Каталог :: Государство и право

Реферат: Конституционные основы федеративного устройства РФ

                  РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ                  
ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
                 КАФЕДРА ГОСУДАРСТВЕННОГО СТРОИТЕЛЬСТВА И ПРАВА                 
                                 РЕФЕРАТ:                                 
               Конституционные основы федеративного устройства               
Российской Федерации
студент 3 курса группы В-03-15 вечернего отделения
Оценка:
«__________________»
«___»__________2004 г.
                                  Москва – 2004                                  
     Оглавление.
     Основы федеративного устройства Российской Федерации. 3
     Современное устройство Российской федерации. 5
     Конституционно-правовой статус Российской Федерации.. 5
     Конституционно-правовой статус субъектов Российской Федерации.. 7
     Состав субъектов Российской Федерации.. 9
     Разграничение компетенций между Российской Федерацией и ее субъектами.. 12
     Предметы ведения Российской Федерации.. 13
     Предметы совместного ведения Федерации и ее субъектов.. 15
     Малочисленные народы Российской Федерации.. 16
     Проблемы российского федерализма. 17
     Проблемы, связанные с разграничением компетенций.. 17
     Проблемы целостности Российской Федерации.. 21
     Заключение. 24
     Литература. 25
     

Основы федеративного устройства Российской Федерации

В таком многонациональном государстве, как Россия, федеративная форма государственного устройства является наиболее оправданной, поскольку федерация позволяет органично сочетать общие интересы всего многонационального народа России с интересами каждой нации и народности. Федеративное устройство Российской Федерации основано на ее государственной целостности. Принцип целостности и неприкосновенности территории Российской Федерации, установленный в статье 4 Конституции Российской Федерации, не может быть поставлен под сомнение в связи с федеративным устройством нашей страны. Данное конституционное положение строго соответствует общепризнанным нормам международного права, признающего недопустимость нарушения территориальной целостности, независимости и вмешательства во внутренние дела суверенного государства. Федеративное устройство Российской Федерации основано на единстве системы государственной власти и разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти ее субъектов. Это означает, что Российская Федерация берет на себя обязательство руководствоваться основными принципами федерализма, в соответствии, с которыми субъекты Федерации имеют право на принадлежащие и за ними закрепленные предметы ведения и полномочия. Определение этой сферы зависит от ряда факторов. Прежде всего, объем принадлежащих исключительно Российской Федерации предметов ведения и полномочий должен быть достаточным для защиты интересов всего многонационального народа России. Указанные полномочия не могут быть защищены, если Федерация не обеспечит единого правового регулирования в сфере экономики, социального, культурного развития, если не будут гарантированы права и свободы человека на территории всего государства, не будет выработана единая политика в сфере межнациональных отношений. Необходимым условием для решения этих задач в масштабе всей Федерации является предоставление ей права устанавливать систему федеральных органов законодательной, исполнительной и судебной власти, а также обеспечивать их эффективную деятельность. В перечень предметов ведения, которыми должна обладать Российская Федерация, ставящая перед собой задачу защиты интересов всего народа, в современных условиях развития науки и техники должны входить управление федеральными энергетическими системами, установление единой политики в ядерной энергетике, в производстве и порядке использования ядовитых веществ и наркотических средств и т.д. Масштабы нашей страны и разнообразие условий в ней столь велики, что управление Россией только из единого центра не представляется возможным. По этой причине важным фактором, оказывающим решающее воздействие на распределение предметов ведения между Федерацией и ее субъектами, является необходимость учета органами государственной власти и управления условий, в которых проживает население субъекта Федерации. В силу этого, например, именно субъектам Российской Федерации принадлежит право устанавливать, причем самостоятельно, систему органов государственной власти. Эти органы должны лишь соответствовать основам конституционного строя Российской Федерации и общим принципам организации представительных и исполнительных органов государственной власти, устанавливаемым федеральным законом в интересах всего многонационального российского народа. Конституция закрепила принцип, согласно которому законы и иные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам, причем, в случае противоречий между ними действует федеральный закон. Федеративное устройство Российской Федерации исходит из права народов на самоопределение. Данное право является одним из важнейших достижений современной демократии и относится к общепризнанным нормам международного права. Но, как и всякая юридическая норма, право на самоопределение может быть реализовано лишь при соблюдении определенных условий, закрепленных нормами международного права. Многие народы проживающие на территории Российской Федерации, самоопределились, иногда и по своей инициативе, но всегда с согласия и, при поддержке государственных органов Российской Федерации. Так возникли, например, Башкирская и Бурятская республики и многие другие. Самоопределение в составе Российской Федерации помогло становлению, как самоопределившихся народов, так и Российской Федерации как суверенного государства. Именно историческое прошлое и настоящее учитывались в статье 5 Конституции при констатации того, что федеративное устройство Российской Федерации основано, в частности, на «равноправии и самоопределении народов в Российской Федерации». Закрепленный статьей принцип равноправия народов в Российской Федерации означает также, что во взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти все субъекты Российской Федерации между собой равноправны. Тем самым действующая Конституция положила конец претензиям руководителей отдельных субъектов Федерации на особое положение этих субъектов в Федерации.

Современное устройство Российской федерации

Конституционно-правовой статус Российской Федерации

Российская Федерация – Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления. Статья 1 Конституции России устанавливает форму государственной власти в Российской Федерации и, соответственно, режим политической, экономической и иной свободы личности в обществе. Конституционное закрепление Российской Федерации как федеративной демократической республики означает следующее: 1. В стране действует республиканская форма правления. Все граждане России имеют право участвовать в формировании законодательной власти – Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, а также избирать главу государства – Президента Российской Федерации. Республиканская форма правления предоставляет широкие возможности для реального воплощения принципа народовластия, наиболее полного и последовательного отстаивания интересов большинства россиян высшими органами власти, сформированными самим населением. 2. Российское государство представляет собой федерацию, объединяющую 89 субъектов: 21 республику, 6 краев, 49 областей, два города федерального значения, автономную область, 10 автономных округов. Представительные (законодательные) органы субъекта Федерации в пределах, предоставленных им Конституцией, самостоятельно осуществляют полномочия по ряду важнейших направлений государственно-правовой деятельности, принимают законы и иные нормативно-правовые акты. В то же время значительную часть вопросов решают непосредственно федеральные органы государственной власти: Федеральное Собрание, Президент Российской Федерации и Правительство. 3. Российская Федерация – демократическое государство. Россиянам предоставляются все известные современной политико-правовой практике формы участия населения в делах государства и формировании его органов, свобода слова, митингов, шествий и демонстраций и иные политические права. В стране принимаются меры к реальному осуществлению каждым гражданином предоставленных ему прав и укреплению законности и правопорядка. Закрепленные Конституцией формы государственной власти соответствуют передовому опыту государственного строительства зарубежных стран, учитывают исторические и национальные особенности России и создают оптимальный режим для реализации политической, экономической и иных свобод россиян. Проведение принципа разделения властей в системе федеральных органов государственной власти придает устойчивый характер демократическим преобразованиям в Российской Федерации, делает невозможным узурпацию властных полномочий одним из органов государственной власти. Принципиально важным является, что Конституция признает Российскую Федерацию в качестве правового государства. Далеко не все конституции развитых демократических государств содержат подобные положения. Однако признание Российского государства в качестве правового на сегодняшний день надлежит рассматривать не как реальность, свершившийся факт, а как одну из первостепенных задач, которые предстоит решить в ходе реформирования России и создания цивилизованного и правового общества. Статья 4 Конституции России устанавливает, что: 1. Суверенитет Российской Федерации распространяется на всю ее территорию. 2. Конституция Российской Федерации и федеральные законы имеют верховенство на всей территории Российской Федерации. 3. Российская Федерация обеспечивает целостность и неприкосновенность своей территории. Конституция закрепляет один из важнейших принципов федеративного правового государства, прямо вытекающий из того, что суверенитет Российской Федерации распространяется на всю без исключения ее территорию, на все сухопутные, водные и воздушные пространства, находящиеся под юрисдикцией России, а также объекты с государственной символикой Российской Федерации (например, корабли, авиалайнеры и т. д.). Российская Федерация, как всякое подлинно независимое, свободное государство, обладает всей полнотой власти на своей территории. Никакая другая власть на территории России не вправе присвоить себе функции верховной суверенной власти, а тем более поставить себя над ней. Верховенство федеральной Конституции и федеральных законов на всей территории России обеспечивает единство, согласованность и стабильность всей ее правовой системы. Понятие «федеральные законы» следует понимать в его широком значении, т. е. и как собственно федеральные законы, и как федеральные конституционные законы, хотя в последующих статьях Конституции данные понятия различаются достаточно четко. Верховенство федеральных законов предполагает точное и неуклонное их соблюдение, исполнение и применение. Из этого вытекает требование точного соответствия Конституции и федеральным законам всех нормативных правовых актов, принимаемых федеральными органами исполнительной власти, а также законов и иных нормативных правовых актов, принимаемых субъектами Российской Федерации по предметам совместного ведения Федерации и ее субъектов. Если же противоречие обнаруживается, то применяется норма Конституции или федеральный закон. Акты, не соответствующие им, подлежат в установленном порядке опротестованию, приостановлению, отмене, это правило действует на всей территории Российской Федерации. Целостность и неприкосновенность территории является одним из основных элементов безопасности государства, а их защита и обеспечение – одной из важнейших его функций. Безопасность Российской Федерации, включающая обеспечение целостности и неприкосновенности ее территории, достигается единой государственной политикой в данной области, соответствующими краткосрочными и долгосрочными федеральными программами, системой мер экономического, политического, организационного и иного характера, адекватных угрозам жизненно важным интересам личности, общества и государства.

Конституционно-правовой статус субъектов Российской Федерации

В соответствии со статьей 66 Конституции России: 1. Статус республики определяется Конституцией Российской Федерации и конституцией республики. 2. Статус края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа определяется Конституцией Российской Федерации и уставом края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа, принимаемым законодательным (представительным) органом соответствующего субъекта Российской Федерации. 3. По представлению законодательных и исполнительных органов автономной области, автономного округа может быть принят федеральный закон об автономной области, автономном округе. 4. Отношения автономных округов, входящих в состав края или области, могут регулироваться федеральным законом и договором между органами государственной власти автономного округа и, соответственно, органами государственной власти края или области. 5. Статус субъекта Российской Федерации может быть изменен по взаимному согласию Российской Федерации и субъекта Российской Федерации в соответствии с федеральным конституционным законом. Исходя из пунктов вышеизложенной статьи, каждый субъект Российской Федерации является ее составной частью, т.е. состоит с ней в отношениях государственно- правового членства. Согласно данной статье, основные положения, касающиеся статуса, т. е. правового положения субъектов Российской Федерации, определяются Конституцией Российской Федерации. Наряду с этим все субъекты Федерации обладают элементами учредительной власти. Это означает, что каждый субъект Федерации вправе решать вопросы своей внутренней организации и с этой целью принимать нормативные акты, которые должны соответствовать Конституции России. Так, статус республики определяется не только Конституцией Российской Федерации, но и конституцией самой республики. Аналогичен статус и других видов субъектов Федерации – края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа – с той лишь разницей, что наряду с Конституцией Российской Федерации он определяется уставом соответствующего субъекта, принимаемым его законодательным (представительным) органом. Из статьи 66 Конституции России также следует, что конституции республик являются частью правовой системы Российской Федерации и, следовательно, должны соответствовать ее Конституции. Вместе с тем они, естественно, могут и должны учитывать особенности своих республик, в частности их национального состава. Конституция принимается республикой самостоятельно и не нуждается в утверждении со стороны высших органов государственной власти Российской Федерации. Край, область, город федерального значения уже не могут рассматриваться как административно-территориальные единицы. Федеративный договор от 31.03.1992 признал их субъектами Российской Федерации. В уставе края, области так же, как и в конституции республики, должны быть учтены специфические особенности данной территории и проживающего на ней населения. Подобным же образом регламентируется статус автономной области и автономного округа. При этом конституционно-правовой статус автономной области и автономного округа, как указано в пункте 3 статьи 66 Конституции, может дополнительно регламентироваться также федеральным законом об автономной области, автономном округе, принятым по представлению законодательных и исполнительных органов автономной области, автономного округа в отношении каждого из этих субъектов. Вместе с тем возможно принятие и единого федерального закона об автономных округах. Конституция или устав субъекта Федерации регулируют организацию и деятельность его государственных органов, взаимоотношения этих органов между собой, а также с общественными объединениями, представляющими интересы проживающих на данной территории граждан. Поскольку полномочия всех видов субъектов Российской Федерации, в основном, одинаковы и имеют равную юридическую силу – все они подлежат одинаковой государственно-правовой защите. Взаимоотношения между краями, областями и автономными округами строятся на основе сотрудничества и могут регулироваться федеральным законом, уставами соответствующих субъектов и договорами между органами государственной власти автономного округа и края или области. Такие договоры наряду с другими вопросами могут закреплять делегирование части полномочий органов государственной власти автономных округов органам государственной власти края, области. Конституция в пункте 5 статьи 66 закрепляет возможность изменения статуса субъекта Российской Федерации по взаимному согласию Российской Федерации и ее субъекта. Регулирование изменения статуса субъекта Федерации должно осуществляться на основе федерального конституционного закона. Самостоятельно субъект Российской Федерации не может в одностороннем порядке изменить свой статус. Это очень важно, поскольку со стороны отдельных субъектов проявляются негативные тенденции, выражающиеся в стремлении к обособлению и самостоятельному изменению своего статуса. В частности, в особые отношения с Россией пытается поставить себя Чеченская Республика, заявляя о своей независимости от Российской Федерации. Подобные тенденции направлены на разрушение территориального единства Российской Федерации. Статья 5 Конституции определяет, что: 1. Российская Федерация состоит из республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов – равноправных субъектов Российской Федерации. 2. Республика (государство) имеет свою конституцию и законодательство. Край, область, город федерального значения, автономная область, автономный округ имеет свой устав и законодательство. 3. Федеративное устройство Российской Федерации основано на ее государственной целостности, единстве системы государственной власти, разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, равноправии и самоопределении народов в Российской Федерации. 4. Во взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти все субъекты Российской Федерации между собой равноправны. Согласно данной статье, в Конституции России закрепляется и последовательно проводится принцип равноправия субъектов Российской Федерации. При этом следует отметить, что республика (как государство) имеет свою конституцию и законодательство, в то время как край, область, город федерального значения, автономная область, автономный округ – свой устав и законодательство. По всем другим характеристикам, согласно Конституции России, республики не отличаются от краев, областей, городов федерального значения, автономной области и автономных округов.

Состав субъектов Российской Федерации

В состав Российской Федерации входят: 1. Двадцать одна республика: Республика Адыгея (Адыгея), Республика Алтай, Республика Башкортостан, Республика Бурятия, Республика Дагестан, Республика Ингушетия, Кабардино- Балкарская Республика, Республика Калмыкия, Карачаево-Черкесская Республика, Республика Карелия, Республика Коми, Республика Марий Эл, Республика Мордовия, Республика Саха (Якутия), Республика Северная Осетия – Алания, Республика Татарстан (Татарстан), Республика Тыва, Удмуртская Республика, Республика Хакасия, Чеченская Республика, Чувашская Республика – Чувашия. 2. Шесть краев: Алтайский край, Краснодарский край, Красноярский край, Приморский край, Ставропольский край, Хабаровский край. 3. Сорок девять областей: Амурская область, Архангельская область, Астраханская область, Белгородская область, Брянская область, Владимирская область, Волгоградская область, Вологодская область, Воронежская область, Ивановская область, Иркутская область, Калининградская область, Калужская область, Камчатская область, Кемеровская область, Кировская область, Костромская область, Курганская область, Курская область, Ленинградская область, Липецкая область, Магаданская область, Московская область, Мурманская область, Нижегородская область, Новгородская область, Новосибирская область, Омская область, Оренбургская область, Орловская область, Пензенская область, Пермская область, Псковская область, Ростовская область, Рязанская область, Самарская область, Саратовская область, Сахалинская область, Свердловская область, Смоленская область, Тамбовская область, Тверская область, Томская область, Тульская область, Тюменская область, Ульяновская область, Челябинская область, Читинская область, Ярославская область. 4. Два города федерального значения: Москва, Санкт-Петербург. 5. Еврейская автономная область. 6. Десять автономных округов: Агинский Бурятский автономный округ, Коми-Пермяцкий автономный округ, Корякский автономный округ, Ненецкий автономный округ, Таймырский (Долгано- Ненецкий) автономный округ, Усть-Ордынский Бурятский автономный округ, Ханты- Мансийский автономный округ – Югра, Чукотский автономный округ, Эвенкийский автономный округ, Ямало-Ненецкий автономный округ. Пункт 2 статьи 65 Конституции России предусматривает возможность изменения состава Российской Федерации. Подобное может происходить путем: 1) принятия в Российскую Федерацию иностранного государства или его части; 2) образования в ее составе нового субъекта в результате а) объединения существующих субъектов; в) изменения конституционно-правового статуса субъекта. Любое из названных преобразований Российской Федерации должно осуществляться в порядке, установленном федеральным конституционным законом от 17.12.2001 № 6-ФКЗ «О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Российской Федерации», а применительно к случаю, связанному с изменением статуса субъекта, и в той мере, в какой изменения его вида (государственно-правовой формы) затрагивают данный статус, также с учетом положений пункта 5 статьи 66 Конституции Российской Федерации (Статус субъекта Российской Федерации может быть изменен по взаимному согласию Российской Федерации и субъекта Российской Федерации в соответствии с федеральным конституционным законом) и федерального конституционного закона от № «Об изменении конституционно-правового статуса субъекта Российской Федерации». Субъекты Российской Федерации различаются между собой по величине территории, численности и плотности населения, его национальному составу, уровню развития экономики в целом, наличию и развитию отдельных отраслей промышленности и сельского хозяйства, историческому прошлому, национальной культуре всего или части населения. Однако, как следует из Конституции России, эти и другие особенности не влияют на конституционно-правовой статус субъектов Российской Федерации. Конституция закрепила преобразование России в подлинно федеративное государство, провозгласив равноправие субъектов, как между собой, так и в отношениях с федеральной властью. Конституция сохранила прежние наименования субъектов, проявив определенную историческую преемственность государственно- правовых традиций, но вместе с тем учла и те наименования субъектов, которые они дали сами себе. Присвоение и изменение наименования – прерогатива субъекта федерации. Это вытекает из сопоставления статей 71 и 72 Конституции России, подтверждается постановлением Конституционного Суда России от 28.11.1995 по делу о толковании пункта 2 статьи 137 Конституции России, а также находит непосредственное закрепление в некоторых основных законах субъектов федерации (например, Свердловской области). Недопустимо, однако, на что обращено внимание упомянутым постановлением Конституционного Суда, чтобы наименование или переименование субъекта федерации затрагивало основы конституционного строя, права и свободы человека и гражданина, интересы других субъектов Российской Федерации в целом и интересы других государств, а также предполагало изменение состава Российской Федерации или конституционно- правового статуса ее субъекта. В частности, оно не должно содержать указания на иную форму правления, чем предусмотренная Конституцией Российской Федерации, затрагивать ее государственную целостность, подразумевать или инициировать какие-либо территориальные претензии, противоречить светскому характеру государства и принципу отделения церкви от государства, ущемлять свободу совести, включать противоречащие Конституции Российской Федерации идеологические и иные общественно-политические оценки, игнорировать исторические или этнические традиции. Согласно названному постановлению Конституционного Суда, изменения наименования республики, края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа в соответствии с пунктом 2 статьи 137 Конституции России включаются в текст статьи 65 Конституции указом Президента Российской Федерации на основании решения субъекта федерации, принятого в установленном порядке. Первым нормативным актом такого рода стал Указ Президента от 09.01.1996 № 20, которым в Конституцию были включены новые наименования субъектов федерации – Республика Ингушетия (вместо Ингушская Республика) и Республика Северная Осетия – Алания (вместо Республика Северная Осетия). Наименование индивидуализирует субъект федерации. Юридический смысл собственного имени заключается в том, что в Конституции России не может быть никакого другого субъекта с таким названием; соответствующие конституционные и договорные отношения возникают не с абстрактным субъектом, а, например, с Республикой Коми или Чукотским автономным округом. Видовой состав субъектов федерации предопределяется пунктом 1 статьи 5 Конституции России. В юридическом смысле это означает, что членами Российской Федерации могут быть образования только установленной формы – республика, край, область, город федерального значения, автономная область, автономный округ. В настоящее время республики, автономную область и автономные округа по-прежнему отличают особенности национального состава населения, быта и культуры. Именно поэтому республики, где данные особенности выражены наиболее рельефно, наделены некоторыми специфическими правами. В частности, в соответствии со статьей 68 Конституции, республики вправе устанавливать свои государственные языки, употребляющиеся наряду с общегосударственным русским языком. Вместе с тем, независимо от государственно-правовой формы все члены Российской Федерации объединены одним понятием – «субъект Российской Федерации»; они равноправны в этом качестве[1], а также равноправны между собой во взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти[2] .

Разграничение компетенций между Российской Федерацией и ее субъектами

Проблема определения компетенции федеральных органов власти является главной и наиболее сложной в любом федеративном государстве. Федерация не может обладать неограниченными полномочиями по управлению страной, она обязана делиться этими полномочиями с субъектами Федера­ции, без чего государственная власть не может носить де­мократический характер. Субъекты Федерации заинтересо­ваны в существовании сильной федеральной власти, наде­ленной широкими полномочиями для защиты и обеспечения общих интересов. Но в то же время они не хотят утратить своей самостоятельности и обладать правом решать лишь вто­ростепенные вопросы жизни своего населения. Это — объ­ективное противоречие любой федерации, заставляющее вла­сти тщательно и оптимально проводить разграничение ком­петенции государственных органов федерации и ее субъектов. Мировая практика выработала формулу решения этой проблемы, которая состоит в установлении: а) исключитель­ной компетенции федеральных органов власти, б) совмест­ной компетенции органов власти федерации и ее субъектов, в) исключительной компетенции субъектов федерации. Российская Федерация следует по этому испытанному пути: статья 71 Конституции содержит перечень воп­росов, находящихся в ведении Российской Федерации, статья 72 — пере­чень вопросов, находящихся в совместном ведении Российской Федера­ции и ее субъектов, а в статье 73 закреплена (без перечня воп­росов) вся остаточная (т. е. за пределами ведения первых двух) компетенция субъектов Российской Федерации.

Предметы ведения Российской Федерации

Разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и ее субъекта­ми возможно только на основе Конституции, Федеративно­го договора и иных договоров по этим вопросам. Это поло­жение включено в число основ конституционного строя (пункт 3 статьи 11 Конституции), оно призвано воспрепятствовать реше­нию проблемы разграничения в неправовых формах или путем произвольного принятия законов, а также постановле­ний исполнительной власти. Отнесение Конституцией тех или иных вопросов к числу предметов ведения Федерации означает установление исключительной компетенции федеральных органов (Прези­дента России, Федерального Собрания, Правительства России). Эти и только эти органы вправе издавать по перечисленным вопросам присущие им правовые акты (законы, указы, по­становления), осуществляя нормативное регулирование и текущее управление. Предметы ведения, таким образом, это сферы полномочий федеральных органов государственной власти, в которые не вправе вмешиваться органы государ­ственной власти субъектов Российской Федерации. Предметы ведения и полномочия органов Российской Федерации, закрепленные в 18 пунктах статьи 71 Конституции России, можно условно разделить на несколько групп. 1) Вопросы государственного строительства: - принятие и изменение Конституции России и федераль­ных законов, контроль за их соблюдением; - федеративное устройство и территория Федерации; - регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина; гражданство в Российской Федерации; регулирова­ние и защита прав национальных меньшинств; - установление системы федеральных органов законода­тельной, исполнительной и судебной власти, порядка их организации и деятельности; формирование федеральных органов государственной власти; - федеральная государственная служба. 2) Вопросы регулирования экономики и социального развития: - федеральная государственная собственность и управление ею; - установление основ федеральной политики и федеральные программы в области государственного, экономического, экологического, социального, культурного и национального развития Российской Федерации; - установление правовых основ единого рынка; финансо­вое, валютное, кредитное, таможенное регулирование, де­нежная эмиссия, основы ценовой политики; федеральные экономические службы, включая федеральные банки; - федеральный бюджет; федеральные налоги и сборы; федеральные фонды регионального развития; - федеральные энергетические системы, ядерная энер­гетика, расщепляющиеся материалы; федеральные транс­порт, пути сообщения, информация и связь; деятельность в космосе. 3) Вопросы внешней политики и внешнеэкономичес­кой деятельности: - внешняя политика и международные отношения Рос­сийской Федерации, международные договоры Российской Федерации; вопросы войны и мира; - внешнеэкономические отношения Российской Федерации. 4) Вопросы обороны и охраны границы: - оборона и безопасность; оборонное производство; оп­ределение порядка продажи и покупки оружия, боеприпа­сов, военной техники и другого военного имущества; про­изводство ядовитых веществ, наркотических средств и по­рядок их использования; - определение статуса и защита государственной грани­цы, территориального моря, воздушного пространства, ис­ключительной экономической зоны и континентального шель­фа Российской Федерации. 5) Вопросы создания правоохранительных органов и правовой системы: - судоустройство; прокуратура; уголовное, уголовно-процессуальное и уголовно- исполнительное законодательство; амнистия и помилование; гражданское, гражданско-процессуальное и арбитражно-процессуальное законодательство; правовое регулирование интеллектуальной собственности; - федеральное коллизионное право. 6) Вопросы метеорологии, статистической отчетнос­ти и др.: - метеорологическая служба, стандарты, эталоны, мет­рическая система и исчисление времени, геодезия и картог­рафия, наименование географических объектов; официаль­ный статистический и бухгалтерский учет. 7) Государственные награды и почетные звания Рос­сийской Федерации. Из этого перечня вопросов, составляющих предметы ведения Российской Федерации, можно сделать ряд важ­ных выводов в отношении конституционных прерогатив Фе­дерации, в частности: а) только на федеральном уровне можно изменять Кон­ституцию, принимать законы о гражданстве и др.; б) на территории субъектов Федерации могут распола­гаться объекты федеральной собственности; в) только на федеральном уровне решаются вопросы ядерной энергетики, развития путей сообщения и деятель­ности в космосе; г) только федеральные органы власти вправе осуществ­лять внешнюю политику, объявлять войну и заключать мир; д) Вооруженные Силы являются едиными для всей стра­ны, ни один субъект Федерации не вправе создавать соб­ственные вооруженные формирования; е) судоустройство и прокуратура являются едиными для всей страны, только на федеральном уровне можно объяв­лять об амнистии и помиловании и др. Исключительные полномочия федеральных органов зат­рагивают далеко не все сферы деятельности граждан и об­щественной жизни. Но именно в этих сферах проявляется суверенитет и территориальное верховенство Российской Федерации, ее назначение обеспечивать общие интересы многонационального населения страны.

Предметы совместного ведения Федерации и ее субъектов

Под совместным ведением понимается отнесение оп­ределенных вопросов к компетенции в равной степени, как Российской Федерации, так и ее субъектов. По этим вопросам, следо­вательно, могут издаваться федеральные законы и законы субъектов Российской Федерации, указы Президента России и акты пре­зидентов и глав администраций субъектов Российской Федерации, по­становления Правительства России и акты исполнительной вла­сти субъектов Российской Федерации. Вопросы совместного ведения не требуют жесткой централизации, а лишь регулирования в определенной части со стороны федеральных органов госу­дарственной власти. Но на практике это достаточно сложный вопрос. Предметы совместного ведения и полномочия Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, закрепленные в 14 пунктах статьи 72 Конституции, условно делятся на следующие группы. 1) Вопросы государственного строительства и защи­ты прав и свобод: - обеспечение соответствия конституций и законов республик, уставов, законов и иных нормативных правовых актов краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов Конституции Российской Федерации и федеральным законам; - защита прав и свобод человека и гражданина; защита прав национальных меньшинств; обеспечение законности, правопорядка, общественной безопасности; режим погранич­ных зон; - защита исконной среды обитания и традиционного об­раза жизни малочисленных этнических общностей; - установление общих принципов организации системы органов государственной власти и местного самоуправления. 2) Вопросы регулирования экономики и социального развития: - разграничение государственной собственности; - вопро­сы владения, пользования и распоряжения землей, недра­ми, водными и другими природными ресурсами; - природопользование; охрана окружающей среды и обес­печение экологической безопасности; особо охраняемые при­родные территории; охрана памятников истории и культуры; - общие вопросы воспитания, образования, науки, куль­туры, физической культуры и спорта; - координация вопросов здравоохранения; защита семьи, материнства, отцовства и детства; социальная защита, вклю­чая социальное обеспечение; - осуществление мер по борьбе с катастрофами, стихий­ными бедствиями, эпидемиями, ликвидация их последствий; - установление общих принципов налогообложения и сбо­ров в Российской Федерации. 3) Вопросы деятельности правоохранительных орга­нов и правовой системы: - кадры судебных и правоохранительных органов; адво­катура, нотариат; - административное, административно-процессуальное, трудовое, семейное, жилищное, земельное, водное, лесное законодательство, законодательство о недрах, об охране окружающей среды. 4) Координация международных и внешнеэкономичес­ких связей субъектов Российской Федерации, выполнение международ­ных договоров Российской Федерации. Из этого перечня вопросов следует, что определенная часть отраслей права (административное, трудовое и др.) регулируется Российской Федерацией и ее субъектами совместно, в то время как другие (гражданское, уголовное и др.) — только Российской Федера­цией. Федерация совместно с ее субъектами регулирует та­кую огромную сферу общественной жизни, как социальная сфера. В отношении создания системы органов государственной власти и местного самоуправления Российская Федерация претендует только на совместное установление общих принципов.

Малочисленные народы Российской Федерации

Большое количество коренных малочисленных народов, населяющих территорию России не позволяет предоставить каждому из них статус субъекта Федерации. Это привело бы к еще большей дробности Федерации, и без того весьма значительной. Однако эти народы нуждаются в признании своих особых прав, которые гарантируются им статьей 69 Конституции России в соответствии с общепризнанными принципами международного права и международными договорами Российской Федерации. Статус коренных малочисленных народов закреплен в ряде федеральных законов. Так, Лесной кодекс устанав­ливает режим землепользования и ведения лесного хозяй­ства в местах проживания этих народов. Закон о недрах предусматривает отчисления на нужды их социально-экономического развития при пользовании недрами в райо­нах их проживания. Определенные льготы введены зако­нами о налогообложении, о приватизации государствен­ных и муниципальных предприятий и др. Основы законо­дательства о культуре гарантируют поддержку в отноше­нии сохранения культурно-национальной стабильности ма­лочисленных народов. В защиту прав и интересов народов Севера принят ряд актов Президента, Правительства Рос­сии, законов субъектов Федерации. Особенно подробно эти вопросы регламентированы в Конституции Республики Саха (Якутия). Федеральным законом от 18.06.1998 рати­фицирована Рамочная конвенция о защите национальных меньшинств 1995 г. В то же время весьма важная Конвен­ция МОТ о коренных народах и народах, ведущих пле­менной образ жизни, 1989 г. Россией пока не ратифициро­вана.

Проблемы российского федерализма

Проблемы, связанные с разграничением компетенций

К моменту разработки и принятия Конституции Российской Федерации 1993 года новая структура подлинно федеративных отношений еще не сложилась. Социально- экономические интересы регионов и политические силы, стоящие у власти в субъектах России, были очень неоднородны. Различным регионам требовалась различная система взаимоотношений с центром. К какому-либо общеприемлемому варианту федерализма региональные элиты так и не пришли. Центр, в свою очередь, не решился навязать им свое видение государственного устройства. Стремление опереться на регионы в борьбе с союзной властью, а затем и с Верховным Советом, а также общее усиление центробежных тенденций существенно увеличили самостоятельность и влияние региональных лидеров. С их позициями уже было нельзя не считаться. Все это и предопределило особенности конституционной модели российского федерализма: ее крайнюю размытость, вариативность. По сути, Конституция закрепляет только общие принципы федеративного устройства, оставляя «на потом» и их конкретизацию, и выработку механизмов их реализации. Причем, при переводе конституционных положений в конкретные регулятивные предписания конституционная схема может трансформироваться в принципиально разные модели. Большинство конституционных принципов российского федерализма находятся друг с другом в отношениях если и не противоречия, то конкуренции. Между этими принципами нет непреодолимых противоречий, просто они нуждаются в совокупном истолковании. В процессе такого толкования необходимо решить две во многом взаимосвязанные проблемы. Усиливать или нивелировать предполагается в дальнейшем асимметричность Российской Федерации? Расширение полномочий федеральной власти или ее децентрализация должны стать ведущими тенденцией развития? Большинство конституционных положений, закрепляющих различия в конституционно-правовом статусе субъектов Российской Федерации являются своеобразным компромиссом между автономными советскими социалистическими республиками, стремившимися в новой правовой системе сохранить и усилить свое «привилегированное» положение, и иными регионами, претендовавшими на равный с ними статус. Еще в период, предшествовавший подписанию Федеративного договора, большинство автономных областей трансформировались в республики. Различия в статусах республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области и автономных округов проявляется в Конституции сугубо номинально: республики названы государствами и имеют свою конституцию и законодательство, а края, области, города и округа государствами не признаются и имеют свой устав и законодательство[3]. Более или менее реальным преимуществом республик является их право устанавливать свои государственные языки [4]. Это провоцирует республики на введение языковых цензов для занятия государственных должностей, то есть на определенное ущемление прав представителей нетитульной нации. Такая практика уже складывается. Требование владения государственным языком республики установлено для кандидатов на пост президента в Башкортостане, Бурятии, Якутии и других республиках. Конституционность подобных ограничений спорна. Свою позицию не выработал и Конституционный Суд, сославшись на отсутствие достаточной нормативной базы (закона Республики Башкортостан о статусе государственного языка). Основу для подлинной асимметричности Российской Федерации создает заложенная в Конституции возможность различных вариантов распределения компетенции между Федерацией и ее субъектами. Согласно части 3 статьи 11 Конституции, разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации осуществляется Конституцией, Федеративным и иными договорами о разграничении предметов ведения и полномочий. Из этой формулировки (с учетом положений статьи 15) можно сделать вывод о приоритете конституционного регулирования федеративных отношений. Тогда договорное разграничение предметов ведения и полномочий может осуществляться лишь в соответствии с нормами статей 71-73 Конституции, то есть сводится к распределению полномочий между Федерацией и ее субъектами внутри предметов совместного ведения[5] и к передаче Федерации отдельных полномочий из сферы исключительной компетенции субъекта[6]. Однако пункт 3 статьи 11 подобного ограничения не содержит, а его нормы, в силу пункта 2 статьи 16, имеют большую юридическую силу по сравнению с положениями статей 71-73, 76 (пункт 1). Вместе с тем разный объем взаимных прав и обязанностей Российской Федерации и ее субъектов, устанавливаемый в договорах, часто представляется как практика, противоречащая принципу равноправия субъектов Российской Федерации (пункты 1, 4 статьи 5). Статьи 5 и 11 входят в главу 1 Конституции «Основы конституционного строя» и, следовательно, обладают одинаковой, большей по сравнению с другими конституционными нормами, юридической силой (статья 16), поэтому чисто правовое разрешение коллизии кажется невозможным. Но принцип равноправия субъектов Федерации допустимо рассматривать (по аналогии с общей правосубъектностью) и как гарантированное Конституцией формально-равное право каждого субъекта на урегулирование своих отношений с федеральными органами власти (разграничение предметов ведения и полномочий) посредством договора. При этом, конкретный объем взаимных прав и обязанностей центра и регионов (по аналогии с индивидуальным правовым статусом) может быть разным. Дополнительные проблемы порождает абзац 4 пункта 1 Раздела второго Конституции, согласно которому, в случае несоответствия положениям Конституции положений Федеративного договора, а также других договоров между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации и договоров между органами государственной власти субъектов Российской Федерации, действуют положения Конституции России. Раздел второй Конституции назван «Заключительные и переходные положения» и его нормы представляют собой изъятия из положений Раздела первого, в том числе и главы 1. Однако формально из части 2 статьи 16 следует, что положения Раздела второго не могут противоречить главе 1. Это имеет под собой и содержательное основание: очевидно, что переход к новому конституционному строю не может осуществляться с нарушением его основополагающих принципов. Вместе с тем Раздел второй Конституции по своей сути (и названию) рассчитан на переходный период и введен в Конституцию для того, чтобы обеспечить согласование с ее нормами положений «старых» (действовавших на момент вступления Конституции в силу) правовых актов. Отсюда логично предположить, что абзац 4 пункта 1 Раздела второго касается только договоров о разграничении предметов ведения и полномочий, заключенных до вступления в силу Конституции России 1993 года. Но если допустить, что положения абзаца 4 пункта 1 распространяются и на договоры, заключенные после вступления Конституции в силу, необходимость соответствия договоров о разграничении предметов ведения и полномочий Конституции может толковаться как требование их соответствия не конституционному варианту разграничения компетенции, а основам конституционного строя России (принципам демократического федеративного правового государства, закрепленным в главе 1). Предусмотрев возможность договорного разграничения предметов ведения и полномочий между Федерацией и ее субъектами, Конституция умалчивает о форме и процедуре заключения соответствующих договоров. Некоторые процессуальные правила можно вывести лишь из части 1 статьи 76, согласно которой по предметам ведения Российской Федерации принимаются федеральные конституционные законы и федеральные законы, имеющие прямое действие на всей территории Российской Федерации. Из этого, в частности, следует, что договорное перераспределение исключительной компетенции Российской Федерации возможно только на основании федерального закона, посредством которого выражается воля Российской Федерации на заключение договора и передачу тех или иных своих полномочий в ведение определенного субъекта Федерации или совместное с ним ведение. Вообще развитие договорных начал в регулировании отношений центра и регионов могло бы привести к относительной конфедератизации России. Показательно, что в первых договорах о разграничении предметов ведения и полномочий, заключенных в 1994-1995 годах (в частности, с Республиками Башкортостан, Кабардино-Балкария, Татарстан, Северная Осетия, Якутия), осуществлялось перераспределение и предметов ведения Российской Федерации, и предметов совместного ведения Федерации и ее субъектов. Однако затем возобладало представление о верховенстве конституционных норм и недопустимости отхода в двухсторонних договорах от предусмотренного ими варианта разграничения полномочий. В Положении о порядке работы по разграничению предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации и о взаимной передаче осуществления части своих полномочий федеральными органами исполнительной власти и органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, утвержденном Указом Президента России от 12 марта 1996 года №370, предусматривалось, что принципы разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации устанавливаются федеральными законами, а договором разграничиваются полномочия федеральных органов государственной власти и органов государственной власти конкретного субъекта Российской Федерации. При этом договор не может устанавливать либо изменять конституционный статус субъекта Российской Федерации и в договоре не допускается изъятие или перераспределение предметов ведения Российской Федерации и предметов совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов, установленное статьями 71 и 72 Конституции России. Одновременно указывалось, что в договоре могли определяться предметы совместного ведения, обусловленные географическими, экономическими, социальными, национальными и иными особенностями конкретного субъекта Российской Федерации. Очевидно, здесь имелось в виду пополнение перечня предметов совместного ведения за счет сферы исключительной компетенции субъекта Федерации. Основную содержательную часть договоров должны были составлять соглашения о разграничении полномочий по конкретным предметам совместного ведения, установленным в статье 72 Конституции и перечисленным в договоре. Причем соглашения могли заключаться, только если соответствующие полномочия не определены федеральным законом. Однозначно не подлежали передаче полномочия федеральных органов исполнительной власти по обеспечению гарантий сохранения основ конституционного строя Российской Федерации, равноправия субъектов Российской Федерации, равенства прав и свобод человека и гражданина на всей территории Российской Федерации, а также иные полномочия, если их передача вела к нарушению территориальной целостности Российской Федерации, верховенства Конституции России и федеральных законов на всей территории Российской Федерации. Указ закрепил сложившуюся на практике процедуру заключения договоров и соглашений. Позднее, в качестве своего рода условия заключения договора было выдвинуто соответствие конституции (устава) и иных законов субъекта Российской Федерации, являющихся правовой базой для договора и соглашений, Конституции Российской Федерации и федеральным законам.

Проблемы целостности Российской Федерации

Проблемы, связанные с сохранением целостности федерации являются на сегодняшний день насущными практически для всех государств, имеющих федеративную структуру. Эти проблемы не обошли стороной и Российскую Федерацию. Россия как федеративное государство имеет ряд признаков, составляющих ее конституционно-правовой статус. И к ним относится суверенитет, территория, Конституция, федеративное законодательство, гражданство, система органов государственной власти, федеральная собственность, единые вооруженные силы, государственный язык и государственные символы. Согласно Конституции, Российская Федерация является суверенным государством, обладающим всей полнотой власти на своей территории, к тому же вопрос о суверенитете во всех федеративных государствах касательно своих субъектов решен одинаково: федерация суверенна, а ее субъекты - нет. Однако нормы ряда конституций республик в составе Российской Федерации провозглашают суверенитет этих республик. Субъекты Российской Федерации обладают самостоятельностью только при решении вопросов своего предмета ведения. Термин «суверенитет» означает полную независимость, как во внутренних делах, так и во внешних отношениях, и субъекты Российской Федерации должны принимать только те правовые акты, которые не содержат норм, противоречащих Конституции и федеральному законодательству. Если бы республики в составе Российской Федерации действительно стали суверенными государствами, то это означало бы потерю суверенитета Российской Федерации и превращение ее в конфедеративный союз. С вопросом о суверенитете связан вопрос о территории, то есть о пространственном пределе распространения суверенитета. В статье 4 Конституции Российской Федерации сказано: «Суверенитет России распространяется на всю ее территорию». Вообще, сам факт Конституционного закрепления территории государства является существенной гарантией его территориальной целостности, так как для изменения территории понадобится и изменение самой Конституции. В Конституции Российской Федерации отсутствует право субъектов на выход. И если бы данное право признавалось, то это означало бы признание и поощрение нарушений государственной целостности государством. Но, несмотря на это, две республики в составе Российской Федерации прямо закрепляют право выхода из состава Российской Федерации. Это Чеченская Республика и Республика Тыва. Такое положение противоречит Конституции Российской Федерации, ее федеративной природе, и в случае реализации приведет к разрушению территориальной целостности России. Следующий конституционно-правовой признак Российской Федерации как суверенного государства – наличие Конституции, на основе которой она осуществляет законодательную деятельность. Поскольку Россия – федеративное государство, конституции республик в ее составе, правовые акты ее субъектов, а также акты самой Федерации ни в коем случае не должны противоречить Конституции Российской Федерации, которая имеет высшую силу и применяется на всей ее территории. Цель такого регулирования заключается, прежде всего, в облегчении функционирования Российской Федерации как целостного единого государства, которое представляет интересы всех ее субъектов. Конституция Российской Федерации как федеральный закон имеет верховенство на всей территории России. Но некоторые конституции республик Российской Федерации и в этом вопросе противоречат Федеральной Конституции, признавая верховенство не федерального, а республиканского закона: если бы данная норма действительно было реализована, то это означало бы, что федерации нет, а есть несколько суверенных государств. Все-таки следует учитывать, что речь идет о государствах в составе Федерации и провозглашение верховенства конституций республик и законов республик не может быть совмещено с верховенством Конституции Российской Федерации и ее законов. В России есть единые Вооруженные силы, единая система безопасности и обороны. Военная доктрина и структура Вооруженных сил определяются исключительно федерацией. Республики в составе Российской Федерации не в праве создавать свои вооруженные силы, либо иные вооруженные формирования. Но, несмотря на это в Конституции Чеченской Республики содержится следующая формула: «Граждане Чеченской Республики обязаны защищать страну, нести военную службу в составе Вооруженных сил Чеченской Республики». Указанное положение не имеет юридической силы, однако такие формирования были созданы. Приведенный пример свидетельствует о том, что в отдельных случаях появление в основных законах республик норм, противоречащих Конституции при претворении их в жизнь не только способствует разрушению государственного единства России, но и влечет за собой трагические последствия. Мало того, не только Чеченская Республика нарушает Федеральную Конституцию в этом вопросе. Международные нормы не предоставляют право субъектам федеративного государства выступать в международном общении. Но в Конституциях некоторых республик Российской Федерации этот вопрос решается иначе: в Конституциях Республик Башкортостана, Дагестана, Тывы содержатся положения о том, что названные республики самостоятельно осуществляют и проводят внешнюю политику. Это противоречит федеральной природе России, поскольку возможность независимо осуществлять деятельность в сфере внешних отношений - это прерогатива суверенного государства, а республики в составе России не являются таковыми. Также в Конституциях Республики Тывы и Чеченской Республики президенту предоставлено отдавать распоряжения о начале военных действий с последующим одобрением Парламентом, что является превышением прав субъектов Российской Федерации, и противоречит Конституции России, в частности пункту «к» статьи 71. Естественно, правовое регулирование республик по предметам исключительного ведения Российской Федерации незаконно, поэтому законы республик в составе Федерации, противоречащие федеральным, изданные по вопросам исключительного ведения Российской Федерации, ничтожны и, следовательно, не может быть и речи о их применении. Необходимо стремиться к тому, чтобы рассмотренные Конституции республик в составе Российской Федерации принципиально соответствовали Конституции Российской Федерации, а имеющиеся противоречия устранялись. В настоящее время мало кто сомневается в том, что федеральное устройство России нуждается в радикальной реформе, ведь для того, чтобы прекратить конфликты и коллизии, а также отвести потенциальную угрозу распада Российской Федерации, необходимо решить многие весьма важные проблемы, прежде всего - проблему суверенитета и проблему выхода субъектов из Федерации, а также справедливого разграничения предметов ведения и полномочий между Российской Федерацией и ее субъектами, основанного на Конституции, Федеративном договоре и доброй воле сторон.

Заключение

Несмотря на некоторую незавершенность процессов создания «нового» федерализма в России, асимметрию прав экономически неоднородных субъектов Федерации, принятие Конституции Российской Федерации 1993 года явилось огромным шагом вперед за всю историю развития федерализма в Российской Федерации. Конституция Российской Федерации закрепляет положение, которое позволяет преодолеть «крайние» подходы к государственному устройству. Только федеративное устройство Российской Федерации способно внести стабильность в межнациональные отношения. Принцип федерализма жизненно важен для строительства Российского государства, отличающегося не только своими масштабами, но экономическим, национальным, историческим, культурным многообразием регионов. Федерализм призван стать твердой гарантией объединения всех ее граждан многонациональной России на основе и понимании общих целей и задач, стоящих сегодня перед страной. Федерализм способствует, с одной стороны, реализации общепризнанных принципов равноправия и самоопределения народов, росту национального самосознания, а с другой стороны, сочетанию их интересов с интересами всего общества. Особо следует подчеркнуть роль принципа федерализма в решении проблем, связанных с закреплением и осуществлением прав человека и гражданина. Федерализм в его современном понимании не противостоит ни идеям самоопределения народов и развития национальной государственности, ни интересам регионов, их стремлениям к повышению своей самостоятельности. Если федерализм основан на демократических принципах, на устоях правового государства, то тогда наиболее полно проявляются его достоинства как-то свободное движение капиталов, товаров и услуг, свобода передвижения людей; создание более благоприятных условий для взаимообмена достижениями науки, образования, культуры и т.д. Важно, однако, постоянно помнить, что достоинства федерализма не проявляются в краткосрочной перспективе. Судьбы российского федерализма находятся в руках нынешнего и будущих поколений. Очень важно, чтобы стабильность, устойчивость принципов, провозглашенных в Конституции 1993 года, сочетались с динамизмом их реализации, гибкостью и подвижностью применяемых форм и методов. С одной стороны, необходимо, чтобы были установлены и действовали надежные гарантии, препятствующие возрождению полицейских, авторитарных начал в деятельности центра; субъекты Федерации должны чувствовать себя в безопасности от опасных переходов в системе управления. С другой стороны, федерализм должен иметь достаточный потенциал в противостоянии центробежным течениям и сепаратизму регионов.

Литература.

1. Конституция Российской Федерации, М., 1993 г. 2. Федеральный конституционный закон от 17.12.2001 № 6-ФКЗ «О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Российской Федерации». 3. Федеральный конституционный закон от № «Об изменении конституционно- правового статуса субъекта Российской Федерации». 4. Комментарий к Конституции Российской Федерации (отв. ред. Л.А. Окуньков), М., 1996 г. 5. Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации: учебник. М., 2001 г. 6. Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России: учебник. М., 2003 г.
[1] пункт 1 статьи 5 Конституции России [2] пункт 4 статьи 5 Конституции России [3] пункт 2 статьи 5, пункты 1, 2 статьи 66 Конституции России [4] пункт 2 статьи 68 Конституции России [5] статья 72 Конституции России [6] статья 73 Конституции России