Каталог :: Государство и право

Курсовая: Основные правовые системы современности

                   Университет Российской Академии Образования                   
                             Курсовая работа                             
                               Тема:                               
                    "Основные правовые системы современности"                    
                                Студентки I курса                                
                             юридического факультета                             
                            Белкиной Елены Михайловны                            
                              Рег. номер 0100098/12                              
                                              Научный руководитель: Шумский И.Н.
                                 Москва 2002 г.                                 
1.     Вступление.
2.     Основные правовые системы современности.
1.   Англосаксонская правовая система.
2.   Романо-германская правовая система.
3.   Мусульманская правовая система.
4.   Социалистическая правовая система.
5.   Система обычного права.
3.   Влияние правового обычая.
4.   Правовая доктрина как источник права.
5.   Роль судебной практики как источника права.
6.        Заключение.
7.   Список использованной литературы.
                          1. Вступление.                          
Национальных правовых систем, как и государств, в современном мире много. Но
все они могут быть определены в определенные правовые семьи. Сравнительное
исследование национальных правовых систем. Правовые семьи
Глубокое и всестороннее познание российской или иной национальной правовой
системы предполагает ее изучение не только самой по себе, но и в сравнении с
другими существующими или ранее существовавшими правовыми системами.
Обиходное утверждение о том, что "все познается в сравнении" в полной мере
распространяется и на право.
Эта истина, ставшая доступной самому широкому кругу юристов-теоретиков и
практиков лишь во второй половине XIX - начале XX века, когда сравнительное
правоведение получило весьма бурное развитие, в значительной мере
признавалась и раньше.
Изучение иностранных правовых систем с использованием сравнительного метода,
утверждает французский правовед Рене Давид, осуществлялось всегда. Это
означает, что юристы разных стран всегда рассматривали свои собственные
правовые системы не только с точки зрения их внутренних черт и особенностей,
но и сквозь призму других правовых систем.
С этим утверждением можно спорить или не спорить, соглашаться или не
соглашаться, но историческим фактом является то, например, что тексты Законов
Солона в Древней Греции и Законов 12 таблиц в Древнем Риме были написаны с
широким использованием метода сравнительного права. Бесспорным фактом
является также и то, что сравнение правовых обычаев во Франции позволило в
прошлом выделить принципы общего обычного права, а в Германии - немецкого
частного права. В Англии в плане сравнительного анализа сопоставлялись и
противопоставлялись общее право и каноническое право.
Разумеется, процесс становления и развития сравнительного права, как и любого
иного сложного и многогранного явления, проходил далеко не всегда и не во
всех странах гладко. Сказывалось явное или кажущееся превосходство одних
правовых систем над другими, прямое навязывание юридического мышления и
правовых стереотипов одних стран (в частности, "великих" колониальных держав)
другим странам, наконец, недооценка роли и значения правовых систем,
сложившихся у одних наций и народов, другими нациями и народами. Все это и
многое другое, касающееся социальной, экономической, политической и иных
сторон внутренней жизни и взаимоотношений между государствами, не могло
способствовать сближению их социально-политических и экономических систем,
установлению и укреплению связей между ними, а, следовательно, и выработке
потребностей в сравнительном исследовании их права. Сравнительная
характеристика правовой карты нашей планеты, анализ особенностей основных
правовых семей, существующих на земном шаре, дают базу для установления общих
закономерностей и тенденций развития права.
            2. Основные правовые системы современности.            
Исторически в каждой стране действуют свои правовые обычаи, традиции,
законодательство, юрисдикционные органы, сформировались особенности правового
менталитета, правовой культуры. Правовое своеобразие стран позволяет говорить
об их самобытности, о том, что каждая из них образует свою правовую систему —
совокупность всех правовых явлений (норм. учреждений, отношений,
правосознания), существующих в ее рамках (правовая система в узком смысле).
Однако наряду с особенностями, отличиями, в этих правовых системах можно
заметить и общие черты, элементы сходства, которые позволяют их группировать
в «правовые семьи» (правовые системы в широком смысле), объединяющие
несколько родственных в правовом отношении стран.
Существует несколько критериев объединения, классификации правовых систем
различных государств.
1.                      Общность генезиса (возникновения и последующего
развития). Иначе говоря, системы связаны между собой исторически, имеют общие
государственно-правовые корни (произрастают из одного древнего государства,
основаны на одних и тех же правовых началах, принципах, нормах).
2.                      Общность источников, форм закрепления и выражения
норм права. Речь идет о внешней форме права, о том, где и как фиксируются его
нормы (в законах, договорах, судебных решениях, обычаях), об их роли,
значении, соотношении.
3. Структурное единство, сходство. Правовые системы стран, входящих в одну
правовую семью, должны обладать сходством структурного построения нормативно-
правового материала. Как правило, это находит выражение на микро уровне — на
уровне строения нормы права, ее элементов, а также на макро уровне — на
уровне строения крупных блоков нормативного материала (отраслей, суботраслей,
других подразделений).
4. Общность принципов регулирования общественных отношений. В одних странах
это идеи свободы субъектов, их формального равенства, объективности
правосудия и т.д., в других — теологические, религиозные начала (например,
мусульманские страны), в третьих — социалистические, национал
социалистические идеи и т. п.
5. Единство терминологии, юридических категорий и понятий, а также техники
изложения и систематизации норм права. Родственные в правовом отношении
страны обычно используют тождественные или сходные по своему значению
термины, что объясняется единством их происхождения. По этой же причине
законодатели стран, входящих в одну правовую систему, при разработке правовых
текстов применяют одинаковые юридические конструкции, способы построения
нормативного материала, его упорядочения, систематизации.
            1. Англосаксонская правовая система.            
          Происхождение англосаксонской правовой системы.          
Становление и развитие англосаксонского права связано с множеством
исторических, географических, национальных, политических, экономических и
других факторов. С исторической точки зрения, эпохальным для Англии и
англосаксонского права является период нормандского завоевания. До этого
времени в стране действовали разрозненные местные акты, приказы королей,
регулирующие отдельные вопросы общественной жизни. Римляне, правившие в
Британии почти пять столетий, не смогли оказать определяющего воздействия на
ее дальнейшее правовое развитие. Римское право не прижилось и вскоре было
вытеснено местными нормами.
Общее для всей Англии право возникает после ее захвата Вильгельмом 1
Завоевателем (1066 г.). В этот период формируется централизованная судебная
система, появляются (в период правления Генриха II) королевские разъездные
судьи, которые решают дела с выездом на места от имени Короны. Первоначально
группа дел, относимых к ведению этих судей, была ограничена, но постепенно
она расширялась. Вырабатываемые судьями решения брались за основу другими
судебными инстанциями при рассмотрении аналогичных дел. Так стала
складываться единая система прецедентов, общая для всей Англии, получившая
название «common Law» (общее право) В решении судебных споров принимали
участие присяжные — свободные граждане из числа местных жителей, которые чаще
всего не знали прецедентов и актов королей, но знали свои обычаи и традиции.
Воздействие обычных норм существенно сказывалось на содержании выносимых
судебных решений. В этом смысле общее право Англии — обычное, традиционное
право.
В. XI 1—XIV вв. система общего права достигла расцвета, но постепенно, с
возрастанием числа прецедентов в ней стала обнаруживаться тенденция к
консерватизму и формализации, что к XV в. подготовило почву для качественно
нового этапа ее развития, связанного с появлением «права справедливости» и
его противостоянием общему праву. Нарождающиеся рыночные отношения не
находили должного выражения в старых правовых формах, и постепенно стал
складываться особый порядок апелляции к монарху рассмотреть дело «по
совести», «по справедливости», а не по прецедентам. Такая апелляция обычно
осуществлялась через лорд-канцлера, который решал вопрос о передаче жалобы
королю. Вскоре сама функция разбирательства дела по существу переходит к
лорд-канцлеру, и он становится самостоятельным судьей.
В Англии, таким образом, сложились две самостоятельные системы права: общего
прецедентного и «права справедливости». Последнее постепенно претерпело
существенные изменения. Оно стало реализоваться на основе ранее рассмотренных
казусов, а, следовательно, лорд-канцлер лишился возможности по собственному
усмотрению, по своему чувству справедливости решать спор при наличии готовых
решений по аналогичным делам. Право справедливости тоже стало правом
прецедентным, различия между двумя системами оказались непринципиальными,
хотя до 1875 г. сохранялся суд канцлера, руководствовавшийся только правом
справедливости. После 1875 г. нормы общего права и права справедливости стали
применяться одними и теми же судьями, и прецеденты права справедливости
составили органическую часть одного прецедентного права Англии.
Современный период развития англосаксонского права — период кардинальной
правовой реформы, суть которой состоит в активизации законодательной
деятельности, унификации искового производства, слиянии судов общего права и
права справедливости. В данный период существенно повысилась роль
законодательного регулирования, возросло значение закона среди других
источников права. Законодательное «наступление» привело к модификации
структуры и содержания права, а также самого юридического мышления, правовой
доктрины и образования. Если раньше английские юристы обучались главным
образом на практике, то в настоящее время приоритет получило университетское
образование. При выработке законопроектов учитывается опыт зарубежных стран,
в том числе относящихся к романо-германской семье нрава, идут заимствование и
унификация других правовых ценностей. Таким образом, наблюдается постепенное
сближение названных правовых систем.
Прецедентное право Англии существенно повлияло на правовое развитие многих
стран мира. В сферу его воздействия попали США, Канада, Австралия, Индия,
Новая Зеландия, другие страны. Однако в самой Великобритании господство
общего права не повсеместно. Оно применяется лишь в Англии и Уэльсе. В
Шотландии и Северной Ирландии, а также ряде островных территорий оно не
получило распространения.
Вместе с тем в последнее время несколько стран (в том числе Канада и
Австралия) заявили о своей правовой автономии. В Соединенных же Штатах
Америки правовой «суверенитет» начал складываться гораздо раньше — еще в
XVIII в., со времен борьбы за независимость. Но сам по себе процесс правовой
суверенизации Государств, входящих в систему англосаксонского права, еще не
означает их «ухода» из сложившейся правовой семьи, так как влияние
английского права не ограничивается прецедентами, оно обусловливает общий тип
юридического мышления, характер и особенности правовой деятельности,
используемые категории, понятия, конструкции и другие юридические элементы.
                                                                          
             Особенности норм англосаксонского права.             
В англосаксонском праве существует два вида норм: законодательные и
прецедентные. Законодательные представляют собой (как и в романо-германской
системе) правила поведения общего характера. Прецедентные — определенная
часть судебного решения по конкретному делу. Английские юристы относят к
прецедентной норме («ratio decidendi»), во-первых, юридическое заключение по
делу и, во-вторых, аргументацию, мотивировку решения. Эти два элемента
составляют сущность решения. Остальная его часть есть «попутно сказанное»
(«obiter dictum»). Она имеет лишь убеждающий характер и не является
обязательной для других судов. На практике весьма трудно отличить obiter
dictum от ratio decidendi. Для этого выработано множество методов, приемов их
различения, но все они недостаточно эффективны.
Подчеркнем, что ratio decidendi лишь с большой степенью условности можно
назвать нормой права. Англичане вообще предпочитают не формулировать в своих
судебных решениях правила общего характера, у них существует презумпция
неприменения широких правовых принципов. В отличие от континентальных юристов
их тип правового сознания скорее индуктивный, чем дедуктивный. В основе
суждений, заключений по делу лежит анализ частного случая, казуса. Судья
«примеривает» конкретный случай не к уже готовой норме, а к ранее
происшедшему казусу, имеющему правовое значение случаю, и устанавливает их
сходство, подобие, после чего выносит заключение об относимости прецедента к
рассматриваемому им делу или их несовпадении. Такой механизм лишь с большой
натяжкой можно назвать нормоприменительным. Описание прецедентного
урегулирования через модель «норма — ее реализация» является данью романо-
германской правовой традиции, которая в нормативности видит обязательный
элемент права.
                 Источники англосаксонского права.                 
Наиболее важным источником англосаксонского права (с точки зрения процесса
его формирования) является, как уже отмечалось, судебный прецедент. Именно он
долгое время был главной формой выражения и закрепления английского права,
которое поэтому было и остается прецедентным. Прецеденты создаются в Англии
только высшими судебными инстанциями: Палатой лордов, Судебным комитетом
Тайного Совета (по делам государств — членов Содружества), Апелляционным
судом и Высоким судом. Нижестоящие суды прецеденты не создают. Английское
правило прецедента гласят: решать так, как было решено ранее (правило «stare
decisis»). Оно имеет императивный характер, т. е. каждая судебная инстанция,
обязана следовать прецедентам, выработанным вышестоящим судом, а также
созданным ею самой.
Исключение из жесткого правила прецедента все же существует. В 1966 г. Палата
лордов сделала заявление по вопросам практики, в котором допускала
возможность отступить от ранее созданных ею прецедентов в случае
установленной необходимости. Полномочие Палаты лордов отвергать свои прежние
решения было закреплено Парламентом в Законе 1966 г. об отправлении
правосудия.
Другим источником англосаксонского права является закон (статут). Он появился
гораздо позднее прецедента, но постепенно приобрел весьма важное значение в
правовом регулировании общественных отношений.
Английские законодательные акты классифицируются по разным основаниям. По
сфере действия они делятся на публичные, распространяющиеся на неопределенный
круг субъектов и действующие на всей территории Великобритании, и частные,
распространяющиеся на отдельных лиц и территории.
Нередко Парламент делегирует свои полномочия по принятию нормативных актов
другим субъектам (королеве, правительству, министерствам). Совокупность этих
актов составляет «делегированное законодательство». Юридическая сила такого
рода актов определяется передачей части законотворческих функций Парламента
соответствующему органу. Поэтому их решения считаются частью закона и
обязательны к исполнению всеми гражданами. Высшей формой осуществления
делегированного правотворчества является «приказ в Совете», формально
представляющий собой приказ Тайного совета (монарха и тайных советников), а
фактически — правительства.
Кроме того, выделяется автономное законодательство — акты местных органов
власти, действующие на соответствующей территории, некоторых учреждений,
организаций (англиканской церкви, профсоюзов, железнодорожных, строительных,
транспортных, газовых компаний, Юридического общества и т. п.). Они принимают
решения, которые обязательны для их членов, пользователей их услуг.
Юридическая сила таких актов уступает силе актов Парламента и делегированного
законодательства. По иерархии они приближаются к актам правоприменительных
органов.
Статут имеет приоритет перед прецедентом в том смысле, что может отменить
его. Однако это не означает, что прецедент производен от закона, вторичен по
характеру. Своеобразие англосаксонского права состоит в том, что закон в нем
реализуется не самостоятельно, а через прецеденты, посредством их. Прежде чем
стать действующим актом, он должен «обрасти» конкретизирующими его
обязательными судебными решениями. Английская судебная практика знает немало
случаев, когда принятые статуты оставались мертворожденными, игнорировались
судами либо их смысл и значение интерпретировались иначе. Отсюда английский
статут нельзя рассматривать как источник, разрушающий или нивелирующий
систему прецедентов, как инородную форму права, скорее, наоборот, он сам стал
придатком этой системы, дополняющим и совершенствующим ее.
                                                                          
                 Структура англосаксонского права.                 
В английском праве нет классического деления на публичное и частное. Вместо
этого исторически сложилось его подразделение на общее право и право
справедливости, которое до сих пор определяет всю правовую архитектонику.
Такое различие в структурном делении двух основных правовых семей (романо-
германской и англосаксонской) имеет не исторически случайный, а глубоко
закономерный характер, обусловленный тем, что одна возникает рациональным
путем, другая — эволюционным, путем исторического генезиса, постепенного
оформления сложившихся отношений. Отсюда различия в структуре романо-
германского и англосаксонского права заключаются в разных основаниях их
построения, а, следовательно, в разной логике их развития.
Прецедентные нормы представляют собой казусы, которым присущи свои структура
и особое содержание. И связь этих первоначальных элементов (микро клеток)
англосаксонского права в силу некоторых обстоятельств имеет часто не
логический, рациональный, а традиционно-исторический характер. Так,
естественно-эволюционным путем в сферу действия права справедливости попали
споры о недвижимости, отношения доверительной собственности, дела о торговых
товариществах, о банкротстве, наследовании. К предмету общего права отошли
уголовно-правовые дела, договорное право, институты гражданско-правовой
ответственности и некоторые другие. Однако жесткого водораздела здесь нет, и
в настоящее время отдельные понятия, институты перекочевывают из одной сферы
в другую либо являются общими для обеих, что связано, прежде всего, с
применением прецедентов общего права и прецедентов права справедливости
одними и теми же судьями, которые заинтересованы в их сближении и унификации
их понятий.
           2. Романо-германская правовая система.           
         Происхождение романо-гермаиской правовой системы.         
Романо-германское право возникло в XII—XIII вв. в результате рецепции
римского права странами континентальной Европы. Основанием для рецепции в
экономической сфере стали развитие торговли, ремесел, рост городов.
Феодальные нормы, базирующиеся на идеях вассалитета и патримониальной
юрисдикции, укоренившейся в деревне, не соответствовали принципам
самоуправления свободных, «вольных» городов. Им потребовалась другая система
нормативно-правового регулирования, строящаяся на идеях формального равенства
и независимости участников рыночных отношений. Такой системой, наиболее
отвечающей названным идеям, оказалось римское право. Первоначально социальной
основой и сферой его применения в средневековой Европе было преимущественно
городское население, однако через несколько веков, с изменением сельского
уклада, земельных отношений в деревне зародившаяся в городах правовая система
стала общенациональной, континентально-европейской.
Кроме экономических причин существовали и социально-культурные предпосылки
заимствования Европой римского права. Развитие здесь образования, искусства,
культуры подготовило почву для восприятия римских юридических концепций,
взглядов, понятий, конструкций. Важную роль в этом процессе сыграли
университеты, где происходили изучение оригинальных римских текстов (школа
глоссаторов), а затем их адаптация к условиям средневековья (школа
постглоссаторов). Не случайно некоторые исследователи романо-германского
права рассматривают его как «право разума», «право университетов».
Университетские профессора активно занимались совершенствованием юридической
доктрины, категориального аппарата, а позже - разработкой моделей, проектов
важнейших законов, кодексов. В университетах получали образование судьи,
прокуроры, адвокаты, содействовавшие в дальнейшем практическому применению
римской юридической доктрины.
Важной предпосылкой рецепции римского права явилось также благословение
христианской церкви. В течение многих веков церковь негативно относилась к
римскому праву, и потребовался авторитет Фомы Аквинского, чтобы преодолеть
такое предубеждение. Организационное решение об отстранении церковной
инквизиции от гражданских судебных процессов было принято еще ранее Четвертым
собором в Латране (1215 г.)
С XIII в. романо-германское право активно развивается, преодолевая
государственные границы, и становится достоянием всей Европы, исключая
островную Англию. В XVI—XVIII вв. процесс правового развития Европы
приобретает новые формы. Становление наций и национальной государственности
привнесло в него элементы правового национализма. Общие принципы и начала
римского права оказались интегрированы в национальные нормативные системы.
Данный процесс завершился разработкой национального законодательства,
национальных кодексов, учитывающих особенности социальных укладов различных
стран.
В настоящее время демократические традиции романо-германского права
дополнились идеями создания «европейского дома», евросоюза, что ведет к
правовой интеграции стран, преодолению национально-государственных границ, а
вместе с ними и правового национализма.
Основаниями интеграции выступают общие принципы, начала, «дух» римского
частного права. Сегодня можно говорить о новом этапе его развития: этапе
сближения и унификации законодательных комплексов континентально-европейских
стран и построения общеевропейской правовой системы.
            Особенности норм романо-германского права.            
Романо-германская норма права — общее правило поведения, сформулированное
законодателем либо уполномоченными им органами. Главной особенностью этой
нормы по сравнению с англосаксонской прецедентной выступает обобщенный,
абстрактный характер. Законодатель обычно формулирует ее как социальную
модель поведения, как общий масштаб, границу дозволенного («от» и «до»), не
прибегая к перечислению частных случаев, вариантов поведения. Даже если
поводом для создания нормы права служит отдельный юридический казус, он
находит разрешение в обобщенной (абстрактной) форме.
Использование норм — моделей поведения позволяет законодателю оперативно
воздействовать на социальные отношения, изменять, преобразовывать их, что
является безусловным достоинством данного вида правовой регламентации.
Романо-германские нормы имеют системно-иерархический характер, образуют
взаимосвязанные комплексы соподчиненных с точки зрения юридической силы и
социальной значимости положений, среди которых выделяются «главные» и
второстепенные, менее значимые правила. Данное обстоятельство существенно
облегчает юристам романо-германской системы поиск и применение действующих
законов.
Вместе с тем обобщенный характер придает нормам и негативные черты: чем более
общей является норма, тем труднее ее применять на практике. Возникает
серьезная проблема ее конкретизации и толкования. Для этого используется
множество приемов, способов толкования, позволяющих уточнить волю
законодателя. В результате судебными, арбитражными, другими органами
вырабатывается множество вторичных норм, положений, разъясняющих,
конкретизирующих положения законов.
                Источники романо-германского права.                
Важнейшим источником романо-германского права выступает закон.
Законы принимаются парламентами стран системы, обладают высшей юридической
силой и распространяются на всю территорию государства, на всех его граждан.
Они, с точки зрения современной доктрины, должны выражать волю большинства
общества, основные права человека, социальную справедливость. Закон имеет
приоритет по отношению ко всем остальным источникам права. Он может запретить
или легализовать обычай, отдельные положения судебной практики,
внутригосударственные договоры. При закреплении обычая или доктрины в тексте
закона они становятся его частью, содержанием. В настоящее время законы
регулируют все основные стороны жизни общества, закрепляют правовое положение
субъектов, их имущества, отношения между ними.
Важное место среди текущих законов занимают кодифицированные акты (кодексы).
Романо-германское право в отличие от права англосаксонского стремится не к
внешнему объединению, систематизации нормативного материала (инкорпорации), а
к объединению содержательному, внутреннему, основанному на существенной
переработке нормативного материала, «разделении труда» между отдельными
нормами, их кооперации (кодификации). Кодексы обычно носят отраслевой
характер (гражданско-правовые, уголовные, торговые, семейные и т.д.) и
выступают своего рода «центрами притяжения» для других норм данных отраслей.
Кроме законов в странах романо-германской системы принимается множество
подзаконных актов: декреты, регламенты, инструкции, циркуляры, другие
документы, издаваемые исполнительной властью. Часть из них имеет
делегированную природу, и их значение, роль в правовом регулировании
определяются полномочиями издавших их органов. Другие решения принимаются по
инициативе самих исполнительно-распорядительных органов. Они с точки зрения
своей юридической силы уступают актам первой категории, однако, их число
весьма велико и поэтому, особенно в тех странах, где нет жесткой системы
контроля за их принятием, они оказывают существенное воздействие не только на
организационные отношения, складывающиеся внутри исполнительной власти, но и
на деятельность граждан, учреждений, предприятий.
                Структура романо-германского права.                
В странах романо-германской правовой системы используется известное со времен
Римской империи ставшее классическим деление права на публичное и частное.
Основанием, критерием выделения публичного права выступает общий,
государственный интерес (осуществление общественных целей и задач), частного
права — особенный, частный интерес (реализация целей отдельных лиц, граждан,
организаций). Публичное право регулирует отношения субординационные,
базирующиеся на власти и подчинении, на механизме принуждения обязанных лиц.
В нем доминируют императивные (категоричные) нормы, которые не могут быть
изменены, дополнены участниками правоотношений. К сфере публичного права
традиционно относят конституционное, уголовное, административное, финансовое,
международное публичное право, процессуальные отрасли, основные Институты
трудового права и т. д. Частное право опосредствует отношения
«горизонтального» типа, отношения между равноправными независимыми
субъектами. Здесь преобладают диспозитивные нормы, действующие лишь в той
части, в которой они не изменены, не отменены их участниками. В сферу
частного права входят: гражданское, семейное, торговое, международное частное
право, отдельные институты трудового права и некоторые другие.
Другой структурной особенностью романо-германского права является
последовательное отраслевое деление норм, их привязка к конкретным отраслям
права и правовым институтам. В соответствии с юридической доктриной все
принимаемые нормативные положения получают соответствующую отраслевую
«прописку» с учетом предмета их регулирования и особенностей приемов и
средств (метода) воздействия на субъектов права. Такая логическая
последовательность подразделения различных элементов нормативно-правового
материала обусловлена рациональной природой, «университетскими корнями»
данной правовой семьи.
             3. Мусульманская правовая система.             
Происхождение мусульманской правовой системы. Мусульманское право возникло
как часть шариата (система предписаний верующим в Аллаха), представляющего
собой важнейший компонент исламской религии. История мусульманского права,
нередко обозначаемого термином «фикх», начинается с пророка Мухаммеда
(Мухаммада), жившего в 570 (по некоторым источникам 571 г.)— 632 гг. Мухаммед
от имени Аллаха адресовал некоторые основные правила поведения, нормы
верующим мусульманам. Эти нормы формулировались им главным образом в
публичных проповедях. Другая часть юридически значимых норм сложилась в
результате жизнедеятельности, поведения Мухаммеда. Позднее и те и другие
нормы нашли отражение в первичных источниках мусульманской религии и права.
Однако их было мало для системного регулирования всей совокупности правовых
отношений мусульманской общины, а потому после смерти Мухаммеда его
нормотворческую деятельность продолжили ближайшие сподвижники «праведные»
халифы Абу-Бакр, Омар, Осман и Али. Опираясь на Коран и сунну, они
формулировали новые правила поведения, соответствующие, на их взгляд, воле
Аллаха и Мухаммеда. В случае же «молчания» Корана и сунны нормы
устанавливались совместным усмотрением либо единолично каждым халифом.
В VIII—Х вв. существенное влияние на развитие мусульманского права оказали
исламские правоведы и мусульманские судьи — кади. Их роль в формировании
мусульманской правовой системы была столь значительной, что некоторые
исследователи стали определять мусульманское право как право юристов. В этот
период зарождаются главные ветви), лки) ислама, восполняются правовые
пробелы, на основе толкования Корана формулируется множество новых
предписаний.
XIX в. знаменует принципиально новую ступень развития мусульманского права.
Становление законодательства в качестве самостоятельного источника
нормативного регулирования привело к постепенному вытеснению юридической
доктрины, снижению ее роли, хотя в содержательном плане она продолжала
оказывать определенное воздействие на правовую систему.
Со второй половины XIX столетия происходит активное заимствование
европейского права, в частности романо-германского, которое в настоящее время
в отдельных арабских странах (например, в Турции) практически вытеснило
мусульманские правовые нормы. В других странах (Алжир, Египет, Сирия и др.)
мусульманское право сохранилось в отдельных сферах социальных отношений, в
частности в сфере «личного статуса» мусульман. В тех странах, где доминируют
исламско-фундаменталистские позиции (Иран, Пакистан, ЙАР, Ливия, Судан),
границы мусульманского права более широки, включают различные институты, под
отрасли гражданского, уголовного, государственного права, других отраслей.
Здесь наблюдается своеобразный ренессанс исламско-правовой культуры, возврат
к традиционным исламским ценностям, что закономерно влечет за собой
расширение предмета регулирования мусульманского права.
              Особенности норм мусульманского права.              
Система мусульманского права отличается от других правовых систем
своеобразием, неповторимостью источников, структуры, терминов, конструкций,
понятием нормы. Если континентальные европейские юристы под нормой права
подразумевают, предписание конкретного исторического законодателя, то
исламские правоведы под ней понимают правило, адресованное мусульманской
общине Аллахом. Данное правило основано не на логических выводах, а на
иррациональных, религиозных догмах, на вере. Поэтому его нельзя изменить,
отменить, «поправить», оно бесспорно и абсолютно, должно, безусловно,
исполняться. Сверхсоциальная, догматическая природа мусульманских правовых
норм предполагает особые способы их адаптации к действующим общественным
отношениям. Искусство судьи, правоприменителя часто состоит в том, чтобы, не
нарушая прямо отдельные требования нормы, добиться с помощью различных
юридических уловок, фикций, других приемов противоположного результата.
По содержанию нормы мусульманского права также существенно отличаются от
европейских. Они, как правило, не являются управомочивающими
(предоставляющими право на совершение отдельных действий) или запрещающими. В
основе их лежит обязанность, долг совершить те или иные поступки, что тоже
обусловлено их религиозной природой.
                  Источники мусульманского права.                  
Первым по значению источником мусульманского права признается Коран —
священная книга мусульман. Внешне это книга стихов, содержащая 114 сур
(глав), более 4 тыс. коротких стихотворных фрагментов, не связанных общим
конструктивным замыслом, единым началом. Сами тексты датируются периодом с
610 по 631 г. и представляют собой речи и проповеди Мухаммеда, произнесенные
им по различным поводам и обстоятельствам и собранные впоследствии в одно
произведение. Лишь незначительная их часть затрагивает вопросы правовых
взаимоотношений мусульман, а также других верующих, большинство же стихов
посвящено вопросам религии и исламской нравственности. Большое воздействие на
этот источник религиозно-правовой мысли оказали более древние доктрины —
христианство и иудаизм — главным образом через Пятикнижие (Тору), Талмуд.
Генетически близок Корану и тесно связан с ним второй источник мусульманского
права — сунна, представляющий собой сборник хадисов, т. е, преданий о жизни
Мухаммеда, его поведении, поступках, образе мыслей и действий. Этот источник
складывался на протяжении нескольких веков (с VII по IX), причем достоверный
характер многих хадисов не вызывает сомнений, хотя есть и предания скорее
гипотетического плана. Как и Коран, сунна содержит мало норм собственно
юридических, в ней доминируют нравственно-религиозные положения. Среди
юридических предписаний нет широких принципов-обобщений, в силу самой природы
сунны в ней представлены, прежде всего, конкретные казусы, случаи из жизни
Мухаммеда.
Третьим источником мусульманского права является иджма — общее решение
авторитетных исламских правоведов. Мухаммед считал, что мусульманская община
не может ошибаться. Это утверждение легло в основу признания правомерности
данного источника. Фактически от имени общины выступают наиболее сведущие
юристы, теологи, которые и выносят единогласное решение.
Четвертый источник мусульманского права — кийяс — представляет собой обычное
решение по аналогии. В западных правовых системах подобное решение не
считается самостоятельным источником. Оно лишь обеспечивает «работу»
механизма нормативного или прецедентного регулирования. В исламских же
странах решение по аналогии приобретает особые смысл и значение, так как
объектом анализа здесь выступает не рациональная воля земного законодателя, а
религиозная идея, имеющая абсолютный, вневременной и неоспоримый характер.
Кийяс не является продолжением, частью первоначальной нормы или казуса, а
потому образует отдельный источник права.
К числу вторичных источников права, возникших в более поздний период развития
исламских государств, можно отнести закон (нормативно-правовой акт), который
сегодня в большинстве мусульманских стран играет весьма важную роль в
социальном регулировании. В нем могут содержаться нормы, не только
дополняющие, конкретизирующие положения первичных религиозно-правовых
документов, но и идущие вразрез с Кораном, сунной, иджмой (например, об
ограничении брачного возраста совершеннолетием, о допущении спекуляции,
ссудно-кредитных операций). В этом случае закон вряд ли может считаться
формой мусульманского права.
                  Структура мусульманского права.                  
Структура мусульманского права также имеет существенные особенности,
вытекающие из его природы. Оно не подразделяется на общее и частное право,
как в романо-германской системе, или на общее право и право справедливости,
как в странах англосаксонской семьи. Здесь существуют иные принципы
интеграции, связи норм, их структурного объединения. Так, можно выделить
правовые комплексы норм, принципов в соответствии с основными мусульманскими
толками (ритами) — суннитскими (ханифитскими, маликитскими, шафиитскими,
ханбалитским) и несуннитскими (шиитским, вахбитским, зейдут-ским,
абадитским). Наличие различных ветвей в исламе обусловливает аналогичную
дифференциацию в праве, объединение юридических норм вокруг тех или иных
религиозных течений. Каждый толк, как правило, «обрастает» определенным
комплексом норм, принятых в соответствии с избранными религиозными
постулатами. Вместе с тем сохраняется и отраслевой принцип дифференциации
правовых норм, хотя и с некоторыми особенностями. В частности, существует
отрасль «право личного статуса», регулирующая семейные, наследственные и
некоторые другие отношения; деликтное право, устанавливающее меры уголовно-
правовой ответственности; муамалат, закрепляющая гражданско-правовые
отношения; отрасль так называемых властных норм — сфера государственного и
административного права; международное право (сийар).
Все поступки в мусульманском праве подразделяются на пять основных категорий:
обязательные, рекомендуемые, разрешаемые, порицаемые и запрещенные. В основе
данной классификации лежат соответствующие религиозно-нравственные оценки тех
или иных актов поведения. Нормы мусульманского права могут быть также
классифицированы (с точки зрения их общности) на нормы-принципы,
сформулированные в виде теоретических обобщений, и казуальные нормы,
возникавшие, как правило, эмпирическим путем (таковы, например, нормы сунны).
           4. Социалистическая правовая система.           
Происхождение социалистической правовой системы. Социалистическая правовая
система возникла в России в 1917 г. Причины ее формирования обусловлены не
особенностями юридического сознания народа, правовой доктрины, источников и
структуры права, а марксистско-ленинской идеологией, ее принципами
политического устройства общества. Отсюда главные отличия возникшей в начале
XX в. правовой системы от традиционных правовых семей лежат в сфере
содержания правовых норм.
В Советской России и других странах социалистической правовой системы
получили правовое воплощение следующие идеи: централизованного управления
экономикой, хозяйственными отношениями, что повлекло за собой использование
императивных норм, плановых регуляторов, детальной регламентации гражданских
договоров, правового положения имущества и полномочий субъектов;
обобществления собственности, создания государственной, «общенародной»
собственности как основы экономики; национализации предприятий, банков,
хозяйственного имущества, а в некоторых странах—земли, других объектов
недвижимости; регулирования меры труда и потребления и, как следствие,
создания социально-правовых институтов нормирования трудовой деятельности и
распределения, социальных благ.
Вмешательство государства во все сферы жизни общества привело к постепенному
отмиранию частного права и доминированию публично-правовых институтов. Многие
институты гражданского права, в том числе институт собственности, приобрели
публично-правовой характер, важнейшие виды хозяйственных договоров
заключались и реализовались на административно-плановой основе.
В уголовном и административном праве приоритетно защищалась государственная
собственность, действовали запреты на занятие частной предпринимательской
деятельностью, валютными операциями, коммерческим посредничеством и т. д„
предусматривались серьезные санкции за антисоветскую агитацию и пропаганду,
распространение сведений, порочащих социалистический строй, преследовались
действия, противоречащие коммунистической нравственности.
Упрощались процедурные формы, ограничивались права обвиняемых и подсудимых на
защиту. Результатом же стали формирование обвинительного уклона,
идеологизация судебного производства, отказ от использования суда присяжных.
В то же время социалистической правовой системе присущи определенные
достижения. К их числу можно отнести: глубокую теоретическую и практическую
проработку вопросов пользования, владения, распоряжения государственным
имуществом (включая право хозяйственного ведения, оперативного управления);
внедрение в мировую юридическую практику институтов планово-правового
регулирования экономических отношений, гражданско-правового института
поставки, нормативно-правовых форм защиты наемных работников, обеспечения
гарантированного права на труд, бесплатного образования и др.
В настоящее время к семье социалистической правовой системы относятся Китай,
Вьетнам, КНДР, Куба.
       5. Система обычного права       
Под системой обычного (традиционного) права понимается существующая в странах
экваториальной, южной Африки и в Мадагаскаре форма регламентации общественных
отношений, основанная на государственном признании сложившихся естественным
путем и вошедших в привычку населения социальных норм (обычаев). Обычай
является наиболее древним источником права, известным всем правовым системам,
однако если в странах романо-германского и англосаксонского права он
выполняет лишь второстепенную роль, то в Африке он был и продолжает
оставаться важным регулятором общественных отношений, особенно за пределами
городов.
Многочисленные народности Африки имеют свои обычаи, призванные обеспечить
единство, сплоченность социальной группы (трибы, рода, деревни), уважение
памяти предков, связь с окружающей природой, духами, другими
сверхъестественными силами. Мифический характер обычаев, их плюрализм
(множественность), неформализованность и разрозненность не позволяют
эффективно использовать их для создания национальных правовых систем по типу
европейских.
Период колонизации Африки создал предпосылки для заимствования современного
законодательства, судебной системы, но принципиально не изменил образ
правового сознания большинства сельского населения, которое продолжает
ориентироваться на прежнюю систему ценностей. В настоящее время лидеры
независимых африканских государств осуществляют систематизацию действующих
обычаев, включают их в отраслевые кодексы, иные нормативные акты, но при этом
нередко игнорируют обычаи других проживающих в данных странах народностей,
социальных групп.
Такие же трудности возникают при создании судебных органов власти и
формировании судебного процесса. Суд, призванный (с точки зрения европейской
правовой традиции) решать споры между равными и независимыми участниками,
оказывается чужеродным для трибы, клана, где каждый житель является частью
единой социальной группы, связан с другими ее представителями и где
внутренние конфликты решаются не путем признания права того или другого лица,
а путем их примирения. Таким образом, современное состояние правового
развития Африки можно охарактеризовать как сложный переходный период
определения путей и способов взаимодействия двух правовых культур:
законодательно-прецедентной европейской и обычно-правовой африканской.
     3. ВЛИЯНИЕ ПРАВОВОГО ОБЫЧАЯ В РОМАНО-ГЕРМАНСКОЙ,
              АНГЛОСАКСОНСКОЙ И МУСУЛЬМАНСКОЙ СЕМЬЯХ ПРАВА.              
Различия между наиболее распространенными ныне системами права лучше
представить себе, проведя сравнительно-правовой анализ источников права.
Сравнительно-правовой анализ следует осуществлять в исторической перспективе,
что бы не только лучше уяснить, как формировались системы (семьи), но и
понять принципиальные тенденции их развития.
Наиболее древней формой права является правовой обычай. Ныне он занимает
весьма скромное место во всех трех правовых системах, включая мусульманскую.
Так, в романо-германской семье, созданной под сильным влиянием
классического римского права, существование правовом обычая обусловлено, с
одной стороны, необходимостью объективного определения того, что у данной нации
считается справедливым, а с другой - потребностью в объяснении понятий,
используемых законодателем. То, что данная система придает закону (кодификации)
исключительно важное значение, существенно ограничивает сферу действия обычая
как самостоятельного источника права, помимо закона, а тем более, почти сводит
на нет роль обычая, который мог бы действовать против закона.
В англосаксонской системе обычай сегодня проявляется в основном в
казуальном праве. Например, значения технических терминов в договорах
определяются обычаем. Знание коммерческого обычая очень часто помогает судье,
разрешающему дела, связанные с обязательствами, вытекающими из торговых сделок.
Кроме того, учитываются также местные обычаи, которые установились в разных
регионах Англии до 1189 г. и действуют там поныне (хотя круг таких обычаев
постепенно сужается). Однако в Англосаксонской системе обычай только тогда
считается источником права, когда он получил санкцию судьи, то есть, был
подтвержден судьей хотя бы в одном его решении по конкретному делу.
В мусульманском праве до сих пор господствует важнейшее положение о том,
что "обычай имеет значение нормы". Обычай может служить оправданием даже отхода
от некоторых предписаний Корана и Сунны.
Разнообразные социальные и экономические условия жизни в мусульманских
странах породили различающиеся между собой обычаи их жителей. Так, например,
у мусульман и ныне действуют разные национальные обычаи, касающиеся сумм и
способов выплаты приданого. Многообразие правовых обычаев свидетельствует о
широкой базе для развития мусульманского права и о больших перспективах этого
развития в будущем.
В период раннего средневековья в романо-германской системе доминировал
обычай. Пока не были созданы первые письменные сборники законов, весьма
значительной была роль тех, кто толковал правовые обычаи. У древних франков их
называли рахинбургами (рахимбургами), у древних скандинавов - лагманами и т. п.
Поскольку у скандинавов значение правового обычая сохранялось дольше, чем у
других народов, до нас дошло и больше достоверных сведений о деятельности
лагманов (особенно в Швеции).
Под влиянием все шире распространявшегося реципированного или
вульгаризированного римского права, а также утвержденных королями сборников
законов, во многих отношениях представлявших собой записанные и
санкционированные государством обычаи, сфера применения устного правового
обычая все более сужалась. Особенно активно в романо-германской системе этот
процесс пошел с XIV в. Мало схожие в отдельных регионах (провинциях) местные
обычаи стали отступать на второй план под давлением правовых норм (статутов,
ордонансов, указов, эдиктов и т. д.), исходивших от укреплявшей свои позиции
королевской власти.
С другой стороны, применение правового обычая стало активно сдерживаться
каноническим правом и так называемым правом ученых и университетов (т.е.
правовой доктриной, на которую как на источник права все более активно
ссылались суды при разрешении дел).
Даже при создании крупных компиляций обычного права последние не могли
претендовать на всестороннее, всеохватывающее регулирование существовавших
общественных отношений. И потому составители компиляций и их редакторы самой
жизнью все более подталкивались к выводу о второстепенном значении местного
обычая как источника права. Сами меняющиеся условия жизни заставляли
компиляторов отбрасывать частности местного значения, отходить от казуального
характера сочинений и приближаться к универсализму правовых норм. По мере
расширения государственного регулирования издавалось все больше законов,
затрагивавших публичное право (государственное, уголовное, административное,
процессуальное). Однако нельзя сказать, что во всех сферах публичного права
романо-германской системы обычай уступал место закону одинаково быстро.
В основном сфера действия обычая ограничивалась частноправовыми отношениями
между отдельными гражданами (т. е. сферами гражданского, семейною, земельного
права). Например, в финской Карелии и в восточной Финляндии до сих пор
существует обычай, согласно которому женщина должна иметь определенное
количество приданого при заключении брачного договора.
В англосаксонской семье обычай первоначально играл значительную роль в
системе источников права. Можно сказать, что Англия после норманнского
завоевания управлялась обычаем. Каждый манор, каждое графство и, возможно, даже
каждая вилла имели свои обычаи. Более того, полномочия королевского
правительства также зиждились на обычае. Для того чтобы в то время обычай был
признан судебными органами, ему не надо было обладать особой древностью.
Средний возраст действовавших тогда обычаев не превышал 10-15 лет, Некоторые
обычаи из местных превращались в общенациональные благодаря тому, что общины
перенимали наиболее полезные из них.
Англичане и американцы даже считают, что в эпоху средневековья изменения в
обычаях, которые касались структуры и компетенции органов управления и суда,
стимулировали рост авторитета юридической профессии.
Перед активно действовавшей средневековой юриспруденцией должен был с
неизбежностью встать вопрос о том, как избавить право от все возраставшей
массы обычаев. Поэтому тогдашние английские юристы стали признавать имевшими
юридическую силу обычаями только те, которые были утверждены (подтверждены)
королевскими судами.
Однако за обычаем вплоть до XIX в. оставалась значительная сфера действия: в
частности, королевские указы почти не затронули гражданско-правовых отношений
в манорах. Сборники обычаев, существовавшие в некоторых местностях Англии,
принимались во внимание при рассмотрении дел в королевских судах. Одним из
наиболее распространенных был обычай, известный под названием "английский
бург", согласно которому земля по наследству переходила не старшему сыну, как
при майорате, а младшему. Причем этот обычай остался в силе вплоть до 1920 г.
     4. ПРАВОВАЯ ДОКТРИНА КАК ИСТОЧНИК ПРАВА В РОМАНО-ГЕРМАНСКОЙ,
           АНГЛОСАКСОНСКОЙ И МУСУЛЬМАНСКОЙ ПРАВОВЫХ СИСТЕМАХ.           
     В романо-германской семье в правовой доктрине вплоть до XIX в.
доминировали концепции, связанные с изучением, трактовкой и комментированием
римского права, реципированного в европейских странах в XII-XVIвв. Это
объясняется тем, что в европейских университетах той поры главным образом
преподавалось римское право, которое считалось идеальным по своей структуре,
понятийному аппарату и терминологии. Хотя рабство, правовой регламентации
которого посвящены многие нормы, уже исчезло, а каноническое право
распространило свою юрисдикцию на такую традиционную сферу классического
римского права, как наследственные и брачно-семейные отношения, тем не менее,
университеты успешно приспосабливали римское право к новым отношениям.
Национальное законодательство становится предметом изучения европейских
ученых-юристов, начиная с XVII в. Шведское право стало преподаваться в
Уппсале с 1620 г., кафедра французского права была создана в Сорбонне, в
Париже, в 1679 г. Но в большинстве стран национальное право начали
преподавать в университетах лишь в XVIII в.: в 1707 г. - в Виттенберге, в
первом университете, где преподавалось германское право; в 1741 г. - в
Испании; в 1758 г. - в Оксфорде и в 1800 г. - в Кембридже, в Англии; в 1772
г. - в Португалии.
     В англосаксонской семье доктрине не придавали столь значительного веса
при оценке ее в качестве источника права, как это имело место в
романо-германской семье. До второй четверти XIX в., когда в Англии и США
распространила свое влияние школа юридического позитивизма (одним из ее
основателей явился Джон Остин), "доктринальные" описания в большинстве случаев
играли роль комментариев к казусам. Дело в том, что судьи во всех судах при
рассмотрении дел должны были следовать решению вышестоящего суда по
аналогичному делу (либо своему же ранее принятому решению, если это был один из
высших судов Англии и США).
Согласно концепции Джона Остина, за судьями признавалось право на
правотворчество. В результате, например, в США Верховный федеральный суд и
верховные суды штатов получили возможность изменять судебный прецедент. В
Англии правило "Stare decisis" получило гораздо меньшее распространение; лишь
22 июля 1966 г. Верховный суд подтвердил право судов этой страны изменять
судебную практику.
Возникает вопрос, почему, помимо доктринальных соображений, до XIX в.
невозможно было менять судебный прецедент. Можно привести два объяснения. Во-
первых, до второй половины XIX в. не существовало даже в США жесткой иерархии
судов. Правда, в этой стране пагубность неизменности прецедента в
изменяющихся социально-экономических условиях осознали раньше, чем в Англии.
Но и в Англии Верховный суд страны, который получил право изменять
прецеденты, был создан в 1873 г. Во-вторых, до того же XIX в. в
англосаксонской семье не существовало надежной системы публикаций
комментированных казусов. Так называемые "Свитки тяжб" средневековой Англии
не отличались особой достоверностью изложения аргументаций, решений и
приговоров. Лишь с 1865 г. в той же Англии государство стало в определенной
мере контролировать составление и издание сборников казусов.
В США Американский институт права издал с 1932 по 1957 г. 19-томную серию
кратких комментированных решений судов штатов по гражданско-правовым
вопросам, чтобы добиться сравнительно единообразной судебной практики на
территории всей страны. С 1952 г. осуществляется повторное издание данной
серии. В этих изданиях отдельные тома посвящены тем или иным институтам
гражданского права. Помимо комментариев, там частично излагается и доктрина.
     Мусульманская правовая доктрина складывалась с VIII в. Именно тогда
появились основные правовые школы.
С XI в. мусульманские правители настаивали, чтобы в случае умолчания Корана
или Сунны по данному казусу судьи руководствовались каким-либо толком и при
вынесении решений и приговоров ссылались на комментарии той школы, на которую
ориентировался халиф.
С тех пор при отсутствии правового урегулирования какого-либо отношения судьи
могли руководствоваться при вынесении приговора либо общими принципами
мусульманского права, либо определенным доктринальным толком.
В других отраслях мусульманского права доктрина ныне почти не используется в
виде правового источника. Однако опосредованно она применяешься при
разработке новых нормативных актов во всех отраслях права.
     5. РОЛЬ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ КАК ИСТОЧНИКА ПРАВА В ТРЕХ ГЛАВНЫХ
                      СИСТЕМАХ ПРАВА СОВРЕМЕННОСТИ.                      
Следует отметить, что судебная практика является вторым по древности
после обычая источником права. Например, в Скандинавии со второй половины XIV
в. делопроизводство в судах стало письменным. Однако первоначально записывалась
только суть приговора или решения суда. Затем (приблизительно с XVI в.) в судах
провинций объединенного Шведско-датско-норвежского королевства перешли к
подробному ведению судебных протоколов, где фиксировались развернутые (с
обоснованием, аргументацией) решения судов. Это придало судебной практике
значение общегосударственного источника права, каковым в большинстве стран
с этой правовой семьей она является и поныне.
В настоящее время официальные общегосударственные сборники судебной практики
издаются в таких странах с романо-германской семьей, как Германия, Испания,
Италия, Турция, Франция и Швейцария.
В англосаксонской системе судебной практике отводится, куда большая
роль. Ведь именно на основе отделения судебной власти от исполнительной
(королевской) еще по Великой хартии Вольностей 1215 г. в англосаксонской
системе резко повысилось значение судов, что позволило судебной практике, в
конце концов, подняться до уровня "общего права".
Современные английские и американские суды имеют возможность своевременно
осуществлять публикации своих решений. Строго периодически такие сборники
публикаций выходят только с XIX в.
Первоначально их составляли неофициально юристы-практики и студенты как
неформальное описание казусов. Структура "Ежегодников..." определялась по
предметам исков. С самого начала их не пытались сделать всеохватывающими.
Казусы излагались не во всех деталях. Основной целью их создателей-
компиляторов было облегчение профессиональной деятельности судей ориентацией
на возможное рассмотрение определенных категорий дел по аналогии. С XV в.
"Ежегодники..." стали составляться более профессионально и унифицировано.
Правда, они еще не являлись официальными, хотя в сборниках излагались лишь
разрешенные судами казусы. Подобные компиляции прекратились к 1535 г.
Когда накопилось достаточное количество казусов, появились сокращенные
варианты подобных изданий. Их компилировали обычно из дел, о которых
докладывали "Ежегодники...". Наиболее популярными стали последние "Краткие
книги решений судов общих тяжб", которые были опубликованы между 1742 и 1753
гг. Именно тогда появились 23 тома сокращенных изданий казусов Винера.
Издревле мусульманское право носило казуальный характер. Согласно
мусульманской доктрине под правом понимают не совокупность норм и принципов,
специально разработанных и установленных, а конкретные решения, выносимые изо
дня в день с учетом нужд конкретного момента.
Именно этот "учет нужд конкретного момента" позволил при иджтихаде, а позднее
и при толклиде, в необходимых случаях трансформировать нормы мусульманского
права, зачастую отклоняясь даже от предписаний Сунны. При этом возросла роль
основателей толков, как у лагманов и рахинбургов в Европе. К тому же среди
мусульманских правоведов общепризнанно, что нормы Сунны, введенные Мухаммадом
не в качестве откровения, ниспосланного Аллахом, а как отражение собственных
взглядов пророка, считающего себя обыкновенным мусульманином, могут быть при
разборе дела кади заменены другими, более соответствующими обстоятельствам
конкретного казуса. Последнее обеспечивает чрезвычайную гибкость
мусульманского права и его сравнительно легкую приспособляемость к новым
историческим, экономическим и социально-политическим условиям.
                          6. Заключение.                          
Классификация права по системам имеет очевидные достоинства, она хорошо
приспособлена к потребностям правовой науки и практики. Но и у этой
классификации есть недостатки. Прежде всего, Р. Давиду и его сторонникам не
удалось провести классификацию по единому критерию, единому основанию.
Социалистическая и религиозная системы выделены по содержанию правового
регулирования, а романо-германская и общая системы по юридико-техническим
признакам. Собственно правовая цель, которую ставит эта классификация,
достигается только при выделении романо-германской и общей систем права. Для
изучения права эта классификация превосходна, но для поиска право понимания
ее использование ограничено.
               7. Список использованной литературы.               
1.                  Теория государства и права. Учебник для вузов. Под ред.
Корельского В.М. Алексеева С. С.
2.        Давид Р. Основные правовые системы современности. М.,1988
3.                 Сюкияйнен Л.Р. Мусульманское право М., 1986
4.                 Сюкияйнен Л.Р. Шариат: религия, нравственность право.//Эхо
Кавказа.1922
5.                 Общая теория права. Учебник для юридических вузов. Под.
ред. Пиголкина А. С. М.,1955
6.                 Общая теория права и государства. Учебник для юр. вузов.
Под. ред. Лазарева В.В. М., 1994
7.                 Общая теория государства и права. Академический курс. Под
ред. М. Н. Марченко.
8.                 Основные правовые системы современности. Учебное пособие
по теории государства и права. Дусаев Ростислав Науфальдович.