Каталог :: Государство и право

Курсовая: Источник права как категория юридической науки

Курсовая не читалась преподавателем полностью даже перед защитой, так что
могут быть неточности. Извините.
Вариант №1 (Который сдавался преподавателю перед защитой).
Содержание:
Введение.
Глава 1. Общетеоретическое понятие источника права.
1.1. Сущность понятия источника права.
1.2. Соотношение понятий источника и формы права.
Глава 2. Соотношение материальных, идеальных и формально-юридических
источников права.
2.1. Материальные источники права.
2.2. Идеальные источники права.
2.3. Формально-юридические источники права.
Заключение.
Библиография.
Введение.
Право играет едва ли не главную роль в жизни общества, связавшего свою жизнь
с государством. Несомненно, что появления права как регулятора общественных
отношений было вызвано потребностью времени. Для наилучшего понимания таково
феномена общественных отношений необходимо исследовать его источники, именно
эту тему я выбрал для написания своей курсовой работы. Она мне показалась
интересной, актуальной и неоднозначной.
Действительно, вопрос исследования понятия «источник права» является
достаточно проблемным для всей юридической науки, что выражается в
многочисленных спорах и диспутах о сущности понятия «источник права», его
взаимоотношении с другими категориями теории государства и права и о его роли
в осмысление самого понятия «право».
Структуально работу целесообразнее нам показалось разделить на две главы. В
первой рассматривается сущность понятие источника и его соотношение с
понятием формы права. Во второй же главе детально рассматривается понятие
источника права в материальном, идеальном и формально-юридическом плане, их
соотношение, что наилучшем образом способствует осмыслению самого понятия
«источник права».
В данной работе не ставится сверхзадач по формулированию новых определений
источника права. Наша цель скромнее - рассмотреть и упорядочить накопленный
правовой мыслью опыт в этой сфере, систематизировать научный массив,
оптимизировать правовое пространство для дальнейшей деятельности, подготовить
плацдарм для скорого форсированного удара по правовой неграмотности,
оказывающей пагубное воздействие, в рамках современной нравственной
незрелости, на общественные отношения. Возможно, в некоторых вопросах нами
были обозначены новые моменты и взгляды на существующею проблематику.
Для удобства изучения темы, в определённых местах курсовой работы  внимание
акцентировалось на российской правовой действительности, её правовой базе,
имеющей многовековую историю и неопределённые перспективы развития в период
становления новых общественных отношений и экстраординарной активности
протекания метаморфозных преобразований в праве. Но и мировая обстановка в
проекции исторической прямой не была забыта нами.
Не малый вклад в мою работу был внесён благодаря использованию научного опыта
и трудов учёных прошлого и настоящего.
Вопросу изучения источников права посвящена обширная научная литература как в
России, СССР, так и за рубежом. Следует отметить существенный интерес ученых
к этой теме в своих исследованиях, что свидетельствует о научной актуальности
данной проблемы. Однако отсутствие современной общетеоретической проработки
не способствовало уяснению вопроса.  В своей работе я основывался на научных
статьях периодических изданий, что обусловливается наилучшем динамизмом
отражения стремительно меняющихся общественных отношений, актуальностью
вопросов, рассматриваемых авторами публикаций, и адекватностью их трудов
окружающей действительности. Нами переработан огромный массив публикаций,
авторами которых являлись: Богдановская И.Ю., Бошно С.В., Дихтяр А.И., Иванов
В.В., Калинин А.Ю., Комаров С.А., Марченко М.Н., Смиронов Л.В. и другие.
Литература в основном нами использовалась только справочная и
общетеоретическая.
В данной работе мы попытались рассмотреть понятие «источник права» со всех
возможных ракурсов, вникнуть в его суть и сущность, понять его первоосновы.
Для достижения поставленной цели мы абстрагировались от любых идеологических
учений и доктрин, хотя, некоторые были рассмотрены в нашей работе как
источники права, вооружились всеми возможными методами познания.
Глава 1. Общетеоретическое понятие источника права.
1.1. Сущность понятия источника права.
Будучи одним из фундаментальных понятий теории права, источник права сам по
себе и в соотношении с другими, сопредельными категориями и понятиями, имеет
большое теоретическое и практическое значение. Именно по этому сначала
римские юристы, а затем и последующие поколения правоведов неизменно уделяли
ему повышенное внимание.
Решение вопросов о понятии источника права не является для отечественных и
зарубежных авторов делом вчерашнего, а тем более - сегодняшнего дня. Еще в
начале XX в. И.В. Михайловский писал, что термин «источник пра­ва» до сих пор
еще понимается различно, и по поводу его ведутся споры.
Между тем эти споры основаны на недоразумении, нет ничего проще устранить эти
недоразумения и согласиться на счет общего понимания термина, которым столь
часто пользуется наука. В сущности почти все ученые одинако­во понимают
«источники права» как факторы, творящие право, а разногласия начинаются
только при решении вопроса, что должно считаться правотворящими факторами.
При этом одни говорят, что это - объективные условия данной среды, другие -
что это высший этический закон, тре­тьи - что это психические переживания
личности, четвертые - что это те формы, в которые облекается высшим внешним
авторитетом известное содержание.
Споры о понятии источника права периодически возникали и продолжают возникать.
Констатируя данный факт, можно сказать, что данное понятие принадлежит к числу
наиболее неясных в теории права. Не только нет общепринятого определения этого
понятия, но даже спорным является самый смысл, в котором опре­деляются слова
«источник права». И по сей день, в отечественной юридической науке отсутствует
относительно единое определение  этого термина
[1].
Это свидетельствует помимо всего прочего о том, что мы имеем дело со сложным,
многосторонним и весьма неоднозначным яв­лением, не отличающемся
гносеологической однородностью своей сущности, обозначаемым термином
«источник права».
Несколько не умоляя доходчивости и красоты великого и могучего русского
языка, можно отметить, что неоп­ределенность понятия и термина «источник
права» нередко возника­ет из-за присущей ему некоторой омонийности, то есть
наличия в его составе слов, отличающихся в большей или меньшей степени по
смыслу, но одинаково звучащих и пишущихся. Эта его черта даёт дополнительные
художественные возможности его пользователям, шанс воспользоваться игрой слов
или выразительностью эпитета в пылу жаркого спора, но, вместе с тем, приводят
к незначительным затруднениям при рассмотрение перечня некоторых научных и
бытовых вопросов. В частности приходится привязывать к определениям
дополнительные «приставочные слова», помогающие раскрыть наилутьшем образом
их контекстный смысл. Именно в этой ситуации оказался автор этой работы и все
те, кто так или иначе сталкивался либо сталкивается с этим вопросов.
Анализируя сложившиеся в отечественной и зарубежной научной литературе
представления об источнике права - его понятии, сущности, содержании и
назначении, можно заявить о том, что источник права, как и само право,
непозволительно опреде­лять лишь в одном каком-либо аспекте, однозначно. Это
будет не­полное, одностороннее его определение и несколько искаженное о нем
представление.
Так в юридической науке под источниками права понимают: а) деятельность
государства по созданию правовых предписаний
[2]; б) конкретные исторические памятники, которые когда-то имели значение
действующего права. О таких правовых памятниках как об источниках права
говорят, когда пользуются в исследованиях Corpus juris civilis, Руссой Правдой
и т.п.; в) материалы, положенные в основу того или иного законодательства. Этот
смысл источника права используется тогда, когда констатируется, например, что
римское право послужило источником при подготовке германского Гражданского
кодекса или что труды учёного Потье использовались при разработке Кодекса
Наполеона; г) силы, творящие право; например, источником права считают волю
Бога, волю народную, правосознание, идеи справедливости, свободы, равенства,
братства, государственную власть[3]; д)
священные книги и предписания, религии, вероучения как мето- или до-право и как
источник права теократических, клерикальных и, даже, светских государств; е)
мораль и нравственность; ё) общечеловеческие принципы и гуманизм; ж)
определённое стечение обстоятельств, сложившиеся в обществе; з) политические
установки, теории и доктрины; и) судебную и юридическую практику; й) обычай; к)
правовой договор; л) судебный и административный прецедент; м) нормативный акт
- и это не весь список источников права, мной перечислены самые важные и
существенные.
Источник права как явление и отражающее его понятие следует рассматривать,
что традиционно и делается в юридической литера­туре, одновременно с разных
позиций. Во-первых, и прежде всего, с этимологической стороны, с точки зрения
общепринятого «расхо­жего» представления об источнике - о его понятии и
содержании как таковых.
Обратившись к отечественным и зарубежным толковым слова­рям, можно
констатировать, что под источником в этимологическом смысле понимается: а) то,
из чего берется, черпается что-либо; то, что   дает   начало   чему-либо,
служит   основой   для   чего-либо; б) письменный памятник, документ, на
основе которого строится научное исследование; в) исходное место или позиция,
служащие основой для развития чего-либо[4]
.
Данное представление об источнике, несмотря на то что оно является весьма
общим и всеохватывающим, тем не менее позволяет определить дальнейшее
направление процесса познания исследуе­мой материи в виде источников как
таковых вообще и источников вполне конкретных явлений, институтов и
учреждений - политики, экономики, культуры, идеологии и, естественно, права.
Во-вторых, под углом зрения источника права как естествен­ного -
географического, климатического, биологического и иного - фактора,
оказывающего непосредственное влияние на процесс правообразовани и
опосредованно - на процесс правотворчества и соответственно на само право.
Это своего рода естественный ис­точник права.
В научной литературе неоднократно указывалось, что естест­венные факторы
играют роль силы, воздействующей на правовое регулирование» и это более чем
очевидно. Еще в XVIII в. Ш. Монтескье, исследуя процесс влияния климатических
условий на право, писал, что если утверждение о справедливости различия
характера ума и страсти сердца  в отличных друг от друга климатах верно, то
законы должны соответствовать и различию этих страстей, и различию этих
харак­теров. Действительно и научно  доказано, что внешние факторы, среда
обитания человека, субъективные обстоятельства жизни оказывают немалое
влияние на поведение человека, его психологическое и психическое состояние-
всё это опосредованно отражается в праве. Высказывание маститого правоведа и
философа остается актуальным и по сей день.
В-третьих, с точки зрения источника права как социального фактора,
оказывающего прямое воздействие на процесс правотворчества, а через него,
опосредованно, и на само право. С уверенностью можно заявить, что реально
складывающееся общественные отношения, а точнее сказать, те из них, которые
нуждаются в регламентации правом, но, несомненно, с учётом всех остальных
общественных отношений, являются источником права. Страшно представить, что
бы было, если бы в праве отсутствовала социальная обусловленность. Оно было
бы просто неполезно, по крайней мере для широких слоёв населения,
бессмысленно и, даже, опасно. Можно сказать, что в тоталитарном государстве
и, соответственно, антидемократическом праве социальная обусловленность
отсутствует, и заменяется в, свою очередь, обоснованностью и
целесообразностью тем потребностям и задачам, которые наиболее благоприятны,
с точки зрения правящего субъекта, для него самого. Это может быть социальная
группа, людей, или, даже, один индивид, объединённая по какому то
отличительному признаку, его наличию или отсутствию, но эта тема, скорее
всего, уже следующего источника права.  Этот же источник можно назвать,
учитывая его природу и назначение, социальным источником права.
Существование последнего источника столь же естественно и очевидно, сколь
за­кономерно возникновение и развитие самого социально обусловленного права.
Причем речь идет о социальной обусловленности права не только на каком-либо
одном отдельно взятом его уровне или срезе, а на всех без исключения уровнях
и срезах, начиная с макроуровня (правовая система и правовая семья в целом),
продол­жая на среднем уровне (отдельные отрасли и институты) и кончая
микроуровнем (многочисленные нормы права).
В-четвертых, необходимо указать идеальные источники права. Под идеальными
источниками права можно понимать философские и другие концепции, правовые
воззрения, политические, теории и доктрины учёных и мыслителей, правосознание
в купе с моралью и нравственностью, религии, вероучение как идейные
организаторы общественных отношений, некоторые другие элементы правовой
действительности. С важностью этого источника врятли кто решится поспорить.
В- пятых, экономической стороны, с точки зрения восприятия в качестве
источника права экономиче­ских факторов, существующих в том или ином обществе
и оказы­вающих на процесс правообразования наряду с другими факторами
определенное влияние. С учетом природы и характера данного ис­точника права
он обычно именуется экономическим источником права.
В отечественной и зарубежной литературе экономическим фак­торам традиционно
уделялось повышенное внимание. Их роль и влияние на развитие государства и
права не только всесторонне изу­чались и оценивались, но при этом часто
переоценивались и даже абсолютизировались. Последнее особенно касается
марксистской литературы. В подтверждение сказанного достаточно привести
ци­тату И.В. Сталина: «...источник формирования духовной жизни общества,
источ­ник происхождения общественных идей, общественных теорий, по­литических
взглядов, политических убеждений нужно искать не в самих идеях, теориях,
взглядах, политических убеждениях, а в усло­виях материальной жизни общества,
в общественном бытии, отра­жением которого являются эти идеи, теории, взгляды
и т.п.» Этой цитате предшествовали многочисленные аналогичные положения и
высказывания   других   авторов -   «основоположников   марксизма-ленинизма»
и простых сторонников развиваемой ими доктрины.
Тезис о существовании экономических источников права как со­ставной части
широко известной и в советский период общеприня­той концепции о соотношении
базиса и надстройки (точнее, об оп­ределяющей роли базиса, неотъемлемой
частью которого является бытие, или материальные условия жизни общества, по
отношению к надстройке, составной частью которой является право со всеми его
атрибутами и институтами, включая источники права), несомненно, имеет под
собой весьма солидную основу и заслуживает, как впро­чем и раньше, весьма
серьезного внимания. Правильность его мно­гократно была подтверждена не
только с научной точки зрения, тео­ретически, но и самой повседневной жизнью,
практически.
Однако справедливости ради следуй заметить, что, разрабаты­вая положение о
роли и значении экономического фактора, об обу­словленности надстроечных
явлений, включая право, базисными явлениями, классики марксизма-ленинизма и
их идейные последо­ватели имели в виду следующие два обстоятельства и
постоянно обращали на них внимание.
Первое из них связано с тем, что материальный базис, эконо­мика не прямо и
однозначно, а лишь косвенно, только в конечном счете определяют надстроечные
явления, в том числе право и поли­тику. Объективная обусловленность
государственной и правовой надстройки экономическим базисом не является
прямой и однозначной. Она опосредована рядом субъективных факторов,
оказывающих влияние на те конкретные формы, в которых выражается эта
объек­тивная обусловленность.
Второе обстоятельство характеризуется тем, что при выработке положения о
приоритетной роли экономического базиса по отноше­нию к правовой и иной
надстройке учитывались не только прямые связи и воздействия базиса на
надстройку, но и обратные связи и воз­действия надстройки на базис.
Примечательно в этом плане высказы­вание К. Маркса о том, что экономическое
движение в общем и це­лом проложит себе путь, но оно будет испытывать на себе
также и обратное действие политического движения, которое оно само соз­дало и
которое обладает относительной самостоятельностью
[5].
В-шестых, с материальной стороны, что же является источником права, откуда
исходит право в материальном плане? На этот казалось бы простой вопрос до сих
пор не может однозначно ответить ни один юрист. А дела ту в пресловутой связи
с всё том же правопониманием. То есть, с одной стороны всем известно, что
право есть плод деятельности государства, творение его рук, и с этим трудно
поспорить. При таком видение проблемы материальными источниками права можно
считать само государство в целом и государственные органы в частности. Это
точка зрения ярых позитивистов. Но, с другой стороны, с точки зрения
социологической школы права, где влияние государства на право вторично, или,
даже, школы естественного права, где роль государства мыслится ничтожной,
источникам права может считаться общество, или же (естественно-правовая
школа) у права вообще нет источников в материальном смысле  оно изначально,
абсолютно и первично по отношению к государству. Но эти  споры бы были вечны
и подобны истории про курицу и яйцо, если бы не появилась ещё одна точка
зрения, согласно которой общество можно считать материальным источником
права, но не первичным, а вторичным,  то есть опосредованно, через
государство влияющим на право. Последняя версия представляется наиболее
истинной.
Но материальный источник затрагивает не только проблемы правотворчества.
Материальными источниками могут считаться конкретные представители правовой
системы, например КоАП, УПК, ГПК в РФ, Русская правда в Древней Руси,
Салическая- у франков. Пока они действуют- они источники права. Но с другой
стороны, Русская правда послужила источником Псковской Судной Грамоты и,
соответственно, права Псковской республики. В этом и схожих случаях Русскую
правду и аналогичные ей исторические памятники можно принять за материальный
источник права. Видом рецепции, и следовательно источником права, можно
считать отношения между внутренним и международным правом.
В-седьмых, наряду с указанными весьма многозначными представлениями об
источнике права последний рассматривается также в философ­ском (философский
источник) плане.
При трактовке источника права с философской точки зрения в философском плане,
основное внимание обращается прежде всего на то, какие по своему характеру
(либеральные, консервативные и пр.) философские идеи легли в основу той или
иной правовой сис­темы, того или иного источника права; на базе каких
философских конструкций создается та или иная правовая система и
соответст­венно система права.
И, наконец, в-восьмых, когда речь идет об источнике права, рассматриваемом в
юридическом или формальном плане, то основное внимание исследовате­лей
концентрируется на совокупности способов возведения в закон воли политических
сил, стоящих у власти. Именно здесь выделяют такие разновидности источников
права как правовой прецедент, правовой обычай, нормативный договор и
нормативно-правовой акт[6]. Этот источник
права можно назвать формой права, но не внутренней, то есть не совокупностью
элементов, состовляющих  содержание данного элемента, другими словам- системой,
а внешней, то есть объективным комплексом юридических источников, формально
закрепляющим правовые явления и позволяющим адресатам правовых установлений
ознакомится с их реальным содержанием и пользоваться ими.
Потребность в анализе юридических источников права как самостоятельных
категорий теории государства и права обусловлена необходимостью поиска идеала
внешнего выражения права как социального явления. При этом юридические
источники права характеризуют связь права с государством как способ выражения
государственной воли и как способ, которым правилу поведения придаётся
государственной властью общеобязательная сила.
Следует заметить, что формально-юридическое представле­ние об источниках
права в отечественной и зарубежной юридиче­ской литературе является в
настоящее время, пожалуй, наиболее распространенным и часто употребляемым.
Очевидно, это можно объяснить своеобразной, издавна сложившейся в юридической
нау­ке и практике традицией сведения реального (материального, духовного и
иного) источника права к формальному. А кроме того (и это, вероятно,
главное), сказываются широкая доступность фор­мального понимания источника
права, его гораздо большая, по сравнению с другими видами и представлениями
об источниках права, определенность и в силу этого огромная возможность его
практического применения и его практическая значимость.
Однако "выдвижение" на первый план формально-юридичес­кого понимания
источников права вовсе не означает принижения роли, а тем более забвения
других представлений об источниках права и их значения.
В научной литературе, например, начиная еще с конца XIX - начала XX в.
периодически рассматривался вопрос об источниках не только объективного, но и
субъективного права. Последнее «с пода­чи» Б. Чичерина определялось как
нравственная возможность, или иначе, как законная свобода что-то делать или
требовать, а под объективным правом подразумевался самый закон, определяющий
эту свободу. Такая традиция сохранилась в значительной степени до сих пор.
В отечественной и зарубежной юридической литературе по-прежнему существует и
другая своеобразная традиция: рас­сматривать материальные, социальные,
естественные и иные им по­добные (реальные) источники права преимущественно в
теоретиче­ском плане, а формально-юридические источники - обычно в
прак­тическом плане[7].
Итак можно отметить довольно-таки большую амплитуду колебания гносеологии
определения понятия источник права. Что свидетельствует о широком объеме
понимания данной категории науки и, даже, образно выражаясь, некой
локсодромности. Данный массив понятий, объединенный одним- источник права,
можно охарактеризовать по разделительным или объединительным признакам, то
есть, с одной стороны, принять данное понятие как целое тело, как категорию-
общее фундаментальное понятие, и в дальнейшем дифференцировать его по какому-
то критерию или критериям, ввести какое-то мерило оценки, что, собственно
говоря и было нами проделано, мы взглянули на категорию с разных
гносеологических точек понимания, но, с другой стороны, если представить весь
разнашорстный массив отнюдь не близких к друг другу так называемых источников
права как абстрагируемые друг от друга формы, то рано или поздно проскакивает
мысль, что некоторые, относительно самостоятельные, объекты науки с
достаточно большим успехом можно классифицировать, то есть установить
определённую связь между ними. Данная классификация выражает систему законов,
присущих отображенной в ней области действительности. Эти законы нельзя
умолить или не заметить. Объективно, с точки зрения научной обоснованности и
правильности, с уверенностью можно заявить, что данная связь между объектами
раздела науки действительно существует и оправдывает своё существования.
Тем самым мы доказываем само существование источника права как категории
теории государства и права.
Остановим же своё внимание в дальнейших рассуждениях на материальных,
идеальных и юридических источниках права как наиболее вспомощественных нам в
достижение поставленной цели (то есть попытки глубинно уяснить понятие
источник права) и наиболее внятно, доступно и доходчиво предоставляющее нам
ответ на поставленный вопрос. С учётом того, что источникам права свойственно
пересечение в некоторых моментах своего существования, можно заявить, что на
примере вышеуказанных источников моя темы будет объята полностью и всецело.
Но сначала, для обеспечения себе большей вероятности не возникновения
попутных вопросов при рассмотрение текущих, уясним для себя на более глубоком
уровне вопрос о соотношение понятия источник права и форма права. Этому и
будет посвящён наш следующий параграф.
1.2. Соотношение понятий источника и формы права.
«...Если бы зоологи стали называть собак, кошек и т.д. «источниками животных»
и спорить по этому поводу, что такое источники животных, представляют ли они
формы создания животных, или основания их существования, или признаки их
животной породы и т.д., то это представляло бы явления мысли, совершенно
однородные с теми, кото­рые имеются в теперешнем правоведении в области
учения о так называемых источниках права».
Петражицкий Л.И. Теория права и государства в свя­зи с теорией
нравственности. Т.П. СПб. 19110. С. 518.
Приведенные слова Л.И. Петражицкго написаны почти сто лет назад с целью закрыть
спор об источниках права как ненужный и даже абсурдный. Однако ни рез­кость
выражений, ни даже их оскорбительный смысл никак не отразились на настойчивых
попытках исследо­вателей определить источники права, найти их соотно­шение с
формами права. До сих пор философская мысль исследует данную тему
[8].
Изучая вопрос о понятии, содержании и системе источни­ков права просто нельзя
не затронуть теоретически и практически важную проблему соотношения понятия
источника права с понятием формы права. Данная проблема отече­ственными и
зарубежными авторами всегда решался и до сих пор решается далеко не
одинаково.
Всё же их различные позиции в целом подлежат некоторой системати­зации.
Традиционно существует два диаметрально противоположных варианта решения
данного вопроса.
Суть первого в теории уравнивания форм и источников права, представленная двумя
тичениями. Представители одного видят равенство рассматриваемых понятий, то
есть полное тождество источни­ка права с формой права, сведение источника права
к форме права и, наоборот, формы права - к источнику права. Во избежание
неяс­ностей в подобных случаях при упоминании формы права после воспроизведения
данного термина обычно через запятые или в скоб­ках указывается термин
«источник права». В качестве одного из многочисленных примеров можно привести
точку зрения М.И. Байтина, который полностью отождествляет понятие «форма
права» с источником права, а обозначающие их термины считает равнознач­ными.
«Под формой (источником) права, - пишет автор, - пони­маются определенные
способы (приемы, средства) выражения государственной воли общества»
[9], то есть источник права- это формы, в которых возникают и получают
обязательную силу юридические нормы.
Второе же течение также уравнивает изучаемые понятия, но с целью обосновать
непригодность термина  «источник права» и заменить его понятием «форма права».
Свою позицию они мотивируют малой приспособленностью термина «источник права» к
продуктивному использованию ввиду его многозначности. Но, однако, дают ему
право на жизнь вследствие исторической обоснованности и в качестве дани
уважения. Вторая тенденция не является обособленной от первой, так как ядро у
них общее- единство терминов. Но для первой эта мысль есть вершина теории, а
для второй – исходный тезис для обоснования непригодности одного из терминов.
Во второй тенденции речь идёт не столько о содержательном тождестве понятий,
сколько о замене термина «источник права» на термин «форма права»
[10].  Приверженцы первого варианта решения вопроса часто приводят этот спор
к простому поиску названия для способов внешнего выражения и закрепления нормы
права, и критикуют не подходящий в полной мере к этому действу термин «источник
права». Но можно констатировать факт о складывание в российском правоведение
тенденции уравнивания терминов «форма» и  «источник» права с приоритетом формы
с целью выхода из словесного тупика, сложившегося за сотни лет использования
термина в разных смыслах.
Сторонники второго подхода к решению проблем соотношения источников и форм
права полагают, что их понятия совершенно не совпадают друг с другом, а
отражающие их термины далеко не равнозначны, их самостоятельность признаётся.
Исследователи обосновывают наличие собственного значения у каждого из этих
терминов, не признают возможности замены одного термина другим.
Несмотря на то, что оговаривается тесная связь указанных понятий, их
тождество отрицает­ся: если «форма права» показывает, как организовано и
выражено вовне содержание права, то понятие «источник права» охватывает
истоки формирования права, систему факторов, предопределяющих его содержание
и формы выражения.
Анализируя данные варианты и подходы к решению вопроса о соотношении формы права
и источника права и сопоставляя их с реальной действительностью, нетрудно
заметить, что они грешат, как представляется, односторонностью в оценке
рассматриваемых явлений и чрезмерной прямолинейностью. Формула «или—или»,
сводящаяся лишь к одному из двух умозаключений в отношении формы и источника
права: или к тому, что они полностью совпада­ют, тождественны, или же,
наоборот, к тому, что они совсем не тож­дественны и не совпадают, не
соответствуют реальному положению вещей[11]
.
Но всё-таки, на мой взгляд, чтобы развеять туман невежества,  необходимо
сказать несколько слов о самом понятие «форма права». Под ним можно понимать
способы внешнего выражения нормы права- то есть внешнею форму. И тогда
обширное понятие «источник права» включает в себя понятие «форма права». Но,
с другой стороны, наряду с предыдущем определением под формой права можно
понимать и внутреннее строение права, деление его на отрасли, подоотросли и
правовые институты в соответствие с предметом и методом правового
регулирования- то есть систему права, внутреннею форму. И в этом случае
понятие форма права включает в себя понятие «источник права» что само по себе
также является неверным ввиду понимания под источниками права не только
внешней формы права, способов выражения и закрепления нормы права, так
называемых «вторичных» источников права, но и «первичных» (материальных,
социальных, идеальных и иных), которые формой права не являются по простой
причине отсутствия в них норм права, то есть общеобязательных правил
поведения. Итак, отрицая ввиду перечисленных аргументов возможность
обособленного существования данных понятий и учитывая их индивидуальность,
можно с уверенностью заявить, что не каждый источник права является формой и
не каждая форма источником права. Пересечение данных понятий происходит когда
под источником права мы подразумеваем формально-юридический смысл, а форма
права является внешней. В этом случае можно отметить полное тождество
понятий.
Также необходимо отметить ёще один аспект вопроса, как бы вскользь затронутый
выше. Это первичность материальных, социальных, идеальных и других источников
права по отношению к формально-юридическому, вторичному источнику права.
Первые обуславливают само существование вторых, являются источниками форм
права и одновременно источниками права. То есть на лицо дуалистический смысл-
вышеперечисленные источники являются истоками права как макропонятия,
материалами, положенными в основу этого явления,  и в тоже время источниками
многочисленных форм права, как частных представителей правовой системы и,
несомненно, права в целом, и опять-таки, опосредованно, через форму права,
источником права, то есть своего рода источник права в квадрате. Юридический
же источник права, внешняя форма права- то же источник права, но
непосредственно формирующею правовую систему государства и, отчасти, мира.
Разностороннее изучение понятия и содержания форм и ис­точников права, а
также характера их взаимоотношений недву­смысленно свидетельствуют о том, что
в одних отношениях форма и источник права могут совпадать друг с другом и
рассматриваться как тождественные, в то же время в других отношениях они
значи­тельно отличаются друг от друга и их не следует считать
тождест­венными.
Совпадение формы и источника права имеет место тогда, когда речь идет о
вторичных, формально-юридических источниках права. Которые нередко именуются
в литературе просто формаль­ными источниками права. Тем самым подчеркивается
помимо все­го прочего идентичность формы и источника права, где форма
ука­зывает на то, как, каким образом организовано и выражено во вне
юридическое (нормативное) содержание, а источник - на то, како­вы те
юридические и иные истоки, факторы, предопределяющие данную форму права и ее
содержание.
Что же касается первичных источников права, рассматривае­мых самих по себе, в
виде материальных, социальных и иных фак­торов, оказывающих постоянное
влияние и предопределяющих про­цессы правообразования, правотворчества и
законотворчества, то здесь совпадения источников права с формами права нет и
не мо­жет быть.
Одна из причин этого заключается в том, что названные феномены находятся на
разных уровнях и «обслуживают» разные сферы. Материальные, социальные и иные
источники - факторы воздействия на процессы правообразования, правотворчества и
законотворчества - относятся к соответствующим материальным и иным реальным
сферам жизни. Формы же права, равно как и само право в целом, неизменно
ассоциируются с юридическими (формаль­но-юридическими) сферами жизни общества,
а точнее, с юридическими аспектами материальной, социальной и других реальных
сфер жизни общества[12].
На основании изложенного можно сделать вывод о том, что при совпадении
понятий формы и источника права обозначающие их термины следует признавать
идентичными по своему смысловому значению и содержанию, взаимозаменяемыми. Во
всех других слу­чаях подобная взаимозаменяемость данных терминов в силу
неаде­кватности рассматриваемых явлений и отражающих их понятий ис­ключается.
Однако в учебной, а нередко и в научной юридической литера­туре различные
смысловые оттенки терминов «источник права» и «форма права» не принимаются во
внимание и эти понятия почти во всех случаях используются как идентичные.
Одна из причин кро­ется в том, что при таком подходе отдается определенная
дань сло­жившейся в сфере познания форм и источников права своеобразной
традиции ретроградности, нежелание меняться в лучшею сторону, приобретать
большею юридическую грамотность. Но существования других точек зрения и
подходов не исключается.
Глава 2. Соотношение материальных, идеальных и формально-юридических
источников права.
2.1. Материальные источники права.
                                         «Материя- способность оформления вещи».
                                          Аристотель. Полное собрание сочинений.
                                                            Электронный вариант.
Приступим к детальному рассмотрению конкретных представителей категории. И
начнём мы с материальных источников права как наиболее благоприятных для
исследования в данном контексте. Что же представляет из себя это отнюдь не
однозначное понятие?
За материальный источник права можно принять, того, кто вершит судьбы мира,
путём правотворчества. В частности материальным источником права в Российской
Федерации может считаться её многонациональный суверенный народ как
единственный законный обладатель всей существующей власти в стране ( ст. 3
п.1 КРФ). Формирует же он правовое пространство двумя способами: путём
непосредственной и представительной демократии. Формирование права через
непосредственную демократию осуществляется путём референдума - всенародного
голосования граждан по законопроектам, действующим законам и другим вопросам
государственного значения. Решения, принятые всероссийским референдумом,
обладают высшей юридической силой, в каком-либо утверждение не нуждаются и
обязательны на всей территории Российской Федерации.
Ввиду ряда субъективных и объективных причин народ часть своих
законодательных прав делегирует государству в лице его органов. Согласно
сложившегося института государства, государственная власть в РФ
осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и
судебную, органы ветвей власти самостоятельны. Из названий ветвей власти
видно, что основным источником права в системе триединства властей является
законодательная. Но исполнительная ветвь власти, да и президент РФ как венец
системы разделения властей, должность над системой, обладают правотворческими
функциями. Во избежание коллизий и властного произвола сложилась определённая
иерархия материальных источников права и соответственно иерархия нормативно-
правовых актов, принимаемых этими источниками. Так верховным источником права
в теории разделения властей и системе государственных органов РФ занимает
законодательная ветвь власти и Федеральное Собрание соответственно, только
оно вправе издавать законы, нормативно-правовые акты, обладающее высшей
юридической силой в иерархии нормативно-правовых актов, творимых
государственными органами. Исполнительная же власть вправе издавать
подзаконные нормативно-правовые акты, акты во исполнение законов, обладающие
более низкою юридической силой, это всевозможные указы, постановления,
распоряжения, приказы, инструкции.
Уроки прошлых лет, связанные с испытыванием на себе действия тоталитарного
гнёта, послужили хорошим основанием для складывания громостской системы
принятия законов. Так существует разделение парламента на две палаты: Совет
Федерации и Государственную Думу, и к том же Президен, обладатель права
«вето», превращается в своего рода «третью палату».
Действительно, существующая модель разделения властей, система сдержек и
противовесов, закреплённая в Российской Конституции, проходит период
трудного, тяжёлого становления на практике. Но это ни сколько не оправдывает
такую проблему как правотворчество органов, неуполномоченных на то основным
законом, и, в частности, «указное право», практику принятия указов
Президентом по вопросам, прямо обозначенным в Конституции как предмет
законодательного регулирования. Эта проблема в данный момент затихла в связи
с определенными причинами (надобностью в  применение «указного права»
отпала), но может разгареться вновь.
Но потенциальными правотворческими ветвями власти и материальными источниками
соответственно могут являться не только законодательная и исполнительная. Все
ветви власти, именно потому, что это власть, являются источниками права.
Исполнительная власть в праве издавать подзаконные нормативно-правовые акты,
не противоречащие законам и во исполнение последних.
Судебная ветвь так же может повлиять на правовую действительность.
В частности в научной среде часто возникает вопрос, являются ли в РФ  суды
источником  права и судебная практика - правотворчеством?
В целом отечественная юридическая наука признаёт деятельность судов в
качестве источника права. Данный институт правотворчества скорее характерен
для англо-саксонской правовой семьи к которой РФ не относится по ряду
объективных причин, но вместе с тем анализ национально-правовых систем
показывает, что в мире усиливается процесс конвергации. В странах с  англо-
саксонской правовой системой, наряду с судебным прецедентом, всё большею роль
приобретают статуты, законы, а в странах с романо-германской правовой
системой суды получают более широкие властные полномочия. Данный процесс
протекает естественно и без каких либо то ни было экстренных происшествий и
ломок устоев. Особое место в системе государственных органов обеспечивается
его возможностью наиболее объективно в короткий срок выявлять неточности,
коллизии действующего законодательства, отторгать дефектные, субъективистские
нормы. Судьи находятся в самой гуще жизненных проблем, могут быстро и
эффективно принять необходимое решение, востонавливающие справедливость, но
могут и сломать человеческую жизнь, втоптать его в грязь, имея на то законное
право, рамки дозволенного необходимо обозначить.
Отход от тоталитарного порядка (или тотального беспорядка) и принципа «всё
что не разрешено- запрещено» способствует становлению разрешительной модели
правового регулирования. Но своевременно регулировать динамично меняющиеся
общественные отношения невозможно. Новые реально сложившиеся общественные
отношения, нуждающиеся в правовой регламентации, можно перевести в разряд
правовых только после их возникновения. Если это попытаться сделать заранее,
то система права получится неимоверно громоздкой, всего предугадать нельзя,
да и велика вероятность возвращения к прежним антидемократическим режимам.
Возникает потребность в судейском усмотрение. Оно тем и отличается, что не
регулирует, а урегулирывает уже сложившиеся общественные отношения. Это живое
право народа. Закон- сосуд, рамки судейских полномочий. Воля судьи-
наполнитель, строго регламентированное, обоснованное решение по конкретному
делу, правовой прецедент, которым впоследствии, при его правомерности, будут
руководствоваться при рассмотрение схожих дел. Но судейское усмотрение никак
недопустимо в Конституционном суде, их полномочия строго ограниченны
Конституцией.
Определить, являются ли суды в РФ материальным источником права достаточно
легко, надо только убедится образуются ли в результате их деятельности
общеобязательные правила поведения или нет. Да ответим мы с полной
уверенностью.
1. Правовая природа решений Конституционного Суд РФ определяет его свойство
выступать в качестве источника права. Данный судебный орган осуществляет
негативные- признание нормативного акта или отдельного его положения
неконституционным и последующая утрата им юридической силы,  и позитивные-
выработка Судом правовой позиции, формирование системы прецедентов,
рассмотрение анологичных дел с учётом первоначального решения,
законодательные полномочия.
2. Другой источник права- постановления пленумов Верховного и Высшего
Арбитражного Судов Российской Федерации, содержащие нормативное толкование.
3. Правотворческая деятельность судов общей юрисдикции проявляется также в
двух сферах: негативного- выражается в компетенции судей отменять нормативные
акты субъектов Федерации, противоречащие федеральным законам и Конституции
РФ, и позитивного- связанно с принятием судебного решения по аналогии закона
или на основание оценочных понятий права, в этих случаях судья создаёт новую
норму права, фактический прецедент для данного органа, правотворчества.
Признание правотворческой функции судов в качестве источника российского права
отвечает существующим тенденциям его развития, будет способствовать обеспечению
основных прав и свобод человека и гражданина
[13]. Доводы сторонников «железной»теории разделения властей, будто отход от
идеала есть крах всего кажется не совсем уместными. Да, судебный произвол, то
есть неправомерное применение своих полномочий, путём принятия незаконных
решений по конкретным делам, возможен. Но суды действуют в рамках основного
закона, Конституция ограничивает их, нормы, принимаемые Федеральным Собранием
имеют большую юридическую силу.
По существу спор, возникшей на этой почве не является чем то экстраординарным
и  все стороны кажутся правыми, действительно парламентское правотворчество
медлительно и «неповоротливо», и, быть может, следовало бы дать больше власти
в руки исполнительным и судебным органам, увеличить юридическою силу
нормативно-правовых актов, принимаемых ими, расширить компетенцию, освободить
простор для решительных правовых действий, дать судьям право творить, творить
из металла человеческих судеб. Случись это, учёным-правоведам останется
только мечтать о пробелах в праве. Но а как же верховный материальный
источник права, народ, и его основное нормативно-правовое детище, Конституция
Российской Федерации?  Надо соблюдать существующее законодательство, основой
которого послужила народная воля, выраженная в основном законе, закон-
важнейший признак правового государства, он выше любой должности. Только
народ в праве поменять свой государственный строй, мы сами творцы своей
судьбы.
Правда конфликт может возникнуть не только между ветвями власти. И здесь
материальные источники права дифференцируются на основание принципа
федеративности. В связи с тем, что Россия- федеративное государство, для нас
чрезвычайно актуальна проблема единства правовой системы. Бурное развитие
регионального законотворчества имеет свои положительные и отрецательные
стороны. Положительная сторона заключается в том, что происходит
«диверсификация» власти, уровень принятия решений приближается к людям,
которые реально решают эти проблемы. Всё это правильно и хорошо. Плохо
другое- то, что при этом разрушается единство правовой системы, в ней
появляется масса противоречащих друг другу положений, однакож, это градация
материальный источник права имеет место.
Мне кажется уместным также отметить возможность законного делегирования
нормотворческих полномочий, передача права быть материальным источником
права. Делегирование не какому-нибудь «Даниле Силену», но добровольная
обоснованная передача, тому, кто достоин этого по закону и на деле, а не
насильственный отбор.
Актуальность исследования проблемы делегирован­ного правотворчества
обусловлена тем, что действующая. Конституция Российской Федерации в ряде
случаев пря­мо предусматривает возможность делегирования право­творческих
полномочий. В статье 79 говорится: «Российс­кая Федерация может участвовать в
межгосударственных объединениях и передавать им часть своих полномочий в
соответствии с международными договорами, если это не влечет ограничения прав
и свобод человека и гражданина и не противоречит основам конституционного
строя Рос­сийской Федерации».
Действительно, примат международного права над внутригосударственным является
общепризнанным принципом и международное право в таком случае можно считать
материальным источником права. Но не является ли сама идея примата
международного права над внутригосударственным ущербной, не ущемление ли это
суверенитета народа? Ответ на этот вопрос неоднозначен, и скорее отрицателен,
чем утвердителен. Ведь существует процедура ратификации международного
документа. Народ, обладатель усреднённого решения по конкретному делу
выступает в процессе принятия нормативно-правового акта своего рода единым
субъектом отношений с народами других наций. Акт, принимаемый в результате их
совместной правотворческой деятельности является волей большинства, но и
меньшинство не ущемлено в правах. Эта воля, принявшая облик закона, не
направлен против кого-то, и объект его правового воздействия затрагивает
интересы каждого участника. Предметом спора не может послужить внутреннее
дело отдельно взятого суверенного народа. Это своего рода «мировая
прокуратура», осуществляющая надзор за естественноправовой законностью,
соблюдением прав человека.
Статья 78 Конституции РФ устанавливает возмож­ность взаимного делегирования
полномочий в системе федеральных органов исполнительной власти. Однако заметим,
что в Конституции ни слова не говорится о возможности делегирования
законодательными органами государственной власти своих полномочий как
Президенту России, так и испол­нительным органам власти
[14]. Это обуславливается склонностью данного метода правотворчества
способствовать усилению исполнительной власти,  разбалансировывать систему
разделения властей и, в итоге, крушить демократическую систему государственного
управления, устанавливать тоталитарный режим.
Государство, общество, та или иная ветвь власти, федерация или субъект,
суверенный, народ или третьи силы, что же является источником права в РФ,
рассматриваемым в материальном плане? Это тема для жаркого спора, мы же лишь
заметим, что всё предложенное необходимо рассматривать в совокупности.
Перейдём же к ёще одной вариации понятия «материальный источник права». В
роли материалнго источника права могут выступать конкретные исторические
памятники, которые когда-то имели или до сих пор имеют значение действующего
права. О таких правовых памятниках как об источниках права говорят, когда
исследуют Corpus juris civilis, Русскую Правду- это конкретные материальные
воплощения права. Они безусловно важны нам как наследие предков, но их
важность для учёных-правоведов была бы не так велика, не используйся эти
источники права, отжившие и всё ещё действуещие, как строительный материал
для нового законодательства. Этот смысл источника права используется тогда,
когда констатируется, например, что римское право послужило источником при
подготовке германского Гражданского кодекса или что Русская Правда
использовалась в написание Псковской Судной Грамоты. Вторая жизнь появляется
у этих документов не спроста, учитывая их юридическую технику и
целесообразность использования правотворец внимает опыт прошлых лет.
Но в данном контексте можно выделить группу нетрадиционных материальных
источников права. В частности в теократических государствах, соответственно,
с теократическим правом, материальными источниками права часто становятся
непосредственно священные тексты: Тора, Библия, Коран, всевозможные
религиозные сочинения. Так же в некоторых правовых семьях сочинения учёных-
юристов может воспринимается как материальный источник, в частности в Древнем
Риме и приемниках его государственности. Но часто материальные источники
вообще не имеют материи. Таким источником является правосознание. Но этот
источник, в связи с его проблемностью будет рассмотрен в одно из последующих
глав в виде формы права.
Понятие «материальный источник права» многогранно само по себе, что же
говорить о макропонятие «источник права». Рассматривая данную категорию науки
необходимо учитывать, что её конкретные представители часто одновременно
существуют в различных диффиринциалах. Перейдём к следующему такому
диффиринциалу. Коем будет «идеальный источник права».
2.2. Идеальные источники права.
«Если вещи  действительно существуют,
то необходимым образом существуют и идеи
вещей; так что без идеи вещь не существует
или сама вещь остается непознаваемой».
Аристотель. Полное собрание сочинений. Электронный вариант.
Если материальные источники права - это либо конкретное материальное
воплощение права, либо те силы, которые непосредственно формируют правовой
массив, то идеальные источники- то из чего творится право, материалы,
положенные в основу. Идеальные, идеологические, идейные? Я бы называл этот
источник идеологическим или идейным, так как эти материалы представляют из
себя совокупность идей, нередко основываются на определенных идеологиях. Но
их можно считать и идеальными, так как правотворцы, использую определённые
теории, знания, стремясь к своей заветной цели, выбирают наиболее оптимальные
средства воплощения её  в жизнь, то есть идеальные в существующих условиях.
Но с другой стороны, они по средствам этих «идеальных источников» стремятся
достичь своего жизненного идеала. Здесь возникает такой вопрос: а что же
первично? Право или так «называемые материалы, положенные в его основу»?
Является ли право средством воплощения в жизнь определённых жизненных позиций
правотворца, либо же право само по себе выражает определённые концепции? И
тут мы приближаемся к проблеме самой сущности права. Да, право,
действительно, не представляет из себя абсолютно не чего, это пустой флакон,
средство, определенный метод достижения кем-то поставленных целей и задач
путем создания системы властных предписания, определенного алгоритма
поведения общества. Если бы не было этих целей и задач, то наличие права не
имело бы ни какого смысла. Так рассмотрим, что же может является этим
смыслом? Необходимо заметить, что некоторые установки достаточно тяжело
единовременно воплотить в жизнь и они закрепляются в праве как идеи-базисы, и
воплощаются в жизнь с помощью идей, являющихся своего рода идеями-средствами,
в свою очередь, являющимися так же идеальными источниками права.
Начнём с того что идеальными источниками права могут являться всевозможные
политические теории, и только политические, так как любые теории сразу же
становятся политическими, будучи властно пременёными к обществу. Мы не будем
перечислять весь перечень политических учений, так как их спектр слишком вели
и лежит в цветовой гамме от светлого до черного. Можно выделить две основные
группы политических концепций: это идеи всеобщего благоденствия, её цель:
всеобщее благо и человеческая радость, право, соответственно, также выражает
общечеловеческие идеи, и абсолютно противоположные им террористические
учения, такими признаются любые теории о враждебном деление общества по
какому-либо отличительному признаку, их а цель: также благо, но не всеобщее,
а какой то отдельно взятой группы людей, право аналогично идеям. Но само по
себе не деление общество не возможно в связи с разными объективными и
субъективными причинами, но опасно использование этого деления в
экстремистских целях, в частности с целью «найти себе врага», использовать
как повод к репрессиям. Данная тейповость широко распространена в регионах с
суровой внешней средой: с одной стороны- верные товарищи, надёжный тал, с
другой же-  злейшие враги, вечный бой. У человеческого бега за собственным
счастьем нет конца, главное, не оставлять за бортом жизни стоящих у тебя на
пути. В прошлом столетие было две основных идеологии террористической
диффиринсыации общества: коммунизм и нацизм, в этих учениях проводилось
деление по различным диффиринцирующим признакам. В первом- по общественным
классам, эксплуатируемых, пытающихся выбраться из под гнёта своих тиранов и
удержать свои достижения от посягательств,  и эксплуататоров, стремящихся
подавить своих рабов и подчинить вышедших из под контроля. Во втором же
деление общества происходит по национальному признаку, по признаку расы. Не
будем критиковать данные иделогические теории лишь предостережем общество от
потенциальной угрозы.
Часто данные политические теории рождаются из науки, из научной мысли, из её
определенных теорий. Принцип научности нельзя переценить, он ярким образом
проявляется в так называемых идеях-средствах, где научные исследования
наиболее важны и применяются на деле.
Приведённые выше идеальные источники можно обобщённо назвать доктринами. Как
и право, доктрина сама из себя не чего не представляет, главное то, какой
смысл в неё заложен. Действительно, доктрина тесно связанна с наукой, но
только авторитетные научные исследования, удовлетворяющие принципу
целесообразности становятся доктринами.
Но есть так же другой источник пополнения политических концепций. Это религия,
всевозможные вероучения. Наряду с мистицизмом, религия содержит и политический
аспект. Многие религии послужили источником права в идеальном плане. Но
использовались не только общие идеи, религия может непосредственно влиять на
право. Ни кто не будет спорить, что религия не содержит различных предписаний
по поводу поведения человека, всяческих заповедей, запретов, табу. Эти
предписания относятся не только к сфере отношений человека с Богом, но и к
сфере человеческих отношений. Чего только стоит: «не убий», «не укради», «не
лжесвидетельствуй»- эти заповеди вошли в плоть всех правовых систем. Но в
заповеди явно регулирующее отношения между человеком и Богом, гласящей о
единобожие, есть скрытый светский смысл. Она гласит: «Да не будет у тебя других
богов пред лицом моим». Или в мусульманстве: «Нет Бога, кроме Аллаха, и Магомет
пророк его». Здесь заложен скрытый смысл: если нет других богов, значит нет и
других заповедей, налицо принцип единства правовой системы.  Некоторые заповеди
носят превентивный характер, в частности 10 заповедь Библии: «Не желай дома
ближнего твоего, не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни
вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего». Если не желать чужого,
то и состава преступления для совершения противоправного деяния не будет,
незачем преступать закон. «Возлюби ближнего своего как самого себя» и «Бог наш,
есть Бог единый. Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, всей душою
твоею и всеми силами твоими»- по сути это перефразированная одна и таже фраза,
ведь, христианство заявляет, что Бог в каждом. Таким образом религия, не только
христианство, регулирую отношения с Богом, регулирует общественные отношения.
Она сама включает в себя совокупность норм и правил, является социальным
регулятором, фактически действующим через тот же механизм, что и право
[15]. В теократических и клерикальных государствах священные книги могут
являться непосредственными источниками права, но скорее материальным, чем
идеальным. За идиальный же источник можно принять конкретное их содержание.
Преступим же к другим идеальным источникам права, средствам воплощения в
жизнь главных установок, первичных идей, идеям-средствам, коими будут:
правосознание, программное право, принципы права, право юридической
экспертизы.
Роль правосознания в формиро­вании права различается в зависимо­сти от
исторического контекста, типа правовой системы. Но традиционно правосознанию
отводится роль источни­ка права в идеальном смысле. Одна­ко при наличии
определенных усло­вий она может существенно расши­риться вплоть до прямого
регулирующего воздействия правосознания на общественные отношения.
Правосознание — это оценка пра­ва, существующая в обществе и формирующая
определенные на­дежды и пожелания к правовой сфе­ре, ее изменениям,
определяющая, что считать правомерным, а что — нет. Признанным является
подход, согласно которому, правосознание — совокупность идей, чувств,
эмо­ций, на основании которых правоприменительные органы при­нимают решения
по конкретным де­лам. Оно приобре­тает собственную регулятивную силу тогда,
когда отмененное по каким-либо причинам зако­нодательство еще не заменено
новым. Так же с помощью правосознания могут ликвидироваться пробелы в праве и
в некоторых правовых семьях этот институт может действовать на постоянной
основе. Так, в большинстве государств мира в разных формулировках дей­ствует
схожее правило, смысл кото­рого сводится к тому, что отсутствие нормы не
освобождает суд от необхо­димости вынести решением.
Действующее законодательство не содержит отсылок к правосозна­нию, то есть
непосредственно этот термин не воспроизводится в тек­стах нормативных
правовых актов. Однако широко используются слова, словосочетания, означающие
элементы правосознания: разумность, справедливость, общий смысл права и т. п.
Наиболее очевидна революционная, судьба правосознания, когда момен­тальная
отмена всех государствен­ных регуляторов полностью осво­бождает эмпирический
уровень осознания права.
Интуитивное право очень нестройное, пробельное. Оно делит мир на своих и
чужих, единомыш­ленников и противников. Заблуж­дение и субъективизм —
есте­ственные продолжения данного источника права. Оно даёт объяснение
бунтарству, делая его справедливым и перспективным.
Суммируя сказанное, подчеркнём, что правосознание должно быть источником
права, но стоящим не в первых рядах.
Право юридической эксперти­зы так же может иметь статус и источни­ка.
Необходимо заметить, что она приобретает статус источника лишь тогда, когда
полученные заключения и выводы используются в правотворчестве.
Исторические корни экспертного права находятся в римской практике, точнее, в
решении императора Августа дать экспертизам выдаю­щихся юристов императорскую
сан­кцию и авторитет.
Оценка роли, значения и эффек­тивности правовых экспертиз в со­временном
механизме правового ре­гулирования — важная научная проблема, еще
недостаточно разра­ботанная. Несмотря на их спорный статус, многие акты
действующего законодательства используют этот инструмент. Так, в регламентах
па­лат Федерального Собрания РФ упоминается об экспертизах проек­тов законов
на разных стадиях их прохождения.
Кроме того, ко­митет (комиссия) Совета Федерации на стадии предварительного
рас­смотрения закона может пригла­шать... ученых и специалистов в ка­честве
экспертов. Экспертные со­веты существуют при председате­лях палат
Федерального Собрания РФ, могут создаваться при комите­тах (комиссиях).
Я не склонен преувеличивать роль заключений и вижу лишь их рекомендательный,
вспомогательный характер. Вместе с тем в качестве источника права они могут
иметь место, если законодатель учтет результаты экспертных заключе­ний.
Сказанное характерно для современной России, тогда как в отдельных
государствах роль экспертных материалов, собранных в ходе законодательного
процесса, значитель­но выше и, даже, имеет обязательный характер
использования.
В действующем законодательстве России тем не менее есть случаи признания
экспертного права, то есть факты реального действия эк­спертных заключений. К
ним мож­но отнести градостроительную экс­пертизу, юридическую эксперти­зу
Минюста России. Действует це­лый ряд законов, затрагивающих деятельность
экспертов, велика роль экспертных заключений в про­цессуальном законодательстве
[16].
К идеальным источникам права также относятся и принципы права, которые
представляют собой основные исходные положения не только этого явления, но и
в некоторой степени человеческого мировоззрения вообще. Функциональная роль
общих прин­ципов права видится в том, что они представляют собой исходные
начала правовой системы (принципы спра­ведливости, доброй совести, гуманиз­ма
и т. п.), которые вполедствие раскрываются в текущем законодательстве,
которое, несомненно, должно им соответствовать, и на которые юристы
ссыла­ются при обнаружение и устранение пробела в праве. Большинство этих
принципов вытекает из теории естественного права об неотчуждаемости прав и
свобод человека, базирующихся именно на этих принципах.
Они закреплены в правовых актах: некоторые довольно про­странно (например,
принцип свобо­ды договора), другие коротко (прин­цип презумпции
невиновности). Большая же их часть в законода­тельстве только названа
(гуманизм, автономия).  Их особенность состоит в том, что они непосредственно
не оказывают воздействия на поведе­ние субъектов права (ни регулятив­ного, ни
охранительного). Как прави­ло, они выполняют роль основы, ус­ловия для
осуществления воздей­ствия со стороны норм — правил поведения.
Некоторые принципы не имеют законодательного закрепления, и базируются только
на естественном праве, имеющем, иногда, гораздо больший авторитет, чем
писанное право. Их наличие подтверждается наукой и настоящей
действительностью, внешняя оболочка не получила чёткого оформления.
К числу таких принципов права отно­сятся справедливость, разумность,
нравственность, соответствие доб­рым нравам. Особенность этих мо­рально-
этических оснований права в том, что имеется достаточный опыт их
использования в непосредствен­ном регулировании общественных отношений, в
силу чего их иногда относят к самостоятельным источникам права. В современном
российском граждан­ском праве принципы добросовест­ности, разумности и
справедливос­ти используются для определения пределов допустимого
осуществле­ния субъектами принадлежащих им гражданских прав, а также
воспол­нения пробелов в законодательстве.
Разум представляет собой ум­ственные способности, умствен­ный опыт
человеческой личности, предполагающий самосознание, свободную волю,
мыслительные и подсознательные процессы. Принцип разумности в праве оз­начает
соответствие поведения индивида социальному опыту, осознанность,
мотивированность его деяний.
Разумность как критерий носит универсальный характер. Иногда, разумность
резюмируется. Эта презумпция нередко становится источником противостояния
законности и целе­сообразности.
Принципом права провозглаша­ется добросовестность участников правоотношений,
представляющая собой честное выполнение своих обязательств. В юридической
мате­рии данное понятие означает каче­ственное действие, соответствую­щее
сложившимся представлениям о полезной, открытой деятельности.
Термин «справедливость» много­аспектен, имеет смысловые оттенки в философии,
социологии, юриспру­денции. Справедливость представ­ляет собой нравственный
ориентир во взаимоотношениях людей и не­редко толкуется в контексте поня­тий
«честность», «беспристраст­ность», «правда», «истина». В праве о
справедливости говорят как об универсальном принципе, в кото­ром объединены
морально-этиче­ские ценности, которые общество желает видеть мерой, эталоном
по­ведения.
Выделяют три функции спра­ведливости: помощь праву, дос­тавляемая
индивидуализацией дела, затем пополнение имеющих­ся в праве пропусков и,
наконец, исправление слишком суровых по­следствий юридических норм
[17].
К сожалению, термин «добрые нравы» не исполь­зуется современным российским
законодательством в силу его абстракции и субъективизма, но имеет иностранные
аналоги.
Отечественная юридическая наука, в первую очередь теория права и цивилистика,
уделяют определен­ное внимание справедливости, ра­зумности, добросовестности.
Их оценка колеблется от традиционной,
в соответствии с которой перечис­ленные явления представляют собой принципы
права. Новизной же отлича­ется подход, согласно которому роль перечисленных
явлений возрастает до непосредственно регулирующей.
Таким образом, неписаные прин­ципы, имеющие обычное или даже научное
происхождение, выполняют роль источника права перманентно. Как правило, на их
пути к норматив­ной силе имеется промежуточная стадия — отработка и
закрепление в правоприменительной практике (например, в решениях судов).
Дру­гой путь у нормативных принципов, которые приобретают прямое
регу­лирующее воздействие на обще­ственные отношения путем анало­гии права.
Значение данных принципов в жизни общества переоценить нельзя. Не стоит
забывать о незыблемых, возникших одновременно с появлением человечества,
принципах, не нуждающихся в каком-либо закрепление, черте, отделяющей нас от
животного мира, вечных столпах человечности.
К числу идеальных источ­ников права можно отнести право односторонних
обещаний и программное право, которые упоми­наются в дореволюционной
литера­туре и имеют место сегодня. Эта форма права освещается или назы­вается
чрезвычайно редко.
Под правом односторонних обе­щаний можно понимать норматив­ные факты и
обещания, которые в силу объективных и субъективных причин воспринимались как
обяза­тельные, обещания потенциальных законотворцов.
Схожий первому источник — право про­грамм, сообщений о будущих дей­ствиях,
программное право. Иног­да правовая психика возводит в нормативные факты и
простые сообщения известных лиц об их будущих действиях или правилах будущей
деятельности, приписывая авторам этих сообщений обязанность сооб­разно с этим
поступать по отноше­нию к тем, для которых важно со­блюдение возвещенного,
которые имели основание надеяться на со­блюдение. Примером данного источника
может послужить преторское программное право. Идентифицировать право­вую
природу этих источников доста­точно сложно, тщетными оказались попытки
приравнять их к судебной практике, законам или обычаям.
В сегодняшней общественной прак­тике встречаются некоторые явле­ния, которые
сродни названным фор­мам. Например, предвыборные про­граммы, выступления,
которые не­редко так и называются — програм­мные, публичные обещания при
межгосударственном общении на высшем уровне
[18]. Эти письменные и устные заявления не имеют никакого пра­вового
механизма, однако, если данные установки в скором времени выполняются, могут
называется источниками права в идеальном смысле.
Отметим общею отличительную черту идеальных источников: у них нет какого-либо
материального воплощения, но, однако же, они существуют в определённых
формах, не имеющих значения для нашего исследования, для нас же наиболее
важны их сущность и внутренний смысл.
Соответствие идеальных источников права го­сударственным формам права— самое
желаемое состо­яние, так как подобная гармония со­держит залог эффективности
пра­вовых норм. Некоторое расхожде­ние формы и идеального источника права
допу­стимо. Резкое, а тем более полное расхождение этих явлений может
привести к замене формы сначала «не-правом», не законным с точки зрения
законодательства, но легитимируемым окружающей действительностью, а затем
новым правом, которое отразит соответствующий источник. В данных формах
теория воплощается в практику, так перейдем же к способам этого воплощения.
2.3. Формально-юридические источники права.
Для того, что бы стать реальность и успешно выполнять возложенные на него
функции, право должно иметь внешнее выражение, так называемую форму. При этом
форма права характеризует связь права с государством как способ выражения
государственной воли или как способ, котором праву предается государственной
властью общеобязательная сила[19].
Особая значимость вопроса о формах права в современном обществе определяется в
некоторой степени новым витком в становление взаимоотношений между позитивизмом
и естественно-правовыми взглядами на сущность права вследствие смены
приоритетных целей и задач государства, самой его сущности. Наша нынешняя
формирующиеся правовая система, способствующая становлению правового,
социального, демократического государства, не может развивается исключительно
на началах юридического позитивизма. Основа правовой государственности,
справедливое право, требует вновь обращения к истокам права, к внешнему его
оформлению[20].
Общеизвестно, что бытиё правовой материи проявляет себя в различных формах. В
частности в РФ, да и в мире в целом, основными внешними способами оформления
норм права, являются правовой обычая, нормативный договор, правовой прецедент
и нормативно-правовой акт.
Обычай имеет до государственное происхождение и уходит своими корнями в седые
века человечества. Уже на заре времён люди нуждались в регуляторе своих
отношений. Обычай- одна из древних разновидностей социальных норм, возникшая
как результат многократного повторения и обобщения наиболее рациональных
вариантов общественно значимого поведения людей и ставшая, в последствие,
устойчивой формой их общения между собой.
С моментом появления государственности обычаи стремительным потоком стали
пополнять ряды норм права, обеспеченных властным принуждением первых
протогосударств, то есть переходить из разряда неправовых в разряд правовых.
Обычай исторически предшествовал закону, его роль в сфере регулирования
общественных отношений нельзя переоценить. Он и сейчас выполняет свои
обязоннасти там, где вмешательство законодателя нежелательно, является
материалом для санкционированного правотыворчесвта. Но только правовой обычай
обладает государственной силой принуждения, может считаться общеобязательным
и называться формой права, неправотой обычай обеспечивается лишь общественным
мнением. Обычай, прообраз правового обычая, не всегда закрепляется в тексте
последнего, иногда достаточно лишь ссылки на обычай данной местности, этим
правотворец избегает возможной казуистики. Данные нормы могут наилучшим
образом отразить веления общества.
Нормативный договор, если придерживается теории общественного договора в
происхождение государства, можно назвать едва ли не первой возникшей формой
права. Им может называться соглашение между правотворческими субъектами в
результате которого возникает новая норма права. Этот способ выражения
правовой материи имеет определенную роль в правовых системах разных стран. Он
отличается от обычного договоров, заключаемых в сфере хозяйственной
деятельности, торговли, обмена товарами и многих других, тем, что содержит в
себе правила общего характера, нормы поведения, обязательные для всех. В
отечественной и зарубежной практике правовые договоры имеют место, например,
во взаимоотношение между субъектами одного государства и федеральным центром-
Федеративный договор РФ от 30 декабря 1992 г., во внутренних отношениях
субъекта Федерации. Важным видом нормативного договора является международный
договор, имеющий место в отношениях между суверенными государствами и
государствами, образующими конфедерацию. Он представляет собой явно
выраженное соглашение между государствами, признанное регулировать
возникающие между ними международные отношения путём установления,
прекращения или изменения их взаимных прав и обязанностей. Существуют
различные виды международных договоров: двусторонние и многосторонние,
политические, экономические, договоры, заключаемые по специальным вопросам.
Примером последнего договора может послужить недавно подписанное двусторонние
соглашение о государственной границе между Украиной и Российской Федерацией,
ратифицированный парламентами обеих государств. Он содержит общие правила
поведения и выступает как результат согласования воль субъектов. В ряде
государств, включая Россию, международные договоры, в которых участвуют эти
государства, рассматриваются как часть национальной правовой системы.
Ярким примером нормативного договора может служить коллективный договор,
регулирующий на предприятиях и в учреждениях между работодателем,
администрацией, и работниками трудовые, социально-экономические и иные
взаимоотношения. И тут возникает сразу же ряд вопросов, разве носят эти нормы
общеобязательный характер, чьей силой они обеспечиваются  и обеспечиваются ли,
является ли это вообще данной формой права, не произвол ли это, не государство
ли в государстве? Да, это безусловно форма права, так как данное соглашение
носит общеобязательный, для тех, кто заключил этот договор, характер,
обеспечивающейся силой государства, так как ещё один из древнейших принципов
современного права гласит: «pacta sunt servanta», договоры должны соблюдаться.
Этого принципа и придерживается государство в этом вопросе, главное, что бы
содержание договора не противоречило конституции, и удовлетворяло интересом
обеих сторон. В России порядок разработки и заключения коллективного договора
определяется Законом РФ от 25 сентября 1992 г. «О коллективных договорах и
соглашениях»[21].
Необходимо заметить, что данное правотворчество является наиболее
демократичным  в отношениях между равными субъектами правоотнашеинй, если
вопросы, рассматриваемые в договоре затрагивают интересы только данных
субъектов, но недопустимо принятие нормативных договоров, в которых каким-
либо образом затрагиваются интересы третьих лиц, и они в свою очередь не
считаются субъектами права, их законные права отбираются. Но возможно так же
заключение нормативного договора на основание делегированных прав.
Ещё одной формой права может считаться правовой прецедент. Это понятие на мой
взгляд является более точным, чем «судебный прецедент». У данных терминов одна
и тажа суть, но понятие «правовой прецедент» более общее и включает в себя
понятие «судебные прецедент». Правовым прецедентом называется такое решение
государственного органа, которое содержит норму права и принимается за образец
при последующем рассмотрение аналогичных дел. С его помощью может быть
подтвержден или объяснен какой-либо аналогичный факт или обстоятельство.
Прецедент может быть как судебным, так и административным. Он предоставляет
судье или должностному лицу непростую возможность личного усмотрения, поскоку
при отсутствие полной аналогии жизненных ситуаций именно они обладают правом
оценивать степень аналогичности рассматриваемых абстаятельств
[22]. Причём в прецеденте не обязательны все предшествующие решения,
вынесшего первоначальное решение или приговор, а лишь суть правовой позиции
суда.
Правовой прецедент наиболее характерен для англо-саксонской правовой семьи,
где он имеет силу законодательного акта. Однако его элементы встречаются и в
странах с романо-германским типом правовой системы, к которым причисляют и
Россию. В частности в Российской Федерации деятельность Конституционного,
Верховного и Высшего Арбитражного судов, выраженная в руководящих
разъяснениях, которые в последствие кладутся в основу решений конкретных
юридических споров всеми нижестоящими судебными органами, может считается
правовым прецедентом.
Анализ ряда подписанных Россией международно-правовых документов позволяет
сделать выводы о возможности признания в качестве источника права прецедентов,
созданных Европейским судом по правам человека. В соответствие со ст. 46
Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод в редакции
протокола №11 решения Европейского суда обязательны для государств- участников
данного дела[23], коим неоднократно
выступала Россия. Правовой прецедент должен иметь место в России, так как он
наилучшим образом приближается к народу, к реально складывающимся общественным
отношения.
Нормативно-правовые акты являются основной и, как считают некоторые, совершенной
формой права. Под нормативно-правовыми актами можно понимать правовые акты,
содержащие норму права, направленные на урегулирование определённых
общественных отношений. Их большой удельный вес по сравнению с другими формами
связан прежде всего с повышением роли государства в регулирование жизни
общества. Кроме того, их широкому «продвижению в массы» способствую такие
качества, как способность централизовано регулировать общетсвеные отношения,
быстро реагировать  на изменения потребностей общественного развития, чёткость
и доступность изложения выраженных в нём предписаний. Если для появления
правового прецедента необходим конкретный казус, то для создания
нормативно-правового акта эта деталь не нужна. Все нормативно-правовые акты
являются государственными по своему характеру. Они издаются или санкционируются
только органами государства, имеют волевой характер, в них содержится и через
них преломляется государственная воля, в них закрепляются цели и задачи, на
решение которых они направлены. Не маловажным признаком правового акта
выступает его официальлный характер. Издаваемый органами государственной власти
или иными упалнамочеными органами акт несёт на себе отпечаток сил, его
породившей[24]. В зависимости от этой
силы, акты выстраиваются в определенную иерархическую последовательность.
Система нормативно-правовых актов в каждой стране определяется конституцией, а
так же изданными на её основание, специальными законами. Так, согласно
действующей Конституции РФ высший представительный и законодательный орган
нашей страны – Федеральное Собрание принимает законы и постановления. Президент
как глава государства издаёт указы и распоряжения. Правительство Российской
Федерации издаёт постановления и распоряжения. Субъекты РФ издают законы и иные
нормативно-правовые акта. Конституция определяет компетенцию различных
государственных органов, а следовательно и круг вопросов, по которым могут
приниматься ими те нормативные акты. В соответствие с юридической силой данная
форма права делится на законы и подзаконные нормативно-правовые каты.
Документно-письменная форма нормативных актов позволяет непосредственно и
оперативно знакомится с их содержанием население.
Но не все формы права имеют письменное выражения. Одной из таких форм, уже
употребляемой нами в других смыслах, является правосознание. Этот термин уже
рассматривался нами в предыдущих параграфах. Добавим лишь, что данная форма
права близка к судебному прецеденту, но всё-таки, предпочтительней для этого
понятия ста­тус источника права в идеальном смысле. Также ни как не
закреплённым материально является устное властное волеизъявление
государственного правителя, но эта форма права с развитием демократических
основ государства полностью исчерпала себя.
Наряду с вышеперечисленными формами права ещё за юридические источник права
можно принять научные труды юристов- в Древнем Риме учебники выдающихся
юристов по праву имели силу нормы права, священные книги и акты церкви- в
частности долгое время на Руси семейное и многие другие подотрасли права не
регулировались монаршей практикой, но были регламентированы Стоглавым
Собором, церковными уставами, священными текстами. В ортодоксальных
мусульманских странах Коран вообще почитается за конституцию.
Существующая система источников права в формально-юридическом плане не всегда
была такой. Праву свойственно изменятся и менять способы своего внешнего
выражения. Приведённые источники также не являются вечными и единственно
возможными способами закрепления воли государства. С  развитием правовых
систем, преобразованием общества, сменой вех человечества будут одновременно
манятся и формы права как вечные спутники жизни государств и народов,
связавших свою жизнь с ним.
Заключение.
Вот и подведена последняя черта в нашей работе. Столь проблемная тема
рассмотрена на мой субъективный взгляд всецело и, учитывая указанные рамки,
довольно-таки подобно. Мы уяснили для себя, что же представляет из себя такое
широкое понятие как «источник права». Данное макропонятие до сих пор остаётся
и, быть может, будет оставаться проблемным, но это уже не будет зависеть, как
мне кажется, от объективных причин. Днная тема при детальном, тщательном
рассмотрение и «холодной голове» является хоть и достаточно непростой, но,
всё же имеющей шанс быть уяснённой в той или иной степени для исследователя.
Хотя единства мнений в научной среде нет, какие-то пробелы и нестыковки могут
возникать только в субъективной оценке данного вопроса.
Итак, источником права, учитывая широту лексического значения данного
термина, могут являться: окружающая человека действительность как
естественный источник, само общество как социальный- его истинное состояние и
реально складывающиеся отношения, экономический- экономическая
обоснованность, материальный- только суверенное общество может быть
источником права в демократическом государстве. Так же материальными
источниками права может являться опосредованно само государство, а в
частности его органы, представляющие ту или иную ветвь власти, международное
право, и это не сколько не будет умоляет суверенитета ни какого народа. Но не
только субъекты правотворчества имеют право называться материальными
источниками, конкретные детища правотворца, памятники права- так же источники
в этом плане, хотя рецепируясь последние преобритают немного другой смысл.
Не брать же в расчёт идеальный источник права просто нельзя. Право без
теорий, идей, всевозможных учений, других источников, рассматриваемых в
идеальном смысле просто было бы бессмысленно, то есть не выражало бы не каких
идей, установок, не стремилось бы к какой-либо цели, представить право без
правосознания, его принципов, программного права, юридической экспертизы
просто невозможно. Близкий к нему по смыслу философский источник права
некоторые склоны вообще считать главным социальным индикатором состояния
общества.
Данная плеяда называется первичными источниками права. Единственным же
вторичным источником является внешняя форма права, так называемый формально-
юридический источник, но не как не внутренняя, так называемая «система
права». Внешняя форма права представляет собой совокупность способов
выражения и закрепления содержания норм права. И опосредовано выражает все
первичные источники. Наиболее распространенными формами права являются
правовой обычай, правовой прецедент, правовой договор и нормативный акт. С
течением времени праву свойственно менять способы своего внешнего выражения.
На примере материальных, идеальных и формально-юридических источников права
мы попытались раскрыть содержание самого главного в нашей работе мегопонятия.
Однако все дифференты понятия необходимо рассматривать в совокупности, в
гармоничном их сочетание. Только это поможет понять смысл «источника права»,
его истинную природу. Поступив именно так, мы убедились, что это
действительно целая категория науки. После выполненной нами работы, можно с
уверенностью сказать, что источник права-  это вся та совокупность факторов ,
так или иначе влияющих на формирование, становление, развитие, права. Мы на
несколько шагов приблизились к осмыслению самого этого понятия, понятия
«право». Ведь оно всё ещё остается для нас феноменом человеческого
существования, своего рода чёрным ящиком, известны входящие данные, планы
правотворца и конечный результат, свершившийся факт, окружающая
действительность, но вот как будет вести себя та или иная правовая норма, как
она повлияет на общественные отношения, к чему всё это приведет остаётся для
нас тайной.
Право не изучено до конца, да и возможно ли это вообще, так что будет ещё над
чем поломать голову.
Библиография.
Нормативные акты
1. Конституция Российской Федерации. Москва. Норма. 1997.
2. Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (в редакции
протокола №11 решения Европейского суда). Москва. Проспект. 2002.
Литература.
1.  Байтин М.И. Сущность права (современное нормативное правопонимание на
грани двух веков). Саратов. 2001.
2. Большой энциклопедический словарь. «БРЭ». Москва. 1998.
3. Большой юридический словарь. Инфа-м. Москва. 1998.
4. Марченко М.Н. Теория государства и права. Проспект. Москва. 2002.
5. Матузов Н.И. Малько А.В. Теория государства и права.  Курс лекций. Юрист.
Москва. 1997.
6. Ожегов С.И. Словарь русского языка. Москва. «АЗЪ». 1997.
Научные публикации.
1. Бабенко А,Н. Проблемы обоснования ценностных критериев в праве.
Государство и право. 2002. №12.
2. Богдановская И.Ю. Судебный прецедент- источник права? Государство и право.
2002. №12 .
3. Борисов А. Десять заповедей- свод божественных законов для человека.
Российская юстиция. 2002. №3.
4. Бошно С.В. Доктрина и другие нетрадиционные формы права. Журнал рос.
права. 2003. №1.
5. Бошно С.В. Доктрина как форма и источник права. Журнал российского права.
2003. №12.
6. Бошно С.В. Развитие признаков нормативного акта в современной
правотворческой практике. Журнал российского права. 2004. №1.
7. Бошно С.В. Соотношение понятий источник права и форма права. Юрист. 2001.
№10.
8. Дихтяр А.И. Рогожин Н.А. Источники права и судебная практика. Юрист. 2003.
№1.
9. Иванов В.В. К вопросу о теории нормативного договора. Журнал российского
права. 2000. №7.
10. Исаков В. Подготовка и принятие законов в правовом государств: российские
проблемы и решения. 1997. №7.
11. Калинин А.Ю. Комаров С.А. Форма (источник ) права как категория в теории
государства и права. Известие ВУЗов: Правоведение. 2000. №6.
12. Котелевская И.В. Закон и подзаконный акт. Журнал российского права. 2000.
№2.
13. Манов Б.Г. Выполнение международных договоров на внутригусударственном
уровне. Адвокат. 2002. №1.
14. Марченко М.Н. Вторичные источники романо-германского права: прецидент,
доктрина. Вестник Московского университета. Серия 11, Право. 2000. №4.
15. Марченко М.Н. Закон в системе источников романо-германского права.
Вестник Московского университета. Серия 11, Право. 2000. №3.
16. Марченко М.Н. Источники права: понятие, содержание, система и соотношение
с формой права. Вестник Московского университета. Серия 11, Право. 2002. №5.
17. Марченко М.Н. Обычай в системе источников романо-германского права.
Вестник Московского университета. Серия 11, Право. 2000. №5.
18. Марченко М.Н. Проблемы правопонимания в связи с исследованием источников
права. Вестник Московского университета. Серия 11, Право. 2002. №3.
19. Марченко М.Н. Является ли судебная практика источником россиуйского
права? Журнал российского права. 2000. №12.
20. Николаев О.В. Проблема нормативных актов в российском законодательстве.
Юрист. 2002. №11.
21. Смирнов Л.В. Деятельность судов РФ как источник права. Журнал российского
права. 2001. №3.
22. Соловьёв В.Ю. Понятие судебной практики. Журнал российского права. 2003. №1.
23.Тер-Акопов А. Толкаченко А. Библейские заповеди: христианство как
метоправо современных правовых систем. Р. юстиция. 2002. №6.
24. Толстик В.А. К вопросу о юридической силе актов, принятых в рамках
делегированных нормотворческих полномочий. Юрист. 2001. №10.
25. Толянина И.А. К общетеоретической модели источников современного
российского права. Государственная власть и местное самоуправление. 2003. №5.
26. Хайруллин В.И. Гумбольт о справедливости. Государство и право. 2003. №4.
27. Ян Шан. О свободе, морали и праве. Государство и право. 2002. №5.
28. Яценко В.Н. Закон и подзаконный нормативный правовой акт: соотношение
понятий. Журнал российского права. 2003. №2.
Вариант №2 (после беглого просмотра которого, преподаватель сказал, что это
глумления или над наукой или над преподавателем)
Тема: Источник права как категория науки.
План:
Введение.
Глава 1. Общетеоретическое понятие источника права.
1.1. Понятие «источник прав» и его дифферинсация.
1.2. Соотношение понятий источника и формы права.
Глава 2. Материальные, идеальные и формально-юридические источники права как
дифференты и идентификаторы категории.
2.1. Материальные источники права.
2.2. Идеальные источники права.
2.3. Формально-юридические источники права.
Заключение.
Библиография.
Введение.
Право играет едва ли не первою скрипку в жизни общества, связавшего свою
жизнь с государством. Несомненно, что появления права как регулятора
общественных отношений было вызвано потребностью времени и не является
капризом истории или прихотью величайшей личности, решившей таким образом
увековечить своё имя. Для наилучшего понимания таково феномена общественных
отношений как право необходимо исследовать его источники, именно эту тему я
выбрал для написания своей курсовой работы.
Вопрос исследования понятия «источник права» является достаточно проблемным
для всей юридической науки, что выражается в многочисленных спорах и диспутах
о сущности понятия «источник права», его взаимоотношении с другими
категориями теории государства и права и о его роли в осмысление самого
понятия «право».
В данной работе я не ставлю себе сверхзадач по формулированию новых
определений источника права. Моя цель скромнее - рассмотреть и упорядочить
накопленный правовой мыслью опыт в этой сфере, систематизировать научный
массив, оптимизировать правовое пространство для дальнейшей деятельности,
подготовить плацдарм для скорого форсированного удара по правовой
неграмотности, оказывающей пагубное воздействие, в рамках современной
нравственной незрелости, на общественные отношения. Возможно, мной будут
обозначены новые моменты и взгляды на существующею проблематику.
Для удобства изучения темы, в некоторых вопросах я буду акцентировать своё
внимание в исследование на российской правовой действительности, её правовой
базе, имеющей многовековую историю и неопределённые перспективы развития в
период становления новых общественных отношений и экстроорденарной активности
протекания метаморфозных преобразований в праве. Но и мировая обстановка в
проекции исторической прямой не будет забыта мной.
Вопросу изучения источников права посвящена обширная научная литература как в
России, СССР, так и за рубежом. Следует отметить существенный интирес учёнх к
этой теме в своих исследованиях, что свидетельствует о научной актуальности
данной проблемы. Однако отсутствие современной общетеоретической проработки
не способствует уяснению вопроса.  В своей работе я основываюсь на научных
статьях переодических изданий, что обуславлевается наилутьшем динаминамизмом
отражения стремительно меняющехся общественных отношений, актуальностью
вопросов, рассматриваемых авторами публикаций, и адекватностью их трудов
окружающей действительности. Надеюсь, не малый вклад будет внесён благодаря
использованею научного опыта и трудов умудрённых мыслью учёных прошлого и
настоящего.
В данной работе я попытаюсь рассмотреть понятие «источник права»» со всех
возможных ракурсов, вникнуть в его суть и сущность, понять его первоосновы.
Для достижения поставленной цели я апстрогируюсь от любых идеологических
учений и доктрин, хотя, возможно, некоторые будут рассмотрены в моей работе
как источники права, вооружусь всеми возможными методами познания.
Глава 1. Общетеоретическое понятие источника права.
1.1. Понятие «источник права» и его дифферинсация.
Тут хотелось бы привести высказвывание:
«В единстве ваша (или наша !?) сила»,
но, к сожелению, не помню кто сказал,
то ли Я. Мудрый, то ли Мономах, то ли Донской.
Будучи одним из фундоментальных понятий теории права, источник права сам по
себе и в соотношении с другими, сопредельными категориями и понятиями, имет
большое теоретическое и практическое значение. Именно по этому сначало
римские юристы, а затем и последующие поколения правоведов неизменно уделяли
ему повыщенное внемание.
Решение вопросов о понятии источника права не является для отечественных и
зарубежных авторов делом вчерашнего, а тем более - сегодняшнего дня. Еше в
начале XX в. И.В. Михайловский писал, что термин «источник пра­ва» до сих пор
еще понимается различно, и по поводу его ведутся споры.
Между тем эти споры основаны на недоразумении, нет ничего проще устранить эти
недоразумения и согласиться на счет общего понимания термина, которым столь
часто пользуется наука. В сущности почти все ученые одинако­во понимают
«источники права» как факторы, творящие право, а разногласия начинаются
только при решении вопроса, что должно считаться правотворящими факторами.
При этом одни говорят, что это - объективные условия данной среды, другие -
что это высший этический закон, тре­тьи - что это психические переживания
личности, четвертые - что это те формы, в которые облекается высшим внешним
авторитетом известное содержание.
Споры о понятии источника права периодически возникали и продолжают возникать.
Констатируя данный факт, можно сказать, что данное понятие принадлежит к числу
наиболее неясных в теории права. Не только нет общепринятого определения этого
понятия, но даже спорным является самый смысл, в котором опре­деляются слова
«источник права». И по сей день, в отечественной юридической науке отсутствует
относительно единое определене  этого термина
[25].
Это свидетельствует помимо всего прочего о том, что мы имеем дело со сложным,
многосторонним и весьма неоднозначным яв­лением, не отличающемся
гносиологической однородностью своей сущности, обозначаемым термином
«источник права».
Несколько не умоляя доходчевости и красоты великого и могучего Русского
языка, можно отметить, что неоп­ределенность понятия и термина «источник
права» нередко возника­ет из-за присущей ему некоторой омонийности, то есть
наличия в его составе слов отличающехся в большей или меньшей степени по
смыслу, но одинаково звучащих и пишущихся. Эта его черта даёт дополнительные
художественные возможности его пользователям, шанс воспользоватся игрой слов
или выразительностью эпитета в пылу жаркого спора, но, вместе с тем, приводят
к незначительным затруднениям при рассмотрение перечня некоторых научных и
бытовых вопросов. Вчастности прижодится привязывать к определениям
дополнительные «приставочные слова», помогающие раскрыть наилутьшем образом
их контекстный смысл. Именно в этой ситуации оказался автор этой работы и все
те, кто так или иначе сталкивался либо сталкивается с этим вопросов.
Анализируя сложившиеся в отечественной и зарубежной научной литературе
представления об источнике права - его понятии, сущности, содержании и
назначении, можно заявить о том, что источник права, как и само право,
непозволительно опреде­лять лишь в одном каком-либо аспекте, однозначно. Это
будет не­полное, одностороннее его определение и несколько искаженное о нем
представление.
Так в юридической науке под источниками права понимают: а) деятельность
государства по созданию правовых предписаний
[26]; б) конкретные исторические памятники, которые когдато имели значение
действующего права. О таких правовых памятниках как об источниках права
говорят, когда польцуются в исследованиях Corpus juris civilis, Руссой Провдой
и т.п.; в) материалы, положенные в основу того или иного законодательства. Этот
смысл источника права используется тогда, когда констатируется, например, что
римское право послужило источником при подгатовке германского Гражданского
кодекса или что труды учёного Потье использовались при разработке Кодекса
Наполеона; г) силы, творящие право; например, источником права считают волю
Бога, волю народную, правосознание, идеи справедливости, свободы, равенстыв,
братства, государственную власть[27]; д)
священные книги и предписания, религии, вероучения как мето- или до-право и как
источник права теократических, клирикальных и, даже, светских государств; е)
мораль и нравственность; ё) общечеловеческие принципы и гуманизм; ж)
определённое стечение обстаятельств, слажившиеся в обществе; з) политические
установки, теории и доктрины; и) судебную и юридическую практику; й) обычей; к)
правовой договор; л) судебный прецидент; м) нормативный акт - и это не весь
список источников права, мной перечислены самые важные и существенные.
Источник права как явление и отражающее его понятие следует рассматривать,
что традиционно и делается в юридической литера­туре, одновременно с разных
позиций. Во-первых, и прежде всего, с этимологической стороны, с точки зрения
общепринятого «расхо­жего» представления об источнике - о его понятии и
содержании как таковых.
Обратившись к отечественным и зарубежным толковым слова­рям, можно
констатировать, что под источником в этимологическом смысле понимается: а) то,
из чего берется, черпается что-либо; то, что   дает   начало   чему-либо,
служит   основой   для   чего-либо; б) письменный памятник, документ, на
основе которого строится научное исследование; в) исходное место или позиция,
служащие основой для развития чего-либо[28]
.
Данное представление об источнике, несмотря на то что оно является весьма
общим и всеохватывающим, тем не менее позволяет определить дальнейшее
направление процесса познания исследуе­мой материи в виде источников как
таковых вообще и источников вполне конкретных явлений, институтов и
учреждений - политики, экономики, культуры, идеологии и, естественно, права.
Во-вторых, под углом зрения источника права как естествен­ного -
географического, климатического, биологического и иного - фактора,
оказывающего непосредственное влияние на процесс правообразовани и
опосредованно - на процесс правотворчества и соответственно на само право.
Это своего рода естественный ис­точник права.
В научной литературе неоднократно указывалось, что естест­венные факторы
играют роль силы, воздействующей на правовое регулирование» и это более чем
очевидно. Еще в XVIII в. Ш. Монтескье, исследуя процесс влияния климатических
условий на право, писал, что если утверждение о справеливости различия
характера ума и страсти сердца  в отличных дрег от друга климатах верно, то
законы должны соответствовать и различию этих страстей, и различию этих
харак­теров. Действительно и научно  доказанно, что внешние факторы, среда
обитания чеоловека, субьективные обстаятельства жизни оказывают немалое
влияние на поведение человека, его психологичесмкое и психическое состояние-
всё это опосредоватенльно отражется в прваве. Процитированное высказывание
маститого правоведа и философа остается актуальным и по сей день.
В-третьих, с точки зрения источника права как социального фактороа,
оказывающего прямое воздействие на процесс правотворчества, а через него,
опосредованно, и на само право. С уверенностью можно заявить, что реально
складывающееся общественные отношения, а точнее сказать, те из них, которые
нуждаются в регламентации правом, но, несомненно, с учётом всех остальных
общественных отношений, являются источником права. Страшно представить, что
бы было, если бы в праве отсутствовала социальная обусловленность. Оно былобы
просто неполезно, по крайней мере для широких слоёв населения, бесмысленно и,
даже, опастно. Можно сказать, что в тоталитарном государстве и,
соответственно, антидемократическом праве социальная обуславлемаемость
отсутствует, и заменяется в, свою очередь, обоснованностью и
целесообразностью тем потребностям и задачам, которые наиболее благопритны, с
точки зрения правящего субьекта, дляч него самого. Это может быть социальная
группа, людей, или, даже, один индивид, обьеденённая по какомуто
отлечительному признаку, его наличию или отсутствию, но эта тема, скорее
всего, уже следуещего источника права.  Этот же источник можно назвать,
учитывая его природу и назначение, социальным источником права.
Существование последнего источника столь же естественно и очевидно, сколь
за­кономерно возникновение и развитие самого социально обусловленного права.
Причем речь идет о социальной обусловленности права не только на каком-либо
одном отдельно взятом его уровне или срезе, а на всех без исключения уровнях
и срезах, начиная с макроуровня (правовая система и правовая семья в целом),
продол­жая на среднем уровне (отдельные отрасли и институты) и кончая
микроуровнем (многочисленные нормы права).
В-четвертых, необходимо указать идиальные источники права. Под идеальными
источниками права можно понимать филосовские и другие концепции, правовые
возрения, политические, теории и доктритны учёных и мыслителей,
правовосознание в купе с моралью и нравственностью, религии, вероучение как
идейные организаторы общественных отношений, некоторые другие элементы
правовой действительности. С важностью этого источника врятли кто решится
поспорить.
В- пятых, экономической стороны, с точки зрения восприятия в качестве
источника права экономиче­ских факторов, существующих в том или ином обществе
и оказы­вающих на процесс правообразования наряду с другими факторами
определенное влияние. С учетом природы и характера данного ис­точника права
он обычно именуется экономическим источником права.
В отечественной и зарубежной литературе экономическим фак­торам традиционно
уделялось повышенное внимание. Их роль и влияние на развитие государства и
права не только всесторонне изу­чались и оценивались, но при этом часто
переоценивались и даже абсолютизировались. Последнее особенно касается
марксистской литературы. В подтверждение сказанного достаточно привести
ци­тату И.В. Сталина: «...источник формирования духовной жизни общества,
источ­ник происхождения общественных идей, общественных теорий, по­литических
взглядов, политических убеждений нужно искать не в самих идеях, теориях,
взглядах, политических убеждениях, а в усло­виях материальной жизни общества,
в общественном бытии, отра­жением которого являются эти идеи, теории, взгляды
и т.п.» Этой цитате предшествовали многочисленные аналогичные положения и
высказывания   других   авторов -   «основоположников   марксизма-ленинизма»
и простых сторонников развиваемой ими доктрины.
Тезис о существовании экономических источников права как со­ставной части
широко известной и в советский период общеприня­той концепции о соотношении
базиса и надстройки (точнее, об оп­ределяющей роли базиса, неотъемлемой
частью которого является бытие, или материальные условия жизни общества, по
отношению к надстройке, составной частью которой является право со всеми его
атрибутами и институтами, включая источники права), несомненно, имеет под
собой весьма солидную основу и заслуживает, как впро­чем и раньше, весьма
серьезного внимания. Правильность его мно­гократно была подтверждена не
только с научной точки зрения, тео­ретически, но и самой повседневной жизнью,
практически.
Однако справедливости ради следуй заметить, что, разрабаты­вая положение о
роли и значении экономического фактора, об обу­словленности надстроечных
явлений, включая право, базисными явлениями, классики марксизма-ленинизма и
их идейные последо­ватели имели в виду следующие два обстоятельства и
постоянно обращали на них внимание.
Первое из них связано с тем, что материальный базис, эконо­мика не прямо и
однозначно, а лишь косвенно, только в конечном счете определяют надстроечные
явления, в том числе право и поли­тику. Объективная обусловленность
государственной и правовой надстройки экономическим базисом не является
прямой и однозначной. Она опосредована рядом субъективных факторов,
оказывающих влияние на те конкретные формы, в которых выражается эта
объек­тивная обусловленность.
Второе обстоятельство характеризуется тем, что при выработке положения о
приоритетной роли экономического базиса по отноше­нию к правовой и иной
надстройке учитывались не только прямые связи и воздействия базиса на
надстройку, но и обратные связи и воз­действия надстройки на базис.
Примечательно в этом плане высказы­вание К. Маркса о том, что экономическое
движение в общем и це­лом проложит себе путь, но оно будет испытывать на себе
также и обратное действие политического движения, которое оно само соз­дало и
которое обладает относительной самостоятельностью
[29].
В-шестых, с матенриальной стороны, что же является источником права, отудо
исходит право в материальном плане. На этот какзалось бы простой вопрос до
сих пор не может однозначно ответить ни один юрист. А дела ту в присловутой
связи с всё темже правопониманием. То есть, с одной стороны всем известно,
что право есть плод деятельности государства, творение его рук, и с этим
трудно поспорить. При таком видение проблеммы материальными источниками права
можно считать само государство в целом и государственные органы в частности.
Это точка зрения ярых пазитивистов. Но, с другой стороны, с точки зрения
социологической школы права, где влияние государства на право вторично, или,
даже, школы естественного права, где роль государства мыслится ничтожной,
источникам права может считатся общество, или же (естественно-правовая школа)
у права вообще нет источников в материальном смысле  оно изначально,
абсолютно и перевично по отношению к государству. Но эти  споры бы были вечны
и подобны истории про курицу и яйцо, если бы не появилась ещё одна точка
зрения, согласно которой общество можно считать материальным источником
права, но не первичным, а вторичным,  то есть опосредованно, через
государство влияющим на право. Последняя версия представляется наиболее
истинной.
Но материальный источник затрагивает не только проблеммы правотворчества.
Материальными источниками могут считатся конретные представители правовой
системы, например КоАП, УПК, ГПК в РФ, Русская правда в Древней Руси,
Салическая- у франков. Пока они действуют- они источники права. Но с другой
стороны, Русская правда послужила источником Псковсой Судной Грамоты и,
соответственно, права Псковской республики. В этом и схожих случиях Русскую
правду и анологичные ей исторические памятники можно принять за материальный
источник права. Видом рецепции, и следовательно источником права, можно
считать отношения между внутренним и международным правом.
В-седьмых, наряду с указанными весьма многозначными представлениями об
источнике права последний рассматривается также в философ­ском (философский
источник) плане.
При трактовке источника права с философской точки зрения в философском плане,
основное внимание обращается прежде всего на то, какие по своему характеру
(либеральные, консервативные и пр.) философские идеи легли в основу той или
иной правовой сис­темы, того или иного источника права; на базе каких
философских конструкций создается та или иная правовая система и
соответст­венно система права.
И, наконец, в-восьмых, когда речь идет об источнике права, рассматриваемом в
юридическом или формальном плане, то основное внимание исследовате­лей
концентрируется на совокупности способов возведения в закон воли политических
сил, стоящихз у власти. Именно сдесь выделяют такие разновидности источников
права как судебный прецидент, правовой обычай, нормативный договор и
нормативно-правовой акт[30]. Этот
источник права можно назвать формой права, но не внутренней, то есть не
совокупностью элементов, состовляющех  содержанее данного элемента, другими
словам- системой, а внешней, то есть обьективным комплексом юридических
источников, формально закрепляющим правовые явления и позволяющим адресатам
правовых установлений ознакомится с их реальным содержанием и пользоватся ими.
Потребносмть в анализе юридических источников права как сомостоятельных
категорий теории государства и права обусловлена необходимостью поиска идеала
внешнего выражения права как социального явления. При этом юридические
источники права характеризуют связь права с государством как способ выражения
государственной воли и как способ, которым правилу поведения придаётся
государственной властью общеобязательная сила.
Следует заметить, что формально-юридическое представле­ние об источниках
права в отечественной и зарубежной юридиче­ской литературе является в
настоящее время, пожалуй, наиболее распространенным и часто употребляемым.
Очевидно, это можно объяснить своеобразной, издавна сложившейся в юридической
нау­ке и практике традицией сведения реального (материального, духовного и
иного) источника права к формальному. А кроме того (и это, вероятно,
главное), сказываются широкая доступность фор­мального понимания источника
права, его гораздо большая, по сравнению с другими видами и представлениями
об источниках права, определенность и в силу этого огромная возможность его
практического применения и его практическая значимость.
Однако "выдвижение" на первый план формально-юридичес­кого понимания
источников права вовсе не означает принижения роли, а тем более забвения
других представлений об источниках права и их значения.
В научной литературе, например, начиная еще с конца XIX - начала XX в.
периодически рассматривался вопрос об источниках не только объективного, но и
субъективного права. Последнее «с пода­чи» Б. Чичерина определялось как
нравственная возможность, или иначе, как законная свобода что-то делать или
требовать, а под объективным правом подразумевался самый закон, определяющий
эту свободу. Такая традиция сохранилась в значительной степени до сих пор.
В отечественной и зарубежной юридической литературе по-прежнему существует и
другая своеобразная традиция: рас­сматривать материальные, социальные,
естественные и иные им по­добные (реальные) источники права преимущественно в
теоретиче­ском плане, а формально-юридические источники - обычно в
прак­тическом плане[31].
Итак можно отметить доволно-таки большую амплетуду колебания гносиологии
определения понятия источник права. Что свидетельствует о широком обьёме
понимания данной категории науки и, даже, обрзно выражаясь, некой
локсодромности. Данный массив понятий, обьеденённый одним- источник права,
можно охарактеризовать по разделительным или обьеденитетельным признакам, то
есть, с одной стороны, принять данное понятие как целое тело, как категорию-
общее фундаментальное понятие, и вдальнейшем дифференцировать его по пакокму-
то критерию или критериям, ввести какое-то мерило оценки, что, собственно-
говоря и было нами проделанно, мы всзглянули на категорию с разных
гносиологических точек понимания, но, с другой стороны, если предсатвить весь
разнашорстный массив отнють не близких к друг другу так называемых источников
права как абстрагируемые друг от друга формы, то рано или поздно проскакивает
мысль, что некоторые, относительно самостоятельные, обьекты науки с
достаточно большим успехом можно классифицировать, то есть установить
определённую связь между ними. Даннная классификация выражает систему
законов, присущих отображонной в ней области действительности. Эти законы
нельзя умолить или не заметить. Обьективно, с точки зрения научной
обаснованности и правельности, с уверенностью можно заявить, что данная связь
между обьектами раздела накуки действительно существует и оправдывает своё
существования, облегчая научную работу деятелям науки.
Тем самым мы доказываем само существование источника права как категории
теории государства и права.
Остоновим же своё внимание в дальнейших рассуждених на материалных,
идиологических-идиалных и юридических истогчниках права как наиболее
вспомощественных нам в достижение поставленной цели (то есть попытатки
глубинно уяснить понятие источник права) и наиболее внятно, доступно и
доходчево предоставляющее нам ответ на поставленный вопрос. С учётом того,
что источникам права свойстенно пересечение в некоторох моментах своего
существования, можно заявить что на примере вышеуказанных источников моя темы
будет обьята полностью и всецело. Но сначало, для обеспечения себе большей
вероятности не возникания попутных вопросов при расмотрение тякущих, усним
для себя на более глубоком уровне вопрос о соотнеошение понятия источник
права и форма права. Этому и будет посящён наш следующий пораграф.
1.2. Соотношение понятий источника и формы права.
«...Если бы зоологи стали называть собак, кошек и т.д. «источниками животных»
и спорить по этому поводу, что такое источники животных, представляют ли они
формы создания животных, или основания их существования, или признаки их
животной породы и т.д., то это представляло бы явления мысли, совершенно
однородные с теми, кото­рые имеются в теперешнем правоведении в области
учения о так называемых источниках права».
Петражицкий Л.И. Теория права и государства в свя­зи с теорией
нравственности. Т.П. СПб. 19110. С. 518.
«Как вы яхту назовёте, так она и поплывёт».
Строчка из детской песенки.
Приведенные слова Л.И. Петражицкго написаны почти сто лет назад с целью закрыть
спор об источниках права как ненужный и даже абсурдный. Однако ни рез­кость
выражений, ни даже их оскорбительный смысл никак не отразились на настойчивых
попытках исследо­вателей определить источники права, найти их соотно­шение с
формами права. До сих пор философская мысль исследует данную тему
[32].
Изучая вопрос о понятии, содержании и системе источни­ков права просто нельзя
не затронуть теоретически и практически важную проблему соотношения понятия
источника права с понятием формы права. Данная проблемма отече­ственными и
зарубежными авторами всегда решался и до сих пор решается далеко не
одинаково.
Всё же их различные позиции в целом подлежат некоторой системати­зации.
Традиционно существует два диаметрально противоположных варианта решения
данного вопроса.
Суть первого в теории уравнивания форм и источников права, представленная двумя
тичениями. Представители одного видят равенство рассматриваемых понятий, то
есть полное тождество источни­ка права с формой права, сведение источника права
к форме права и, наоборот, формы права - к источнику права. Во избежание
неяс­ностей в подобных случаях при упоминании формы права после воспроизведения
данного термина обычно через запятые или в скоб­ках указывается термин
«источник права». В качестве одного из многочисленных примеров можно привести
точку зрения М.И. Байтина, который полностью отождествляет понятие «форма
права» с источником права, а обозначающие их термины считает равнознач­ными.
«Под формой (источником) права, - пишет автор, - пони­маются определенные
способы (приемы, средства) выражения государственной воли общества»
[33], то есть источник права- это формы, в которых возникают и получают
обязательную силу юридические нормы.
Второе же течение также уравнивает изучаемые понятия, но с целью обосновать
непригодность термина  «источник права» и заменить его понятием «форма права».
Свою позицию они мотевируют малой приспособленностью термина «источник права» к
продуктивному использованию ввиду его многозначности. Но, однако, дают ему
право на жизнь вследствие исторической обоснованности и в качестве дани
уважения. Вторая тенденция не является обособленной от первой, так как ядро у
них общее- единсво терминов. Но для первой эта мысль есть вершина теории, а для
второй – исодный тезис для обоснования непригодности одного из терминов. Во
второй тенденции речь идёт не столько о содержательном тождестве понятий,
скольеко о замене термина «источник права» на теримн «форма права»
[34].  Приверженцы первого варианта решения вопроса часто приводят этот спор
к простому поиску названия для способов внешнего выражения и закрепления нормы
права, и критикуют не подходящий в полной мере к этому действу теримин
«источник права». Но можно констатировать факт о складование в российском
правоведение тенденции уравнивания терминов «форма» и  «источник» права с
приоритетом формы с целью выхлда из словестного тупика, сложившегося за сотни
лет использования термино в разных смыслах.
Сторонники второго подхода к решению проблем соотношения источников и форм
права полагают, что их понятия совершенно не совпадают друг с другом, а
отражающие их термины далеко не равнозначны, их самостоятельность признаётся.
Исследователи обосновывают наличие собственного значения у каждого из этих
тарминов, не признают возможности замены одного термина другим.
Несмотря на то, что оговаривается тесная связь указанных понятий, их
тождество отрицает­ся: если «форма права» показывает, как организовано и
выражено вовне содержание права, то понятие «источник права» охватывает
истоки формирования права, систему факторов, предопределяющих его содержание
и формы выражения.
Анализируя данные варианты и подходы к решению вопроса о соотношении формы права
и источника права и сопоставляя их с реальной действительностью, нетрудно
заметить, что они грешат, как представляется, односторонностью в оценке
рассматриваемых явлений и чрезмерной прямолинейностью. Формула «или—или»,
сводящаяся лишь к одному из двух умозаключений в отношении формы и источника
права: или к тому, что они полностью совпада­ют, тождественны, или же,
наоборот, к тому, что они совсем не тож­дественны и не совпадают, не
соответствуют реальному положению вещей[35]
.
Но всё-таки, на мой взгяд, чтобы развеять туман невежества,  необходимо
сказать нескролько слов о самом понятие «форма права». Под ним можно понимать
способы внешнего выражения нормы права- то есть внешнею форму. И тогда
обхирное понятие «источник права» включает в себя понятие «форма права». Но,
с другой стороны, наряду с предыдущем определением под формой права можно
понимать и внутреннее стореение права, деление его на отрасли, подоотрослии
правовые институты в соответствие спридметом и методом правового
регулирования- то есть систему права, внутреннею форму. И в этом случие
понятие форма права включает в себя понятие «источник права» что само по себе
также являетсся неверным ввиду понимания под источниками права не толко
внешеней формы права, способов выражеиня и закрепления нормы права, так
называемых «вторичных» источнико права, но и «первичных» (материальных,
социальных, идеальных и иных), которые формой права не являются по простой
причине отсутствия в них норм права, то есть общеобязательных правил
поведения. Итак, отрецая ввиду перечисленных аргументов возможность
обособленнгог существования данных понятий и учитывая их индивидуальность,
можно с уверенностью заявить, что не каждый исторчник права является формой и
не каждая форма источником права. Прересичение данных понятий происходит
когда под источником права мы подразумеваем формально-юридический смысл, а
форма права является внешней. В этом случие можно отметить полное тождество
понятий.
Также необходимо отметить ёще один аспект вопроса, как бы вскользь затронутый
выше. Это первичность материальных, социальных, идеальных и других источников
права по отношению к формально-юредическому, вторичному источнику права.
Первые обуславлевают само существование вторых, являются источниками форм
права и одновременно источниками права. То есть на лицо дуалистический смысл-
вышеперечисленные источники являются истоками права как макропонятия,
материалами, положенными в основу этого явления,  и в тоже время источниками
многочисленых форм права, как частных представителей правовой системы и,
несомненно, права в целом, и опять-таки, опросредованноо, чернез форму права,
источником права, то есть своего рода источник права в квадрате. Юридическтй
же источник права, внешняя форма права- то же источник права, но
непосредственно формирующию правовую систему государства и, отчасти, мира.
Разностороннее изучение понятия и содержания форм и ис­точников права, а
также характера их взаимоотношений недву­смысленно свидетельствуют о том, что
в одних отношениях форма и источник права могут совпадать друг с другом и
рассматриваться как тождественные, в то же время в других отношениях они
значи­тельно отличаются друг от друга и их не следует считать
тождест­венными.
Совпадение формы и источника права имеет место тогда, когда речь идет о
вторичных, формально-юридических источниках права. Которые нередко именуются
в литературе просто формаль­ными источниками права. Тем самым подчеркивается
помимо все­го прочего идентичность формы и источника права, где форма
ука­зывает на то, как, каким образом организовано и выражено во вне
юридическое (нормативное) содержание, а источник - на то, како­вы те
юридические и иные истоки, факторы, предопределяющие данную форму права и ее
содержание.
Что же касается первичных источников права, рассматривае­мых самих по себе, в
виде материальных, социальных и иных фак­торов, оказывающих постоянное
влияние и предопределяющих про­цессы правообразования, правотворчества и
законотворчества, то здесь совпадения источников права с формами права нет и
не мо­жет быть.
Одна из причин этого заключается в том, что названные феномены находятся на
разных уровнях и «обслуживают» разные сферы. Материальные, социальные и иные
источники - факторы воздействия на процессы правообразования, правотворчества и
законотворчества - относятся к соответствующим материальным и иным реальным
сферам жизни. Формы же права, равно как и само право в целом, неизменно
ассоциируются с юридическими (формаль­но-юридическими) сферами жизни общества,
а точнее, с юридическими аспектами материальной, социальной и других реальных
сфер жизни общества[36].
На основании изложенного можно сделать вывод о том, что при совпадении
понятий формы и источника права обозначающие их термины следует признавать
идентичными по своему смысловому значению и содержанию, взаимозаменяемыми. Во
всех других слу­чаях подобная взаимозаменяемость данных терминов в силу
неаде­кватности рассматриваемых явлений и отражающих их понятий ис­ключается.
Однако в учебной, а нередко и в научной юридической литера­туре различные
смысловые оттенки терминов «источник права» и «форма права» не принимаются во
внимание и эти понятия почти во всех случаях используются как идентичные.
Одна из причин кро­ется в том, что при таком подходе отдается определенная
дань сло­жившейся в сфере познания форм и источников права своеобразной
традиции ретрогадности, нежелание менятся в лутьшею сторону, приобретать
большею юридическую грамотнотсь. Но существования других точек зрения и
подходов не исключается.
Глава 2. Материальные, идеальные и формально-юридически источники права как
дифференты и идентификаторы категории.
2.1. Матариальнае источники права.
                                         «Материя- способность оформления ващи».
                                                                     Аристотель.
Приступим к детальному рассмотрению конкретных представителей категории. И
начнём мы с материальных источников права как наиболее благоприятных для
исследования в данном контексте. Что же представляет из себя это отнють не
одназначное понятие?
За материальный источник права можно принять, того, кто вершит судьбы мира,
путём правотворчества. В частности материальным источником права в Российской
Федерации может считатся её многонациональный суверенный народ как
единственный законый обладатель всей существуещей власти в стране ( ст. 3 п.1
КРФ). Формирует же он правовое прастранство двумя спосабами: путём
непосредственной и представиельной демократии. Формирование права через
непосредственную демократию осуществляется путём референдума - всенородного
голосования граждан по законопроектам, действуещим законам и другим вопросам
государственног значения. Решения, принятые всероссийским референдумом,
обладают высшей юридической силой, в каком-либо утверждение не нуждаются и
обязательны на всей территори Российской Федерации.
Ввиду ряда субьективных и обьективных причин народ часть своих
законодательных прав делегирует государству в лице его органов. Согласно
сложившегося института государства, государственная власть в РФ
осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и
судебную, органы ветвей власти самостаятельны. Из названий ветвей власти
видно, что основным источником права в системе триединства властей является
законодательная. Но исполнительная ветвь власти, да и призидент РФ как венец
системы разделения властей, должнасть над системой, обладают правотворческими
функциями. Во избежание коллизий и властного произвола сложилась определённая
иерархия материальных источникова права и соответственно иерархия нормотивон-
праваовых актов, принимаемых этими источниками. Так верховным источником
права в теорие разделения властей и системе государственных органовм РФ
занимает законодательная ветвь власти и Федеральное Собрание соответствено,
только оно вправе издаввать законы, нормативно-правовые акты, облшадающее
высшей юридической силой в иеерархие нормативно-правовых актов, творимых
государственными органами. Исполнительная же власть вправе изавать
подзаконные нормотивно-правовые акты, акты во исполнение законов, обладающие
более низкою юридической силой, это всевозможные указы, постановления,
распоряжения, приказы, инструкции.
Уроки прошлых лет, связанные с испытыванием на себе действия тоталитарного
гнёта, послужили хорошим основанием для складывания громостской системы
принятия законов. Так существует разделение парламента на две палаты: Совет
Федерации и Государственную Думу, и к том же Президен, обладатель права
«вето», превращается в своего рода «третью палату».
Действительно, существуещая модель разделения властей, систмема сдержек и
противовесов, закреплённая в Российской Конституции, проходимт период
трудного, тяжёлого становления на практике. Но это ни сколько не оправдывает
такую проблемму как правотворчество органов, неуполномоченных на то основным
законом, и, в частности, «указное право», практику принятия указов
Призидентом по вопросам, прямо обозначенным в Конституции как предмет
законодательного регелирования. Эта проблемма в данный момент затихла всвязи
с определёными пречинами (надобностью в  применение «указного права» отпала),
но может разгарется вновь.
Но патенциальными правотворечскими ветвями власти и материальными
источникамис соответственно могут являтся не только законодательная и
исполнительная. Все ветви власти, именно потому, что это власть, являются
потенциальными источниками права. Судебная ветвь так же может повлиять на
правовую денйствительность.
В частности в научной среде часто возникает вопрос, яляются ли в Рф  суды
источником  права и судебная практика - правотворчеством?
В целом отечественная юридическая наука признаёт деятельность судов в
качестве источника права. Данный институт правотворчества скорее характерен
для англо-саксонской правовой семьи к которой РФ не относится по ряду
обьективных причин, но вместе с тем анализ национально-правовых систем
показывает, что в мире усиливается процесс конвергации. В странах с  англо-
саксонской правовой системой, наряду с судебным прецидентом, всё большею роль
приобретают статуты, законы, а в странах с романо-германской правовой
системой суды получают болеее широкие властные полномочия. Данный процесс
протикает естестывенно и без каких либо то ни было экстренных проишествий и
ломок устоев. Особое место в системе государственных органов обеспечивается
его возможнотсью наиболеее обьективнои в короткий срок выевлять неточности,
коллизии действуещего законодательства, отторгать дифектные, субьективистские
нормы. Судьи находятся в самой гуще жизненных проблемм, могут быстро и
эффективно принять необходимое решение, востонавливающие справедливость, но
могут и сломать человеческую жизнь, втоптать его в грязь, имея на то законное
право, ракмки дозволенного необходимо обозначить.
Отход от тоталитарного порядка (или тотального безпорядка) и принципа «всё
что не разрешено- запрещено» способствует становлению разрешительной модели
правового регелирования. Но своевремено регулировать динамично меняющиеся
общественные отношения невозможно. Новые реально слажившиеся общественны
отношения, нуждающиеся в правовой регламентации, можно перевести в разряд
правовых только после их возникновения. Если это попытатся сделать зарание,
то система права получится неимоверно громоздской, всего предугодать нельзя,
да и велика вероятность возвращения к прежним антидемократическим реежимам.
Возниккает потребность в судейском усмотрение. Оно тем и отличается, что не
регулирует, а урегулирывает уже слажившиеся общественные отношения. Это живое
право народа. Закон- сасуд, рамки судейсикх полномочий. Воля судьи-
наполнитель, строгорегламентированное, обоснованное решение по конкретному
делу, правовой прецидент, которым впоследствие, при его правомерности, будут
руководствоватся при рассмотрение схожих дел. Но судейское усмотрениме никак
недопустимо в Конституционном суде, их полномочия строго ограниченны
Конституцией.
Определить, являются ли суды в РФ материальным источником права достаточно
легко, надо только убедится образуются ли в результате их деятельности
общеобязательные правила поведения или нет. Да ответим мы с полной
уверенностью.
1. Правовая природа решений Конституционного Суд РФ определяет его свойство
выступать в качестве источника права. Данный судебный орган осуществляет
негативные- признание нормативного акта или отдельного его положения
неконституционным и последуещая утрата им юридической силы,  и позитивные-
выробатка Судом правовой позиции, формирование системы прецидентов,
рассмотрение анолггичных дел с учётом первоначального решения,
законодательные полномочия.
2. Другой источник права- постановления пленумов Верховного и Высшего
Арибитражного Судов Российской Федерации, содержащие нормотивное толковаине.
3. Правотворческая деятельность судов общей юристдикции проявляется также в
двух сферах: негативного- выражается в компитенции судей отменять нормативные
акты субьектов Федерации, противоречищие федеральным законам и Конституции
РФ, и позитивного- связанно с принятием судебного решения по аналогие закона
или на основание оценочных понятий права, в этих случиях судья создаёт новую
норму права, фактический прецидент для данного органа, правотворчества.
Признание правотвореской функции судов в качестве источника российского права
права отвечает существуещим тенденциям его развития, будет способствовать
обеспечению основных прав и свобод человека и граждонина
[37]. Доводы старонников «железной»теории разделения властей, будто отход от
идеала есть крах всего кажется несовсем уместными. Да, судебный произвол, то
есть неправомерное применение своих полномочий, путём принятия незаконных
решений по конкретным делам, возможен. Но суды действуют в рамках основного
закона, Конституция огранирчивает их, нормы, принимаемые Федеральным Собранием
имеют большую юридическую силу.
По существу спор, возникшей на этой почве не является чем то экстроординарным
и  все стороны кажатся правыми, действительно парламентское правотворчество
медлительно и «неповаоротливо», и, быть может, следова ло бы дать больше
власти в руки исполнительным органам, увеличить юридическою силу нормативно-
правовых актов, принимаемых ими, расширить компитенцию, освободить простор
для решительных правовых действий, дать судьям право творить, творить из
металла человеческих судеб. Случись это, учёным-правоведам останется только
мечтать о пробелах в праве. Но а как же верховный материальный источник
права, народ, и его основное нормотивно-правовое детище, Конституция
Росссийской Федерации?  Надо соблюдать существуещее законодадельство, основой
которого послужила народная воля, выраженная в основном законе, закон-
важнейший признак правового государства, он выше любой должности. Только
народ в праве поменять свой государственный строй, мы сами творцы своей
судьбы.
Правда конфликт может возникнуть не толко между ветвями власти. И здесь
материальные источники права диффиренцируются на основание принципа
федеративности. В связи с тем, что Россия- федеративное государство, для нас
черезвычайно актуальна проблемма единства правовой системы. Бурное развитие
регионального законотворчества имеет свои положительные и отрецательные
стороны. Положительная сторона заключается в том, что происходит
«диверсификация» власти, уровень принятия решений приближается к людям,
которые реально решают эти проблеммы. Всё это правильно и хорошо. Плохо
другое- то, что при этом разрушается единство правовой системы, в ней
появляется масса противоречащих друг другу положений, однакож, это градация
материальный источник права имеет место.
Мне кажется уместным также отметить возможность законного делегирования
нормотворческих полонмочий, передача права быть материальным источником
права. Делегирование не какому-нибудь Даниле Силену, но добровольная
обоснованная передача, тому, кто достоен этого по закону и на деле, а не
насильственный отбор.
Актуальностьисследования проблемы делегирован­ного правотворчества
обусловлена тем, что действующая. Конституция Российской Федерации в ряде
случаев пря­мо предусматривает возможность делегирования право­творческих
полномочий. В статье 79 говорится: «Российс­кая Федерация может участвовать в
межгосударственных объединениях и передавать им часть своих полномочий в
соответствии с международными договорами, если это не влечет ограничения прав
и свобод человека и гражданина и не противоречит основам конституционного
строя Рос­сийской Федерации».
Действительно, примат международного права над внутригосударственным является
общенпризнанным принципом и международное право в таком случие можно считать
материальным источником права. Но не является ли сама идея примата
международного права над внутригосударственным ущербной, не ущемление ли это
суверенитета народа? Ответ на этот вопролс неоднозначен, и скорее отрицателн,
чем утвердителен. Ведь существует процедура ратификации международного
документа. Народ, обладатель усреднённого решения по конкретному делу
выступает в процессе принятия нормативно-правового акта своего рода единам
субьектом отношений с народами других наций. Акт, принимаемый в результате их
совмаестной правотворческой деятельности является волей большинства, но и
меньшинство не ущемлено в правах. Эта воля, принявшая облик закона, не
направлен против ковото, и обьект его правового воздействия затрагивает
интиресы каждого участника. Придметом спора не может послужить внутреннее
дело отдельно взятого суверенного народа. Это своего рода «мировая
прокуратура», осуществляещая надзор за естественноправовой законностью,
соблюденим прв человека.
Статья 78 Конституции РФ устанавливает возмож­ность взаимного делегирования
полномочий в системе федеральных органов исполнительной власти. Однако заметим,
что в Конституции ни слова не говорится о возможности делегирования
законодательными органами государственной власти своих полномочий как
Президенту России, так и испол­нительным органам власти
[38]. Это обуславлевается склонностью данного метода правотворчества
способствовать уселению исполнительной власти,  разбалансировывать систему
разделения властей и, в итоге, крушить демократическую систему государственного
управления, установливать татолитарный режим.
Государство, общество, та или иная ветвь власити, федерация или субьект,
суверенный, народ или третьи силы, что же является источником права в РФ,
рассматриваемым в материальном плане? Это тема для жаркого спора, мы же лишь
заметим, что всё предложенное необходимо рассматривать в совокупности.
Перейдём же к ёще одной вариации понятия «матерниальный истчник права». В
роли материалньго источника права могут выступать конкретные исторические
памятники, которые когда-то имели или до сих пор имеют значение действующего
права. О таких правовых памятниках как об источниках права говорят, когда
исследуют Corpus juris civilis, Руссую Провду- это конкретные материльные
воплощения права. Они безусловно важны нам как наследие предков, но их
важность для учёных-правоведов была бы не так велика, не используйся эти
источники права, отжившие и всё ещё действуещие, как строительный материал
для нового законодательства. Этот смысл источника права используется тогда,
когда констатируется, например, что римское право послужило источником при
подгатовке германского Гражданского кодекса или что Русская Правда
использовалась в написание Псковской Судной Грамоты. Вторая жизнь появляется
у этих документов не спроста, учитывая их юридическую технику и
целесообразность исползования правотворец внимает опыт прошлых лет.
НО в данном контексте можно выделить группу нетрадиционых материальных
источников права. В частности в теоакратических государствах, соответственно,
с теократическим правом, материальными источниками права часто становятся
непосредственно священые тексты: Торра, Библия, Коран, всевозможные
религиозные сочинения. Так же в некоторых правовых семьях согченения учёных-
юристов может восприниматся как материальный источник, в частности в Древнем
Риме и приемниках его государствености. Но часто материальные источники
вообще не имеют материи. Таким источником является правосознание. Но этот
источник, в связи с его проблемностью будет расмотрен в одно из последующих
глав в виде формы права.
Понятие «материальный источник права» мнагогранно само по себе, что же
говорить о макропонятие «источник права». Расматривая данную категорию науки
необходимо учитывать, что её конкретные представители часто одновременно
существуют в различных диффиринциалах. Перейдём к следуещему такому
диффиринциалу. Коем будет «идеальный источник права».
2.2. Идиальные источники права.
«Если вещи  действительно существуют,
то необходимым образом существуют и идеи
вещей; так что без идеи вещь не существует
или сама вещь остаетсяи непознаваемой».
Всё тот же Аристотель.
Если материальные источники права - это либо конкретное материальное
воплощение права, либо те силы, которые непосредственно формируют правовой
масив, то идиальные истсточники- то из чего творится право, материалы,
положенные в основу. Идилальные, идиологические, идейные? Я бы нызывал этот
источник идиологическим или идейным, так как эти матералы представляют из
себя совокупность идей, неретко основывваются на определёных идиологиях. Но
их можно считать и идиальными, так как правотворцы, использую определённые
теории, знания, стремясь к своей заветной цели, выбирают наиболее оптимальные
средства воплощения её  в жизнь, то есть идиальные в существуещих условиях.
Но с другой стороны, они по средствам этих «идеальнызх источников» стремятся
достич своего жизненного идеала. Здесь возникает такой вопрос: а что же
первично? Право или так «называемые материалы, положеные в его основу»?
Является ли право средством воплощения в жизнь определённых жизеных позиций
правотворца, либо же право само по себе варажает определённые концепции? И
тут мы приближаемся к пролемме самой сущности права. Да, право,
действительно, не представляет из себя абсолютно не чего, это пустой флакон,
средство, определёный метод достижения кем-то поставленных целей и задач
путем создания системы властных предписания, определенного алгоритма
поведения общества. Если бы не было этих целей и задач, то наличие права не
имело бы ни какого смысла. Так рассмотрим, что же может являтся этим смыслом?
Необходимо заметить, что некоторые установки достаточно тяжело единовременно
воплотить в жизнь и они закрепляются в праве как идеи-базисы, и воплощаются в
жизнь с помощью идей, являющихся своего рода идеями-средствами, в свою
очередь, являющемися так же идиальными источниками права.
Начнём с того что идиальными источниками права могут являтся всевозможные
политические теории, и только политические, так как любые теории сразу же
становятся политическими, будучи властно пременёными к обществу. Мы не будем
перечислять весь перечень политических учений, так как их спектор слишком
вели  и лежит в цветовой гамме от светлого до черного. Можно выделить две
основные группы политических концепций: это идеи всеобщего благоденствия, её
цель: всеобщее благо и человеческая радость, право, соответственно, также
варажает общечеловеческие идеи, и обсалютно противоположные им
террористические учения, такими признаются любые теории о враждебном деелние
общества по какому-либо отличительному признаку, их а цель: также благо, но
не всеобщее, а какой то отдельновзятой группы людей, право оналогично идеям.
Но само по себе не деление общество не возможно в связии с разными
обьективными и субьективными причинами, но опастно использывание этого
деления в экстремистских целях, в частности с целью «найти себе врага»,
использовать как повод к репресиям. Данная тейповость широко распространена в
регионах с суровой внешней средой: с одной стороны- верные товарищи, надёжный
тал, с другой же-  злейшие враги, вечный бой. У человеческого бега за
собственым счастьем нет конца, главное, не оставлять за бортом жизни стоящих
у тебя на пути. В парошлом столетие было две основных идиологии
терористической диффиринсыации общества: коммунизм и нацизм, в этих учениях
проводилось деление по различным диффиринцирующим признакам. В первом- по
общественым классам, эксплуатируемых, пытающихся выбротся из под гнёта своих
тиранов и удержать свои достижения от посигательств,  и эксплуататоров,
стеремящихся подовить своих рабов и бодченить вышедших из под контроля. Во
втором же делениен общества происходит по национальному признаку, по признаку
рассы. Не будем критековать данные идилогические теории лишь предостерегем
общество о потенциальной угрозе.
Часто данные политические теории раждаются из науки, из научной мысли, из её
определёных теорий. Принцып научности нельзя переценить, он ярким образом
проявляется в так называемых идеях-средствах, где научные исследования
наиболее важны и применяются на деле.
Приведённые выше идеальные источники можно обобщённо назвать доктринами. Как
и право доктрина сама из себя не чего не представляет, главное то, какой
смысл в неё заложен. Действительно, доктрина тестно связанна с наукой, но
только авторететные научные исследования, удоволетворяющие принципу
целесообразности становятся доктринами.
Но есть так же другой источник пополнения политических концепций. Это религия,
всеывозможные вероучения. Наряду с мистицизмом, религия содержит и политический
аспект. Многи религи послужили источником права в идиальном плане. Но
использовались не только общие идеи, религия может непосредственно влиять на
право. Ни кто не будет спорить, что религия не соодеожит различных предписаний
по поповоду поведения человека, всяческих заповедей, запретов, табу. Эти
предписания относятся не только к сфере отношений человека с Богом, но и к
сфере человеческих отношений. Чего только стоит: «не убий», «не укради», «не
лжесвидетельствуй»- эти заповеди вошли в плоть всех правовых систем. Но в
заповеди явно регулируещеё отношения между человеком и Богом, гласящей о
единобожие, есть скрытый светский смысл. Она гласит: «Да не будет у тебя других
богов пред лицом моим». Или в мусульманстве: «Нет Бога, кроме Аллаха, и Магамет
пророк его». Здесь заложен скрытый смысл: если нет других богов, значит нет и
других заповедей, налицо принцип единства правовой системы.  Некоторые заповеди
носыт превентивный характер, в частности 10 заповедь Библии: «Не желай дома
ближнего твоего, не желай жены ближнего товего, ни раба его, ни рабыни его, ни
вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего». Если не желать чужого,
то и состава преступления для совершения противоправного деяния не будет,
незачем преступать закон. «Возлюби ближнего своего как самого себя» и «Бог наш,
есть Бог единый. Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, всей душою
твоею и всеми силами твоими»- посути это перефразированная одна и тажа фраза,
ведь, хритстианство заявляет, что Бог в какждом. Таким образом религия, не
только хрестианство, регулирую отношения с Богом, регулирует общественные
отношения. Она сама включает в себя совокупность норм и правил, является
социальным регурлятором, фактически действующим через тот же механизм, что и
право[39]. В теократических и
клирикальных государствах священные книги могут являтся непосредственными
источниками права, но скорее материалным, чем идиальным. За идиальный же
источник можно принять конкретное их содержание.
Преступим же к другим идиальным источникам права, средствам воплощения в
жизнь главных устоновок, первичных идей, идеям-средствам, коими будут:
правосознание, програмное право, принципы права, право юридической
экспертицы.
Роль правосознания в формиро­вании права различается в зависимо­сти от
исторического контекста, типа правовой системы. Но традиционно правосознанию
отводится роль источни­ка права в идеальном смысле. Одна­ко при наличии
определенных усло­вий она может существенно расши­риться вплоть до прямого
регулирующего воздействия правосознания на общественные отношения.
Правосознание — это оценка пра­ва, существующая в обществе и формирующая
определенные на­дежды и пожелания к правовой сфе­ре, ее изменениям,
определяющая, что считать правомерным, а что — нет. Признанным является
подход, согласно которому, правосознание — совокупность идей, чувств,
эмо­ций, на основании которых правоприменительные органы при­нимают решения
по конкретным де­лам. Оно приобре­тает собственную регулятивную силу тогда,
когда отмененное по каким-либо причинам зако­нодательство еще не заменено
новым. Так же с помощью правосознания могут леквидироватся пробелы в праве и
в некоторых правовых семьях этот институт может действовать на постоянной
основе. Так, в большинстве государств мира в разных формулировках дей­ствует
схожее правило, смысл кото­рого сводится к тому, что отсутствие нормы не
освобождает суд от необхо­димости вынести решением.
Действующее законодательство не содержит отсылок к правосозна­нию, то есть
непосредственно этот термин не воспроизводится в тек­стах нормативных
правовых актов. Однако широко используются слова, словосочетания, означающие
элементы правосознания: разумность, справедливость, общий смысл права и т. п.
Наиболее очевидна революционная, судьба правосознания, когда момен­тальная
отмена всех государствен­ных регуляторов полностью осво­бождает эмпирический
уровень осознания права.
Интуитивное право очень нестройное, пробельное. Оно делит мир на своих и
чужих, единомыш­ленников и противников. Заблуж­дение и субъективизм —
есте­ственные продолжения данного источника права. Оно даёт обьяснение
бунтарству, делая его справедливым и перспективным.
Суммируя сказанное, подчеркнём, что правосознание должно быть источником
права, но стояшим не в первых рядах.
Право юридической эксперти­зы так же может иметь статус и источни­ка.
Необходимо заметить, что она приобретает статус источника лишь тогда, когда
полученные заключения и выводы используются в правотворчестве.
Исторические корни экспертного права находятся в римской практике, точнее, в
решении императора Августа дать экспертизам выдаю­щихся юристов императорскую
сан­кцию и авторитет.
Оценка роли, значения и эффек­тивности правовых экспертиз в со­временном
механизме правового ре­гулирования — важная научная проблема, еще
недостаточно разра­ботанная. Несмотря на их спорный статус, многие акты
действующего законодательства используют этот инструмент. Так, в регламентах
па­лат Федерального Собрания РФ упоминается об экспертизах проек­тов законов
на разных стадиях их прохождения.
Кроме того, ко­митет (комиссия) Совета Федерации на стадии предварительного
рас­смотрения закона «может пригла­шать... ученых и специалистов в ка­честве
экспертов» (Регламент СФ ФС РФ, п. 2 ст. 105). Экспертные со­веты существуют
при председате­лях палат Федерального Собрания РФ, могут создаваться при
комите­тах (комиссиях).
Я не склонен преувеличивать роль заключений и вижу лишь их рекомендательный,
вспомргательный характер. Вместе с тем в качестве источника права они могут
иметь место, если законодатель учтет результаты экспертных заключе­ний.
Сказанное характерно для современной России, тогда как в отдельных
государствах роль экспертных материалов, собранных в ходе законодательного
процесса, значитель­но выше и, даже, имеет обязательный характер
использоваиня.
В действующем законодательстве России тем не менее есть случаи признания
экспертного права, то есть факты реального действия эк­спертных заключений. К
ним мож­но отнести градостроительную экс­пертизу, юридическую эксперти­зу
Минюста России. Действует це­лый ряд законов, затрагивающих деятельность
экспертов, велика роль экспертных заключений в про­цессуальном законодательстве
[40].
К идиальным источникам права также относятся и принципы права, которые
представляют собой основные исходные положения не только этого явления, но и
в некоторой степени человеческого мировозрения вообще. Функциональная роль
общих прин­ципов права видится в том, что они представляют собой исходные
начала правовой системы (принципы спра­ведливости, доброй совести, гуманиз­ма
и т. п.), которые вполедствие раскрываются в текущем законодательстве,
которое, несомненно, должно им соответствовать, и на которые юристы
ссыла­ются при обнуружение и устронение пробела в праве. Большинство этих
принципов вытикает из теории естественого права об неотчуждаемости прав и
свобод человека, базируещихся имено на этих принципах.
Они закреплены в правовых актах: некоторые довольно про­странно (например,
принцип свобо­ды договора), другие коротко (прин­цип презумпции
невиновности). Большая же их часть в законода­тельстве только названа
(гуманизм, автономия).  Их особенность состоит в том, что они непосредственно
не оказывают воздействия на поведе­ние субъектов права (ни регулятив­ного, ни
охранительного). Как прави­ло, они выполняют роль основы, ус­ловия для
осуществления воздей­ствия со стороны норм — правил поведения.
Некоторые принципы не имеют законодательного закрепления, и базируются только
на естественом праве, имеющем, иногда, гораздо больший авторетет, чем
писанное право. Их наличие подтверждается наукой и настоящей
действительностью, внешняя оболочка не получила чёткого оформления.
К числу таких принципов права отно­сятся справедливость, разумность,
нравственность, соответствие доб­рым нравам. Особенность этих мо­рально-
этических оснований права в том, что имеется достаточный опыт их
использования в непосредствен­ном регулировании общественных отношений, в
силу чего их иногда относят к самостоятельным источникам права. В современном
российском граждан­ском праве принципы добросовест­ности, разумности и
справедливос­ти используются для определения пределов допустимого
осуществле­ния субъектами принадлежащих им гражданских прав, а также
воспол­нения пробелов в законодательстве.
Разум представляет собой «ум­ственные способности, умствен­ный опыт
человеческой личности, предполагающий самосознание, «свободную волю»,
мыслительные и подсознательные процессы». Принцип разумности в праве
оз­начает соответствие поведения индивида социальному опыту, осознанность,
мотивированность его деяний.
Разумность как критерий носит универсальный характер. Иногда, разумность
презюмируется. Эта презумпция нередко становится источником противостояния
законности и целе­сообразности.
Принципом права провозглаша­ется добросовестность участников правоотношений,
представляющая собой честное выполнение своих обязательств. В юридической
мате­рии данное понятие означает каче­ственное действие, соответствую­щее
сложившимся представлениям о полезной, открытой деятельности.
Термин «справедливость» много­аспектен, имеет смысловые оттенки в философии,
социологии, юриспру­денции. Справедливость представ­ляет собой нравственный
ориентир во взаимоотношениях людей и не­редко толкуется в контексте поня­тий
«честность», «беспристраст­ность», «правда», «истина». В праве о
справедливости говорят как об универсальном принципе, в кото­ром объединены
морально-этиче­ские ценности, которые общество желает видеть мерой, эталоном
по­ведения.
Выделяют три функции спра­ведливости: помощь праву, дос­тавляемая
индивидуализацией дела, затем пополнение имеющих­ся в праве пропусков и,
наконец, исправление слишком суровых по­следствий юридических норм
[41].
К сожалению, термин «добрые нравы» не исполь­зуется современным российским
законодательством в силу его абстракции и субтективизма, но имеет иностранные
аналоги.
Отечественная юридическая наука, в первую очередь теория права и цивилистика,
уделяют определен­ное внимание справедливости, ра­зумности, добросовестности.
Их оценка колеблется от традиционной,
в соответствии с которой перечис­ленные явления представляют собой принципы
права. Новизной же отлича­ется подход, согласно которому роль перечисленных
явлений возрастает до непосредственно регулирующей.
Таким образом, неписаные прин­ципы, имеющие обычное или даже научное
происхождение, выполняют роль источника права перманентно. Как правило, на их
пути к норматив­ной силе имеется промежуточная стадия — отработка и
закрепление в правоприменительной практике (например, в решениях судов).
Дру­гой путь у нормативных принципов, которые приобретают прямое
регу­лирующее воздействие на обще­ственные отношения путем анало­гии права.
Значение данных принципов в жизни общества переоценить не льзя. Не стоет
забывать о незыблимых, возникших одновремено с появлением человечества,
принципах, не нуждающихся в каком-либо закрепление, черте, отделяющей нас от
животного мира, вечных столпах человечности.
К числу идеальных источ­ников права можно отнести право односторонних
обещаний и программное право, которые упоми­наются в дореволюционной
литера­туре и имеют место сегодня. Эта форма права освещается или назы­вается
чрезвычайно редко.
Под правом односторонних обе­щаний можно понимать норматив­ные факты и
обещания, которые в силу объективных и субъективных причин воспринимались как
обяза­тельные, обещания потенциальных законотворцов.
Схоэжий первому источник — право про­грамм, сообщений о будущих дей­ствиях,
программное право. Иног­да правовая психика возводит в нормативные факты и
простые сообщения известных лиц об их будущих действиях или правилах будущей
деятельности, приписывая авторам этих сообщений обязанность сооб­разно с этим
поступать по отноше­нию к тем, для которых важно со­блюдение возвещанного,
которые имели основание надеяться на со­блюдение. Примером данного источниа
может посмлужить преторское программное право. Идентифицировать право­вую
природу этих источников доста­точно сложно, тщетными оказались попытки
приравнять их к судебной практике, законам или обычаям.
В сегодняшней общественной прак­тике встречаются некоторые явле­ния, которые
сродни названным фор­мам. Например, предвыборные про­граммы, выступления,
которые не­редко так и называются — програм­мные, публичные обещания при
межгосударственном общении на высшем уровне
[42]. Эти письменные и устные заявления не имеют никакого пра­вового
механизма, однако, если даные устоновки в скором времени выполняются, могут
называтся источниками права в идеальном смысле.
Отметим общею отличительную черту идиальных источников: у них нет какого-либо
материальногго воплощения, но, однако же, они существуют в определённых
формах, не имеющих сзначения для нашего исследования, для нас же наиболее
важны их сущность и внутрений смысл.
Соответствие идиальных источников права го­сударственным формам права— самое
желаемое состо­яние, так как подобная гармония со­держит залог эффективности
пра­вовых норм. Некоторое расхожде­ние формы и идиального источника права
допу­стимо. Резкое, а тем более полное расхождение этих явлений может
привести к замене формы сначала «не-правом», не законным с точки зрения
законодательства, но легетимируемым окружаещей действительностью, а затем
новым правом, которое отразит соответствующий источник. В данных формах
теория воплощается в практику, так перейдем же к способам этого воплощения.
2.3. Формально-юридические источники права.
«Форма лиейная - приспособление в производстьве
для получения отливок. Изготавливаются из формовычных материалов (разовыве),
огнеупорной керамики, (полупостоянные - выдерживают сотни отливок), или
металла (постояные-десятки тысяч отливок)».
Большой энциклопедический словарь. «БРЭ». М. 1998.
Для того, что бы стаь реальность и успешно выполнять возложеные на него функции,
право должно иметь внешнее выражение, так называемую форму. При этом форма
права характеризует связь права с государством как способ выражения
гсоударственной воли или как способ, котором праву предётся государственной
властью общеобязательная сила[43].
Особая значимость вопроса о формах права в современом обществе определяется в
некоторой степени новым витком в становление вазимотношений между пазитивизмом
и естественно-правовыми взглядами на сущность права вследствие смены
приоритетных целей и задач гогсударства, самой его сущности. Наша нынешныя
формируещиеся правовая система, способствуещая становлению правового,
социального, демократического государства, не может развиватся исключительно на
началах юридического пазитивизма. Основа правовой государственности,
справедливое право, требует вновь обращения к истокам права, к внешнему его
оформлению[44].
Общеизвестно, что бытиё правовой материи проявляет себя в различных формах. В
частности в РФ, да и в мире в целом, основными внешнеми спосабами оформления
норм права, являются правовой обычая, нормотивный договор, правовой прецидент
и нормотивно-правовой акт.
Обычей имеет до госудрственое происхождение и уходит своими корнями в седые
века человечества. Уже на заре времён люди нуждались в регуляторе своих
отношений. Обычей- одна из древних разновидностей социальных норм, возникшая
как результат многократного повторения и обобщения наиболее рациональных
вариантов обществено значимого поведения людей и ставшая, в последствие,
устойчивой формой их общения между собой.
С моментом появления государственности обычеи стремительным потоком стали
пополнять ряды норм права, обеспеченых властным принуждением первых
протогосударств, то есть переходить из разряда неправовых в разряд правовых.
Обычей исторически предшествовал закону, его роль в сфере регулирования
обществнных отношений нельзя переоценить. Он и сейчас выполняет свои
обязоннасти там, где вмешательство законодателя нежелательно, является
материалом для санкционираванного правотыворчесвта. Но только правовой обычей
обладает государственой силой принуждения, может считатся общеобязательным и
называтся формой права, неправовой обычай обеспечивается лишь общественным
мнением. Обычей, праобраз правового обычея, не всегда закрепляется в тексте
последнего, иногда достаточно лишь сылки на обычей данной местности, этим
правотворец избегает возможной казуистики. Данные нормы могут наилутьшим
образои отразить веления общества.
Нормативный договор, если придерживатся теории общественного договора в
происхождение государста, можно назвать едва ли не первой возникшей формой
права. Им может называтся соглашение между правотворческими субьектми в
результате которого возникает новая норма права. Этот спосб выражения
правовой материи имеет определёную роль в правовых системах разных стран. Он
отличается от обычного договоров, заключаемых в сфере хозяйственной
деятельности, торговли, обмена товарами и многих других, тем, что содержит в
себе правила общего характера, нормы поведения, обязательные для всех. В
отечественной и зарубежной практике правовые договоры емеют место, например,
во взаимоотношение между субьектами одного государства и федеральным центром-
Федеративный договор РФ от 30 декабря 1992 г., во внутренних отношениях
субьектаа Федерации. Важным видом нормативного договораи является
международный договор, имеющий место в отношениях между суверенными
государствами и государствами, образуещеми конфедерацию. Он представляет
собой явно выраженное соглашение между государствами, признанное регулировать
возникающие между ними международные отношения путём установления,
прикращения или изменения их взаимных прав и обязонностей. Существуют
различные виды международных договоров: двусторонние и многосторонние,
политические, экономические, договоры, заключаемые по специальным вопросам.
Примером последнего договора может послужить недавнеподписанное двусторонние
соглашение о государственной грнице между «незалежной Украiной» и Российской
Федерацией, ратифицираванный парламентами обеих государств. Он содержит общие
правила поведения и выступает как результат согласования воль субьектов. В
ряде государств, вклячая Россию, международные договоры, в которых учакствуют
эти государства, расматриваются как часть национальной правовой системы.
Ярким примером нормотивного договора может служить коллективный догово,
регулирующий на предприятиях и в уечереждениях между работодателем,
администрацией, и работниками трудовые, социально-экономические и иные
взаимоотношения. И тут возникает сразу же ряд вопросов, разве носят эти нормы
общеобязательный характер, чьей силой они обеспечиваются  и обеспечиваются ли,
является ли это вообще данной формой права, не произвол ли это, не государство
ли в государстве? Да, это безусловно форма права, так как данное соглашение
носит общеобязательный, для тех, кто заключил этот договор, характер,
обеспечивающейся силой государства, так как ещё один из древнейших принципов
современнного права гласит: «pacta sunt servanta», договоры должны соблюдатся.
Этого принципа и предерживается гогсударство в этом вопросе, главное, что бы
содержание договора не противоречило конститцуции, и удоволетворяло интересом
обеих сторон. В России порядок разработки и заключения коллективного договора
определяется Законом РФ от 25 сентября 1992 г. «О коллективных договорах и
соглашеинях»[45].
Необходимо заметить, что данное правотворчесвто является наиболе
демократичным  в отношениях между равными субьектами правоотнашеинй, если
вопросы, рассматриваемые в договоре затрикивают интересы толко данных
субьектов, но недопустиму принятие нормативных договоров, в которых каким-
либо образом затрагиваются интересы третьих лиц, и они в свою очередь не
считаются субьектами права, их законые права отбираются. Но возможно так же
заключенгие нормотивного договора на основание деллигированных прав.
Ещё одной формой права может считатся правовой прецидент. Это понятие на мой
взгяд является более точным, чем «судебняй прецидент». У данных терминов одна и
тажа суть, но понятие «правовой прециден» более общее и включает в себя понятие
«судебные прецидент». Правовым прецидентом называется такое решение
государственого органа, которое содержит норму прва и принемается за образец
при последуещем расмотрение анологичных дел. С его помощью может быть
подтвенрждён или обьяснён какой-либо анологичный факт или обстаятельство.
Прецидент может быть как судебным, так и административным. Он предоставляет
судье или должностному лицу непростую возможность личного усмотрения, поскоку
при отсутствие полной анологии жизненных ситуаций именно они обладают правом
оценивать степень анологичности рассматриваемых абстаятельств
[46]. Причём в прециденте не обязательны все предшествуещие решения,
вынесшего первоначальное решение или приговор, а лишь суть правовой позиции
суда.
Правовой прецидент наиболее характерен для англо-саксонской правовой семьи,
где он имеет силу законодательного акта. Однако его эламенты встречаются и в
странах с романо-германским типом правовой системы, к которым причисляют и
Россию. В частности в Российской Федераци деятельность Конституционного,
Верховного и Высшего Арбитражного судов, выраженая в руководящих
разъяснениях, которые в последствие кладутся в основу решений конкретных
юридических споров всеми нижестоящими судебными органми, может считатся
правовым прецидентом.
Анализ ряда подписаных Россией международно-правовых документов позволякт
сделать выводы о возможности признания в качестве источника правав прецидентов,
созданных Европейским судом по правам человека. В соответствие со ст. 46
Европейской крнвенции о защите прав человека и основных свобод в редакции
протокола №11 решения Европейского суда обязательны для государств- участников
данного дела[47], коим неоднакратно
выступала Россия. Правоввой прецидент должен иметь место в России, так как он
наилутьшим образом припближаетсяы к народу, к реально складывающимся
общественым отношения.
Нормотвно-правовые акты являются основной и, как считают некотрые, совершеной
формой права. Под нормативно-правовыми актами можно понимать правовые акты,
содержащие норму права, направленые на урегулирование определённых общественных
отношенй. Их большой удельный вес по сравнению с другими формами связан прежде
всего с повышением роли государства в регулирование жизни общества. Кроме того,
их широкому «продвижению в массы» способствую такие качества, как спосбность
централизовано регулировать общетсвеные отношения, быстро реагировать  на
изменения потребностей общественого развития, чёткость и доступность изложеия
выраженых в нём предписаний. Если для появления правового прецидента необхадим
конкретный казус, то для создания нормативно-правового акта эта деталь не
нужна. Все нормативно-правовые акты являются государственными по своему
характеру. Они изаются или санкционируются только органами государствва, имеют
волевой характре, в них содержится и через наих преломляется государственная
воля, в них закрепляются цели и задачи, на решение которх они направлены. Не
маловажным признаком правового акта выступает его официальлный характер.
Издаваемый органами государственной власти или иными упалнамочеными органами
акт несёт на себе отпечаток сил, его порадившей
[48]. В зависимости от этой силы, аты выстариваются в определённю
иерархическую последавательность. Система нормотавно-правовых актов в каждой
стране определяется конституцией, а так же изданнными на её основание,
специальными законами. Так, согласно действуещей Конституции РФ высший
представительный и законодательный орган нашей страны – Федеральное Собрание
принимает законы и постановления. Президент как глава государства издаёт указы
и распоряжения. Правительство Российскоой Федерации издаёт постановления и
распоряжения. Субьекты РФ издатют законы и иные нормативно-правовые акта.
Конституция определяет компетенцию различных государственных органов, а
следовательно и круг вопросов, по которым могут приниматся ими те нормативные
акты. В соответствие с юридической силой даная форма права делится на законы и
подзаконые нормативно-правовые каты. Документно-письменная форма нормативных
актов позваляет непосредственгно и опреративно знакомитя с их содержаним
население.
Но не все формы права имеют письменое выражения. Одной из таких форм, уже
употребляемой нами в других смыслах, является правосознание. Этот термин уже
рассматривался наим в предыдущих параграфах. Добавим лишь, что данная форма
права близка к судебному прецеденту, но всё-таки, предпочтительней для этого
понятия ста­тус источника права в идеальном смысле. Также ни как не
закреплённым материально является устное властное волеизьявление
государственного правителя, но эта форма права с развитием демократических
основ госоударства полностью исчерпала себя.
Наряду с вышеперечислеными формами права ещё за юридические источник права
можно принять научные труды юристов- в Древнем Риме учебники выдающихся
юритсов по праву имели силу нормы права, священые книги и акты церкви- в
частности долгое время на Руси семейное и многие другие подотрасли права не
регулировались монаршей практикой, но были регламентированны Стоглавым
Собором, церковными уставами, священыми текстами. В ортодоксальных
мусульманских странах Коран вообще почитается за консттуцию.
Существуещая система источников права в формально-юридическом плане не всегда
была такой. Праву свойственно изменятся и менять способы своего внешнего
выражения. Приведённые источники также не являются вечными и
единственновозможными спосабами закрепления воли государства. С  развитием
правовых систем, приобразованием общества, сменой вех человечества будут
однавременно  менятся и формы права как вечные спутники жизни государств и
народов, связавших свою жизнь с ним.
Заключение.
Вот и подведена последняя черта в моей сегоднешней работе. Столь проблемная
тема рассмотрена на мой субьективный взгляд всецело и, учитывая указанные
рамки, довольно-таки подобно. Мы уяснили для себя, что же представляет из
себя такое широокое понятие как «итсочник права». Данное макропонятие до сих
пор остаётся и, быть-может, будет оставатся проблемным, но это уже не будет
зависить от обьективных причин. Как мне кажется, данная тема при детальном,
тчательном рассотрение и «холодной голове» является хоть и достаточно
непростой, но, всё-же имеющей шанс быть уяснённой в той или иной степени для
исследователя. Хотя единства мнений в научной среде нет, какие-то пробелы и
нестыковки могут возникать только в субьективной оценке данного вопроса.
Итак, источником права, учитывая широту лексического значения данного
термина, могут являтся: окружающая человека действительность как естественный
источник, само общество как социальный- его истинное состояние и
реальноскладывающиеся отношения, экономический- экономическая обоснованность,
материальный- только суверенне общество может быть источником права в
демократическом государстве. Так же материальными источниками права может
яалятся опосредованно само государство, а в частности его органы,
представляющие ту или иную ветвь власти, международное право, и это не
сколлко не будет умоляет северенетета ни какого народа. Но не только субьекты
правотворчетсва имеют право называтся материальными итсочниками, конкретные
детища правотворца, памятники права- так же источники в этом плане, хотя
рецепируясь последние преобритают немного другой смысл.  Не брать же в расчёт
идиальный источник права просто нельзя. Право без теорий, идей, всевозможных
учений, других источников, рассматриваемых в идиальном смысле просто было бы
безсмысленно, то есть не выражало бы не каких идей, устоновок, не стремилось
бы к какой-либо цели, предсьавить право без правосознания, его принципов,
програмного права, юридической экспертизы просто невозможно. Близкий к нему
по смыслу филосовский источник права некоторые склоны вообще считать главным
социальным индикатором состояния общества.
Данная плеяда называется первичными источниками права. Единственным же
вторичным источником является внешняя форма права, так называемый формально-
юридический источник, но не как не внутреняя, так называемая «система права».
Внешняя форма правва представляет собой совокупность способов выражения и
закрепления содержания норм права. И опосредовательно выражает все первичные
источники.
На примере материальных, идиальных и формально-юридических источников права
мы попытались раскрыть содержание самого главного в нашей работе мегопонятия.
Однако все диффиренты понятия необходимо рассматривать в сровокупности, в
гормоничном их сочетание. Только это поможет понять смысл «источника права»,
его истинную природу. Поступив имено так, мы убедились, что это действительно
целая категория науки. После выполненной нами работы, можно с уверенностью
сказатть, что источник права-  это вся та совокупность факторов , так или
иначе влияющих на формирование, становление, развитие, права. Мы на несколько
шагов приблизились к осмыслению самого этого понятия, понятия «право». Ведь
оно всё ещё остаётсмя для нас феноменом человеческого существования, своего
рода чёрнам ящиком, известны входящие данные, планы правотворца и конечный
результат, свершившийся факт, окружающая действительность, но вот как будет
вести себя та или иная правовая норма, как она повлияет на общественые
отношения, к чему всё это приведет остаётся для нас тайной. Мы расссмотрели
предпосылки правообразования, субьектов, кто в праве тварить право, то, что
они используют в этом действе, и то, в каих фомах оно выражается.
Право не изученно до конца, да и возможно ли это вообще, так что будет ещё «и
порох в пороховницах, и семь футов под килем, и косая сажень в плечах, и
ветер в спину».
Библиография.
Периодические издания.
1. Бабенко А,Н. Проблеммы обоснования ценностных критериев в праве.
Государство и право. 2002. №12.
2. Богдановская И.Ю. Судебный прецидент- источник права? Гос. и право. 2002.
№12 .
3. Борисов А. Десять заповедей- свод свод божественных законов для человека.
Российская юстиция. 2002. №3.
4. Бошно С.В. Доктрина и другие нетрадиционные формы права. Журнал рос.
права. 2003. №1.
5. Бошно С.В. Доктрина как форма и источник права. Журнал российского права.
2003. №12.
6. Бошно С.В. Развитие признаков нормативного акта в современной
правотворческой практике. Журнал российского права. 2004. №1.
7. Бошно С.В. Соотношение понятий источник права и форма права. Юрист. 2001.
№10.
8. Дихтяр А.И. Рогожин Н.А. Источники права и судебная практика. Юрист. 2003.
№1.
9. Иванов В.В. К вопросу о теории нормативного договора. Журнал российского
права. 2000. №7.
10. Исаков В. Подготовка и принятие законов в правовом государств: российские
проблеммы и решения. 1997. №7.
11. Калинин А.Ю. Комаров С.А. Форма (источник ) права как категория в теории
государства и права. Известие ВУЗов: Правоведение. 2000. №6.
12. Котелевская И.В. Закон и подзаконный акт. Журнал российского права. 2000.
№2.
13. Манов Б.Г. Выплнение международных договоров на внутритгусударственном
уровне. Адвокат. 2002. №1.
14. Марченко М.Н. Вторичные источники романо-германского права: прецидент,
доктрина. Вестник Московского университета. Серия 11, Право. 2000. №4.
15. Марченко М.Н. Закон в системе источников романо-германского права.
Вестник Московского университета. Серия 11, Право. 2000. №3.
16. Марченко М.Н. Источники права: понятие, содержание, система и соотношение
с формой права. Вестник Московского университета. Серия 11, Право. 2002. №5.
17. Марченко М.Н. Обычей в системе источников романо-германского права.
Вестник Московского университета. Серия 11, Право. 2000. №5.
18. Марченко М.Н. Проблеммы правопонимания в связи с исследованием источников
права. Вестник Московского университета. Серия 11, Право. 2002. №3.
19. Марченко М.Н. Является ли судебная практика источником россиуйского
права? Журнал российского права. 2000. №12.
20. Николаев О.В. Проблема нормативных актов в российском законодательстве.
Юрист. 2002. №11.
21. Смирнов Л.В. Деятельность судов РФ как источник права. Журнал российского
права. 2001. №3.
22. Соловьёв В.Ю. Понятие судебной практики. Журнал российского права. 2003. №1.
23.Тер-Акопов А. Толкаченко А. Библейсике заповеди: христианство как
метоправо современных правовых систем. Р. юстиция. 2002. №6.
24. Толстик В.А. К вопросу о юридической силе актов, принятых в рамках
делегированных нормотворческих полномочий. Юрист. 2001. №10.
25. Толянина И.А. К общетеоретической модели источников современного
российского права. Государствеенная власть и местное самоуправление. 2003.
№5.
26. Хайруллин В.И. Гумбольт о справедливости. Государство и право. 2003. №4.
27. Ян Шан. О свободе, морали и праве. Государство и право. 2002. №5.
28. Яценко В.Н. Закон и подзаконный ноормативный правовой акт: соотношение
понятий. Журнал российского права. 2003. №2.
Литература.
1.  Байтин М.И. Сущность права (современное нормотивное правопонимание на
грани двух веков). Саратов. 2001.
2. Большой энциклопедический словарь. «БРЭ». Момсква. 1998.
3. Большой юридический словарь. Инфа-м. Москва. 1998.
4. Давид Рене, Жофре Спинози Камилла. Основные правовые смстемы совренности.
5. Марченко М.Н. Теория государства и права. Проспект. Москва. 2002.
6. Матузов Н.И. Малько А.В. Теория государства и права.  Курс лекций. Юрист.
Москва. 1997.
7. Словарь русского языка. М., 1991.
     
[1] Марченко М.Н. Источники права: понятие, содержание, система и соотношение с формой права. Вестник Московского университета. Серия 11, Право. 2002. №5. [2] Матузов Н.И. Малько А.В.. Теория государства и права. Курс лекций. Юрист. Москва. 1997. с. 329. [3] Марченко М.Н. Теория государства и права. Проспект. Москва. 2002. с. 504. [4] Ожегов С.И. Словарь русского языка. Москва. «АЗЪ». 1997. [5] Марченко М.Н. Источники права: понятие, содержание, система и соотношение с формой права. Вестник Московского университета. Серия 11, Право. 2002. №5. [6] Калинин А.Ю. Комаров С.А. Форма (источник ) права как категория в теории государства и права. Известие ВУЗов: Правоведение. 2000. №6. [7] Марченко М.Н. Источники права: понятие, содержание, система и соотношение с формой права. Вестник Московского университета. Серия 11, Право. 2002. №5. [8] Бошно С.В. Соотношение понятий источник права и форма права. Юрист. 2001. №10. [9] Байтин М.И. Сущность права (современное нормативное правопонимание на грани двух веков). Саратов. 2001. [10] Бошно С.В. Соотношение понятий источник права и форма права. Юрист. 2001. №10. [11] Марченко М.Н. Источники права: понятие, содержание, система и соотношение с формой права. Вестник Московского университета. Серия 11, Право. 2002. №5. [12] Марченко М.Н. Источники права: понятие, содержание, система и соотношение с формой права. Вестник Московского университета. Серия 11, Право. 2002. №5. [13] Смирнов Л.В. Деятельность судов РФ как источник права. Журнал российского права. 2001. №3. [14] Толстик В.А. К вопросу о юридической силе актов, принятых в рамках делегированных нормотворческих полномочий.Юрист. 2001. №10. [15] Тер-Акопов А. Толкаченко А. Библейские заповеди: христианство как метоправо современных правовых систем. Российская юстиция. 2002. №6. [16] Бошно С.В. Доктрина и другие нетрадиционные формы права. Журнал рос. права. 2003. №1. [17] Там же. [18] Там же. [19] Калинин А.Ю. Комаров С.А. Форма (источник ) права как категория в теории государства и права. Известие ВУЗов: Правоведение. 2000. №6. [20] Бошно С.В. Соотношение понятий источник права и форма права. Юрист. 2001. №10. [21] Марченко М.Н. Теория государства и права. Проспект. Москва. 2002. с. 532. [22] Там же. [23] Смирнов Л.В. Деятельность судов РФ как источник права. Журнал российского права. 2001. №3. [24] Бошно С.В. Развитие признаков нормативного акта в современной правотворческой практике. Журнал российского права. 2004. №1. [25] Марченко М.Н. Источники права: понятие, содержание, система и соотношение с формой права. Вестник Московского университета. Серия 11, Право. 2002. №5. [26] Матузов Н.И. , Малько А.В.. Теория государства и права. Курс лекций. Юрист. Москва. 1997. с. 329. [27] Марченко М.Н. Теория государства и права. Проспект. Москва. 2002. с. 504. [28] Словарь русского языка. М., 1991. [29] Марченко М.Н. Источники права: понятие, содержание, система и соотношение с формой права. Вестник Московского университета. Серия 11, Право. 2002. №5. [30] Калинин А.Ю. Комаров С.А. Форма (источник ) права как категория в теории государства и права. Известие ВУЗов: Правоведение. 2000. №6. [31] Марченко М.Н. Источники права: понятие, содержание, система и соотношение с формой права. Вестник Московского университета. Серия 11, Право. 2002. №5. [32] Бошно С.В. Соотношение понятий источник права и форма права. Юрист. 2001. №10. [33] Байтин М.И. Сущность права (современное нормотивное правопонимание на грани двух веков). Саратов. 2001. [34] Бошно С.В. Соотношение понятий источник права и форма права. Юрист. 2001. №10. [35] Марченко М.Н. Источники права: понятие, содержание, система и соотношение с формой права. Вестник Московского университета. Серия 11, Право. 2002. №5. [36] Марченко М.Н. Источники права: понятие, содержание, система и соотношение с формой права. Вестник Московского университета. Серия 11, Право. 2002. №5. [37] Смирнов Л.В. Деятельность судов РФ как источник права. Журнал российского права. 2001. №3. [38] Толстик В.А. К вопросу о юридической силе актов, принятых в рамках делегированных нормотворческих полномочий.Юрист. 2001. №10. [39] Тер-Акопов А. Толкаченко А. Библейсике заповеди: христианство как метоправо современных правовых систем. Российская юстиция. 2002. №6. [40] Бошно С.В. Доктрина и другие нетрадиционные формы права. Журнал рос. права. 2003. №1. [41] Там же. [42] Там же. [43] Калинин А.Ю. Комаров С.А. Форма (источник ) права как категория в теории государства и права. Известие ВУЗов: Правоведение. 2000. №6. [44] Бошно С.В. Соотношение понятий источник права и форма права. Юрист. 2001. №10. [45] Марченко М.Н. Теория государства и права. Проспект. Москва. 2002. с. 532. [46] Там же. [47] Смирнов Л.В. Деятельность судов РФ как источник права. Журнал российского права. 2001. №3. [48] Бошно С.В. Развитие признаков нормативного акта в современной правотворческой практике. Журнал российского права. 2004. №1.