Каталог :: Гражданское право и процесс

Курсовая: Юридические лица

               Московский Институт Экономики, Менеджмента и Права               
                               Курсовая работа по                               
                               гражданскому праву                               
                            Тема: “Юридические лица”                            
                                                Студентки 4 курса юр. Факультета
                                                    Пахоменковой Юлии Викторовны
                                 Москва, 1999 г.                                 
Оглавление
I  Введение
II  Основная часть
1.     Понятие юридического лица
2.     Образование и прекращение юридического лица
3.     Виды юридических лиц
·        хозяйственные товарищества и общества
·        производственные кооперативы
·        государственные и муниципальные предприятия
·        некоммерческие организации
·        филиалы и представительства юридических лиц
III  Заключение
IV  Список литературы
                                    Введение.                                    
     
Наряду с гражданами субъ­ектами гражданского права
являются также юридические лица — осо­бые образ
ования, обладающие рядом специфических признаков, образуемые и прекращающи
еся в специальном порядке.
Жизнь современного общества немыслима без
объединения людей в группы, союзы разных видов, без соединения их личных усилий
и капиталов для достижения тех или иных цел
ей. Основной правовой формой такого коллективного участия лиц в гражданском
обороте и является конструкция юридического лица.
Появление института юридического лица в самом общем
виде обусловлено теми же причинами, что и возникновение и эв
олюция права: усложнением социальной организации общества
, развитием экономических отношений и, как следствие, общественного
сознания. На определенном этапе общественного развития правовое регулирова­ние
отношений с участием одних лишь физических лиц, как е
динст­венных субъектов частного права, оказалось недостаточным для
развивающегося экономического оборота.
Так, уже во II—I в. до н.э. юристами Римской ре
спублики обсуждалась идея существования организаций (союзов), обладающих н
ераздельным, обособленным имуществом (частные корпорации: коллегии),
выступаю­щих в гражданском обороте от собственного 
имени (городские общины), существование которых в принципе не зависит от
изменений в составе их участников. Само поняти
е “юридическое лицо” было неизвестно римским
юристам, и его сущность ими не исследовалась, но идеей расшири
ть круг субъектов частного права за счет особых
организаций, союзов граждан мы, несомненно, обязаны римскому праву
.
В Средние века представления о юридических лицах все е
ще испытывали сильное влияние догматов римского
права. Глоссаторы и постглоссаторы ограничивались комментированием античных т
екстов, пытаясь приспособить их к потребностям развивающ
егося хозяйства. В эту эпоху и, особенно, в Новое время конструкция
юридического лица получила дальнейш
ее практическое развитие. Торговый дом Фуггеров 
в Германии, генуэзский банк св. Георгия, английские
и голлан­дские Ост- и Вест
- Индские компании -  “в этих торговых предприятиях вырабатывалась техника
коллективного ведения крупных 
дел” а накопленный ими опыт регулирования
отношений с участием юридических лиц сыграл
впоследствии важную роль в создании граж­данских и
торговых кодексов XIX века.
Бурное развитие экономики середины — конца XIX века дало мощный импульс развитию
учения о юридических лицах. Появились оригинальные
исследования проблем юридических лиц таких 
авторов, как Савиньи, 
Иеринг, Гирке, Дерябург, 
Саллейль и других, преимуще­ственно немецких и
французских цивилистов, которые заложили ос­новы
современного понимания этого инстит
ута.
В XX веке значение института юридического лица еще
более возрастает вследствие усложнения инфрас
труктуры и интернационали­зации пре
дпринимательской деятельности, расширения государ
ствен­ного вмешательства в экономику, появления новых информационных техн
ологий. Соответственно этому резко увеличивается
объем законо­дательства
о юридических лицах и, отчасти, повышается его качество. Наука гражданского
права относит к числу центральных проблемы теории юридического лица,
совершенствования и практического при­менения этого института.
Какие же цели преследует законодательное
регулирование статуса юридических лиц сегодня?
Ответ на этот вопрос ясен из анализа тех функций, которые вып
олняет институт юридического лица":
1) Оформление коллективных интересов. 
Институт юридического
лица определенным образом организует, упорядочивает
внутренние отношения между участниками юридического лица, преобра
зуя их волю в волю организации в целом,
позволяя ей выступать в гражданском обороте от собственного имени.
2) Объединение капиталов. Юридическое лицо,
в особенности такая его разновидность, как акционерное об
щество, является оптимальной формой долговременной 
централизации капиталов, без чего н
емыслима крупномасштабная предпринимат
ельская деятельность.
3) Ограничение предпринимательского риска. Конструкция юридиче­ского
лица позволяет ограничить имущественный риск
участника суммой вклада в капитал конкретного предприятия.
4) Управление капиталом. Институт юридич
еского лица создает основания для более гибкого
использования капитала, прина
длежащего
одному лицу (в том числе — государству), в различных
сферах пред­принимательской деятельности.
Отлаженное законодательство о юри­дических лицах
(прежде всего — акционерное законодательство), ценных бумагах и биржах служит
одним из средств управле
ния капи­талами в масштабах всей страны и поэтому яв
ляется мощным фактором саморегулирования, самоорганизации рыночной экономики,
способ­ствует интернационализации хозяйственной жизни.
                           Понятие юридического лица.                           
В п. 1 статьи 48 ГК перечисляются традиционные признаки юридического лица:
наличие обособленного имущества, самостоятельная ответственность по своим
обязательствам, приобретение и реализация гражданских прав от своего имени,
выступление в качестве истца и ответчика в судах.
     Признаки юридического лица. Признаки юридического лица — это такие
внутренне присущие ему свойства, каждое из которых необходимо, а все вместе —
достаточны для того, чтобы организация могла призна­ваться субъектом
гражданского права. В этом контексте слово “призна­ки” употребляется в
более узком смысле, чем обычно, и это соответствует правовой традиции.
Все юридические лица в России проходят государственную регист­рацию,
подавляющее их большинство имеет печати и открывает счета в банках, однако
все эти внешние атрибуты не отражают сущности юридического лица. В самом
деле, обязательной государственной ре­гистрации подлежат и граждане-
предприниматели, и некоторые неправосубъектные организации (т.е. не имеющие
статуса юридического лица), например, филиалы и представительства иностранных
компа­ний. Они также могут иметь свои печати и банковские счета, но
юридическими лицами от этого не становятся.
Правовая доктрина традиционно выделяет четыре основополагаю­щих признака,
каждый из которых необходим, а все в совокупности — достаточны, чтобы
организация могла быть признана субъектом граж­данского права, т.е.
юридическим лицом.
     1) Организационное единство юридического лица проявляется преж­де всего в
определенной иерархии, соподчиненности органов управле­ния (единоличных или
коллегиальных), составляющих его структуру, и в четкой регламентации отношений
между его участниками. Благо­даря этому становится возможным превратить желания
множества участников в единую волю юридического лица в целом, а также
непротиворечиво выразить эту волю вовне.
“Вместо естественного объединения интересов физического лица единством его
мышления и воли (в юридическом лице) мы имеем искусственное соединение, в
котором растворяется часть интересов отдельных лиц, претворяясь затем в
высшем единств — общности интересов”. Таким образом, множество лиц,
объединенных в органи­зацию, выступает в гражданском обороте как одно лицо,
один субъект права. Организационное единство юридического лица закрепляется
его учредительными документами (уставом и/или учредительным догово­ром) и
нормативными актами, регулирующими правовое положение того или иного вида
юридических лиц.
2) Если организационное единство необходимо для объединения множества лиц в одно
коллективное образование, то обособленное имущество создает материальную базу
деятельности такого образова­ния. Любая практическая деятельность немыслима без
соответствую­щих инструментов: предметов техники, знаний, наконец, просто —
денежных средств. Объединение этих инструментов в один имущест­венный комплекс,
принадлежащий данной организации, и отграниче­ние его от имуществ,
принадлежащих другим лицам, и называется имущественной обособленностью 
юридического лица.
Неудачная дефиниция юридического лица в п. 1 ст. 48 ГК порождает различные
толкования понятия имущественной обособленности.
Так, под имуществом можно понимать только вещи, а значит, отсутствие вещей в
собственности, оперативном управлении или хо­зяйственном ведении организации
препятствует признанию ее юриди­ческим лицом. С другой стороны, в понятие
имущества, наряду с вещами, можно включишь и обязательственные права. Ведь
могут существовать и такие юридические лица, все имущество которых
исчерпывается средствами на банковском счете и арендуемым поме­щением. Обе эти
позиции объединяет то, что наличие имущества (понимаемого более или менее
широко) рассматривается как необхо­димый атрибут юридического лица. Но
признаком юридического лица является, скорее, не наличие обособленного
имущества, а такой принцип функционирования организации, как 
имущественная обособленность, а это не одно и то же .
Юридическое лицо в течение какого-то периода времени может вообще не обладать
никаким имуществом, как бы широко мы его ни трактовали. Так, большинство
некоммерческих организаций на другой день после создания не имеют ни вещей, ни
прав требования, ни тем более обязательств. Вся имущественная обособленность
таких юриди­ческих лиц заключается лишь в их способности в принципе
обладать обособленным имуществом, т.е. в их способности быть
единственным носителем единого самостоятельного нерасчлененного
имущественного права того или иного вида.
Степени имущественной обособленности имущества у различных видов юридических
лиц могут существенно различаться. Так, хозяйст­венные товарищества и
общества, кооперативы обладают правом соб­ственности на принадлежащее им
имущество, тогда как унитарные предприятия —лишь правом хозяйственного
ведения или оперативно­го управления. Однако в обоих случаях возможность
владеть, пользо­ваться и распоряжаться имуществом говорит о такой степени
обособленности имущества, которая достаточна для признания данного
социального образования юридическим лицом.
Итак, имущественная обособленность присуща всем без исключе­ния юридическим
лицам с самого момента их создания, тогда как появление у конкретного
юридического лица обособленного имущест­ва, как правило, приурочено к моменту
формирования его уставного (осадочного) капитала. Все имущество организации
учитывается на ее самостоятельном балансе или проводится по самостоятельной
смете расходов, в чем и находит внешнее проявление имущественная
обо­собленность данного юридического лица.
Персональный состав участников нескольких юридических лиц и их органов
управления, равно как и их компетенция, порой могут полностью совпадать,
поэтому с чисто организационной точки зрения их трудно разграничить. В этом
случае именно имущество, принадлежащее данному юридическому лицу и только
ему, отделенное от имуществ всех других юридических лиц, позволяет точно его
идентифицировать.
     3) Принцип самостоятельной гражданско-правовой ответственности 
юридического лица сформулирован в ст. 56 ГК. Согласно этому пра­вилу, участники
или собственники имущества юридического лица не отвечают по его обязательствам,
а юридическое лицо не отвечает по обязательствам первых. Иными словами, каждое
юридическое лицо самостоятельно несет гражданско-правовую ответственность по
своим обязательствам.
Необходимой предпосылкой такой ответственности является нали­чие у юридического
лица обособленного имущества, которое при необходимости может служить объектом
притязаний кредиторов. Су­ществующие исключения из правила о самостоятельной
ответственно­сти юридического лица ни в коей мере не колеблют общего принципа,
поскольку ответственность иных субъектов права по долгам юридиче­ского лица
является лишь субсидиарной (т. е. дополнительной к ответ­ственности
самого юридического лица).
     4) Выступление в гражданском обороте от собственного имени озна­чает
возможность от своего имени приобретать и осуществлять граж­данские права и
нести обязанности, а также выступать истцом и ответчиком в суде. Это — итоговый
признак юридического лица и, одновременно, та цель, ради которой оно и
создается. Наличие орга­низационной структуры и обособленного имущества, на
кагором ба­зируется самостоятельная ответственность, как раз и позволяют ввести
в гражданский оборот новое объединение лиц и капиталов — нового субъекта права.
Использование юридическим лицом собственного наименования позволяет отличить
его от всех иных организаций и, поэтому, является необходимой предпосылкой
гражданской правосубъектности юридиче­ского лица.
Таким образом, в российском гражданском праве юридическое лицо — это
признанная государством в качестве субъекта права организация, которая обладает 
обособленным имуществом, самостоятельно отвечает этим имуществом по своим
обязательствам и выступает в гражданском обороте от своего имени.
     Правосубъектность юридического лица. 
Под правосубъектностью  юридического лица
понимается наличие у него качеств субъекта права,  т. 
е. правоспособности и дееспособности. В науке гражданского права принято раз
личать общую (универсаль­ную) и специальную правоспособность. Общая
правоспособность означает возможность для субъекта права иметь любые
гражданские права и обязанности, необходимые для 
осуществления любых видов деятель­ности. Именно такой правоспособностью обладают
граждане. Специ­альная правоспособность предполагает наличие у юридического
лица лишь таких прав и обязанностей, которые
соответствуют целям его деятельности и прямо зафиксированы в его учредительных
документах.
До недавнего времени юридические лица в России могли обладать лишь специальной
правоспособностью, что, несомненно, сдерживало развитие рыночных отношений.
Новый Гражданский Кодекс РФ 1994 года наделил частные коммерческие организации
общей правоспособ­ностью . Было бы ошибочным,
однако, полагать, что -теперь правоспо­собность
юридических лиц носит, по общему правилу, универсальный харак
тер. Анализ ст. 49 ГК показывает, что общим
принципом для всех юридических лиц, как и прежде, остается специальная
правоспособ­ность. Универсальная же правоспособность носит характер исключения
из общего правила (которое, как известно, не может толковаться расширительно) и
действует лишь в отношении коммерческих негосу­дарственных юридических 
лиц. Этот вывод ничуть не колеблет даже тот факт, что ныне такие организации
составляют численное большин­ство в стране.
Сохранение специальной правоспособности за многими видами 
юридических лиц не только оправданно, но и
необходимо. Так, создавая некоммерческую организацию (учреждение, фонд и т.п.),
ее учредите­ли, очевидно, преследуют вполне определенные социальные,
культур­ные, иные общеполезные цели. Освобождение такой организации о
т любых уставных ограничений, предоставление ей
полной свободы действий привело бы к игнорированию интересов учредителей.
Анало­гичным образом и государство, закрепляя за унитарным предприятием свое
имущество, заинтересовано в его использовании по определенному назначению в
соответствии с тем предметом деятельности, который определен уставом
предприятия. Правоспособность юридического лица возникает в момент его
создания, который приурочен к его государственной регистрации 
(п. 3 ст. 49 и п. 2 ст. 51 ГК), и прекращается
в момент исключения его из единого государственного реестра юр
идических лиц (п. 8 ст. 63 ГК).
Объем правоспособности юридического лица определяется не т
оль­ко ее общим или специальным характером. Юридическое лицо не может
обладать такими правами, которые в силу своей специфики могут принадлежать лишь
гражданам. Осуществление некоторых видов дея­
тельности требует получения от государства специальных разрешений
(лицензий). Кроме того, законом могут быть установлены специальные ограничения
правоспособности для отдельных видов юридических лиц.
Применительно к юридическим лицам со специальной правоспо­собностью важно
разграничивать предмет их уставной деятельности и конкретные правомочия по
осуществлению этой деятельности. Так, торговля не входит в предмет уставной
деятельности религиозной организации. Однако право совершения сделок купли-
продажи (к примеру, культового инвентаря) у таких организаций не
оспаривается, если это необходимо для ведения их основной деятельности. Таким
образом, в сфере гражданского оборота конкретные правомочия орга­низации со
специальной правоспособностью могут быть шире предмета ее уставной
деятельности.
Для участия в гражданском обороте юридическому лицу необхо­дима не только
правоспособность, но и дееспособность. В отличие от граждан, у
юридических лиц право- и дееспособность возникают и прекращаются одновременно.
Наличие у юридического лица дееспо­собности означает, что оно своими
собственными действиями может приобретать, создавать, осуществлять и исполнять
гражданские пра­ва и обязанности.
Деятельность юридического лица — это, естественно, де
ятельность людей, составляющих организацию, ибо
только люди способны к сознательным волевым действиям. Однако их р
оль в осуществлении дееспособности юридического лица различна. Одни своими
действиями приобретают и создают 
доя юридического лица права и обязанности, другие — способствуют осущес
твлению уже приобретенных прав и выполнению
обязанностей.
Приобретение и, отчасти, осуществление прав и обязанностей — прерогатива так
называемого органа юридического лица. Орган юриди­ческого лица — это
правовой термин, обозначающий ли
цо (единоличный орган) или группу лиц
(коллегиальный орган), представляющих интересы юридическ
ого лица в отношениях с другими субъектами права без специ­альных на то
уполномочий (без доверенности). В соответствии со ст. 53 
ГК именно через свои органы юридическое лицо приобретает 
граждан­ские права и принимает на себя гражданские обязанности. Поэтому
действия органа рассматриваются как действия самого юридического лица.
Юридическое лицо может иметь как один орган
(директор, прав­ление и т.п.), так и несколько одновременно (например, директор
и дирекция, правление и председатель правления), причем они могут бы
ть и единоличными, и коллегиальными. Органы могут назначаться, если у юр
идического лица единственный учредитель, или избираться, если учас
тников (учредителей) несколько. Статья 174 ГК впервые вводит общее прав
ило на случай совершения органом юридического лица сделок с превышением его
полномочий, установленных учреди­тельными документами. Подобные сделки могут
признаваться недей­ствительными только в том случае, если другая сторона знала
или заведомо должна была знать о таком превышении.
Гражданские права и обязанности для юридического
лица могут приобретать его представители, действующие на основе доверенности,
выдаваемой органами юридического лица,
Осуществление приобретенных органом или представи
телем юри­дического лица прав и исполнение обязанностей (например, вып
олне­ние заключенных договоров), как правило, невозможно без целенапра
вленной деятельности всего коллектива работников органи­зации. В той мере, в
какой действия работников организации охваты­ваются
их служебными обязанностями, такие действия также рассматри
ваются как действия самого юридического лица, за которые оно несет
ответственность (см. ст. 402 ГК).
Индивидуализация юридич
еского лица. Индивидуализация юриди­ческого лица, т.
е. его выделение из массы всех других
организаций, осуществляется пут
ем определения его
местонахождения и присвоения ему наименования.
     Место нахождения 
юридического лица
определяется местом его государственной рег
истрации, если в соо
тветствии с законом в учре­дительных докуме
нтах юридического лица не 
установлено иное (п. 
2 ст. 54 ГК). Так, если предприяти
е зарегистрировано Регистрационной палатой Мэрии
Санкт-Петербурга, то местом его нахождения с юри­дической точки зрения будет
считаться город Санкт-Петербург в суще­ствующих
административных границах. Конкретный адрес юрид
ического лица указывается в уставе или учредител
ьном договоре и, как правило, привязан к месту нахождения е
го постоянно действу­ющего органа. Определение
точного места нахождения юридического лица важно для правильного применения к
нему актов местных органов власти, предъявления исков, исп
олнения в отношении него обяза­тельств (ст. 3
16 ГК) и решения многих других вопросов.
     Наименование юридического лица обязательно до
лжно включать в себя указание на его организационно-правовую форму. Все
некоммер­ческие, а также некоторые коммерческие организации (например,
унитарные предприятия, инвестиционные и чековые инвестиционные фонды
) должны включать в свое название также указание на харак
тер деятельности.
     Фирменное наименование (или фирма) — это название коммерческой
организации. Впредь до принятия специального нормативного акта, порядок исп
ользования и защиты фирменных наименований регули­руется ГК и в части, не
противоречащей ему, Положением о фирме 1927 года.
Право на фирму, т.е возможность использования
фирмен­ного наименования в гражданском обороте,
является личным неиму­щественным правом коммерческой организации и носит абс
олютный характер. Оно неотделимо от самой организации и может отчуждаться
только вместе с ней.
Статья 54 ГК исходит из необходимости специальной регистрации фирменного
наименования, с момента которой и возникает право на фирму. Однако процедура
такой регистрации пока еще не разработана и на практике регистрация
юридического лица означает одновременно и регистрацию его фирмы. Кроме того, в
соответствии со ст. 8 Париж­ской конвенции об охране промышленной собственности
1883 года, участником которой является и Россия,
право на фирменное наимено­вание охраняется во всех государствах-участниках
Конвенции в силу самого факта его использования предприятием. При этом такая
охрана должна предоставляться даже в том случае, если фирменное наимено­вание,
вопреки требованиям национального законодательства,
не было зарегистрировано должным образом.
В гражданском обороте необходимо индивидуализировать не только юридич
еское лицо, но и его продукцию (товары, работы,
услуги). Ведь одни и те же виды товаров могу
т выпускаться многими организациями. Для того,
чтобы их различать, используются производственные марки, товарные 
знаки и наименования мест происхождения товаров. Произ
водственная марка — это словесный (описательный) способ индивидуализации
товара; она в обязательном порядке помещается на самом товаре или его упаковке
и обычно включает в себя фирменное наименование предприятия-изг
отовителя и его адрес, название товара, ссылку на стандарты, которым д
олжен соответствовать товар, перечень его основных потребительских свойств и
ряд других данных. Произ­водственная марка может
применяться юридическим лицом без какой-либо
специальной регистрации и сама по себе не пользуется правовой защитой.
     Товарный знак представляет собой словесное, изобраз
ительное, объемное или иное условное обозначение товара (или группы
товаров), используемое для его о
тличия от однородных товаров других изготови­тел
ей . Использование
товарного знака является субъективным правом товаропроизводи
теля и возможно только после регистрации знака в Патентном ведомстве. В
отличие от производственной марки товарный знак,
как правило, не содержит информации о виде, качестве, свойствах самого товара,
а если она и присутствует в знаке, то не пользуется правовой охраной.
В большинстве случаев товарный знак регистрируется
за одним юридическим лицом, которое имеет исключительное право его
исполь­зования и может передать это право по лицензионному договору другой
организации. Закон РФ “О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях
мест происхождения товаров допускает также
воз­можность регистрации коллек
тивных товарных знаков, которые закреп­ляются за ассоциациями или союзами
предприятий и могут использоваться всеми
участниками таких объединений. Организации, основная деятельность которых
заключается в оказании услуг (выпол­нении работ),
могут зарегистрировать и использовать знак обслужива­ния, который
приравнивается к товарному знаку.
Свойства некоторых товаров в значительной степени определяются природными
условиями или людскими факторами той местности, где они прои
зводятся (например, каспи
йское литье или дымковская иг­рушка). Организации, изготавливающие такую
продукцию, имеют право зарегистрировать и использовать наименование места
происхождения товара. Право пользования таким наименованием не является
исклю­чительным и поэтому может закрепляться за любыми лицами, произ­водящими
аналогичный товар в той же местности. В отличие от товарного знака, право
использования наименования места происхож­дения товара является бессрочным и не
может передаваться по лицен­зии другим лицам.
                  Образование и прекращение юридического лица.                  
В зависимости от характера участия государственных органов в регистрации
юридического лица, наука гражданского права традиционно выделяет следующие
способы обра­зования юридических лиц.
     Распорядительный порядок характеризуется тем, что юридическое лицо
возникает на основе одного лишь распоряжения учредителя, а специальной
государственной регистрации организации не требуется. Именно в таком порядке в
СССР возникало подавляющее большинство государственных предприятий и
учреждений. Главенствующая роль государства в системе плановой экономики, его
доминирование над гражданском обществом позволяли обойтись без особой процедуры
государственной регистрации создаваемого юридического лица. В стра­нах рыночной
экономики место распорядительного порядка заступает, как правило, явочный
порядок образования юридических лиц. Для него также характерно отсутствие
специальной государственной регистра­ции организаций, которые создаются в силу
самого факта волеизъяв­ления учредителей, выражения ими намерения действовать в
                           качестве юридического лица.                           
Ст. 51 ГК. не предусматривает никаких исключений из общего правила о
необходимости государственной регистрации юридических лиц, поэтому можно
полагать, что распорядительный, а также явочный способы образования
организаций в настоящее время в России не применяются.
     Разрешительный порядок образования юридического лица предпо­лагает, что
создание организации разрешено тем или иным компетен­тным органом. В СССР в
таком порядке создавалось большинство общественных и кооперативных организаций,
причем в разрешении на создание юридического лица могло быть отказано по
мотивам нецеле­сообразности. Действующее законодательство не допускает отказа в
регистрации по мотивам нецелесообразности (ч. 2 п. 1 ст. 51 ГК), но в принципе
сохраняет разрешительный порядок создания некоторых видов юридических лиц.
     При нормативно-явочном порядке для образования юридического лица согласия
каких-либо третьих лиц, включая государственные ор­ганы, не требуется.
Регистрирующий орган лишь проверяет, соответ­ствуют ли закону учредительные
документы организации и соблюден ли установленный порядок ее образования, после
чего обязан зареги­стрировать юридическое лицо. Такой порядок образования
юридиче­ских лиц наиболее распространен и в России, и за рубежом.
Правовой основой деятельности любого юридического лица, наряду с
законодательством, являются его учредительные документы. Именно в них
учредители конкретизируют общие нормы права применительно к своим интересам.
Состав учредительных документов для разных видов юридических лиц различен.
Так, общества с ограниченной или дополнительной ответственностью, ассоциации
и союзы действуют на основе учреди­тельного договора и устава. Правовой базой
деятельности хозяйствен­ных товариществ (полных и на вере) является
учредительный договор. Для остальных юридических лиц единственным
учредительным доку­ментом считается их устав.
     Учредительный договор — это консенсуальный гражданско-право­вой договор,
регулирующий отношения между учредителями в процессе создания и деятельности
юридического лица. Его можно рассматривать как разновидность договора простого
товарищества (договора о совме­стной деятельности), хотя существует и мнение о
том, что это— самостоятельный договорный тип. Он может заключаться только в
письменной форме (простой или нотариальной) и вступает в силу, как правило, с
момента заключения.
     Устав, в отличие от учредительного договора, не заключается, а
утверждается учредителями. Однако это отличие не носит принципи­ального
характера и связано лишь с различной процедурой принятия документа. Устав, как
правило, подписывают не все учредители, а специально уполномоченные ими лица
(например, председатель и секретарь общего собрания учредителей). Как и
учредительный дого­вор, устав можно рассматривать в качестве локального
нормативного акта, определяющего правовое положение юридического лица и
регу­лирующего отношения между участниками и самим юрвдическим лицом. Устав
вступает в силу с момента регистрации самого юридиче­ского лица. Рад
некоммерческих организаций может действовать также на основе общего
положения об организациях данного вида или общего устава общественного
объединения.
Содержание учредительных документов в общем виде определяется ст. 52 ГК, а
доя отдельных видов юридических лиц —в соответствую­щих разделах ГК и
специальных нормативных актах.
     Государственная регистрация юридических лиц. Государственная регистрация
является завершающим этапом образования юридического лица, на котором
компетентный орган проверяет соблюдение условий, необходимых для создания
нового субъекта права, и принимает реше­ние о признании организации юридическим
лицом. После этого ос­новные данные об организации включаются в единый
государственный реестр юридических лиц и становятся доступными для всеобщего
ознакомления.
В соответствии со ст. 51 ГК проведение регистрации всех юриди­ческих лиц
возложено на органы юстиции. Однако пока органы юсти­ции не обладают
необходимыми для этого возможностями. Поэтому на практике государственная
регистрация юридических лиц осуществля­ется различными органами (Министерство
юстиции России и его местные управления регистрируют общественные и
религиозные объединения. Местные органы власти (районные администрации)
регистрируют товарищества домовладельцев, потребительские ко­оперативы и их
предприятия. Предприятия с иностранными инвестициями регист­рируются
Государственной регистрационной палатой и це местными отделениями.
Коммерческие банки регистрируются Центральным Банком.), главную роль среди
которых играют Регистрационные палаты субъектов Российской Федерации.
До принятия специального закона о регистрации юридических лиц соответствующая
процедура регулируется специальными нормативны­ми актами об отдельных видах
юридических лиц. Указом Президента РФ “Об упорядочении государственной
регистрации предприятий и предпринимателей на территории Российской
Федерации” от 8 июля 1994 г. № 1482 (в отношении коммерческих организаций) и
внутрен­ними правилами, принятыми в отдельных регистрирующих органах .
Для регистрации юридического лица обычно представляются сле­дующие документы:
заявление учредителей о регистрации, устав орга­низации, учредительный
договор или решение вредителей о создании юридического лица (в виде протокола
собрания учредителей), свиде­тельство об уплате регистрационной пошлины, а
для коммерческих организаций — также документы, подтверждающие оплату не
менее 50 процентов уставного капитала предприятия.
Отказ в регистрации может последовать лишь в случаях несоответ­ствия
учредительных документов организации закону или несоблюде­ния установленного
порядка образования юридического лица и может быть
обжалован в суд. Также в суд можно обратиться и в случае уклонения
компетентного органа от регистрации юридического лица, например при пропуске
установленного для регистрации срока.
     Прекращение деятельности юридического лица. Прекращение дея­тельности
юридического лица происходит в результате его реорганизации (кроме
случаев выделения из состава юридического лица другой орга­низации) или 
ликвидации и, как правило, носит окончательный харак­тер. Однако закон
предусматривает и возможность временного прекращения, т.е. приостановления 
деятельности ряда организаций (Приостановление деятельности общественных
объединений на срок до шес­ти месяцев возможно только по решению суда как
санкция за нарушение Консти­туции и законодательства РФ (ст. 42 Закона “Об
общественных объединениях”)).
При реорганизации все права и обязанности реорганизуемого юридического лица или
их часть переходят к иным субъектам права, т.е. происходит универсальное
правопреемство. Реорганизация юри­дических лиц может осуществляться путем 
слияния нескольких органи­заций лиц в одну новую, присоединения 
юридического лица к другому, разделения юридического лица на несколько
новых организаций, выде­ления из состава организации других юридических
лиц или преобразования, т.е. смены организационно-правовой формы
юридического лица (Буквальное толкование ст. 68 ГК приводит к выводу, что
преобразование хозяйственного общества или товарищества возможно только в
другой вид хозяйст­венного общества или товарищества или в производственный
кооператив (с учетом требований ст. 92 и 104 ГК.). Исключением из этого правила
являются возможности преобразования объединений юридических лиц в хозяйственные
общества и това­рищества, о чем говорит п.1 ст. 121 1'К. Можно полагать, что
законодатель исходит из общего принципа о том, что преобразование юридического
лица возможно лишь с сохранением существующего объема правоспособности (общей
или специальной). В противном случае было бы невозможно осуществление
универсального правопре­емства. ибо большая часть прав и обязанностей,
вытекающих из общей правоспо­собности, повисает в воздухе, когда
правопреемником является специально-правоспособное лицо. И наоборот,
организация со специальной право­способностью не в состоянии передать
правопреемнику больше прав, чем имеет сама).
Реорганизация, как правило, проводится по решению участников юридического
лица (или собственника его имущества), т.е. доброволь­но. Однако в отношении
коммерческих организаций закон предусмат­ривает и такие случаи, когда
реорганизация может быть произведена принудительной Причем, если решение суда
или компетентного госу­дарственного органа о реорганизации не выполнено в
установленный срок, суд назначает внешнего управляющего юридическим лицом,
который и осуществляет его реорганизацию (п. 2 ст. 57 ГК).
В зависимости от того, в какой форме проводится реорганизация юридического
лица, она оформляется либо разделительным балансом (разделение, выделение),
либо передаточным актом (слияние, присое­динение, преобразование). При
выделении, разделении или слиянии нескольких организаций возникает как
минимум один новый субъект права, поэтому в таких случаях реорганизация
считается законченной в момент государственной регистрации вновь созданных
юридических лиц. С другой стороны, при присоединении новых юридических лиц не
возникает и, следовательно, реорганизация завершается в момент исключения
присоединенной организации из единого государственно­го реестра.
Во многих случаях проведение реорганизации способно резко изменить
соотношение “сил” товаропроизводителей на рынке и при­вести к ограничению
конкуренции. Для предотвращения этих негатив­ных последствий п.1 ст. 17
Закона РСФСР “О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на
товарных рынках” устанавливает обязательную процедуру получения согласия
федераль­ного антимонопольного органа на слияние или присоединение
ком­мерческих организаций, сумма активов которых превышает 100 тысяч
минимальных размеров оплаты труда, а также на слияние или присо­единение
союзов или ассоциаций коммерческих организаций.
Реорганизация существенно затрагивает интересы кредиторов юри­дического лица,
коль скоро их должник прекратит свое существование. Поэтому обязательным ее
условием является предварительное уведом­ление кредиторов, которые в таком
случае вправе требовать прекраще­ния или досрочного исполнения обязательств
реорганизуемого юридического лица и возмещения убытков (ст. 60 ГК).
     Ликвидация юридического лица — это способ прекращения его деятельности
без перехода прав и обязанностей в порядке правопреем­ства к другим лицам. ГК
содержит развернутый перечень оснований ликвидации юридических лиц, которая
(так же, как и реорганизация) может носить как добровольный, так и
принудительный характер.
В добровольном порядке юридическое лицо ликвидируется по реше­нию его
участников или органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными
документами. Типичными основаниями добро­вольной ликвидации являются
нецелесообразность дальнейшего суще­ствования юридического лица, истечение
срока, на который оно было создано, достижение или, напротив, принципиальная
недостижимость уставных целей организации.
     Принудительная ликвидация проводится по решению суда, в слу­чаях, когда
деятельность юридического лица осуществляется без соот­ветствующего разрешения
(лицензии), либо такая деятельность прямо запрещена законом, либо сопряжена с
неоднократными или грубыми нарушениями законодательства.
Для отдельных видов юридических лиц законом установлены до­полнительные
основания ликвидации. Так, коммерческие организации (кроме казенных
предприятий), потребительские кооперативы и фонды могут быть ликвидированы по
причине их несостоятельности (банк­ротства). Для хозяйственных обществ и
унитарных предприятий пре­дусмотрено такое основание ликвидации, как утрата
имущества, т.е. уменьшение стоимости чистых активов предприятия ниже уровня
минимального размера уставного капитала. И в том, и в другом случае
ликвидация может производиться как добровольно, так и принудитель­но.
Юридическое лицо может быть ликвидировано как в добро­вольном. так и в
принудительном порядке. Приведенный в п. 2 статьи 61 перечень оснований как
добровольной, так и принудительной ликви­дации не является исчерпывающим. В
добровольном порядке юридическое лицо может быть ликвидировано по решению его
органа уполномоченного на то учредительными документами, по собствен­ному
усмотрению этого органа. Однако решение о добровольной лик­видации в связи с
объявлением о своем банкротстве юридическое лицо вправе принять лишь
совместно с кредиторами (п. 2 ст. 65).
В добровольном порядке не могут ликвидироваться фонды. Заин­тересованные лица
вправе обратиться в суд, и только он может вынес­ти решение о ликвидации
фонда (см. ст. 119 ГК. и коммент. к ней).
Хотя согласно тексту абз. 2 п. 2 ликвидация юридического лица в случае
признания судом недействительной его регистрации осу­ществляется по решению
его учредителей (участников) или его орга­на, уполномоченного на то
учредительными документами, такую лик­видацию нельзя отнести к добровольной.
По смыслу нормы п. 2 ст. 51 существующим может быть признано только
зарегистрированное юридическое лицо. Следовательно, если регистрация
аннулирована и возобновлению не подлежит (поскольку она может быть признана
недействительной только в том случае, если допущенные нарушения неустранимы),
юридическое лицо действовать не может, его ликвида­ция судом предрешена, и
она неизбежна. Ссылку на решение самого юридического лица в этом случае можно
считать практически равно­значной правилу абз. 2 п. 3 данной статьи о
возложении судом обя­занности по ликвидации на учредителей (участников) либо
уполномо­ченный учредительными документами орган самого юридического лица.
Помимо общих правил о принудительной ликвидации, содер­жащихся в п. 2 ст. 61,
ГК устанавливает основания принудительной ликвидации отдельных видов
юридических лиц. Дополнительные основания и иные особенности принудительной
ликвидации отдельных видов юридических лиц могут быть установлены
законодательством об этих видах. Верховный Суд РФ и Высший Арбитражный Суд РФ
указали, что поскольку юридическое лицо ликвидируется по решению суда лишь в
случаях, предусмотренных ГК (п. 2 ст. 61), неисполнение юридическим лицом
требований иных законов может служить осно­ванием для ликвидации, если суд
квалифицирует соответствующие действия (бездействие) как неоднократные или
грубые нарушения данного закона или иного правового акта.
Ликвидация юридического лица представляет собой сложную и зачастую длительную
процедуру, затрагивающую интересы третьих лиц и поэтому требующую открытости
и гласности. Ее первым этапом является соответствующая отметка о реестре
юридических лиц, от­крытом для заинтересованных лиц. Таким образом, всякий
вступаю­щий в отношения с контрагентом или состоящей с ним в отношениях имеет
возможность узнать о ликвидации еще до официального опу­бликования. 2. Лицом
или органом, принявшим решение о ликвидации, прак­тически в любом случае
назначается ликвидационная комиссия или ликвидатор, которые действуют в
соответствии с правилами ст. 63, 64. Суд, принявший решение о ликвидации,
вправе возложить ее на уч­редителей (участников) или орган юридического лица,
уполномочен­ный на то учредительными документами (ч. 2 п. 3 ст. 61), а если в
установленный срок ликвидация не произведена, суд назначает лик­видатора сам.
3. К ликвидационной комиссии переходят функции и права орга­нов
ликвидируемого юридического лица. Задачей ликвидационной комиссии
(ликвидатора) является завершение деятельности юридиче­ского лица в
установленный срок с наименьшим ущербом для его контрагентов, учредителей или
участников.
Ликвидация юридического лица представляет собой сложную и зачастую длительную
процедуру, затрагивающую интересы третьих лиц и поэтому требующую открытости
и гласности. Ее первым этапом является соответствующая отметка о реестре
юридических лиц, от­крытом для заинтересованных лиц. Таким образом, всякий
вступаю­щий в отношения с контрагентом или состоящей с ним в отношениях имеет
возможность узнать о ликвидации еще до официального опу­бликования. 2. Лицом
или органом, принявшим решение о ликвидации, прак­тически в любом случае
назначается ликвидационная комиссия или ликвидатор, которые действуют в
соответствии с правилами ст. 63, 64. Суд, принявший решение о ликвидации,
вправе возложить ее на уч­редителей (участников) или орган юридического лица,
уполномочен­ный на то учредительными документами (ч. 2 п. 3 ст. 61), а если в
установленный срок ликвидация не произведена, суд назначает лик­видатора сам.
3. К ликвидационной комиссии переходят функции и права орга­нов
ликвидируемого юридического лица. Задачей ликвидационной комиссии
(ликвидатора) является завершение деятельности юридиче­ского лица в
установленный срок с наименьшим ущербом для его контрагентов, учредителей или
участников.
     Порядок ликвидации юридического лица урегулирован статьями 61—64 ГК и
состоит из следующих этапов:
1) участники организации, ее уполномоченный орган или суд, принявшие решение
о ликвидации, назначают ликвидационную ко­миссию (или единоличного
ликвидатора), определяют порядок и сроки ликвидации. Ликвидационная комиссия
принимает на себя все полно­мочия по управлению юридическим лицом;
2) ликвидационная комиссия публикует в прессе сообщение о ликвидации
юридического лица, порядке и сроке заявления претензий кредиторами (этот срок
не может быть менее 2 месяцев), выявляет всех кредиторов и уведомляет их о
ликвидации, взыскивает дебиторскую задолженность юридического лица;
3) ликвидационная комиссия оценивает состав кредиторской задол­женности,
принимает решение об удовлетворении (отклонении) выявлен­ных требований и
составляет промежуточный ликвидационный баланс;
4) в соответствии с промежуточным ликвидационным балансом удовлетворяются
законные требования кредиторов, причем выплаты производятся в порядке
очередей, установленных ст. 64 ГК. Если денежных средств организации
недостаточно для расчетов с кредито­рами, ликвидационная комиссия продает
имеющееся имущество с публичных торгов;
5) после погашения кредиторской задолженности ликвидационная комиссия
составляет окончательный ликвидационный баланс и распре­деляет оставшееся
имущество между участниками юридического лица, если иное не следует из
законодательства или учредительных документов организации. Все документы,
оформляющие ликвидацию, передаются регистрирующему органу, который на их
основе вносит соответствующую запись в единый государственный реестр
юридических лиц. С этого момента деятельность организации считается
прекращенной.
Особенности ликвидационной процедуры в случае несостоятель­ности
(банкротства) юридического лица установлены Законом РФ “О несостоятельности
(банкротстве) предприятий” и рядом других норма­тивных актов.
Виды юридических лиц.
     Основания классификаций юридических лиц. Будучи весьма слож­ным, по своей
природе, правовым явлением, юридическое лицо может рассматриваться в самых
различных аспектах. Поэтому и различных классификаций юридических лиц может
быть тем больше, чем шире перечень юридических лиц и чем значительнее отличия
одних органи­заций от других.
Ценность любой научной классификации заключается в система­тизации знаний о
предмете, без которой невозможно ни дальнейшее развитие, ни применение этих
знаний. Однако построить адекватную систему знаний из разрозненных фактов
можно только на основе правильно выбранных критериев, отражающих наиболее
существенные взаимосвязи, отношения, свойства предмета. Место, которое
юриди­ческие лица занимают в системе имущественных отношений общества,
своеобразие преломления в этом правовом институте фундаментальных
экономических категорий позволяют определить наиболее важные основания их
классификации. Социальная ценность института юриди­ческого лица воплощается
прежде всего в той полезной нагрузке, которую он несет обществу, т.е в его
функциях, которые также влияют на систематизацию юридических лиц. Наконец,
особенности законо­дательного нормирования правового положения юридических
лиц по­зволяют сформулировать рад практически важных классификационных
критериев.
     Формы собственности. Так, в зависимости от формы собственности, лежащей в
основе юридического лица, выделяются государственные и частные 
(негосударственные) юридические лица. К числу государствен­ных (в широком
смысле: т.е. включая и муниципальные) относятся все унитарные предприятия, а
также некоторые учреждения. Значение такого деления становится понятным, если
учесть, что государственные юриди­ческие лица (даже коммерческого характера) с
необходимостью должны преследовать общегосударственные интересы, чем и
обуславливается специфика их правового регулирования. В данной классификации
можно усмотреть прямую аналогию с принятым за рубежом делением организа­ций на
юридические лица публичного и частного права.
     Цели деятельности. Коммерческие и некоммерческие организации
разделяются по тому, каковы основные цели их деятельности: извле­чение прибыли,
а также ее распределение между участниками, либо иные цели, не связанные с
предпринимательством. По общему правилу, некоммерческие организации вправе
осуществлять предприниматель­скую деятельность лишь постольку, поскольку это
необходимо для достижения их уставных целей. При этом они не вправе
распределять полученную прибыль между своими участниками (п. 1 ст. 50 ГК.).
Состав учредителей. В зависимости от состава учредителей можно выделять:
юридические лица, учредителями которых могут выступать только юридические
лица (союзы и ассоциации), только государство (унитарные предприятия), или же
любые, за отдельными исключени­ями, субъекты права (все остальные юридические
лица).
     Характер прав участников. Различный характер прав участников в отношении
юридического лица позволяет классифицировать:
— организации, на имущество которых учредители имеют право собственности или
иное вещное право: государственные и муниципальные унитарные предприятия, а
также учреждения;
— организации, в отношении которых их участники имеют обяза­тельственные
права: хозяйственные товарищества и общества, коопе­ративы;
— организации, в отношении которых их участники не имеют имущественных прав: 
общественные объединения и религиозные орга­низации, фонды и объединения
юридических лиц.
     Объем вещных прав организации. В зависимости от объема прав самого
юридического лица на используемое им имущество можно различать:
— юридические лица, обладающие правом оперативного управления на
имущество: учреждения и казенные предприятия;
— юридические лица, обладающие правом хозяйственного ведения на
имущество: государственные и муниципальные унитарные предпри­ятия (кроме
казенных);
— юридические лица, обладающие правом собственности на иму­щество — все
другие юридические лица.
Личное или имущественное участие. Хозяйственные товарищества и общества можно
классифицировать по тому, что более важно для участников: объединение их личных
усилий для достижения предпри­нимательских целей (товарищества) или
объединение капиталов (об­щества). Наряду с этим, по степени увеличения
предпринимательского риска участников, хозяйственные общества и товарищества
могут выстраиваться в следующую цепочку: полное товарищество, товарище­ство на
вере, общество с дополнительной ответственностью, общество с ограниченной
ответственностью, акционерное общество.
     Порядок образования. Порядок создания юридического лица также может
выступать в качестве критерия классификации: в таком случае юридические лица
делятся на образуемые в разрешительном или норма­тивно-явочном порядке.
     Учредительные документы. По составу учредительных документов
разграничиваются договорные юридические лица — хозяйственные
това­рищества, договорно-уставные- общества с ограниченной или
допол­нительной ответственностью, ассоциации и союзы, а также уставные
юридические лица.
     Членство. Традиционным для доктрины пандектного права (Гер­мания,
Швейцария) является различение корпораций (союзов) и уч­реждений. Корпорации
характеризуются наличием членства, общей для многих участников цели,
независимостью своего существования от смены участников. Учреждения, напротив,
обычно создаются одним учредителем, который сам определяет и цели юридического
лица) и состав имущества, необходимый для их достижения. В юридико-техническом
плане эта классификация имеет огромное значение, посколь­ку необходимость
оформления коллективных интересов, актуальная для законодательства о
корпорациях, может не приниматься в расчет при конструировании норм об
учреждениях. Можно надеяться, что со временем подобная классификация возродится
и в России.
                  Хозяйственные товарищества и общества                  
     Общие положения. Хозяйственные товарищества и общества — это родовое
понятие, обозначающее несколько самостоятельных видов - коммерческих
юридических лиц, общим для которых является то, что их уставный (складочный)
капитал разделяется на доли. Именно это отличает хозяйственные товарищества и
общества от других коммер­ческих организаций.
Гражданский Кодекс РФ предусматривает достаточно широкий спектр правовых форм
коллективного хозяйствования, который отве­чает как современным международным
стандартам, так и отечествен­ным экономическим реалиям. Организационно-
правовые формы хозяйственных товариществ или обществ способны обслуживать
инте­ресы и индивидуальных коммерсантов, и малых семейных коллективов, и
гигантских групп незнакомых друг с другом акционеров.
     Хозяйственные товарищества в российском законодательстве пони­маются как 
договорные объединения нескольких лиц для совместного ведения
предпринимательской деятельности под общим именем.
     Хозяйственные общества — это организации, создаваемые одним или
несколькими лицами путем объединения (обособления) их имущества для ведения
предпринимательской деятельности.
Главное действующее лицо любого товарищества — полный това­рищ — несет
неограниченную ответственность по обязательствам фир­мы всем своим
имуществом. Поэтому в товариществах, в отличие от обществ, учредители, как
правило, принимают личное участие в делах предприятия. По этой же причине
лицо может являться полным товарищем лишь в одном товариществе. Круг
учредителей обычно гораздо уже, чем в обществах, в силу лично-доверительных
отношений между ними. Принципиальные положения, определяющие возможный состав
участников хозяйственных обществ и товариществ, содержатся в п.4 ст. 66 ГК.
Предпринимательство всегда связано с повышенным имущественным риском, поэтому
законодатель считает правовое по­ложение граждан и некоммерческих организаций
несовместимым со статусом полного товарища.
Для хозяйственных обществ характерным является объединение не столько личных
усилий участников, сколько их имуществ. Участники не отвечают по
обязательствам фирмы (за исключением обществ с дополнительной
ответственностью), и их предпринимательский риск ограничен суммой вкладов в
уставный капитал. Поэтому именно размер уставного капитала общества является
основной гарантией интересов кредиторов и приобретает особое значение,
нехарактерное для товариществ. Уменьшение размера уставного капитала общества
возможно лишь после уведомления всех его кредиторов, которые в этом случае
приобретают право требовать досрочного прекращения или исполнения
обязательств и возмещения убытков (как и при реорганизации).
Итак, в хозяйственных обществах и товариществах “а) личное участие 
постепенно сокращается по мере возрастания капиталистиче­ского элемента; б)
объем ответственности уменьшается по мере усиле­ния капиталистического
элемента”. Как и любая коммерческая организация, хозяйственное общество или
товарищество должно обладать уставным (складочным) капиталом, образующим
имущественную базу его деятельности и гарантирующим интересы кредиторов. 
Уставный капитал — это зафиксированная уч­редительными документами и
оцененная в рублях сумма всех вкладов, которые учредители (учредитель) решили
объединить (выделить) при создании юридического лица. Уставный капитал
хозяйственных това­риществ традиционно именуется складочным капиталом, 
поскольку такие предприятия основаны на договоре между учредителями (а не на
уставе), складывающими воедино свои взносы для коммерческой дея­тельности.
До принятия специального закона о регистрации юридических лиц минимальная
величина уставного капитала коммерческих организаций (за исключением
акционерных обществ) определяется Указом Прези­дента РФот8.07.1994 г. № 1482,
адляакционерныхобществустановлена Федеральным законом об “Об акционерных
обществах”. Согласно этим нормативным актам минимальный уставный капитал
открытых акци­онерных обществ, а также предприятий организационно-правовых
форм с участием иностранных инвестиций определен в размере 1000-кратной суммы
минимальной месячной оплаты труда, а для всех иных предприятий, включая и
закрытые акционерные общества,— в размере 100-кратной суммы минимальной
месячной оплаты труда подл. г п. 3 Указа, ст. 26 Закона “Об акционерных
обществах”).
В качестве вклада в уставный капитал может выступать любое оборотоспособное
имущество, включая и имущественные права. Ос­новным критерием допустимости
тех или иных вкладов в уставный капитал является их способность увеличивать
сумму активов общества . Поэтому, например, закон не допускает внесения
вкладов в уставный капитал хозяйственных обществ путем зачета требований
учредителя к обществу (п. 2 ст. 90 и п. 2 ст. 99 ГК). Это уменьшает пассивы
общества, но не увеличивает его активов, т.е. наличного имущества. Стоимость
вносимых в уставный капитал вкладов определяется соглашением сторон, но в
ряде случаев подлежит независимой экспертной оценке (п. 6 ст. 66 ГК).
Основные права и обязанности участников хозяйственных обществ и
товариществ в общем виде закреплены ст. 67 ГК и могут дополняться в
учредительныхдокументах. Участники имеют право управлять делами фирмы в той или
иной форме, получать информацию о ее деятельности, участвовать в распределении
прибыли и получать часть имущества, оставшегося после ликвидации предприятия
(т.н. ликвидационный остаток). В то же время они обязаны участвовать в
образовании имущество предприятия и не разглашать конфиденциальную инфор­мацию
о его деятельности. Нормы ст. 67 ГК носят императивный характер, поэтому лишить
участника какого-либо из перечисленных прав или освободить от обязанности
невозможно.
Переходя к рассмотрению правового положения отдельных видов хозяйственных
обществ и товариществ, нужно отметить один общий недостаток правового
регулирования этих видов предприятий — отсут­ствие комплексности
регулирования, слабое сопряжение гражданского права с другими отраслями права
и законодательства. Зачем предпри­нимателям создавать хозяйственные
товарищества и принимать на себя сталь тяжкое бремя потной имущественной
ответственности, если ни административное, ни налоговое законодательство ни в
коей мере их к этому не подталкивают?
     Полное товарищество. Хозяйственное товарищество, участники которого
солидарно несут субсидиарную (дополнительную) ответст­венность по его
обязательствам всем своим имуществом, называется полным товариществом. Оно
возникает на основе договора между несколькими участниками (полными
товарищами), в качестве кото­рых могут выступать только предприниматели —
индивидуальные или коллективные.
ГК исходит из принципа истинности фирмы, в соответствии с которым фирменное
наименование товарищества должно включать в себя истинные имена (названия)
всех его участников. Можно ограни­читься и указанием имени (названия) одного
из полных товарищей с добавлением к нему слов “... и компания” (например:
“Полное товари­щество “Жданов и компания”). При изменении персонального
состава участников такого товарищества необходимо вносить соответствующие
изменения в фирму.
Законодатель различает случаи управления полным товариществом (ст. 71 ГК) и
ведения дел товарищества (ст. 72 ГК). Управление товариществом осуществляется
на основе решений, принятых всеми участниками единогласно или большинством
голосов (если последнее предусмотрено учредительным договором). Ведение же
дел, т.е. пред­ставительство интересов полного товарищества в обороте, по
общему правилу осуществляется каждым из участников. В этом случае полное
товарищество как юридическое лицо имеет несколько самостоятельных и
равноправных органов (по числу участников). Учредительный договор может
устанавливать и другие схемы органов полного товарищества, например: ведение
дел всеми участниками совместно (один коллеги­альный орган) либо некоторыми
из них (один или несколько едино­личных органов). Важно отметить, что
перечисленные варианты организационной структуры товарищества не могут
применяться од­новременно. Поэтому возложение ведения дел полного
товарищества на одного из участников лишает остальных прав представлять
интересы фирмы без доверенности.
Законодательное нормирование размеров складочного капитала полного
товарищества имеет значение лишь для его регистрации. В дальнейшем ни
уменьшение складочного капитала, ни даже его полная утрата не влекут за собой
драматических последствий (см. п. 2 ст. 74 ГК). Это не удивительно, поскольку
требования кредиторов товарище­ства могут быть удовлетворены за счет
имущества его участников.
Полному товарищу запрещено выступать в аналогичном качестве более, чем в
одном предприятии. Это правило, кстати, несвойственное большинству зарубежных
законодательств, установлено в интересах кредиторов -товарищества. Для защиты
интересов самих товарищей предусмотрен запрет для участника совершать без
согласия других сделки, однородные с совершаемыми товариществом, т.е.
конкуриро­вать с ним (п. 3 ст. 73 ГК).
Ответственность участников по обязательствам полного товарище­ства отнюдь не
подрывает принципа самостоятельной гражданско-пра­вовой ответственности
юридического лица, т.к. является субсидиарной. В первую очередь требования
кредиторов должны предъявляться к самому товариществу, и лишь при
недостаточности его имущества — к полным товарищам. Общие правота,
регулирующие солидарную ответ­ственность, закреплены в ст. 322—325 ГК.
Специфика ее в полном товариществе заключается в том, что и первоначальные
участники (учредители), и последующие в равной степени отвечают по всем
обязательствам, независимо от времени их возникновения. Выход или исключение
из товарищества также не сразу прекращают общность солвдарной ответственности
участников: выбывший товарищ продол­жает отвечать по обязательствам,
возникшим до его выбытия, еще в течение двух лет со дня утверждения отчета
предприятия за год, в кагором он из него выбыл (п. 2 ст. 75 ГК).
Изменение персонального состава участников (выход, исключение, смерть или
утрата полной дееспособности гражданином, признание его безвестно
отсутствующим, ликвидация или принудительная реоргани­зация юридического
лица), по общему правилу, влечет ликвидацию полного товарищества. Иное может
быть предусмотрено учредитель­ным договором или соглашением оставшихся
участников (п.1 ст. 76 ГК). Аналогичные последствия имеет и изменение
имущественного положения участника — объявление его банкротом или обращение
кредиторами взыскания на его долю в складочном капитале.
Возможность обращения взыскания на имущество самого участни­ка отчасти
размывает границу между имуществом, вложенным в това­рищество и не переданным
ему (собственным имуществом товарища), лишая последнее своеобразной
неприкосновенности. В таких условиях участников мало что удерживает от того,
чтобы перевести большую часть своего имущества в капитал предприятия: риск
возрастает незна­чительно. При этом их личные кредиторы могут оказаться в
худшем положении, нежели кредиторы товарищества. Во избежание таких казусов
ст. 80 ГК устанавливает специальную процедуру удовлетворе­ния требований
личных кредиторов полного товарища за счет имуще­ства, соответствующего его
доле в складочном капитале.
Будучи по своей природе объединением лиц, полное товарищество не может
состоять из единственного участника и, если все же такое случается, должно
быть преобразовано в хозяйственное общество или ликвидировано (ст. 81 ГК).
     Товарищество на вере. Хозяйственное товарищество, состоящее из двух
категорий участников: полных товарищей (комплементариев), соли­дарно несущих
субсидиарную ответственность по его обязательствам своим имуществом, и
товарищей-вкладчиков (коммандитистов), не от­вечающих по обязательствам
предприятия, называется товариществом на вере (или коммандитным
товариществом).
Аналогично полному товариществу, фирменное наименование то­варищества на вере
должно содержать имена (названия) всех или, по крайней мере, одного полного
товарища (в последнем случае — с добавлением слов — “... и компания”).
Исторически эта форма коммерческого предприятия возникла еще в эпоху
средневековья и получила широкое распространение как способ привлечения к
ведению торгового промысла капиталов анонимных вкладчиков. Принцип
анонимности коммандитистов в той или иной форме проводится и в современном
зарубежном праве, однако отече­ственный законодатель сумел довести его до
логического завершения. Так, в соответствии с п.1 ст. 83 ГК, товарищи-
вкладчики могут даже не участвовать в подписании учредительного договора
(хотя, как будет показано далее, это крайне желательно). Но товарищество на
вере — договорное объединение лиц и поэтому учредительный договор явля­ется
его единственным учредительным документом. На чем же осно­ваны взаимные права
и обязанности полных товарищей и коммандитистов? Наряду с учредительным
договором в ГК упоминается свидетельство об участии, удостоверяющее внесение
вклада в складоч­ный капитал (п. 1 ст. 85 ГК). Указанное свидетельство не
является ценной бумагой, поскольку не отнесено к числу таковых
законодатель­ством о ценных бумагах (ст. 143 ГК), а также потому, что вклад,
удостоверенный свидетельством, может передаваться частично (под­пункт 4 п. 2
ст. 85 ГК). Значит, свидетельство об участии не может быть единственным
документом, удостоверяющим права членства комман­дитиста в товариществе.
Кроме того, п.1 ст. 85 ГК определенно говорит от обязанности коммандитиста
внести свой вклад , которая, следова­тельно, существует еще до момента его
внесения. Все это приводит к выводу о том, что отношения товарищей-вкладчиков
и полных това­рищей должны регулироваться договором. И если это не
учредительный договор, то, значит, какой-то другой, условно называемый
договором об участии в товариществе. Такая юридическая конструкция,
действи­тельно, позволяет сохранить абсолютную тайну личности коммандити­ста
(даже от государства), но все же представляется крайне противоречивой.
Образно говоря, товарищество на вере как бы включает в себя две относительно
самостоятельных структуры: полное товарищество и группу (или одного)
товарищей-вкладчиков. С одной стороны, ком­мандитисты полностью отстранены от
участия в управлении и ведении дел товарищества. С другой — они распоряжаются
своими вкладами совершенно независимо от полных товарищей. Отличительная
особенность прав коммандитиста на имущество товарищества заключается в том.
что, при выходе из предприятия, он вправе претендовать лишь на возврат своего
вклада, а не на получение соответствующей доли в имуществе фирмы (пп.4 п.2
ст. 85 ГК). Однако в случае ликвидации фирмы товарищ-вкладчик участвует в
распределении ликвидационного остатка наравне с полными товарищами.
Основания ликвидации товарищества на вере обладают значитель­ной спецификой.
В частности, товарищество на вере сохраняется, если в нем остаются по крайней
мере один полный товарищ и один коммандитист (ч.2 п.1 ст. 86 ГК). Значит, во
всех случаях изменений персонального состава участников, товарищество, по
общему правилу, продолжает существовать.
В части, не затрагивающей правового положения коммандитистов, товарищество на
вере аналогично полному товариществу, поэтому все сказанное о полных
товариществах относится и к коммандитным (см.: п. 5 ст. 82 ГК).
     Общество с ограниченной ответственностью. Коммерческая органи­зация,
уставный капитал которой разделен на доли заранее определенных размеров,
образованная одним или несколькими лицами, не отвечающими по ее обязательствам, 
называется обществом с ограниченной ответст­венностью.
Учредительными документами общества с ограниченной ответ­ственностью являются
устав и учредительный договор (последний не может заключаться, если в
обществе всего один участник). Фир­менное наименование общества строится по
общим правилам, на­пример: “Общество с ограниченной ответственностью
“Апрель”. Общество с ограниченной ответственностью относится к числу т.н.
“объединений капиталов” и, в отличие от товариществ, личный элемент в нем
играет подчиненную роль. Однако в сравнении с акционерными обществами,
общество с ограниченной ответствен­ностью отличают более тесные отношения
участников, более закры­тый характер членства. Поэтому законом об обществах с
ограниченной ответственностью предполагается установить макси­мальное число
его участников. При его превышении общество подлежит преобразованию в АО или
ликвидации.
Новым для нашего законодательства является правило о том, что уставный
капитал общества разделяется на доли заранее определен­ных учредительными
документами размеров (п.1 ст. 87 ГК). Это в значительной степени формализует
имущественное участие в обще­стве и упрощает процедуру управления, а также
передачу долей. Термин “доля в уставном капитале” употребляется ГК в двух
значе­ниях: как элементарной доли заранее определенного размера, на которые
разделен уставный капитал, и как совокупной доли (суммы элементарных долей),
принадлежащей конкретному участнику. Например, совокупная доля участника в
уставном капитале, рав­ная 20 процентам, может состоять из 20 элементарных
долей по 1% или 4 долей по 5%. Можно полагать, что если участник отчуждает не
всю свою долю в уставном капитале, а лишь ее часть, то величина отчуждаемой
части во всяком случае не может быть меньше элементарной доли. Иными словами,
дробление элемен­тарных долей при их отчуждении не допускается.
Наличие доли в уставном капитале, конечно, не означает каких-либо вещных прав
на имущество предприятия. Права участников по отношению к обществу (на
участие в управлении, информацию, долю прибыли, ликвидационный остаток и
т.п.) реализуются в рамках единого обязательства, которое можно
охарактеризовать как долевое обязательство с активной множественностью лиц,
поскольку его обязанной стороной выступает само общество, а управомоченной —
все участники. Поэтому передача доли в уставном капитале означает на самом
деле уступку доли в едином комплексе прав, принадлежа­щих всем участникам
вместе взятым, т.е. цессию.
Передача участником своей доли (или ее части) в уставном капитале другим
участникам общества является его безусловным правом, тогда как ее отчуждение
третьим лицам может быть запре­щено уставом или обусловлено получением
согласия других участ­ников (п.2 ст. 93 ГК). Само общество также может
выступать приобретателем доли. Формально это должно вести к уменьшению
уставного капитала общества по правилам о прекращении обязатель­ства
совпадением должника и кредитора в одном лице (ст. 413 ГК). Однако такие
последствия наступят, только если общество не реа­лизует приобретенную долю
другим участникам или третьим лицам в установленный срок.
Прекращение членства в обществе может происходить не только в результате
отчуждения доли, но и путем выхода участника из общества (ст. 94 ГК). По
своим правовым последствиям заявление о выходе означает требование о
принудительном выкупе доли участника обще­ством. Это требование подлежит
обязательному удовлетворению, что может привести к уменьшению размера
уставного капитала, если участники не решат восполнить убыль имущества.
Правовое положение органов управления обществом дол-жно быть детально
урегулировано упоминавшимся выше законом. ГК устанав­ливает в этой области лишь
самые общие правила. Высшим органом управления обществом является общее
собрание его участников, один голос в котором
соответству
ет одной доле в уста
вном ка
питале. Иск 
лючительная компетенция общего собрания перечислена в 
п.З ст. 91 ГК и включает в себя: изменение
устава общества и размера его уставного капитала,
образование и прекращение исполнительных ор­ганов общества, утверждение годовых
отчетов и балансов, распределе­ние прибылей и убытков, реорганизацию и
ликвидацию общества, избрание его ревизионной комиссии (ревизора).
Органами общества как юридического лица могут быть как едино­личный орган
(директор, президент и т.п.), так и коллегиальный
(прав­ление, дирекция и т.п.), либо оба вместе.
Изменения персонального состава участников общества с ограни­ченной
ответственностью, равно как и их имущественного положения, не приводят к его
ликвидации. Общество продолжает функционировать
даже если в нем остался всего один участник.
     Общество с дополнительной ответств
енностью. Коммерческая орга­низация, уставный капитал к
о торой разделен на доли заранее определенных разм
еров, образованная одним ил
и несколькими лицами, солидарно несущи­ми субсидиарную 
ответственность по ее обязательствам в размере, кратном стоимости их. вкладов в
уставный капитал, называется обще­ством с
дополнительной ответственностью.
Специфика общества с дополнительной ответственностью 
состоит в особом характере имущественной ответс
твенности участников по его долгам. Во-первых, эта ответственность является 
субсидиарной, а значит требования к участникам могут быть предъявлены лишь
при недостаточности имущества общества для расчетов с кредиторами. Во-вторых,
ответственность носит солидарный характер,
следователь­но, кредиторы вправе в полном объеме или в любой части предъявить
требования к любому из участников, который обязан
их удовлетворить. В-третьих, участники несут одинаковую ответственность, т. 
е. в равной мере кратную размерам их вкладов в уставный капитал (п.1 ст. 95
ГК). В-четвертых, общий объем ответственности всех участников определя­ется
учредительными документами как величина кратная (двух-, 
трех­кратная и т. п.) размеру уставного капитала.
В остальном этот вид обществ мало чем отличается от
обществ с ограниченной ответственностью.
     Акционерное общество. Коммерческая
организация, образованная одним или несколькими лицами, не отвечающими по ее
обязательствам, суставным капиталом, разделенным на доли, права на которые
удостоверяются ценными бумагами — акциями, называется акционерным
обществом.
Основное отличие акционерного общества от других
юридических лиц заключается в способе закрепления прав участника по отношению к
обществу: путем удостоверения их акциями. Это, в свою очередь, обусловливает
специфику осуществления прав по акции и их
передачи.
Устав признается единственным учредительным документом АО, чем подчеркивается
формальный характер личного участия в обществе (п. 3 ст. 98 ГК), и утв
ерждается на собрании учредителей. Вместе с тем, ГК говорит и о заключении
учредительного договора, регулирующего отношения учредителей в процессе
создания АО (п. 1 ст. 98 ГК). Такой договор служит вспомогательным средством,
облегчающим создание АО, как правило, не представляется на регистрацию и
впоследствии может быть расторгнут без ущерба для
самого общества.
Уставный капитал АО равен номинальной стоимости приобретен­ных акционерами акций
— обыкновенных и привилегированных (ст. 99 ГК). Внесение вклада в уставный
капитал общества означает в то же время совершение договора купли-продажи
акции. Продавцом в этом договоре выступает само общество, которое не вправе
отказаться от его заключения с учредителем. Одной из особенностей договора
купли-продажи акций является то, что просрочка оплаты акции сверх сроков,
определенных уставом АО или решением о размещении допо
л­нительных акций, автоматически приводит к расторжению договора. Причем
общество не вправе простить покупателю такую просрочку оплаты, поскольку
соответствующая норма ч. 2 п. 4 ст. 34 Закона “Об акционерных обществах” носит
императивный характер.
В соответствии с п. 1 ст. 25 и 
п. 1 ст. 27 Закона “Об акционерных обществах” уставный капитал АО в момент
его учреждения должен состоя
ть из определенного числа обыкновенных акций с одинаковой номинальной
стоимостью, а также может включать привилегированные акции разных типов (и
разной номинальной стоимости), общая доля которых в
уставном капитале не должна превышать 25%. Такие
акции Закон называет размещенными, поскольку их
будущие покупатели (акционеры) уже известны. Все держатели акций регистрируются
в специальном реестре акционеров
, т.е. выпуск акций на предъявителя запрещен.
Наряду с размещенными акциями устав АО может предус­матривать существование и
объявленных акций, т.е. таких, которые общество
вправе в дальнейшем разместить среди акционеров (ст. 27 Закона “Об акционерных
обществах”).
Обыкновенная (простая) именная акция — это ценная бумага, удо­стоверяющая права
названного в ней лица на участие в общем собрании акционеров общества с правом
решающего голоса, на по
лучение информации о деятельности общества, на по
лучение дивидендов, остатка имущества общества при его ликвидации, а также иные
права, предусмотренные законодательством и уставом общества. В отличие от
обыкновенной акции, привилегированная, как правило, существенно ограничивает
возможности ее держателя по участию в голосовании на общем собрании акционеров.
Так, владельцы привилегированных ак­ций имеют право решающего г
олоса лишь при решении вопросов о реорганизации и ликвидации АО и о внесении
в устав общества изменений и дополнений,
ограничивающих права этих акционеров. Кроме того, закон в ряде случаев
предоставляет право решающего голоса владельцам привилегированных кумулятивных
и конвертируе­мых акций. Основной же “привилегией”
таких акционеров является их право получать дивиденды в фиксированной сумме
преимущест­венно перед обыкновенными акционерами независимо 
от прибыльно­сти работы общества.
Акция как документ состоит из двух частей: акционной 
и купонной. Первая из них (лицевая сторона) содержит все обязательные реквизиты
акции, включая имя ее владельца, на второй (оборотная сторона или доп
олнительный лист) проставляются отметки о выплате дивидендов. Наряду с
выпуском акций в натуре, т.е. в виде документов на
бумаге, все большее распространение у нас в стране
получает т.н. бездокумен­тарная форма 
акций. Фактически, в этом случае акция представляет собой запись о
принадлежащих ее владельцу правах, сделанную в специальном реестре.
Уменьшение уставного капитала акционерного общества произво­дится путем снижения
номинальной стоимости акций либо сокращения их общего количества (т.е.
амортизация акций). В обоих случаях общество обязано уведомить об этом всех
своих кредиторов, а последние вправе потребовать досрочного исп
олнения или прекращения обяза­тельств и возмещения причиненных этим убытков
(ст. 30 Закона “Об акционерных обществах”).
Увеличение уставного капитала АО производится либо путем увеличения номинальной
стоимости существующих акций, либо путем размещения (выпуска) доп
олнительных акций. В последнем случае процедура размещения акций зависит от
типа акционерного общества. Закрытое акционерное общество обязано
распределять все акции новых выпусков между
конкретными заранее известными лицами. Открытое акционерное общество
вправе предлагать акции для приобретения неограниченному кругу лиц, т. 
е. проводить на них открытую подписку (п.1 и 2 ст. 97 
ГК). Проведение открытой подписки на акции 
может состоять из следующих основных этапов: — принятие общим собранием
акционеров решения о дополни­тельной эмиссии акций
и определение ее размера;
— внесение в устав общества изменений, касающихся увеличения к
оличества объявленных акций;
— утверждение проспекта эмиссии и государственная регистрация эмитируемых акций;
— издание проспекта эмиссии и публикация сообщений в средст­вах массовой
информации о подписке на акции, т.е. совершение публичной оферты — предложения
о заключении предварительного договора
купли-продажи акций;
— получение заявлений
инвесторов, заинтересованных в приобре­тении акций, т. 
е. акцептов публичной оферты, в результате чего с ними заключаются
предварительные договоры купли-продажи акций;
— определение перечня инвесторов, с которыми будет заключаться окончательный
договор купли-продажи акций (если сумма заявок на покупку акций меньше
планируемого размера эмиссии, то удовлетво­ряются все заявки; если сумма
заявок превышает размер эмиссии, то последние по времени поступления заявки
отклоняются);
— заключение договоров купли-продажи акций с инвесторами, передача им акций и
получение платежей, а также утверждение результатов эмиссии и внесение
соответствующих изменений в устав АО.
Способами формирования уставного капитала не исчерпываются различия открытых и
закрытых акционерных обществ. Число участ­ников закрытого АО не может превышать
пятидесяти, а в случае его превышения общество преобразуется в открытое АО либо
ликвиди­руется. Акционеры закрытого АО имеют право преимущественной покупки
отчуждаемых другими акционерами акций (аналогично передаче д
олей в обществе с ограниченной ответственностью). От­меченные различия
открытых и закрытых АО все же не приводят к расще
плению акционерных обществ на две самостоятельные орга­низационно-правовые
формы, ибо укладываются в рамки единого понятия АО и не противоречат общим
принципам акционерной формы предприятия.
К органам управления акционерным обществом закон относит общее собрание
акционеров, а также совет директоров (наблюдатель­ный совет), который
обязательно создается, если в обществе более 50
участников. Органами АО как юридического лица, т.е. исполнитель­ными ор
ганами, являются либо е
диноличный и (или) коллегиальный орган 
(правление, дирекция и т.п.). Их компет
енция, процедура фор­мирования и порядок работы
определяются ст. 103 ГК, ст. 47—71 Закона “06
акционерных обществах” и уставом АО. Кроме того,
управление обществом может быть по договору
возложено и на сторонних управ­ляющих — юридических или физических лиц.
Поскольку акционерная форма предприятия рассчитана на объ
единение капиталов множества вкладчиков, Закон “Об акцио­нерных обществах”
предусматривает повышенную защиту интере­сов мелких держателей акций от
действий более состоятельных акционеров. Так, приобретение 30 и более процентов
голосующих акций крупных открытых АО способно изменить судьбу контроль­ного
пакета акций и, тем самым, ущемить права большинства акционеров. С другой
стороны, Закон не может просто запретить свободную куплю-продажу акций в
открытых АО, поскольку это является их обязательным признаком. Решение этой
проблемы законодатель видит в том, чтобы в случае скупки контрольного пакета
голосующих акций (30 и более процентов) одним лицом предоставить остальным
акционерам право потребовать выкупа их обыкновенных акций этим лицом по
справедливой цене (ст. 80 Закона “06 акционерных обществах
”). Таким образом, акционер, которого не устраивают перемены в контрольном
пакете акций, может продать свои акции и, тем самым, выйти из общества.
Также Закон защищает акционеров и от возможных недобросове­стных действий управ
ляющих и других лиц, которые могут влиять на принятие обществом решений. С
этой целью ст. 81 Закона “Об акционерных обществах” определяет круг лиц,
которые считаются заинтересованными в совершении обществом сделок, и определяет
специальный порядок заключения таких сделок.
Кроме того, совершение крупных сделок (Крупными сделками называются: а) сделки,
связанные с приобретением или отчуждением (либо прямой или косвенной
возможностью отчуждения) АО имуще­ства, стоимость которого превышает 25%
балансовой стоимости активов АО (кроме сделок, не выходящих за рамки обычной
хозяйственной деятельности); б) сделки, связанные с размещением акционерным
обществом обыкновенных акций (или привилегированных конвертируемых акций) на
сумму, превышающую 25% стоимо­сти имеющихся в АО
обыкновенных акций (ст. 78 Закона)), связанных с
приобрете­нием или отчуждением имущества АО или его акций, обусловлено
получением согласия совета директоров (наблюдательного совета) или общего
собрания акционеров.
     Дочерние и зависимые общества. Аффилированные 
лица. Упомина­емые в ст. 105 и 106 ГК, а также
ст. 6 Закона “Об акционерных обществах” дочерние и зависимые хозяйственные
общества не являются самостоятельными организационно-правовыми формами
юридических лиц. Их выделение преследует цель защитить интересы кредиторов
, и участников обществ (акционерных и с ограниченной ответственно­стью),
оказавшихся под влиянием других предпринимательских орга­низаций.
Общество или товарищество (именуемое основным), повлиявшее на решения другого
общества (дочернего) в силу преобладающего участия в его уставном капитале, в
соответствии с договором или по иным основаниям
несет солидарную с дочерним обществом
ответст­венность по сделкам, совершенным в результате такого влияния. Акционеры
дочернего общества вправе требовать возмещения причи­ненных основным обществом
убытков. В случае несостоятельности дочернего общества по вине основного
последнее субсидиарно отвечает по его долгам.
Зависимые общества выделяются по чисто формальному критерию: прина
длежности более 20% их уставного капитала (а в акционерных обществах — более
20% голосующих акций) другому хозяйственному обществу (преобладающему).
Аффилированные общества и товарищества (а точнее — аффили­рованные лица,
поскольку таковыми могут быть и граждане) также не являются особой
организационно-правовой формой юридических лиц. Этот термин заимствован из
англо-американского права и обозначает лиц, находящихся в состоянии той или
иной зависимости друг от друга, когда одно из них может опр
еделять условия ведения хозяйственной деятельности другим. Но если на Западе
аффилированные фирмы — это компании, зависящие от других, то в российском праве
этот термин применяется и к зависимым, и к преобладающим лицам, что не
способствует его четкому пониманию. Более подробно
содержание этого понятия раскрывается в антимонопо
льном законодательстве .
Основной обязанностью преобладающих и аффилированных 
лиц является предоставление (в том числе — опубликование) соотв
етству­ющей информации компетентным государственным органам и (или)
зависимым от них организациям.
                       Производственные кооперативы                       
     Производственный кооператив (артель) — это объединение лиц для совместного
ведения предпринимательской деятельности на началах их личного трудового и
иного участия, первоначальное имущество которого складывается из паев членов
объединения.
В производственном кооперативе, как и в хозяйственных товари­ществах,
решающее значение имеет личное участие его членов в деятельности организации.
Но нормы о хозяйственных товариществах сконструированы в основном в расчете
на то, чтобы обеспечить полным товарищам возможность непосредственного
личного участия в пред­принимательской деятельности. В отношении же
производственных кооперативов акцент делается на непосредственном трудовом
участии, предполагающем включение участника в состав трудового коллектива
кооператива. Именно поэтому ст. 7 Закона “О производственных кооперативах”
ограничивает количество членов кооператива, не принимающих личного трудового
участия в его деятельности, всего двад­цатью пятью процентами от числа
членов, участвующих в работе кооператива личным трудом. Решение имущественных
вопросов и управление в производственном кооперативе также обладают
значи­тельной спецификой.
В фирменном наименовании вместо слов “производственный коо­ператив” можно
использовать слово “артель”, поскольку законодатель считает их синонимами.
Участниками производственного кооператива являются, по общему правилу,
граждане. Причем, в отличие от постных товарищей, им абсолютно не требуется
статуса индивидуального предпринимателя. Наряду с ними участвовать в
кооперативе могут и юридические лица, если это допускается уставом
кооператива. Число членов кооператива не может быть менее пяти.
Говоря об участии в кооперативе, необходимо отметить, что термин “членство”
может употребляться в разных значениях: как синоним вообще участия в
организации (и в этом смысле можно говорить, например, о членстве в АО) и как
специфическая форма личного участия, совершенно не связанного с участием
имущественным. ГК понимает членство в кооперативе именно в последнем его
значении. Членство в узком смысле слова означает также, что взаимные правовые
связи между членами устанавливаются не напрямую (как это происхо­дит,
например, на основе учредительного договора), а опосредуются кооперативом,
который выступает своеобразным центром системы этих связей. Поэтому
единственно возможным учредительным документом кооператива может быть только
его устав.
Имущество кооператива первоначально складывается из паевых взносов его
членов, которые не идентичны долям в уставном капитале хозяйственных обществ
и товариществ. Права члена в отношении кооператива отнюдь не обусловлены
величиной его пая. Так, незави­симо от величины пая, каждый член кооператива
имеет один голос на общем собрании участников (п.4 ст. 110 ГК, ч. 3 п. 2 ст.
15 Закона “О производственных кооперативах”). Распределение прибыли и
ликвида­ционного остатка между членами кооператива обычно производится в
соответствии с их трудовым участием (п. 4 ст. 109 ГК, п. 1 ст. 12 Закона “О
производственных кооперативах”). В случае образования неделимо­го фонда пай и
вовсе перестает соответствовать доле в имуществе кооператива. При выходе из
кооператива его член имеет право лишь на выплату ему пая, но никак не выплаты
доли во всем имуществе.
Члены кооператива несут субсидиарную ответственность по всем его
обязательствам в порядке и размерах, установленных уставом и законом о
производственных кооперативах (п. 2 ст. 107 ГК).
Система кооперативных органов состоит из общего собрания его членов (высший
орган), наблюдательного совета (образование которо­го, в отличие от АО, не
обязательно) и исполнительных органов: правления и (или) председателя (ст.
110 ГК). Обязательным для коо­перативов является принцип комплектования его
органов только из числа членов, что чересчур категорично.
Члену кооператива принадлежит безусловное право выхода из его состава. По
общему правилу, передача пая другому члену кооператива не требует согласия
остальных участников. Переход пая к третьим лицам означает их прием в члены
кооператива и поэтому возможен лишь по решению общего собрания.
Исключение из членов кооператива возможно в качестве санкции за ненадлежащее
исполнение членских обязанностей (п. 2 ст. Ill ГК). Причем, в отличие от
хозяйственных товариществ, такое исключение производится по решению общего
собрания членов кооператива.
               Государственные и муниципальные предприятия               
     Государственные и муниципальные предприятия как особая разно­видность
коммерческих организаций. Специфика этих субъектов граж­данского права
состоит в том, что их имущество находится соответственно в государственной или
муниципальной собственности и принадлежит такому предприятию на праве
хозяйственного ведения или оперативного управления (п. 1 ст. 113 ГК.). Поэтому
они являются единственным видом коммерческих юридических лиц, которые имеют не
право собственности на принадлежащее им имущество, а вторичное вещное право.
Государственные и муниципальные предприятия явля­ются унитарными, а их
имущество неделимо и не может быть распре­делено по вкладам. Таким образом, 
государственным (муниципальным) предприятием называется юридическое лицо,
учрежденное государством либо органом местного самоуправления в
предпринимательских целях или в целях выпуска особо значимых товаров
(производства работ или оказания услуг), имущество которого состоит в
               государственной (муниципальной) собственности.               
Учредительными документами государственных и муниципальных предприятий
являются решение собственника (как правило, его пред­ставителя в лице
конкретного органа государственного комитета по управлению государственным
имуществом) и устав, утвержденный указанным лицом. В соответствии с п.2 ст.
52 ГК в учредительных документах унитарных предприятий должны быть определены
пред­мет и цели деятельности конкретного юридического лица. Это обусловлено
тем, что правоспособность государственных и муници­пальных предприятий, в
отличие от других коммерческих организа­ций, является специальной. Поэтому
государственные и муниципальные предприятия не могут осуществлять любые виды
деятельности, они должны заниматься только такими видами хозяй­ствования,
которые определены им собственником в уставе. Однако это не означает, что
унитарные предприятия ограничены в соверше­нии различных сделок. Если иное
специально не установлено соб­ственником в уставе, они вправе совершать
всякие сделки, необходимые им для достижения целей, предусмотренных в уставе.
Так, государственное предприятие вправе передать с согласия соб­ственника
часть своего имущества в аренду, если это не помешает основному производству
и позволит изыскать дополнительные ис­точники финансирования. Тем не менее,
систематическая сдача своего имущества в аренду явно выходит за рамки
специальной правоспособности унитарного предприятия, ибо его цель —
произ­водство продукции, а не услуги по предоставлению вещей внаем.
Природа государственных и муниципальных предприятий находит свое выражение в их
фирменном наименовании, которое должно содержать указание на собственника их
имущества. Другие средства индивидуализации государственных и муниципальных
предприятий не отличаются от аналогичных средств иных коммерческих организаций.
В отличие от других предпринимательских юридических лиц, ор­ганы управления
государственных и муниципальных предприятий, как правило, носят единоличный
характер. Возглавляет предприятие руко­водитель (генеральный директор,
директор), который назначается на должность и освобождается от должности
собственником, либо упол­номоченным собственником органом и им подотчетен (п.4
ст. 113 ГК). В настоящее время правовое положение государственных и
муни­ципальных предприятий определяется ГК., а также рядом специальных
нормативных актов, принятых по поводу отдельных разновидностей этих 
юридических лиц. В соответствии с п. 6 ст. 113 ГК, должен быть принят
специальный закон, посвященный правовому статусу унитар­ных предприятий.
     Унитарное предприятие, основанное на праве хозяйственного веде­ния. Оно
создастся по решению уполномоченного на то государствен­ного органа (комитета
по управлению государственным имуществом) или органа местного самоуправления
(для муниципальных предприя­тий) и существует за счет самостоятельно
извлеченной прибыли. При этом собственник имущества предприятия, основанного на
праве хо­зяйственного ведения, не отвечает по обязательствам такого
предпри­ятия, за исключением случаев субсидиарной ответственности по
обязательствам обанкротившегося вследствие его указаний юридиче­ского лица.
Характер имущественной обособленности рассматриваемого пред­приятия
определяется содержанием права хозяйственного ведения в соответствии со ст.
295 ГК. Собственник имущества унитарного пред­приятия имеет широкие
полномочия по вопросам его деятельности. Он вправе: а) принимать решение о
его создании, реорганизации и ликвидации; б) определять содержание его
специальной правоспособности (предмет и цели деятельности);
в) назначать на должность и освобождать от должности руководи­теля
(директора) предприятия;
г) осуществлять контроль за использованием по назначению и сохранностью
принадлежащего предприятию имущества. Кроме того, собственник имеет право на
часть прибыли унитарного предприятия. Сделки, которые унитарное предприятие
совершает со своим недви­жимым имуществом, требуют согласия собственника.
До государственной регистрации унитарного предприятия, ос­нованного на праве
хозяйственного ведения, его собственник обязан полностью оплатить
уставный фонд. Следовательно, поэ­тапное формирование уставного фонда для
унитарных предприя­тий, в отличие от других коммерческих организаций, не
допускается. Минимальный размер уставного фонда должен быть определен в законе
о государственных и муниципальных унитар­ных предприятиях (ст. 114 ГК).
Гарантией защиты интересов кредиторов унитарного предприятия является его
уставный фонд. В случае снижения стоимости чистых активов предприятия ниже
размера уставного фонда, зафиксированно­го в уставе, представитель
собственника, уполномоченный создавать такие предприятия, обязан произвести
уменьшение уставного фонда до величины чистых активов. При уменьшении
уставного фонда пред приятие обязано письменно уведомить об этом своих
кредиторов. Для такого предприятия наступают последствия, аналогичные
реорганиза­ционным, т.е. его кредиторы вправе потребовать прекращения или
досрочного исполнения обязательств, должником по которым является
предприятие, и возмещения убытков (ср.: п.2 ст. 60 и п.б ст. 114 ГК).
Если же стоимость чистых активов унитарного предприятия падает ниже
минимального размера уставного фонда, установленного в законе, предприятие
подлежит ликвидации.
Лишь применительно к унитарным предприятиям, основанным на праве хозяйственного
ведения, в ГК используется понятие дочернего предприятия. Его не
следует отождествлять с понятием дочернего общества. Отличительные черты
дочернего предприятия таковы:
1) Единственным учредителем дочернего унитарного предприятия может быть
только “материнское” унитарное предприятие, основанное на праве
хозяйственного ведения. Имущество дочернего предприятия принадлежит на праве
хозяйственного ведения как самому дочернему предприятию, так и его
учредителю. В этом случае возникает некое вторичное право хозяйственного
ведения на имущество, ранее закреп­ленное государством или муниципальными
образованиями за унитар­ным предприятием-учредителем. Содержание такого права
должно ограничиваться как рамками первичного права хозяйственного веде­ния,
которые установлены ГК и уставом учредителя, так и теми пределами
осуществления вторичного права, которые будут заданы “материнским” унитарным
предприятием для дочернего. При этом для учредителя, несомненно, обязателен
принцип “никто не может передать больше прав, чем имеет сам”.
2) Учредитель самостоятельно утверждает устав дочернего предпри­ятия. Однако
для передачи имущества в хозяйственное ведение дочер­него предприятия
требуется получить согласие собственника имущества (п.2 ст. 295 ГК).
3) Учредитель назначает на должность и освобождает от должности руководителя
дочернего предприятия.
4) Ответственность учредителя по обязательствам дочернего пред­приятия
аналогична ответственности собственника унитарного пред­приятия по
обязательствам последнего (п.8 ст. 114 ГК).
Унитарное предприятие, основанное на праве оперативного управле­ния
(федеральное казенное предприятие). Правовое положение унитар­ного
предприятия, основанного на праве оперативного управления (федерального
казенного предприятия), весьма специфично. С одной стороны, казенное
предприятие создается для производства продукции (выполнения работ, оказания
услуг) и, следовательно, осуществляет коммерческих) деятельность. С другой
стороны, оно может осуществ­лять свою хозяйственную деятельность за счет
бюджетных средств, выделенных федеральной казной. Таким образом,
правоспособность казенного предприятия занимает промежуточное положение между
правоспособностью коммерческой и некоммерческой организаций, т. е. такое
юридическое лицо может быть условно охарактеризовано как “предпринимательское
учреждение”.
Унитарное предприятие, основанное на праве оперативного управ­ления, создается
по особому решению Правительства Российской федерации на базе имущества,
находящегося в федеральной собствен­ности (п.1 ст. 115 ГК). При этом устав
казенного предприятия является его учредительным документом и утверждается
Правительством (п.2 ст. 115 ГК). В постановлении Правительства от 12.08.94 №
908 было указано, что устав казенного завода утверждается федеральным органом
исполнительной власти на основе Типового устава. Федеральные ка­зенные заводы
могут создаваться либо заново для решения конкретной задачи, либо, в
большинстве случаев, на базе реорганизованного феде­рального государственного
предприятия, основанного на праве хозяй­ственного ведения. В последнем случае
запрещаются сокращение рабочих мест, отказ в приеме на работу работников
реорганизованного предприятия и передача имущества другим лицам. Права
казенного завода на закрепленное за ним имущество определяются в соответствии с
правилами ГК об оперативном управлении (ст. 297, 298): он вправе отчуждать или
иным способом распоряжаться закрепленным за ним имуществом лишь с согласия
собственника этого имущества. Следова­тельно, согласие собственника требуется
для распоряжения любым имуществом такого предприятия, как движимым, так
и недвижимым. В Указе Президента России от 23.05.94 № 1003 установлено, что
Правительство вправе изымать у казенного завода неиспользуемое им или
используемое не по назначению имущество (п. 9).
Источниками формирования материальной базы казенного завода являются: 1)
имущество, переданное ему по решению Правительства Российской Федерации для
ведения основных видов деятельности; 2) денежные и иные средства, полученные
от реализации продукции (работ, услуг) предприятия; 3) средства, выделенные
из федерального бюджета или внебюджетных фондов. В уставе казенного
предприятия определяются: — обязательная отчетность казенного предприятия по
установлен­ным формам;
— персональная ответственность руководителя казенного завода за результаты
хозяйственной деятельности;
— обязанность использования федеральных средств по целевому назначению;
— виды деятельности и порядок распределения прибыли. Кроме того, в уставе и
других документах фиксируется фирменное наимено­вание предприятия с
обязательным указанием на его казенный характер.
Руководство казенным предприятием осуществляется директором, действующим на
принципах единоначалия, который назначается на должность и освобождается от
должности федеральным органом пра­вительства, утвердившим его устав
(П.5.1—5.2 Типового устава казен­ного завода).
В силу прямого указания закона (п. 5 ст. 115 ГК.) Российская Федерация несет 
субсидиарную ответственность по обязательствам ка­зенного предприятия при
недостаточности его имущества. Таким об­разом, государство принимает на себя
риски, связанные с деятельностью предприятия, и в дополнительном порядке
отвечает за его долги всем своим имуществом, на которое может быть обращено
взыскание. Реорганизация и ликвидация казенных предприятий также осуществляются
Правительством Российской Федерации.
     Некоммерческие организации
     Общие положения. Некоммерческими называются организации, не
преследующие цели извлечения прибыли в качестве основной цели своей
деятельности и не распределяющие прибыль между своими участниками (п.1 
ст. 50 ГК).
Установление в законе сразу двух критериев, характеризующих некоммерческую
организацию, безусловно оправданно. В сегодняшней России большинство
некоммерческих организаций, не исключая и финансируемые собственником
учреждения, просто вынуждено зани­маться предпринимательством, чтобы свести
концы с концами. Зако­нодатель должен обеспечить такой правовой режим их
деятельности, при котором неизбежное и необходимое ведение коммерции не
пре­вратится в самоцель. Зарубежный опыт показывает, что именно запрет
распределять полученную прибыль между участниками юридического лица является
самым действенным способом отсечения некоммерче­ских организаций от
профессионального бизнеса.
Разграничение коммерческих и некоммерческих организаций, как отмечалось в
литературе, является слабым местом современного граж­данского
законодательства. Но проблема кроется не столько в выборе подходящих
критериев разграничения этих видов организаций, сколько в последовательном
применении выбранных критериев к тем или иным видам юридических лиц.
Отмеченные законодателем признаки неком­мерческих организаций вполне
обоснованны и, в совокупности с соответствующими методами статистического и
бухгалтерского учета, работоспособны. Вопрос лишь в том, сможет ли
законодатель построить стройную, внутренне непротиворечивую систему
некоммерческих ор­ганизаций, опираясь на их общее понятие. Пока, к сожалению,
сделать это не удается.
Перечень организационно-правовых форм некоммерческих юри­дических лиц,
предусмотренный ст. 116—123 ГК, не является исчер­пывающим. Он уже
существенно расширился за счет множества специальных нормативных актов,
регулирующих деятельность отдель­ных видов организаций. Такое законодательное
решение представля­ется весьма плодотворным, хотя и потенциально опасным. Уже
история первых лет действия нового Гражданского кодекса дает множество
примеров лавинообразного появления все новых и новых разновидностей
юридических лиц. Но можно ли считать эти разновидности самостоятельными
организационно-правовыми формами юридических лиц? Отнюдь не всегда.
Организационно-правовая форма юридического лица — это сово­купность
конкретных признаков, объективно выделяющихся в системе общих признаков
юридического лица и существенно отличающих данную группу юридических лиц от
всех остальных. Поэтому, если особенности организационной структуры
юридического лица, способов обособления его имущества, его ответственности,
способов выступле­ния в гражданском обороте (хотя бы один из этих аспектов)
выделяют его из числа остальных, то мы имеем дело с самостоятельной
органи­зационно-правовой формой юридического лица. В противном случае речь
идет об отдельных разновидностях организаций в рамках одной и той же
организационно-правовой формы.
     Потребительские кооперативы. Объединение лиц на началах членства в
целях удовлетворения собственных потребностей в товарах и услугах,
первоначальное имущество которого складывается из паевых взносов, 
называется потребительским кооперативом.
Правовое положение потребительских кооперативов определяется ст. 1 16 ГК. и
Законом РФ “О потребительской кооперации в Российской Федерации” от 19 июня
1992 г. № 3085-1, в части, не противоречащей ГК. Сравнение этих нормативных
актов ставит вопрос о том, как соотносятся понятие “потребительский
кооператив”, используемое ГК, и термины “потребительское общество” и “союз
потребительских об­ществ”, применяемые Законом о потребкооперации. Можно
полагать, что законодатель ставит знак равенства между потребительскими
коо­перативами и обществами. Тогда как союз потребительских обществ — это
разновидность такой организационно-правовой формы юридиче­ских лиц, как
объединение (союз) юридических лиц.
Наименование потребительского кооператива должно содержать указание на
основную цель (точнее сказать — предмет) его деятельности и слова
“кооператив”, “потребительское общество” или “потребитель­ский союз”,
например: “Кормозаготовительный кооператив “Лида” или “Потребительское
общество по заготовке кормов “Лида”. Представля­ется нежелательным
использовать в наименовании слова “потребитель­ский союз”, поскольку это
может привести к смешению его с союзом потребительских обществ. Участниками
потребительских кооперативов могут быть как граж­дане, так и юридические
лица, причем наличие хотя бы одного граж­данина обязательно, в противном
случае кооператив превратится в объединение юридических лиц.
Правовое положение потребительского кооператива во многом схоже с
производственным кооперативом и в плане организационной структуры, и точки
зрения прав участников. Однако члены потреби­тельского кооператива не обязаны
принимать личное трудовое участие в его деятельности и, по общему правилу, не
отвечают по его долгам (единственное исключение предусмотрено п.4 ст. 116
ГК).
В изъятие из общих норм о статусе некоммерческих организаций потребительским
кооперативам предоставлено право распределять доходы от 
предпринимательской деятельности между своими членами. Таким образом,
потребительский кооператив занимает промежуточное положе­ние между
коммерческими и некоммерческими организациями.
     Общественные объединения. Некоммерческое объединение лиц на основе
общности их интересов для реализации общих целей называется общественным
объединением.
Общественное объединение — это родовое понятие, обозначающее целую группу
самостоятельных организационно-правовых форм не­коммерческих юридических лиц.
К их числу Закон об общественных объединениях (ст. 8—13) относит:
— общественные организации (объединения на основе членства); — 
общественные движения (массовые объединения, не имеющие членства);
—      общественные фонды (не имеющие членства объединения, цель
которых заключается в формировании имущества и его использовании на общественно
полезные цели. Впрочем, законодатель делает оговорку о том, что общественный
фонд является одной из разновидностей некоммерческих фондов и действует в
порядке, предусмотренном ГК. Очевидно, общественный фонд не рассматривается в
качестве само­стоятельной организационно-правовой формы некоммерческих
орга­низаций);
— общественные учреждения (не имеющие членства организации, цель которых
— в оказании конкретного вида услуг в интересах участ­ников);
— органы общественной caмoдeяmeльнocmu (не имеющие членства объединения,
цель которых заключается в совместном решении различных социальных прочем
граждан по месту жительства, работы или учебы).
Учредителями общественных объединений выступают граждане (не менее трех
человек), а также другие общественные объединения с правами юридических лиц
(наряду с гражданами). Закон об обществен­ных объединениях четко, хотя и не
всегда разумно, разграничивает участников и членов общественных объединений.
Члены объединений оформляют свое участие в них индивидуальными заявлениями и
имеют право избирать и быть избранными в их руководящие органы. Участ­ники
объединений формально не закрепляют своего участия в их деятельности и, как
можно заключить из ч. 5 сг. 6 Закона, обладают более узкими правами, нежели
полные члены. Правовой основой любого общественного объединения является его
устав.
Особенностью наименования общественного объединения являет­ся необходимость
включать в него указание на территориальную сферу деятельности (общероссийское,
межрегиональное, региональное, мес­тное). При этом общероссийские объединения
могут использовать в своих названиях слова “Россия”, “Российская
Федерация” и производ­ные от них без специальных разрешений государственных
органов (что невозможно для других негосударственных юридических лиц).
Средст­вом индивидуализации общественного объединения, в отличие от других
юридических лиц, является также его символика (флаги, эмб­лемы, вымпелы и
т.п.), подлежащая обязательной государственной регистрации.
Закон об общественных объединениях определяет лишь самые общие положения,
касающиеся организационной структуры этих юри­дических лиц, оставляя ее
детальную разработку на усмотрение участ­ников.(ст. 15 Закона). Более подробно
структура и компетенция органов управления установлена применительно к
общественным объединени­ям, занимающимся благотворительной деятельностью.
Религиозные организации. Объединение граждан, имеющее основной целью
совместное исповедание и распространение веры и обладающее соответствующими
этим целям признаками называется религиозной организацией. В таком
понимании религиозная организация является самостоятельной
организационно-правовой формой юридического ли­ца, имеющей свои разновидности:
общины, монастыри, братства, миссии и т. п. Деятельность в области религии
также осуществляют и другие организации, например, духовные образовательные
учреждения или объединения религиозных организаций (п. 4 ст. 6 Закона “О
некоммерческих организациях”). Однако религиозными организация­ми
(объединениями) они в буквальном смысле ст. 117 ГК не являются и по своему
правовому положению относятся к числу соответственно учреждений или объединений
юридических лиц.
     Фонды. Некоммерческая организация, не имеющая членства, основан­ная
для достижения общественно полезных целей путем использования имущества,
переданного в ее собственность учредителями, называется фондом.
Образовав фонд и передав ему в собственность определенное имущество,
учредители утрачивают все имущественные права в отно­шении него. После этого
фонд начинает “жить” своей собственной жизнью, руководствуясь лишь теми
целями, которые учредители опре­делили ему в уставе, и положениями
законодательства. Возможна даже такая ситуация, когда устав фонда не
предусматривает возможности его изменения органами фонда. Это может послужить
прочной гаран­тией того, что имущество учредителей будет использовано должным
образом, даже когда они перестанут его контролировать. В этом случае внесение
каких-либо изменений в устав фонда допустимо лишь по решению суда.
Высшим органом фонда является его попечительский совет, дей­ствующий на
общественных началах (п. 3 ст. 7 Закона “О некоммер­ческих организациях”).
Для достижения уставных целей фонд, как и другие некоммерче­ские организации,
вправе заниматься предпринимательской деятель­ностью, в том числе путем
создания или участия в хозяйственных обществах. Благотворительные фонды,
однако, имеют право участвовать в хозяйственных обществах лишь в качестве их
единственных членов (п.4 ст. 12 Закона о благотворительной деятельности).
Отсутствие каких-либо имущественных прав участников в отноше­нии созданных
ими фондов приводит к тому, что учредители и фонд не отвечают по
обязательствам друг друга.
Имея в виду особую важность имущества для достижения уставных целей фонда,
закон предусматривает дополнительное основание его ликвидации, не
свойственное другим юридическим лицам: недостаточ­ность имущества фонда для
осуществления его целей, при условии, что вероятность его получения нереальна
(пп.1 п.2 ст. 119 ГК).
     Учреждения. Организация, созданная собственником для осуществле­ния
функций некоммерческого характера и финансируемая им полностью или частично, 
называется учреждением.
Подавляющее большинство учреждений, существующих сегодня в России — это
государственные учреждения. Организационно-право­вая форма учреждения
оказывается оптимальной для введения в граж­данский оборот субъектов, которым
требуется ограниченный объем прав, необходимый лишь для материально-
технического обеспечения их деятельности. Местные и центральные органы
государственного управления, правоохранительные органы, обладающие широкими
пол­номочиями в области административного, финансового, уголовного права,
оказываются достаточно скромными субъектами в сфере иму­щественно -
стоимостных отношений. Закон также допускает создание учреждений и любыми
другими субъектами. Ограничения этого права могут содержаться в нормативных
актах, регулирующих правовое по­ложение отдельных видов юридических лиц.
Отличительной особенностью учреждения является характер его прав на
используемое имущество. Учреждения являются единственным видом некоммерческой
организаций, обладающих не правом собствен­ности, а лишь правом оперативного
управления имуществом. Этим обусловлена тесная имущественная связь учреждения
и его учредителя. Меньший, нежели у других некоммерческих организаций, объем
прав на имущество (ст.ст. 296, 298 ГК) компенсируется субсидиарной
ответственностью собственника по обязательствам учреждения. Взы­скание по
долгам учреждения может быть обращено лишь на его денежные средства и
самостоятельно приобретенное им имущество. Таким образом, имущество,
переданное учреждению собственником, забронировано от взысканий, что
совершенно естественно.
Учредительным документом учреждения является только его устав, утверждаемый
собственником. Наименование учреждения должно включать в себя указание на
собственника имущества и характер деятельности учреждения, например: “Частный
музей А. А. Корнеева”.
     Некоммерческие партнерства. Некоммерческая организация, члены которой
сохраняют права на ее имущество, созданная для оказания содействия своим членам
в ведении общеполезной деятельности, называ­ется некоммерческим
партнерством.
Этот вид юридических лиц неизвестен ГК и впервые введен в оборот Законом “О
некоммерческих организациях”. Можно полагать, что содействие в ведении
членами некоммерческого партнерства общепо­лезной деятельности будет в
основном заключаться в выполнении тех или иных хозяйственных функций, не
ориентированных на извлечение прибыли. Так же как и общественные организации,
некоммерческие партнерства базируются на принципе членства. Но если первые
созда­ются для достижения тех или иных общеполезных целей, то последние
играют лишь роль вспомогательного инструмента в достижении этих целей. Кроме
того, члены общественных организаций, по общему правилу, не имеют никаких
прав в отношении имущества этих орга­низаций. Тогда как в некоммерческом
партнерстве объем имуществен­ных прав участников весьма велик. В частности, в
случаях выхода, исключения из партнерства или его ликвидации участник вправе
требовать выдачи ему части имущества, которое ранее было передано членами в
собственность некоммерческого партнерства (если иное не предусмотрено его
уставом).
Некоммерческое партнерство является собственником переданного ему имущества и
не отвечает по обязательствам своих членов, а последние не отвечают по
обязательствам партнерства. Высшим орга­ном его управления является общее
собрание диенов.
Согласно п. 1 ст. 17 Закона “О некоммерческих организациях” некоммерческое
партнерство вправе преобразоваться в общественную или религиозную
организацию, фонд или автономную некоммерческую организацию, что говорит об
известной близости этих правовых форм.
     Автономные некоммерческие организации. Учрежденная на основе
добровольных имущественных взносов некоммерческая организация, имею­щая целью
предоставление услуг всем заинтересованным лицам, называ­ется автономной
некоммерческой организацией. Закон “О некоммерческих организациях” весьма
лаконичен в характеристике этого вида юридических лиц. В отличие от
некоммерче­ских партнерств эти организации не имеют членства, а их участники не
обладают никакими правами на имущество, переданное в их собст­венность.
В области управления автономными некоммерческими организа­циями Закон
содержит минимум обязательных предписаний (говоря лишь о коллегиальном высшем
органе управления) и, тем самым, предоставляет учредителям максимальную
свободу выбора. Очевидно, что любая схема управления, избранная учредителями
и не оперирую­щая понятием членства, будет удовлетворять нормам Закона.
Существенно важно, что учредители автономной некоммерческой организации могут
пользоваться ее услугами только на равных условиях с другими лицами (п. 4 ст.
10 Закона “О некоммерческих организаци­ях”). Эта норма способна несколько
умерить “эгоизм” учредителей организации, пусть и ценой снижения
привлекательности для них этой организационно-правовой формы.
Учредительным документом такой организации является ее устав, хотя Закон не
запрещает участникам заключить еще и учредительный договор.
Так же, как и некоммерческое партнерство, автономная некоммер­ческая
организация вправе преобразоваться в общественную или рели­гиозную
организацию (объединение), либо в фонд. Однако преобразоваться собственно в
некоммерческое партнерство нельзя, что выглядит вполне логичным: невозможно
установить чеченские отноше­ния в структуре, где круг участников формально не
определен и документально не зафиксирован.
Объединения юридических лиц. Некоммерческая организация, обра­зованная
несколькими юридическими лицами для ведения деятельности в их интересах, 
называется объединением юридических лиц (ассоциацией или союзом). Участниками
такого объединения не могут выступать граждане или государство. Из содержания
ст. 121 ГК вытекает, что объединяться в ассоциацию или союз могут либо
коммерческие, либо некоммерческие организации, но не те. и другие вместе. Это
положение представляется вполне оправданным, поскольку слишком различны их цели
деятельности в сфере хозяйствования. Если же коммерческие и некоммерческие
организации хотят объединиться для достижения целей, которые действительно
могут быть общими для них (общесо­циальные, политические), то им придется
избрать организационно-правовую форму общественного объединения того или иного
вида, некоммерческого партнерства или автономной некоммерческой орга­низации.
Запрет на ведение предпринимательской деятельности (в качестве основной
цели), установленный для объединений юридических лиц, предполагает, что
необходимая имущественная база будет сформиро­вана объединяющимися
участниками. В ГК отсутствуют специальные нормы, посвященные образованию
имущества объединений, поскольку в них главную роль играет элемент личного
участия (как ни парадок­сально это звучит применительно к юридическим лицам).
Этот вывод основывается и на том, что вступление в ассоциацию нового
участника обусловлено согласием других членов (п.З ст. 123 ГК). Кроме того, в
случаях, предусмотренных учредительными документами, участник может быть
исключен из ассоциации.
Учредительными документами объединений юридических лиц яв­ляются устав и
учредительный договор, основное содержание которых определено п.2 ст. 122 ГК
и ст. 14 Закона “О некоммерческих органи­зациях”. Законодатель предоставляет
вредителям ассоциаций большую свободу в выборе организационной структуры
объединения, регулиро­вании взаимных прав и обязанностей участников.
Наименование объединения юридических лиц должно включать в себя указание на
предмет деятельности его членов и слова “ассоциация” или “союз”, например:
“Ассоциация торговых фирм Санкт-Петербурга “Гермес”.
Участники не обладают какими-либо имущественными правами в отношении своих
объединений, поэтому передача вклада участника другим лицам, равно как и
требование выдела доли при выходе из объединения, невозможны.
—    Ответственность участников ассоциации по ее обязательствам яв­ляется
субсидиарной и продолжается даже в случае выхода из нее участника в течение
двух лет с момента выхода. По общему правилу, новое лицо. вступающее в
ассоциацию, не отвечает по обязательствам ассоциации, возникшим до момента
его вступления, однако учреди­тельными документами может быть установлено
иное правило.
                   Филиалы и представительства юридических лиц                   
     Филиалы и представительства — это территориально обособленные структурные
подразделения юридических лиц. предназначенные для рас­ширения сферы
действия создавших их организаций. В принципе и филиалы, и представительства
схожи со всеми остальными функцио­нальными элементами организационной структуры
юридического лица (отделы) цеха и т.п.) с той лишь разницей, что они
               расположены вне места нахождения юридического лица.               
Представительства и филиалы выполняют различные функции. Представительства
выступают в гражданском обороте от имени создав­шего их юридического лица, т.
е. представляют его интересы и обеспе­чивают их защиту. Предмет деятельности
филиалов гораздо шире: они и представляют интересы, и выполняют основные
функции (все или часть) юридического лица (п.1 и 2 ст. 55 ГК.). Так,
представительство может заключать договоры, контролировать их исполнение,
заниматься рекламой своей организации. Но вести производственную или иную
хозяйственную деятельность, осуществляемую юридическим лицом, вправе только
его филиал. Впрочем, и представительства, и филиалы могут создаваться
некоммерческими организациями, что соответству­ющим образом определит
характер деятельности филиала.
Представительства и филиалы не могут иметь прав юридического лица и,
следовательно, выступать в обороте от своего имени. Их руководители действуют
от имени юридического лица на основании доверенности. Наличие у организации
представительств или филиалов влияет на содержание ее учредительных
документов, поскольку в них должны быть поименованы все филиалы и
представительства. Сами же эти обособленные подразделения действуют на основе
утверждаемых юридическим лицом положений (как правило, общего вида).
                                   Заключение.                                   
Совершенствование столь сложного и важного социального института, как
юридическое лицо, едва ли воз­можно без его серьезных научных исследований.
Они велись на про­тяжении всей истории существования юридических лиц, привели
к созданию в XIX веке ряда фундаментальных теорий и активно продол­жаются в
современной цивилистике.
Основная научная проблема, вызывающая наибольшие дискус­сии,— это вопрос о
том, кто или что является носителем свойств юридической личности, т.е.
субстратом юридического лица. В зависи­мости от ответа на вопрос о том, что
стоит за понятием юридического лица, различные теории юридического лица можно
разделить на две большие группы: концепции, отрицающие существование некоего
реального субъекта со свойствами юридической личности, и концеп­ции,
признающие существование носителя таких свойств.
К первой группе теорий относится концепция Савиньи, ставшая одной из первых
фундаментальных теорий юридического лица и полу­чившая название “теории
фикции”. По взглядам Савиньи, свойствами субъекта права (сознанием, волей)
в действительности обладает только человек. Однако законодатель в практических
целях признает за юри­дическими лицами свойства человеческой личности,
олицетворяет их. Таким образом, законодатель, прибегая к юридической фикции,
создает вымышленного субъекта права, существующего лишь в качестве
абст­рактного понятия. Теория “персонифицированной цели”, предложенная
Бринцем, схожа с “теорией фикции” в том, что отрицает существование реального
субъекта, обладающего свойствами юридического лица. По­скольку целью института
юридического лица является лишь управление имуществом, то и юридическое лицо
есть не что иное, как сама эта персонифицированная цель.
Вторая группа теорий юридического лица исходит из тезиса о реальности
существования юридических лиц как действительных, а не вымышленных образований.
При этом основоположник “органической теории” Гирке уподоблял
юридическое лицо человеческой личности, понимая его как некую союзную личность,
социальный организм, отличный от суммы участвующих в союзе людей. Саллейль,
разрабо­тавший “реалистическую теорию” юридического лица , также
заявлял о реальности существования юридических лиц как особых субъектов права,
несводимых к сумме индивидов, сумев избежать при этом некоторой биологизации
юридических лиц, присущей взглядам Гирке.
Особняком в ряду теорий юридических лиц стоит концепция Иеринга 
полагавшего, что юридическое лицо, как таковое, в действитель­ности не
существует. Это — не более, чем юридический курьез. Поскольку право — это
система защищенных законом интересов, то законодатель дает правовую защиту
отдельным группам людей, позво­ляя им выступать вовне как единое целое, что,
однако, не означает создания нового субъекта права. Таким образом, Иеринг
сочетал тезис о фиктивности самого юридического лица с признанием реальности
стоящих за ним групп людей.
Зарубежные исследования сущности юридического лица в XX веке в целом не вышли
за рамки рассмотренных выше концепций. Пожалуй, в современной западной
цивилистике возобладало прагматическое мнение о том, что “... после стольких
попыток разрешения вопроса о юридическом лице, ничего не может быть легче
новой попытки его разрешения, но вместе с тем, ничего не может быть более
бесплодного...”
Советская юридическая наука уделяла самое серьезное внимание исследованию
теории юридического лица. В 40—50-е годы был создан целый ряд работ,
заложивших основы современного понимания этого института. Внимание советских
цивилистов концентрировалось в то время на изучении юридической личности
государственных предпри­ятий, однако сделанные ими выводы обладают
значительной научной и методологической ценностью и сегодня.
В рамках общепринятого понимания юридического лица как реально существующего
явления, обладающего людским субстратом, в советской цивилистике выделились три
основные трактовки сущ­ности государственного юридического лица. “Теория
коллектива”, предложенная академиком А. В. Венедиктовым, исходит из того,
что носителями правосубъектности государственного юридического ли­ца являются
коллектив рабочих и служащих предприятия, а также всенародный коллектив,
организованный в социалистическое госу­дарство. Сходные взгляды высказывали С.
Н. Братусь, О. С. Иоффе и В. П. Грибанов .
     “Теория государства”, разработанная С. И. Аскназием , основыва­ется на
положении о том, что за каждым государственным предприя­тием стоит собственник
его имущества — само государство. Следовательно, людской субстрат юридического
лица нельзя сводить к трудовому коллективу данного предприятия. Государственное
юри­дическое лицо — это само государство, действующее на определенном участке
системы хозяйственных отношений.
     “Теория директора”, наиболее полно исследованная в работах К). К.
Толстого , исходит из того, что главная цель наделения органи­зации правами
юридического лица — это обеспечение возможности ее участия в гражданском
обороте. Именно директор уполномочен дейст­вовать от имени организации в сфере
гражданского оборота, поэтому он и является основным носителем юридической
личности государст­венного юридического лица.
Общей для всех этих концепций является идея о наличии людского субстрата (лица
или коллектива) в государственном юридическом лице. Возможна, однако, и
принципиально иная трактовка его сущности. Так, еще в 20-е годы в СССР получила
значительное распространение “теория персонифицированного (целевого)
имущества”. Ее сторонники считали главной функцией юридического лица
объединение различных имуществ в единый комплекс и управление этим
имущественным комплексом. Значит, обособленное имущество является реальной
ос­новой юридического лица, его законодатель и персонифицирует, на­деляя
владельца имущества правами юридического лица.
В пятидесятые и последующие годы известное распространение получила теория,
сторонники которой, ограничиваясь констатацией того, что юридическое лицо — это
социальная реальность, в сущности отказываются от попыток выявить его людской
субстрат. Эта теория известна в цивилистической науке как теория социальной
реальности юридических лиц. Ее придерживались, в частности, Д.М. Генкин и
Б. Б. Черепахин. Противники этой теории не без оснований указывали на то, что
задача цивилистики состоит в том, чтобы выявить специфи­ческие признаки
юридического лица как социальной реальности, по­скольку не всякая социальная
реальность есть юридическое лицо. А эту задачу теория социальной реальности
перед собой как раз и не ставит.
Значительную известность получили и научные концепции таких авторов, как О.
А. Красавчиков (“теория социальных связей”), А. А. Пушкин (“теория
организации”), Б. И. Пугинский.
Возможность создания юридического лица единственным учреди­телем,
предусмотренная многими современными законодательствами возвращает
актуальность теории персонифицированного имущества, ибо людской субстрат в
одночленных корпорациях не играет важной роли. В условиях, когда персональный
состав участников и организа­ционная структура нескольких юридических лиц
идентичны, только имущественная обособленность может служить целям их
различения.
Одновременное существование множества столь разных научных теорий
юридического лица объясняется огромной сложностью этого правового явления. На
разных этапах развития экономики на первый план выдвигались то одни, то
другие признаки юридического лица в зависимости от того, какая из функций
этого института превалировала на этом этапе. Соответственно, развитие научных
взглядов в целом отражало и отражает эволюцию института юридического лица.
                               Список литературы.                               
1.    Гражданское право под редакцией Сергеева А.Г.
2.    Комментарий к гражданскому кодексу РФ
3.    ФЗ "Об Акционерных обществах" от 24.11.95
4.    Закон "О некоммерческих организациях "
5.    ФЗ "О производственных кооперативах" от 08.05.96