Каталог :: Государство и право

Курсовая: Теория разделения властей

     

ЦЕНТРОСОЮЗ РОССИИ

Сибирский университет потребительской кооперации

Кафедра Государственно-правовых наук Курсовая работа Концепция разделения властей

Студента заочного юридического факультета III курса группа №3 (5.5 лет) Ю – 99-455 Д

Клочан Натальи Васильевны

Научный руководитель

Дата сдачи: Дата рецензирования: Дата защиты: Оценка: Новосибирск 2001 ОГЛАВЛЕНИЕ................................... 2 ВВЕДЕНИЕ.................................... 3 ГЛАВА I . ВОЗНИКНОВЕНИЕ ТЕОРИИ РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ ..........4 ГЛАВА II. РАЗДЕЛЕНИЕ ВЛАСТЕЙ: СУШНОСТЬ И ПРАВОВЫЕ ФОРМЫ 2.1. Законодательная власть и ее органы..........10 2.2. Исполнительная власть и ее органы...........13 2.3. Судебная власть и ее органы...............19 ГЛАВА III. ПРОБЛЕМЫ ОПТИМИЗАЦИИ РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ В РФ 3.1.Реальное осуществление принципа разделения властей.....22 3.2.Теория "разделения властей" и современные Российские дилеммы.30 ЗАКЛЮЧЕНИЕ....................................39 СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ............40 ВВЕДЕНИЕ За весь исторический период своего сознательного существования общество в лице самых ярких представителей по-разному отвечало на вопрос об модели государственного устройства. Основной мировой тенденцией начала XXI века является приоритет модели правового государства и естественного права. Российская Федерация в настоящее время переживает период экономических и социально-политических реформ, основной целью которых выступает создание условий для максимальной реализации личности в обществе и государстве. Поскольку, основным ориентиром для этого служат современные представления о демократии и основных принципах ее воплощения, особую важность приобретает изучение основных принципов, делающих такую демократию возможной на практике. Данная курсовая работа посвящена исследованию " концепции разделения властей". Указанное словосочетание несет в себе двусмысленное значение: Ø "разделение властей", как теория организации гражданского общества; Ø "разделение властей", как один из принципов функционирования современного правового государства. Целью курсовой работы является всестороннее исследование " концепции разделения властей", как теории и принципа. Для того, чтобы поставленная цель была раскрыта необходимо структурировать материал по теме в соответствии с основными задачами предпринимаемого исследования: Ø Рассмотреть исторические предпосылки и сам процесс возникновения теории о разделении властей; Ø Изучить развитие принципа разделения властей в современной Российской государственно-правовой действительности. В данной курсовой работе используются следующие универсальные и специальные юридические методы исследования: - логический; - сравнительно-исторический; - системно-структурного анализа; - историко-реконструктивный. Логический метод позволяет исследовать внутренние закономерности складывания модели правового государства и теории разделения властей на базе норм логики, которая, как известно, является наукой о закономерностях мышления. Сравнительно-исторический метод дает возможность посредством анализа разнообразных подходов к проблеме выявлять общие и специфические черты принципа разделения властей в процессе его реализации в обществах с различными традициями. Метод системно-структурного анализа рассматривает каждую из теории разделения властей в качестве составляющего элемента, исследует характер взаимосвязей между подобными элементами. Историко-реконструктивный метод способствует через движение от настоящего к прошлому, от следствия к причине рассмотреть и проанализировать различные стадии эволюции взглядов на роль и место государства в жизни общества, позволяет понять закономерность существующих в настоящее время принципов правовых взаимоотношений между гражданами. В целом необходимо отметить, что рассмотрение теории и принципа разделения властей только на первый взгляд, кажется легкой, поверхностной задачей, которую можно решить рядом общих фраз и выводов. На самом деле настоящее исследование проблемы демонстрирует противоречивое однообразие в подходах особенностях и нюансах в отношении к модели правового государства. Такое разнообразие является объективным отражением неоднородности в развитии мирового сообщества в современный период так и адаптацию Российской государственности. На протяжении длительного исторического периода данная тема не находила отражения в отечественной правовой концепции, более того сам факт разделения властей отрицался как идеологически несоответствующий общей стратегической цели социалистического государства. Основными методами, используемыми в данной работе, являлись исследование научного материала по заданной теме, нормативные акты, в частности Конституция Российской Федерации, помогут уяснить механизм действия принципа разделения властей. ГЛАВА I . ВОЗНИКНОВЕНИЕ ТЕОРИИ РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ Разделение власти исторически сложилось на самых ранних этапах формирования государства и вылилось в специализацию власти разных лиц и институтов, в которой рано обнаружились две устойчивые тенденции: концентрация власти в одних руках или в одном институте и потребность разделить власть, труд и ответственность. Отсюда и два следствия, вытекающие из этого двойственного отношения к власти: борьба за власть уже разделённых институтов и против её разделения, с одной стороны и стремление упорядочить отношения разделённых властей и избавить общество от столкновений между ними с другой. Первое крупное разделение власти развело политическую и религиозную власти, власть государства и церкви. Оно же сопровождалось и длительной борьбой за унификацию власти, преобладание светской власти над религиозной, или господство церкви в светской жизни общества. Соперничество между ними продолжалось многие столетия, всё средневековье и начало Нового времени как в России, так и на Западе. Оно далеко не завершено для многих государств и обществ и поныне, при этом исход его далеко не однозначен в разных регионах мира. Конечно же, теория разделения властей возникла не на пустом месте, она явилась логическим продолжением развития политико-правовых идей, возникших в 17 веке в Англии и Франции, теория разделения властей стала частью начинавшей формироваться теории правового государства. Просвещение во Франции характеризуют как эпоху безграничной веры в человеческий разум, в возможность перестройки общества на разумных основаниях, как эру крушения теологического догматизма, торжества науки над средневековой схоластикой и церковным мракобесием. Просвещение (17 - 18 век) тесно связано с Возрождением (13 - 15) и унаследовало от Ренессанса гуманистические идеалы, преклонение перед античностью, исторический оптимизм, свободомыслие. Однако, идеология Просвещения возникла на более зрелой стадии формирования капиталистического уклада и антифеодальной борьбы. Поэтому просветительская критика феодализма была острее и глубже ренессансной, затрагивала всю структуру общества и государства. Идеологи Просвещения поставили вопрос о практическом устройстве будущего общества, считая краеугольным его камнем политическую свободу гражданское равенство, поэтому их критика была направлена не только против деспотизма церкви, но и против деспотизма абсолютной монархии. Они выступили против всего феодального строя с его системой сословных привилегий. Во Франции в то время происходили огромные экономические, идейные и политические сдвиги, существенно изменившие её лицо ещё в конце 17 - начале 18 столетия. Шёл процесс постепенного разложения феодально- крепостнических отношений, процесс зарождения и развития буржуазной экономики внутри феодализма, отягощённого абсолютистским монархическим строем государства, под жёсткой духовной властью католической церкви. В то время во Франции уже действовали крупные мануфактурные предприятия, усиленно развивалась внутренняя и внешняя торговля, растущая экономическая мощь буржуазии вступала в противоречие с господствующей политической системой. Феодально-абсолюстская власть вмешивалась в производство и торговлю, душила свободную конкуренцию, налагала на буржуазию высокие налоги. Свободные крестьяне продолжали платить оброки сеньорам, оплачивали судебные функции феодалов, вносили специальный сбор за дороги и мосты. Закон обязывал крестьян везти зерно на мельницы, принадлежащие сеньорам, и печь хлеб в помещичьих пекарнях, за что также взималась высокая плата В 17 и 18 столетиях во Франции систематически происходят массовые восстания в деревнях и городах. Если крестьяне и ремесленники выступали против феодально-крепостнического режима при помощи методов непосредственной расправы с привилегированными сословиями дворянством и духовенством, то буржуазия была неоднородна и её наиболее зажиточная торгово-промышленная и финансовая верхушка, связанная экономически с абсолютистским государством, предпочитала умеренную оппозиционную деятельность. В предреволюционный период буржуазные идеологи, действительно враждебные феодальному строю, придавали особое значение идейной борьбе умов. Монтескье и Руссо: два представления о разделении властей Рассматривая истоки теории разделения властей, равно как и про­цесс ее становления и развития, в юридической ли­тературе совершенно справедливо указывается на то, что, несмотря на общность многих положений, высказанных Монтескье в от­ношении рассматриваемой теории, учение Монтескье о разделении вла­стей "обладало значительной новизной по сравнению с предшествую­щими концепциями".[1] В чем это проявлялось? Во-первых, в том, что Монтескье соединил либеральное понимание свободы с идеей конституционного закрепления механизма разделения властей. Свобода, доказывал просветитель, "устанавливается только законами и даже законами основными".[2] А во-вторых, в том, что он более определенно высказался за включение в состав властей, подлежащих разграничению, судебных органов. Система государственного управления, построенная на основе принципа разгра­ничения властей, в первую очередь законодательной и исполнительной власти, дополнялась у Монтескье принципом независимости судей. Рассмотренная им триада в виде законодательной, исполнительной и судебной властей со временем стала классической формулой теории конституционализма. Основные положения теории разделения властей по Монтескье. Существует три рода власти: законодательная, исполнительная и судебная, которые должны быть распределены между разными государственными органами. Если же в руках одного органа сконцентрируется власть, различная по своему содержанию, то появится возможность для злоупотребления этой властью, а следовательно, свободы граждан будут нарушаться. Каждая ветвь власти предназначена для осуществления определенных функций государства. Основное назначение законодательной власти - "выявить право и сформулировать его в виде положительных законов, обязательных для всех граждан...". "Исполнительная власть в свободном государстве предназначена для исполнения законов, устанавливаемых законодательной властью". "Задача судей в том, чтобы решения и приговоры" всегда были лишь точным применением закона. Судебная власть карает преступления и разрешает столкновения частных лиц. "Однако, "хотя органы власти действуют самостоятельно, речь идет не об абсолютном обособлении, а лишь об относительной их самостоятельности и одновременном тесном взаимодействии друг с другом, осуществляемом в пределах их полномочий". [3] Должна действовать система сдержек и противовесов, дабы власти контролировали действия друг друга. "Взаимовлияние законодательной и исполнительной властей гарантирует реальность права, которое в конечном счете отражает компромисс сталкивающихся воль и интересов различных социальных слоев и сил... За нарушение законов министры могут быть привлечены законодательным собранием к ответственности. В свою очередь, исполнительная власть в лице государя сдерживает от произвола законодательную власть, будучи наделена правом налагать вето на решения законодательного собрания, устанавливает регламент его работы и распускает собрание...".[4] Безусловно, сейчас предусмотрен намного более разнообразный и эффективный механизм "сдержек и противовесов", чем тот, который мы видим в трудах Ш. Монтескье, однако уже в его работах были заложены основные принципы и институты, посредством которых взаимодействуют органы государственной власти. Монтескье писал, "законодательная власть ограничивается референдумом, президентским правом вето, Конституционным Судом, а внутренним ее ограничением является двухпалатное построение Парламента". "Исполнительная власть ограничена ответственностью перед Парламентом и подзаконным характером издаваемых ею нормативных актов; должна сохраняться также внутренняя разделённость между Президентом и Правительством, федеральной и региональной властью. Судебная власть подчинена Конституции и закону, а ее внутреннее разделение воплощается в том, что Конституционный Суд выделяется из всей судебной системы, меняется круг полномочий прокуратуры, вводятся системы специальных судов, мировых судей". [5] Однако, в конституционном проекте Монтескье недостаточно четко проводится идея равновесия властей. Законодательная власть явно играет доминирующую роль, исполнительную власть Монтескье называет ограниченной по своей природе, а судебную - вообще полу властью. Думается, все это было не столь актуально во времена Монтескье, сколь актуально было следующее положение теории разделения властей: определенная ветвь власти должна представлять интересы определенной социальной группы. Судебная власть представляет интересы народа, исполнительная - монарха, верхняя палата законодательного собрания (предусмотренная конституционным проектом Монтескье) - аристократии, нижняя палата собрания - интересы народа. Таким образом, мы видим стремление достигнуть компромисса в борьбе буржуазии ( слившейся тогда с народом ) и приверженцев абсолютизма. Позднее теория разделения властей получила сильное практическое и теоретическое развитие. Прежде всего, следует упомянуть труды Ж.-Ж. Руссо. В отличие от Монтескье, Руссо считал, что законодательная, исполнительная и судебная власти - особые проявления единой власти народа. После этого "тезис о единстве власти использовался разными силами. При этом следует отметить, что речь идет не только о власти определенной социальной общности, даже если это компромисс различных классов, совместно осуществляющих политическое господство, политическое руководство обществом, но и об известной степени организационного единства: все органы государства проводят, в конечном счете, общую политическую линию, определяемую носителем реальной власти, и как правило, строятся по вертикали".[6] Точка зрения Руссо отвечала требованиям времени и обосновывала революционные процессы во Франции конца 18 века; если Монтескье пытался найти компромисс, то Руссо обосновывал необходимость борьбы с феодализмом. По мнению Руссо, суверенитет неотчуждаем, един и неделим. Исходя из этого, он критикует идею разделения властей Монтескье, а также тех политиков, которые "разделяют суверенитет в его проявлениях". Они, как отмечает Руссо, разделяют его на силу и на волю, на власть законодательную и на власть исполнительную; на право облагать налогами, отправлять правосудие, вести войну, на управление внутренними делами и на полномочия вести внешние сношения; они то смешивают все эти части, то отделяют их друг от друга; они делают из суверена какое-то фантастическое существо, сложенное из частей, взятых с разных мест. С точки зрения Руссо, те права, которые нередко принимают за части суверена, на самом деле все ему подчинены и всегда предполагают наличие единой высшей воли, гегемонию верховной власти, которую нельзя разделить, не уничтожив. "Если вся власть оказывается в руках одного человека - тогда частная воля и воля корпоративная полностью соединены и, следовательно, последняя достигает той наивысшей степени силы, какую она только может иметь. Наиболее активным из Правительств является правление единоличное". [7] В идее Монтескье о взаимном сдерживании обособленных и противопоставленных друг другу властей Руссо видел нежелательные крайности, которые ведут к их враждебным отношениям, дают силу частным влияниям или ведут даже к раздроблению государства. Отвергая идею разделения властей в трактовке Монтескье, автор "Общественного договора" вместе с тем признает необходимость разделения государственных функций и разграничения органов, представляющих в пределах своей компетенции государственную власть. Законодательная власть у него тесно связана с суверенитетом. Это – воля всего суверенного народа и потому должна регулировать вопросы общего характера, касающиеся всех. Народ, повинующийся законом становиться их творцом. Но "как может слепая толпа, которая часто не знает, чего она хочет, ибо редко знает, что ей на пользу, сама совершить столь великое и столь трудное дело, как создание системы законов?".[8] Для того, чтобы законы согласовывали в себе волю и разум, были мудрыми, нужен "поводырь", т.е. законодатель, являющийся лишь агентом воли и придающий ей законченную юридическую силу. "Законодатель – во всех отношениях человек необыкновенный в государстве. Это – не магистратура; это не – суверенитет. Это – должность особая и высшая, не имеющая ничего общего с властью человеческой. Ибо если тот, кто повелевает людьми, не должен властвовать над законами, то и тот, кто властвует над законами, также не должен повиливать людьми. Иначе его законы орудия его страстей, часто лишь увеличивали бы совершенные им несправедливости; он никогда не мог бы избежать того, чтобы частные интересы не искажали святости его сознания".[9] Руссо признает, что тот, кто формулирует закон, знает лучше всех, как этот закон должен приводиться в исполнение и истолковываться. Казалось бы, поэтому не может быть лучшего государственного устройства, чем то, в котором власть исполнительная соединена с законодательной. Тем не менее, автор делает вывод, что во избежания влияния частных интересов на общественные дела необходимо, чтобы превращением закона, как общего правила, в акты индивидуального характера занималась особая правительственная (или исполнительная) власть. Исполнительная власть "как сила политического организма" устанавливается решением суверенного народа, а потому выступает только в качестве его доверенного слуги. Народ поручает осуществление этой власти конкретным уполномоченным лицам, которые должны действовать в строгих рамках закона и подлежат неусыпному контролю со стороны верховной законодательной власти. Более того, полномочия исполнительной власти исчезают сами собой, как только народ на законном основании собрался в качестве суверена для ведения своих дел. Отсюда видно, что, проводя различие между законодательной и исполнительной властью, Руссо ни в коем случае не допускает независимость правительства от народа-законодателя. Что касается судебной власти, то Руссо уделяет ей значительно меньше внимания, но подчеркивает неукоснительную связанность ее законами, в то же время подчеркивая ее необходимую организационную самостоятельность по отношению, как к законодателю, так и к правительству. Руссо исходит из того, что равновесие сфер власти в государстве, их согласованная деятельность должны обеспечиваться не обособлением или противопоставлением их друг другу, не с помощью взаимных сдержек и противовесов, как это предлагал Монтескье, а благодаря преобладанию верховной законодательной власти, воплощающей суверенитет народа. Любая власть, любая система законов должна обеспечивать гражданам максимум свободы и равноправия. "К свободе, – поскольку всякая зависимость от частного лица настолько же уменьшает силу Государства; к равенству, потому что свобода не может существовать без него".[10] Руссо не настаивает на той или иной форме государственного правления. Он считает, например: республиканско-демократическое устройство годным исключительно для маленьких национальных территорий, вроде его родной Женевы; для средних по величине государств он предпочитает аристократическую республику, а для государств больших и могущественных – монархию. Во всех этих случаях для Руссо важна не форма, а существо власти, ее природа и характер ее отношений с населением. ГЛАВА II. РАЗДЕЛЕНИЕ ВЛАСТЕЙ: СУШНОСТЬ И ПРАВОВЫЕ ФОРМЫ Принцип разделения властей отнесен к числу основных конституционных принципов всех современных демократических государств. Это вовсе не означает, что он обязательно упоминается в тексте основного закона. Этот принцип находит свое отражение в построении механизма осуществления власти. А реальность существования разделения властей подтверждается (или опровергается) практикой формирования и функционирования последнего. Составными частями механизма власти повсеместно признаётся законодательная, исполнительная и судебная власти, каждая из которых, воплощая единство власти, принадлежащей народу, остается самостоятельной. Во всех странах демократии существуют органы законодательной, исполнительной и судебной власти. Однако способы их разделения и взаимодействия далеко не одинаковы. Иначе говоря, принцип один, а способы его реализации различны. В каждой стране государственный механизм отличается несомненной спецификой и многочисленными особенностями. Конкретное претворение в жизнь принципа разделения властей зависит от воздействия многочисленных факторов. Среди них можно отметить такие, как исторические особенности становления и эволюции государства, уровень социально-экономического развития, естесвенно-географические условия существования, этнонациональный состав населения и многие другие. Можно выделил этнонациональный состав, так как от этнонационального фактора зависит претворение в жизнь принципа разделения властей. Так же можно выделить социально-экономический уровень развития общества. Еще одно важное значение имеет расстановка политических сил в стране. Практика показывает, что очень часто те или иные положения, зафиксированные в конституции, могут по-разному трактоваться и применяться в зависимости от того, что собой представляет партийная система страны, и какие именно политические партии находятся у власти. 1.Законодательная власть и ее органы

Понятие парламента и его структура

В соответствии с концепцией разделения властей первое место среди ветвей государственной власти принадлежит законодательной. Исполнительная и судебная ветви власти хотя и имеют свою сферу деятельности, но действуют от имени и во исполнение закона. Законодательная власть осуществляется прежде всего общегосударственным представительным органом, а в субъектах федерации, в автономиях политического характера – также местными законодательными органами. Общегосударственный представительный орган может иметь различные названия (национальное или народное собрание, конгресс, меджлис и т.д.), но за ним утвердилось обобщенное название "пар­ламент". Во многих странах парламент не является единственным общегосударственным законодательным органом: законы могут издавать и другие органы. Кроме того, акты, имеющие, по существу, силу закона, издаются органами исполнительной власти на основе делегирования им соответствующих полномочий парламентом или на основе принадлежащей им по конституции регламентарной власти. Акты, имеющие силу закона, издают военные или революционные советы после военных переворотов. Понятие парламента. Термин "парламент" происходит от французского "парле" – говорить (французский язык широко использовался аристократией в средневековой Англии, считающейся родиной парламента). Хотя предшественником парламента были представительные органы в Древней Греции и в Древнем Риме, сословно-представительные учреждения в начале Средних веков в Европе, происхождение современного парламента связывает с событиями XIII – XIV вв. в Англии, когда власть короля была ограничена собранием крупных феодалов, высшего духовенства, представителей городов и сельской местности. Современный парламент – это высший орган народного представительства, выражающий суверенную волю народа, призванный регулировать важнейшие общественные отношения главным образом путем принятия законов, осуществляющий контроль за деятельностью органов исполнительной власти и высших должностных лиц. Наряду с этим, парламент обладает и многими другими функциями. Он формирует другие высшие органы государства, например, в некоторых странах избирает президента, образует правительство, назначает конституционный суд, ратифицирует международные договоры, заключенные правительством, объявляет амнистию и др. Значение парламента в современном обществе огромно. Он является выразителем интересов различных политических сил, ареной поиска компромиссов. Хотя, в ряде случаев, в парламентской деятельности доминируют мелкие интересы, личные амбиции, как это бывает в некоторых странах СНГ. Структура парламента. Под парламентом обычно понимают однопалатное представительное учреждение или нижнюю палату двухпалатного парламента, хотя с юридической позиции это понятие гораздо сложнее. В англосаксонском праве парламент – это триединое учреждение, включающее главу государства (монарх Великобритании, президент Индии), верхнюю и нижнюю палаты (при этом закон, как правило, может быть принят при согласии всех этих трех составных частей). В некоторых странах с влиянием англосаксонского права, где главой государства является президент и существует одна палата, парламент рассматривается как двуединое учреждение, состоящее из главы государства и палаты парламента. В Германии, Франции, а также некоторых других странах, под парламентом понимаются две его палаты, глава же государства не является составной частью парламента. Наконец, в некоторых странах, таких как Египет, глава государства рассматривается как часть однопалатного парламента. Палаты парламента имеют разные названия (нередко – палата депутатов и сенат), но для обобщения их принято называть верхней и нижней. Верхняя палата в большинстве случаев имеет историческое значение и, как правило, обладает меньшими полномочиями, чем нижняя. Верхняя палата может быть либо "слабой", когда она в состоянии отсрочить принятие решения нижней палатой парламента, но не воспрепятствовать ему, поскольку ее вето может быть преодолено последней, либо "сильной", когда без ее решения закон не может быть принят. Глава государства является участником законодательной власти независимо от того, охватывается ли он понятием "парламент", поскольку утверждает принятый закон своей подписью. Лишь в тех странах, где глава государства не подписывает законы, не обладает правом вето, он фактически не участвует в законодательстве. Но таких стран гораздо меньше, чем первых и, как правило, законы принимаются парламентом, а издаются главой государства (в связи с этим ниже мы рассмотрим институт промульгации законов).

Полномочия парламента

В зависимости от полномочий различают три вида парламентов: Ø с неограниченными полномочиями; Ø с ограниченными полномочиями; Ø консультативные. Считается, что в связи с концепцией верховенства парламента парламенты с неограниченными полномочиями существуют в большинстве стран. Такой парламент может принять решение по любому вопросу, однако и в таких случаях есть прерогатива главы государства. В тех странах, где принято жесткое разделение властей, а также там, где есть органы конституционного контроля, обладающие правом объявлять законы неконституционными, концепция верховенства парламента подвергается определенным ограничениям. Парламенты с ограниченными полномочиями существуют во Франции и некоторых франкоязычных странах. Конституции таких стран перечисляют вопросы, по которым парламент может издавать законы – законы-рамки, устанавливающие основы правового регулирования (более детальное регулирование вправе осуществлять исполнительная власть), и "исчерпывающие законы", т.е. издаваемые по вопросам, которые могут регулироваться только парламентом. Все остальные вопросы составляют так называемую сферу регламентарной власти. По ним издаются нормативные акты президента, правительства, министров, парламент же в эту сферу не должен вмешиваться. Консультативные парламенты существуют в некоторых мусульманских странах. Иногда они принимают законы с одобрения монарха, иногда вообще не могут издавать законы. Функции их носят чисто консультативный характер, и выражает мнение народа данного государства по конкретному вопросу, хотя это мнение никакого решающего значения не имеет. Главная задача парламента – принятие законов. Среди них важнейшее значение имеют основные законы – конституции (в некоторых странах они принимаются парламентом), поправки к ним, органические законы, а также ежегодно принимаемые законы о государственном бюджете. Все они принимаются по особой процедуре, правда, неодинаковой для разных видов законов. Парламент избирает, назначает, образует другие высшие органы государства, формируя их целиком или в части (другую часть может назначать президент). Делает он это самостоятельно или утверждая, давая согласие на их кандидатуры, предлагаемые другим высшим органом государства. Во многих странах парламент образует весь состав правительства путем голосования по программе правительства выражает ему доверие, после чего правительство назначается актом главы государства. Парламент или одна из его палат формирует конституционный суд (или назначает часть его членов), верховный суд (или назначает его председателя), назначает генерального прокурора, некоторых других должностных лиц. В области внешней политики парламент ратифицирует (утверждает) международные договоры или дает согласие президенту на их ратификацию (при ратификации нельзя вносить поправки в договор, можно лишь утвердить его в целом или отказаться сделать это), решает вопрос об использовании вооруженных сил за пределами страны. Он обладает некоторыми квазисудебными полномочиями: решает вопросы об импичменте (отрешении от должности) президента и некоторых других должностных лиц, выносит решение о предании министров суду и т.п. Парламент наделен правом решать вопросы, относящиеся к основам правового положения группы лиц: только он может объявлять амнистию (прекращать наказание осужденных по определенным статьям уголовного кодекса). Особое значение имеют финансовые полномочия парламента. В большинстве стран только он вправе устанавливать материальные обременения государства (в частности, принимать решения о государственных займах, займах у других государств и международных организаций), устанавливать налоги, принимать государственный бюджет в виде единого закона о доходах и расходах государства сроком на один год или в виде совокупности бюджетных (финансовых) законов. Вопросы государственной казны традиционно относятся к важнейшим полномочиям парламента. Как уже отмечалось выше, в связи с системой сдержек и противовесов парламент вправе осуществлять контроль за деятельностью исполнительной власти и других высших органов государства. Формы такого контроля в государствах различны. Однако, парламент, будучи высшим органом народного представительства всегда обладает такими функциями. Этот контроль может носить как юридический характер (сюда можно отнести деятельность созданных парламентских комиссий), так и политический (например, выражение недоверия министру). Чаще всего используются формы контроля за деятельностью исполнительной власти, особенно правительства, министров, подчиненных им структур, хотя контроль парламента может осуществляться и в отношении других органов. Формы контроля парламента: Вопросы к правительству (во многих парламентах отводится особое время специально для вопросов к премьер-министру, министрам, другим высшим должностным лицам на пленарном заседании парламента (палаты), по интересующим парламент вопросам); Дебаты (проводятся по заранее определенным вопросам и общей политике правительства. Их тему, как правило, предлагает оппозиция, но такие предложения могут исходить и от правительства, стремящегося обеспечить себе поддержку в общественном мнении); Интерпелляция (используется только в парламентских республиках и монархиях, а также в некоторых полу президентских республиках. Она предусматривает постановку какого-либо важного, общественно значимого вопроса на пленарном заседании, за которой следует объяснение министра (главы правительства), обсуждение и принятие решения путем голосования. Неудовлетворительная оценка ответа, выражение недоверия, порицание действий могут повлечь за собой отставку министра или правительства в целом, либо последнее может, действуя через главу государства, распустить парламент с назначением даты новых выборов. Подача интерпелляции существенно затруднена. Обычно требуется большое число подписей, установлены жесткие сроки их подачи и т.п.); Постановка вопроса о вотуме недоверия или внесение резолюции порицания правительству (решается голосованием). Внесение вопроса о вотуме недоверия, как и интерпелляции, затруднено и подчиняется строгим правилам. Обычно этот вопрос ставит оппозиция, пытающаяся "свалить" правительство. Однако и правительство часто прибегает к такой мере, связывая требование принять какой-либо закон с выражением недоверия правительству и угрожая в противном случае отставкой (отставка не всегда бывает выгодна части членов оппозиции). Вотум недоверия практически невозможен в дуалистической монархии и президентской республике, где правительство формируется главой государства по собственному усмотрению. В одних полу президентских республиках такая мера возможна, в других нет, но она всегда крайне затруднена. При вотуме недоверия даже одному министру ответственность может быть коллективной: в отставку уходит все правительство; Доклады и отчеты правительства и министров о своей деятельности на пленарных заседаниях палат. Действенность этой меры зависит от формы правления. В парламентарных республиках и монархиях при неудовлетворительной оценке работы исполнительной власти встает вопрос об отставке правительства и министров, но, поскольку правительство опирается на парламентское большинство, этого, как правило, не бывает, да и отчеты практически заслушиваются "своим" же парламентом (правда формой таких отчетов могут стать дебаты по политике правительства). При других формах правления доклады и отчеты превращаются, по существу, в информацию. Иногда на такие заседания, особенно в некоторых пост социалистических странах, приглашаются не только парламентарии, но и представителе других государственных органов, что придает происходящему известную парадность. Парламентские слушания. Эта форма активно используется в президентских и полу президентских республиках и крайне редко – в парламентарных государствах. Они организуются какой-либо постоянной комиссией парламента с целью привлечь внимание общественности, государственных органов к вопросам большой значимости. На слушания приглашаются представители исполнительной власти, известные общественные деятели, ученые, эксперты, другие лица. Какие-либо обязывающие решения на слушаниях не принимаются. Парламентские расследования. Для этой цели парламент или его палаты создают специальные комиссии, которые имеют доступ ко всем документам, включая секретные; все должностные лица и граждане должны являться по вызову этих комиссий и давать показания, отказ грозит обвинением в неуважении к парламенту и наказанием. Деятельность парламентских органов. Выше уже упоминалось о счетных палатах, задачей которых является проверка исполнения бюджета, принятого парламентом и других финансовых законов; об уполномоченных по правам человека, о генеральных контролерах. В ряде стран существуют комиссары по контролю за законностью в вооруженных силах, по экологии, равенству языков и др. Они не имеют распорядительных полномочий, но делают ежегодные доклады парламенту о состоянии законности, о недостатках в организации управления в соответствующей области, могут обратиться в органы юстиции с требованием возбудить дело в случаях грубых нарушений закона должностными лицами, а в некоторых странах и сами могут возбуждать такие дела. Иногда они даже обязаны следить за соблюдением этики поведения должностными лицами. Созыв специальных заседаний парламента для контроля за действиями органов исполнительной власти в особых ситуациях (при введении чрезвычайного положения и т.п.); Импичмент по отношению к высшим должностным лицам, когда парламент (нижняя палата) предъявляет обвинение в порядке квазисудебного процесса, верхняя палата решает вопрос об отрешении от должности. В некоторых странах парламент только формирует обвинение, а дело рассматривает специальный суд. Контроль за делегированным законодательством – актами исполнительной власти, изданными по поручению парламента и имеющими силу закона. Такие акты представляются в парламент и иногда подлежат утверждению им в установленный срок (в противном случае они теряют силу). 2. Исполнительная власть и ее органы

Понятие исполнительной власти

Создатели концепции разделения властей полагали, что ограниченный монарх, будучи главой государства, одновременно будет осуществлять исполнительную власть через подчиненных ему министров. В соответствии с этими представлениями создавались многие ранние конституции в монархических государствах, а от части и в тех, где наследственного монарха заменял выборный президент и ему были подчинены министры. В современных условиях по конституциям различных стран исполнительная власть принадлежит либо главе государства и правительству, либо только главе государства, либо только правительству. Ими исполнительная власть делегируется органам и должностным лицам низшего ранга. На деле такая градация может и не соблюдаться. В о многих странах глава государства (монарх или президент) лишь формально обладает исполнительной властью, в парламентарных республиках и парламентарных монархиях ее осуществляет правительство (совет, кабинет министров), по "совету" которого, а на деле по указанию президент издает правовые акты. В полу президентских республиках правительство, напротив, подотчетно президенту, в руках которого сосредоточено общее руководство исполнительной деятельностью, хотя по конституции исполнительная власть может принадлежать лишь правительству. Органы исполнительной власти не ограничиваются только исполнением законов. Они занимаются также распорядительной деятельностью, что необходимо для осуществления исполнительских задач, издают нормативные акты во исполнение законов. Наконец, органы исполнительной власти обладают самостоятельными нормотворческими полномочиями, выходят за границы исполнительно- распорядительной деятельности по применению законов. На основе делегированных парламентом полномочий, обладая самостоятельной регламентарной властью, президент, правительство, министры издают множество нормативных актов, регулирующих важнейшие сферы жизни. Нередко такие акты имеют не меньшее, а большее, чем закон, значение. Однако во многих странах монарх лишен конституцией полномочий исполнительной власти или утратил их на практике, оставаясь главой государства, как правило, в виде безвластного символа единства нации. Что же касается президентов, то в последние десятилетия стала прослеживаться тенденция отдаления главы государства от исполнительной власти в парламентарных и особенно в полу президентских республиках (в юридическом, а не фактическом отношении) [11]. В последних стали выдвигаться идеи особой президентской власти, арбитражных функций президента по отношению к другим институтам государственной власти. Эта идея и норма французской конституции 1958 года оказала влияние на многие другие основные законы, особенно пост социалистических стран. В президентских и полу президентских республиках создаются особые должности премьер-министров, советы министров, которых нет в традиционных президентских республиках (Бразилия, Мексика, США и др.). Должность премьер-министра обособляется от должности президента, юридически многие функции исполнительной власти изымаются из ведения президента, хотя фактически он остается главным руководителем правительства, а премьер-министр нередко является лишь административным премьером. Это относится и к ситуации и в некоторых пост социалистических государствах, где президент непосредственно руководит деятельностью некоторых ключевых министров (обороны, внутренних дел, иностранных дел и др.), которые не подчиняются премьер-министру или, как считается, находятся в двойном подчинении: правительству как коллегии (фактически премьер-министру) и президенту. На местах исполнительную власть осуществляют главы субъектов федерации (губернаторы и др.), формируемые парламентом местные правительства, избранные или назначенные губернаторы областей, начальники районов, префекты и другие представители президента и правительства. Им подчинен местный государственный аппарат, иной, чем аппарат органов местного самоуправления. В отличие от судебных и представительных органов система органов исполнительной власти представляет собой единую вертикаль: нижестоящие должностные лица и органы подчинены вышестоящим, обязаны исполнять не только закон, но и указания вышестоящих органов и должностных лиц, акты нижестоящих органов могут быть отменены вышестоящими.

Глава государства

Глава государства – это конституционный орган и одновременно высшее должностное лицо государства, представляющее государство вовне и внутри страны, символ государственности народа[12]. В разных странах глава государства рассматривается как неотъемлемая составная часть парламента, т.е. законодательной власти, поскольку без его подписи закон не действителен, либо как глава исполнительной власти и одновременно глава государства, либо как лицо, являющееся только главой государства и не входящее в какую-либо ветвь власти. Он может быть символом государственности, как монарх в Японии, властным арбитром по отношению к другим институтам государства, как президент Франции или единоличным властителем (Оман, Саудовская Аравия). Глава государства бывает единоличным и коллегиальным. В первом случае это монарх или президент, во втором – постоянно действующий орган парламента, им избираемый. В настоящее время подобным органом является Государственный совет на Кубе, где нет президента. В Китае главой государства является избираемый парламентом председатель республики, но многие функции главы государства он выполняет совместно с Постоянным комитетом парламента, а некоторые такие функции осуществляет сам Постоянный комитет. В Швейцарии функции главы государства осуществляет правительство, а президент избирается парламентом на один год и существенных полномочий не имеет. Глава государства, независимо от его разновидности, имеет некоторые общие для всех стран полномочия. В отношении парламента это созыв его сессий, опубликование законов, право роспуска, иногда – право вето. Глава государства формирует правительство (порой лишь формально его утверждает), обладает правом увольнять министров и правительство в отставку, назначать судей, предоставлять гражданство и право убежища, заключать и ратифицировать определенного рода международные соглашения, назначать дипломатических представителей, награждать, помиловать осужденных и др., но осуществление этих полномочий на практике зависит от формы правления, от реального положения главы государства. Кроме того, при любой форме правления одни полномочия глава государства может реализовывать самостоятельно, а для осуществления других требуется согласие или утверждение парламента (например, для назначения послов в США) или даже правительства (в условиях парламентарной республики). Кроме того, в парламентарных республике и монархии, а иногда и в полу президентских республиках, для того чтобы некоторые акты президента или монарха действовали, премьер-министр должен скрепить их подписью (так называемый принцип контрассигнатуры). Реже это может быть наряду с подписью премьера также подпись министра, ответственного за выполнение данного акта президента или монарха. Как известно, монарх получает и передает свой пост по наследству. Существуют несколько систем наследования: салическая, когда престол наследуют только мужчины (прежде всего старший сын), а женщины, в том числе дочери, исключаются из числа наследников престола (Бельгия, Норвегия, Япония и др.); кастильская, когда женщины (дочери) наследуют престол, ели у покойного монарха нет сыновей. Если же есть младший сын и старшая сестра, то сын имеет преимущество (Великобритания, Дания с 1953г., Испания, Нидерланды и др.); шведская, в соответствии с которой по закону 1980 г. женщины наследуют престол на равных основаниях с мужчинами. В настоящее время 22-летняя дочь короля Швеции, у которого есть еще и младший сын, является претендентом на трон и действует как заместитель короля во время его отъездов из страны; австрийская, когда женщины могут наследовать трон при условии, что во всех поколениях данной династии нет мужчин (сейчас не существует); мусульманская, когда трон наследует, по существу не определенное лицо, а “благородная” правящая семья (часть династии), которая сама уже решает, кто именно из ближайших родственников покойного монарха (не обязательно сын) займет освободившийся трон (Катар, Кувейт, Саудовская Аравия и др.). Эта же семья при участии высших священнослужителей и мусульманских ученых (улемов) смещает короля и ставит на его место другого члена семьи; племенная, когда король рассматривается как главный вождь племени, а его наследника определяет племенной совет из числа многочисленных сыновей покойного (в Свазиленде это делает племенной совет во главе с королевой-матерью, в чем складываются пережитки матриархата. Последний раз он избирал короля в 1982 г. из числа более чем 150 сыновей покойного. Правовое положение монарха. Как правило, монарх (король, султан и др.) является главой государства и одновременно главой исполнительной власти. На деле, однако, вся полнота власти ему принадлежит только в абсолютной монархии. Реально полномочиями главы государства и главы исполнительной власти он пользуется в дуалистической монархии, в парламентарной же монархии акты главы государства и главы исполнительной власти он совершает обычно по указанию правительства. Монарх – лицо неприкосновенное. Он не может быть привлечен к административной, уголовной ответственности, против него не может быть обращен гражданский иск. За действия монарха по управлению государственными делами политическую ответственность несут его министры. Он имеет право на особый титул – король, султан и др., на особое обращение "Ваше Величество". Монарх обладает государственными регалиями (трон, корона, скипетр и др.), имеет свой двор – лиц, занятых обслуживанием его самого и семьи, но оплачиваемых из государственного бюджета. Часто монарх наделяется правом вето по отношению к законам (в отличие от президента он может обладать правом абсолютного вето, которое парламент не может преодолеть), хотя использует его не часто. В соответствии с конституцией монарх назначает правительство, но на деле в парламентарных монархиях он только подписывает соответствующий документ, состав же правительства обуславливается соотношением различных сил в парламенте и определяется партией, обладающей парламентским большинством. В дуалистических монархиях монарх сам подбирает и назначает министров, возглавляя правительство (правда всегда имеется пост премьер-министра). В абсолютных монархиях он имеет неограниченную власть, хотя тоже обычно есть должность премьер-министра и ее занимает, как правило, один из ближайших родственников монарха. Фактическая роль монарха в разных странах различна. В дуалистической и особенно в абсолютной монархиях он имеет реальную власть, в парламентской – царствует, но не правит. В последнем случае его влияние на политическую жизнь невелико, а иногда даже ничтожно; он подписывает (и не может отказаться от этого) все акты, которые ему передают парламент и правительство. В то же время у монарха есть резервные, "спящие" полномочия, королевская прерогатива, которая может быть использована в определенных ситуациях. В 1981 г., используя свои полномочия, испанский король активно выступил в защиту демократии, против попытки группы офицеров восстановить реакционные франкистские порядки (в принципе не имеет значения, какими личными мотивами король руководствовался при этом), но возможны и противоположные акции: по тексту конституций в парламентарных, а на деле в дуалистических монархиях (в Марокко, Непале и др.) монархи нередко выступают с крайне антидемократических позиций. Президентура. Президент может занимать различное положение в системе государственной власти: быть только главой государства; одновременно главой государства и исполнительной власти; главой государства и фактическим руководителем правительства при наличии определенной должности премьер-министра. Президент избирается на определенный срок, но бывали случаи и пожизненной президентуры, а также президенты занимавшие свои посты иными путями, чем выборы. Нередко президентами провозглашает своих руководителей военная хунта, захватившая власть. В 1994 – 1995 гг. в большинстве азиатских пост социалистических стран (Туркменистан, Узбекистан и др.) вместо выборов были проведены референдумы о продлении срока действующего президента до 2000 г. [13]. Согласно многим конституциям, президент пользуется неприкосновенностью, его нельзя привлечь к административной ответственности, уголовное наказание возможно только после отрешения президента от должности. Однако, во многих странах к президенту может быть предъявлен гражданский иск. Гражданские иски к государству также могут быть обращены к президенту как представителю государства. Он имеет определенные привилегии: свою резиденцию, особый транспорт, охрану, свой штандарт – флаг являющийся символом президентской власти. Денежное содержание президенту устанавливается парламентом и обычно является наиболее высоким среди должностных лиц. Президент обладает целым рядом полномочий, которые сформулированы в конституции или ином нормативном акте. Хотя, эти полномочия сформулированы однотипно в президентской, полу президентской, парламентской республике, но на самом деле в их осуществлении существует огромная разница, связанная с особенностями формы правления. Здесь приводятся только сформулированные полномочия президента: Полномочия по представительству государства вовне и внутри страны; Полномочия в отношении парламента и осуществлении им законодательной власти; Полномочия по формированию других высших органов государства; В сфере нормотворческой деятельности президент издает нормативные акты, отменяет акты органов исполнительной власти; Полномочия по урегулированию чрезвычайных ситуаций; Полномочия по распоряжению вооруженными силами (является, как правило, верховным главнокомандующим): Как высшее должностное лицо президент назначает государственных служащих определенного ранга; Правительство Правительство это коллегиальный орган исполнительной власти, обладающий общей компетенцией осуществляющей руководство государственным управлением. Оно имеет разные названия: совет министров, кабинет, кабинет министров, государственный совет (Китай), административный совет (КНДР), федеральное правительство (Германия) и др. Правительство возглавляет административную, т. е. исполнительно-распорядительную, деятельность в стране. Под его руководством находятся государственный аппарат, вооруженные силы, финансы государства, иностранные дела. С точки зрения перечня должностных лиц состав правительства в разных странах различен. В его состав входит возглавляющий правительство премьер-министр, который может иметь другие официальные названия. Под руководством премьера работают министры (или его заместители, государственные секретари и др.). В состав правительства часто включаются министры без портфеля – лица, которые не руководят каким-либо ведомством, но на заседаниях правительства имеют право решающего голоса. Иногда они выполняют отдельные поручения премьер- министра, координируют работу группы министерств. Нередко в составе правительства создаются более узкие структуры, которые могут выполнять некоторые (порой довольно важные) полномочия правительства. Особую роль в правительстве играет премьер-министр (председатель правительства). От него зависит подбор кандидатур в состав правительства. Нередко парламент избирает или назначает только премьер-министра, остальных министров он назначает и смещает сам. В последние десятилетия роль премьера в коллегии правительства во всех странах значительно возросла. Он уже не просто первый среди равных, а лицо, определяющее политику правительства, да и голосование на заседаниях правительства бывает все реже, решающее слово принадлежит премьер-министру. Способ образования правительства зависит от формы правления. В полу президентской республике партийный состав парламента учитывается при образовании правительства, поскольку для назначения премьер-министра обычно требуется согласие парламента. Это частично парламентский способ формирования правительства, поскольку для назначения других министров согласия парламента не требуется (в редких случаях такое согласие необходимо для назначения некоторых ключевых министров). После выборов президента, даже если он избирается на второй срок своего правления, правительство формируется заново. В парламентарных республиках и парламентарных монархиях применяется парламентский способ формирования правительства, основанный на выборах в парламент. После каждых выборов правительство формируется заново, даже если у власти сохранилась та же партия, но выборы нового президента не влекут за собой создания нового правительства. Правительство при данном способе формирования считается созданным, если оно получает доверие парламента, но юридически оно создается следующим за этим указом (декретом) главы государства. В большинстве конституций полномочия правительства определены самым общим образом. Лишь в единичных случаях содержаться указания на вопросы, которые правительство должно решать коллегиально. Это, как правило, наиболее важные вопросы в компетенции правительства. На практике вопросы, входящие в компетенцию правительства, часто решают президиум, комитеты в правительстве, премьер-министр. Ответственность правительства и его членов зависит от того, совершены ли ими те или иные правонарушения при исполнении служебных обязанностей или в качестве частных лиц. В последнем случае в ряде стран они отвечают наравне с другими гражданами, но в некоторых странах предусмотрен министерский иммунитет, министр придается суду по постановлению парламента и судит его особый суд. Ответственность при исполнении служебных обязанностей возможна за нарушение закона, за уголовные преступления (государственную измену и др.), за нарушение служебных обязанностей. Она может быть политической, уголовной, гражданской и дисциплинарной. Министерства и ведомства. Министерства и ведомства являются отраслевыми органами исполнительной власти, имеющими специальную компетенцию в определенных сферах государственного управления. В различных странах существуют разные по профилю министерства, но типовыми из них являются: министерство обороны, иностранных дел, труда, финансов, сельского хозяйства, здравоохранения, образования и др. Наряду с министерствами действуют ведомства (комитеты, департаменты, управления). Руководители правительственных ведомств утверждаются парламентом или назначаются президентом, имеют ранг министра и входят в состав правительства. Управление министерствами и ведомствами осуществляется по принципу единоначалия. Министр всегда имеет помощников, личных сотрудников, которые и составляют штат министерства, но не входят в состав правительства. Внутри министерств создаются дирекции, управления, департаменты, отделы. Ими руководят назначаемые министром начальники. Группы управлений и отделов курируют заместители министра. В странах континентального права особое значение имеет генеральный секретариат министерства. Это своего рода министерский штаб. 3. Судебная власть и ее органы

Понятие судебной власти

В любой стране существуют различные юридические учреждения: органы дознания и расследования, прокуратура, нотариат, адвокатура и т.п. Особое место среди них занимает суд, являющийся носителем особой ветви государственной власти – судебной. Другие юридические органы такой властью не обладают. В отличие от законодательной власти суд не создает общих правил поведения, не занимается исполнительно-распорядительной деятельностью, хотя в судебных учреждениях есть должности судебных исполнителей. Государственная власть суда имеет конкретный характер. Суд рассматривает и решает конкретные дела и споры, возникающие вследствие различных конфликтов в обществе (уголовные дела, имущественные притязания, трудовые споры, споры политического характера, жалобы граждан на действия чиновников). Эти вопросы рассматриваются судом в ходе судебного процесса, т.е. в особой процессуальной форме, установленной законом. Ее соблюдение при осуществлении судебной власти имеет принципиальное значение: если нарушена форма процесса, решение суда, даже правильное по существу, отменяется вышестоящим судом и дело направляется на новое рассмотрение. Суд рассматривает и решает те или иные конфликты в обществе, возникшие между его членами – юридическим и физическими лицами, - в соответствии с законом и правосознанием членов судейской коллегии, рассматривающей дело, и внутренним убеждением судей. Правосознание, внутреннее убеждение, сложившееся на базе жизненного опыта и в ходе рассмотрения конкретного дела имеет огромное значение при осуществлении судебной власти. Ее реализация – приговор по уголовному делу, решение по гражданскому иску – представляет собой акт государственного принуждения, совершаемый в особых формах. Особенности судебной власти как независимой ветви предполагает судейское самоуправление­ – наличие высших квалификационных судейских коллегий. Только они могут решить вопрос об отстранении судей от работы, о наложении на них взысканий, повышении их в должности и т.п. Органы законодательной и исполнительной власти, как правило решать эти вопросы не вправе, хотя они могут избирать или назначать судей (с согласия кандидатов на судебные должности). В отличие от законодательной власти, которая теснейшим образом связана с политикой, в отличие от исполнительной власти, которая тоже участвует в политике и поддается политическому давлению со стороны партий, при осуществлении судебной власти политическое давление должно быть исключено, равно, как и любое другое давление с целью повлиять на решение суда. Для этого существует ряд привилегий, которыми располагают судьи (статус судьи). Важнейшим положением статуса судей является принцип несменяемости. Это означает, что судья не может быть смещен с должности досрочно, до наступления установленного законом предельного возраста, за исключением случаев, когда он совершил преступление или недостойно вел себя, но он может уйти в отставку и по собственному желанию. Несменяемость означает также, что смена партии у власти не влияет на положение судей. Судьи независимы и подчиняются только закону. Признаются принципы их де политизации и департизации. Как правило, судьи не могут состоять в политических партиях, участвовать в политических акциях, забастовках и т.п. На судей распространяется принцип несовместимости должностей: они не могут заниматься другой оплачиваемой работой, торговой или промышленной деятельностью. В судебных учреждениях исключаются родственные связи. Закон устанавливает, что вознаграждение судей не может быть уменьшено во время пребывания их в должности. Положение ветви судебной власти в определенной степени противоречиво. С одной стороны, это очень сильная власть, так как только она может осуществлять такие меры, которые не вправе предпринимать ни законодательная, ни исполнительная власть. С другой стороны, это сравнительно слабая власть, потому что она не опирается на прямую поддержку избирателей, как власть законодательная. Судебная власть не имеет силовых механизмов, как исполнительная (ее судебные исполнители – крайне слабый аппарат). Сила этой власти коренится в неуклонном исполнении закона, в уважении судебного решения, его непререкаемости. Такое отношение к судебной власти со стороны других государственных органов, граждан, их объединений, юридических лиц сложилось, однако, не во всех государствах. Оно воспитывается долго и существует, прежде всего, в странах с длительными демократическими традициями, там, где укоренился принцип господства права. Обращение в суд, как правило, является для сторон платным. Судебный процесс стоит дорого, поэтому во всех странах стоит вопрос о доступности суда для бедных. Обычно, в некоторых случаях предусматривается бесплатная юридическая помощь (бесплатное оказание адвокатских услуг и др.), некоторые виды исков не подлежат обложению судебной пошлиной, например, дела об алиментах, трудовые споры. Другая проблема – длительность судебного процесса. Иногда решение дела занимает годы. Это снижает эффективность судебной власти. Наконец, во многих странах остро стоит проблема исполнения судебных решений: решения судов иногда игнорируется исполнительной властью, а сами суды не достаточно авторитетны, их материальное оснащение бедно. Поэтому роль суда в разных странах не одинакова. Особенно это характерно для стран Востока, где предпочитают улаживать споры традиционными методами, часто с помощью племенных вождей, старейшин, нередко путем выкупа как возмещения за совершенные преступления, а иногда путем кровной мести.

Осуществление судебной власти

Судебная власть осуществляется единолично судьей или судебной коллегией, действующих в особом судебном процессе. Вне судебного процесса судья может обладать лишь другими полномочиями. Деятельность суда закрепляется принципами, закрепленными в конституциях. Одни из них имеют общий характер, другие распространяются преимущественно на уголовный процесс, где особенно важна защита прав личности. К числу общих конституционных принципов относятся: Осуществление правосудия только судом, другие должностные лица и органы государства не вправе присваивать себе функции правосудия; Независимость судей и подчинение их только закону. Ни один государственный орган, должностное или иное лицо не вправе указывать суду, как ему следует решить то или иное дело; судьи решают дело на основе закона и личного убеждения. Если вышестоящий суд отменяет судебное решение, то он опять-таки не указывает, как именно следует решить дело, а направляет его в иной состав судебной коллегии, и уже она решает дело; Свобода доступа к суду. Нельзя отказывать в приеме дела по причинам отсутствия закона или его неясности. Суд обязан принять и рассмотреть иск (он может отклонить рассмотрение только по причине не подведомственности или неподсудности дела); Коллективное отправление правосудия. Мировой судья единолично может рассматривать только мелкие правонарушения; Ведение судебного процесса на языке, понимаемом сторонами, или с обеспечением им переводчика за счет государства; Гласность, т.е. открытый, публичный суд. Закрытые заседания проводятся, если в процессе затрагиваются вопросы государственной тайны, интимные отношения сторон; Возможность обжалования и пересмотра судебного решения путем апелляции (повторное рассмотрение дела по существу по процедуре первой инстанции), кассации (проверка выполнения закона судом), ревизий, которая сочетает черты апелляции и кассации; Ответственность государства за судебную ошибку. Государство возмещает физическому или юридическому лицу ущерб, который причинен ему ошибочным судебным решением, неправильным осуществлением правосудия. Конституция закрепляет некоторые особые принципы в сфере уголовного процесса – гарантии правосудия, поскольку именно в уголовном процессе судебное, т.е. государственное принуждение проявляется особенно жестоко. К их числу относятся: право обвиняемого на рассмотрение дела в присутствии присяжных заседателей, которые решают вопрос о его виновности или невиновности; право пользоваться помощью адвоката с момента задержания или ареста; право на бесплатную юридическую помощь в установленных законом случаях; презумпция невиновности (каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана и установлена вступившим в законную силу приговором суда; ни кто не может быть осужден повторно за одно и тоже преступление; при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона; закон устанавливающий и отягчающий ответственность обратной силы не имеет. Некоторые из названных принципов относятся, прежде всего, к уголовному процессу, но распространяются и на гражданские дела. Также, во всех государствах, существуют различные органы и должностные лица, одна из задач которых состоит в содействии судебной власти. Это прокуроры, следователи, адвокаты, нотариусы, судебная полиция, судебные исполнители. На вопрос о значимости судебных органов в системе разделения вла­стей, равно как и на многие другие связанные с ним вопросы, следуют хотя и сходные, но далеко не всегда равнозначные ответы. В одних случаях акцент делается на том, что в системе разделения властей суд должен выступать своего рода гарантом сложившегося их равновесия. В других случаях суд в системе разделения властей рассматривается как своеобразный арбитр, как институт, выступающий в качестве по­средника между законодательной и исполнительной властями. При этом также иногда указывается на то, что суд не справляется с данной зада­чей. Наконец, в третьих случаях суд представляется в виде института, призванного в ходе не прекращающейся между различными ветвями власти борьбы за влияние. Кроме названных, есть и другие интерпретации и подходы к реше­нию проблем места и роли судебной власти в системе других государст­венных властей. Помимо всего прочего, они свидетельствуют о важно­сти, сложности и вместе с тем запутанности рассматриваемых проблем. Об этом же свидетельствуют и нескончаемые споры вокруг проблем соотношения законодательной и исполнительной властей. Вопрос, как правило, ставится в двух плоскостях: в плане проблем оптимальности соотношения законодательной и исполнительной властей и в плане пре­делов допустимости делегирования законодательной власти. При рассмотрении проблем оптимальности соотношения законода­тельной и исполнительной властей общей исходной посылкой для ис­следователей разных стран, включая американцев, является следующая. Конгресс (парламент, Национальное собрание) принимает законы, а пре­зидент (правительство, кабинет) их исполняет, проводит в жизнь. Эта аксиома концепции разделения властей закрепляется иногда в текущих законах, а чаще - в конституциях. Она довольно редко подвергается сомнению. За исключением тех аномальных в современной истории случаев (фашистская Германия, демократическая Россия после расстре­ла парламента 3-4 октября 1993 г.), когда вопреки здравому смыслу и порушенной Конституции предлагалось считать акты исполнительной власти по юридической силе стоящими над законами актами законода­тельной власти. Однако такое положение, а точнее, "соотношение" законодательной и исполнительной властей - это крайность для современных государств. Она, естественно, серьезными учеными-конституционалистами не обсу­ждается, а осуждается. Обсуждению же на предмет оптимального, наиболее рационального распределения властей, с точки зрения интересов всего общества, а не эгоистических интересов правящей клики и отдельных лиц, подлежат только те случаи, когда обе ветви обладают реальной, а не декоратив­ной, формальной властью. Именно только по отношению к таким, а не крайним ситуациям высказываются суждения, касающиеся критериев оптимального распределения законодательной и исполнительной вла­стей, установления баланса между ними, их активности и эффективно­сти. ГЛАВА III. ПРОБЛЕМЫ ОПТИМИЗАЦИИ РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ В РФ 3.1.Реальное осуществление принципа разделения властей Согласно действующей Конституции, носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ. Захват власти кем бы то ни было противоправен. Власть может осуществляться народом либо непосредственно, высшим выражением чего служат референдум и свободные выборы, либо через посредство органов государственной власти и самоуправления (ст. 3). Органами осуществления государственной власти на общефедеральном уровне выступают Президент РФ, Федеральное Собрание, Правительство Российской Федерации, суды РФ. Органы государственной власти РФ строят свою деятельность на принципах, составляющих основы конституционного строя Россия. Защита прав и свобод человека — обязанность государства. Для исключения противоправной узурпации власти и попрания прав и свобод, устанавливается принцип разделения властей. В Российской Федерации носителем законодательной власти и представительным органом является Федеральное собрание. Исполнительной властью наделено Правительство РФ. Правосудие осуществляют суды, а судебная власть реализуется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Вроде бы все ветви власти имеют своих представителей, и Президент России оказывается как бы вне рамок механизма разделения властей. В действительности это не так.

ПРЕЗИДЕНТ

Президент Российской Федерации, будучи главой государства, является верховным представителем Российской Федерации и внутри страны, и в международной жизни. На него возложены выполнения задач, связанных с гарантией осуществления Конституции, прав и свобод, охраной суверенитета, независимости и целостности государства. В этих условиях он наделен необходимыми полномочиями и прерогативами. Но государственную работу вершит не один Президент. Ее осуществляют все ветви власти, каждая из которых действует в пределах своего ведения и свойственными ей методами. Президент должен обеспечить координацию и согласованность деятельности всех органов власти. Президент действует не как указующая инстанция, а совместно с другими ветвями власти, принимая в той или иной степени участие в каждой из них.[14] Президент Российской Федерации участвует в осуществлении верховного представительства страны. Это право вытекает из того, что его избирают путем прямых выборов. "Одно и то же лицо не может занимать должность президента более двух сроков подряд".[15] В сфере взаимодействия с парламентом Президенту РФ принадлежат весьма значительные полномочия. Он назначает выборы в Государственную Думу и распускает ее в случаях, предусмотренных Конституцией, пользуется правом законодательной инициативы, может вернуть одобренный парламентом законопроект для повторного обсуждения (отлагательное вето), подписывает и обнародует законы. Таким образом, Президент России может оказывать весьма активное воздействие на работу парламента. Однако он не подменяет его. Он не может принимать законы. А издаваемые Президентом нормативные акты не должны противоречить Конституции и основным законам. [16] Президент РФ обладает довольно широкими полномочиями в сфере государственного управления. Он назначает Председателя Правительства и по его представлению заместителей председателя и федеральных министров, принимает решение об отставки правительства. Для ограничения Президентского влияния на Правительство введены ряд сдержек. Прежде всего, Председатель Правительства РФ назначается Президентом с согласия Государственной Думы. Однако если Государственная Дума трижды отвергнет кандидатуру Председателя Правительства, то Президент вправе сам его назначить и при этом распустить Государственную Думу и объявить о новых выборах. Реализация такого полномочия создает, конечно, особую неординарную ситуацию, которая все же не может привести к установлению единоличного президентского правления. Конституция не допускает этого. Так, если государственная дума распущена, то новые выборы должны быть назначены в такие сроки, чтобы Государственная Дума нового созыва собралась на новое заседания не позднее чем через четыре месяца после роспуска. Значит период, в течение которого может отсутствовать парламентский контроль над Правительством, ограничен. Поскольку, по Конституции, Государственная Дума может выразить недоверие Правительству, то тем самым исход выборов предрешает судьбу Правительства. Правда сам Президент может не согласится с Государственной Думой и не отправлять после выражения ей недоверия в отставку. Для того, чтобы решение о недоверии возымело должный эффект, оно должно быть подтверждено Государственной Думой по истечению трех месяцев. В случае если имел место досрочный роспуск Государственной Думы, Президент не может в течение года после выборов вновь распустить палату. Следовательно, остается только один выход — отставка Правительства. Механизм, заложенный в Конституции Российской Федерации для разрешения возможного конфликта между законодательной и исполнительной властями, отличается большой сложностью. Президент — арбитр в споре между властями — может, во всяком случае теоретически, осуществлять в течение нескольких месяцев управление страной посредством Правительства, не пользующегося поддержкой Государственной Думы. После выборов Президенту так или иначе придется считаться с результатами выборов. Тем не менее, следует признать, что глава государства обладает большими возможностями для воздействия на законодательную и исполнительную власти. Он не просто арбитр, следящий за всеми ветвями власти, он сам участвует в деятельности всех государственных органов.

Полномочия Президента

Президент Российской Федерации определяет основные направления внутренней и внешней политики государства, он является Верховным Главнокомандующим Вооруженных Сил, осуществляет руководство внешней политикой, в случае угрозы агрессии вводит военное положение, а при иных особых обстоятельствах - чрезвычайное положение. Он решает вопросы гражданства, представляет кандидатуры для назначения на высшие государственные должности (например, Председателя Центробанка, судей Конституционного, Верховного и Высшего Арбитражного Судов, Генерального прокурора Российской Федерации и др.). Он формирует Совет Безопасности и Администрацию Президента, назначает полномочных представителей Российской Федерации, высшее командование Вооруженных сил. [17] В России не предусмотрена парламентская ответственность главы государства. Это значит, что парламент не может заставить Президента уйти в отставку. Но это не значит, что глава государства свободен от следования предписаниям Конституции и законов. Если его деятельность приобретает противоправный характер, вступает в действие специальный механизм ответственности (импичмент). Президент Российской Федерации может быть привлечен к ответственности только в случае государственной измены или совершения иного тяжкого преступления. Наличие признаков такого преступления должно быть подтверждено Верховным судом РФ. После выдвижения обвинения следует довольно сложная процедура выражения импичмента. Надо сказать, что бывшему президенту пытались выдвинуть импичмент, но эта попытки только показали, что это практически невозможно. [18] Важнейшей конституционно-правовой гарантией обеспечения разделения властей и предупреждения злоупотреблений со стороны исполнительной власти остается механизм ответственного правления. Это значит, что Правительство РФ подконтрольно парламенту и несет политическую ответственность за свои действия. ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ ВЛАСТЬ Парламент Российской Федерации — Федеральное собрание — состоит из двух палат. Это Государственная Дума, депутаты которой избираются населением страны путем всеобщих, равных и прямых выборов (450 депутатов), и Совет Федерации, "в который входит по два представителя от каждого субъекта Российской Федерации: по одному от законодательного (представительного) и исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации". [19] Поскольку органом общенародного представительства является Государственная Дума, то именно на эту палату возложен контроль за деятельностью Правительства и ей принадлежит право выражения вотума недоверия. Государственная Дума единственный законодательный орган страны. Депутаты Государственной Думы работают на профессиональной основе. Депутаты Федерального Собрания обладают неприкосновенностью в течение всего депутатского срока. Федеральное Собрание постоянно действующий орган. В ст. 102 и 103 Конституции перечислены основные направления деятельности Федерального Собрания. В этих статьях проявляется принцип сдержек и противовесов президенту и правительству. Так, например, без согласия Федерального Собрания не могут быть назначены на свои должности судьи высшего звена, Председатель Правительства и т.д. Федеральное Собрание рассматривает все вопросы связанные с основной экономической деятельностью правительства: федеральный бюджет; федеральный сбор налогов и т.д. Все эти полномочия Федерального Собрания направлены на недопущение чрезмерного усиления исполнительной власти и Президента. ИCПОЛНИТЕЛЬНАЯ ВЛАСТЬ "Исполнительную власть Российской Федерации осуществляет Правительство Российской Федерации", — гласит ст.110 п.1 Конституции РФ. Председатель Правительства РФ назначается Президентом России с согласия Думы. Этот принцип является примером проявления принципа сдержек и противовесов, т.к. при назначение Президенту придется считаться с парламентским большинством. Председатель Правительства предлагает кандидатуры Президенту на должности его заместителей и федеральных министров. Правительство Российской Федерации обладает широкими полномочиями по осуществлению внутренней и внешней политики государства. Статья 114 Конституции РФ перечисляет полномочия Правительства. Правительством Российской Федерации осуществляется разработка государственного бюджета, проведение финансовой, социальной и экономической политики. Осуществляет меры по обороне страны и защите прав населения. Механизм парламентской ответственности Правительства описан в российской Конституции в общих чертах. Необходима его детализация в специальном законодательстве. Совершенно ясно, однако, что институт ответственности — обоюдоострое оружие. Его может использовать как Дума, отказывая в доверии правительству, так и исполнительная власть, угрожая прибегнуть к досрочным выборам.[20] Под функциями исполнительной власти следует определить ведущее направление в деятельности органов исполнительной власти, в которых выражается целевая нагрузка данной ветви государственной власти и с ними напрямую связан предоставляемый органом исполнительной вла­сти объем государственных полномочий.2 Иначе говоря, под функциями понимают и цели, которые ставит государство перед исполнительной властью, и основные направления ее деятельности, а также правовые средства, которые применяются для достижения поставленных целей. Каждая функция исполнительной власти имеет свою сферу деятельно­сти и осуществляется соответствующими методами. Функции отражают содержание деятельности исполнительной власти и во многом характе­ризуют ее сущность. Структурная сложность и особенности исполнительной ветви вла­сти таковы, что тщательный ее анализ приводит к выводу о двух уров­нях ее функций - первом и втором. Первый уровень функций исполнительной власти охватывает те функции, которые имеют глобальные значения для жизни общества. Не­обходимо подчеркнуть в связи с этим, что исполнительная власть гораз­до полнее, чем законодательная, представляет единство, сущность, функциональную направленность государства, а потому основное на­значение государства - охранять внутренний и внешний мир общества, обеспечивать его благосостояние - рельефно и содержательно вопло­щается в ее функциях. Каждая из функций определяется объектом управления и способом воздействия на него органов исполнительной власти. Один из объектов - это общественный порядок и национальная безопасность, которая охраняется и обеспечивается путем наблюдения компетентными органами исполнительной власти за местами, имеющими общественной значение и путем постоянного поддержания Вооруженных сил страны для защиты населения и территории от военного нападения. Это чрезвычайно важный объект управления, являющийся необходимой предпосылкой нормального бытия гражданского общества и функциони­рования его политических, экономических и культурных структур. Другой важный объект управления - это определенная отрасль на­родного хозяйства, социально - культурного и административно - поли­тического строительства (экономика, финансы, образование, здраво­охранение, и т.д.), функционирование которой возможно при постоянном управленческом воздействии на нее органов исполнительной власти, выражающемся в руководстве, планировании, регулировании, координи­ровании, подборе кадров, контроля. Этот объект определяет регулятивно - управленческую функцию исполнительной власти. О таком важном объекте государственного управления - защита прав и свобод граждан, определившим еще одну функцию исполнитель­ной власти, я расскажу подробнее в следующей главе. Итак, первая основная функция - функция охраны общественного порядка и обеспечение национальной безопасности представляет собой одно из главных направлений в деятельности органов данной ветви вла­сти. Известно, что общественный порядок, предполагающий также об­щественную безопасность - фундамент нормальной социальной жизни всех граждан и деятельности всех государственных, общественных и частных учреждений. Ослабление функции охраны общественного по­рядка дает о себе знать ростом административных проступков и престу­плений, нарушением санитарных и экологических правил; отрицательно сказывается и на других сторонах деятельности государства, а именно на управлении экономикой, финансами, культурой, образованием, соци­альным обеспечением и т.д. Охрана общественного порядка органам исполнительной власти осуществляется методами наблюдения, надзора и контроля за поведе­нием граждан и деятельности организаций. Другой стороной рассматриваемой функции является националь­ная безопасность, которая определяется как состояние защищенности интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз. В нее включаются в первую очередь государственная и оборонная безопасность, а также другие ее виды: экономическая, информационная, медицинская, экологическая и т.д. Вторая важнейшая функция исполнительной власти - управленче­ская, представляющая собой деятельность "публичных служб" по руко­водству экономикой, финансами, культурой, образованием, здравоохра­нением, обороной, внутренними и внешними делами государства. Так, статья 21 Закона Российской Федерации "О Совете Министров - Прави­тельства РФ" от 22 декабря 1992 года достаточно выразительно подчер­кивает организационно - управленческий аспект в деятельности высше­го федерального органа исполнительной власти. Правительство РФ объединяет, направляет и координирует работу министерств, государст­венных комитетов и других подведомственных ему органов исполни­тельной власти. [21] Как видно, данная деятельность Правительства РФ является управленческой по характеру, осуществляется непрерывно, на основе и во исполнении закона. Государственное управление как деятельность органов исполни­тельной власти выступает одновременно и как распорядительная дея­тельность, то есть органы исполнительной власти выступают не как пас­сивные исполнители закона, воли законодательного или вышестоящего по вертикали органа, но как органы, обладающие властными полномо­чиями, предпринимающие управленческие действия по собственной инициативе, реагирующие посредством властных решений на перемены в управленческой ситуации. Следует подчеркнуть, что исполнительная ветвь власти имеет де­ло с таким объектом управления, который характеризуется быстрыми изменениями, появлением новых проблем, возникновением критических ситуаций. Этим объясняется наделение органов исполнительной власти правом издавать предписания для нижестоящих органов - подзаконные нормативные и индивидуальные акты. Распорядительную деятельность органов исполнительной власти нельзя противопоставлять исполнительной, в государственном управле­нии исполнения и повеления следует рассматривать как две стороны одной медали: исполняя законы, орган исполнительной власти своими предписаниями приводит в движение всю административную машину. Государственное управление - это положительная, организующая и творческая деятельность органов исполнительной власти, осуществляющих руководство хозяйственным, социально - культурным, и адми­нистративно - политическим строительством. Бельский считает, что понятие государственное управление явля­ется более широким, чем понятие исполнительная власть, но когда речь идет о государственном управлении как деятельности органов исполни­тельной власти, то государственное управление понимается в узком смысле, как форма и основа практической реализации исполнительной власти. В понятии государственное управление, по Вольскому, интегри­руется государственные аппараты управления законодательной и су­дебной ветвей власти. [22] Второй уровень функций исполнительной власти-нормотворчество, оперативно - исполнительная и юрисдикция. Они имеют вспомога­тельный, инструментарный характер и направлены на обслуживание ка­ждой из основных функций, то есть используются как организационно-технические средства реализации основных функций рассматриваемой власти. Необходимой вспомогательной функцией исполнительной власти является нормотворческая функция, которая заключается в издании ор­ганами этой власти нормативных актов управления. Основная особен­ность этой функции в том, что правотворческая деятельность органов исполнительной власти продолжает в границах своей компетенции деятельность, которую начал законодатель. Если нормы законы не регу­лируют непосредственно управленческих и полицейских отношений, а они нуждаются в правовой регламентации, то эту функцию выполняют соответствующие органы исполнительной власти. В настоящее время Президент РФ, у которого есть прерогатива в области исполнительной власти. Правительство РФ, иные органы исполнительной власти издают огромное число актов управления, содержащих нормы права, причем объем таких нормативных актов непрерывно увеличивается. Другая вспомогательная, имеющая большее практическое значе­ние функция исполнительной власти - оперативно-исполнительная. Она заключается в том, что органы исполнительной власти обеспечивают реализацию правовых норм, содержащихся как в законах, так и подза­конных актах. Если правотворческий орган (законодательной или испол­нительной власти) закрепляет в праве решения нормативного характе­ра, то другой орган, а именно орган исполнительной власти, на основа­нии своих государственно-властных полномочий обеспечивает приме­нение этих нормативных предписаний, продолжает их под нормативное регулирование в случаях, когда необходима их конкретизация. Цен­тральным звеном правоприменительной деятельности является управ­ленческое решение - властный индивидуальный акт, устный или пись­менный, адресованный определенному лицу и разрешающий конкретную проблему. Юридическая функция исполнительной власти может быть представлена как деятель­ность ее органов по применению административных, дисциплинарных, материальных и финансовых санкций к гражданам и работникам аппара­та государственного управления, совершившим правонарушения. Сис­тема таких юрисдикционных воздействий обеспечивает быстрое, про­стое, своевременное и эффективное наказание нарушителей общест­венного порядка, служебной дисциплины, а также лиц, посягающих на права и свободы других граждан. Таким образом, вопрос о функциях исполнительной власти являет­ся ключевым в теории исполнительной власти и на переходном этапе современной России приобретает научную и практически - политиче­скую значимость в организации деятельности органов исполнительной власти. В связи с этим изложением соображения о функциях исполни­тельной власти позволяют сделать следующий вывод. Для исполнительной ветви государственной власти характерно то, что она осуществляет свои функции посредством специального аппара­та. представляющего собой органы этой власти. Именно основные функции исполнительной власти могут служить научно обоснованным критерием классификации органов исполнительной власти. Интересно отметить, что функции, которые на уровне государства воплощены в трех обособленных ветвях власти (законодательство, управление, правосудие), перенесенные на исполнительную власть и встроенные в ее структуры, выполняют скромную вспомогательную, но организационно важную роль в реализации функций первого уровня. Если в основе функций первого уровня лежат главные направления в дея­тельности исполнительной власти, формирования основных видов ее органов, их специализация, то в основе функций второго уровня - сооб­ражения технической целесообразности. В целом же оба уровня функ­ций исполнительной власти можно представить как систему взаимных пересечений и уравновешиваний, положительных воздействий одних ор­ганов исполнительной власти на другие. Юридическая власть государства над его гражданами суверенна, но не беспредельна. Государство как в интересах гражданина и общест­ва, так и в собственных интересах идет по пути самоограничения и ус­танавливает область естественных прав и свобод граждан. Причем го­сударство, выделяя сферу прав и свобод граждан, возлагает на все вет­ви государственной власти обязанность защищать и охранять эти права и свободы, в том числе на исполнительную власть, где существенная роль принадлежит милиции, относительно защиты прав и свобод, что является ее задачей.[23] Функция защиты прав и свобод граждан - особая функция испол­нительной власти, особенность ее существования - не "массовость" (как в других функциях), а скорее индивидуальность, личностный подход. На этой системе построена деятельность многих органов исполнительной власти, в частности органов социального обеспечения, здравоохране­ния, милиции. Сильная исполнительная власть в России нужна. Но также нужен и механизм взаимных сдержек и противовесов. Многие называют исполнительную власть доминирующей в системе государственных органов. Но эта тенденция государственно-правового развития России прослеживается достаточно ясно. Также это отвечает общим тенденциям усиления исполнительной власти во всем мире.

Судебная власть

К сожалению, все еще традиционно слабым местом остается в России судебная власть. Прокламированные Конституцией принципы судоустройства и судопроизводства реализуются с трудом. И в данном случае ощущается противодействие и давление со стороны других ветвей власти. Несмотря на провозглашенные правовые и социальные гарантии судьи, как то несменяемость, неприкосновенность, независимость и т.д., они очень часто не могут полностью обеспечиваться из-за отсутствия технической и материальной базы. (Так закон о статусе судей, в котором говорится о предоставление судьи в течение полугода свободного жилья очень часто не может быть выполнен из-за отсутствия такого.) По Конституции РФ судебная власть является трехзвенной. Высшими судебными органами являются Верховный суд РФ, Высший Арбитражный Суд, Конституционный Суд. Конституционный суд РФ, который состоит из 19 судей и разрешает дела о соответствии Конституции РФ (ст.125 ч.2) В правовом государстве судебная власть должна быть важным гарантом прав и свобод, конституционного строя. Центральное место здесь занимает, конечно же, Конституционный Суд, который призван осуществлять конституционный контроль (судебные органы можно назвать самыми беспристрастными). За период реформ в нашей стране действовало два закона о конституционном суде (1991 и 1994 года) и, соответственно, два Конституционных Суда, отношение к которым неоднозначно. Все осознают полезность этого органа: "Конституционный суд призван быть высшим органом судебной власти по защите конституционного строя России. Он мог бы разрешать вопросы по спорным действиям органов государственной власти, имеющим конституционное значение. Являясь окончательным арбитром в споре между ветвями власти, он эффективно оказывал бы правовое воздействие на политику, не уходя от нее, но исходя из правосознания людей". Автор этого высказывания отмечает также, что первый Конституционный Суд не только принимал решения по неконституционным действиям Президента, но и обеспечивал выполнение важнейших законов и иных нормативных актов. Многие отмечают и печальное отсутствие в Конституции 1993года норм о том, что решения Конституционного Суда вступают в силу немедленно после их провозглашения, об особой роли Конституционного Суда в приведении к присяге Президента и о многом другом. С другой стороны, некоторые говорят о том, что новый Конституционный Суд (действующий на основе Конституции 1993 года и федерального конституционного закона "О Конституционном Суде РФ") стал менее политизированным органом (за счет сужения компетенции), более демократичным (за счет ослабления фигуры Председателя КС), что делает его более действенным и независимым. Несмотря на некоторые недостатки закона "О Конституционном Суде", мы не можем умалять роль этого органа в системе сдержек и противовесов: Конституция 1993 года наделяет Конституционный Суд такими полномочиями, как разрешение споров о компетенции между различными государственными органами, разрешение споров о соответствии конституции важнейших нормативных актов государственных органов, вынесение заключения о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления. Верховный суд является высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам (ст. 126). Высший Арбитражный Суд РФ является высшим судебным органом по разрешению экономических споров (ст. 127). Конституционный Суд призван осуществлять контроль за всеми государственными органами в РФ. О соответствии Конституции издаваемых нормативных актах, заключаемых международных договоров. Также Конституционный Суд решает споры между федеральными органами государственной власти России и органами государственной власти субъектов Российской Федерации (ст. 125). В связи с принятием России в Совет Европы теперь юрисдикция Европейского Суда распространяется и на территорию России. Это теперь высший судебный орган для России и ее граждан. Принцип разделения властей в сегодняшней России признан, конституционно закреплен и в той или иной мере применяется в построении и функционировании государственных институтов. Создание нормально функционирующего механизма сдержек и противовесов — одна из важных задач России. 3.2.Теория "разделения властей" и современные Российские дилеммы Было бы большой натяжкой утверждать, что в прежней советской и нынешней пост советской литературе России теории разделения властей уделялось серьезное внимание. До весны 1985 г. (начала "перестройки") о ней если и говорилось, то в основном с сугубо академических пози­ций или в критическом плане. Со ссылкой на классиков марксизма-ленинизма утверждалось (и не без оснований), что в западных странах, в частности в США, эта концепция применяется господствующим клас­сом буржуазии лишь в той мере, в какой она соответствует сложив­шимся отношениям. [24] С началом "перестройки" и вплоть до нынешних дней о теории раз­деления властей с благословения власть имущих, весьма чувствительных ко всему западному, а значит, безусловно цивилизованному, прогрес­сивному, говорят и пишут довольно много, размашисто, по пропагандистки ярко, идеологически доходчиво. Но среди массы в основном газетных, журналистского уровня публикаций - статей и пр. превали­руют упрощенные, не аналитического и не критического плана издания. Повсеместно проводится мысль о том, что наличие в государственном механизме России принципа разделения властей - это, безусловно, хо­рошо, а его отсутствие — это очень плохо.[25] "Из-за отсутствия в нашей политической системе постоянно действующей, профессиональной сфе­ры законодательной власти, разделения властей и механизма сдержек и противовесов, - пишет в связи с этим один из авторов, - сосредоточе­ния власти в едином центре, в партийных органах на различных уровнях и при бюрократической иерархической структуре организации процесса управления наше общество столкнулось с тем, что на каждом уровне власти высший руководитель... превращался практически в самозванца на каждом уровне власти, в каждом большом и маленьком институте общества".[26] Данный тезис, несомненно, заслуживал бы полной поддержки и вни­мания, если бы он не грешил категоричностью и идеалистичностью. Принцип разделения властей представляется в данном и других аналогичных трудах нередко чуть ли не в виде некой панацеи от всех бед. Полное и категорическое непризнание теории разделения властей в ее классическом понимании очень быстро сменилось столь же безусловным и категорическим ее признанием. В результате этого невольно создавалось впечатление, что в государственно-правовом механизме России немедленно установятся подлинно демократические порядок и режим, как только будет полностью воспринят принцип разделения вла­стей. Подобные мотивы, сознательно или неосознанно отодвигающие все другие факторы, оказывающие огромное влияние на политический ре­жим и государственный строй, стали доминирующими на некоторое время (вплоть до издания Указа "О поэтапной конституционной рефор­ме в Российской Федерации" от 21 сентября 1993 г.) во многих средст­вах массовой информации России. Они практически исключали воз­можность различной интерпретации, а тем более критического воспри­ятия теории разделения властей применительно к российской действи­тельности. Преобладали исключительно патетические тона и безудерж­ная апологетика в адрес нового государственного режима и конституци­онно закрепленного при нем принципа разделения властей. Плюрализм и принцип разделения властей стали краеугольными камнями в официальной государственно-правовой и общественно-политической идеологии России, как, впрочем, и других, прежних со­юзных республик, а ныне независимых государств. [27] С принятием летом 1990 г. Декларации о государственном суверени­тете концепция разделения властей стала рассматриваться в них в каче­стве официальной доктрины. В Беларуси принцип разделения властей получил также закрепление в Законе "Об основных принципах народо­властия в Белорусской ССР", принятом в феврале 1991 г. В нем особо подчеркивалось, что "государственная власть формируется и осуществ­ляется в трех структурах - законодательной, исполнительной и судеб­ной. Органы законодательной (представительной), исполнительной и судебной властей в пределах своей компетенции осуществляют свои полномочия самостоятельно и независимо друг от друга". [28] Сказанное о безоговорочном восприятии теории разделения властей в современной России и отсутствии сколько-нибудь значительных рас­хождений и споров о месте и роли данной доктрины в целом вовсе не означает отсутствия таковых относительно отдельных ее аспектов и частей.[29] Ожесточенные и нескончаемые споры между законодательной и исполнительной властями велись, например, в России вплоть до тра­гических событий 3-4 октября 1993 г. - расстрела парламента. Длительные дискуссии велись вплоть до Указа "О поэтапной конституцион­ной реформе в Российской Федерации", в котором было предложено Конституционному Суду не созывать свои заседания до начала работы Федерального Собрания. Многочисленные споры, а точнее, стычки, возникали и по другим аспектам теории разделения властей. О них нет необходимости здесь говорить, поскольку они зачастую носили не принципиальный по отно­шению к теории разделения властей, а прикладной и, как правило, конъюнктурный характер, были не глобальными, а локальными. Ни одна из спорящих сторон не подвергала сомнению те или иные положения теории разделения властей, не говоря уже о концепции в целом. Ни одна из них не оспаривала важность поддержания постоянно­го баланса, равновесия властей, в особенности законодательной и ис­полнительной властей. Но вместе с тем каждая из сторон стремилась истолковать различные аспекты теории разделения властей или возни­кающие время от времени коллизии лишь в свою пользу. Исполнительная власть трактовала "баланс" властей как фактиче­ское доминирование ее над законодательной и судебной, что особенно наглядно проявилось в названном Указе от 21 сентября 1993 г. В свою очередь, законодательная власть добивалась поддержания своего "верховного", конституционного статуса, необоснованно вторгаясь ино­гда при этом в сферу деятельности исполнительных органов государст­венной власти и Центрального банка. Разумеется, каждая из сторон при этом, нагнетая политические стра­сти, обвиняла другую в узурпации всей государственной власти. Каждая из них при этом, прикрываясь демократическими лозунгами и заботой о благе общества и народа, преследовала лишь свои собственные эгоисти­ческие цели и интересы, а точнее, цели и интересы стоящих за ними относительно небольших групп людей. Следует отметить, что для стран со сложившимися демократически­ми традициями и обычаями ничего особенного в функциональном про­тивостоянии законодательной и исполнительной властей нет. Нет ничего аномального и в том, что каждая из ветвей власти стремится макси­мально "реализовать" себя, в том числе и через попытки "принижения" деятельности или "перехват" некоторых второстепенных функций у других властей1. Аномальный характер взаимоотношений этих властей возникает лишь тогда, когда они выходят за рамки, установленные конституцией, и когда применяют в процессе разрешения существующих между ними противоречий недозволенные методы. В этих случаях нередко речь идет уже не о формальных нарушениях принципа разделения властей, а о фактическом его разрушении. Именно такая ситуация создалась (вначале формально - юридически, а затем и фактически) в России в сентябре - октябре 1993 г. Начав­шийся было внедряться в действующее законодательство и в политиче­скую практику принцип разделения властей юридически был блокиро­ван Указом "О поэтапной конституционной реформе в Российской Фе­дерации", а позднее, после разгона 3-4 октября 1993 г. парламента и прекращения деятельности Конституционного Суда, был фактически ликвидирован. Логикой самих событий в России еще раз непроизвольно подтвер­дился тезис, развивавшийся в советской литературе еще в 20 - 30-е го­ды, о том, что основные, наиболее острые проблемы, связанные с прин­ципом разделения властей, возникают, как правило, лишь в период борьбы различных классов и политических группировок за власть.[30] С оговоркой, естественно, о том, что речь шла о борьбе за власть не внутри правящих кругов Советского Союза или России, а между нарож­дающейся буржуазией и феодалами. Говоря о взаимоотношениях законодательной и исполнительной вла­стей и о зачатках теории разделения властей в современной России, необходимо исходить из существования трех относительно самостоя­тельных периодов становления и развития данного процесса. Первый период хронологически очерчен рамками: апрель 1985 г. -сентябрь 1993 г. Характерным для него является не только формально-юридическое закрепление (в Конституции и других нормативно-право­вых актах) принципа разделения властей, но и начало его реального воплощения в жизнь. О характере взаимоотношений различных ветвей власти и их правовом опосредствовании свидетельствуют многочислен­ные научные статьи, газетные материалы, различные нормативно-правовые акты. Данный период отличался тем, как справедливо отмечалось в лите­ратуре, что шло "постоянное и активное изменение существующих го­сударственной и правовой систем, политической системы общества в целом и не в последнюю очередь, хотя и весьма противоречивое и свое­образное, движение в сторону восприятия многих общепризнанных в мире признаков государственности, функционирующей на основе прин­ципа разделения властей".[31] В самом начале данного периода по инерции продолжало доминиро­вать восприятие государственной власти в Лице Советов как явления единого и неделимого. Традиционно считалось, что в плане применения теории разделения властей к российской действительности "разделению" подлежат не сами ветви государственной власти, а лишь властные функции. Причем нередко вопрос о разделении функций переносился с государственной сферы жизни на партийную и общественную. Огром­ное внимание в отечественной литературе традиционно уделялось чет­кому разделению функций государственных и партийных органов, недо­пустимости дублирования и подмены их друг другом. В конце 80-х - начале 90-х годов в отношении к принципу разделе­ния властей наметился резкий поворот. И это заметно проявилось не только в теории, но и на практике. Так, в частности, учреждение в 1991 г. института президентства в России и образование Конституционного Суда свидетельствовало, по­мимо всего прочего, о реальном выделении и укреплении механизма государственной власти России наряду с законодательной, исполнитель­ной и судебной властями. Закрепление же в Конституции России в 1992 г. положения о том, что "система государственной власти в Российской Федерации основана на принципах разделения законодательной, исполнительной и судебной властей" (ст. 3 Конституции РСФСР) свидетельствовало об официаль­ном признании этой теории. [32] Таким образом, применительно к государственно-правовой жизни реформируемой России в данный период принцип разделения властей признавался не только формально, теоретически, но и шаг за шагом стал воплощаться в реальную жизнь практически. Второй период адаптации теории разделения властей применительно к российской действительности охватывает промежуток времени с сен­тября 1993 г. (с момента издания Указа от 21 сентября 1993 г. № 1400) и до декабря этого же года (включая день проведения референдума по проекту новой Конституции и выборов 12 декабря 1993 г.). Характерной особенностью этого периода было прежде всего то, что в этот период, как отмечали эксперты, "было покончено с неприкосновенностью граждан. Покончено не только с двоевластием, но и с троеввластием, то есть с конституционным принципом разделения властей".[33] В чем последнее выражалось? Если говорить кратко, то - в ликвида­ции деятельности всей системы органов законодательной власти и Кон­ституционного Суда и установлении, как отмечали независимые экспер­ты, верховенства исполнительной власти, а точнее, единовластия прези­дента. [34] Одна ветвь - исполнительная власть - подмяла под себя все остальные ветви власти. Указом "О поэтапной конституционной реформе в Российской Фе­дерации" с 21 сентября 1993 г. в целях "сохранения единства и целостности Российской Федерации, вывода страны из экономического и по­литического кризиса, обеспечения государственной и общественной безопасности Российской Федерации, восстановления авторитета госу­дарственной власти" было "прервано" осуществление "законодательной, распорядительной функций" Съездом народных депутатов и Верховным Советом страны.[35] Этим же актом было "предложено" Конституционному Суду РФ "не созывать заседания до начала работы Федерального Собрания".[36] Считать фактически настоящий Указ по юридической силе превосходящим дей­ствующую Конституцию, ибо она продолжала функционировать лишь в той части, "в которой не противоречила настоящему Указу".[37] Оценивая данный Указ с юридической и других точек зрения, отече­ственные и зарубежные юристы недвусмысленно отмечали, что его по­ложения находились в явном противоречии с действующей Конститу­цией и что такого рода антиконституционные акты могут иметь отда­ленные неблагоприятные последствия . Издавая данный Указ, справедливо подчеркивал И.Г. Шаблинский, "президент открыто вышел за рамки Конституции и, более того, объя­вил некоторые ее важнейшие главы не имеющими юридической силы. Такие решения не могли не иметь шокирующего эффекта, особенно если учесть, что примерно с 1988 г. российское общество переживало возрождение интереса к либеральным, классическим представлениям о праве и правовом государстве".[38] Разделяя решение Конституционного Суда от 21 сентября 1993 г. по этому вопросу, автор вполне обоснованно заключает, что, согласно дей­ствовавшему в тот период законодательству, президент не имел права ни на издание данного Указа № 1400, ни на издание других, последо­вавших за ним указов. [39] Однако такого рода указы, несмотря на официальную оценку Указа № 1400, данную Конституционным Судом, как противоречащего дейст­вующей Конституции, продолжали издаваться. В них нашли свое даль­нейшее закрепление и развитие многие положения, которые ранее были признаны антиконституционными. Так, в нарушение действующего законодательства Указом "О Кон­ституционном Суде Российской Федерации" от 7 октября 1993 г. в раз­витие Указа от 21 сентября 1993 г. была констатирована "невозможность деятельности" Конституционного Суда России "в неполном соста­ве" и было предложено не созывать его заседания "до принятия новой Конституции Российской Федерации. [40] Указом "О реформе представительных органов власти и органов ме­стного самоуправления в Российской Федерации" от 9 октября 1993 г. была формально-юридически и фактически разрушена система местных органов государственной власти, а "исполнительно-распорядительные функции, закрепленные законодательством Российской Федерации за Советами народных депутатов", были возложены на "администрацию соответствующего субъекта Российской Федерации". [41] Наконец, Указом "О порядке назначения и освобождения от должно­сти глав администраций краев, областей, автономной области, автоном­ных округов, городов федерального значения" от 7 октября 1993 г. был отменен действовавший порядок выборности глав администраций орга­нами государственной власти. Прерогатива в решении данных вопросов перешла от органов законодательной власти к органам исполнительной власти. Главы администраций, согласно данному Указу, назначаются и освобождаются Президентом РФ "по представлению председателя Сове­та Министров - Правительства Российской Федераций. Наряду с названными в этот период были приняты и другие акты -указы, ставящие своей целью полный демонтаж существовавшего до 21 сентября 1993 г. механизма государственной власти и управления, а вместе с ним и окончательного выхолащивания принципа разделения властей. [42] На основе и во исполнение этих и иных им подобных указов на территории России складывалась система своеобразной соподчиненности - исполнительной власти и всех других государственных властей. И хотя в новой Конституции РФ (ст. 10) по-прежнему подчеркива­лось, что "государственная власть в Российской Федерации осуществля­ется на основе разделения на законодательную, исполнительную и су­дебную" и что "органы законодательной, исполнительной и судебной властей самостоятельны", суть дела от этого и реальная действительность заметно не изменились. Принцип разделения властей продолжал функционировать лишь номинально, формально юридически. Фактиче­ски же существовал скорее принцип технического распределения между различными гос. органами предметов ведения, сферы деятельности, функций, но отнюдь не разделения властей. С принятием Конституции России 12 декабря 1993 г. в развитии, точнее, применении теории разделения властей в нашей стране на­чался новый, третий период, который продолжается вплоть до на­стоящего времени. Конституция РФ 1993 г. не только декларировала принцип разделе­ния властей, но и довольно четко за каждой из них круг от­носящихся закрепила к их ведению вопросов, их компетенцию. Согласно Конституции, законодательным и представительным ор­ганом Российской Федерации является Федеральное Собрание - пар­ламент. Он состоит из двух палат - Совета Федерации и Государствен­ной Думы (ст. 94, 95). Исполнительную власть в стране осуществляет Правительство Рос­сийской Федерации (ст. 110). Судебная власть осуществляется "посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства" (ст. 118). В системе государственных органов, осуществляющих судеб­ную власть, в конституционном порядке выделяются следующие. Конституционный Суд Российской Федерации выступает как судеб­ный орган конституционного контроля, "самостоятельно и независимо осуществляющий судебную власть посредством конституционного судо­производства". [43] Верховный Суд Российской Федерации 1юляется "высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции" (ст. 126 Конституций РФ). Высший Арбитражный Суд Российской Федерации выступает как высший судебный орган "по разрешению экономических споров и иных дел, рассматриваемых арбитражными судами" (ст. 127 Конституции РФ). В системе высших властных структур современного российского государства особое место занимает институт президентства. Согласно Конституции РФ, президент является главой государства. Он выступает как гарант Конституции, а также "прав и свобод человека и гражданина". В установленном Конституцией РФ порядке президент принимает меры по охране суверенитета России, ее независимости и государственной целостности; определяет основные направления внут­ренней и внешней политики государства; обеспечивает "согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти" (ст. 80 Конституции РФ). В соответствии со своими конституционными полномочиями прези­дент назначает с согласия Государственной Думы Председателя Прави­тельства России; принимает решение об отставке правительства; имеет право председательствовать на заседаниях правительства; по предложе­нию Председателя Правительства РФ назначает на должность и освобо­ждает от должности заместителей Председателя Правительства и мини­стров; представляет Государственной Думе кандидатуру для назначения на должность председателя Центрального банка России, а также ставит вопрос о его освобождении. Кроме того, согласно Конституции, президент выполняет также ряд других полномочий и функций. По своей природе и характеру они являются в основном исполнительно-распорядительными полномо­чиями и функциями. Являясь главой государства, президент одновре­менно фактически выполняет функции и главы правительства. Сочета­ние полномочий главы государства с фактическими полномочиями гла­вы правительства позволяет Президенту России сосредоточить в своих руках огромную, поистине главенствующую президентскую, власть. Означает ли это, что в формально-юридическом, конституционном смысле Президент России как глава государства стоит по своему стату­су не только над исполнительно-распорядительными, но и над законода­тельными и судебными органами? Нет, не означает. Конституция РФ в связи с этим особо оговаривает, например, что в своей деятельности при определении основных направлений внутренней и внешней политики государства президент руководствуется Консти­туцией и федеральными законами. В Основном Законе страны особо подчеркивается, что "указы и распоряжения Президента Российской Федерации не должны противоречить Конституции Российской Федера­ции и федеральным законам". [44] Аналогичные по своему характеру положения содержатся также и в текущем законодательстве. Так, в Гражданском кодексе РФ особо ука­зывается на то, что "в случае противоречия указа Президента Россий­ской Федерации или Правительства Российской Федерации настоящему Кодексу или иному закону применяется настоящий Кодекс или соот­ветствующий закон".[45] Из сказанного следует, что если указы президента как главы госу­дарства, согласно Конституции, уступают по своей юридической силе законам, т.е. актам, принимаемым высшим законодательным органом страны - парламентом, то институт президентства не может быть по своему статусу выше парламента, стоять над парламентом. Аналогично обстоят дела не только с законодательной властью и осуществляющими ее высшими органами, но и с судебной властью и реализующими ее органами. В Конституции РФ прямо говорится о том, что "судебная система Российской Федерации устанавливается Консти­туцией Российской Федерации и федеральным конституционным зако­ном" и что "судьи независимы и подчиняются только Конституции Рос­сийской Федерации и федеральному закону". [46] В формально-юридическом плане это означает, что судебная власть, так же как и законодательная, является относительной самостоятельной ветвью власти по отношению к исполнительной власти и по отношению друг к другу они оказывают сдерживающее влияние и уравновешивают друг друга. Однако, как показывает практический опыт функционирования вла­стей после принятия Конституции России 1993 г., обладая относитель­ной самостоятельностью и сдерживая в своей повседневной деятельно­сти друг друга, государственные власти далеко не всегда уравновешива­ют друг друга. В особенности это касается законодательной и исполнительно-распорядительной властей. В отношениях между ними, равно как и в отношениях с другими ветвями и разновидностями властей, неизменно доминирует президентская, а точнее, исполнительная власть. Во взаимоотношениях с судебной властью это предопределяется прежде всего тем, что президент обладает огромными конституционны­ми возможностями оказывать влияние на кадровый состав судебных органов. Так, в соответствии со ст. 83 и 128 Конституции РФ президент представляет кандидатуры Совету Федерации для назначения на должности судей Конституционного Суда, Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда. Кроме того, он назначает судей других федераль­ных судов. В отношениях с законодательной властью доминирование исполни­тельной власти во многом предопределяется тем, что президент обладает такими весьма действенными рычагами, как право роспуска Государст­венной Думы, право назначения выборов в Государственную Думу, пра­во назначения референдумов, право на внесение законопроектов в Ду­му, подписывания и обнародования федеральных законов. Президент обладает также правом вето на принимаемые законы. [47] Согласно Конституции РФ, законодательная власть имеет опреде­ленные рычаги обратного воздействия ("сдерживания") на исполнитель­ную власть. Среди них наиболее действенными считаются, например, такие, как полномочия Государственной Думы на решение вопроса о доверии Правительству России, право Совета Федерации на основе выдвинутого Государственной Думой обвинения против президента на решение вопроса об отстранении его от должности и др. Данные и другие подобные им полномочия, несомненно, являются важными рычагами влияния законодательной власти на исполнительную власть и оказывают определенное "сдерживающее" по отношению к ней воздействие. Однако по своей силе они заметно уступают средствам воздействия исполнительной власти на законодательную. Кроме того, некоторые средства сдерживания исполнительной власти со стороны законодательной в значительной мере нейтрализуются по­тенциальной возможностью применения обратных, более сильных мер. В качестве примера можно сослаться на ст. 103 Конституции РФ, которая представляет Государственной Думе в качестве одного из средств влияния законодательной власти на исполнительную власть пра­во давать (или не давать) согласие Президенту на назначение Председа­теля Правительства России, а также право решать вопрос о доверии пра­вительству. Это право, помимо того что является относительным, имеет еще одну, негативную по отношению к законодательной власти грань. А именно в связи с выражением недоверия правительству или в свя­зи с отказом Государственной Думы утвердить предлагаемую президен­том кандидатуру председателя Правительства может возникнуть вопрос вообще о дальнейшем существовании в данном составе самой Думы. Так, в соответствии с Конституцией, в случае выражения Думой не­доверия правительству и несогласия с этим решением президента Дума вправе повторно выразить в течение трех месяцев свое прежнее мнение о правительстве. Однако в данном случае она рискует быть распущен­ной президентом, если он сочтет невозможным объявить отставку пра­вительства. [48] Государственная Дума может быть распущена президентом и в дру­гом случае. А именно, если она трижды отклонит представляемые ей на рассмотрение кандидатуры Председателя Правительства РФ. В этом случае президент сам назначает председателя правительства, распускает Думу и назначает новые выборы. [49] Таким образом, право законодательной власти в лице Государствен­ной Думы давать или не давать согласие на назначение Председателя Правительства, так же как и право на выражение недоверия правитель­ству как средство влияния на исполнительную власть, является весьма относительным и довольно легко нейтрализуемым со стороны исполни­тельной власти. Это, равно как и многое другое из президентских прерогатив, в значительной степени предопределяет в настоящее время в России формально-юридическое и фактическое доминирование исполнительной ветви над остальными ветвями государственной власти.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Принцип разделения властей воплощен в Российской Федерации в ходе радикальных демократических реформ. Главное содержание этого принципа состоит в том, что только при условии разделения функций государственной власти между самостоятельными органами может быть установлен демократический режим правления. Как известно, существуют три основные функции государственной власти- законодательная, исполнительная и судебная, поэтому каждая из этих функций и должна исполняться предназначенными для нее органами государства. Необходимо особо отметить, что сама государственная власть едина , ее единственным источником в Российской Федерации является многонациональный народ России. Ни один из государственных органов не может присваивать себе полномочия по осуществлению суверенной государственной власти. Речь в данном случае идет только о распределении функций и ответственности между различными государственными органами. Конституционный принцип, в соответствии с которым "государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную исполнительную и судебную ", предполагает создание органов, представляющих каждую ветвь власти. В пределах своей компетенции по осуществлению указанных функций эти государственные органы самостоятельны и независимы, но при этом они не могут не взаимодействовать. Таким образом, каждая ветвь следит за тем , чтобы другая не превышала пределы отведенных ей полномочий. Такая "система сдержек и противовесов" применяется в той или иной мере в большинстве демократических государств. Таковы основные изменения (дополнения) которые претерпела концепция разделения властей за более чем двухсотлетнюю историю своего существования, эта теория нашла очень широкое применение в государственно-правовой практике многих стран. Каковы же результаты? Прежде всего, теория разделения властей явилась одним из основных гарантов прав и свобод человека, именно в тех странах, где реализация данной концепции имеет наиболее прочные традиции, демократические принципы нашли самое широкое применение. Второе преимущество государственной системы, основанной на принципе разделении властей - это относительная стабильность внутриполитического положения государства, потому что разделение властей позволяет выходить из критических ситуаций на основе норм конституции, посредством консенсуса социальных сил. Вообще, сейчас трудно судить о результатах применения теории разделения властей в России на практике, потому что применение этого принципа невозможно отделить от других тенденций в развитии государств: стремление к демократии, созданию гражданского общества и правового государства. Поэтому некоторые перечисленные мной "результаты применения теории разделения властей" относятся, скорее, к результатам применения всех новых, прогрессивных государственно-правовых концепций, органично взаимосвязанных друг с другом СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ ИСТОЧНИКИ 1. Конституция Российской Федерации- М., "Юридическая литература", 1993 г. 2. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая. -М., 1998. Ст.3, п. 5. 3. Федеральный конституционный закон "О Конституционном Суде Россий­ской Федерации". - Консультант плюс 4. ФЗ РФ "О порядке формирования Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации" ст.1- Консультант плюс 5. Закон РФ "О милиции" // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ, 1992, - №16. - Ст.503. 6. Указ Президента РФ "О поэтапной конституционной реформе в Россий­ской Федерации" от 21 сентября 1993 г. Ст. 1.- Консультант плюс 7. Указ "Об образовании Комиссии законодательных предположений при Президенте Российской Федерации" от 26 сентября 1993 г. (№ 1457); - Консультант плюс 8. Указ "О функционировании органов исполнительной власти в период поэтапной конституционной реформы в Российской Федерации" от 27 сентября 1993 г. - Консультант плюс 9. Указ Президента РФ "О Конституционном Суде Российской Федерации" от 7 октября 1993 г. Ст. 1.- Консультант плюс 10. Указ Президента РФ "О реформе представительных органов власти и ор­ганов местного самоуправления в Российской Федерации" от 9 октября 1993 г. Ст. 4.- Консультант плюс 11. Указ "Об основных началах организации государственной власти в субъектах Российской Федерации" от 22 октября 1993 г. (№ 1723) и др. 235- Консультант плюс ЛИТЕРАТУРА 1. Авакьян С. Создан прецедент. Неконституционная власть не имеет пер­спективы - Независимая газета. 1993. 15 окт. 233 2. Бережнов А.Г. Принцип разделения властей в контексте теории и практи­ки советской и современной российской государственности // Разделение вла­стей: история и современность / Отв. ред. М.Н. Марченко -М., 1996. 3. Бестужев-Лада И. Что такое "разделение властей"? Почему оно необходи­мо? -Горизонт. 1989. № 3. 4. Бельский К.С. о функциях исполнительной власти // Государство и право, 1997. - №3. - С.17-18 5. Венгеров А.Б. Теория государства и права.- М., 1998. 6. Жан-Жак Руссо Трактаты. М.1969. 7. Кутафин О.Е. Основы государства и права, -М., 1998. 8. История политических и правовых учений / Под ред. О.Э. Лейста. -М.,1997. 9. Мигранян А. Механизм торможения в политической системе и пути его преодоления // Иного не дано.- М., 1988. 10. Мишин А.А. Принцип разделения властей в конституционном механизме США.- М., 1984. 11. Ш. Монтескье Избранные произведения. -М.: 1955. 12. Лазарев Б.М. "Разделение властей" и опыт Советского государства // Коммунист. 1988. № 16. 13. Сафарова М.Р. Разделение властей и конституционное реформирова­ние высших законодательных и исполнительных органов власти России и дру­гих суверенных республик СНГ // Актуальные проблемы конституционного законодательства / Отв. ред. А.В. Мицкевич.-М., 1992. 14. Чиркин В. Е. Конституционное право зарубежных стран. – М., 1997. 15. Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ 1993, - №1. - Ст.14. 16. Энгель Е. Основы советской Конституции.-М., 1923. 17. Шаблинский И.Г. Пределы власти. Борьба за российскую конституцион­ную реформу (1989-1995 гг.).- М., 1997. 18. Ведомости Верховного Совета Белорусской ССР. 1991. № 12. С. 129.
[1] История политических и правовых учений / Под ред. О.Э. Лейста. -М.,1997. С. 233 [2] Ш. Монтескье Избранные произведения.- М., 1955. С. 289 [3] Ш. Монтескье Избранные произведения.- М., 1955. С. 289 [4] Там же С.289. [5] Там же С. 290. [6] Венгеров А.Б. Теория государства и права.- М., 1998, С. 33-36. [7] Жан-Жак Руссо Трактаты. -М.,1969.С.199 [8] Там же с.201 [9] Там же С.357 [10] Жан-Жак Руссо Трактаты.- М.,1969.С.204 [11] Чиркин В. Е. Конституционное право зарубежных стран. – М., 1997, С. 267. [12] Чиркин В. Е. Конституционное право зарубежных стран. – М., 1997, С. 268. [13] Чиркин В. Е. Конституционное право зарубежных стран - М., 1997, С. 275. [14] Кутафин О.Е. Основы государства и права- М., 1998. С. 80. [15] Конституция РФ. 1993. Ст. 81 п.3 [16] Конституция РФ. 1993. 1Конституция РФ. 1993. [18] Кутафин О.Е. Основы государства и права –М., 1998. С. 81. [19] ФЗ РФ "О порядке формирования Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации" ст.1 [20] Кутафин О.Е. Основы государства и права- М., 1998. С. 86. [21] Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ 1993, - №1. - Ст.14. [22] Бельский К.С. о функциях исполнительной власти // Государство и право, 1997. - №3 С.17-18 [23] Закон РФ "О милиции" // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ, 1992, - №16 С..503. [24] Бестужев-Лада И. Что такое "разделение властей"? Почему оно необходи­мо? // Горизонт. 1989. № 3. С. 9-20; [25] Мишин А.А. Принцип разделения властей в конституционном механизме США. -М., 1984. С. 4. [26] Мигранян А. Механизм торможения в политической системе и пути его преодоления // Иного не дано. -М., 1988. С. 105. 229 [27]Сафарова М.Р. Разделение властей и конституционное реформирова­ние высших законодательных и исполнительных органов власти России и дру­гих суверенных республик СНГ // Актуальные проблемы конституционного законодательства / Отв. ред. А.В. Мицкевич. М., 1992. С. 78-87. [28] Ведомости Верховного Совета Белорусской ССР. 1991. № 12. С. 129. [29] Лазарев Б.М. "Разделение властей" и опыт Советского государства // Коммунист. 1988. № 16. С.230 [30] Энгель Е. Основы советской Конституции .-М., 1923. С . 167-169 [31] Бережнов А.Г. Принцип разделения властей в контексте теории и практи­ки советской и современной российской государственности // Разделение вла­стей: история и современность / Отв. ред. М.Н. Марченко М., 1996. С. 320. 232 [32] Конституция РСФСР. М., 1992. С. 3. [33] Независимая газета. 1993. 12 ноября. [34] Авакьян С. Создан прецедент. Неконституционная власть не имеет пер­спективы // Независимая газета. 1993. 15 окт. 233 [35] Указ Президента РФ "О поэтапной конституционной реформе в Россий­ской Федерации" от 21 сентября 1993 г. Ст. 1. [36] Там же. Ст. 10. [37] Там же. Ст. 1. [38] Шаблинский И.Г. Пределы власти. Борьба за российскую конституцион­ную реформу (1989-1995 гг.). -М., 1997. С. 161. [39] Там же. С. 163. [40] Указ Президента РФ "О Конституционном Суде Российской Федерации" от 7 октября 1993 г. Ст. 1. [41] Указ Президента РФ "О реформе представительных органов власти и ор­ганов местного самоуправления в Российской Федерации" от 9 октября 1993 г. Ст. 4. [42] Указ "О функционировании органов исполнительной власти в период поэтапной конституционной реформы в Российской Федерации" от 27 сентября 1993 г.; Указ "Об образовании Комиссии законодательных предположений при Президенте Российской Федерации" от 26 сентября 1993 г. (№ 1457); Указ "Об основных началах организации государственной власти в субъектах Российской Федерации" от 22 октября 1993 г. (№ 1723) и др. 235 [43] Федеральный конституционный закон "О Конституционном Суде Россий­ской Федерации".- М., 1994. Ст. 1. [44] Конституция Российской Федерации.- М., 1997. Ст. 80, п. 3; ст. 90, п. 3. [45] Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая. -М., 1998. 3, п. 5. [46] Конституция Российской Федерации. Ст. 118, п. 3; ст. 120, п. 1. [47] Конституция Российской Федерации. Ст. 84, п.107. [48] Конституция Российской Федерации. Ст. 117, п. 3. [49] Конституция Российской Федерации ст.111,п.4