Каталог :: Гражданское право и процесс

Контрольная: Процессуальное положение прокурора в судебном разбирательстве уголовных дел

Подпись: МИНИСТЕРСТВО ПРОСВЕЩЕНИЯ ПМР
Приднестровский Государственный Университет
им. Т.Г.Шевченко

ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ
Кафедра уголовно-правовых дисциплин


КОНТРОЛЬНАЯ  РАБОТА

по предмету: Прокурорский надзор

на тему: «Процессуальное положение прокурора
   в судебном разбирательстве уголовных дел»

выполнил:
студент 51 группы 5 курса
заочного обучения
юридического факультета
ПГУ им. Т.Г.Шевченко

__________________Синицын Б.И.

рецензент:
________________________

дата выполнения работы:
16 ноября 2006 г.



г. Тирасполь, 2003г.

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 2 ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ПРОКУРОРА В СУДЕБНОМ РАЗБИРАТЕЛЬСТВЕ 2 Функции прокурора в судебном разбирательстве по уголовному делу 2 Подготовка прокурора к рассмотрению уголовного дела 2 УЧАСТИЕ ПРОКУРОРА В СУДЕБНОМ СЛЕДСТВИИ 2 Участие прокурора в допросе подсудимого 2 Участие прокурора в допросе потерпевшего и свидетелей 2 Роль прокурора в связи с назначением экспертизы в суде, допросе эксперта и оценке его заключения 2 Участие прокурора в исследовании вещественных доказательств и документов, осмотре местности и помещения 2 ИССЛЕДОВАНИЕ И ОЦЕНКА НОВЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ, ИСТРЕБОВАННЫХ СУДОМ, ПРЕДСТАВЛЕННЫХ ПРОКУРОРОМ И ДРУГИМИ УЧАСТНИКАМИ СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА В ХОДЕ СУДЕБНОГО СЛЕДСТВИЯ 2 СОСТЯЗАТЕЛЬНОСТЬ В СУДЕБНОЙ РЕФОРМЫ В ПМР 2 ЗАКЛЮЧЕНИЕ 2 БИБЛИОГРАФИЯ 2 НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ 2

ВВЕДЕНИЕ

В соответствии со статьей 91 Конституции ПМР Прокуратура Приднестровской Молдавской Республики осуществляет надзор за точным и единообразным исполнением Конституции и законов судебными органами, министерствами и ведомствами, местными органами власти, органами местного самоуправления, предприятиями, организациями и учреждениями, общественными объединениями, должностными лицами и гражданами. На прокуратуру возложены также организационные обязанности по координации борьбы с преступностью. Эти свои задачи прокуратура решает в тесном взаимодействии с другими государственными органами, в том числе с судом - органом правосудия. Роль государственного обвинения в деле борьбы с преступностью и обеспечению законности в правосудии всегда была неоспоримой в теории и практике. Нельзя забывать, что в судебном разбирательстве - центральной части уголовного судопроизводства, где исследуются все собранные доказательства и решается вопрос о виновности или невиновности подсудимого, - не будут созданы условия для постановления законного и обоснованного приговора, если суд не вынесет такой приговор, то вся предшествующая, нередко длительная, сложная и трудоёмкая работа по раскрытию и расследованию преступления окажется напрасной, не даст ожидаемых результатов в борьбе с преступностью. Помогая суду в установлении истины, прокурор, прежде всего сам, должен принимать активное участие в исследовании доказательств, проявлять инициативу и настойчивость в отыскании, представлении новых доказательств, имеющих существенное значение для установления действительных обстоятельств дела, а также причин и условий, способствовавших совершению преступления, принципиально и решительно реагировать на любую попытку заинтересованных в исходе дела лиц ввести суд в заблуждение или отступить от требований закона, регламентирующих порядок исследования доказательств. Точное и неуклонное исполнение закона, разумеется, обязательно в первую очередь для самого прокурор. Сохраняя во всём строгую объективность, прокурор должен построить свою деятельность на суде так, чтобы она была целеустремленной, направленной к изобличению виновных в совершенном ими преступлении. Поддержание обвинения в суде не самоцель, а одно из важнейших средств борьбы с преступными посягательствами на законность, правопорядок, права и охраняемые законом интересы граждан. Поэтому активность прокурора во всестороннем и полном выяснении обстоятельств дела, изобличении перед судом лиц, совершивших преступление, не может быть расценена как проявление только обвинительного уклона. Успешно справиться с возложенными на государственного обвинителя задачами в суде сможет только тот прокурор, который глубоко знает действующее законодательство и практику его применения, хорошо владеет методикой и тактикой исследования и оценки доказательств, умеет при этом использовать данные психологии и логики, обладает определенными морально- волевыми и интеллектуальными качествами, профессионально необходимыми государственному обвинителю (уважение к закону, справедливость, принципиальность, умение влиять на людей). Принимая участие в разбирательстве судом уголовных дел, прокурор публично обличает преступника, обосновывает своё требование о соответствующем наказании. Вместе с тем он осуществляет надзор за тем, чтобы судебный процесс проходил в рамках строжайшего соблюдения законности. В случае отступления от закона, допущенного кем-либо из участников процесса или судом, прокурор принимает соответствующие меры к восстановлению нарушений законности. Таким образом, выполняет задачи, направленные на всемерное утверждение верховенства закона, обеспечение единства и укрепления законности.

ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ПРОКУРОРА В СУДЕБНОМ РАЗБИРАТЕЛЬСТВЕ

Функции прокурора в судебном разбирательстве по уголовному делу

Участие прокурора в различных стадиях уголовного процесса имеет свои особенности, зависящие от характера и составных частей этих стадий. «Центральную часть судебного разбирательства занимает су­дебное следствие, где суд всесторонне, полно и объективно исследует собранные органами дознания и предварительного следст­вия, а также полученные им доказательства, устанавливает все имеющие значение для правильного разрешения дела обстоятельст­ва и, тем самым, обеспечивает постановление законного и обоснованного приговора».[1] Оно осуществляется на основе гласности, устности, непосредственности и состязательности. Основными действующими лицами в ходе судебного разбира­тельства являются, прежде всего, суд, а также субъекты уголов­ного судопроизводства, выполняющие на данной стадии функции сторон (государственный обвинитель, подсудимый и его защитник, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители). Прокурор - государственный обвинитель. При определении статуса, прав и обязанностей прокурора в судебном разбира­тельстве уголовного дела следует исходить из того, что под­держание обвинения для него не самоцель; осуществление уго­ловного преследования логически вытекает из возложенных на него обязанностей по надзору за исполнением закона, приня­тию мер к устранению его нарушений и привлечению виновных к ответственности, что закреплено в ст.1 Закона ПМР «О Прокуратуре ПМР». Та­ким образом, поддержание государственного обвинения - есть продолжение надзорной функции прокурора. Выполняя функции государственного обвинителя в судеб­ном разбирательстве, прокурор должен и вполне может, как показывает практика, поддерживать обвинение со всей энергией, настойчиво и умело, делать это лишь в меру доказанности, не упуская фактов, говорящих в пользу подсудимого, обязан сам строжайше соблюдать закон, выступать против любых его нарушений. Сказанное ни в коей мере не означает, что прокурору должны быть представлены в судебном разбирательстве ка­кие-то особые по сравнению с другими участниками процесса права или на него должны быть возложены дополнительные про­цессуальные обязанности надзорного характера. Напротив, дей­ствующий закон (ст.215 УПК ПМР) подчеркивает равенство процессуальных прав участников судебного разбирательства, включая и прокурора. Все то, что может предпринять прокурор, выступая против нарушений закона (даёт заключения по возникающим в ходе судебного разбирательства вопросам, представ­ляет суду свои соображения по поводу применения уголовного закона и меры наказания в отношении подсудимого, заявляет ходатайства, возражает против неправильных, с его точки зре­ния, действий председательствующего (ст.214, 215, 217 УПК ПМР), вправе делать и защитник подсудимого, но, именно вправе, и пользуется этим правом только в интересах подсуди­мого. Прокурор же это делать обязан. Суть в следующем: оставаясь в су­дебном заседании представителем органа охраны законности, прокурор должен осуществлять процессуальную функцию так, чтобы она способствовала утверждению закона, охране прав всех участников процесса. Деятельность государственного обвинителя осуществляется, как указано выше, на основе гласности, устности, непосредственности и состязательности. Условие непосредственности даёт прокурору право участвовать в доказывании всех фактов, имеющих отношение к делу в любом су­дебном действии, проводимом по инициативе суда или участников судебного разбирательства, и непосредственно воспринимать иссле­дуемые доказательства по делу. Состязательность судебного разбирательства, основанная на разделении процессуальной функции и равенства процессуальных возможностей для обвинения и защиты, приносит свои качества в содержание прав прокурора, а также условия их осуществления. Принцип состязательности открывает для обвинения широкие возможности участия в проверке оправдательных доказательств и в предъявлении обвинительных доказательств. Участвуя в исследовании доказа­тельств, прокурор может подвергать их критике, опровергать их, отметить неполноту тех или иных доказательств. Многое в деятельности прокурора зависит от правильного отношения к материалам и выводам предварительного следствия. Не только государственный обвинитель, но и те, кто оцени­вает его работу, должны отдавать отчет в том, что обвини­тельное заключение, при всей его важности, - итог предварительного следствия, что самостоятельное творческое исследование доказательств в новых процессуальных условиях, каким должно быть судебное следствие, может привести к выводам, отличным от выводов предварительного расследования, даже ес­ли расследование проведено с соблюдением всех требований за­кона. Цель обвинителя - досконально проверить в судебном разбирательстве собранные следователем и вновь представлен­ные доказательства и на основе этого сделать свой вывод. Нельзя забывать, что в соответствии с законом, а именно, как указано в ст.ст.57 и 217 УПК ПМР, прокурор оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на рассмотрении всех об­стоятельств дела. Государственный обвинитель оценивает дока­зательства по убеждению, которое складывается на основе результатов исследования доказательства в судебном разбира­тельстве, которых прокурор, утвердивший обвинительное заклю­чение, как правило, не знает, и предугадать не может. Поэто­му обвинитель определяет свою позицию в суде самостоятельно, независимо от мнения руководителя прокуратуры. Уголовный процесс нашего государства уже давно внес новое содержание в понятие «обвинение». И теперь это не только «функция органов прокуратуры, направленная на преследование и изобличение лиц, по своим действиям, являющихся опасными для государства»,[2] но и «конкретная форма, метод прокурорского надзора за соблюдени­ем законности». [3] Поэтому нельзя говорить о государственном обвинении в суде по уголовным делам лишь как об уголовном пресле­довании и изобличении лиц, предполагающихся или являющихся преступниками. Ведь ещё в дореволюционной России считалось, что «по основным положениям уголовного судопроизводства на прокуроре лежит не одна обязанность быть обвинителем, но также и другая - быть блюстителем закона. Этот двойственный характер прокурор­ских обязанностей должен отличаться тем, чтобы обе обязанности обвинителя и блюстителя закона, шли рука об руку». [4] Ну, а гаран­тиями беспристрастности прокурора, вне зависимости от того, участвовал ли он в предыдущих стадиях уголовного процесса, служат статьи 57, 217 УПК ПМР, предписываю­щие прокурору оценивать доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела, руководствуясь законом и правосознанием При поддержании государственного обвинения возникает во­прос и о соотношении функций суда и прокуратуры. Процессуальное положение прокурора в судебном следствии с этой точки зрения со­стоит в том, что, с одной стороны, прокурор призван осуществлять надзор за соблюдением законности во время судопроизводства и реа­гировать в установленном законом порядке на всякое нарушение закона любым участником процесса, в том числе и судом, с другой стороны, суд имеет право контролировать законность действий проку­рора в судебном заседании и реагировать указанными в законе средствами на любое действие прокурора, которое он, суд, сочтёт не­законным и нарушающим правила судопроизводства. Отношения судей и прокуроров можно сформулировать так: су­дьи независимы от прокуроров, а прокуроры от суда. Судьи и прокуро­ры - такие участники уголовно-процессуальной деятельности, которые стремятся к единой общей цели, но, идя к этой цели, занимают различное положение в процессе, выполняют различные функции, обязанности и самостоятельно несут ответственность за свои дейст­вия. Судьи и прокуроры - не взаимозависимы. Рассмотрим основные принципиальные требования, которые должны быть предъявлены прокурору, участвующему в судебном ис­следовании доказательств. Это, прежде всего объективность. Всякое отступление от этого принципа приводит к тому, что участие прокуро­ра в судебном разбирательстве не способствует осуществлению правосудия. Предвзятость прокурора, его решимость отстаивать об­винение во что бы то ни стало, приводит к тому, что обвинительный приговор отменяется и дело возвращается на доследование, в про­цессе которого оно либо прекращается, либо снова направляется в суд. В результате наносится ущерб интересам граждан, подрывается авторитет суда и прокуратуры, допускается волокита, существенно затрудняющая раскрытие преступления. Требование объективности, активного участия в судебном следствии, стремление к полному и всестороннему выяснению всех обстоятельств дела, как уличающих, так и оправдывающих подсудимо­го, - важнейшее условие успешного участия государственного обвинителя в исследовании доказательств по делу. В ходе судебного разбирательства должна быть установлена объективная истина. Для её достижения от прокурора требуется принципиальность и настойчи­вость. Проводя допрос подсудимого или свидетеля, предлагая вопросы эксперту или исследуя какой-либо до­кумент, вещественное доказательство, прокурор не может удовлетворяться расплывчатыми или двусмысленными ответами или неясными заключениями эксперта, а должен добиваться исчерпы­вающих, ясных ответов путём постановки дополнительных вопросов.

Подготовка прокурора к рассмотрению уголовного дела

в судебном заседании Знание материалов уголовного дела - обязательное требова­ние, предъявляемое к прокурору, поддерживающему государственное обвинение. Располагая конспективным изложением, а то и дословны­ми выдержками из показаний подсудимого, потерпевшего, свидетелей, прокурор имеет возможность в ходе допроса этих лиц су­дом и участниками судебного разбирательства, сопоставлять их с теми, которые ими давались на предварительном следствии или в ра­нее состоявшемся судебном заседании. В юридической литературе нет однозначного мнения о том, стоит ли ознакомиться прокурору со всеми материалами уголовного дела или же достаточно ограничиться изучением обвинительного за­ключения. П.И. Кудрявцев считает, что «с целью экономии времени прокурор может войти в курс дела, ознакомившись лишь с обвини­тельным заключением». [5] Исходя из его мнения, можно сделать вывод, что обвинительное заключение является всеобъемлющим, полным и единственно важным документом для хорошего ориентирования в су­дебном следствии. По-моему, более правильной позиции придерживается В.И. Басков, который в одной из своих работ указы­вает, что «расчет многих прокуроров на то, что они войдут «в курс дела» постепенно в ходе судебного следствия, ознакомившись вна­чале только с обвинительным заключением, является неверным. Ведь уже в подготовительной части судебного заседания прокурор должен активно включиться в процесс, дать суду заключение о возможности слушания дела в отсутствии не явившихся свидетелей, других участ­вующих в деле лиц, высказать свои предложения о порядке исследования доказательств и т. д. Всего этого прокурор не сможет сделать, не зная заранее материалов уголовного дела».[6] Подготовка прокурора к участию в процес­се включает в себя:
  1. применение определенных тактических приёмов изучения материалов дела;
  2. изучение специальной литературы, нормативных материалов и судебной практики при­менительно к конкретной категории дел;
  3. обобщение, осмыс­ление и анализ материалов уголовного дела;
  4. прогнозирова­ние различных ситуаций, могущих возникнуть в ходе судебно­го заседания и комплекс тактических приёмов, используемых для их решения;
  5. построение версий обвинения;
6. комплек­сное планирование своей деятельности по поддержанию государственного обвинения. Знание и использование положений данной программы поз­волит прокурору максимально качественно подготовиться к су­дебному процессу в сжатые сроки, которые, в значительной мере, обусловлены высокой производственной нагрузкой лиц, под­держивающих государственное обвинение. Особое место в программе деятельности обвинителя по подготовке к судебному заседанию занимает владение методикой изучения материалов уголовного дела. Совершенно очевидно, что «для качественной подготовки к судебному заседанию государственному обвинителю необходимо изучить все материалы уголовного дела, что не всегда имеет место в практике». [7] В тех случаях, когда государственный обвинитель начи­нает изучать материалы дела с обвинительного заключения, он намного быстрее входит в суть дела, чем, используя иной поря­док. Кроме того, он более чётко представляет себе объём об­винения и объём доказательственного материала, существо по­казаний свидетелей и выводы эксперта. За изучением обвинительного заключения должно последовать изучение всех остальных материалов дела в той последовательности, в какой их систематизировал следователь, дабы ничего не пропустить. Наряду с обвинительным заключением особое значение имеют процессуальные документы, со­держащие ходатайства защиты. С их помощью можно уточнить по­зицию обвиняемого и очертить круг доказательств, на которые возможно будет ссылаться сторона защиты. В ходе изучения дела важно вычленить из всего комплекса документов, имевшихся в нём, наиболее важные, на прочтение и осмысление которых нужно отпустить больше времени. Государственный обвинитель должен чётко представлять себе, что следует анализировать, изучая материалы уголовно­го дела. К предмету анализа следует отнести: предмет и пределы доказывания по конкретному уголовному делу; доказательства, изобличающие лицо в совершении преступле­ния; данные о личности обвиняемого; доказательства, свидетельствующие не в пользу обвинения; нормативный материал и судебную практику по конкретной категории дел. Необходимо также помнить, что при разбирательстве дела в суде доказыванию подлежат: событие преступления (время, место, способ и др. обстоя­тельства преступления). виновность обвиняемого в совершении преступления и моти­вы преступления. обстоятельства, влияющие на степень и характер ответст­венности обвиняемого, иные обстоятельства, характеризующие его личность. характер и размер ущерба, причиненного преступлением. Подлежат выяснению также обстоятельства, способствовавшие совершению преступления. В.И. Басков советует изучать материалы дела после «состояв­шегося акта предания обвиняемого суду, чтобы прокурор, ознакомившись с постановлением судьи или определением распоря­дительного заседания, знал к моменту судебного разбирательства, какие вопросы помимо предания суду, решены судьей или судом (изменение списка свидетелей, истребование дополнительных дока­зательств и т.д.)»[8]. При изучении материалов дела не следует ограничиваться ознакомлением с показаниями лиц, вызываемых в судебное заседание, надо располагать конспективным изложением показаний и других лиц, допрошенных на предварительном следствии: может оказаться, что в процессе исследования материалов дела суд по собственной инициа­тиве или по ходатайству участников судебного разбирательства обра­тится к показаниям этих лиц. Прокурору надо отмечать противоречия в показаниях обвиняе­мых, потерпевших и свидетелей. Целесообразно также наметить за­ранее, проведением каких процессуальных действий можно их устранить, если они не устранены в ходе расследования. При формулировке вопросов следует учитывать их очеред­ность. П.И. Кудрявцев указывает на то, что каждый вопрос должен вытекать из предыдущего, а все они вместе - преследовать единую цель. Последовательность вопросов имеет не только свою логику, но и активизирует память допрашиваемого, способствует лучшему воспроизведению увиденного и услышанного им, помогает выявить ложь. По делам о преступлениях, представляющих специфику по спо­собу их совершения, прокурору потребуется знать особенности мето­дики их расследования и судебного разбирательства. В некоторых случаях целесообразно изучить специальную литературу, инструкции, приказы, ведомственные указания, выехать непосредственно для оз­накомления с обстановкой места происшествия. Чрезвычайно важным в деятельности прокурора в стадии досудебной подготовки является прогнозирование возможных си­туаций, могущих возникнуть в ходе судебного разбирательства уголовного дела. Прогнозирование позволяет прокурору, под­держивающему государственное обвинение, активно влиять на ход судебного процесса, адекватно воспринимать происходящее в нём, грамотно и своевременно, в рамках уголовно-процессуального законодательства, реагировать на поведение иных участников процесса. К наиболее типичным ситуациям следует отнести: 1. изменение допрашиваемым своих показаний; 2. неявка, в судебное заседание определенных лиц; 3. выдвижение подсудимым, защитной версии, которая не была предметом проверки на стадии предварительного расследования; 4. заявление ходатайств различными участниками процесса. Останавливаясь на проблеме планирования государствен­ным обвинителем своей деятельности по поддержанию госу­дарственного обвинения, следует отметить, что среди практи­ческих работников распространено мнение о том, что план необходим только при работе по многотомным и многоэпизодным делам. Выделяются следую­щие виды планов, которые могут быть использованы обвинителем: 1. общий план участия обвинителя в судебном рассмотрении уголовного дела; 2. план участия обвинителя в отдельном судебном действии; 3. план поддержания обвинения по многоэпизодным делам и де­лам по обвинению несколько лиц; 4. план-схема преступных связей; 5. план-расчет гражданских исков в уголовном процессе; 6. план, определяющий порядок исследования доказательств. Важную роль в подготовке прокурора к участию в судебном разбирательстве играет разработка им предложения о порядке исследо­вания доказательств на судебном следствии. Уголовно-процессуальный закон не предусматривает определенного порядка исследования доказательств на судебном следствии. Этот вопрос решается судом сообразно различным критериям, что не является случайным. Важная роль в установлении порядка исследования доказа­тельств принадлежит прокурору. В соответствии со ст.248 УПК ПМР он первым из числа всех участников процесса высказывает предложения о порядке исследования доказательств. Это обязывает его заранее, еще в ходе подготовки к судебному раз­бирательству, тщательно продумать вопрос о последовательности исследования доказательств, взвесить все обстоятельства дела с тем, чтобы высказать обоснованные соображения. В связи с этим, представляется правильной точка зрения П.И. Кудрявцева, заключающаяся в необходимости «обязательной мотивировки предложений о порядке судебного исследования доказательств участниками процесса». [9] Участникам про­цесса, и особенно прокурору, следует учитывать, что порядок исследования доказательств окончательно устанавливает суд, и отто­го насколько тщательно данный порядок будет обоснован, зависит исход судебного разбирательства. Также следует обратить внимание на неправильный подход не­которых прокуроров к формулированию своих предложений о порядке исследования доказательств: проводить судебное следствие «в обычном порядке» или «начать его с допроса свидетелей». Предло­жения прокурора должны касаться последовательности проведения каждого судебного действия, т.е. не только допросов подсудимых, по­терпевших и свидетелей, но и ОМП и вещественных доказательств, судебного эксперимента, экспертизы и т.д. Более того, предполагае­мый порядок исследования доказательств должен предусматривать также очередность проведения одноимённых судебных действий (например, допроса подсудимого по групповым делам). Если в подготовительной части судебного заседания суд при­нял решение исследовать новые доказательства, то прокурору важно высказать своё мнение о том, посредством каких процессуальных действий и на каком этапе следствия целесообразнее это сделать, наконец, не следует забывать и о том, что рекомендованный прокуро­ром порядок исследования доказательств должен помочь суду целенаправленно и организовано провести судебное следствие и со­действовать экономному и рациональному расходованию времени и усилий на их проверку. Поэтому, когда защитник и подсудимый предлагают такой по­рядок судебного следствия, который не вытекает из материалов дела или может помешать исследованию обстоятельств дела, прокурор вправе с разрешения суда высказаться по таким предложениям, аргу­ментируя при этом свои возражения. Можно выделить определенные критерии, способст­вующие наиболее целесообразному исследованию доказательств: 1. В первую очередь прокурору следует оценить существен­ность показаний каждого подсудимого, потерпевшего и свидетеля с тем, чтобы уже на первых порах судебное след­ствие велось результативно. 2. Также следует выявить, не могут ли подсудимые, потерпев­шие или свидетели подвергнуться психическому или физическому воздействию со стороны других подсудимых, потерпевших, свидетелей и лиц, могущих исполнить их волю. 3. Нельзя не учесть и взаимоотношений между подсудимыми и потерпевшими, подсудимыми и свидетелями, между потерпевшими и свидетелями. Эти критерии не являются исчерпывающими. В юридической ли­тературе существует множество рекомендаций по данному вопросу. Так, П.И. Кудрявцев предлагает при решении вопроса, в какой очередности допрашивать вызванных с суд свидетелей, руководство­ваться: «с одной стороны, значимостью обстоятельств дела, а с дру­гой - важностью и объёмом информации, содержащейся в их показаниях».[10] Поэтому, например, свидетели по обстоятельствам собы­тия преступления должны быть допрошены раньше свидетелей, характеризующих личность подсудимых. В.И.Басков считает, что прокурор может высказываться об исследовании дела по эпизодам или в хронологическом порядке, утвер­ждая, что «такой порядок иногда облегчает задачу суда по исследова­нию обстоятельств дела». [11] Однако, Р.Д. Рахунов подчеркивает, что «исследование дела по эпизодам имеет как положительные, так и отри­цательные стороны. Положительная состоит в том, что такое исследование позволяет провести судебное следствие целеустрем­ленно, компактно, не рассеивая внимания по всему предмету исследования. Отрицательная сторона заключается в том, что прихо­дится неоднократно возвращаться к допросу подсудимых, а зачастую одних и тех же потерпевших и свидетелей. Как поступать в подобных случаях зависит от конкретных обстоятельств уголовного дела». [12] В случае присутствия среди подсудимых несовершеннолетнего, желательно допросить его первым, чтобы исключить возможность отрицательного влияния со стороны взрослых соучастников. Суду следует решить вопрос о времени допроса организатора преступной группы, ибо его показания и линия поведения нередко оказывают влияние на соучастников. Немаловажное значение имеет время и место проведения экспертизы, предопределяющееся тем, в какой степени на судебном следствии будут проверены материалы дела, имеющие значение для дачи заключения. Суд назначает производство экспертизы при выяснении всех обстоятельств, имеющих значение для дачи заключения, как указано в ст.262 УПК ПМР. Что касается вещественных доказательств, то закон позволяет их исследовать в любой момент судебного следствия (ст.258 УПК ПМР). Правильно поступают те прокуроры, которые свои предложения о порядке исследования доказательств по сложным делам представ­ляют суду в письменной форме. Это даёт возможность наиболее полно учесть мнение прокурора о порядке проведения судебного следствия.

УЧАСТИЕ ПРОКУРОРА В СУДЕБНОМ СЛЕДСТВИИ

Судебное следствие - часть судебного разбирательства, в ходе которой производится исследование судом с участием сторон всех доказательств, необходимых для обоснованного приговора. Судебное следствие не есть повторение исследования, произведённого на предварительном следствии. Это самостоятельное, глубокое, полное, объективное, всестороннее исследование обстоя­тельств дела и доказательств, производимое судом с участием сторон в совершенно новых, по сравнению с предварительным расследованием, условиях и обставленное рядом гарантий, ко­торыми не обладает предварительное следствие. В связи с этим некоторые из её поло­жений государственный обвинитель может использовать в суде без изменения, другие - с соответствующими коррективами, третьи не могут быть использованы вообще, так как судебное следствие происходит в иных условиях. При допросе в судеб­ном заседании государственный обвинитель испытывает определённое противодействие со стороны защиты. Эффективность допроса во многом зависит от установления психологического контакта с допрашиваемым. Можно выделить следующие приёмы, которые позволяют государственному обвини­телю установить психологический контакт с допрашиваемым:
  1. проявление интереса к личности допрашиваемого, индиви­дуальный подход к нему;
  2. вежливое, корректное отношение к допрашиваемому;
  3. уважительное отношение к позиции допрашиваемого;
  4. заинтересованность в судьбе допрашиваемого;
  5. постановка допроса в доступной форме;
  6. демонстрация беспристрастности;
  7. уважение прав участников судебного процесса;
  8. формирование нормальных отношений с судьями и адвокатами;
  9. умение выслушать допрашиваемого, не перебивая и не одергивая его;
  10. одобрение определённого поведения допрашиваемого;
  11. устранение дискомфортных для допрашиваемого ситуаций.
Указанный перечень не является исчерпывающим и может быть дополнен. Суть данных приёмов представляется достаточно ясной и не требующей анализа. В судебном допросе можно выделить следующие стадии: вводную, свободного рассказа и вопросно-ответную. Вводная стадия включает в себя получение данных о лич­ности допрашиваемого, и, если речь идёт о допросе потерпев­шего и свидетеля, он предупреждается об уголовной ответствен­ности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. По действующему законодательству председа­тельствующий первым предлагает допрашиваемому дать показа­ния по поводу предъявленного обвинения и известных ему ма­териалов дела. Государственному обвинителю необходимо помнить, что «вопрос должен быть сформулирован так, чтобы допрашиваемый не мог извлечь из него никакой информации, и вынужден был обра­щаться к своей памяти». [13] Формы, в которых государственный обвинитель осущес­твляет допрос, являются специфическими по сравнению со ста­дией предварительного расследования. В суде может быть про­ведён основной, перекрёстный и шахматный допрос. Обычно про­водится допрос определенного лица судом и другими участника­ми судебного процесса. Перекрёстным допросом называется допрос одного лица, при котором стороны могут поочередно ставить ему вопросы по одному и тому же обстоятельству в це­лях проверки, уточнения или дополнения его показаний. Для государственного обвинителя навыки владения перекрёстным допросом являются обязательными, поскольку они позволяют вскрыть противоречия, уточнить детали, уличить допрашиваемого в даче ложных показаний, наконец, существен­но дополнить показания. Не менее важной формой допроса, является шахматный допрос. Сущность его заключается в том, что при допросе од­ного лица допрашивающий попутно ставит вопросы другим лицам. Его цель состоит в том, чтобы подтвердить или опровергнуть показания иного лица. Государственный обвинитель может проводить дополни­тельный и повторные допросы. При дополнительном допросе он выясняет обстоятельства, упущенные им в ходе основного допроса. Повторный допрос проводится в случаях, когда, в свя­зи с исследованием других доказательств возникают сомнения в правильности полученных показаний, а также когда дело откладывается и допрошенные лица вновь вызываются в суд. В тех случаях, когда следователь не устранил противоре­чия, эту задачу решает в судебном процессе государственный обвинитель. Чаще всего эта проблема, разрешается путём оглашения ранее данных допрашиваемым показаний, после чего ста­вится вопрос о том, подтверждает ли он эти показания. Большую сложность у прокурора, поддерживающего госу­дарственное обвинение, может вызвать конфликтная ситуация, складывающаяся при допросе, когда допрашиваемый даёт ложные показания. Чаще это относится к допросу подсудимых, реже потерпевших и свидетелей. При изменении показаний наиболее целесообразными тактическими приёмами, применяемыми госу­дарственным обвинителем, можно считать следующие:
  1. побуждение допрашиваемого к раскаянию;
  2. акцентировать внимание на первых ложных показаниях;
  3. убеждение допрашиваемого в необходимости говорить правду;
  4. детализация показаний;
  5. использование противоречий;
  6. оглашение ранее данных показаний;
7. повторное разъяснение об уголовной ответственности за да­чу ложных показаний. Одним из важных следственных действий в судебном раз­бирательстве является производство экспертизы. В ст.64 УПК ПМР определено, что экспертиза назначается в случаях, ког­да для установления обстоятельств, имеющих значение для де­ла, необходимы специальные познания в науке, технике, искусстве и ремесле. Экспертиза в судебном заседании назначается в следую­щих случаях:
  1. в ходе судебного разбирательства выявлены факты, для исследования которых требуется производство экспертизы (час­то связано с неполнотой предварительного следствия);
  2. суд по ходатайству участников процесса или по соб­ственной инициативе признаёт необходимым производство экспертизы в суде экспертом, осуществлявшими её на предвари­тельном следствии;
  3. суд сочтёт заключение экспертизы проведённой на предварительном следствии или ранее в судебном заседании, недостаточно ясным или полным и выносит определение о прове­дении дополнительной экспертизы;
  4. суд признаёт имевшиеся в деле заключения экспертизы недостаточными или вызывающими сомнение в правильности и назначает повторную экспертизу.
В указанных ситуациях прокурор вправе ходатайствовать о проведении экспертизы в суде или в судебном учреждении. При обсуждении вопроса о назначении экспертизы прокурору сле­дует дать оценку возможности её проведения. Экспертиза мо­жет быть назначена в любой момент судебного следствия. При назначении экспертизы прокурору необходимо обра­тить внимание на то, чтобы эксперту были представлены все необходимые материалы в пригодном для исследования виде, а также на то, чтобы предметы экспертного исследования были получены в соот­ветствии с порядком, установленным уголовно- процессуальным законом, и с соблюдением разработанных криминалистикой мето­дических рекомендаций. При назначении экспертизы прокурор играет активную роль, и он должен подготовить вопросы, предлагаемые эк­сперту для разрешения. Важное значение для установления фактических обстоятельств уголовного дела и правильного его разрешения имеет исследование вещественных доказательств, осмотр места проис­шествия, эксперимент. Судебный осмотр местности и помещения производится тогда, когда есть необходимость получить допол­нительные сведения об обстановке, в которой произошло прес­тупление. Судебный осмотр позволяет суду и участникам процесса непосредственно воспри­нять и изучить обстановку совершения преступления. Про­курору следует ходатайствовать о проведении осмотра в слу­чаях, когда отдельные обстоятельства дела не могут быть пра­вильно поняты без непосредственного ознакомления с обстанов­кой места происшествия, либо в суде выяснились новые обстоя­тельства, проверка которых невозможна без изучения опреде­ленной местности или помещения. Ходатайствуя о проведении осмотра, обвинитель должен не только указать обстоятельства, требующие его проведения, но и сформулировать конкретные цели осмотра, а именно: изучить и оценить обстановку на месте; зафиксировать или изъять сле­ды или иные вещественные доказательства, сохранившиеся на месте и не изъятые следователем; уяснить условия, способствовавшие совершению преступления. Осмотр вещественных доказательств в ходе судебного раз­бирательства является обязательным процессуальным действием во всех случаях, когда к делу приобщены вещественные доказа­тельства. Осматриваются вещественные доказательства в зале суда, либо, если они не могли быть доставлены в суд, по месту их на­хождения. Вещественные доказательства индивидуального характера (орудие преступления, одежда потерпевшего, обвиняемого, слепки следов и т.п.) должны без исключения осматриваться и изучаться государственным обвинителем. Государственный обвинитель вправе ходатайствовать о проведении осмотра вещественных доказательств в любой мо­мент судебного следствия, когда в этом возникает необходи­мость. Следует учесть, что результаты осмотра могут быть ис­пользованы при производстве других следственных действий - допросах подсудимых, потерпевших, свидетелей, экспертов. Вопрос о целесообразности производства следственного эксперимента в ходе судебного заседания у государственного обвинителя может возникнуть в случаях, когда:
  1. в материалах предварительного следствия имеются про­белы, для устранения которых нужен эксперимент;
  2. при изучении и оценки результатов следственного эк­сперимента возникли сомнения в их достоверности;
3. в ходе судебного следствия выявлены новые обстоя­тельства дела, нуждающиеся в экспериментальной проверке. Следственные эксперименты в ходе судебного заседа­ния могут быть следующих видов: 1. эксперименты возможности восприятия (видеть, слышать) какого-либо события;
  1. эксперименты по выяснению возможности совершения ка­ких-либо действий;
  2. эксперименты по проверке наличия у лица определённых навыков.
После рассмотрения всех доказательств председа­тельствующий опрашивает участников процесса, желают ли они дополнить судебное следствие и чем именно. Дополнение судебного следствия выражается в самых раз­личных формах: в постановке вопросов допрошенным лицам и заявлении ходатайств об оглашении показаний не явившихся свидетелей, документов, характеризующих личность подсудимого, в допросе новых свидетелей и представлении новых документов. Обычно по окончании следствия прокурор ходатайствует перед судом об оглашении документов о прошлых судимостях под­судимого, заключения судебно-медицинского эксперта, докумен­тов, подтверждающих размер судебных издержек, а также сумм, затраченных на лечение граждан, потерпевших от преступления. Если суд не принял решения по каким-либо заявленным ходатайствам, прокурор должен позаботиться, чтобы по оконча­нии следствия они были надлежащим образом разрешены. Одновременно прокурор должен высказать своё мнение по поводу дополнения предлагаемых другими участниками процесса, оценивая их с точки зрения обеспечения полноты, всесторон­ности и объективности судебного следствия.

Участие прокурора в допросе подсудимого

Основная цель до­проса подсудимого заключается в том, чтобы выяснить у него все известные существенные обстоятельства дела в полном соответствии с истиной. Успех допроса прокурором зависит от ряда условий. Прежде всего, он должен тщательно изучить все материалы дела, касающиеся личности подсудимого, его моральных качеств и психологических осо­бенностей, поведения в обществе, быту. Подсудимый, отрицая вину, нередко с предубеждением относится к прокурору. Чтобы нейтрализовать или ослабить действие данного фактора, прокурору следует с самого начала судебного заседания показать, что он заинтересован в объективном, всестороннем и полном исследова­нии материалов дела и будет твердо стоять на страже закона, в том числе прав и законных интересов подсудимого. Подсудимый может полностью или частично признавать либо отрицать свою вину, обосновывать или не обосновы­вать свои доводы, возражать против юридических оснований обвинения, приписываемых ему мотивов и целей совершения инкри­минируемого деяния, указывать на оправдывающие или смягчающие его вину обстоятельства и так далее. Показания его могут быть как правдивые, так и ложные. Поэтому, вопросы тактики допроса должны решаться дифференцировано, в зависимости от перечисленных об­стоятельств. Допрос подсудимого начинается предложением дать показания по поводу обвинения и известных ему обстоятельств дела. Следует подчеркнуть и присоединиться к мнению М. М. Гроздинского: «допрос подсудимого на суде - это не только проверка правильности прежних показаний, но и получение новых в условиях судебного разбирательства» [14]. Эти показания могут отличаться (иногда существенно) от полученных на предварительном следствии. В связи с этим следует признать неправильным обращение судьи, прокурора и т.д. к подсудимому с вопросом, подтвердит ли он показания данные им на предварительном следствии или дознании. Такой метод допроса склоняет подсудимого к механическому присое­динению к ранее данным показаниям. Основная тяжесть допроса всегда ложится на прокурора. Запрещается домогаться показаний подсудимого путем угроз и иных незаконных мер. В.И. Басков в одной из своих работ советует особый упор де­лать на выяснении данных о личности, наряду с другими обстоятельствами, перечисленными в ст.52 УПК ПМР. Судебное следствие считается неполным, если такие дан­ные не установлены с достаточной полнотой (п.3 ст.323 УПК ПМР, и это обстоятельство является одним из ос­нований к отмене приговора. Признание подсудимым своей вины нисколько не должно ос­лаблять усилий прокурора, направленных на тщательную проверку правдивости и достоверности его показаний. Оно может быть полным и частичным, правдивым и ложным, сделано в той или иной форме, с той или иной целью. П.И. Кудрявцев отмечает, что «в судебной практике известны случаи, когда подсудимый может оговорить себя, желая освободить от ответственности близкого человека, в силу неблагоприятного стечения обстоятельств, неправильной юридической оценкой содеянного, кото­рое по существу не является преступлением (например, причинение тяжких телесных повреждений в состоянии необходимой обороны). А порой признание вины подсудимых вызывается стремлением скрыть совершенное им более тяжкое преступление». [15] Помимо фактической стороны дела прокурор должен обратить внимание на следующие обстоятельства, которые непосредственно побудили преступника к совершению преступления; условия, которые способствовали его совершению; обстоятельства, влияющие на сте­пень и характер ответственности подсудимого и т.п. Его допрос должен быть направлен также на выявление объективных данных, которые могли бы помочь правдивости и достоверности этих показаний. При допросе подсудимого, полностью или частично отрицаю­щего свою вину, нужно стремиться выяснить причину такого поведения. Прокурор должен знать, что чаще всего подсудимые дают ложные показания, чтобы смягчить уголовную ответственность за со­деянное или вовсе избежать её. На путь неправдивых показаний их толкает желание скрыть соучастников преступления или боязнь мести со стороны заинтересованных лиц, чувство стыда перед товарищами и родственниками при сознании аморальности и противоправности своих поступков, наличие антиобщественных мотивов. Допрашиваемый может отрицать предъявленное ему обвинение, будучи действительно невиновным или в силу неправильной правовой оценки своих действий. Если же подсудимый даёт ложные показания, то задача проку­рора в суде по выяснению причин, препятствующих ему говорить правду, облегчается тем, что материалы предварительного следст­вия, как правило, содержат значительную информацию по этому вопросу, её то и можно сопоставить с показаниями подсудимого. Однако чаще подсудимый в своих показаниях исходит из подлинных событий или из того, что установлено следственными органами, внося в них выгодные ему искажения. Именно допрос таких подсудимых представляет наибольшие трудности. В этих случаях так­тические приёмы допроса прокурора должны быть направлены на то, чтобы: а) отделить правду от вымысла и тем самым установить, вино­вен ли он в совершении преступления; б) путём тщательного разбора показаний действительно винов­ного подсудимого и сопоставления их с другими бесспорно установленными фактами по делу юридически убедить его в даче правдивых показаний. Также прокурору следует быть осторожным в оценке показаний подсудимого по отношению к другим лицам. Ведь суду нужно устано­вить правдивость показаний этого типа. В нашей судебной практике лицо, дающее сомнительные показания в отношении другого лица не может требовать обвинения последнего ввиду неподтверждённости его показаний другим дока Хотя позиция подсудимого в суде характеризуется более осно­вательной продуманностью своей линии поведения, прокурору не следует отказываться от проверки его показаний на прочность. Если в показаниях имеются расхождения, то прокурору необходимо, во-первых, путем сопоставления выяснить их существо и значимость и, во-вторых, причину. Достигается это при помощи детализирующих и уточняющих вопросов. Допрос подсудимого, отрицающего свою вину целесообразно сопровождать одновременно осмотром места проис­шествия или вещественных доказательств, предъявлением планов, фотоснимков, иллюстраций, диапозитивов, кинофильмов, прослуши­ванием магнитной записи.

Участие прокурора в допросе потерпевшего и свидетелей Положение потерпевшего в судебном процессе весьма сложно. Как участник процесса он имеет право сам представлять доказатель­ства, заявлять ходатайства, участвовать в исследовании доказательств; вместе с его показаниями устанавливаются фактиче­ские данные, на основе которых суд делает вывод о наличии или отсутствии общественно опасного деяния, о виновности лица, совершившего это деяние. Потерпевший обязан явиться по вызову суда и дать правдивые показания, сообщить все известное ему по делу и ответить на поставленные вопросы (ст.61 УПК ПМР). Согласно ст.251 УПК ПМР «потерпевшие допрашиваются по правилам, установленным для до­проса свидетелей» с тем лишь исключением, что «потерпевшие, как правило, допрашиваются ранее свидетелей и в зале судебного заседания могут присутствовать все потерпевшие». Потерпевший может быть привлечён к уголовной ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. В случае неявки в суд без уважительных причин он может быть подвергнут при­воду. В отличие от свидетеля потерпевший, являясь участником процесса, присутствует в зале судебного заседания, с самого начала судебного разбирательства. В.И. Басков указывает на то обстоятельство, что в судебном заседании потерпевшие выступают чаще всего по тем делам о пре­ступлениях против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности, а также о преступлениях против личной собственности граждан. По делам об изнасилованиях, разбое и грабеже, нанесении телесных по­вреждений показания потерпевших являются иногда чуть ли не единственным доказательством вины подсудимого. Это обязывает прокурора особенно тщательно допросить потерпевшего и оценить полученные доказательства в точном соответствии с законом. В слу­чае необходимости прокурор может ходатайствовать о проведении очной ставки между потерпевшим и подсудимым. Ст.23 Конституции Приднестровской Молдавской Республики правильно, освобождает потерпевших от дачи показаний и ответственности за дачу ложных показаний против близких родственников. Право близ­ких родственников отказаться от отдачи показаний предусматривает законодательство некоторых зарубежных стран. От прокурора должен исходить такт и умение вести допрос потерпевшего, который подчас глубоко подавлен происшедшим событием. Это крайне важно, когда в качестве потерпевших выступают несовершеннолетние. Заяв­ляя перед судом ходатайство об устранении вопросов, унижающих личное достоинство потерпевшего, прокурор в то же время не должен препятствовать подсудимому и защитнику тщательно исследовать об­стоятельства, связанные с поведением потерпевшего, его взаимоотношениями с подсудимым. Прокурору следует также учитывать, что на показания потер­певшего оказывает влияние и сама обстановка судебного допроса. Вспоминая пережитое, он может разволноваться, несвязанно и испу­ганно освещать известные ему обстоятельства, непреднамеренно опустить некоторые существенные детали и, наоборот, подробно рас­сказывать о том, что больше всего его волнует. Делать замечания в это время, поправлять потерпевшего не следует. Ему надо дать воз­можность полностью высказаться, а затем постановкой дополнительных, уточняющих и детализирующих вопросов, воспол­нить пробелы в его показаниях и уточнить его информацию о существенных для дела обстоятельствах. Определенные трудности возникают перед прокурором и судом при оценке показания потерпевшего. Потерпевший, как правило, заин­тересован в исходе дела. Поэтому, прокурор обязан особо тщательно проверять показания потерпевшего, сопоставляя их с другими доказа­тельствами по делу. Для правильной их оценки существенное значение имеет и характеристика личности потерпевшего. Комплекс прав, предоставленных потерпевшему законом, даёт ему возможность активно участвовать в уголовном процессе. Однако эта активность во многом зависит от того, насколько полно ему разъ­яснены его права и насколько реально они обеспечены в суде. Чаще все­го потерпевший является лицом, недостаточно или вовсе юридически неосведомленным, а потому не в состоянии умело и правильно зада­вать вопросы подсудимому, эксперту, свидетелям. Чтобы в результате этого не могли остаться невыясненными обстоятельства, имеющие существенное значение для дела прокурор обязан способ­ствовать потерпевшему полностью воспользоваться предоставленными ему законом правами. Свидетельские показания являются наиболее распространен­ным источником доказательств по уголовным делам. Свидетель может быть допрошен о любых обстоятельствах, подлежащих уста­новлению по делу. Предупреждение свидетелей, как и потерпевшего, об уголовной ответственности за отказ или уклонение от дачи пока­заний и за дачу заведомо ложных показаний является одним из условий, обеспечивающих объективность процесса; предупреждение, высказанное от имени суда, об обязанности давать правдивые пока­зания, повышает ответственность свидетеля за сообщенные им сведения. Прокурору следует обращать внимание на выполнение су­дом порядка разъяснения свидетелям их обязанностей. Закон разрешает свидетелю пользоваться в суде письменными заметками в тех случаях, когда его показания относятся к каким-либо цифровым и другим данным, которые трудно удержать в памяти. Эти заметки должны быть предъявлены суду по его требованию и могут быть приобщены к делу, как указано в ст.254 УПК ПМР. Если суд не высказал такого мне­ния, прокурор в необходимых случаях заявляет об этом ходатайство. Отечественное уголовно-процессуальное право не знает инсти­тута отвода свидетелей по мотивам их личной заинтересованности в деле, личных взаимоотношений с подсудимым и потерпевшим и др. Поэтому «все обстоятельства, относящиеся к личной заинтересован­ности свидетеля и его взаимоотношений с участниками процесса должны быть учтены при оценке показаний свидетеля». [16] Свидетели допрашиваются порознь и в отсутствии ещё не до­прошенных свидетелей, как указано в ст.253 УПК ПМР. Это процессуальное правило, как и требование к суду, принять меры к то­му, чтобы допрошенные судом свидетели не общались с не допрошенными, что предусмотрено в ст.234 УПК ПМР направле­но на предотвращение влияния на показания свидетеля со стороны других лиц. После свободного рассказа свидетеля об известных ему об­стоятельствах преступления, прокурор и другие участники судебного разбирательства ставят дополнительные, уточняющие, напоминающие и контрольные вопросы свидетелю. Если свидетель в свободном рассказе почему-либо не полно осветил известные ему обстоятельства или, не придавая значения некоторым из них, вовсе о них не упомянул, то прокурор путем поста­новки дополнительных вопросов обязан восполнить этот пробел в показания. При расплывчатых, нечетких, изложенных в общей форме пока­заниях, прокурор задает свидетелю уточняющие вопросы, с их помощью устраняя противоречия в его показаниях. Контрольные вопросы задаются для проверки правильности сообщаемой свидетелем информации. Обычно посредством них вы­ясняется источник осведомленности свидетеля о сообщаемых фактах. Когда свидетель даёт сбивчивые и противоречивые показания, то, прежде всего, прокурору следует определить их существо и значи­мость. Это достигается путем анализа его показаний, сопоставления их с показаниями, данными на предварительном следствии или в пре­дыдущем судебном заседании, а также с другими доказательствами по делу. Но если наличие противоречий в показаниях свидетеля ставит их под сомнение, то прокурору следует выявить действительные при­чины таких противоречий и по возможности устранить путем постановки уточняющих, детализирующих и контрольных вопросов. Однако свидетель может давать и заведомо ложные показания, утаивая от суда известные ему факты и обстоятельства, либо пред­положительно их искажая, либо сообщая вымышленные сведения. Причем, в зависимости от цели, преследуемой лицом, дающим лож­ные показания, они могут быть как обвинительного, так и оправдательного характера. Чтобы правильно определить тактику допроса свидетеля, кото­рого можно заподозрить в недобросовестности, следует, прежде всего, установить мотивы, побудившие его давать ложные показания. Это достигается путем анализа его личности, характеристики взаимоот­ношений с подсудимым и потерпевшим и прочее. Тактика допроса должна в первую очередь нейтрализовать отрицательное действие данных мотивов и склонить свидетеля к даче правдивых показаний, если это не дает результатов, лжесвидетеля изобличают имеющимися доказательствами, используя приёмы и рекомендации при допросе подсудимых. При выяснении, что свидетель даёт заведомо ложные показа­ния, прокурор может возбудить ходатайство о привлечении такого свидетеля к уголовной ответственности, однако оно должно быть дос­таточно обоснованным. Большое искусство, умение и такт требуются от прокурора при допросе несовершеннолетних и малолетних свидетелей, легко под­дающихся внушению. Прокурор должен хорошо знать материалы дела, относящиеся к их показаниям. Как известно свидетель, не дос­тигший 16 лет, не несет ответственности за дачу ложных показаний и отказ отдачи показаний. Это не может не учитываться при анализе и оценке его показаний. Огромную сложность представляет допрос и оценка показаний свидетеля, страдающего психическим заболеванием. В этих случаях суд своим определением осво­бождает это лицо от обязанности давать показания. Однако наличие у лица психического заболевания не всегда является преградой к то­му, чтобы допросить его в качестве свидетеля и принять его показания в качестве доказательства. Разумеется, показания такого лица нуждаются в особо тщательной проверке. В тех случаях, когда возникает сомнение в способности свидетеля правильно восприни­мать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них показания, прокурору следует заявить ходатайство о назначении судебно-психиатрической экспертизы.

Роль прокурора в связи с назначением экспертизы в суде, до­просе эксперта и оценке его заключения

Как правило, экспертиза по делу, там, где она необходима, про­изводится в процессе предварительного расследования. Однако если суд в стадии предания суду не решил вопрос о вызове эксперта в су­дебное заседание, прокурор обязан проявить инициативу в этом в подготовительной части судебного разбирательства. Порядок назна­чения и проведения экспертизы в судебном заседании в основном тот же, что и при производстве дознания и предварительного следствия. Заключение экспертизы есть доказательство, и это доказательство предоставляется суду экспертом. Суд закрепляет, проверяет и оценивает заключение эксперта как доказательство. Если бы кто-либо из прокуроров или судей обладал необходимыми специ­альными познаниями, относящимися к предмету экспертизы, и на этом бы основании суд не назначил бы экспертизу, это означало бы лишь то, что фактически экспертизу провёл бы сам судья, что проти­воречит действующему уголовно-процессуальному законодательству. Сейчас же экспертиза получает всё большее распространение и заметна тенденция к расширению участия экспертов в уголовном судопроизводстве, увеличились возможности и виды самих экспертиз. Но следует признать нарушением закона иногда встречающие­ся в судебной практике случаи, когда эксперт в судебном заседании до дачи своего заключения консультирует суд и стороны по различ­ным возникающим вопросам, дает им советы и разъяснения. Особенно нетерпимо, когда эксперт помещается рядом с прокурором, который во время судебного следствия получает возможность совето­ваться с экспертом по тем или иным вопросам - в этих случаях эксперт превращается в своеобразного помощника прокурора. При необходимости проведения по делу нескольких различных видов экспертиз (криминалистической, судебно-бухгалтерской и т.д.) возникает вопрос об их очередности. В таких случаях следует учиты­вать, зависят ли выводы одного эксперта от заключения другого. Так, например, по делам о хищениях, сперва необходимо провес­ти криминалистическую экспертизу, которая установит факты, свидетельствующие о подделке документов, а затем судебно-бухгалтерскую, которая определит размер ущерба. Немаловажное значение для полноты и всесторонности экспер­тизы имеет форма и перечень вопросов. При этом, вопросы прокурора должны быть конкретны, четко и ясно сформулированы и изложены в соответствующей логической последовательности. Заключение эксперта иногда ошибочно расценивается как наи­более убедительное доказательство. Это происходит по следующим причинам. Во-первых, заключение эксперта как доказательство исхо­дит от лица сведущего в определенных отраслях науки и ремесла, во-вторых, оно мотивируется данными науки и техники, которыми не обладает прокурор. При этом, вольно или невольно, но эксперт ста­новится «научным судьей факта» между тем закон (ст. 57 УПК ПМР) и Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 16 марта 1971г. предостерегают от переоценки роли заключения эксперта. Прокурор должен также проследить, чтобы в заключении экс­перта не было догадок и предположений. Недопустимо постановка перед экспертами вопросов правового характера, вопреки требования зако­нодательства. Эксперт ни в коем случае не должен касаться правовых вопросов (доказанности преступления, характера, умысла и т.п.). Прежде чем исследовать выводы эксперта, прокурору следует удостовериться в их научной обоснованности. Заключение эксперта будет тогда обоснованным, когда оно полностью соответствует ре­зультативности проведенных исследований. Обоснованность заключения определяется его полнотой, всесторонностью и объек­тивностью. Поэтому прокурор обязан сопоставить все разделы акта, обратить внимание на прилагаемые к заключению документы. В слу­чае недостаточной ясности или полноты заключения эксперта прокурор должен просить суд о назначении дополнительной эксперти­зы. Повторная же экспертиза назначается в случае необоснованности заключения эксперта или сомнения в его правильности. Проведение повторной экспертизы обязательно поручается другому эксперту или другим экспертам (ст. 65 УПК ПМР). Ходатайст­во прокурора о назначении дополнительной или повторной экспертизы, как и его заключение по аналогичному ходатайству других участников процесса, должно быть подробно мотивировано. П.И. Кудрявцев считает, что «самым действенным способом проверки и оценки прокурором заключения эксперта является допрос последнего в суде по поводу данного им заключения».[17] Если же про­курор убедился в том, что заключение составлено в строгом соответствии с требованиями закона, не выходит за пределы компе­тенции данного эксперта, научно обосновано, соответствует установленным, проверенным по делу доказательствам, полностью от­вечает на поставленные вопросы, содержит ясные и четкие выводы, то необходимость в допросе отпадает. Прокурор должен тщательно выяснить причины противоречий в заключении, особенно в материалах комплексных экспертиз. В этих случаях рекомендуется первым допрашивать эксперта, давшего кате­горичное заключение, или такое, которое не противоречит другим материалам дела или устанавливает факт в положительной, а не от­рицательной форме. При допросе эксперта прокурору целесообразно задавать уточняющие, детализирующие, сопоставляющие вопросы.

Участие прокурора в исследовании вещественных доказательств и документов, осмотре местности и помещения

Полнота, всесторонность и объективность судебного следствия предполагают обязательное исследование в суде всех доказательств по делу и использование для этого процессуальных и тактических возможностей. П.И Кудрявцев указывает, что «суды далеко не всегда так поступают, а прокуроры больше внимания уделяют допросам и пассивно относятся к осмотру вещественных доказательств, документов, места происшествия, редко прибегают к предъявлению лиц и предметов для опознания, к производству судебного эксперимента». [18] Участвуя в судебном разбирательстве, прокурор обязан проявить инициативу в исследовании вещественных доказательств и документов, а в случае необходимости представить суду новые предметы и документы или ходатайствовать перед судом об их истребовании, осмотре и приобщении к делу. В соответствии с принципом непосредственности суд обязан осмотреть их, огласить, а при необходимости - произвести осмотр местности (помещения), где было совершено преступление. Задача прокурора, принимающего участие в судебном рассмотрении дела, состоит в том, чтобы способствовать реализации всех требований, вытекающих из этого принципа. Те или иные предметы имеют значение вещественных доказательств лишь в том случае, если они получены, закреплены и хранятся по делу в установленном законом порядке, как предусмотрено в ст.68 УПК ПМР. При исследовании производных вещественных доказательств (слепков, копий) следует обращать внимание на качество их изготовления и соблюдения следователем требований закона при их воспроизводстве (присутствие понятых и т.д.). В случае, когда вещественные доказательства в силу громоздкости или иных причин не могут быть доставлены в судебное заседание, суд производит их осмотр по месту нахождения, при котором участвует прокурор и другие участники процесса, а иногда эксперты, специалисты, свидетели. Если вещественным доказательством являются деньги или иные ценности, нажитые преступным путем, прокурору необходимо тщательно исследовать данные о времени и источниках их накопления. Это важно не только для подтверждения факта совершения подсудимым корыстного преступления, например хищения, но и для правильного решения вопроса о судьбе изъятых денег и ценностей. В случаях, когда вещественное доказательство утрачено или следы преступления на нем изгладились, когда возникает сомнение в том, что в суд в качестве вещественного доказательства представлен именно тот предмет, который был приобщен к делу органами предварительного следствия, в частности, когда предмет, представленный в суд как вещественное доказательство, не совпадает в протокольном описании следует огласить протокол осмотра вещественного доказательства. При их исследовании прокурор должен обращать внимание соблюдены ли все требования порядка их составления, нет ли каких-либо исп­равлений, подчисток, дописок и, главное, соответствуют ли они действительности, то есть правильно ли отражают те или другие операции с материальными ценностями и денежными средствами. Все эти обстоятельства выясняются в ходе допросов подсудимых и свидетелей, которые составляли, подписывали, выдавали и получали данные документы, а также путём экспертного их исследования. Непосредственное ознакомление суда и участников процесса с местом происшествия нередко помогает устранить противоречия в показаниях подсудимого, потерпевшего и свидетелей, по разному объясняющих определенные детали обстановки и наглядно убедиться, кто из них говорит правду, уточнить данные, изложенные в протоколах следственного осмотра и правильность отражения обстановки преступления на планах и схемах, например по делам об автодорожных преступлениях. В случае необходимости прокурору надо ставить вопрос о производстве осмотра в присутствии эксперта, свидетелей, подсудимого, потерпевшего. Прокурор должен следить, чтобы осмотр местности и помещения, как и другие судебные действия, осуществлялись при строгом соблюдении всех процессуальных норм, гарантирующих доказательственное значение фактов.

ИССЛЕДОВАНИЕ И ОЦЕНКА НОВЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ, ИСТРЕБОВАННЫХ СУДОМ, ПРЕДСТАВЛЕННЫХ ПРОКУРОРОМ И ДРУГИМИ УЧАСТНИКАМИ СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА В ХОДЕ СУДЕБНОГО СЛЕДСТВИЯ

Исследование и оценка не рассматривавшихся ранее доказа­тельств требуют от прокурора особого внимания, знания всех мате­риалов дела, принципиальности и настойчивости, умения правильно вести допрос. От его активности и инициативы в значительной мере зависит тщательная проверка судом указанных доказательств, выяс­нение их достоверности, что имеет существенное значение для установления истины и правильного разрешения дела. Если же этого не происходит, прокурор, а вслед за ним и суд, формально оценивают вновь представленные доказательства и впадают в одну из двух оди­наково недопустимых и вредных для дела ошибок, либо некритически, без должной проверки и сопоставления с другими материалами дела, воспринимают эти новые данные и основывают на них свои выводы, либо безосновательно отвергают доказательства, полученные в су­дебном разбирательстве, и исходят главным образом из материалов предварительного следствия. Исследование новых доказательств в судебном разбирательстве отличается определенными особенностями и создает некоторые трудности. В отличие от доказательств, исследованных на предварительном следствии, они ещё не проверены, не сопоставлены с другими материалами, и можно лишь предполагать, какое значение они будут иметь для дела. Нередко эти доказательства самым существенным образом влияют на исход судебного следствия, могут изменить или вообще опровергнуть обвинение, что в свою очередь приводит иногда к вынесению оправдательного приговора, изменению квалификации преступления, возвращению дела на доследование. Если в судебном заседании выявляются пробелы предварительного следствия или возникают новые вопросы, которые следователем не исследовались, прокурор обязан сам заявить ходатайство об истребовании таких доказательств. Чаще ему приходится давать заключение по ходатайствам других участников процесса, обычно потерпевшего, подсудимого и его защитника. Прежде всего, следует решить вопрос о том, насколько доказательство, об истребовании которого заявлено ходатайство, может иметь значение для дела. Если в суде заявляется ходатайство о допросе нового свидетеля, то в соответствии с законом в нём должно быть конкретно указано, для установления каких именно обстоятельств необходимы дополнительные доказательства. «Равным образом должны быть подробно мотивированы ходатайства об истребовании и приобщении вещественных доказательств или документов, выезде на место преступления, производстве экспертизы».[19] Анализируя подобные ходатайства, прокурор должен сделать вывод, насколько они обоснованы, и в зависимости от этого дать заключение. Правильное решение во многом зависит от знания материалов дела и от умения сопоставить доводы ходатайства с имеющимися в деле доказательства ми. Преждевременно удовлетворять ходатайство о назначении повторной или дополнительной экспертизы, если ещё не исследовано имеющиеся заключение и нет оснований сомневаться в его достоверности. Так, если заявлено ходатайство о вызове в качестве эксперта лица, которое было связано с подсудимым по работе или недостаточно компетентно, прокурору следует мотивированно изложить свои соображения и дать заключения об отказе в его удовлетворении. Но если доказательство, об истребовании которого ходатайствует тот или иной участник процесса, существенно, если оно может в какой-то степени повлиять на исход дела и не имеется процессуальных препятствий к тому, чтобы допустить его, у прокурора нет оснований возражать против удовлетворения ходатайства. Что касается исследования новых доказательств, то наибольшего внимания требуют к себе показания свидетелей. Дело в том, что свидетели, вызываемые в суд по ходатайствам участников процесса, в особенности подсудимого, не будучи допрошены на предварительном следствии, в большей мере подвержены влиянию со стороны лиц, заинтересованных в сокрытии истины. В практике встречаются случаи, когда по предварительному сговору с подсудимыми, их родственниками или с иными заинтересованными лицами вызванные в суд свидетели подтверждают вымышленные сведения. Сказанное не означает, что к любому свидетелю, вызываемому в суд по ходатайству подсудимого, прокурор должен относиться предвзято, ожидая от него ложных показаний. Вместе с тем, его показания должны быть проверены, сопоставлены с имеющимися уже данными и т. п. Прежде всего прокурору необходимо принять меры к установлению их подлинности, так как известны слу­чаи представления в суд подложных документов, а также фальсифицированных вещественных доказательств.

СОСТЯЗАТЕЛЬНОСТЬ В СУДЕБНОЙ РЕФОРМЫ В ПМР

Действующая Конституция устанавливает: судьи при осуществлении правосудия независимы и подчиняются только Конституции и закону; разбирательство во всех судах открытое; правосудие осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон в процессе; какое-либо вмешательство в деятельность судей по отправлению правосудия недопустимо и влечёт ответственности по закону; каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод, право обжалования в суд незаконных решений и действий государственных органов и должностных лиц. Состязательность – это активная деятельность сторон процесса, наделённых равными процессуальными правами по собиранию и исследованию доказательств, при исключительных полномочиях суда, когда суд должен принимать решение только на основе представленных сторонами доказательств. Сторонами в уголовном процессе является подсудимый, который вправе защищаться от предъявленного обвинения; прокурор, который поддерживает государственное обвинение; потерпевший – то есть лицо, которому преступлением причинён имущественный, физических или моральный вред; истец или ответчик, в случае нарушения гражданских прав. Прокурор должен поддерживать обвинение в суде и обязан доказать суду, что виновность лица, привлечённого к уголовной ответственности, установлена. При неумении прокурора доказать обвинение, суд не должен приходить ему на помощь и возлагать на себя принадлежащие прокурору, как стороне обвинения, функции, то есть добывать доказательства виновности, поскольку в противном случае это вызывает сомнение у другой стороны, у стороны защиты, на которой выступают и подсудимый и защитник, о беспристрастности суда. В настоящее время фактически неизбежно выполнение судом функций обвинения, когда прокурор не поддерживает обвинение, то есть в отсутствии прокурора в судебном заседании. Процесс в действительности перестаёт быть состязательным, а судья выступает как обвинитель, как защитник, и как орган, который должен осуществлять правосудие. Отсюда вытекает правильность необходимости возложения на прокуратуру обязательности поддержания обвинения в судах по всем уголовным делам с тем, что бы прокурор, участвуя по всем делам, сам мог добывать недостающие доказательства, и, более того, обеспечивать в судебном процессе доказательства обвинения. Прерогатива мнения прокурора об установлении порядка исследования доказательств в суде, после оглашения им обвинительного заключения, представляется правильной, поскольку прокурор должен доказать, что установлена вина подсудимого.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В данной работе рассмотрены основные вопросы, касающиеся участия прокурора в судебном разбирательстве. Это и подго­товка прокурора к участию в судебном следствии, и допрос прокурором подсудимого, потерпевшего и свидетелей, и участие про­курора в исследовании вещественных доказательств и документов, назначении экспертизы и оценке заключения эксперта, а также иных судебных действиях. По вышеуказанным вопросам охарактеризовано состояние уголовно-процессуального законодатель­ства нашего государства, регулирующего обозначенную область про­цессуальных отношений, где и по сей день не прослеживается четкой регламентации некоторых вопросов, а подчас и вовсе отсутствие тако­вой. Если говорить о значении участия прокурора в судебном разбирательстве как уголовно-процессуальной проблеме, то нельзя не отметить важность занятой им позиции для последующего участия в судебных прениях, где происходит анализ и оценка исследованных в суде дока­зательств, и влиянию её на постановку законного и обоснованного приговора. Не секрет, что нередко прокуроры продолжают настаивать на выводах предварительного следствия, несмотря на то, что они оп­ровергнуты доказательствами, исследованными в суде, что является грубейшим нарушением закона. Вместе с тем, от правильного решения проблем в вышеизло­женных вопросах зависит не только положение уголовного процесса - как отрасли права, правовой науки, учебной дисциплины, но и судьба каждого отдельно взятого человека. Для этого каждая норма уголов­ного процесса должна быть буквально пронизана требованиями о полноте, объективности и всесторонности исследования обстоя­тельств дела. В заключение хочется отметить, что рассматриваемые в этой работе вопросы требуют более тщательного исследования не только отдельными теоретиками уголовного процесса, но и целыми научно-исследовательскими институтами, что позволило бы внести коренные изменения в уголовно-процессуальное законодательство, дабы сни­зить его отставание от потребностей времени.

БИБЛИОГРАФИЯ

1. Ароцкер Л.Е. «Тактика и этика судебного допроса», М. 1985г. 2. Басков В.И. «Прокурорский надзор за исполнением законов при рассмотрении уголовных дел в судах», М.1986г. 3. Владимиров В.А. «Учение об уголовных доказательствах», С.-П.1910г. 4. Гроздинский М.М «Теория доказательств в советском уголовном процессе», М. 1967г. 5. Кириллова Н.П. «Процессуальные и криминалистические особенности поддержания государственного обвинения в суде первой инстанции», М. 1996г. 6. Кудрявцев П.И. «Прокурорский надзор в суде 1-й инстанции по уголовным делам», М. 1978г. 7. Кудрявцев «Поддержание государственного обвинения», М. 1978г. 8. Муравьев Н.В. «Из прошлой деятельности», С.-П. 1900г. 9. Рахунов Р.Д. «Прокурорский надзор за законностью рассмотрения в судах уголовных дел», М. 1963г. 10. Строгович М.С. «Обвинение и обвиняемый на предварительном следствии и суде», М. 1934г. 11. Тыричев И.В. «Советский уголовный процесс», М. 1985г.

НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ :

1. Конституция Приднестровской Молдавской Республики. 2. УПК ПМР (Официальный текст по состоянию на 17.07.2002г.)
  1. УПК РСФСР от 27.10.1960г. (Официальный текст с изменениями и дополнениями на 29.12.1999г.)
  2. УК ПМР (Официальный текст по состоянию на 1.07.2002г.)
  3. УК РСФСР (Официальный текст с изменениями и дополнениями на 01.01.1994)
  4. Приказ Генерального Прокурора РФ от 24.11.1998г. «О задачах прокуроров, участвующих в рассмотрении судами уголовных дел»

[1] И.В. Тырычев «Советский уголовный процесс», М.1985г. с.318 [2] М.С. Строгович «Обвинение и обвиняемый на предварительном следствии и суде», М. 1934г. с.7 [3] П.И. Кудрявцев «Прокурорский надзор в суде первой инстанции по уголовным делам», М. 1978г. с.13 [4] Н.В. Муравьёв «Из прошлой деятельности», С.-П. 1900г. с.535 [5] Кудрявцев П. И. «Прокурорский надзор в суде первой инстанции по уголовным делам», М. 1978 г., с.14-15 [6] Басков В. И. «Прокурорский надзор за исполнением законов при рассмотрении уголовных дел в судах», М. 1986г. с.74 [7] Н.П. Кирилова «Процессуальные и криминалистические особенности поддержания государственного обвинения», С.-Петербург 1991г. с.56 [8] В.И. Басков «Прокурорский надзор за исполнением законов при рассмотрении уголовных дел в су­дах», М. 1986г. с.76-77 [9] П.И. Кудрявцев «Поддержание государственного обвинения», М. 1978г. с.50 [10] П.И. Кудрявцев «Прокурорский надзор в суде первой инстанции по уголовным делам», М. 1978г. с.51-52 [11] В.И. Басков «Прокурорский надзор за исполнением законов при рассмотрении уголовных дел в судах», М. 1986г. с. 86 [12] Р.Д. Рахунов «Прокурорский надзор за законностью рассмотрения в судах уголовных дел», М. 1963г. с.84 [13] Л.Е. Ароцкер «Тактика и этика судебного допроса», М. 1985г. с.19 [14] М.М Гроздинский «Теория доказательств в советском уголовном процессе», М. 1967г. с.170 [15] П.И. Кудрявцев «Прокурорский надзор в суде первой инстанции по уголовным делам», М. 1978г. с.67 [16] В.А. Владимиров «Учение об уголовных доказательствах», С.-П. 1910г. с.29 [17] П.И. Кудрявцев «Прокурорский надзор в суде первой инстанции по уголовным делам», М. 1978г. с.81 [18] П.И. Кудрявцев «Прокурорский надзор в суде первой инстанции по уголовным делам», М. 1978г. с.83 [19] В.И. Басков «Прокурорский надзор за исполнением законов при рассмотрении уголовных дел в судах», М. 1986г. с.101