Каталог :: Государство и право

Реферат: Правовые системы современности

Классификация правовых систем
     Правовая система – это целостный комплекс правовых явлений, обусловленный
объективными закономерностями развития общества, осознанный и постоянно
воспроизводимый людьми и их организациями (государством) и используемый ими для
достижения своих целей.
Правовое своеобразие стран позволяет говорить об их самобытности, о том, что
каждая из них образует свою правовую систему - совокупность всех правовых
явлений (норм, учреждений, отношений, правосознания), существующих в ее
рамках (правовая система в узком смысле).  Однако наряду с особенностями,
отличиями, в этих правовых системах можно заметить и общие черты, элементы
сходства, которые позволяют их группировать в “правовые семьи” (правовые
системы в широком смысле), объединяющие несколько родственных в правовом
отношении стран.
Существует несколько критериев объединения, классификации правовых систем
различных государств.
1. Общность исторической судьбы и исторических корней. Иначе говоря,
системы связаны между собой исторически, имеют общие государственно-правовые
корни (произрастают из одного древнего государства, основаны на одних и тех же
правовых началах, принципах, нормах).
2. Общность источников, форм закрепления и выражения норм права. 
Имеется в виду внешняя форма права, то, где и как фиксируются его нормы (в
законах, договорах, судебных решениях, обычаях),  их роль, значение,
соотношение.
3. Структурное единство, сходство. Правовые системы стран,
входящих в одну правовую семью, должны обладать сходством структурного
построения нормативно-правового материала. Как правило, это находит выражение
на микроуровне - на уровне строения нормы права, ее элементов, а также на
макроуровне - на уровне строения крупных блоков нормативного материала
(отраслей, суботраслей, институтов).
4. Общность принципов регулирования общественных отношений. В
одних странах это идеи свободы субъектов, их формального равенства,
объективности правосудия и т.д., в других - теологические, религиозные начала
(например, мусульманские страны), в третьих - социалистические,
национал-социалистические идеи  и т.п.
5. Единство терминологии, юридических категорий и понятий, а также 
техники изложения и систематизации норм права. Родственные в правовом
отношении страны обычно используют тождественные или сходные по своему значению
термины, что объясняется единством их происхождения. По этой же причине
законодатели стран, входящих в одну правовую систему, при разработке правовых
текстов применяют одинаковые юридические конструкции, способы построения
нормативного материала, его упорядочения, систематизации.
С учетом изложенного в науке выделяют следующие правовые системы:
1) англосаксонскую (Англия, США, Канада, Австралия, Новая Зеландия и др.);
2) романо-германскую (страны континентальной Европы, Латинской Америки,
некоторые страны Африки, а также Турция);
3) религиозно-правовые (страны, исповедующие в качестве государственной
религии ислам, индуизм, иудаизм);
4) социалистическую (Китай, Вьетнам, КНДР, Куба);
5) систему обычного права (экваториальная Африка и Мадагаскар).
                  Романо - германская правовая система.                  
                    Возникновение и развитие системы.                    
Романо-германская правовая система сформировалась в континентальной Европе,
которая и сейчас является ее главным центром.  Данная система органически
связана с правом Древнего Рима, так как представляет собой результат рецепции
норм римского права странами Европы. Романо-германская правовая система как
бы продолжает римское право, но ни в коем случае не является его копией.
Датой возникновения романо-германской системы считается XII век. Помимо чисто
экономических факторов, способствовавших появлению системы (развитие
торговли, ремесел, рост самоуправляемых городов), важнейшую роль сыграли
факторы социально - культурного характера, к которым в первую очередь можно
отнести возрождение изучения римского права в университетах. Начало этому
положил Фома Аквинский, использовав в своих работах труды Аристотеля. Таким
образом было преодолено многолетнее неприятие римского права церковью, что
открыло неограниченные возможности для его использования в правотворчестве.
Зарождение романо-германской правовой системы никоим образом не является
результатом утверждения политической власти или централизации, осуществленной
королевской властью. Этим романо-германская система отличается от английского
права, где развитие общего права было связано с усилением королевской власти
и с существованием сильно централизованных королевских судов. Система романо-
германского права появляется в эпоху, когда Европа не составляет единого
целого и основывается ни на чем ином, кроме общности культуры.
Итак, в XII веке основой изучения права в университетах стало римское право
вместе с каноническим частным правом (созданным церковью). В дальнейшем
разработка правовой науки ведется различными школами:
XIII - XV века - школы глоссаторов (изучение оригинальных римских текстов) и
постглоссаторов (римское право очищено от казуистики, систематизировано и
приспособлено к условиям средневековья);
XVII - XVIII века - школа естественного права. Представители данной школы
стремились к созданию единого, неизменного права для всех времен и народов.
Они видели в праве четкую, аксиоматическую систему, в центре которой
находится человек. Им принадлежит идея субъективного права. Характерно также
и то, что представители школы естественного права подчеркивали роль
законодательства.
Школа естественного права достигла успеха в двух направлениях:
1) Создание публичного права. В этой области представители школы отвергали
римское право. Они предложили модели конституции, административного и
уголовного права, опираясь на опыт английского права;
2) Кодификация. Кодификация - это техника, которая позволила осуществить
замыслы школы естественного права, завершить многовековую эволюцию правовой
науки, четко изложив право, соответствующее интересам общества. Это право и
должно применяться судами. Кодификация положила конец правовому
партикуляризму, множественности обычаев, мешавшей практике.
Часто считают, что кодификация стала причиной расчленения европейского права,
распада романо-германской правовой семьи.
Это, однако, трудно доказуемо, так как кодификация местами способствовала
единению правовых систем европейских стран (например при распространении в
начале XIX века кодекса Наполеона). Кроме того, кодификация явилась
великолепным орудием распространения, как в Европе, так и вне ее систем
романо-германского права. Скорее всего, имела место идеализация юристами
кодексов. Появилось мнение, что право и закон совпадают.
Юристы стремились лишь к толкованию национальных кодексов, а не к их
усовершенствованию. Единство семьи, однако, сохранялось и свидетельствует об
этом тот факт, что для выработки кодекса одной страны часто брался за основу
кодекс другой.
В XX веке кодексы устарели, и это ослабило юридический позитивизм XVIII - XIX
веков. Неодинаковость же правовых систем стран, входящих в романо-германскую
правовую семью объясняется в первую очередь из-за разницы  их экономической
структуры и политических режимов. Единство семьи исторически было основано на
частном праве и не распространялось на публичное или распространялось
частично. Поэтому велика опасность разрыва, если в какой - либо стране семьи
устанавливается режим, который, не удовлетворяясь переделкой имеющихся
правовых институтов, может дойти до отказа от самой концепции права. Таков
пример национал - социализма, права бывшего СССР.
Надо сказать, что в последнее время появилась тенденция к развитию так
называемого "европейского права", то есть права Европейского Сообщества и
права, создаваемого Советом Европы. Основным источником этого права является
Европейская конвенция о защите основных прав и свобод, подписанная в Риме в
1960 году всеми странами – участниками ЕС.
В заключение следует сказать, что в настоящее время романо-германская система
помимо континентальной Европы распространилась на всю Латинскую Америку,
значительную часть Африки, страны Ближнего Востока, Японию, Индонезию.
                   Структура романо-германского права.                   
Для объединения правовых систем в романо-германскую семью решающую роль
играет единство структуры. Для определения единства структуры следует изучить
следующие категории: 1) способ систематизации норм права; 2) понятие нормы
права.
Во всех странах романо-германской правовой системы юридическая наука
объединяет правовые нормы в одни и те же крупные группы. Повсюду встречается
одно и то же деление права на публичное и частное, которое основано на идее,
очевидной для всех юристов этой семьи, а именно: отношения между правящими и
управляемыми требуют иной регуляции, чем отношения между частными лицами.
Публичное и частное право распадаются на одни и те же отрасли:
конституционное право, административное, гражданское, уголовное право,
процессуальные отрасли и т.д. То же совпадение наблюдается и на более низком
уровне - правовых институтов и понятий. Объяснение подобной общности в едином
происхождении права континентальной Европы - от римского и канонического
права. Рассмотрим частное и публичное право более подробно.
                              Частное право.                              
Сходство в этой области наиболее очевидно при рассмотрении отношений,
урегулированных на основе римского права, В отношениях, урегулированных на
основе канонического частного права, также наблюдается большая общность, по
крайней мере тогда, когда речь идет о правовых системах христианских стран.
Кодексы также восприняли национальные и региональные обычаи (что
обуславливает некоторое различие), но сами эти обычаи сводятся в итоге к
нескольким типам, довольно ограниченным по количеству.
                             Публичное право.                             
Сходство в области публичного права не столь явно, но прослеживается и
объясняется двумя моментами:
1) Неюридический. Связан с общностью политической и философской мысли стран
романо-германской правовой семьи. Юридическая наука часто придает юридический
аспект тенденциям, сложившимся первоначально в иных сферах науки. Так на
развитие публичного права на всем Европейском континенте довольно
значительное влияние оказали Монтескье и Руссо. В области уголовного права
основы заложил Беккария.
2) Одинаковый метод формирования юристов. Юристы первоначально получали
образование на основе гражданского права. Гражданское право сыграло в
правопорядке роль своего рода модели, которая использовалась при создании и
развитии других отраслей права. Различие в этой области отражает лишь
неодинаковые уровни развития административного права, но оно лишено
принципиального значения.
Понятие нормы права
Во всех странах романо-германской правовой семьи норму права понимают,
оценивают и анализируют одинаково. Правовая норма понимается как правило
поведения, обладающее всеобщностью и имеющее более серьезное значение, чем
лишь ее применение в конкретном деле.
Правовая норма в данной системе не может и не должна быть творением судей;
она продукт размышления, основанного частично на изучении практики, а
частично на соображениях справедливости и гармонии системы, которые могут
ускользнуть от судей.
Понятие правовой нормы, принятое в романо-германской правовой семье, является
основой кодификации. Задачи кодекса в романо-германской системе  -  дать
достаточно общие, связанные в систему, легко доступные для обозрения и
понимания правила, на основе которых судьи и граждане, затратив минимум
усилий, могут определить, каким образом должны быть разрешены те или иные
проблемы.
Единый подход к норме права и тому месту, которое она должна занимать по
отношению к принципам права, - это одна из основных черт, обусловливающих
образность взглядов и мышления юристов всех стран романо-германской семьи.
Концепция правовой нормы, преобладающая в странах романо-германской правовой
семьи, обуславливает существование значительно меньшего числа правовых норм,
чем в станах, где степень обобщения правовой нормы находится на низком уровне
и где нормы предусматривает конкретные детали ситуации.  Однако зачастую
нормы являются слишком общими и требуют толкования, уточнения, для которого
используются “вторичные” нормы,  “Вторичные” нормы должны действовать в
твердых и бесспорных правовых рамках.
Источники
Закон
Все страны романо-германской правовой семьи – страны “писаного права”.
Соответственно, закон в наши дни – главенствующий (почти единственный)
источник права в странах романо-германской правовой семьи.  Задача юристов
состоит в том, чтобы при помощи различных способов толкования найти решение,
которое в каждом конкретном случае соответствует воле законодателя.
Юридическое заключение, не имеющее основы в законе, несостоятельно.
Однако этот подход далек от реальности.  Он был господствующим в XIX в., но
сейчас и в теории все более открыто признают, что абсолютный суверенитет
закона в странах романо-германской правовой семьи является фикцией и что
наряду с законом существуют и иные важные источники права.  Более того,
утверждать, что закон – исключительный источник права значит утверждать, что
право и закон есть одно и то же, что противоречит всей традиции романо-
германской системы.  Школа естественного права с XVII в. требовала, чтобы
законодатель санкционировал своим авторитетом справедливые нормы, созданные
доктриной, основанной на природе и разуме. В наши дни доктрина естественного
права возродилась. Даже приверженцы позитивистской теории теперь признают
творческую роль судей.  Кодексы являются скорее рамками, в которых открыт
простор для творческой деятельности и поиска справедливых решений.
Не отступая от традиции, которой придерживались в европейских университетах в
течение веков, можно констатировать, что хотя правотворческая роль
законодателя велика, само по себе право – это нечто большее, чем только
закон.  Закон стал главным элементом познания права, но он не исключает
других элементов и имеет смысл лишь в сочетании с ними.  В этом отношении
позиции  романо-германской правовой семьи и семьи общего права совпадают.
Различие состоит в том, что в странах романо-германской правовой семьи
стремятся найти справедливое решение, используя правовую технику, в основе
которой закон, тогда как в странах, относящихся к семье общего права,
стремятся к тому же результату, основываясь в первую очередь на судебном
прецеденте.
Изданные органами законодательной власти или администрации нормы  “писаного
права”  составляют в странах романо-германской правовой семьи определенную
иерархию.  На верхней ступени этой системы стоят конституции или
конституционные законы. Во всех странах  романо-германской правовой семьи
есть конституции, за нормами которых признается особый авторитет.  В наше
время существует отчетливое стремление повысить ценность конституционных
норм, усилив их практическое значение как норм, стоящих над обыкновенными
законами. Принцип судебного контроля за конституционностью законов воспринят
многими странами.
Конституционные законы по значению сравнимы с ролью международных конвенций.
В некоторых конституциях (например Франции)  закреплен принцип, согласно
которому международные договоры имеют силу, превышающую силу внутренних
законов.  Вопрос о толковании международных договоров до конца не ясен, но,
скорее всего их толкование может быть отнесено к компетенции наднациональных
юрисдикций.
Некоторые законы именуются кодексами.  Первоначально это слово означало
сводник, в котором объединены самые различные законы.  В  XIX – XX вв.
кодификация получила широкое распространение во всех странах романо-
германской правовой семьи.  Близость права этих стран выразилась не только в
общей приверженности к кодификации, но также и в структуре ряда кодексов.
За исключением тех случаев, когда законодатель специально оговаривает иное,
кодексы не имеют никакого приоритета по сравнению с не включенными в них
законами.
Помимо законов в собственном смысле этого слова “писаное право” стран романо-
германской правовой семьи (системы) включает в наше время множество норм и
предписаний, изданных не парламентом, а другими государственными органами.
Это нормы, принятые во исполнение законов.  В современном государстве
регламентация со стороны законодателя не может охватывать детали, а состоит,
по меньшей мере, в некоторых областях, лишь в изложении принципов,  более или
менее общих норм.
В случае необходимости более подробную регламентацию осуществляют
административные власти, которым законодатель предоставляет в этой связи
соответствующие полномочия. В странах роман – германской правовой семьи
установлено четкое различие между актами нормативными, которые формулируют
юридические нормы, и простыми административными циркулярами, указывающими,
как администрация понимает норму и как она намерена ее применять.
Существует два подхода к стилю законов:
- сделать законы как можно доступнее;
- применение при выработке нормы права точного технического языка, даже если
это может сделать право понятным лишь специалистам.
Общие принципы толкования закона
Законодательные тексты в  роман – германской правовой системе рассматриваются
преимущественно как своего рода путеводители в поисках справедливого решения,
а не как строгие приказы толковать и решать определенным образом. Везде в
этих странах, безусловно, предполагают грамматическое и логическое
толкование, и подчеркивается подчинение законодателю до тех пор, пока, по
мнению суда, это приводит к справедливому результату. Однако уже само
логическое толкование предоставляет выбор между решениями, которые могут
основываться на аналогии или, наоборот, на противопоставлении или на
комбинации различных методов. Историческое толкование, раскрывая содержание
акта путем обращения к периоду его возникновения и намерениям законодателя,
может быть использовано и для исправления акта.  В этих целях может быть
применен поиск  “духа закона”  (“ratio ligitis”). Несмотря на неизменность
текста закона, дух его может по-разному проявляться в разные эпохи.
Обычай
Существует два основных подхода к обычаю как к источнику права -
социалистический (преобладает роль обычая среди источников права, обычай–
основа права)  и позитивистский (сводит роль обычая почти на нет, отводя ему
лишь самую малую роль в праве, всесторонне кодифицированном и отождествляемом
с волей законодателя). Различия, существующие в теории, не имеют, однако,
никаких фактических последствий. На деле повсеместно судьи ведут себя так,
словно закон является исключительным источником права. При этом, однако,
обычаю придается большее значение, чем кажется на первый взгляд.
Закон в ряде случаев для своего понимания нуждается в дополнении обычаем.
Понятия, которые использует законодатель, нуждаются зачастую в объяснении с
точки зрения обычая. Поэтому обычай  secundum legem  (в дополнение к закону)
играет значительную роль. Напротив, область применения обычая  praeter legem
(кроме закона)  очень ограничена прогрессом кодификации, и он обречен на
весьма второстепенную роль.
Таким образом, за редкими исключениями, обычай потерял в наших глазах
характер самостоятельного источника права (случается, что о нем вообще
вспоминают лишь тогда, когда говорят о толковании закона). Обычай важен лишь
в той мере, в какой он служит нахождению справедливого решения.
Судебная практика
Роль судебной практики в странах романо-германской правовой семьи может быть
уточнена лишь в связи с ролью закона. Учитывая современное стремление юристов
всех стран опереться на закон, творческая роль судебной практики всегда или
почти всегда скрывается за видимостью толкования законов.
Судебная практика отказывается создавать правовые нормы, так как это, по
мнению судей, дело законодателя и правительства или административных властей,
уполномоченных на то законодательством.
Между нормами, выработанными судебной практикой, и нормами, установленными
законодателем, существуют два важных различия:
1) Роль в данной правовой системе. Судебная практика действует в
установленных законодательством рамках, тогда как деятельность самого
законодателя состоит именно в установлении этих рамок;
2) Правовая норма, созданная судебной практикой не имеет авторитета
законодательной нормы. Она непрочна, ее можно обратить и изменить в связи с
рассмотрением нового дела.
Сходство той роли, которую играет судебная практика во всех странах романо-
германской правовой семьи обусловлено также принципами судебной организации и
отбора судей. Повсюду судебная система построена по иерархическому образцу.
Споры подведомственны по первой инстанции судам, расположенным по всей
территории страны. Над ними имеется значительно меньшее число апелляционных
судов. Здание венчает Верховный суд. Это, разумеется, общая схема; в разных
странах существуют различные отклонения от нее.
Судьи во всех странах романо-германской правовой семьи – это, как правило,
юристы, которые постоянно и профессионально занимаются судебной
деятельностью. По общему правилу судейская карьера начинается с первых шагов
профессиональной деятельности. Университетская подготовка судей дает им
возможность более широкого подхода к проблемам.  Их видение права выходит за
рамки конкретных дел, не столь ограничено юридической техникой и “масштабами
острова”, как у их английских коллег. Этому способствует наличие наряду с
судьями работников прокуратуры, также призванных охранять общественные
интересы. Наличие прокуратуры является характерной чертой романо-германской
правовой системы.
Использование различных методов для придания единообразия судебной практике
делает очевидной подлинную роль судебной практики, даже если доктрина
воздерживается от признания ее в качестве источника права.
                                    Доктрина                                    
В течение длительного времени доктрина была основным источником права в
романо-германской системе права. В  XIII – XIX вв. в университетах  были
выработаны основные принципы права. И лишь относительно недавно с победой
идей демократии и кодификации первенство доктрины было заменено первенством
закона. Однако доктрина и в наши дни составляет важный и жизненный источник
права. Ее роль проявляется в том, что именно доктрина создает словарь и
правовые понятия , которыми пользуется законодатель. Важна роль доктрины в
установлении тех методов, с помощью которых открывают право и толкуют законы.
Доктрина оказывает влияние и на законодателя: последний часто лишь выражает
те тенденции, которые установились в доктрине, и воспринимает подготовленные
ею предложения.
Общие принципы
В  романо-германской правовой семье сотрудничество юристов проявляется не
только в применении, но и в выработке права проявляется в использовании неких
“общих принципов”, которые юристы могут найти в законе, но которые они умеют,
в случае необходимости, находить и вне закона. Эти принципы показывают
подчинение права велениям справедливости в том виде, как последняя понимается
в определенную эпоху; они раскрывают также характер не только систем
законодательных норм, но и права юристов в романо-германской системе.
Когда юристы в случае, предусмотренном законом, обращаются к общим принципам,
то можно думать, что они действуют как бы на основе делегированных им
законодателем полномочий.
В конечном счете, теория источника права во всех странах романо-германской
правовой семьи отражает традиционную для этих стран концепцию, согласно
которой право не содержится исключительно в законодательных нормах.  Поиск
права – это задача, которая должна выполняться сообща всеми юристами, каждым
в своей сфере с использованием своих методов. При этом всеми руководит общий
идеал – стремление достичь решения, отвечающего общей справедливости и
основанной на сочетании интересов, как частных, так и всего общества.
Англосаксонская правовая система
Система общего права была создана в Англии после норманнского  завоевания
главным образом в процессе деятельности королевских судов.
Семья общего права включает помимо права Англии, которое было ее основой,
правовые системы всех стран английского языка. Влияние общего права было
значительным также во многих, если не во всех, странах, которые политически
были связаны с Англией.
История общего права до XVIII в. – исключительно история английского права,
затем она разделилась на системы права США, Индии, других английских колоний,
постепенно завоевавших независимость.
Строго говоря, сфера применения английского права ограничивается Англией и
Уельсом. Оно не является ни правом Соединенного Королевства, ни правом
Великобритании, так как Северная Ирландия, Шотландия, острова Ла-Манша и
остров Мэн не подчиняются английскому праву. Однако английское право занимает
доминирующее место в семье общего права, оно является моделью правовых систем
стран семьи общего права.
История развития
В истории англосаксонского права можно выделить четыре основных периода:
1)      до норманнского завоевания (1066 г.);
2)      от 1066 г. до установления династии Тюдоров (1485 г.) – период
становления общего права, когда оно утверждалось, преодолевая сопротивление
местных обычаев;
3)      1485 – 1832 гг. – расцвет общего права, однако оно было вынуждено
пойти на компромисс с дополнительной правовой системой, что нашло свое
выражение в “нормах справедливости”;
4)      1832 г. – наши дни – общее право встретилось с невиданным развитием
законодательства и должно было приспособиться к обществу, где постоянно
усиливаются позиции государственной администрации.
Англосаксонский период
Право  этой эпохи мало известно. После обращения в христианство Англии (596
г.) миссией Августина Кентерберийского законы составляли также, как и в
континентальной Европе. Как и другие варварские законы, они регулировали
очень ограниченные аспекты тех общественных отношений, на которые
распространяется современная концепция права.  Например, законы  Этельберта,
составленные  около 600 г. включают всего 90 коротких фраз. Законы Канута
(1017-1035) – переход от первобытно-общинной формы к феодализму. Действующее
право, однако, остается сугубо местным, хотя страна и была подчинена единому
суверену.
                   Становление общего права (1066-1485)                   
Само по себе норманнское завоевание не изменило существующего положения, так
как Вильгельм Завоеватель претендовал на власть в Англии не по праву
завоевателя, а по наследственным титулам. Он сохранил действие права
англосаксонского периода, привнес же он сильную центральную власть.
С норманнским завоеванием в Англии установился феодализм. Общее право (comune
ley на норманском жаргоне) изначально – это право, общее для всей Англии. В
1066 г. оно еще не существовало. Собрание свободных людей (County Court) и
его подразделение  Суд сотни (Hundred Count) осуществляли в те времена
правосудие на основании местных обычаев. После завоевания они были заменены
феодальной юрисдикцией нового типа (суды баронов и т. д.), основанной на том
же принципе церковно-канонического права.
Общее право было создано исключительно королевскими Вестминстерскими судами
(заседавшими с начала XIII в.). Поначалу, однако, юрисдикция этих судов была
очень узка и ограничена в основном  тремя видами дел: делами, затрагивающими
королевские финансы; делами, касающимися земельной собственности или
недвижимости; тяжкими уголовными преступлениями, затрагивающими мир в
королевстве.  Три Вестминстерских суда (суд казначейства, суд общегражданских
исков и суд королевской скамьи) сначала рассматривали дела только одной из
трех вышеуказанных категорий, затем каждый из судов получил право
рассматривать все дела, попадающие под юрисдикцию королевских судов.
             Причины расширения юрисдикции королевских судов:             
1)      Канцлер и королевские судьи были заинтересованы в доходах от
рассмотрения дел;
2)      Король стремился расширить свои судебные полномочия и укрепить власть;
3)      Королевская юрисдикция ставилась частными лицами выше других.
К концу средних веков королевские суды стали единственным органом правосудия.
На долю муниципальных и торговых судов осталась небольшая доля
малозначительных дел. Церковный суд занимался только брачными делами и
проступками священнослужителей. Частные лица для того, чтобы обратиться в
королевские суды должны были просить о такой привилегии канцлера.
Первая роль в королевских судах была отведена процессу, а не установлению
прав и обязанностей субъектов. С самого начала общее право сводилось к
определенному числу процессуальных форм (видов) исков, в рамках которых можно
было получить решение, но никогда нельзя было точно знать заранее, каким оно
будет.
Суды, для которых существовал единственный интерес – интерес королевства и
короны, - получили в Англии самую полную юрисдикцию. Суды, рассматривавшие
споры частного права, исчезли, а вместе с ними исчезло в Англии и само
понятие частного права. Все тяжбы, подсудные королевской юстиции,
рассматривались в стране как своеобразные споры публично-правового характера.
Строгость процедуры общего права, необходимость укладываться в традиционные
рамки – вот основные причины, помешавшие рецепции римского права в Англии.
Процесс, формы, со многих точек зрения архаичные, типично английские,
обязывали в каждом случае подогнать под них положения, которые можно было
позаимствовать из римского или канонического права. Университетское
образование могло помочь увидеть справедливое решение, но не могло помочь
выиграть процесс.
         Соперничество с правом справедливости (1485 – 1832 гг.)         
Постепенно общее право стало не поспевать за потребностями эпохи и иногда
излишне усложнялась судебная процедура. Это обусловило появление
соперничающей правовой системы – права справедливости (law of equity).
Начиная с XIV в. частные лица, не имея возможности добиться решения в
королевских судах или неудовлетворенные решением, обращались к королю с
просьбой вмешаться, чтобы разрешить дело “по справедливости”. Такое прошение
обычно проходило через лорд-канцлера, который решал вопрос о целесообразности
передачи дела королю. Постепенно это обращение принимало все более общий
характер. Лорд-канцлер в XV в. становится все более и более автономным
судьей, единолично решающим дела от имени короля и совета, делегировавших ему
полномочия.
После 1529 г. канцлер выступает как юрист и рассматривает жалобы как
настоящий судья на основе принципов, заимствованных из римского и
канонического права. Используемые канцлером римское и каноническое право, не
знавшие института присяжных, больше нравились правителям, чем общее право с
его публичной и гласной процедурой. В начале XVII в. был достигнут компромисс
между общим правом и правом справедливости  Содержание его сводилось к
следующему: юрисдикция лорд-канцлера продолжает существовать, но она не
должна расширяться за счет судов общего права; канцлерский суд обязан
осуществлять юрисдикцию в соответствии с прецедентами права справедливости.
Равновесие было основано на том, что суд лорд-канцлера поддерживал король, а
суды общего права – парламент. Таким образом, английское право стало и по сей
день остается дуалистическим.
        Во второй половине XVIII в. общее право поглотило торговое право.        
Современный период
В 1832-33 и 1852 гг. произошла радикальная реформа и модернизация права. До
этого времени английское право развивалось в процессуальных рамках,
представляющих собой различные формы исков. В данный период формы исков были
отменены и английские юристы стали больше внимания уделять материальному
праву, на базе которого, и стали отныне систематизироваться решения общего
права.
В 1873-75 гг. произошла модификация организации судов. Акты о судоустройстве
(Judicature Acts) ликвидировали формальное различие между судами общего права
и права справедливости. Была также проведена работа по отмене почти не
действующих законов и по консолидации норм.
В настоящее время законы и регламенты приобрели значение, несравнимое с тем,
что было раньше. Наряду с судами, действующими на основе общего права,
появилось немало других инстанций, призванных рассматривать дела,
порожденными новыми законами. Таким образом, модификация правовой системы
продолжается и по сей день.
                           Структура английского права                           
В силу исторических причин в англосаксонской системе сложилось иное деление,
нежели в романо-германской. Еще более различаются понятийные фонды этих
систем.  Английское право создавалось без каких-либо забот о логике, в
рамках, которые были навязаны судебной процедурой. После реформ XIX в. хотя и
удалось внести в систему английского права некоторую рационализацию, однако
понятия классификация остались нетронутыми. Основным делением английского
права является деление на общее право и право справедливости.
Право справедливости
Канцлер действует всегда одним и тем же способом: он выдает приказы или
запрещения, адресованные определенному лицу, на которое он имеет право
воздействовать. В случае нарушения предписания канцлера ответчик отправится в
тюрьму или же будет арестовано его имущество. Канцлер вмешивался только
тогда, когда он действительно мог применить эти санкции к ответчику.
Вмешательство канцлера, руководимого идеей совести, становится постепенно
систематическим, и так складывается определенное число типичных случаев,
образовалось определенное число институтов и концепций, которые основываются
на юрисдикции канцлера. Канцлер рассматривает переданные ему дела в порядке
процедуры и по системе документов, которые в корне отличаются от системы
общего права, Здесь нет форм исков.
   Имеется пять фундаментальных отличий права справедливости от общего права:   
1)      нормы имеют иное историческое происхождение;
2)      их применяет только канцлер;
3)      нет института присяжных;
4)      можно просить иных решений, чем в общем праве;
5)      приказ канцлера имел дискреционный характер.
После 1875 г. двойственность судебной процедуры была ликвидирована, и все
суды могли использовать правовые средства, предусмотренные правом
справедливости и применять нормы общего права. Были сохранены обе
процессуальные формы. В итоге различие общего права и права справедливости
стало более рациональным. Право справедливости если и не стало полностью, но
начало проявлять тенденции к тому, чтобы стать совокупностью дел,
рассматриваемых путем письменной процедуры, а общее право предстает как
совокупность дел, рассматриваемых по прежней устной процедуре.
Общее право включает помимо уголовного договорное право, вопросы гражданской
ответственности. Право справедливости включает разрешение споров о
недвижимости, доверительной собственности, о торговых товариществах, дела о
банкротстве, дела, связанные с толкованием завещания и ликвидацией
наследства.
Траст
Траст (trust) – основное понятие английского права и наиболее важный институт
права справедливости. Он строится по следующей схеме: лицо, учреждающее
доверительную собственность (settlor of the trust), оговаривает, что
некоторое имущество будет управляться одним или несколькими лицами (trustees)
в интересах одного или нескольких лиц (cestus gue trust). Этот институт очень
часто применяется в Англии, так как он может служить для весьма различных
практических целей: охрана имущества недееспособных лиц, замужних женщин и
так далее.
По общему праву трасти не является простым управляющим; он собственник
имущества, образующего доверительную собственность. Следовательно, он
управляет имуществом по своему усмотрению, может им располагать полностью и
никому в этом не должен отчитываться. Его право собственности ограничено не
юридическими нормами, а принципами морали. К канцлеру часто обращались в тех
случаях, когда управляющий не оправдывал доверия, оказанного ему учредителем
доверительной собственности, и вопреки совести не управлял имуществом в
интересах бенефициантов и не передавал им полученных доходов. Канцлер
приказывал трасти действовать тем или иным способом под угрозой санкций
личного порядка. Кроме того, в случае отчуждения имущества управляющим общее
право предусматривает два возможных вмешательства:
I.          Может быть применен принцип реальной замены. Если управляющий
отчуждает имущество, составляющее траст, возмездно, в этом случае то, что он
получает, заменяет собой проданное имущество и управляющий считается
доверительным собственником сумм, полученных от продажи имущества;
II.       Если приобретатель получил имущество безвозмездно или является
недобросовестным (знал или должен был знать, что управляющий не мог
согласовать договор об учреждении траста отчужденного имущества), то, став
законным собственником, он сам становится управляющим и должен действовать в
интересах соответствующего бенефицианта.
Траст представляет собой определенное расчленение права собственности, одни
элементы которого принадлежат управляющему, другие – бенефицианту.
Управляющий – собственник, прерогативы которого ограничены договором об
учреждении траста и нормами права справедливости. Практически он осуществляет
управление имуществом и вправе распоряжаться им, но он не может ни
пользоваться (в собственном смысле понятия пользования) имуществом, ни
уничтожить его как таковое.
                   Процессуальное и материальное право.                   
Английское право – это не право, изученное в университете, не право
принципов. Это право процессуалистов и практиков. В Англии XIX века главным
для юриста было найти форму иска, позволявшую обратиться в Королевский суд и
избежать тех препятствий, которые были обусловлены формальностью процедуры.
Возбуждение процесса составляло главную трудность. Кроме того, требовалось
выработать строгие правила и доказательства, чтобы вердикт зачастую
невежественных присяжных был разумным. Таким образом, процессуальные вопросы
выдвигались на первый план для английских юристов. Это было обусловлено также
и тем, материальное английское право до XIX века было чрезвычайно
бесформенным и нечетким.
В настоящее время английская судебная процедура упростилась. Участие
присяжных в делах встречается достаточно редко. С другой стороны, значительно
обогатилось материальное право, достигнув высокой степени определенности.
Основные принципы английского права были систематизированы. Подготовка
процесса остается традиционно тщательной, сохраняется разработанная до
мелочей система доказательств. Внимание английских юристов веками было
обращено на судебную процедуру и очень медленно переносится нормы
материального права.
                          Концепция нормы права.                          
Английские юристы рассматривают свое право главным образом как право судебной
практики (case law). Нормы английского права – это положения, которые берутся
из основной части решений, вынесенных высшими судебными инстанциями Англии.
Все то, что в этом решении не является строго необходимым (ratio decidendi)
для решения данного спора, английский судья называет “попутно сказанным” и
опускает. Английская норма права, таким образом, тесно связана с
обстоятельствами конкретного дела и применяет для решения дел, аналогичных
тому, по которому данное решение было принято. Такую норму нельзя сделать
общей и абстрактной, так как это глубоко изменит сам характер английского
права. Англичанин воспринимает нормы, изданные законодателем только в том
случае, если они были истолкованы судебной практикой. Таким образом, практика
как бы заменяет в системе источников права нормы, изданные законодателем.
Норма английского права неотделима от отдельных элементов конкретного дела, и
только такие элементы и дают возможность понять ее значение. Английская
концепция исключает деление норм на императивнные и диспозитивные. Термин
“диспозитивная норма” нужен тем, кто рассматривает типичные дела, используя
точку зрения доктрины и законодательства, что для английского права не
соответствует действительности.
                                Источники.                                
                            Судебная практика.                            
Общее право в Англии было создано королевскими Вестминстерскими судами. Это было
право судебной практики. Судебная практика в Англии не только применяет, но и
создает нормы права. Правила, содержащиеся в судебных решениях, должны
выполняться и в дальнейшем. Обязанность придерживаться правил, уже содержащихся
в судебных решениях (stare decisis), уважать судебные прецеденты вполне логична
для права, созданного судебной практикой. Правило прецедента,
обязывающее английских судей придерживаться решений, принятых их
предшественниками, прочно укоренилось, однако, только с первой половины XIX
века. До этого также заботились об обеспечении согласованности судебной
практики и при решении дел тщательно сопоставляли фактические обстоятельства,
     но, не выдвигая при этом обязательного принципа соблюдения прецедента.     
Правило прецедента состоит из трех положений:
1)                  Решения, вынесенные палатой лордов, составляют
обязательные прецеденты для всех судов;
2)                  Решения, принятые Апелляционным судом, обязательны для
всех нижестоящих судов и (кроме уголовного права) для самого этого суда;
3)                  Решения, принятые Высоким судом, обязательны для низших
судов и, не будучи строго обязательными, имеют важное значение и используются
как руководство различными отделениями Высокого суда и Судом короны.
Итак, правило прецедента требует от английского юриста тщательного анализа
ранее вынесенных судебных решений. В объяснениях (reasons) судей, данных в
обоснование решений, английский юрист должен различать, с одной стороны, то,
что является необходимой основой решения (ratio decidendi) и “попутно
сказанным” ( obiter dictum). Ratio decidendi и составляет правило, которое
включается в состав английского права и которого следует придерживаться в
дальнейшем. Сам судья не определяет, что в решении ratio decidendi, а что
“попутно сказанное”. Это делает другой судья, устанавливая, является ли
данное решение прецедентом для дела, которое он рассматривает. Право
справедливости в настоящее время также основывается на прецеденте, оно давно
уже перестало быть комплексом норм, дополняющих систему общего права.
Необходимым условием действия системы общего права является публикация
прецедентов. При публикации делается определенный отбор: публикуется 75%
решений палаты лордов, 25% решений Апелляционного суда и только 10% решений
Высокого суда. Таким образом, вполне можно отсеять решения, которые не
следует считать прецедентами. Решения публикуются в так называемых
Ежегодниках, издаваемых с конца XIII века и в различных сборниках (“Weekly
law reports” и т.д.).
                                  Закон                                  
Вторым источником английского права является закон – закон в прямом смысле
этого слова (statute, Act of Parliament) и различные подзаконные акты,
принятые во исполнение закона (английские юристы объединяют их под названием
вспомогательного законодательства).
Классическая теория общего права видит в законе лишь второстепенный источник
права. Согласно ей, закон привносит лишь ряд поправок и дополнений к праву,
созданному судебной практикой. Принципы права не содержатся в законе.
Принятые органом, представляющим нацию – парламентом, законы должны в
точности применяться судьями, однако, в связи с тем, что они вносят лишь
некоторые исключения в общее право, должны толковаться ограничительно. Судьи,
конечно, применяют закон, но норма, которые он содержит, принимается
окончательно в английское право после того, как она будет неоднократно
применена и истолкована судами, и в той форме, а также в той степени, какую
установят суды.
В последнее столетие в Англии происходило интенсивное развитие
законодательства. Появлялось все больше законов, существенно модифицирующих
старое право и создающих новый раздел в английском праве. Дело в том, что
традиционная английская регламентация не способна эффективно действовать в
некоторых областях (например, регулирование современной экономики; социальное
обеспечение и т.д.). Таким образом, идет образование системы “нового права”.
                                  Обычай                                  
Наряду с судебной практикой и законом существует третий источник английского
права – обычай (custom). Его значение весьма второстепенно и не сравнимо с
основными источниками. Роль обычая не может быть значительна в силу давно
установленного правила, согласно которому обычай можно считать обязательным,
только если он имеет характер старинного. Старинными считаются обычаи,
существовавшие до 1189 года. Это правило не распространяется на торговые
обычаи (mercantile customs). Главным образом в этой области и действовали
после поглощения  торгового права общим правом юридически обязательные
обычаи.      Могут возникать новые обычаи, однако после санкционирования
законом или судебной практикой они теряют гибкость и превращаются в
прецеденты.
Значение обычая, однако, нельзя недооценивать, т.к. его влияние на правовое
регулирование достаточно велико в некоторых отраслях права (в первую очередь
в конституционном праве, где обычай играет ведущую роль ввиду отсутствия
писаной конституции).
                             Доктрина и разум                             
Общее право первоначально основывалось на разуме, используя фикцию всеобщего
старинного обычая королевства. До тех пор, пока не сложились более точные
нормы, разум был неисчерпаемым источником, к которому прибегали суды для
восполнения пробелов в системе английского права и его развития.
Казуистический аспект права предполагает много пробелов, и разум признается
вспомогательным источником права, призванным заполнить эти пробелы. Техника
толкования права заменяется техникой исключения (distinctions), при помощи
которой устанавливаются новые, более точные нормы, а не применяются уже
существующие. Общее право выступает как открытая система, где постоянно
создаются нормы, основанные на разуме. Но даже в странах, где право создано
судебной практикой, имеется тенденция выдвинуть на первый план не разум как
вспомогательный источник права, а юридические принципы, вытекающие из всего
комплекса судебных решений. Разум используется в основном для того, чтобы
признать эти принципы, которые и являются его наиболее ярким выражением.
                         Судебная система Англии                         
                                  Палата лордов                                  
                                        I                                        
                                Апеляционный суд                                
                                        I                                        
-------------------------Высокий суд--------------------------
I
I
Суд Короны
Суд Графства
I
I
            --------------------------------------------------------------------
                                        I                                        
                                 Суды магистрата                                 
Особенности права США
В систему общего права (английская правовая система) входит и право США. Это
обусловлено определенными историческими условиями: часть территории
современных США была английской колонией; английское происхождение населения;
английский язык, а отсюда и приоритет традиции.
Право США по своей структуре относится к системе общего права.
В Англии и США существует общая концепция права, единая система деления:
1) Используются одни и те же понятия и трактовка норм права;
2) Основным источником прав служит судебная практика в форме прецедента;
3) Законодательные нормы входят в право лишь только после того, как будут
неоднократно применены и истолкованы судами и можно будет ссылаться не на
сами нормы, а на судебные решения.
Особое историческое развитие США способствовало тому, что их общее право
приобрело специфический характер, отличающийся от общего права Англии. США
остались страной общего права в том смысле, что там сохранились концепции,
способ мышления и теория источников английского права.
К причинам, отличающим право Англии от США, относится то, что часть норм
общего права никогда не применялась в США из-за неприемлемости в их условиях,
и некоторые нормы английского права не действовали в США в силу того, что они
созданы не судами. Было установлено, что законы, принятые парламентом Англии,
будут применяться за ее пределами только по специальному решению парламента.
Важно отметить, что в Америке было принято английское право, которое
действовало в Англии в эпоху ее господства над Америкой, т.е. до 1776 г.
Вопрос о применении в Америке более поздних норм никогда более не поднимался,
т.о. с момента возникновения американского суверенитета развитие английского
и американского права шло независимо.
Главное отличие в структуре права США от английского заключается в его
делении на федеральное право и право отдельных штатов, а также в
существовании наряду с федеральной судебной системой, имеющей свою иерархию,
юрисдикции отдельных штатов.
Федеративное устройство США и в соответствии с ним деление права и судебной
системы наложили определенный отпечаток  на общее право. В нем установлен
принцип: “федеральное право не существует”. Эта формула означает, что
федеральные органы неправомочны создавать такую систему и при отсутствии
федерального закона должны применять право штата. Однако федеральное общее
право существует, поскольку речь идет о сферах, попадающих под исключительную
компетенцию федеральной законодательной власти (например федеральный
патентный закон).
К общему праву, как и к законодательному праву США, применим один и тот же
принцип: компетенция не федеральных властей, а каждого из штатов. Как ни
весомо федеральное право, в повседневной жизни наиболее важным для граждан и
юристов остается право штатов. Именно на суды штатов возложена задача
уточнения и развития американского общего права по тем вопросам, которые не
входят в законодательную компетенцию конгресса.
К другим различиям права Англии и США относятся: контроль судов за
конституционностью законов (в США); конституционное, административное и
трудовое право США существенно отличается от английского; Генеральный
атторней (attorney) США — это министр юстиции и он возглавляет прокуратуру
(в Англии это юрист, обслуживающий правительство). Апелляционный суд и Палата
лордов в отличие от высших судов США (Верховный Суд и верховные суды штатов)
не считают себя связанными своими собственными прецедентами; институт
присяжных в США сохранил свое значение гораздо больше, чем в Англии; меньшая
централизация судебной власти, чем в Англии; специфическая подготовка кадров
юристов (после университетского колледжа обучение продолжается в правовых
школах на конкретных делах); в штатах существует принцип выборности судей на
основе всеобщего избирательного права; писаная конституция, которая
рассматривается согласно романо-германскому праву как основной закон,
устанавливает нормы общего характера, в странах же общего права законы могут
вносить в право судебной практики только некоторые изменения и уточнения; в
отличие от Англии в США существует частичная кодификация законодательства
(Кодекс законов США — систематизированное собрание действующих федеральных
законов: гражданский и гражданско-процессуальный, уголовно-процессуальный
кодексы в отдельных штатах, во всех штатах — уголовные кодексы), которая
представляет собой нормы, созданные судебной практикой.
Мусульманская правовая система
Главной особенностью данной правовой системы является её тесная взаимосвязь с
исламской религией; фактически мусульманское право — часть шариата,
представляющего собой важнейший компонент мусульманской религии.
Шариат (дословный перевод с арабского — “прямой путь”) понимается в исламской
литературе как совокупность обращенных к людям предписаний, установленных
Аллахом и переданных им через пророка. Некоторые исследователи отождествляют
шариат с мусульманским правом, однако, большинство различают эти понятия. Дело
в том, что в шариат входят все  обращенные к людям предписания Корана и
сунны, а к мусульманскому праву относятся лишь те принципы и нормы, которые
были разработаны и истолкованы доктриной и отвечают принципам права. Согласно
этой точке зрения шариат подразделяется на три основные части — религиозную
догматику, исламскую этику и так называемые практические нормы. Последние
делятся на культовые предписания, устанавливающие порядок исполнения
религиозных обязанностей и нормы, регулирующие все иные стороны поведения
мусульман, их светские взаимоотношения. Правовые взаимоотношения входят именно
в эту, последнюю группу.
Мусульманскому праву, как и любой правовой системе, свойственна специфика
взаимосвязи трех основных проявлений права — норм, правосознания и поведения.
Для мусульманской правовой  системы характерна особая близость этих элементов
между собой при центральной роли правосознания (как элемента, наиболее
подверженного воздействию религии).
Происхождение и развитие системы
Становление ислама, а, следовательно, шариата и мусульманского права, связано
с деятельностью пророка Мухаммеда (570-632 гг. н.э.). В своих публичных
проповедях Мухаммед формулировал основные нормы поведения верующих в Аллаха,
среди них были и юридически значимые нормы. После смерти пророка его
ближайшие сподвижники (халифы Абу-Бакр, Осман, Омар и Али) продолжили
нормотворческую деятельность на основе Корана и сунны.
В VIII - X вв. главная роль в развитии мусульманского права принадлежала
судьям — кади, на основе толкования Корана восполнявших правовые пробелы. В
этот период зарождаются основные ветви (толки) ислама.
К концу X века мусульманское право стабилизируется и канонизируется. Судьи
уже не имеют права выносить решения по своему усмотрению при отсутствии
нужной нормы в Коране и других источниках.
К XIII веку в связи с расхождением толков ислама мусульманское право
утрачивает целостность, становится полидоктринальным.
Дальнейшее развитие все же шло по пути интеграции права разных исламских
стран, выработки единых для всех мусульманских правовых школ принципов.
В XIX веке в результате расширения контактов мусульманских стран со странами
романо-германской правовой системы происходит становление законодательства
как самостоятельного источника права в исламских странах. В последствии
некоторые страны пошли по пути дальнейшей рецепции европейского права, в
других же, где доминируют исламско - фундаменталистические позиции,
“классическое” мусульманское право играет доминирующую роль.
Источники
Главным источником мусульманского права является Коран — священная книга
мусульман. Коран представляет собой объединение 114 сур (глав), более 4 тысяч
стихотворных фрагментов, не связанных концептуально между собой.
Эти тексты датируются периодом с 610 по 632 гг. и являются речами и
проповедями Мухаммеда, произнесенными им в разное время по разным поводам и
лишь впоследствии собранными в одно произведение. Лишь незначительную часть
предписаний Корана можно отнести к правовым, в связи с этим он не стал для
мусульманского права системным юридическим документом, подобно кодексу или
конституции, однако для мусульманских юристов он остается самым авторитетным
источником права.
Второй источник — сунна — собрание преданий (хадисов) о поступках и
высказываниях Мухаммеда. Как и Коран, сунна содержит мало юридических норм, в
связи с доминированием в ней религиозно-нравственных положений. В сунне
представлены конкретные случаи, ситуации из жизни Мухаммеда, поэтому её
юридические предписания не имеют обобщенного характера.
Коран и сунна часто именуются в исламской литературе “корнями фикха”. Термин
“фикх” обозначает глубинный источник мусульманского права — религиозно-
правовую доктрину. Именно доктрина определяет логику развития мусульманского
права, своеобразие его формальных источников, их взаимосвязь.
Схематично связь религии, доктрины и права в исламе можно представить
следующим образом: Коран и сунна, т.е. религиозные предписания, составляют
содержание и источник шариата, который, в свою очередь является основой
доктрины.
На фикхе и его корнях (Коране и сунне) базируются два других источника
мусульманского права — иджма и кияс.
Иджма представляет собой разработанные мусульманскими правоведами
(муджтахидами) рациональное толкование норм Корана и сунны. Процесс их
толкования получил название иджтихада.
Кияс — это рассуждение по аналогии. Он становится легитимным благодаря Корану
и сунне. Однако рассматривать кияс можно лишь как способ толкования и
применения права, т.к. в отличие от юристов общего права исламские юристы не
создают правовых норм.
Структура мусульманского права
Структура мусульманского права имеет свои существенные особенности.
Отсутствует деление на публичное и частное право или на общее право и право
справедливости. Здесь существуют принципы структурного объединения норм:
- в соответствии с основными толками ислама ( суннитские и не суннитские)
- отраслевой принцип (муамалат —  гражданское право; систар — международное
право и т.д.)
Принято деление поступков на обязательные, рекомендуемые, разрешаемые,
порицаемые и запрещаемые.
Нормы права отличаются от европейских — они, как правило, не являются
управомачивающими или запрещающими. В их основе лежит обязанность, долг
совершить тот или иной поступок, что обусловлено их религиозной природой.
Система обычного права
Под системой обычного (традиционного) права понимается существующая в странах
экваториальной и южной Африки и на Мадагаскаре форма регламентации
общественных отношений, основанная на государственном  признании сложившихся
естественным путем и вошедших в привычку населения социальных норм (обычаев).
Обычай как источник права известен всем правовым системам, однако лишь в
Африке он продолжает играть первостепенную роль, особенно в сельской
местности.
Обычаи Африки и Мадагаскара многочисленны. Различия между обычаями одной
этнической группы или района малы, вне этих границ – значительны. Тем не
менее, все исследователи констатируют некие общие черты, отличающие
африканское право от европейского.
На ранних этапах развития юридический обычай и традиция совпадали с
правосознанием, и, следовательно, в обычном праве содержатся элементы
общественной идеологии – модель мира определенной общины. Человек с детства
усваивал свод предписанных норм поведения, объем своих прав и обязанностей,
положение личности в коллективе и собственное место в социальной иерархии.
Африканский обычай основан на идее единства естественного и
сверхъестественного. Статичное мировоззрение африканцев не знает идеи
прогресса и отрицательно относится ко всякому действию, институту, в
результате которого меняется сложившаяся ситуация.
Обычное право – в значительной мере право групп и общин, индивидуум же
получает признание только через принадлежность к определенному коллективу.
Правоспособность принадлежит общинам или возлагается на лица, которые их
возглавляют: глав родов, семей или домохозяйств. Индивидуальная собственность
на землю была на ранних этапах развития неизвестна, сейчас же мало
распространена. Большинство систем базируется на принципе, что человек имеет
право только на результаты собственного труда. Носителем реальных прав
выступает племя, род и т.д. Поэтому и тяжбы в основном происходили и
происходят между группами, а не между отдельными лицами.
Упор сделан не на субъективных правах, а на обязанностях, которые не
разделены на юридические и моральные. Обычное право не знает ни деления,
структуры.
Обычай может содержать нормы, но зачастую они не содержат материальных
элементов, подлежащих применению. Задача видится в большей степени в
примирении заинтересованных лиц, а не в установлении прав. Отсутствие
действенного механизма исполнения решений делает достижение согласия еще
более необходимым.
Трудно установить, в какой мере обычай, о котором рассказано в устной форме,
действительно соответствует действующему обычаю, применяемому судами.
Рассказчик часто искажает содержание обычая по разным причинам.
Нет ни одного письменного памятника туземного происхождения, который позволил
бы ориентироваться в многообразии обычаев и вывести четкие принципы. Обычай в
Африке остался устным.
В период колонизации европейские державы – метрополии не только выработали
новое право в областях, на которые никогда не распространялись обычаи и
обычай не давал достаточной базы для регламентации; они исключили применение
обычного права в тех областях, где оно существовало, но где его нормы
оказались неприемлемыми для европейцев. Наибольшее изменение, внесенное в
обычное право, имело своим результатом возросшее влияние новой концепции
социального стоя – строгого и формального, отказавшегося от традиционного
способа решения споров и потому непонятного для африканцев.
Современные правовые системы стран Африки могут с успехом воспринять
некоторые элементы, идущие от традиционного обычного права. Однако они не
смогут отказаться от того, что составляет сущность этого права. Христианство
и ислам уже подорвали обычное право, выдвинув идею божественного закона
вместо идеи космического равновесия.
Обычное право свойственно статичным сельским обществам. Курс на кардинальные
реформы, проводимый руководителями молодых африканских государств не
укладывается в рамки обычного права.
                    Социалистическая правовая система.                    
Социалистическая система права возникла в России после Октябрьской революции
1917 года. Причины ее формирований обусловлены не особенностями источников,
структуры права, правовой доктрины, а марксистско-ленинской идеологией, ее
принципами политической организации общества. Правовые системы стран,
входящих в социалистическую правовую семью, ранее принадлежали романо-
германской правовой семье. Они сохранили ряд черт, характерных для романо-
германской правовой системе. Норма права всегда рассматривалась как общая
норма поведения: сохранялась в значительной степени и система права, и
терминология юридической науки, основанной трудом европейских университетов и
восходящей к римскому праву.
После второй мировой войны эта правовая семья охватила страны Центральной
Европы и балканские станы, попавшие в сферу влияния СССР. Кроме того, в ее
состав вошли Северная Корея и Вьетнам в Азии, Куба – в Америке.
Однако наряду с некоторым сходством правовые системы социалистических стран
имеют такого рода отличия по сравнению с правом романо-германской семьи, на
основании которых закономерно считать социалистические правовые системы
отошедшими от романо-германской правовой семьи и образующими самостоятельную
правовую семью. Руководители социалистических стран видят цель в создании
общества нового типа, в котором не будет государства и права. По этой причине
единственным источником социалистического права является революционное
творчество законодателя, которое выражает волю народа, руководимого
социалистической партией. В соответствии с доктриной марксизма-ленинизма,
являющейся официальной и единственно разрешенной, законодатель стремится
прежде всего создать новый экономически строй. При этом обобществляются
средства производства. Сфера отношений между гражданами в этих условиях
становится меньшей, чем она была ранее. Частное право уступает господствующее
место праву публичному.
 В Советской России, а затем в СССР получили правовое воплощение следующие идеи: 
Þ     централизованного управления экономикой, хозяйственными
отношениями, что повлекло за собой использование императивных норм, плановых
регуляторов, детальной гражданских договоров, правового положения имущества и
полномочий субъектов;
Þ     создание обобществленной, “общенародной” собственности как основы
экономики;
Þ     регулирование меры труда и потребления и, как следствие, создание
социально-правовых институтов нормирования трудовой деятельности и
распределения социальных благ и т.д.
В уголовном и административном праве приоритетно защищалась государственная
собственность, действовали запреты на занятие частной предпринимательской
деятельностью, предусматривались серьезные санкции за антисоветскую агитацию
и пропаганду, распространение сведений, порочащих социалистический строй,
преследовались действия, противоречащие социалистической нравственности.
Упрощалась судебная процедура, ограничивались права обвиняемых и подсудимых
на защиту, в целом формировался обвинительный уклон правосудия.
Конечно, социалистической правовой системе присущи определенные достижения,
такие как:
Þ     глубокая теоретическая и практическая проработка вопросов
пользования, владения, распоряжения государственным имуществом;
Þ     внедрение в мировую юридическую практику институтов правового
регулирования экономических отношений, гражданско-правового института
поставки, нормативно-правовых форм защиты наемных работников, обеспечения
гарантированного права на труд и др.
Однако не следует забывать, что данные достижения часто основывались на
грубом попрании прав человека и основополагающих принципов международного
права. Кроме того, фактический развал социалистического лагеря после крушения
СССР показал объективную слабость принципов, на которых базируется эта
система.
В заключение следует сказать, что мной была дана лишь краткая характеристика
основных правовых систем современности. Каждая страна, входящая в ту или иную
правовую семью, имеет собственные, неповторимые особенности права, которые не
могут быть описаны в рамках реферата. Кроме того, сложность характеристики
правовых систем состоит в том, что они не представляют собой нечто статичное,
навсегда данное, а находятся в процессе постоянного развития и
взаимодействия. Однако есть, по моему мнению, тенденция, общая практически
для всех правовых семей. Это тенденция сближения, интеграции. Безусловно,
национальные особенности в каждой отдельно взятой стране играют доминирующую
роль, но в наше время любая страна стремится в той или иной степени к
сотрудничеству с международным сообществом, которое невозможно, которое
невозможно без определенных общих правовых положений.
                     Список использованной литературы                     
1.       Давид Р. Основные правовые системы современности – М.: Международные
отношения, 1992 г.
2.       Сюкияйнен Л.Р. Шариат и мусульманско-правовая культура – М., 1997 г.
3.       Берман Г.Д. Западная традиция права – эпоха формирования – М., 1994 г.
4.       Синицина И.Е. Обычай и обычное право в современной Африке – М.,1978 г.
5.       Право в странах социалистической ориентации – М.: Наука, 1979 г.