежно введет публику в заблуждение. Название произведения неотделимо в глазах публики от произведения только тогда, когда само произведение популярно, пользуется широкой известностью. Вполне понятно, что существенна не всеобщая популярность произведения, а популярность его у той ограниченной части публики, которой оно предназначено, поскольку только для нее важна его индивидуализация, только для нее смешение названий может привести к смешению произведений. С другой стороны, только в глазах этой публики название "символизирует" автора произведения, только она способна воспринимать название как "продолжение личности" автора. До сих пор речь шла о названии произведения как нематериальном благе. Однако оно представляет собой также и материальное, имущественное благо. Использование названия произведения способно приносить тому, кто его использует, имущественную выгоду, однако эта способность принадлежит названию лишь широко известного, популярного произведения. Только такое название может привлечь публику само по себе, и его стоит использовать (во всех смыслах этого слова) отдельно от самого произведения. Широкая известность самого произведения как непременное условие правовой защиты его названия прямо указана в п.2 ст.7 Закона РФ "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименования мест происхождения товаров": "Не регистрируются в качестве товарных знаков обозначения, воспроизводящие ... названия известных в Российской Федерации произведений науки, литературы и искусства, персонажи из них или цитаты, произведения искусства или их фрагменты, без согласия обладателя авторского права или его правопреемников". Хотя норма об известности произведения как условии правовой защиты его названия инкорпорирована в этот закон, она относится к авторскому праву. Особенность этой нормы состоит в том, что она не направлена на защиту названия произведения как средства его индивидуализации, поскольку защищает это название от несанкционированного использования совсем в другой области человеческой деятельности - не в той, в которой используется само произведение. Данная норма защищает название произведения как "внешнее проявление", "продолжение" личности его автора, как ее "символ". Именно по этой причине она защищает, наряду с названием произведения, персонажи произведения и цитаты из него. Вместе с тем норма п.2 ст.7 Закона РФ "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименования мест происхождения товаров" защищает имущественные права автора, поскольку использование названия популярного произведения приносит имущественную выгоду независимо от того, в какой области оно используется. Н.В. Макагонова считает, что критерий "известности", сформулированный в этом пункте, не может быть применен к объекту авторского права, поскольку в авторском праве "для возникновения авторских правомочий не требуется: акта обнародования произведения, без чего оно вряд ли может стать известным" [51]. В действительности норма п.2 ст.7 Закона РФ "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименования мест происхождения товаров" как раз и выявляет принципиальное различие таких объектов авторского права, как произведение, с одной стороны, и название произведения - с другой. В ней сформулировано исключение из общего правила авторского права, согласно которому права автора возникают в силу одного лишь факта создания "результата творческой деятельности", безотносительно к факту его обнародования. Условием возникновения авторского права на название произведения является не просто обнародование произведения, но значительно большее - приобретение этим произведением широкой известности под своим названием. К сожалению, судебная практика не видит принципиального различия между такими объектами авторского права, как произведение и его название, и применяет к юридической оценке названий те же критерии, что и к юридической оценке самих произведений. Суды вкладывают в термин "результат творческой деятельности" один и тот же смысл применительно к самому произведению и к его названию. Разрешая споры об авторском праве на название произведения, суды не ставят перед собой иной задачи, кроме выяснения, действительно ли "неповторимо", "оригинально", "уникально" это название. Такая позиция в одних случаях влечет за собой судебные ошибки, в других - неверное обоснование правильных по существу решений. Помимо того, что подобный подход противоречит смыслу действующего законодательства, он еще и ведет в тупик, поскольку, следуя ему, суд не в состоянии прийти к каким-либо более или менее объективным выводам. Если для признания произведения "оригинальным" суду, как правило, достаточно установить отличие спорного произведения от других произведений, то "проверка на новизну" названия произведения оказывается для него куда более сложной задачей. Суд понимает, что само по себе несовпадение проверяемого названия с уже существующими - это еще не основание для признания его "новым" и "оригинальным". Сознавая это, но стремясь исследовать любым способом степень "новизны", "оригинальности" того или иного названия, суд ступает на зыбкую почву. Так, Мещанский межмуниципальный суд Москвы, рассматривая дело по иску Е.Е. Сухова к издательству ЗАО "Компания "АСТ-Пресс" о запрете использования названия "Я - вор в законе", счел нужным выяснить, не является ли выражение "вор в законе" устойчивым фразеологическим сочетанием. Суд исходил из убеждения, что подобное сочетание не может быть "новым" и "оригинальным" в качестве названия произведения. Своим решением от 20 апреля 2001 года суд отказал в защите названию "Я - вор в законе", не признав его "оригинальным" и, следовательно, результатом творческой деятельности; это выражение, по мнению суда, "распространено в обычной жизни и криминальных кругах". Решение было оставлено в силе Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 июня 2001 года. Конечно, "вор в законе" - устойчивое фразеологическое сочетание. Но в названии произведения может стоять и пословица, и даже цитата из другого произведения, например, "Алмазный мой венец" - название автобиографического романа В. Катаева. Название произведения может состоять всего из одного слова, всем известного и повсеместно употребляемого. Согласно этой логике, ни одно из названий такого рода не вправе претендовать на судебную защиту. Кстати, проведя анализ названия "Я - вор в законе" и вынося свое решение, суд пренебрег его отличием от устойчивого фразеологического сочетания "вор в законе". Он счел такое различие несущественным для цели определения "новизны", "оригинальности" названия. Такой подход суда показывает очевидную неопределенность и размытость используемых им критериев. Что предпринял бы суд, если бы спорное название не было близко к устойчивому фразеологическому сочетанию? С чем тогда сравнивал бы он исследуемое им название? Чем руководствовался бы, решая, "уникально" оно или нет, что рассматривал бы в качестве признака такой "уникальности"? Судебная практика не в состоянии ответить на эти вопросы. Применяя к названию произведения критерий "новизны", "оригинальности", "уникальности", судебная практика не только неверно толкует действующее авторское законодательство, но и вынуждает судей использовать судейское усмотрение в такой области, в которой рациональное обоснование выводов практически невозможно. Это приводит к тому, что суды оказываются не в состоянии защитить признаваемые обществом реальные блага. Серия романов, озаглавленная "Я - вор в законе", популярна среди любителей детективного жанра. Данное название прочно ассоциируется у публики с определенными произведениями и конкретным автором. Использование его для обозначения произведения, написанного другими авторами, вводит публику в заблуждение. Ущерб правосудию наносят не только судебные ошибки, но и неверное обоснование правильных по своей сути решений. Этот вред особенно существенен, если решение выносится высшим судебным органом. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ своим Постановлением от 2 декабря 1997 года N 4894/97 не признал название "Энциклопедия для детей" объектом авторского права, мотивировав это тем, что оно не является "оригинальным" и "не может использоваться самостоятельно". Правильность этого постановления - с учетом обстоятельств конкретного дела - не вызывает никаких сомнений. Однако общая посылка суда о возможности и необходимости применения к названию произведения критериев "оригинальности" или "неоригинальности" ошибочна. Если бы название "Энциклопедия для детей" в сознании широкой публики прочно ассоциировалось с совершенно определенным произведением и только с ним, если бы его использование в качестве обозначения другого произведения могло бы привести к смешению в глазах читателей разных произведений, тогда это название, несомненно, являлось бы благом, подлежащим правовой защите. В этом случае название "Энциклопедия для детей" "символизировало бы" результат творческой деятельности определенных авторов, было бы неразрывно связано именно с их личностью, и выгода, вытекающая из использования этого названия, была бы порождена именно их трудом. В деле же, рассмотренном Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ, название "Энциклопедия для детей" не было объектом авторского права по той причине, что не соотносилось публикой ни с каким конкретным произведением, а воспринималось ею всего лишь как родовое обозначение. Способность названия обладать правовой защитой - это не его собственное свойство, а качество, определяемое популярностью произведения, местом произведения на книжном рынке. Так же, как короля на сцене играет его свита, так и правовой статус названия определяется отношением к нему публики. Именно это отношение должен исследовать суд, решая вопрос о праве автора на защиту названия его произведения. Анализ авторского права показывает, что в отношении названия произведения действует исключение из общего его принципа: право на защиту возникает у автора не в момент создания произведения, а в момент обретения произведением известности под этим названием. Авторское право защищает название как "объективное проявление", "продолжение вовне" личности самого автора и в то же время как "имя", средство индивидуализации его произведения. Субъектом обоих прав является автор произведения. Несомненно, это близкие, но все-таки разные права. Защита названия как "внешнего проявления", "продолжения" личности автора не зависит от того, существует или нет опасность смешения различных объектов, обозначаемых одним и тем же названием. Поэтому Закон запрещает регистрацию в качестве товарных знаков названий известных в России произведений науки, литературы и искусства без согласия обладателей авторских прав на эти произведения. Законодатель не придает значения тому, что товар, названный именем произведения, ни в чьем сознании и ни при каких обстоятельствах не сможет занять место самого произведения. Защита же названия как "имени", как средства индивидуализации произведения всегда обусловлена опасностью смешения разных произведений. Вывод, что только то название произведения подлежит правовой защите, которое в глазах публики неразрывно связано с самим произведением, следует непосредственно из текста действующего законодательства. Однако для понимания этого требуется толкование закона, уяснение воли законодателя. Мы считаем, что для устранения такой необходимости было бы достаточно исключить из текста п.3 ст.6 Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах" упоминание о названии произведения как особом случае части произведения и дополнить ее специальной нормой, согласно которой название произведения признавалось бы объектом авторского права лишь при условии существования уже сложившейся в сознании публики устойчивой связи названия с самим произведением. В.А. Дозорцев пишет: "При изучении отдельных институтов (исключительных прав) важно не замыкаться на них, а иметь в виду общие категории. Только такой подход создаст условия для их понимания, а не заучивания. И только на его основе можно обеспечить правильное применение и дальнейшее развитие законодательства" [52]. Пример авторского права на название произведения позволяет сделать вывод, что отдельные исключительные права не только объединены общими категориями, но могут еще и "дополнять" друг друга, "переплетаться" друг с другом. 2.3 Проблема лицензирования деятельности по коллективному управлению имущественными авторскими и смежными правами Чье-то право - это всегда чья-то обязанность. Сущность исключительных имущественных авторских прав состоит именно в обязанности использующего произведение лица получать разрешение на соответствующий вид использования. Аналогичные правовые конструкции предусмотрены в отношении имущественных прав исполнителей, производителей фонограмм, телевизионных и радиовещательных организаций. Понимание авторского права как законодательно установленной необходимости заключать договоры с авторами было закреплено уже в самых первых законодательных актах, содержащих авторско-правовые нормы, в частности, в принятом в 1710 году в Англии Статуте королевы Анны. Такой подход получил признание во всех цивилизованных странах, что весьма способствовало унификации национальных авторско-правовых институтов и расширению международного сотрудничества в данной области. Однако с развитием техники, с появлением новых способов использования охраняемых авторским правом объектов стали все отчетливее проявляться не только возможности массового и сравнительно недорогого приобщения членов общества к культурным ценностям, но и все трудности обеспечения надлежащей "юридической чистоты" при использовании произведений, исполнений, фонограмм на радио и телевидении, в интерактивных цифровых компьютерных сетях, продуктах мультимедиа и т.д. Простейший пример: при вещании радиостанции в "музыкальном формате" в час используется в среднем двадцать песен, у каждой из которых есть, как минимум, один композитор и один автор текста. Следовательно, для обеспечения правомерности одного часа вещания необходимо заключение не менее чем сорока (!) договоров с авторами. Если же вспомнить о правах исполнителей (певцов, музыкантов, дирижеров), производителей фонограмм, переводчиков, аранжировщиков, а также о том, что права этих лиц могут переходить к их наследникам или иным правопреемникам, то становится понятно, что соответствующая "юридическая нагрузка" окажется непосильной даже для самой преуспевающей вещательной организации. Но право, будучи изначально "наукой о добром и справедливом", уже давно выработало схемы для преодоления этой кажущейся безвыходной ситуации. Современное законодательство предоставляет пользователю выбор: заключить прямые договоры непосредственно с каждым правообладателем или подписать лицензионное соглашение с организацией, созданной правообладателями и управляющей их имущественными правами на коллективной основе. Разумеется, второй вариант применяется только в тех случаях, когда управление правами на индивидуальной основе (заключение прямых договоров с каждым из правообладателей) невозможно либо затруднительно. Система коллективного управления позволяет заключить в таких случаях вместо бесчисленного множества договоров единое специальное соглашение. Организация по коллективному управлению правами суммирует и выплачивает каждому правообладателю (автору, исполнителю и т.д.) полученные от пользователей денежные средства. В результате правообладатели получают причитающееся им вознаграждение, а пользователи - возможность осуществлять свою деятельность на законном основании. Коллективное управление авторскими правами имеет долгую историю, давние традиции. У его истоков стоял Бомарше, его развитию способствовал Виктор Гюго, в России одним из его основоположников был драматург А.Н. Островский. В Советском Союзе с 1973 года подобная деятельность осуществлялась государственным органом (ВААП). В настоящее время организации по коллективному управлению авторскими правами (иногда называемые "авторско-правовыми обществами") существуют почти во всех странах мира. Благодаря деятельности Международной конфедерации обществ авторов и композиторов (CISAC -"СИЗАК") такие общества осуществляют обмен репертуарами друг с другом, в результате каждое из них имеет возможность представлять на территории своей страны всех иностранных правообладателей и практически весь мировой репертуар произведений. Бурное развитие технологий в последнее время привело к резкому расширению сферы коллективного управления авторскими и смежными правами. Национальные системы коллективного управления в большинстве стран переживают сейчас период стремительного преобразования. Укрепляются связи и расширяется взаимодействие между авторско-правовыми обществами на международном уровне. Общие тенденции эволюции российской системы коллективного управления правами аналогичны, но ситуация во многом осложнена недостаточной степенью законодательной урегулированности в данной области. В настоящее время существует несколько общероссийских организаций, осуществляющих коллективное управление разными правами в интересах различных категорий обладателей прав при отдельных способах использования произведений. В целом такая ситуация соответствует действующей редакции пункта 2 статьи 44 Закона Российской Федерации "Об авторском праве и смежных правах", согласно которой допускается создание "либо отдельных организаций по различным правам и различным категориям обладателей прав, либо организаций, управляющих разными правами в интересах разных категорий обладателей прав" [53]. Таким образом, законодательством предусмотрены положения об определенных ограничениях при создании и деятельности организаций по коллективному управлению имущественными авторскими и смежными правами. Однако механизм реализации указанных законодательных положений отсутствует. С этим связана одна из существенных проблем в области коллективного управления имущественными авторскими и смежными правами в Российской Федерации, которая заключается в том, что на практике стало создаваться бесчисленное множество организаций, вписывающих в свои учредительные документы положения об осуществлении коллективного управления имущественными авторскими и смежными правами. Практически каждая такая организация считает себя правомочной представлять всех правообладателей и требовать с пользователей соответствующих выплат. Законодательные предписания для преодоления этой ситуации существуют, но органы, осуществляющие регистрацию юридических лиц, не в состоянии следить за их соблюдением. Если государство не осуществляет надлежащим образом контрольных и надзорных функций в отношении деятельности организаций по коллективному управлению имущественными авторскими и смежными правами, то это приводит, с одной стороны, к появлению ряда злоупотреблений и росту мошенничества в этой сфере, а с другой стороны, к невозможности нормальной работы для организаций, действительно осуществляющих коллективное управление авторскими и смежными правами. В результате оказываются нарушенными права авторов, исполнителей, иных правообладателей, права добросовестных пользователей, страдают интересы российских граждан, общества и государства. Зарубежный опыт свидетельствует о том, что законодательством большинства развитых стран мира (ФРГ, Франции, Швейцарии, Испании и др.) предусмотрены специальные положения, регулирующие вопросы создания и деятельности организаций по коллективному управлению имущественными правами. Как правило, за рубежом создание такой организации ставится в зависимость от получения "одобрения" ("согласия", "агремана") от специально уполномоченного государственного органа (обычно таким органом является патентное ведомство страны, министерство культуры или министерство юстиции). При принятии решения принимаются во внимание такие факторы, как соответствие положений устава, организационно-правовой формы и структуры организации интересам правообладателей, деловая репутация ее руководителей, квалификация сотрудников, наличие необходимого "репертуара", обеспеченность деятельности организации материальными и финансовыми ресурсами и т.д. С учетом особенностей действующего законодательства Российской Федерации наиболее приемлемым аналогом зарубежной процедуры "одобрения" создания организаций такого рода представляется введение лицензирования соответствующей деятельности. Проблемы связаны не только с созданием организаций, управляющих имущественными правами на коллективной основе, но и с осуществлением ими своей деятельности. Фактически монопольное положение организаций по коллективному управлению имущественными правами с практической точки зрения является необходимым условием для эффективного действия такой системы реализации авторских и смежных прав. Если такая организация не функционирует надлежащим образом или злоупотребляет предоставленными ей правами, то оказываются нарушенными законные интересы как правообладателей, так и пользователей. В связи с этим в настоящее время, когда область применения системы коллективного управления имущественными правами постоянно расширяется, представляется необходимым закрепление в законодательстве положений, гарантирующих надлежащую деятельность таких организаций, позволяющих государству осуществлять в отношении их деятельности объективно необходимые контрольные функции (контроль за соответствием деятельности организации ее уставу, правильностью сбора и распределения вознаграждения, обоснованностью административных расходов, действительным осуществлением выплат правообладателям и т.д.). Осуществление указанного контроля является такой же обязанностью всех стран - участниц Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений, как и обязанность принимать соответствующие меры против любых других возможных нарушений соответствующих прав (см., например, пункт 1 статьи 36 Бернской конвенции).[54] В зарубежных странах контроль за деятельностью организаций по коллективному управлению имущественными правами регулируется нормами специального законодательства либо осуществляется на основании общих положений гражданского и административного права. В Российской Федерации такой контроль может осуществляться прежде всего лицензирующим органом. Поскольку в эффективной и законной деятельности организаций по коллективному управлению имущественными авторскими и смежными правами заинтересовано множество лиц - правообладатели, пользователи (радиостанции, телеканалы, владельцы Интернет-сайтов и т.д.), а также все российские граждане и российское государство, то деятельность по коллективному управлению должна находиться под адекватным контролем, который в Российской Федерации можно обеспечить именно путем введения лицензирования. Статьей 4 Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности" [55] установлены критерии определения лицензируемых видов деятельности, в соответствии с которыми к таковым относятся любые виды деятельности, осуществление которых, в частности, может повлечь за собой нанесение ущерба правам и законным интересам граждан, если регулирование не может осуществляться иными методами, кроме как лицензированием. Возможность нанесения ущерба (в том числе в крупных размерах) правам и законным интересам граждан (в частности, обладателям авторских или смежных прав) при ненадлежащем осуществлении деятельности по управлению имущественными правами на коллективной основе - ввиду своей очевидности каких-либо сомнений не вызывает. Отсутствие в настоящее время лицензирования такой деятельности выглядит достаточно странным, особенно при сравнении с обязательностью лицензирования деятельности инвестиционных фондов, банковских услуг, страхования. Ведь работающие в большинстве стран организации по коллективному управлению обычно представляют интересы гораздо большего числа граждан (десятков и сотен тысяч). Так, членами Российского авторского общества (РАО) является более 12 тысяч россиян, а представляет оно интересы еще большего числа авторов (включая сотни тысяч иностранных правообладателей по договорам с аналогичными зарубежными организациями). Международное сотрудничество в области коллективного управления дает возможность отечественным правообладателям получать гонорар за использование их произведений за рубежом. Рассмотрим далее вопрос о приемлемости для России иных, кроме лицензирования, способов регулирования деятельности по коллективному управлению имущественными авторскими и смежными правами, в частности, упомянутых выше зарубежных методов регулирования такой деятельности. В принципе можно предположить, что контроль за созданием организаций по коллективному управлению и их деятельностью, осуществляемый уполномоченным государственным органом (включающий, в частности, получение и анализ материалов о деятельности таких организаций, в том числе финансово- хозяйственной документации, бухгалтерской отчетности и т.д.), мог бы в определенной степени решить некоторые из обсуждаемых проблем. Однако нельзя не учитывать тот факт, что к настоящему времени практически отсутствуют какие-либо эффективные правовые конструкции для обеспечения возможности практического осуществления таких контрольных функций, реального воздействия в случае несоблюдения правомерных требований со стороны контролирующего органа, а значит такие правовые конструкции пришлось бы создавать заново, игнорируя уже имеющиеся в отечественном законодательстве. Между тем использование уже существующих и достаточно эффективно действующих (что подтверждается накопленной отечественной практикой) правовых конструкций представляется более предпочтительным, чем создание каких-либо новых при отсутствии на это веских оснований. В настоящее время в Российской Федерации сложилась довольно устойчивая система "приобретения правоспособности" юридическими лицами, согласно которой юридическое лицо может осуществлять любую деятельность, соответствующую законодательству и учредительным документам, а для осуществления отдельных видов деятельности требуется получение специального разрешения - лицензии (пункт 1 статьи 49 Гражданского кодекса Российской Федерации). Поскольку, как уже было сказано выше, контроль в рассматриваемой области необходим, но его трудно осуществлять на стадии регистрации юридических лиц, наиболее целесообразно предусмотреть именно лицензирование соответствующей деятельности. Любые иные варианты осуществления такого контроля (аккредитация, "согласование со специально уполномоченным органом" и т.д.) будут либо малоэффективными, не позволяющими принимать действенные меры к нарушителям, либо не соответствующими положениям действующего законодательства Российской Федерации. "Изобретение велосипеда" в данной области и все связанные с этим недочеты и ошибки могут обойтись слишком дорого, поэтому, согласно выработанному еще средневековой философией так называемому "правилу бритвы Оккама" - "не следует множить сущности без чрезвычайной надобности". Вопросы лицензирования достаточно хорошо урегулированы, в том числе и Федеральным законом "О лицензировании отдельных видов деятельности", которым закреплены права и обязанности заинтересованных лиц (соискателей лицензии, лицензиатов и др.), общие полномочия лицензирующих органов, процедуры принятия и обжалования решений и т.д. Причем в данном случае существует по-своему уникальная ситуация - во ведении контроля за соответствующей деятельностью в целях пресечения любых возможных злоупотреблений и мошенничества заинтересованы прежде всего сами осуществляющие такую деятельность российские организации по коллективному управлению правами. Следует отметить также еще одну особенность предлагаемого варианта решения проблем: введение лицензирования деятельности по коллективному управлению имущественными авторскими и смежными правами не приведет ни к каким "ограничениям рыночных отношений" (поскольку предпринимательской деятельностью организации по коллективному управлению просто не занимаются), но позволит нормализовать и упростить деятельность других лиц, связанных с рынком авторских и смежных прав. Целесообразность введения такого лицензирования обусловлена прежде всего необходимостью обеспечения надежной защиты прав российских авторов, исполнителей и других российских граждан, предотвращения возможного ущерба их законным интересам, а также создания благоприятных условий для дальнейшего формирования и функционирования отечественной системы коллективного управления. Введение лицензирования деятельности по коллективному управлению имущественными авторскими и смежными правами позволило бы гарантировать доступность системы коллективного управления имущественными правами для всех нуждающихся в ней правообладателей, возможность их участия в принятии основных решений, затрагивающих управление их правами, создание системы недискриминационного распределения собранного вознаграждения между всеми правообладателями, доступность для правообладателей информации об управлении их правами, отсутствие дискриминации в отношении пользователей и т.д. Лицензирование деятельности по управлению имущественными правами на коллективной основе позволит принимать действенные меры по отношению к нарушителям. В результате российская система коллективного управления имущественными авторскими и смежными правами сможет приобрести ту устойчивость и надежность, которые характерны для таких систем в цивилизованных странах мира, где общества по коллективному управлению существуют и эффективно действуют в течение столетий, и которые необходимы для стабильной реализации авторских и смежных прав в эпоху бурного развития и широкого применения современных технологий. 3.Проблемы защиты авторских прав в сети Интернет 3.1 Общая характеристика использования объектов авторского права в сети Интернет В современную эпоху, называемую "информационным обществом", мы являемся свидетелями закономерного и вполне ожидаемого бурного развития интеллектуальной деятельности человека, роль которой претерпела качественные изменения и сильно возросла. Сегодня интеллектуальная деятельность человека важна и имеет первостепенное значение не только для духовного развития человека и человечества, но и для социального и экономического состояния любого государства. Она является важной составной частью безопасности государства, поскольку недостаточный интеллектуальный потенциал, являющийся, в первую очередь, следствием недостаточной нормативно-правовой базы, ведет к неконкурентоспособной экономике, а значит, слабому государству. Новые информационные технологии открывают практически неограниченные и еще плохо изученные, не только в правовом, но и в философском смысле возможности. Они позволяют значительно шире и быстрее применять в общественной жизни новые результаты интеллектуальной деятельности. Благодаря им появились новые виды творческой деятельности и интеллектуальных продуктов, например, связанные с использованием звукозаписи и видеозаписи, а также с использованием сети Интернет. Представляется, что Интернет объективно способен оказать положительное воздействие на развитие всего человечества, однако он же способен нанести ему и непоправимый ущерб. Поэтому те общественные отношения, которые он порождает, должны своевременно регулироваться нормативно-правовой базой. Право здесь должно играть активную роль, воздействуя на общественные отношения посредством своих функций: регулятивной и охранительной. Регулятивная функция права выражается в правовом воздействии на общественные отношения. Она призвана обеспечить четкую организацию общественных отношений, их функционирование и развитие в соответствии с потребностями человека, общества и государства. Эта функция права воздействует на общественные отношения путем их отражения и направления через нормативно-правовые акты. Охранительная функция права направлена на охрану положительных и искоренение вредных для человека, общества и государства общественных отношений. Она воздействует на общественные отношения через установление запретов на действия, нарушающие чье-либо право, санкций за подобные деяния и применение данных санкций к правонарушителям. Важно отметить, что регулятивная и охранительная функции права должны проявляться четко и в необходимой мере, не ломая тех традиций и обычаев, которые сложились в Интернетсреде. История сети Интернет составляет около 25 лет, но в январе 2000 г. в ней было подключено примерно 8 651 180 компьютеров. Сеть была создана усилиями Министерства обороны США (U. S. Department of Defense), рядом университетов и других академических учреждений, получающих заказы на научные исследования от Министерства обороны США. Их целью было создание сети, которая связала бы мощные ЭВМ и местные сети, ставшие в 70-х годах необходимым инструментом для проведения научных исследований. Министерство обороны США стремилось создать сеть, которая могла бы функционировать и в случае ядерной войны. Однако вскоре стало очевидно, что национальные телефонные линии, по которым передавалась большая часть данных, в силу их централизованной структуры не смогут функционировать после ядерной атаки, поэтому была необходима разработка абсолютно новых подходов к организации передачи данных. Они появились в начале 70-х годов, когда была разработана группа протоколов TCP/IP (Transmission Control Protocol/Internet Protocol), позволивших создать новую сеть, известную сегодня как Интернет . В наши дни сеть Интернет уже не является правительственной сетью. Ее развитием занимается ряд частных добровольческих организаций. Сеть Интернет развивается с огромной скоростью. Так, на сегодня в мире более 407,1 млн человек имеют доступ к сети Интернет (в 1999 г. их было 201,5 млн). Из них 41% приходится на Северную Америку, 27,8% - на Европу, 26% - на Азиатский район Тихого океана, 4% - на Латинскую Америку, 0,8% - на Африку, 0,6% - на Средний Восток. Поэтому в ближайшем будущем Интернет превратится в важнейший канал социальных коммуникаций, по которому будет осуществляться подавляющее большинство коммерческих операций, будут выполняться все функции связи и вещания средств массовой информации. Интернет постепенно позволит по- новому взглянуть на результаты интеллектуальной деятельности человека, сделать их более доступными, понятными и открытыми. Уже сегодня в Интернете существует около 7,1 млн уникальных web-сайтов, из них 2,9 млн находятся в свободном доступе, 1,5 млн являются частными, 2,7 млн находятся на стадии создания или обновления. 69% пользователей Интернетом используют сеть для отправки и приема e-mail, 47% - для образовательных целей, 47% - для получения информации о продуктах и услугах, 43% - для получения бесплатного программного обеспечения, 42% - для досуга, 38% - для подготовки к отпуску, 31% - для чтения газет, 28% - для компьютерных игр, 25% - для получения банковских услуг, 23% - для поиска работы, 23% - для поиска информации о здоровье, 21% - для прослушивания музыки, 19% - для получения информации о местных органах власти, 18% - для получения информации о музеях, 14% - для покупки книг, 11% - для создания своих собственных web сайтов, 10% - для получения информации о политических партиях, 9% - для покупки программного обеспечения, 7% - для покупки ценных бумаг, 5% - для просмотра телевизионных передач, 4% - для участия в аукционах, 3% - для участия в видеоконференциях. Доход от электронной коммерции в Европе в 2000 г. составил около 87,4 млрд долларов. В мире доход от электронной коммерции в 2000 г. составил более 657 млрд долларов. К 2004 г. предполагается, что эта сумма возрастет до 1533,2 млрд долларов.[56] Таким образом, сеть Интернет порождает большое количество разнообразных общественных отношений. Среди них выделяются общественные отношения, возникающие по поводу создания и использования объектов исключительных прав. Правовое регулирование и защита данных объектов с появлением сети Интернет постепенно переходит на новый качественный и количественный уровень. Вопрос о правовом регулировании и защите исключительных прав в сети Интернет имеет в последнее время особую актуальность. Это связано с тем, что сеть переполнена материалами, нарушающими авторские и смежные права. В Интернете легко найти книги, статьи, аудио- и видеозаписи, а также иные объекты, помещенные туда с нарушением исключительных прав их создателей и иных обладателей данных прав. Распространение подобных материалов в сети является почти неконтролируемым. Так, согласно исследованию, проведенному социологическим отделением Интернет-компании "Yahoo!", за 6 месяцев с сентября 1998 г. по февраль 1999 г. в Интернете появилось 236 web-страниц, на которых размещены репродукции картин современного британского художника Николоса Ли (Nick Lee). При этом художник и не подозревал о том, что его работы используются без указания авторства. [57] Таким образом, следует признать, что особенностью сети Интернет является сложность контроля за копированием и использованием произведений. Однако сущность нарушений авторского права в Интернете остается традиционной. Очевидно, что и способы защиты авторских и смежных прав в сети должны оставаться прежними, т. е. в рамках законодательства и международных договоров Российской Федерации, в том числе в судебном порядке в рамках гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Очевидно и то, что в силу простоты копирования и нематериальной сущности объектов авторского права в Интернете трудно доказать факт нарушения авторского и смежных прав. Анализ действующего законодательства в области авторского и смежных прав показывает его ограниченность в вопросе регулирования и защиты исключительных прав в сети Интернет. Нормы действующего законодательства создавались в расчете на то, что авторские произведения, как правило, распространяются на материальном носителе и фиксированным тиражом. В Интернете же авторские материалы не имеют материального носителя, и их тираж является практически неограниченным. В литературе встречается достаточно интересный подход к проблеме защиты исключительных прав в сети Интернет. Его ярким представителем является Петровский С.В.1 Он основывается на том, что современный сайт представляет собой совокупность гипертекстовых документов, объединенных по определенному критерию, а совокупность гипертекстовых документов, размещенных на сайте, вполне соответствует понятию базы данных, закрепленному в Законе РФ от 23 сентября 1992 г. N 3523-1 "О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных". В ст.1 этого Закона под базой данных понимается "объективная форма представления и организации совокупности данных (например: статей, расчетов), систематизированных таким образом, чтобы эти данные могли быть найдены и обработаны с помощью ЭВМ". Сторонники этого подхода считают, что для регулирования и защиты авторских и смежных прав в сети Интернет могут использоваться механизмы, предусмотренные для правовой охраны баз данных (в частности, для их регистрации). Согласно ст.1 Закона РФ "О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных" под воспроизведением базы данных понимается изготовление одного или более экземпляров базы данных в любой материальной форме, а также запись в память ЭВМ, поэтому копирование web- страницы для личного использования будет противозаконным, так как согласно ст.18 Закона РФ от 9 июля 1993 г. N 5351-I "Об авторском праве и смежных правах", не допускается в личных целях без согласия автора и без выплаты ему авторского вознаграждения воспроизведение баз данных или существенных частей из них. Таким образом, деятельность пользователей в сети Интернет по получению информации, т. е. та деятельность, которая гарантируется Конституцией РФ, противоречит отдельным положениям законодательства Российской Федерации об авторском и смежных правах. В настоящий момент приемлемого механизма защиты авторских прав в сети Интернет еще нет. Но из действующего законодательства России следует, что материалы, обнародованные на сайте в электронной форме, являются объектом авторского права и соответственно им охраняются. Так, например, статья, размещенная на сайте в сети Интернет, согласно статьям 5, 6, 7 Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах", является произведением, а значит, является объектом авторского права. Если статья, размещенная в сети Интернет, является объектом авторского права, ее размещение является обнародованием, поскольку делает произведение доступным для всеобщего сведения. Копия же авторского произведения, полученная из Интернета, является экземпляром произведения, поскольку записывается в память компьютера. Главная проблема заключается в доказывании авторства спорной работы и времени ее публикации в Интернете. Так, согласно статье 55 ГПК РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов. Такими сведениями могут быть публикации спорных объектов исключительных прав на материальных носителях, нотариальное засвидетельствование даты создания произведения, свидетельства и материалы, предоставляемые поисковыми Интернет-системами, Интернет-провайдерами, хостинг-провайдерами и др. Например, в ходе разбирательства в арбитражном суде первой инстанции по делу ООО "ПромоРу" против ООО "Познавательная книга плюс" истец представил на рассмотрение суда доказательства, относящиеся к "электронным аналогам" материалов книг, а также подтверждения хостинг-провайдера, Интернет-провайдера и компании - владельца поисковой системы "Апорт". По свидетельствам указанных организаций, создание файлов, по содержанию соответствующих представленным истцом "спорным" материалам, произошло значительно раньше заявляемого ответчиком срока. Суд признал представленные доказательства соответствующими принципам относимости и допустимости.1 Помимо правовых средств защиты исключительных прав в сети Интернет можно выделить некоторые технические. Уже существуют технологии, наделяющие электронный документ возможностью саморазрушения в случае его незаконного использования. Также существует возможность вставки в электронный документ "водяных знаков". "Водяной знак" (watermark) - это встраиваемый в объект интеллектуальной собственности определенный код, который не виден при обычном просмотре, но при обработке объекта специальным программным обеспечением возможно снятие информации, хранящейся в "водяном знаке". Данная информация может включать в себя сведения об авторе, дате создания объекта, месте создания, регистрационные данные и др. Еще одним технологическим средством охраны исключительных прав в Интернете является web-депозитарий, позволяющий автору подтвердить факт и время публикации произведения в сети Интернет. Электронная копия объекта исключительных прав записывается на неизменяемый машиночитаемый носитель (CD- R диск) с фиксацией времени и места ее изготовления. Представляется, что такой подход является спорным, поскольку удостоверение производит лицо, имеющее материальную заинтересованность, кроме того, имеется ряд технических сложностей, делающих этот метод экономически невыгодным. Итак, российское законодательство все еще не содержит норм, отражающих специфику сети Интернет, что ведет к обострению проблем, связанных с недостаточной законодательной урегулированностью, складывающихся в этой сфере правоотношений. Сегодня можно констатировать, что, несмотря на возможность защиты исключительных прав в отношении объектов, связанных с Интернетом, такая защита осуществляется институтами, не учитывающими специфику и социальное значение Интернета. Налицо отставание нормативно-правовой базы от общественных отношений, что ведет к неурегулированности данной сферы нормами законов, к развитию и преобладанию корпоративных норм или отсутствию всякого нормативного регулирования. Все это отпугивает авторов и иных правообладателей от размещения объектов интеллектуальной собственности в Интернете, что не способствует становлению цивилизованных правовых отношений, развитию экономики и культуры. Поэтому, на данном этапе, перед законодателями стоит задача адаптировать нормативно- правовую базу для обеспечения правового регулирования и защиты исключительных прав в сети Интернет. 3.2 Проблема законодательной неурегулированности авторских прав в сети Интернет На Парламентских слушаниях "О правовом регулировании использования сети Интернет" 18 мая 2000 г. был выдвинут (и поддержан большинством участников) тезис о том, что Интернет, по сути, является особым публичным пространством, существенно отличающимся по своим характеристикам от привычного нам общества. С другой стороны, широкую поддержку получило мнение, что к регулированию использования Интернета вполне применимы нормы действующего законодательства. Как представляется, приведенные положения не вполне сочетаются одно с другим. В самом деле, если можно вести речь об "особом публичном пространстве", то логично предположить и необходимость особого регулирования отношений в рамках такого "пространства". Указанное противоречие можно разрешить простым (и, по-видимому, единственно возможным) способом: признать, что действующее законодательство может быть распространено на отношения, складывающиеся в процессе использования Интернета. Однако непосредственное применение действующего законодательства к "сетевым" отношениям в одних случаях может дать хорошие результаты, в других - привести к неадекватному регулированию тех или иных отношений, в третьих - оказаться и вовсе недопустимым. Поэтому, рассуждая о возможности применения действующего законодательства к "сетевым" отношениям, всегда следует помнить о том, что речь идет о применении указанных норм по аналогии к сходным, но отнюдь не тождественным общественным отношениям. В чем же конкретно состоит специфика "сетевых" общественных отношений? Прежде всего, отметим простоту осуществления пользователем Интернета любых операций с информацией, в том числе - охраняемой правом интеллектуальной собственности. Одно из следствий этого - возрастание в рамках "сетевых" отношений значения отдельных процессов, которые ранее не играли сколько- нибудь существенной роли. Так, по общему правилу установленному п.1 ст.18 Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах" допускается воспроизведение исключительно в личных целях без согласия автора и без выплаты авторского вознаграждения правомерно обнародованных произведений. Исключение сделано лишь для отдельных групп произведений, в частности, не допускается репродуцирование книг (полностью). Возникает вопрос: является ли нарушением авторского права воспроизведение исключительно в личных целях ("скачивание с сервера") правомерно размещенного в Интернете текста книги? Как представляется, с точки зрения действующего законодательства ответ должен быть отрицательным. В то же время существующая тенденция роста числа пользователей Интернета позволяет предположить если не отмирание в будущем "бумажных библиотек", то по крайней мере значительное уменьшение их удельного веса по сравнению с так называемыми "электронными библиотеками". При этом оказывается возможным копирование и использование в личных целях какого-либо произведения практически неограниченным числом посетителей таких сайтов без согласия автора (правообладателя) и без выплаты авторского вознаграждения. В результате чем дальше, тем в большей степени страдают интересы авторов (правообладателей). Другая проблема: можно ли считать воспроизведением "исключительно в личных целях" "бескорыстно" осуществленное размещение неуправомоченным лицом чужого произведения в Интернете? Здесь, как и в предыдущем случае, возможны лишь рассуждения по аналогии: прямого ответа на данный вопрос действующее законодательство не содержит. В рамках "сетевых" общественных отношений становится неочевидным принцип разграничения информационных объектов, и в первую очередь - объектов интеллектуальной собственности. Следствие такого положения вещей - неоднозначность судебной практики по вопросам, связанным с защитой исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности в отношениях, связанных с Интернетом. Кроме того, могут появляться новые объекты (например, доменные имена), по своим характеристикам напоминающие традиционные объекты интеллектуальной собственности. Отношения по поводу таких объектов нуждаются в специальном урегулировании на уровне закона, как это сделано в отношении прочих объектов интеллектуальной собственности. Приведенные специфические характеристики "сетевых" общественных отношений позволяют сделать вывод, что применение к таким отношениям действующего законодательства не будет абсолютно адекватным (хотя это неизбежно вплоть до принятия специальных нормативных актов, регулирующих отношения, складывающиеся в связи с использованием Интернета). Думается, вопрос следует ставить шире и глубже, чем это сделано в ч.4 п.1 ст.4 проекта федерального закона "О государственной политике Российской Федерации по развитию и использованию сети Интернет" (в редакции, распространявшейся на Парламентских слушаниях 18 мая). Необходимо не просто приведение действующих нормативных актов и проектов "в соответствие с целями государственной политики...", но и учет в них специфики "сетевых" общественных отношений. Рассмотрим несколько подробнее одну из проблем - возможность и обоснованность применения к "сетевым" информационным ресурсам законодательства о средствах массовой информации. Известна принципиальная позиция Министерства по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций, в соответствии с которой практически любой сайт в Интернете является средством массовой информации и подлежит регистрации в качестве такового. Основанием для такого вывода служат ст.ст.12, 24 Закона РФ "О средствах массовой информации" (далее - Закон о СМИ), согласно которым требуется регистрация периодических изданий, выходящих тиражом не менее 1000 экземпляров, в том числе текста, созданного с помощью компьютера, а также периодическое распространение массовой информации с помощью телекоммуникационных сетей (очевидно, в том числе - Интернета) более чем 10 абонентам либо на территорию, не ограниченную одним учреждением, предприятием и т.п. Чаще всего в обоснование необходимости регистрации большинства (или всех) сайтов в качестве "сетевых" СМИ ссылаются именно на их "тираж". При этом под "тиражом" понимают число всех потенциальных пользователей, способных посетить данный сайт. Думается, налицо не вполне удачная попытка применить по аналогии Закон о СМИ к отношениям, обладающим существенной спецификой. Если стремиться к максимальной эффективности правового регулирования при условии соответствия норм законодательства объективно сложившимся общественным отношениям, нельзя сбрасывать со счетов, что термин "тираж" вряд ли может быть адекватно применен к сайту и что распространение информации по Интернету, как правило, не ограничено не только территорией какой-либо организации, но и территорией Российской Федерации в целом. Интересно, что для учета в данном случае специфики "сетевых" отношений, строго говоря, не требуется непременно вносить какие-либо изменения в Закон о СМИ, ведь в нем (ч.2 ст.24) есть оговорка, что иные правила, применительно в том числе к телекоммуникационным сетям, могут быть установлены законодательством Российской Федерации. Поэтому достаточно в соответствующем нормативном акте (например, в "рамочном" законе об Интернете или в самом Законе о СМИ) предусмотреть статью, закрепляющую, что под действие законодательства Российской Федерации о средствах массовой информации подпадают: а) сайт Интернета (а определение сайта все равно рано или поздно придется дать в нормативном акте), если: он периодически обновляется ("периодичность" здесь понимается в смысле ст.2 Закона о СМИ, т.е. не реже одного раза в год); в промежутке между обновлениями он имеет не менее 1000 посетителей (так как именно число реальных, а не потенциальных посетителей будет истинным аналогом тиража для "сетевого" СМИ), а если сайт обновляется чаще одного раза в день (что характерно, например, для новостных ресурсов) - не менее 1000 посетителей в день. б) периодическое распространение через Интернет (например, через так называемые "листы рассылки") информации более чем 1000 человек. В принципе цифра "1000" ("посетителей" или "человек") взята здесь произвольно, по аналогии с Законом о СМИ. Разумеется, в качестве "порогового" можно принять какое угодно число посетителей (для его определения можно привлечь экспертов), но оно обязательно должно быть закреплено в законе. Представляется абсурдным, когда в соответствии с буквой закона (хотя бы и применяемой по не вполне обоснованной аналогии) необходимо регистрировать в качестве СМИ даже сайты с 1-5 посетителями в день. Это не соответствует ни мировой практике, ни здравому смыслу. С другой стороны, сайты с высокой посещаемостью вполне могли бы подлежать государственной регистрации в качестве СМИ. Наиболее разумной, исходя из существующего уровня развития отечественного сегмента Интернета, представляется обязательная государственная регистрация "сетевого" СМИ начиная с 5000-10000 реальных посетителей (подписчиков). Единственная трудность на таком пути необходимость - введения обязательного учета числа посетителей сайта (числа подписчиков рассылки). Для решения данной проблемы необходимо предусмотреть в соответствующем нормативном акте: обязанность граждан и юридических лиц Российской Федерации (возможно, лиц, находящихся на территории Российской Федерации) размещать на каждой странице своего сайта счетчик посещений, предоставляемый в уведомительном порядке (думается, бесплатно, но после предварительной регистрации соответствующего лица) организациями, имеющими соответствующие полномочия (например, кем-то из крупных провайдеров), независимо от территории предполагаемого размещения сайта; уполномоченную организацию (или уполномоченные организации - скажем, всех провайдеров), обязанную предоставлять такие счетчики посещений (учитывать число подписчиков рассылок); технические нормы, определяющие порядок предоставления уполномоченными организациями соответствующих услуг: вопросы наличия/отсутствия и источников возможного финансирования, лицензирования, того или иного специального программного обеспечения и т.д.; обязанность учета числа подписчиков списка рассылки самим лицом, организующим рассылку (которое в общем случае может не являться ни провайдером, ни владельцем сайта), с периодическим (например, раз в год) предоставлением данных указанному выше уполномоченному органу. Предпочтительным представляется наделить полномочиями по предоставлению счетчиков и учету числа подписчиков рассылок единую организацию, что облегчит контроль и сократит число попыток обойти закон. Очевидно, обязательная установка счетчиков посещений может быть осуществлена без ущерба для дизайна сайтов, так как существует техническая возможность поставить счетчик, не отображающийся на странице сайта. И уж тем более такая установка не может означать какой-либо цензуры содержания страниц или рассылок, ибо указанное содержание никак не проверяется в рамках предлагаемой системы. Наконец, еще одним достоинством предлагаемого решения будет осуществление контроля (разумеется, вряд ли стопроцентного, но, несомненно, более широкого, чем сейчас) "отечественных" сайтов для борьбы с уголовными и гражданскими правонарушениями, в том числе для целей налогообложения. Как бы то ни было, именно правовое регулирование с активным использованием технических (в том числе программных) средств представляется адекватным особым условиям "сетевого публичного пространства". Теперь несколько слов о системе законодательного регулирования в рассматриваемой области. Принципиально возможны четыре направления решения этой проблемы: а) отказ от законодательного регулирования с упованием на саморегулирование. Очевидно, фактически этот путь уже невозможен, так как действующие нормативные акты, хотя бы и по аналогии, все же распространяются на "сетевые" отношения; б) особое (специальное) правовое регулирование рассматриваемых отношений. Такой путь вряд ли продуктивен, так как связан с необходимостью дублирования значительного числа норм действующего законодательства (например, в сфере охраны интеллектуальной собственности); в) изменение действующего законодательства и принятие новых нормативных актов с учетом специфики "сетевых" общественных отношений. Данный путь в принципе возможен, но его результатом может явиться "разбросанность" соответствующих норм законодательства по различным нормативным актам; г) принятие "рамочного" нормативного акта (закона), закрепляющего основы правового регулирования рассматриваемых отношений, с последующим претворением в жизнь п."в". Именно такой путь представляется наиболее предпочтительным, поэтому остановимся на нем подробнее. "Рамочный" закон об Интернете должен быть комплексным (содержать нормы различных отраслей права) и включать положения, устанавливающие: структуру законодательства и основы государственной политики в отношении сети Интернет (как это и сделано в обсуждавшемся на Парламентских слушаниях проекте), возможно - с более детально прописанными источниками финансирования соответствующих мероприятий; принципы применения законодательства Российской Федерации (в первую очередь - гражданского) к "сетевым" отношениям ("общее законодательство применимо, поскольку иное не предусмотрено специальными нормативными актами, регулирующими "сетевые" отношения"); возможно - некоторые фундаментальные принципы регулирования "сетевых" общественных отношений с учетом их специфики, в частности: основы предложенной выше системы обязательного учета числа посетителей сайтов, принципиальное решение вопроса о юридической природе доменных имен и других "сетевых" объектов и о подходах к их законодательному регулированию (например, "отношения по поводу регистрации и использования доменных имен регулируются законодательством Российской Федерации о..." и т.п.), другие вопросы, круг которых требует дальнейшего обсуждения и уточнения. Разумеется, наряду с упомянутым рамочным законом могут быть приняты и другие нормативные акты, посвященные исключительно регулированию "сетевых" отношений (например, закон о торговле и оказании услуг с использованием средств Интернета). В результате должна появиться подсистема нормативных актов, целиком посвященных регулированию "сетевых" отношений, во главе которой стоит упомянутый "рамочный" закон, а также нормы, позволяющие эффективно применять к указанным отношениям действующее законодательство по аналогии, устраняющие противоречия и несообразности, возникающие в процессе "лобового" применения указанных норм, как, например, в уже рассмотренном случае с регистрацией сайтов в качестве СМИ. 3.3 Иные проблемы защиты авторских прав в сети Интернет Объем нарушений авторских прав при использовании сетей связи общего пользования неуклонно растет, и попытки ряда организаций упорядочить оборот объектов авторского права в Internet ощутимых результатов не приносят. С одной стороны, закрывается ряд сайтов, предоставляющих возможность незаконного воспроизведения (копирования) музыкальных файлов, с другой стороны, все большую проблему представляет право на информацию, распространяемую сетевыми СМИ и информагентствами. Простота и удобство использования Internet для передачи файлов MP3 стандарта и оперативность доступа к информации электронных СМИ, делает сети связи общего пользования привлекательными для «пиратов» в области авторского права. Уже сейчас правоохранительные органы сталкиваются с рядом проблем, существенно затрудняющих расследование преступлений в области авторского права. Приведем их общий перечень. 1.Сложность установления лица, совершившего деяние Недостаточно установить IP-адрес компьютера, подключенного к сети связи общего пользования для подтверждения того, что контрафактная информация исходит от лица, обычно пользующегося данным компьютером. Технически, невозможно установить, какое именно лицо пользовалось компьютером и чем именно данное лицо занималось. Любые, даже самые подробные средства мониторинга и аудита могут лишь косвенно подтвердить совершение лицом, имеющим право доступа в компьютер или корпоративную сеть (то есть знающим имя пользователя и пароль) определенных действий. В силу особенностей фиксации подобной информации (как правило, в электронных журналах и log-файлах), для ее получения требуется привлечение специалиста или даже проведение экспертизы по делу. С другой стороны, обычные криминалистические методы, такие как исследование следов и микроследов могут дать совершенно неопровержимые доказательства использования компьютера определенным лицом в определенное время. Как правило на исследование в таких случаях направляются следы пальцев на поверхностях вокруг клавиатуры, обнаруженные окурки и т.п. Кроме того, часто по количеству окурков в пепельнице и их температуре можно сделать выводы в отношении времени, когда и на протяжении какого периода использовался компьютер. В любом случае, вопрос о выборе того или иного метода криминалистического исследования должен решаться следователем или лицом, производящим дознание индивидуально в каждом конкретном случае. В связи с этим, важно, чтобы сотрудники правоохранительных органов обладали базовыми знаниями в области расследования преступлений, связанных с использованием компьютерной техники. 2.Неприменимость понятийного аппарата законодательства об авторском праве Ряд терминов, используемых законом РФ «Об авторском праве и смежных правах», не соответствует практике их применения. Особые споры вызывает соотнесение термина «экземпляр» терминам «оригинал» и «копия». С точки зрения авторского права, конфискации в целях уничтожения или передачи правообладателю подлежит контрафактный экземпляр объекта авторского права, то есть материальный носитель, на котором такой экземпляр зафиксирован. Довольно сложно представить себе конфискацию компьютера, на котором установлен web-сервер, расположенного у провайдера, или, даже, носитель жесткого магнитного диска из этого компьютера. С другой стороны, проблемой является хранение временных файлов, содержащих экземпляры объектов авторского права, но не являющихся ни копиями, ни оригиналами. В первую очередь, служебные файлы формируются proxy серверами и кэширующими программами. Правовой режим подобных временных файлов определяется действующим законом как нарушение авторских прав и, теоретически, любой правообладатель вправе предъявить оператору связи, который физически содержит proxy сервер иск с требованием изъять физический носитель и запретить использование такого сервера в дальнейшем. Кроме формального теоретического несоответствия, необходимо отметить, что экземпляр из базы данных кэша может быть неоднократно воспроизведен (скопирован) впоследствии, хотя бы и первоначальный экземпляр (псевдо- оригинал) был удален с сайта, что нарушает право автора, решившего прекратить доступ к своему произведению. В связи с выше изложенным мы считаем необходимым, легально определить правовой режим подобного рода файлов, закрепить специфические процессуальные формы изъятия контрофактной информации. 3.Неопределенность в правовой природе дистрибутива как разновидности программы для ЭВМ Данная неопределенность приводит к существенным процессуальным проблемам. Так, например, преступник продает контрафактные экземпляры дистрибутива как программы для ЭВМ. Ему сложно вменить в вину незаконное воспроизведение непосредственно программы, поскольку, в сущности, подобных действий он не совершает. С другой стороны, дистрибутив является самостоятельной программой. Однако, как правило, ни следствие ни защита не обращают внимания. Мы считаем, что описанная проблема не может быть решена и путем внесения изменений в действующее законодательство, поскольку теоретического обоснования дистрибутива как особой разновидности программы для ЭВМ не существует. К сожалению, специалисты в области информационного права не занимаются исследованием подобных вопросов, а специалисты в области авторского права, как правило, не обладают достаточными техническими знаниями даже для обсуждения данной проблемы. В связи с чем, мы пологаем, что необходимо собрать специальную, компетентную комиссию, имеющую в своем составе специалистов как юридического , так и информационного профиля, для разработки соответствующего законопроекта. 4. Неопределенность в правовой природе web контента Устоявшийся термин «объект мультимедиа» не предусмотрен законом и не понятно, как его охранять. По сути, это составное произведение литературы, науки и искусства, которое должно быть поименовано в законе, законом же необходимо установить лиц, имеющих права в отношении данного объекта. В настоящее время, любая из частей web-страницы, включая программы, написанные на языке java, получает правовую охрану как самостоятельный объект авторского права. Однако, в соответствии с Законом РФ «Об авторском праве и смежных правах», для приобретения права на охрану, требуется выполнение такого существенного признака, как создание произведения лицом, постоянно проживающим на территории РФ, либо первое обнародование в РФ или одной из стран, подписавших всемирную конвенцию об авторском праве. В случае, если какая-то часть контента будет написана иностранным программистом (дизайнером, художником), web страница вообще может не получить авторско-правовой охраны. Особенно остро эта проблема возникает в области оффшорного программирования. Для ее решения, по нашему мнению, требуется пересмотр объектов авторского права, перечисленных в законодательстве об авторском праве. Перечень объектов должен быть расширен не только за счет мультимедийных объектов или web страниц, необходимо более четко описать различие между откомпилированными программами и программами, предназначенными для компиляции на выполняющем компьютере. 5.Оцифровка библиотечных фондов влечет за собой фактическую продажу экземпляров объектов авторского права а не ознакомление с ними. На настоящий момент данная проблема решается путем выдачи библиотекам разрешений с использованием средств коллективного управления правами авторов. Но очевидно, что в таком случае библиотека перестает быть библиотекой, а становиться электронным магазином литературы, что противоречит смыслу библиотечного дела. 6.Отсутствие специальных познаний не только в области техники, но и в области авторского права у следственных органов, суда, а также у авторов и нарушителей и, что важнее, у профессиональных представителей. Эта проблема, пожалуй, является наиболее важно среди прочих. Отсутствие подобных знаний у правоохранительных органов приводит к тому, что вопрос о наличии или отсутствии нарушений закона в действиях лица решает эксперт, изучающий правильность упаковки экземпляра объекта авторского права. Уголовное преследование нарушения прав авторов осуществляется на основании статьи 146 УК РФ, которая предусматривает возможность возбуждения дела лишь при наличии жалобы потерпевшего. Как правило, данное положение закона «обходится» дознанием и следствием путем возбуждения дела против группы лиц (что допускается и без жалобы). Ущерб по данной статье для правообладателя должен быть крупным. Пока не доказано обратное, уголовное дело не может быть возбуждено. Очевидно, что для крупных корпораций не всегда деяние того или иного лица может причинить крупный ущерб. Использование же практики о величине ущерба в сравнении с хищением противоречит смыслу данной статьи. Не является и не может являться, например, для корпорации Microsoft крупным ущерб в 50,000 рублей. Суд же, также не разбирающийся в предмете и существе деяния, доверяет обвинению и осуждает граждан за деяние, не являющееся уголовно наказуемым. Отчасти данный вопрос будет разрешен в новой редакции ст. 146 УК РФ (нарушение авторских прав), которая сейчас находится на рассмотрении в Государственной Думе РФ. Новая редакция данной статьи предусматривает, что крупным является такой ущерб, размер которого превышает 500 МРОТ, то есть 50.000,00 рублей. Самое страшное во всем этом заключается в том, что при отсутствии надлежаще подготовленных защитников, обвиняемые в нарушении авторских прав не обеспечены правом на защиту, что противоречит Конституции и общепринятым принципам международного права. 7.Отсутствие международного законодательства, которое бы установило экстерриториальные принципы оборота объектов авторского права и ответственность за нарушение прав авторов. Данная проблема поднята уже давно. В рамках европейского союза неоднократно предпринимались попытки определить статус Интернета и урегулировать правоотношения по поводу его использования. Аналогичные попытки наблюдаются и в США. Однако единого мнения пока нет. Прошлогодние события вокруг фирмы Элкомсофт и концерна ADOBE в США, показавшие, что юрисдикция американских судов может и не распространяться на действия совершенные не гражданином США и не на территории США, даже если ущерб причинен американскому резиденту. В настоящее время высказывается две основные мысли поделить Интернет по территориальному признаку, либо создать киберполицию. В первом случае, Интернет просто умрет, а второй невозможен до принятия единого международного акта по данному вопросу. Первоначальный проект Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности», содержал механизм, позволяющий влиять на лиц, совершающих противоправные деяния с использованием сетей связи общего пользования. Механизм предусматривал отключение пользователя от сети связи с расторжением договора с оператором, в случае, если пользователь услуг связи нарушает действующее законодательство в области противодействия экстремистской деятельности. Аналогичный механизм мог бы быть предусмотрен и законодательством об авторском праве. Однако, национальное законодательство позволяет регулировать национальных операторов и вводить национальные ограничители. До тех пор, пока не будет принят международный договор по данному вопросу, российские правообладатели не смогут защищаться от действий правонарушителей, серверы которых расположены за пределами России. В противном случае, существующее процессуальное право не позволяет российскому суду высказываться о нарушении прав иностранным лицом. Все описанные проблемы свидетельствуют о неразвитости инфраструктуры, но даже, если эти проблемы были бы так или иначе решены, невозможно разрешить главную проблему авторского права: пассивность самого автора или правообладателя. Правообладатель никогда не сможет обеспечить контроль за оборотом его произведений как в сети, так и в реальной жизни. Однако, поскольку каждое нарушение прав правообладателя является причинением ущерба в виде неполученного правообладателем дохода, реагировать на ставшие известными факты нарушения авторских прав необходимо. Осуществление действий по возмещению убытков самим правообладателем в таком случае, скорее всего, не принесет ожидаемого эффекта. И единственно правильным решением будет обращение к юристу – специалисту в данной области. Мы считаем, что для того, что добиться возмещения ущерба правообладателю необходимо осуществить следующие действия: 1. Установить факт нарушения авторских прав и зафиксировать его, получив доказательства такого нарушения, признаваемые допустимыми в соответствии с действующим законодательством. 2. Установить лицо, действиями которого причинен ущерб. В случае, если нарушитель не разглашает сведения о себе, для установления такого лица правообладателю необходимо предпринять действия, направленные на его розыск, включая допрос свидетелей, осмотр документов и вещественных доказательств, проведение экспертизы. Все эти действия предпринимаются нотариусами в порядке обеспечения доказательств по гражданскому делу в суде или арбитражном суде. В случае, если для розыска нарушителя будет привлечен грамотный эксперт, его установление в большинстве случаев не составит труда. 3. Установив лицо, действиями которого причинен ущерб, правообладатель обращается в суд или арбитражный суд с иском о возмещении ущерба и после вынесения решения суда, основанного на заранее собранных доказательствах, предпринимает меры к принудительному взысканию присужденной суммы. Но осуществление таких действий правообладателем может оказаться затруднительным, например, ввиду большого объема нарушений, и лучшим выходом для правообладателя была бы передача полномочий по возмещению ущерба специализированной организации, которая могла бы занимать розыском нарушителей и возмещением суммы ущерба от своего имени. К сожалению, действующим законодательством такая возможность не предусмотрена, поскольку защищать авторское право вправе только правообладатель и, в некоторых случаях, автор. В любом случае, правообладатель может заключить со специализированной организацией договор на оказание услуг по поиску нарушителей авторского права и возмещению причиненного вреда и выдать необходимую доверенность. Помимо традиционных нарушителей авторских прав, правообладателя подстерегает еще одна опасность – организации по коллективному управлению правами. Будучи созданными в целях защиты имущественных прав авторов, такие организации в настоящее время не защищают интересы правообладателей. Данные организации обладают правами разрешать использование объектов авторского права как своих членов, так и третьих лиц, собирая при этом вознаграждение за использование произведений по собственным ставкам. Так, если автор предполагает реализацию своего произведения по цене 100 рублей за экземпляр и получить доход в размере 99 рублей с каждого экземпляра, он с удивлением может узнать, что некто законно распространяет его произведение по цене 2 рубля за экземпляр, пользуясь лицензией, выданной организацией по коллективному управлению правами авторов с выплатой авторского вознаграждения 1 рубль. Первым примером такого распространения музыкальных файлов в России был сайт www.zvuki.ru. Мы считаем, что в настоящее время единственным способом борьбы с такими случаями является подача заявления организации по коллективному управлению правами о недопустимости представления интересов обратившегося без его согласия. Заключение В заключении хотелось бы отметить, что система международной охраны авторского права в основе своей строится на праве внутригосударственном. Бернская, Всемирная и Римская конвенции построены по принципу национального регулирования с гарантированием обязательного минимума охраны. Не смотря на присоединение к Бернской конвенции в России продолжается рост нарушений в области авторских прав, 09.07.1993 году был принят на наш взгляд неплохой Закон РФ «Об охране авторских и смежных прав», но и это не смогло повлиять на бедственное положение охраны авторских прав в нашей стране. Мы считаем что сегодняшнее законодательство содержит достаточно эффективные механизмы защиты от незаконного внедоговорного использования произведений авторского права, но, тем не менее, далеко не всегда эти механизмы реализуются на практике. Наибольшие проблемы, на наш взгляд, возникают с применением законодательства, о чем свидетельствует скудная и противоречивая судебная практика. Поэтому, на наш взгляд, важнейшей задачей является совершенствование не столько законодательства, сколько судебной системы. Добиться быстрого, объективного, беспристрастного, законного судебного разрешения возникающих конфликтов можно было бы за счет специализации судей и юридических служб. Необходимо также решить вопросы компенсации за время, потраченное правообладателями в судах на защиту своих прав, оплаты труда их представителей. Такой подход позволит наладить эффективную работу, обеспечить не простое декларирование, а подлинную реализацию авторских прав. Особый интерес для нас представлял вопрос защиты авторских и смежных прав в сети Интернет. На наш взгляд, вопрос о правовом регулировании и защите исключительных прав в сети Интернет имеет в последнее время особую актуальность. Это связано с тем, что сеть переполнена материалами, нарушающими авторские и смежные права. В Интернете легко найти книги, статьи, аудио- и видеозаписи, а также иные объекты, помещенные туда с нарушением исключительных прав их создателей и иных обладателей данных прав. Однако, к сожалению, не смотря на вопиющие факты нарушения подобного рода прав, сколь либо интересной и значимой судебной практики мною по данному вопросу обнаружено не было. Таким образом, следует признать, что особенностью сети Интернет является сложность контроля за копированием и использованием произведений. Однако сущность нарушений авторского права в Интернете остается традиционной. Очевидно, что и способы защиты авторских и смежных прав в сети должны оставаться прежними, т. е. в рамках законодательства и международных договоров Российской Федерации, в том числе в судебном порядке в рамках гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Очевидно и то, что в силу простоты копирования и нематериальной сущности объектов авторского права в Интернете трудно доказать факт нарушения авторского и смежных прав. Анализ действующего законодательства в области авторского и смежных прав показывает его ограниченность в вопросе регулирования и защиты, исключительных прав в сети Интернет. Нормы действующего законодательства создавались в расчете на то, что авторские произведения, как правило, распространяются на материальном носителе и фиксированным тиражом. В Интернете же авторские материалы не имеют материального носителя, и их тираж является практически неограниченным. Итак, российское законодательство все еще не содержит норм, отражающих специфику сети Интернет, что ведет к обострению проблем, связанных с недостаточной законодательной урегулированностью, складывающихся в этой сфере правоотношений.. Это связано с тем, что развитие общественных отношений в век бурного роста телекоммуникаций происходит настолько быстро, что законодательные органы просто не в силах объективно и оперативно отражать все тенденции и изменения в обществе, что ведет к сильному отставанию нормативно- правовой базы от реальных общественных отношений, а значит, оставляет данные отношения неурегулированными законодательно. В связи с изложенным, мы полагаем, что в дальнейшем судебная практика постепенно будет играть все более важную роль в решении проблемы защиты авторских и смежных прав. Список использованных источников 1 Бернская конвенция по охране литературных и художественных произведений от 9 сентября 1886 г. дополненная в Париже 4.05.1896 г., пересмотренная в Берлине 13.11.1908 г., дополненная в Берне 20.03.1914 г., пересмотренная в Риме 2.06.1928 г., в Брюсселе 26.06.1948 г., в Стокгольме 14.07.1967 г. и в Париже 24.07.1971 г., измененная 2.10.1979 г. // Бюллетень международных договоров, 2003 г., N 9, С. 3 2 Всемирная конвенция об авторском праве: подписанная в Женеве 6.09.1952 г. //Собрание Постановлений Правительства СССР, 1973 г., N 24, Ст. 139 3 Международная конвенция об охране интересов артистов - исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций: принята в Риме 26.10.1961 г. //Свод нормативных актов ЮНЕСКО, М., 1991 г., С. 451 4 Конституция Российской Федерации: принята на всенародном голосовании 12.12.1993 г. // Российской газета от 25.12.1993 г. N 237 5 Гражданский кодекс Российской Федерации // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1994. № 32 Ст. 3301; 1996. № 5. Ст. 410; № 9. Ст.771 №34. Ст. ст. 4025, 4026; 1997. №43. Ст. 4903; 1999.№ 28. Ст. 3471; №51. Ст. 6288; 2001. №17. Ст. 1644; №21. Ст. : 063; №49. Ст. 452; 2002. №12. Ст. 1093; №48, Ст. ст. 4737,4746; 2003 №2. Ст. от. 160,1;67. 6 Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 г. N 63-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации от 17.06.1996 г. N 25 Ст. 2954 7 Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 г. N 195-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации от 7.01.2002 г. N 1 (часть I) Ст. 1 8 Об авторском праве и смежных правах: Закон Российской Федерации от 9.07.1993 г. N 5351-I // Ведомости Cъезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации от 12.08.1993 г., N 32, Ст. 1242 9 О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров: Закон Российской Федерации от 23.09.1992 г. N 3520-I // Ведомости Съезда Народных Депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации N 42 от 22.10.1992 г., Ст. 2322. 10 О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных: Закон Российской Федерации от 23.09.1992 г. N 3523-I // Ведомости Съезда Народных Депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации N 42 от 22.10.1992 г., Ст. 2325 11 О лицензировании отдельных видов деятельности: Закон Российской Федерации от 16.09.98 № 158-ФЗ // Собрании законодательства Российской Федерации от 13.08.2001 г., N 33 (Часть I), Ст. 3430 12 О мерах по реализации прав авторов произведений, исполнителей и производителей фонограмм на вознаграждение за воспроизведение в личных целях аудиовизуального произведения или звукозаписи произведения: Указ Президента Российской Федерации от 5.12.1998 г. N 1471 // Собрание законодательства Российской Федерации от 7.12.1998 г., N 49, Ст. 6016 13 О государственной политике в области охраны авторского права и смежных прав: Указ Президента Российской Федерации от 7.10.1993 г. N 1607 // Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации от 11.10.1993 г., N 41, Ст. 3920 14 Об авторском праве и смежных правах: Письмо Высшего арбитражного суда РФ от 19.10.1993 г. N С-13/ОСЗ-317 // Вестник Высшего арбитражного суда Российской Федерации, 1994 г., N 1 С.12 15 Вопросы присоединения Российской Федерации к ряду международных конвенций в области охраны авторских прав: Распоряжение Президента РФ от 25.03.1994 г. N 152-рп // Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации от 28.03.1994 г., N 13, Ст. 1020 16 О присоединении Российской Федерации к Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений в редакции 1971 г.; Всемирной конвенции об авторском праве в редакции 1971 г. и дополнительным Протоколам 1 и 2; Конвенции 1971 г. об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм: Постановление Правительства Российской Федерации от 3.11.1994 г. N 1224 // Собрание законодательства Российской Федерации от 14.11.1994 г., N 29, Ст. 3046 17 О совершенствовании деятельности федеральных органов исполнительной власти в области авторского права и смежных прав: Постановление Правительства Российской Федерации от 12.04.1999 г. N 413 // Собрание законодательства Российской Федерации от 19.04.1999 г., N 16, Ст. 2004 18 Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением Закона Российской Федерации "Об авторском праве и смежных правах": Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.09.1999 г. N 47 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, 1999 г., N 11 С.7 19 Открытое Акционерное Общество обратилось с иском о защите исключительного права на товарный знак, зарегистрированный на его имя; истец, претендующий на авторское право на дизайн-макет, должен был доказать, что авторское право перешло к нему от автора на законных основаниях и является исключительным: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18.04.2000 г. N 295/00 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, 2000 г., N 7 С.5 20 Решение суда об отказе в иске о взыскании денежной компенсации за нарушение авторских прав отменено как постановленное с нарушением требований закона (извлечение): Определение СК по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 15.12.2000 г. // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 2001 г., N 7, С. 9 21 Взыскание с ответчика компенсации за нарушение исключительных прав на программные продукты для ЭВМ, выразившееся в незаконной установке и использовании программ истца, обосновано тем, что в соответствии международными соглашениями РФ произведениям, созданным и зарегистрированным на территории иностранных государств, являющихся участниками данных соглашений, предоставляется такой же режим правовой охраны, как и российским объектам авторского права: Решение Арбитражного Суда г. Москвы от 25.09.2001 г. N А40-27143/01-27-297 // Текст решения официально опубликован не был. 22 Агарков М.М. Право на имя. - В сб. статей по гражданскому и торговому праву памяти профессора Габриеля Феликсовича Шершеневича. М., « Б.из.» 1915. 120 с 23 Антишонов Б.С., Флейшиц Е.А. Авторское право. - М.: Госуд. изд-во юр. литературы, 1957.223 с 24 Близнец И., Леонтьев К. Нужны работающие механизмы защиты авторских прав Российская юстиция", 1999, N 11 С.10 25 Воронкова М. Срок действия авторского права // Российская юстиция №2, 1995 С.9 26 Гаврилов Э.П. Советское авторское право. Основные положения. Тенденции развития. - М.: Юрид.лит., 1984. 87 с 27 Гаврилов Э.П. Авторское право. Издательские договоры. Авторский гонорар. - М.: Юрид.лит., 1988.308 с 28 Гаврилов Э.П. Комментарий к Закону РФ "Об авторском праве и смежных правах". М.: Фонд "Правовая культуpа",2002. 74 с 29 Гордон М.В. Советское авторское право. - М.: Изд. юрид.литература, 1995.220 с 30 Горький М. Доклад на Первом Всесоюзном съезде советских писателей. - "Известия", 19.08.34. 31 Гражданское право. Учебник. Часть III // Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого. — М.: ПРОСПЕКТ, 1998. 621 с 32 Грингольц И.А. Права автора сценического произведения в СССР. Канд. дисс. 1953. 146 с 33 Долженко А.Н., Резников В.Б., Хохлова Н.Н. Судебная практика по гражданским делам. М., Галерея, 2001. 962 с 34 Еременко В.И. Подшибихин Л.И. Комментарий к Закону Российской Федерации "О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных" - М.: Фонд "Правовая культура", 1997 76 с 35 Ионас В.Я. Произведения творчества в гражданском праве. - М.: Изд. юрид.литература, 1972. 104 с 36 Иоффе О.С. Основы авторского права. - М.: изд-во "Знание", 1969. 224 с 37 Калятин В.О. Интеллектуальная собственность (исключительные права). М.: Юристъ, 2000. 233 с. 38 Канторович А.Я. Авторское право на литературные, музыкальные, художественные и фотографические произведения. — Петроград, «Б.из.» 1916. 255 с 39 Макагонова Н.В. Авторское право. М., Юристъ,2000. 145 с 40 Михайленко Е.В. К вопросу о необходимости применения новых подходов к правовому регулированию правоотношений в сфере Интернета //Юрист , 2001 № 7 С. 55 41 Моргунова Е.А., Рузанова О.А. Авторское право: Комментарии законодательства. Образцы документов. Вопросы и ответы. – М.: Изд. «Экзамен», изд. « Право и закон» 2004. 272 с 42 Наумов В.Б. Авторское право, процесс и Сеть. Заметки по делу ПромоРу - Познавательная Книга Плюс // http: //www.russianlaw.net/law/doc/a16. htm. 43 Петровский С.В. Исключительное право и интеллектуальная собственность в Российском законодательстве. М.: Информационно – внедренческий центр «Маркетинг» 1998 – 140 с 44 Петровский С.В. Правовая охрана сайта как базы данных // Материалы Третьей всероссийской конференции "Право и Интернет: теория и практика" // http://www.ripn.net:8080/nic/dns/list/. 45 Северин В.А. Правовое регулирование информационных отношений // Юрист – 2001 №7 С. 2. 46 Сергеев А.П. Авторское право России. — СПб, Питер, 1994. 380 с 47 Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации.: Учебник 2-е изд. переработанное и дополненное. – М.: ТК Велби, 2004 – 752 с. 48 Серебровский В.И. Вопросы советского авторского права. — М.: Изд-во академии наук СССР, 1956. 310 с 49 Симкин Л., Как остановить компьютерное пиратство? // Российская юстиция, 1996, N 10 С.14 50 Степанова О.А., Передача исключительных прав по авторскому договору // Вестник Московского университета", Серия 11, Право, 1997, N 6 С.8 51 Флейшиц Е.А. Личные права в гражданском праве Союза ССР и капиталистических стран // Ученые труды Всесоюзного института юридических наук НКЮ СССР. Вып.VI. М., 1941. 140 с. 52 Хаметов Р., Нарушения авторских прав библиотеками и архивами // Российская юстиция, 1998, N 6. С.7 53 Хаметов Р. Корпоративная борьба с нарушениями авторских и смежных прав., //Хозяйство и право, 1998, N 4. С.3 54 Хаметов Р. Предмет доказывания по делам о нарушениях авторских прав., // Хозяйство и право, 1997, N10. С.5 55 Центр "Право и СМИ". Борьба с нарушениями авторских прав в сети Интернет: попытка саморегулирования //http://www//russianlaw.net/law/ a74/htm. 56 Чупова М., Авторские права на литературные произведения // Российская юстиция, 1999, N 7 С.2 57 Шершеневич Г.Ф. Авторское право на литературные произведения. — Казань.: Бр. Башмаковы., 1891. 286 с 58 Юрченко А.К. Издательский договор. —Л.: изд-во Ленинградского ун-та, 1988. 256 с.
[1] Канторович А.Я. Авторское право на литературные, музыкальные, художественные и фотографические произведения. — Петроград, «Б.из.» 1916. С.55. [2] Канторович А.Я. Авторское право на литературные, музыкальные, художественные и фотографические произведения. — Петроград, «Б.из»., 1916. С.56. [3] Сергеев А.П. Авторское право России. — СПб, Питер, 1994. С.12. [4] Гордон М.В. Советское авторское право. — М.: Изд. юрид.литература, 1995.С.22. [5] Антишонов Б.С., Флейшиц Е.А. Авторское право. — М.: Госуд. изд-во юр. литературы, 1957. С.24. [6] Гордон М.В. Советское авторское право. — М.: Изд. юрид.литература, 1995. С.24. [7] Сергеев А.П. Авторское право России. — СПб, Питер,1994. С.14. [8] Сергеев А.П. Авторское право России. — СПб, Питер 1994. С.37. [9] Серебровский В.И. Вопросы советского авторского права. — М.: Изд-во академии наук СССР, 1956. С.31. [10] Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907г.). — М., 1995. С.256. [11] Канторович А.Я. Авторское право на литературные, музыкальные, художественные и фото-графические произведения. — Петроград, 1916. С.109. [12] Гаврилов Э.П. Авторское право. Издательские договоры. Авторский гонорар. — М.: Юрид.лит., 1988. С.10. [13] Гордон М.В. Советское авторское право. — М.: Изд. юрид.литература, 1995. С.59. [14] Иоффе О.С. Основы авторского права. — М.: изд-во "Знание", 1969. С.15. [15] Серебровский В.И. Вопросы советского авторского права. — М.: Изд-во академии наук СССР, 1956. С.32. [16] Сергеев А.П. Авторское право России. — СПб, Питер, 1994. С24. [17] Гордон М.В. Советское авторское право. — М.: Изд. юрид.литература, 1995. С.61. [18] Канторович А.Я. Авторское право на литературные, музыкальные, художественные и фото-графические произведения. — Петроград, « Б.из.» 1916. С.120. [19] Канторович А.Я. Авторское право на литературные, музыкальные, художественные и фото-графические произведения. — Петроград, « Б.из.» 1916. С.120. [20] Горький М. Доклад на Первом Всесоюзном съезде советских писателей. —"Известия", 19.08.34. [21] Грингольц И.А. Права автора сценического произведения в СССР. Канд. Дисс. 1953. С.146. [22] Гаврилов Э.П. Советское авторское право. Основные положения. Тенденции развития. — М.: Юрид.лит., 1984. С.83. [23] Гражданское право. Учебник. Часть III / Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого. — М.: ПРОСПЕКТ, 1998. С.53. [24] Серебровский В.И. Вопросы советского авторского права. — М.: Изд-во академии наук СССР, 1956. С.41. [25] Гражданское право. Учебник. Часть III / Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого. — М.: ПРОСПЕКТ, 1998. С.54. [26] Гордон М.В. Советское авторское право. — М., Изд. юрид.литература, 1995. С.23. [27] Гражданское право. Учебник. Часть III / Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого. — М.: ПРОСПЕКТ, 1998. С.56. [28] Ионас В.Я. Произведения творчества в гражданском праве. — М.: Изд. юрид.литература, 1972. С.46. [29] Гражданское право. Учебник. Часть III / Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого. — М.: ПРОСПЕКТ, 1998. С.58. [30] Иоффе О.С. Основы авторского права. — М.: изд-во "Знание", 1969. С.15. [31] Гражданское право. Учебник. Часть III / Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого. — М.: ПРОСПЕКТ, 1998. С.64. [32] Гражданское право. Учебник. Часть III / Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого. — М.: ПРОСПЕКТ, 1998. С.64. [33] Юрченко А.К. Издательский договор. —Л.: изд-во Ленинградского ун-та, 1988. С.5. [34] Иоффе О.С. Советское гражданское право. Т.3. — Л.: изд-во Ленинградского ун-та, 1965. С.21. [35] Гражданское право. Учебник. Часть III / Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого. — М.: ПРОСПЕКТ, 1998. С.65. [36] Иоффе О.С. Советское гражданское право. Т.3. — Л.: изд-во Ленинградского ун-та, 1965. С.22. [37] Гаврилов Э.П. Авторское право. Издательские договоры. Авторский гонорар. — М.: Юрид.лит., 1988. С.17. 3 Гражданское право. Учебник. Часть III / Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого. — М.: ПРОСПЕКТ, 1998. С.67. [39] Гаврилов Э.П. Авторское право. Издательские договоры. Авторский гонорар. — М.: Юрид.лит., 1988. С.17. [40] Иоффе О.С. Советское гражданское право. Т.3. — Л.: изд-во Ленинградского ун-та, 1965. С.23. [41] Гражданское право. Учебник. Часть III / Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого. — М.: ПРОСПЕКТ, 1998. С.68. [42] Гражданское право. Учебник. Часть III / Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого. — М.: ПРОСПЕКТ, 1998. С.70. [43] Об авторском праве и смежных правах: Закон Российской федерации от 9.07. 1993 г. N 5351-I // Ведомости съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации от 12.08. 1993 г., N 32, Ст. 1242 [44] Бернская конвенция по охране литературных и художественных произведений от 9.09. 1886 г.// Бюллетень международных договоров, 2003 г., N 9, С. 3 [45]Об авторском праве и смежных правах: Закон Российской Федерации от 9.07. 1993 г. N 5351-I // Ведомости съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации от 12.08. 1993 г., N 32, Ст. 1242 [46] Гаврилов Э.П. Комментарий к Закону Российской Федерации "Об авторском праве и смежных правах". М., Фонд правовая культура, 2002. С.40 [47] Долженко А.Н., Резников В.Б., Хохлова Н.Н. Судебная практика по гражданским делам. М., Галерея, 2001. С.962. [48]Калятин В.О. Интеллектуальная собственность (исключительные права). М., Юристъ,2000. С.33. 1 Агарков М.М. Право на имя. - В сб. статей по гражданскому и торговому праву памяти профессора Габриеля Феликсовича Шершеневича. М., «Б.из.», 1915. С.80. [50] Флейшиц Е.А. Личные права в гражданском праве Союза ССР и капиталистических стран // Ученые труды Всесоюзного института юридических наук НКЮ СССР. Вып.VI. М., 1941. С.140. [51] Макагонова Н.В. Авторское право. М., Юристъ,2000. С.60. [52]Предисловие В.А. Дозорцева к кн.: Калятин В.О. Интеллектуальная собственность (исключительные права). М., Юристъ,2000. С.4 [53]Об авторском праве и смежных правах: Закон Российской Федерации от 9.07. 1993 г. N 5351-I // Ведомости съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации от 12.08. 19 [54] Бернская конвенция по охране литературных и художественных произведений от 9.09. 1886 г.// Бюллетень международных договоров, 2003 г., N 9, С. 3 [55] О лицензировании отдельных видов деятельности: Федеральный закон от 8.08. 2001 г. N 128-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации от 13 .08. 2001 г., N 33 , Ст. 3430 [56] Михайленко Е.В. К вопросу о необходимости применения новых подходов к правовому регулированию правоотношений в сфере Интернета //Юрист , 2001 № 7 с. 55 [57] Центр "Право и СМИ". Борьба с нарушениями авторских прав в сети Интернет: попытка саморегулирования // http: // www.russianlaw.net/law/doc/a74. htm. 1 Петровский С.В. Правовая охрана сайта как базы данных // Материалы Третьей всероссийской конференции "Право и Интернет: теория и практика" // http://www.ripn.net:8080/nic/dns/list/. 1 Наумов В.Б. Авторское право, процесс и Сеть. Заметки по делу ПромоРу - Познавательная Книга Плюс // http: //www.russianlaw.net/law/doc/a16. htm.