Каталог :: Языковедение

: Грамматический анализ субстантивированных прилагательных и причастий

           Министерство общего и профессионального образования           
                           Российской Федерации                           
      Воронежский ордена государственный педагогический университет      
                         Кафедра немецкого языка                         
                       Погибелева Наталья Петровна                       
   Грамматический анализ субстантивированных прилагательных и причастий   
                   (Выпускная квалификационная работа)                   
                          Научный руководитель:                          
                            доцент, кандидат                             
                           педагогических наук                           
                             Сиротина А. А.                              
                              Воронеж, 1998                              
     
     
                                Содержание                                
     Введение................................................................3
     Глава I Проблема субстантивации прилагательных и причастий в лингвистической
литературе XIX-XX вв
...............................................................4
Выводы.........................................................................9
     Глава II Грамматический анализ субстантивированных прилагательных и причастий
§1 Категория рода субстантивированных прилагательных и причастий..............10
§2 Категория числа субстантивированных прилагательных и причастий.............11
§3 Категория падежа. Типы склонения субстантивированных прилагательных и
причастий....................................................................
..13
§4. Синтаксические функции устойчивых и окказиональных субстантиватов.........20
Выводы........................................................................33
     Заключение.............................................................35
     Список используемой литературы.........................................37
     
     
                                 Введение                                 
Данная работа посвящена исследованию проблемы субстантивации прилагательных и
причастий в современном немецком языке.
Субстантивация прилагательных и причастий является одним из продуктивных
способов обогащения словарного состав языка новыми словами с значением
предметности. Изучение этого способа словообразования имеет не только
теоретическое, но и практическое значение. Начиная с первых уроков, учащиеся
встречаются с целым рядом субстантивированных прилагательных и причастий.
Например: der, die Deutsche, der, die Bekannte, der, die, das Alte, das Neue,
das Deutsch, Russisch и т. д. и с необходимостью правильного употребления их
в речи, что предполагает знание грамматической специфики данного класса слов.
Целью данной работы является исследование проблемы субстантивации
прилагательных и причастий в современном немецком языке. Основные задачи
следующие: 1) изучение морфологических изменений, которые претерпевают
прилагательные и причастия в процессе их устойчивой и окказиональной
субстантивации; 2) анализ синтаксического функционирования устойчивых и
окказиально-субстантивированных прилагательных и причастий.
Грамматический анализ субстантивированных прилагательных и причастий
приводится в плане сравнения их как с исконными именами существительными, так
и между собой. Материалом для анализа послужили произведения современных
немецких писателей, прессы ФРГ и словари современного немецкого языка.
                                 Глава I                                 
     Проблема субстантивации прилагательных и причастий в лингвистической
                            литературе XIX-XX вв                            
Проблема субстантивации имен прилагательных и причастий привлекала к себе
внимание многих немецких и русских лингвистов.
Як Гримм в своей работе «Deutsche Grammtik» освещает проблему субстантивации
прилагательных и причастий. В «Deutsche Grammtik» нет специального раздела,
посвященного этой проблеме, но в ней содержится интересные замечания и
высказывания по данному вопросу, заслуживающие пристального внимания и
изучения. Проблему субстантивации прилагательных и причастий Як. Гримм
связывает в известной степени с проблемой эллипсиса.
В четвертом томе своей грамматики в разделе «Именные эллипсы» (Nominalellihsen)
[10, 265] Як. Гримм останавливается специально на одном из видов именного
эллипсиса - опущении имени существительного в сочетании: имя прилагательное +
имя существительное. Это опущение происходит тогда, когда прилагательное
начинает выражать смысл целого словосочетания, например: die rechte und die
linke (Hand), den kürzeren (Halm) ziehen, den letzten (Schlag) haben,
geben.
Як. Гримм считает возможной субстантивацию прилагательных как в сочетании, так и
вне сочетания с именем существительным, т. е. путем опущения последнего и без
опущения, во втором случае средством субстантивации является средний род. При
субстантивации имен прилагательных среднего рода, по мнению Як. Гримма,
опущения не было ввиду неопределенности и абстрактности, свойственной
субстантиватам отвлеченного значения. Як. Гримм указывает и на случаи
субстантивации прилагательных в сравнительной и превосходной степени, например:
die Eltern, der Herr, der Fürst, der Jünger, der Nächste. Он
отмечает то, что прилагательное немецкого языка субстантивируется во всех трех
формах: слабой, сильной и краткой. Полный переход прилагательного в класс
существительных влечет за собой и изменение морфологических признаков
прилагательного: прилагательное сохраняет лишь одну форму склонения,
независящую от его роли в предложении.
В «Немецкой грамматике» И. Фр. Авг. Хайзе содержится освещение проблемы
субстантивации прилагательных и причастий, но основной упор сделан на анализ
семантики субстантивированных прилагательных. Субстантивированные
прилагательные мужского и женского рода служат названием лиц,
субстантивированные прилагательные среднего рода - названием предметов и
отвлеченных понятий. Например: der Alte, die Schöne - das Grün, das
Recht, das Schöne.
И. Фр. Авг. Хайзе указывает на то, что от субстантивированных прилагательных
следует ограничивать случаи явного опущения (эллипса) имени существительного,
например: der wahrhaft grobe Mann ist auch der gute. [12, 166]
Причастия, по мнению, И. Фр. Авг. Хайзе, могут быть субстантивированны во
всех родах. Например: der Liebende, die Geliebte, das Verlangte.
В «Grammatik der neuhochdeutschen Sprache» Х. Авг. Шетензнак указывает на
генетическую и семантическую близость имени существительного и имени
прилагательного. Имя существительное обозначает совокупность признаков по
одному из них, имя прилагательное - какой-то один определенный признак.
Доказательством генетической близости существительного и прилагательного
является то, что одно и то же слово является одновременно и прилагательным и
существительным, например: recht - Recht, schmuck - Schmuck, [18, 49] Обычным
является и образование имен существительных из прилагательных и причастий с
помощью окончания слабого склонения «е» и артикля, например: bekannt - der
Bekannte, blind - der Blinde. [18, 50] Артикль и окончание «е» выступают у Х.
Авг. Шетензака как средство субстантивации имен прилагательных.
Что касается характера сочетаемости субстантивированных прилагательных Х. Авг.
Шетензак заявляет, что субстантивированные прилагательные охотнее имеют при
себе в качестве определения наречие, чем прилагательное, например: «der
wahrhaft Glückliche» вместо «der wahre Glückliche» [18, 53]
Cубстантивированные прилагательные отвлеченного значения неохотно вступают в
отношения управления с другими существительными, например вместо «das
Vorzügliche dieser Arznei...» говорят «die Vorzüglichkeit dieser
Arznei...»[18, 51]
Ф. Блац («Neuhochdeutsche Grammatik») указал на то, что имя прилагательное в
современном немецком языке в противоположность древневерхненемецкому
субстантивируется только в полной форме и сохраняет при этом присущие ему
формы окончания, например: der Fremde, ein Fremder.
В вопросах о путях субстантивации Ф. Блац полностью разделяет точку зрения Як.
Гримма. Так же как и Як. Гримм, Ф Блац рассматривает проблему субстантивации
прилагательных в синтаксисе, но к разрешению этой проблемы подходит с несколько
иной позиции. Употребление имени прилагательного в значении существительного Ф.
Блац рассматривает в одном плане с употреблением его в роли определения и
именной части сказуемого, затушевывая тем самым принципиальную разницу между
этими видами употребления, например: «Böse Menschen haben keine Lieder.»
«Das Böse kennen ist des Bösen Anfang» [3, 108]
После выхода в свет работы Ф. Блаца стало традицией рассматривать проблему
субстантивации в синтаксисе. Раньше эту проблему рассматривали в морфологии.
Ф. Блац первый указал на то, что субстантивированные прилагательные и
причастия так же различаются между собой по характеру их сочетания, и это
различие обусловлено разницей в степени приближения их к имени
существительному. В противоположность Х. Авг. Шетензаку Ф. Блац считает, что
субстантивация прилагательных и причастий может происходить как с участием,
так и без участия артикля.
В. Вильманс в труде «Deutsche Grammtik» рассматривает субстантивацию как один
из видов словообразования и анализирует это явление в разделе
словообразования. Причину субстантивации В. Вильманс видит в изменении
синтаксической функции слова. Следовательно, употребление слова в роли
подлежащего влечет за собой переход его в разряд существительных. Чаще всего
субстантивации подвергаются имена прилагательные, усваивающие при этом и
формальные особенности существительных (род, число, падеж).
В. Вильманц подчеркивает,. что для большинства прилагательных употребление их в
значении существительных влечет за собой изменения принципа склонения,. т. е.
они продолжают склоняться как обычные прилагательные. Употребление в склонении
существительного, является у Вильманса показателем окончательного перехода
прилагательного в класс существительного. Вслед за Як. Гриммом В. Вильманс
выдвигает тезис о среднем роде как средстве субстантивации, например: das Blau,
Grün, das Deutsch, Französisch.
Говоря о субстантивации причастия I, В. Вильманс различает причастия,
субстантивированные в форме существительных, т. е. окончательно перешедшие в
класс существительных по современной классификации: Freund, Freind и т. п., и
причастия субстантивированные в форме прилагательных: der Allwaltende. Полный
переход причастия I в разряд существительных связан с изоляцией этого
причастия или по форме, или по его значению от всей основной системы форм
соответствующего глагола. Окончательная изоляция причастия происходит тогда,
когда соответствующий глагол исчезает из языка: der Feind, der Freund.
Г. Пауль считает, что причиной субстантивации является трудность четкого
разграничения частей речи. В третьем томе «Deutsche Grammtik» Г. Пауль
подчеркивает, что переход имени прилагательного в разряд имени
существительного сначала носит окказиональный характер, но благодаря
традиционному употреблению данного прилагательного в функции существительного
оно может окончательно перейти в разряд существительного. В качестве
критериев устойчивости субстантивации у Г. Пауля выступает возможность
постановки при субстантивированном прилагательном зависимого от него
существительного в родительном падеже, употреблении при нем притяжательного
местоимения и возможность образования женского рода с помощью суффикса «in»,
например: der Bekannte - die Bekanntin. Показателем окончательного перехода
прилагательного в класс существительного является употребление в склонении.
Пауль допускает два пути субстантивации: в сочетании с существительным и вне
сочетания. Субстантивация причастий, как и причины субстантивации причастий и
прилагательных у Пауля рассматривается мало. Пауль не рассматривает
субстантивацию как один из видов словообразования, он останавливается на этом
явлении в синтаксисе.
Г. Глинц в своем труде «Die innere Form des Deutschen» рассматривает из всех
проблем словообразования только проблему субстантивации прилагательных,
мотивируя это тем, что она тесно связана с проблемой различения частей речи.
Субстантивированные прилагательные отличаются от имен прилагательных своими
грамматическими свойствами:
n    они утрачивают способность изменяться по родам не меняя семантики;
n    они изменяют характер сочетаемости.
Причину субстантивации Г. Глинц склонен видеть в изменении синтаксической
функции слова, что является логическим выводом из его подхода к определению
частей речи с позиций анализа членов предложения.
Авторы грамматики «Der Grobe Duden» под редакцией П. Гребе рассматривают
изменение синтаксической функции как следствие, а не как причину
субстантивации. Причиной же субстантивации по данной грамматике является
изменение грамматического изменения слова.
В. Фляйшер в своей работе «Wortbildung der deutschen Gegenwartssprache»
рассматривает переход слова в его исходной форме из одной части речи в другую
как конверсию. В. Фляйшер отмечает, что конверсия нашла более широкое
распространение в английском языке, нежели в немецком.
М. Д. Степанова в своей работе «Словообразование современного немецкого
языка» отмечает, что причиной субстантивации является изменение семантики
слов, что влияет на их грамматическую характеристику. В качестве критерия
устойчивой субстантивации в данной работе выступает общеупотребительность
слова, при этом подчеркивается, что некоторые из субстантивированных
прилагательных и причастий вошли в основной словарный фонд и что устойчивых
субстантиватов с соответствующими прилагательными и причастиями может быть
более или менее явной.
М. Д. Степанова подчеркивает, большинство случайных субстантиватов относятся
к абстрактным существительным, тем самым делая попытку связать в известной
мере различия в характере субстантивации с различием в семантике
субстантивированных прилагательных и причастий.
     
     
                                  Выводы                                  
Изложенное в первой главе позволяет сделать следующие выводы:
Проблема субстантивации прилагательных и причастий привлекла внимание многих
лингвистов.
После выхода в свет работы Ф. Блаца «Neuhochdeutsche Grammatik» стало
традицией рассматривать проблему субстантивации в синтаксисе. До Блаца эту
проблему рассматривали в морфологии.
Большинство лингвистов считают, что полный переход прилагательных в класс
существительных влечет за собой и изменение морфологических признаков
прилагательных. Прилагательные сохраняют только форму склонения.
Большинство лингвистов видят причину субстантивации в изменении
синтаксической функции слова. Некоторые лингвисты рассматривают изменение
синтаксической функции слова как следствие, а не как причину субстантивации.
                                Глава II                                 
   Грамматический анализ субстантивированных прилагательных и причастий   
    §1 Категория рода субстантивированных прилагательных и причастий.    
В процессе субстантивации производящее слово обязательно приобретает
грамматические категории имени существительного, т. е. категории рода, числа,
падежа. Как и у искомых имен существительных, эти категории имеют у
субстантивантов абсолютный характер.
В формировании рода субстантивированных прилагательных и причастий в
современном немецком языке наблюдается строгая закономерность, обусловленная
формальными и семантическими факторами.
Грамматический род субстантивированных прилагательных и причастий, служащих
названиями неодушевленных предметов, определяется семантическим фактором. Эти
субстантиванты в подавляющем большинстве своем являются названиями человека,
и в зависимости от биологического пола они принадлежат либо к мужскому, либо
к женскому роду. Например: der, die Alte, Bekannte, Reisende, Wartende.
Число устойчивых субстантивантов - названий животных очень мало, например:
der Braune (braunes Pferd)
Названия детей и детенышей без указания на пол относятся к среднему роду: der
Kleine (kleines Kind), das Junge (Tierkind)
Семантическим фактором определяется и род субстантивированных прилагательных и
род субстантивированных причастий, обозначающих отвлеченные понятия. Эти
субстаниванты относятся к среднему роду. Например: das Beste, Gröbere,
                       Nähere, Kommende, Vergangene.                       
Как слова среднего рода оформляются в языке и субстантивированные в краткой
форме для прилагательной, служащие обозначением цвета, красок и языков.
Например: das Rot, Schwarz, Weib, Englisch, Deutsch.
Субстантивированные в краткой форме прилагательные служат названиями языков в
их конкретной характеристике: язык определенной эпохи, местности,
определенного человека или круга людей. Например: das heutige Deutsch, sein
Russisch.
Субстантивированные в полной форме прилагательные являются названиями языков
без уточняющей характеристики, т. е. названиями языков как таковых. Например:
das Russische, Deutsch, Grichische.
Род отъадъективных субстантивантов, возникающих эллиптическим путем,
определяется родом опущенного имени существительного. Например: das Helle
(Bier), der Schwarze (Kaffee), die Rechte (Hand).
И так, род субстантивированных прилагательных и причастий может быть
определен по семантическому признаку, либо по роду опущенного имени
существительного. Следует подчеркнуть тот факт, что наиболее частотным среди
субстантивантов  является средний род, т. к. все субстантиванты, обозначающие
отвлеченные понятия относятся в немецком языке к среднему роду.
Субстантиванты отвлеченного значения представляют собой наиболее
многочисленный и продуктивный разряд субстантивантов. Устойчивые и
окказиональные субствнтиванты этого разряда широко употреблены в научной,
технической, художественной литературе и в языке современной прессы, где они
наряду с исконными именами существительными являются продуктивными средствами
обозначения абстрактных предметных понятий.
    §2 Категория числа субстантивированных прилагательных и причастий    
Устойчивые и окказиональные субстантиваты обладают категорией числа.
Субстантивированные прилагательные и причастия немецкого языка имеют две
парадигмы множественного числа. Выбор той или иной парадигмы множественного
числа зависит от наличия или отсутствия и от характера сопровождающего слова.
Сравните: der Fremde - die Fremden, но ein Fremder - Fremde; diese, deine,
keine, alle, beide Fremden, Bekannten, но viele, wenige, einige Fremde,
Bekannte.
Целый ряд субстантивированных прилагательных и причастий не имеет
множественного числа:
К singulara tantum относятся:
1) Все субстантиваты среднего рода, обозначающие отвлеченные понятия, например:
das Alte, das Neue, das Angenehme, das Wichtige, das Abenteuerliche.
2) Устойчивые субстантиваты, служащие названиями языков и красок (цветов),
например:
das Weib, das Grün, das Blau, das Rot.
3) Субстантиванты, служащие названиями вещественных понятий, например:
а) названия камней, минералов, красителей (красок), например:
dos Gelb, das Lasurblau, das Rot (Buntsandstein); сложные слова: das
Berggrün (Malachit), Bergblau (Kupferlasur), Kadmiumgelb, Kadmiumrot.
б) названия напитков, кушаний, продуктов питания: das Helle, der Schwarze, der
Sübe, das Gefrorene, das Eingemischte и д. р.
При указании меры данные субстантиваты могут выступать  форме множественного
числа, например: drei Helle, zwei Bittere.
4) Устойчивые субстантиваты, обозначающие величины, единственные в своем роде,
например: der Allmächtige (Gott), der Böse, der Schwarze, der Arge
(Teufel). Преимущественно в единственном числе употребляются в разговорной речи
такие субстантиваты, как: der, die Einzige (einziges Kind), der, die
Zukünftige, der, die Alte (Vater, Mutter, Ehemann, Ehefrau, Chef,
Kompanieführer) - чаще в сочетании с притяжательными местоимениями,
например: unser Einziger, dein Zukünftiger, mein Alter.
5) Устойчивые субстантиваты: das Äubere, das Innere, das Eingebrachte
(Mitgift), das Freie (Natur)
Количество plurala tantum среди устойчивых субстантиватов незначительно. К
plulara tantum относятся все парные субстантиваты, обозначающие совокупность
людей по антонимическому признаку, например: alt und jung, arm und reich, klein
und grob; а так же субстантиваты: die Altvordern (Vorfahren) die Alten (alten
Griechen und Römer), die Alten (umg. Eltern), die Ewiggestrigen
(Reaktionäre), die Umstehenden. Преимущественно во множественном числе
употребляются и субстанты: die Werktatigen, die Schaffenden (Kultur -
Kunstschaffenden) die Ausgebeuteten, die Unterdückten.
Окказионально субстантивированные прилагательные и причастия не имеют
множественного числа в тех случаях, когда они обозначают величину, единственную
в своем роде, например: der Unsichtbare, der Einzig - Höchste (Gott)
     §3 Категория падежа. Типы склонения субстантивированных прилагательных и
                                 причастий.                                 
Субстантивированные прилагательные и причастия обладают категорией падежа.
Форма падежа субстантивированных прилагательных и причастий зависит так же
как и у имен существительных, от их роли в предложении, от характера их
отношения к другим словам в словосочетании и предложении.
Склонение субстантивированных прилагательных и причастий принципиально
отличается от склонения имен существительных, ибо и устойчивые и
окказионально субстантивированные прилагательные, причастия склоняются в
подавляющем большинстве своем по правилам склонения обычных прилагательных.
Тип склонения прилагательных и причастий обусловлен формой сопровождающего
субстантиват слова, его наличием или отсутствием. Например:
а) «Der Heilige...» (J. Tweedie Wie Phönix aus der Asche, S. 68)
«Ein Bekannter...» (B. Kellermann. Der Tunnel, S. 120)
«...was das Beste fur Sie ist.» (J. Tweedie. Wie Phönix aus der Asche, S. 189)
«...um etwas Neues zu ersinnen» (B. Kellermann. Der Tunnel, S. 52)
«Ich stelle Neues fest...» (I. Tweedie Wie Phönix aus der Asche, S. 110)
«Der Beamte...» (B. Kellermann. Der Tunnel, S. 303)
«...dem armen Fremden...» (G. Keller. Novellen, S. 93)
«...die Liebenden...»(G. Keller. Novellen, S. 94)
«...alle Geladenen...»(B. Kellermann. Der Tunnel, S. 53)
«...viele Gelehrte...» (B. Kellermann. Der Tunnel, S. 150)
«...zwei Bekannte...» (I. Seidel, H. Grosser. Dienende Herzen, S. 83)
«...solche Beamte..» (I. Seidel, H. Grosser. Dienende Herzen, S. 102)
б) «Der Filzhütige...» (A. Seghers. Das siebte Kreuz, S. 114)
«Ebenso wie ein Gesunder...»’ (J. Goethe. Die Leiden des jungen Werthers, S. 72)
«...das Steinerne...» (I. Tweedie Wie Phönix aus der Asche, S. 59)
«...etwas Vergleichbares...» (I. Tweedie Wie Phönix aus der Asche, S. 92)
«...fur eine Frierende...» (I. Seidel, H. Grosser. Dienende Herzen, S. 49)
«...ist das Entscheidende...» (I. Seidel, H. Grosser. Dienende Herzen, S. 97)
«...eine Gruppe Fliehender...» (B. Kellermann. Der Tunnel, S. 307)
Из приведенных примеров видно, что устойчивые и окказиональные субстантиваты
склоняются как прилагательные, сохраняя тем самым без изменения
соответствующее грамматическое свойство производящего слова, например:
der alte, ein alter Mensch - der Alte, ein Alter; (die) alte(n) Menschen -
(die) Alte(n).
Поскольку склонения субстантивированных прилагательных и причастий получило
достаточно полное освещение в работах по немецкой лингвистике, то мы лишь
коротко остановимся на рассмотрении данного вопроса, ставя при этом своей
задачей анализ случаев колебания в склонении субстантиватов. [13, 289; 9,
387; 17, 210]
Колебания в склонении субстантивированных прилагательных и причастий имеют
двоякий характер:
1) они отражают колебания в склонении, присущие обычным прилагательным из-за
отсутствия в определенных случаях единой нормы склонения. Например:
     wir russischen Studenten
     wir russische Studenten [14, 388]
sämtliche Heiligen (I. Tweedie Wie Phönix aus der Asche, S. 63)
sämtliche Jugendliche (F. Jerby. Das Haus der Jarrets, S. 95)
manche Leidende - manche Leidenden (Th. Mann. Novellen, S. 48)
2) они порождены самой субстантивацией прилагательного, причастия, например: ein
schönes Äubere(s), Parallele(n), zwei Gerade(n) [14, 298; 17, 210]
Большой интерес представляют колебания второго типа, т. к. они являются тем
новым, что вносит субстантивация в область склонения. Из колебаний первого
типа мы остановимся на борьбе слабой и сильной формы лишь в случае
употребления субстантировать в качестве несвободного приложения к
местоимениям единственного числа в дательном падеже и к местоимениям wir,
ihr, поскольку эти два случая (наряду с колебаниями второго типа) служили и
служат, в известной степени, до сих пор предметом разногласий на страницах
немецких языковых работ и журналов. [4, 150; 5, 198]
В современном немецком языке в случае употребления субстантиватов в качестве
несвободного приложения к местоимениям wir, ihr наблюдается явная победа
слабой формы. Доказательством победы слабой формы в случае употребления
субстантов с местоимениями wir, ihr может служить тот факт, что в большинстве
собранных нами примеров была употреблена слабая форма.
а) ...wir Gelehrten (W. Bredel. Die Väter, S. 268)
...wir Arbeitslosen (Neues Leben, 14. 05. 97, S. 5)
...ihr Geliebten (I. Tweedie Wie Phönix aus der Asche, S. 103)
...wir Reisende (I. Tweedie Wie Phönix aus der Asche, S. 84)
...wir Deutschen (Neues Leben, 5. 03. 98, S. 3)
б) ...wir Hungrigen (I. Tweedie Wie Phönix aus der Asche, S. 48)
...ihr Sendungslosen (Th. Mann. Novellen, S. 443)
...wir Lebenden... (G. Keller. Novellen, S. 135)
При употреблении субстантиватов в качестве несвободного приложения к
местоимениям mir, dir, ihm, ihr правильной является сильная форма, однако как
и при склонении имен прилагательных, здесь наблюдается сосуществование
сильной и слабой формы. В некоторых случаях слабая форма оказывается более
употребительной. Так, например, устойчивые субстантиваты: Beamter,
Angestellter, Gesandter, Vorsitzender, Verwandter чаще выступают в этом
словосочетании в слабой форме, что объясняется очень высокой степенью
продвижения их в разряд имен существительных: ihm als Beamten, ihm als
Angestellten, ihm als Gesandten, ihm als Vorsitzender, ihm als Verwandten [9,
219; 13, 171].
При употреблении в качестве приложения субстативатов женского рода перевес также
оказывается, по мнению Пауля Гребе, на стороне слабой формы: ihr als
Ältesten (ср.: dir alten Frau, seltener noch: mir alten Person) [9, 209].
В остальных случаях считается верным употребление сильной формы, особенно для
окказиональных субстантиватов, хотя и здесь можно встретить примеры слабого
склонения субстантивированных прилагательных и причастий, например: mir Arm
en (Th. Mann. Novellen, S. 28), ihm als Verliebtem, aber: ihm als
Verliebten, ihm als kaum Dreibigjährigen (E. Strittmatter. Ole Bienkopp,
S. 180), mir völlig Anungslosen (Wiener Zeitung. - 08.12.92. - S. 9)
Возможность употребления в этих словосочетаниях слабой формы субстантиватов
объясняется на наш взгляд, проявлением в данном случае тенденции к монофлекции:
дательный падеж уже четко виден из самой формы местоимения, и поэтому
субстантиват может принять нейтральное окончание «en». Сравните: guten 
Willens, leichten Herzens, und ihm, mir als Beamten. [9,
138; 8, 12]
Доказательством нашего предположения может служить тот факт, что там где
форма местоимения не четко обозначает падеж словосочетания язык допускает
лишь сильное склонение субстантиватов, независимо от степени перехода его в
разряд имен существительных, например:
...alles..., was uns Deutschen heilig ist! (Erich Maria Remarque. Drei
Kameraden, S. 69)
Da hätten Se nu aber uns Deutschen sehen sollen (ebda: 123)
Комбинации в склонении субстантивированных прилагательных и причастий,
вызванные самой субстантивацией, наблюдаются: 1) в случае склонения
субстантивированных в краткой форме прилагательных, служащих названиями языков
и красок, например: das Rot, das Blau, das Russisch, das Deutsch.
И. Фр. Авг. Хайзе относил эти субстантиваты к сильному склонению имен
существительных, подчеркивая, однако, трудность образования данными
субстантиватами множественного числа и отсутствия окончания «е» в дательном
падеже единственного числа, например: das Blau - des Blaus, mit schönstem
Blau.[12, 291]
Т. Маттиас так же утверждал, что субстантивированные прилагательные эти двух
групп склоняются по сильному склонению имен существительных, но он считал
допустимой и форму генетива без «s», причем во второй группе форма без «s»
является доминирующей, например: des Grüns an den Südseite der Alpen,
des schmutzigen Grau und Grün der Wiesen; Verbesserung des
Zeitungsdeutsch, des Juristendeutsches [15, 68]. В словарях Брокхауза и Л.
Макензена группа субстантивированных прилагательных, обозначающих цвета, имеет
в родительном падеже единственного числа окончание «s» (кроме das Schwarz, das
Weib), однако там нет ни одного примера из литературы, подтверждающего это
правило, как в словарях Т. Маттиаса и Дудена. Для субстантивантов-названий
языков форма генетива с «s» является по мнению авторов словарей,
необязательной, последовательно ее приводит только Л. Макензен. В словарях
Брокхауза из всех субстантиватов, обозначающих языки приводится только слово
das Deutsch, родительный падеж которого не имеет окончания «s». Е. И. Шендельс
относит к сильному склонению существительных только субстантиваты - названия
языков, по ее мнению, не изменяются при склонении: "Dieses Grün entsteht
aus der Mischung hellen Gelbs und dunklen Blaus; die Aneignung des fehlerlosen
Deutsch. [24, 72]
В исследованной литературе нам удалось найти всего лишь три примера, в
которых субстантиваты - названия красок или восходящие к ним сложные слова
имеют форму генетива с «s».
Сравните: «...in einem Kranze dunklen Waldesgrüns» (Kultur im Heim, 3/60)
«Die Herstellung des Lasurblaus» (Zeitschrift für deutsche
Philologie, - 1995. S. 290)
«...die Synthese des Indanthrenblaus...» (W. Ostwald, E.
Kistenpart. Chemische Farblehre, S. 171), но:
«...eine Sparsamkeit des entschiedenen Blau, Grün oder Rot...» (ebda, S. 248-249)
«...der Rahmen des Weib...» (ebda, S. 14)
Следует отметить стремление языка к замене родительного падежа этих
субстантиватов с конструкцией von. Особенно ярко это проявляется в тех
случаях, когда данные субстантиваты выступают как однородные члены или когда
определяемое ими слово употреблено во множественном числе. Наприме:
«...alle Farbtöne von Rot...» (ebda, S. 395)
«...in dieser Ewigkeit von Grau und Schwarz» (W. H: 295)
«Bei der Mischung von Gelb und Blau (Mathematik und Physik in
der Schule, 6/59. - S. 32)
Замена генетива конструкцией с von при однородных определениях возможна и в
случае употребления названий языков, например:
«...in einem Gemisch von Deutsch und Französisch
...» (D. Noll. Die Abenteuer des Werner Holt, S. 345)
Субстантиваты названия языков:
«Die Entwicklungstendenzen des heutigen Deutsch» (Sprachpflege, 7/85. - S. 105)
«...eines besseren Deutsch.» (Zeitschrift des allgemeinen deutschen
Sprachvereins, 1893. - №8. - S. 147)
«...des heutigen Hochdeutsch.» (Sprachpflege, 7/85. - S. 98)
Из приведенных примеров видно, что в склонении субстантиватов, являющихся
названиями красок и языков, явно побеждает анализ, т. е. сопровождающие
слова: артикль, местоимение, предлог. Следует отметить, что склонение этих
двух групп субстантиватов является неполным, ибо они лишены в силу своей
семантики множественного числа. В грамматике П. Гребе склонение этих двух
групп субстантиватов относится к случаям «признанного опущения окончаний»
(«anerkannte Unterlassung der Deklination) [9, 200]
2) Колебания в склонении субстантиватов: das Äubere, das Innere, das
Ganze, а также субстантиватов - названий линий: die Parallele, die Gerade,
die Vertikale и т. п. обусловлены высокой степенью продвижения их в разряд
существительных и вызванной этим тенденцией к переводу их из адъективного
склонения в субстантивное (стремление к изменению принципа склонения слова).
Субстантиваты: das Äubere, das Innere, das Ganze в случае, если им
предшествует согласованное определение в сильной форме, могут склоняться как
по сильному, так и по слабому склонению. Например: mein eigenes Innere (T.
Mann. Novellen, S. 98); mein ganzes Inneres (T. Mann. Buddenbrooks, S. 183);
mit gepflegtem Äuberen - Äuberem (Sprachpflege, 3/57. S. 38-39)
Слабую форму дательного падежа этих субстантиватов Т. Маттиас объясняет
стремлением к удобству в произношении (Verbequemlichung) [15, 68], считая,
однако, правильной сильную форму. Орфографический словарь Дудена 1995 года
издания так же считает во всех этих случаях более правильной сильную форму
субстантиватов, допуская тем не менее и слабое склонение. [9, 243] В
собранных нами примерах в именительном и винительном падежах нам встретились
преимущественно слабые формы. В целом можно считать правильным мнение тех
лингвистов, которые рассматривают слабое склонение этих субстантиватов как
вторую норму. Например:
«...sein ganzes Inneres...» (A. Seghers. Das siebte Kreuz, S. 10)
«...ein zusammenhängendes Ganzes» (W. Jung. Kleine Grammatik
der deutschen Sprache, S. 20)
«...von gemischtem Äuberen...» (Th. Mann. Novellen, S. 426)
Наблюдения над материалом научной прозы позволяет сделать следующие выводы о
склонении субстантиватов, обозначающих линии:
1) в единственном числе субстантиваты - названия линий склоняются как
прилагательные. Исключение из этого правила составляет субстативат: die
Parallele, переходящий в женское склонение имен существительных. Известную
тенденцию к переходу в женское склонение обнаруживают так же субстантиваты:
die Horizontale, die Normale, die Vertikale.
2) во множественном числе намечается известная победа слабой формы над
сильной. Так субстантиваты: die Normale, die Senkrechte, die Parallele, die
Gerade, die Vertikale, die Horizontale, die Winkelhalbierende [9, 387] могут
употребляться в слабой форме, независимо от сопровождающего их слова.
Например:
...eine Parallele zu einer Geraden... (Th. Mann, Novellen, S. 29), но:
...zwei parallele Geraden (Mathematik und Physik in der Schule, 1958. -
№2. - S. 90)
Такое склонение субстантиватов: die Parallele, die Gerade и некоторых других
объясняется на наш взгляд, не только высокой степенью продвижения их разряд
существительных, но так же и стремлением языка несколько ограничить падежную
омонимию, создающую возможность неправильного толкования предложения, что
особенно не желательно в такой точной науке как математика.
  §4. Синтаксические функции устойчивых и окказиональных субстантиватов  
Субстантивированные прилагательные и причастия выступают в предложении во
всех синтаксических функциях, свойственных имени существительному. Чаще всего
они выполняют в предложении функции подлежащего, дополнения, несогласованного
определения и обстоятельства.
Субстантивированные прилагательные и причастия могут выступать в функции
подлежащего:
а) устойчивые субстантиваты:
War der Alte mit seinen Söhnen gegangen, hätte Frau Hardenkopf
wieder ins Bett kriechen können. (W. Bredel. Die Väter, S. 30)
     Der Beamte drinnen sah den Schreihals bleich und abweisend an...(B.
Kellermann. Der Tunnel, S. 303)
б) окказиональные субстантиваты:
Während alte Klatschbasen und Daheimgebliebene mit zweideutigen
Redereien ihre nutzlosen Kaffeekränzchen würzen, wächst drauben
schön und stark eine echte Kameradenschaft. (I. Seidel, H. Grosser.
Dienende Herzen, S. 80)
     Das Unbegreifliche hatte seine Seele gelähmt. (B. Kellermann. Der Tunnel, S. 218)
Субстантивированные прилагательные и причастия могут выполнять в предложении
функцию дополнения:
а) устойчивые субстантиваты:
..., jetzt aber wubten sie das Böse besser. (A. Seghers. Das siebte Kreuz, S. 77)
Man konnte in Luxusschiffen Reisende zu Zwischendeckpreisen
befördern... (B. Kellermann. Der Tunnel, S. 73)
б) окказиональные субстантиваты:
Im ensten Augenblick glaubte Elli, man hätte einen Falschen 
hereingebraht (A. Seghers. Das siebte Kreuz, S. 114)
Die Leute, die vor dem Bordell warteten, begrüben die Heraustretenden 
mit lautem, Hallo. (W. Bredel. Die Väter, S. 14)
Часто субстантивированные прилагательные и причастия выступают в функции
обстоятельства.
а) устойчивые субстантиваты:
Auberdem hält die schwierige Wirtschaftslage in vielen Ländern
potentielle Kandidaten von einem Sprung ins Unbekannte zurück.
(Neues Leben, 14. 03. 98, S. 3)
Schliefen im Freien, kochten selbst, es war wunderbar. (B. Kellermann.
Der Tunnel, S. 273)
б) окказиональные субстантиваты:
Plötzlich sah er, dab Mrs. Murphy unter den Wartenden war. (Frank
Jerby. Das Haus der Jarrets, S. 131)
Als war die Mutter noch unter den Lebenden. (B. Kellermann. Der Tunnel, S. 21)
Субстантивированные прилагательные и причастия могут так же выполнять функцию
несогласованного определения.
а) устойчивые субстантиваты:
Ebenso wie ein Gesunder, der am Bette des Kranken steht, ihm von seinen
Kräften nicht das geringste einflöben kann. (J. W. Goethe. Die Leiden
des jungen Werthers, S. 72)
..., wir sind trunken vom Wein der Augen des Gelebten...(I. Tweedie. Wie
Phönix aus der Asche, S. 169)
б) окказиональные субстантиваты:
Sein Wagen flog in einem Hölentempo mitten durch die unabsehnbare Menge von
Weibern, Tunnelmännern, Journalisten und Neugierigen zum
Stationsgebäude. (B. Kellermann. Der Tunnel, S. 186)
...und S. Woolf sprand zum Entsetzen der Wartenden aufs Geleise
hiunnter. (B. Kellermann. Der Tunnel, S. 294)
Субстантивированные прилагательные и причастия могут так же выступать в
функции предикатива:
а) устойчивые субстантиваты:
Tun Sie das, was das Beste für Sie ist. (I. Tweedie. Wie
Phönix aus der Asche, S. 189)
Immer war ich die Letzte. (I. Tweedie. Wie Phönix aus der Asche, S. 115)
б) окказиональные субстантиваты:
...er war der Stärkere, der Rücksichtslosere. (W. Bredel. Die Väter, S. 286)
Von allen Leuten auf Sohle acht war er der einzig Gerettete. (B.
Kellermann. Der Tunnel, S. 100)
Окказиональные субстантиваты выступают обычно в функции предикатива при
условии, что подлежащее выражено личным или другим субстантивным местоимением
или именем собственным. Однако субстантивация адъективных слов в функции
предикатива продуктивна и тогда, когда подлежащее выражено устойчивым или
окказиональным субстантиватом. При этом возникает своего рода симметрия:
подлежащее - субстантиват ® предикатив субстантиват. [22, 23] Например:
     Der Blonde, nehme ich an, ist ihr Zukünftiger?
(Frank Jerby. Das Haus der Jarrets, S. 140)
     Die Letzte war die Geringste. (I. Tweedie. Wie Phönix aus der Asche, S. 116)
В таких предложениях субстантивация оказывается продуктивной потому, что
здесь не возникает эллиптической конструкции. А отсутствие эллипса - это
фактор синтаксического благоприятствования субстантивации и один из
сильнейших импульсов к субстантивации адъективного слова.
Малопродуктивной оказывается окказиональная субстантивация адъективного
предикатива при подлежащем, выраженном именем нарицательным, так как здесь,
как правило, возникает эллиптическая конструкция и адъективное слово
является, собственно говоря, не предикативом, а только частью предикативной
группы, а именно: согласованным определением при опущенном предикативе -
существительном. При подлежащем - имени нарицательном следует прежде всего
говорить не о б окказиональной субстантивации адъективных слов, а о
возможности употребления в функции предикатива устойчивых субстантиватов, так
как присущее им вне контекста предметное значение нейтрализует и побеждает
разрушающее влияние эллипса. «Правда, в отдельных случаях эллипс
распредмечивает, десубстантивирует и устойчивую субстантивацию, но, как
правило, употребление устойчивых субстантиватов в функции предикатива -
явление нормативное и продуктивное.» [22, 24] Например:
     Dieser Herr ist, wie Sie sehen, mein Geliebter. (Frank Jerby. Das
Haus der Jarrets, S. 145)
При подлежащем - названии неодушевленного предмета окказиональной
субстантивации склоняемой формы адъективного слова не происходит, так как
здесь конструкция толкуется только как эллиптическая. Например:
Dieser Brief war der letzte, den sie von ihm bekam. (I. Seidel, H. Grosser.
Dienende Herzen, S. 98)
Субстантивированные прилагательные и причастия употребляются так же в функции
свободного приложения. Наиболее часто отадъективные субстантиваты встречаются
в этой функции в сочетании с местоимениями, числительными, именами
собственными и субстантиватами. Например:
Nun doch eine, Moralpredigt, und zwar von ihm, dem Alten? (W. Bredel.
Die Väter, S. 42)
Denn Henry Knoch, der Ältere, sprang aus dem Dickicht
hervor... (Frank Jerby. Das Haus der Jarrets, S. 267)
Bald würden Johann und sie, die beiden Alten, ganz allein sein. (W. Bredel.
Die Väter, S. 246)
Менее продуктивным является употребление субстантиватов в функции свободного
постпозитивного приложения к именам существительным нарицательным. В этом
случае употребительны только устойчивые отадъективные субствнтиваты.
Например:
Dieser Mann, ihr Zukünftiger hat das gesagt. (Frank
Jerby. Das Haus der Jarrets, S. 143)
У окказиональных субстантиватов, обладающих предметным значением только в
контексте нет запаса языковой «предметной прочности» и поэтому они, как
правило, не могут быть употреблены в качестве свободного постпозитивного
приложения к имени нарицательному, если контекст позволяет предположить
опущение этого имени существительного.
Устойчивые и окказиональные субстантивированные прилагательные и причастия
могут выступать в предложении в функции несвободного приложения:
а) устойчивые субстантиваты:
Wir sind doch schon sozusagen die Gehobenen, wir Gelehrten. (W. Bredel. Die
Väter, S. 268)
Der grandioseste Skulpturenschmuk der Stadt ist die Statue Peters des Gro
ben. (Neues Leben, №36, 07. 10. 96, S. 4)
б) окказиональные субстантиваты:
Nun wollen wir gerade nach Seldwyl gehen und ihnen den Dortigen zeigen
dab sie uns erst recht vereinigt und glücklich gemacht haben. (G. Keller.
Novellen, S. 91)
Необходимо подчеркнуть, что устойчивые субстантивированные прилагательные и
причастия сравнительно редко выступают в функции препозитивного несвободного
приложения, что объясняется стремлением языка исключить двоякое истолкование
сочетаний типа:
die kleine (Kleine) Mary.
Сосуществование двух омонимов оказывается здесь неприемлемым, т. к. возможно
неправильное понимание фразы die Kleine Mary - маленькая (по росту, а не по
возрасту) Mary. Существование этих омонимов в большей степени становиться
невозможным из-за стремления существительного превратить препозитивное
прилагательное в согласованное определение. Поэтому сочетание имен
собственных с устойчивыми субстантиватами, называющими лицо по его
внутреннему или внешнему признаку, оформляются в языке как свободное
приложение, которое произноситься с другой интонацией, перед приложением
делается небольшая пауза. Приложение подкрепляется грамматическим средством,
а именно: употреблением артикля перед определяемым именем собственным.
Например:
Ich will ihnen etwas über diese Kleine, die Mary, sagen. (Frank Jerby. Das
Haus der Jarrets, S. 184)
Окказиональные субстантиваты вообще не встречаются в языке в роли
препозитивного несвободного приложения, потому что они не обладают твердо
закрепившимися за ними предметными значениями. Т. о. сфера употребления
окказиональных субстантиватов в функции приложения оказывается ограниченной,
и в отличие от имен существительных и устойчивых субстантов они выступают в
предложении в подавляющем большинстве случаев в роли постпозитивного
приложения: свободного и реже несвободного.
В современном немецком языке достаточно широко распространенно употребление
устойчивых и окказиональных субстантиватов в функции обращения.
В функции обращения в предложении выступают в основном одни и те же устойчивые
субстантиваты, образующие между собой замкнутую, численно небольшую группу:
(der, die) Liebe, Liebste, Teuere, Teuerste, Verehrte, Verehrteste, Arme, Alte,
Beste, Geschätzte, Gute, Werte, (die) Gnädige, Gnädigste,
Schöne; (der, die, das) Kleine, der Allmächtige.
Например:
Aber mein Lieber, dann schweihen Sie bitte. (W. Bredel. Die Väter, S. 239)
«Sie auch, mein Guter», sagte der Bandit zum Wächter. (Frank Jerby.
Das Haus der Jarrets, S. 139)
Некоторые из перечисленных выше субстантиватов, например: (der, die) Teuer(st)e,
Verchrt(est)e, Werte, Geschätzte относятся к устойчивым лишь в том случае,
когда они выступают в предложении в роли обращения, т. е. когда они имеют
закрепившееся за ними значение, а именно: значение общепринятых в данном
языковом коллективе форм обращения, являющихся как бы своего рода языковыми
шаблонами. Вне функции обращения они встречаются редко, не имеют определенного
предметного значения и являются окказиональными субстантиватами.
Сравните:
«Aben ich bitte Sie, mein Verehrter», fing Grätjens an. (Th. Mann
Buddenbrooks, S. 147)
«Besten Dank», sagte er, nachdem er den Verehrten die Hände
geschüttelt hatte. (Th. Mann Buddenbrooks, S. 286)
Таким образом эти субстантивированные прилагательные являются устойчивыми
субстантиватами ограниченной сферы применения, значение этих устойчивых
субстантиватов имеет своеобразный характер, тесно связанный с их
синтаксической функцией.
Употребление субстантивированных прилагательных и причастий в функции
обращения связанно в некоторых случаях с известной степенью ослабления
лексического значения слова. Так субстантиваты (der, die) Liebste,
Teuer(st)e, Verehrt(est)e могут приобретать в функции обращения ироническую и
даже резко пренебрежительную окраску, превращаясь в собственные антонимы.
Например:
Dann bekommst du nichts, mein Liebster! (Frank Jerby. Das Haus der Jarrets,
S. 235)
Окказионально субстантивированные прилагательные и причастия так же могут в
функции обращения. Их употребление в этой форме диктуется смыслом выраженного
ими понятия. Например:
«Komm mit, kleine Dunkle,»...(G. Keller Novellen, S. 34)
Воспрепятствовать употреблению субстантиватов в функции обращения может
только эллипс. Например:
Ihr Freunde, ihr guten, sagen möchte ich euch. (H. Kant. Kommen und Gehen, S. 5)
Если же контекст исключает эллипс, то субстантивация прилагательных и
причастий в функции обращения оказывается обязательной, т. к. данной функции
присуще значение наименования лица, которому адресовано данное высказывание.
Например:
Das habe ich erwartet, meine Liebe. (E. M. Remarque. Drei Kameraden, S. 299)
Aber bei Ihrer Stimme, Gnädige, klingen alle Sprachen
wie Himmelmusik... (I. Seidel, H. Grosser. Dienende Herzen, S. 185)
Устойчивые и окказиональные субстантивированные прилагательные и причастия
входят в состав обособленных и изолированных групп и оборотов. Например:
Er war plötzlich irgendwohin verschwunden, um etwas Neues zu
ersinnen. (B. Kellermann. Der Tunnel, S. 52)
Sein angeborenes Bedürfnis, etwas Zierliches und Aub
ergewöhnliches vorzustellen, hatte ihn in diesen Konflikt
geführt. (G. Keller Novellen, S. 72)
In tiefes, einfaches Schwarz gekleidet, erschien er... (G. Keller
Novellen, S. 74)
Наряду с исконными именами существительными и личными местоимениями
устойчивые и окказиональные субстантивированные прилагательные и причастия
могут выступать в предложении в качестве однородных членов к имени
существительному и друг к другу. Например:
In Südamerika gibt es die Unterschiede zwischen Armen und 
Reichen, Schwarzen und Weiben, Indios 
und Nichtindios (Juma. - 3/92. - S. 47)
Etwas Neues, Fremdes, Auberordentliches 
schien eingekehrt. (Th. Mann Buddenbrooks, S. 286)
Er war der Stärkere, der Rücksichtslosere. (W. Bredel. Die Väter, S. 286)
Соотнесенность прилагательных и причастий с однородными членами -
существительными влечет, как правило, за собой их субстантивацию. Имена
существительные взаимодействуют в данном случае на категориальное значение
однородных с ними прилагательных и причастий и опредмечивают их. Например:
Sein Wagen flog in einem Höllentempo mitten durch die unabsehnbare Menge
von Weibern, Tunnelmännern, Journalisten und Neugierigen. (B.
Kellermann. Der Tunnel, S. 215)
Устойчивые и окказиональные субстантивированные прилагательные и причастия,
одни или с зависимыми от них словами, образуют также самостоятельные
предложения. Например:
Ich hatte das starke Gefühl, das etwas Wichtiges geschehen war. Etwas
sehr Bedeutendes. (I. Tweedie. Wie Phönix aus der Asche, S. 79)
Das ist kein Strolch, das ist ein netter Mensch. Ein Alter Bekannter.
(E. M. Remarque. Drei Kameraden, S. 182)
Итак, устойчивые и окказиональные субстантивированные прилагательные и
причастия могут выполнять в предложении все синтаксические функции имени
существительного, однако в синтаксическом плане их нельзя считать абсолютно
тождественными исконным именам существительным, поскольку те и другие
обладают рядом специфических черт, отличающих их как от имен существительных,
так и друг от друга. (См., например, функцию предикатива, функцию
несвободного приложения, функцию обращения.)
Анализируя функцию приложения следует привести высказывания О. Бехагеля о
наличии в языке двух видов субстантивации: синтаксически необусловленной и
синтаксически обусловленной.
«Der Übertritt aus der Adjektivklasse kann unabhängig von den
besonderen syntaktischen Bedingungen geschehen: unbedingte Substantivierung:
dies kann bei stehenden wie bei gelegentlichen Substantivierungen der Fall
sein. Oder der Übertritt geschieht unter besonderen syntaktischen
Bedingungen: bedingte Substantivierung; diese Art des Übertritts kann nur
zu gelegentlichen Substantivierungen führen.» [2, 7] К синтаксически
обусловленной субстантивации следует относить субстантивацию прилагательных и
причастий в функции обращения (mein Guter!), в функции предикатива (das ist das
Beste für sie.), существительного предшествующего предложения: denn das
Weib ist falscher Art, und die Arge liebt das Neue. [2, 19]
В функции приложения окказиональная субстантивация слов происходит как в
синтаксеме свободного так и синтаксеме несвободного приложения. При этом
окказиональная субстантивация в функции приложения различается по степени ее
продуктивности в зависимости от субстантивируемой части речи и состава группы
приложения. Употребление прилагательных и причастий в качестве второго
компонента несвободного препозитивного приложения в сочетании с именами
существительными - меры и собирательными существительными почти всегда влечет
за собой их субстантивацию. Например:
...ein Haufen Fliehende... (B. Kellermann. Der Tunnel, S. 307)
...sah er eine Menge Tanzende... (G. Keller Novellen, S. 83)
...Millionen Hungrige...(Neues Leben, 07. 10. 96. S. 5)
Постпозиция субстантивированного прилагательного (причастия) исключает
возможность понимания аппозитивной группы как словосочетания существительного
с зависящим от него прилагательным, что бесспорно облегчает субстантивацию
прилагательного в этом виде приложения. Например:
...ein Glas Helles...(Fallada H. Wolf unter Wölfen S. 450)
В функции несвободного приложения в качестве имен собственных, говорящих
имен, в сочетаниях с существительными - общепринятыми формами обращениями и
существительными - названиями должности, ранга, профессии, степени родства
часто встречаются окказиональные субстантивации краткого прилагательного.
Такие говорящие имена собственные дают экспрессивно - эмоциональную,
ироническую или сатирическую характеристику лица. Такое несвободное
приложение широко используется как яркое стилистическое средство в
художественной литературе, фельетонах, в сказках и баснях. Например:
«Nicht möglich!» Und der Herr Nicht- möglich 
sagt...zu seinem Nachbarn. (Tan., 206)
В сочетании с существительными Herr, Genosse происходит окказиональная
субстантивация прилагательных, причастий для называния лица по выполняемому
действию, по роду занятий, по убеждениям. Например:
Das hinderte indessen nicht, dab sich dieser Herr Verkaufende in sie
verliebte. (G. Keller Novellen, S. 129)
Такие окказионализмы мало продуктивны и возможны только при постпозиции
субстантивата.
Употребление прилагательных и причастий в качестве более узких, специальных
названий в сочетании с именами нарицательными - общими названиями порождает
их субстантивацию, хотя и не во всех случаях. Например:
...seine Plastik «Stehender» (Neues Leben, 07. 10. 96. S. 3)
Употребление прилагательных в функции несвободного постпозитивного приложения
в сочетании с определенным артиклем после имен личных сопровождается
обязательной субстантивацией. Например:
Johann Buddenbrook der Ältere...(Th. Mann. Buddenbrooks, S. 10)
Очень продуктивной является окказиональная субстантивация прилагательных и
причастий в функции несвободного постпозитивного приложения к личным и другим
субстантивным местоимениям. Например:
ihnen den Dortigen... (G. Keller Novellen, S. 91)
...wir Tanzenden. (I. Tweedie. Wie Phönix aus der Asche, S. 85)
Очень редкой является субстантивация несвободного постпозитивного приложения при
соотнесении его с неодушевленным предметом или абстрактным понятием. В таких
случаях субстантиваты устойчивые и окказиональные, должны быть подвергнуты
персонификации, потому что несвободное приложение определяет личное
местоимение, а вся аппозитивная группа в целом часто выступает как обращение.
Примером такой субстантивации может служить стихотворение Р. М. Рильке «Der
Bäll»
Du Runder, der das Warme aus zwei Händen im Fliegen, oben
fortgibt...(Rilke, S. 210)
Широко распространена в современном немецком языке субстантивация свободного
приложения к субстантивным местоимениям, количественным численным, именам
собственным. Например:
Ludwig, der Ältere, in wenigen Monaten wurde er
zweiundzwanzig, sah blab und verstört drein. (W. Bredel. Die Väter,
S. 82)
Und in der Bank am Strand sab er, der Alte, auf seinem hohen Stuhl und
kritzelte emsig im Hauptbuch. (Frank Jerby. Das Haus der Jarrets, S. 142)
Значительно менее продуктивной оказывается окказиональная субстантивация
прилагательных и причастий при употреблении их в функции свободного
приложения к именам существительным нарицательным. Например:
...zeigte er auf den Mann, ihren Zukünftigen. (Frank
Jerby. Das Haus der Jarrets, S. 143)
Малая продуктивность такой субстантивации объясняется возможностью понимания
данной конструкции как эллипса определяемого имени существительного. Поэтому
в этой функции употребляются обычно устойчивые субстантиваты, поскольку
присущее им вне контекста предметное значение в состоянии нейтрализовать
враждебное влияние эллипса, хотя и не во всех случаях.
У окказиональных субстантиватов, обладающих предметным значением только в
контексте, только в речи, такого запаса языковой «предметной прочности» нет,
и поэтому они, как правило, не могут быть употреблены в качестве свободного
приложения к имени нарицательному, если контекст позволяет предположить
опущение этого имени существительного. Например:
Schmählich...hatte sie abtretten müssen, die Rivalin, die schöne,
freche, hochmütige. (Goya, 614)
Субстантивация постпозитивного прилагательного, причастия в таких
предложениях происходит тогда, когда контекст прямо, без референтной отсылки
к предшествующему существительному соотносит адъективное слово с понятием
лица как такового: Mensch, Mann, Frau, превращая тем самым эти слова в
антропонимы. Например:
Der Herr schien...seine Gemahlin, eine kleine Rundliche, wie an einer Leine
neben sich herzuziehen,...
Der Vater und der fremde Herr unterhielten sich über einen
Prozeb,...während die Mutter und die kleine rundliche Dame über die
Kunstausstellung sprachen...(Jerby F. Das Haus der Jarrets, S. 129)
Следует подчеркнуть, что в ряде случаев окказиональная субстантивация
постпозитивного прилагательного, причастия оказывается спорной, а вся
конструкция в целом является амбивалентной, т. е. допускает двоякое
категориальное толкование адъективного слова. Например:
Es ist unsäglich leicht, Kinder zu beträgen, diese Arglosen, um deren
Leibe so selten geworben wird. (Seidel I. Grosser H. Dienende Herzen, S. 243)
1.    diese Arglosen - Substantivierung, nicht mehr als direkt zugehörig
zum Objekt «Kinder»
2. diese arglosen - rückbezüglich auf «Kinder», Adjektiv.
Однако в целом возможность соотнесения постпозитивного адъективного слова с
понятием лица как такового открывает, как правило путь к его окказиональной
субстантивации в функции свободного приложения. Окказиональные субстантиваты
- название конкретных неодушевленных предметов, а так же субстантиваты -
флоронимы и фаунимы встречаются после имени нарицательного в функции
приложения лишь в единичных случаях, как правило, в случаях персонификации их
значения. В этих структурно-семантических условиях адъективное слово обычно
сохраняет категориальное значение признака и семантически оформляется как
обособленное согласованное определение.
Например:
Sie hat zwei Doggen an der Leine, eine schwarze und eine graue. (Frank Jerby.
Das Haus der Jarrets, S. 214)
Таким образом, мы можем сделать вывод, что употребление слов в функции
приложения часто влечет за собой их субстантивацию и что, функция приложения
обладает в определенной мере субстантивирующей силой. Субстантивирующее
воздействие функции приложения объясняется тем, что эта функция по своей
природе детерменированна понятием предметности. Приложение, как известно,
есть определение - существительное к имени к имени существительному или его
субститутам. [2, 14] Грамматическое значение функции приложения можно
охарактеризовать как значение предметности, точнее, как характеристику и
определение одного предметного понятия. Ясно, что присущее функции приложения
значение предметности будет оказывать слово - не существительное,
употребленное в функции приложения, субстантивное давление в плане
переосмысления его категориального значения в значение предметности.
Продуктивность окказиональной субстантивации слов в функции приложения,
однако, оказывается неодинаковой, она зависит от вида приложения, структурно
- семантической модели аппозитивной группы и стиля речи. Субстантивирующее
влияние функции приложения наиболее сильно ощущается в случае употребления
прилагательных, причастий в качестве несвободного и свободного
постпозитивного приложения к личным местоимениям и именам собственным.
                                  Выводы                                  
Изложенное во второй главе позволяет сделать следующие выводы:
Устойчивые и окказиональные прилагательные и причастия приобретают все
грамматические категории имени существительного, то есть категории рода,
числа и падежа.
Род субстантивированных прилагательных и причастий может быть определен по
семантическому признаку, либо по роду опущенного имени существительного.
Наиболее частотными среди субстантиватов оказывается средний род, так как все
субстантиваты, обозначающие отвлеченные понятия относятся в немецком языке к
среднему роду. Субстантиваты же отвлеченного значения представляют собой
наиболее многочисленный и продуктивный разряд субстантиватов.
Субстантивированные прилагательные и причастия имеют две парадигмы
множественного числа, выбор которых зависит от наличия или отсутствия и от
характера сопровождающего слова.
Целый ряд субстантивированных прилагательных и причастий не имеет
множественного числа.
Субстантивированные прилагательные и причастия склоняются в подавляющем
большинстве своем по правилам склонения обычных прилагательных.
В склонении субстантивированных прилагательных и причастий наблюдаются
колебания, которые отражают:
1. колебания в склонении, присущие обычным прилагательным из-за отсутствия в
определенных случаях единой нормы;
2. колебания, которые порождены самой субстантивацией прилагательного,
причастия.
Устойчивые и окказиональные прилагательные и причастия выступают в
предложении во всех синтаксических функциях, свойственных имени
существительному, однако в синтаксическом плане их нельзя считать абсолютно
тождественными исконным именам существительным, поскольку те и другие
обладают рядом специфических черт, отличающих их как от имен существительных,
так и друг от друга. Особенно ярко эти отличия проявляются при употреблении
субстантиватов в функции предикатива, в функции несвободного приложения и
функции обращения.
Употребление прилагательных и причастий в функции приложения часто влечет за
собой их субстантивацию, так как функция приложения обладает в определенной
мере субстантивирующей силой. Продуктивность окказиональной субстантивации
слов в функции приложения зависит от вида приложения, структурно -
семантической модели аппозитивной группы и стиля речи.
                                Заключение                                
В процессе субстантивации прилагательные и причастия обязательно приобретают
грамматические категории имени существительного, то есть категории рода,
числа и падежа. Устойчивые и окказиональные прилагательные и причастия
выступают в предложении во всех синтаксических функциях, свойственных имени
существительному. Чаще всего они выполняют в предложении функции подлежащего,
дополнения, несогласованного определения. Субстантивированные прилагательные
и причастия могут так же выступать в функции свободного и не свободного
приложения, а так же в функции обращения. Однако при употреблении
субстантивированных прилагательных и причастий в функции приложения есть
определенные ограничения, зависящие от вида приложения, структурно -
семантической модели аппозитивной группы и стиля речи.
Субстантивированные прилагательные и причастия обладают тем же характером
сочетаемости, что и имена существительные. Однако в целом полного усвоения
свойств существительного не происходит, так как субстантивированные
прилагательные и причастия сохраняют принцип склонения. Устойчивые и
окказиональные прилагательные и причастия склоняются в подавляющем
большинстве своем по правилам склонения обычных прилагательных. Однако в
склонении субстантивированных прилагательных и причастий можно наблюдать
колебания, обусловленные высокой степенью продвижения их в разряд
существительных и вызванной этим тенденцией к переводу их из адъективного
склонения в субстантивное.
Субстантивированные прилагательные и причастия изучаются уже в средней школе. В
школьных учебниках по немецкому языку часто встречаются такие
субстантивированные прилагательные и причастия как der Bekannte, der Verwandte,
der Deutsche, der Gelehrte, das Neue, das Schöne, das Gute, das Wichtige,
das Russisch.
Например:
Er hat dort viel Interessantes erlebt. (Deutsch 6, S. 77)
Wir haben von ihnen viel Neues. (Deutsch 6, S. 75)
Die Schüler lernen gern Russisch. (Deutsch 6, S. 229)
Den Berliner Arbeitern war er ein guter Bekannter. (Deutsch 11, S. 134)
Am antifaschistischen Kampf des deutschen Volkes nahmen auch Studenten und 
Gelehrte der Universität München teil. (Deutsch 11, S. 99)
При обучении следует обращать внимание на то, что такие слова пишутся с
большой буквы, так же необходимо обращать особое внимание на склонение
субстантивированных прилагательных и причастий, так как оно принципиально
отличается от склонения имен существительных и представляет большие
трудности.
                        Использованная литература                        
1.                                               Arsenjewa N. G. Gassilewitsch
E. W. Grammatik der deutschen Sprache. - Moskau: Verlag für fremdsprachige
                                Literatur, 1960.                                
2.                                               Behaghel O. Die deutsche
Sprache. - Mannheim, 1973.
3.                                               Blatz G. Neuhochdeutsche
Grammatik mit Berücksichtigung der historischen Entwicklung der deutschen
Sprache. - Karlsruhe, 1895.
4.                                               Engel U. Syntax der
deutschen Gegenwartssprache. - Leipzig: VEB Bibliographisches Institut, 1982.
5.                                               Erben J. Abrib der deutschen
Grammatik. - Berlin: Akademie - Verlag, 1965.
6.                                               Fleischer W. Wortbildung der
deutschen Gegenwartssprache. - Leipzig: VEB Bibliographisches Institut, 1974.
7.                                               Glinz H. Die innere From des
Deutschen. - Bern - München, 1968.
8.                                               Görner H. Einige
Schwankungensfälle in der Deklination der substantivierten Adjektive //
Sprachpflege. - Berlin, 1957, - №3.
9.                                               Grebe P. Der Grobe Duden.
Grammatik der deutschen Gegenwartssprache. - Mannheim, 1959.
10.                                          Grimm J. Deutsche Grammatik. -
Göttingen. - IV. Teil, 1837.
11.                                          Helbig G. Buscha J. Deutsche
Grammatik für Ausländer. - Leipzig, 1957.
12.                                          Heyse J. Chr. Deutsche
Grammatik. - Hannover und Leipzig, 1914.
13.                                          Jung W. Kleine Grammatik der
deutschen Sprache. - Leipzig: VEB Bibliographisches Institut, 1954.
14.                                          Jung W. Grammatik der deutschen
Sprache. - Leipzig: VEB Bibliographisches Institut, 1968.
15.                                          Mattias Th. Sprachleben und
Sprachschäden. - Leipzig, 1914.
16.                                          Paul H. Deutsche Grammatik. -
Leipzig: VEB Bibliographisches Institut, 1920.
17.                                          Schendels E. Deutsche Grammatik.
- M.: Vysshaja Skola, 1988.
18.                                          Schötensack A. Grammatik der
neuhochdeutschen Sprache. - Erlangen, 1856.
19.                                          Wilmanns W. Deutsche Grammatik.
- Strabburg, 1899.
20.                                          Гулыга Е. В. Натанзон М. Д.
Грамматика немецкого языка. - Государственное учебно-педагогическое
издательство министерства просвещения РСФСР. Москва, 1957.
21.                                          Сиротина А. А. О грамматических
категориях субстантивированных прилагательных и причастий в немецком языке. -
Известия воронежского государственного педагогического института, т. 43.
Воронеж, 1963, С. 28-37.
22.                                          Сиротина А. А. Субстантивация
частей речи в современном немецком языке. - Воронеж: ВГПИ, 1982.
23.                                          Степанова М. Д. Словообразование
современного немецкого языка. - Москва, 1953.
24.                                          Шендельс Е. И. Грамматика
немецкого языка. - Москва, 1952.
                          Справочная литература                          
25. Wörterbuch der deutschen Gegenwartssprache. Hrsg. von R. Klappenbach,
W. Steinitz. - Akademie der Wissenschaften der DDR, Berlin. - 1976.
26. Wörter und Wendungen. Wörterbuch zum deutschen Sprachgebrauch.
Hrsg. von E. Agrikola unter Mitwirkung von H. Görner und R. Küfner. -
Leipzig: VEB Bibliographisches Institut, 1972.
27. Немецко-русский (основной) словарь. - М.: Русский язык, 1992.
                         Анализируемые источники                         
28. Bredel W. Die Väter. - Aufbau - Verlag Berlin und Weimar, 1975.
29. Fallada H. Wolf unter Wölfen. - Berlin, 1954.
30. Feuchtwanger L. Goya. - Berlin, 1976.
31. Goethe J. Die Leiden des junden Werthers. Verlag für fremdsprachige
Literatur. Moskau, 1965.
32. Jerby F. Das Haus der Jarrets. - Berlin - Darmstadt - Wien: Deutsche Buch
- Gemeinschaft, 1967.
33. Kant H. Kommen und Gehen. - Berlin, 1959.
34. Keller G. Novellen. - Л.: Просвещение, 1973.
35. Kellermann Der Tunnel. - Verlag für Fremdsprachige Literatur. Moskau, 1960.
36. Mann Th. Buddenbrooks. - Verlag für Fremdsprachige Literatur. Moskau, 1959.
37. Mann Th. Novellen. - Verlag für Fremdsprachige Literatur. Moskau, 1968.
38. Noll D. Die Abenteuer des Werner Holt. - Berlin, 1971.
39. Ostvald W. Kistenpart E. Chemiche Farblehre. - Berlin, 1959.
40. Ostvald W. Farbnormen und Farbharmonien. - Berlin, 1982.
41. Remarque E. M. Drei Kameraden. - Verlag für fremdsprachige Literatur.
Moskau, 1959.
42. Rilke R. M. Gesammelte Werke. Bd. 1. - Leipzig, 1959.
43. Seghers A. Das siebte Kreuz. - Verlag für fremdsprachige Literatur.
Moskau, 1958.
44. Seidel I. Grosser H. Dienende Herzen. - Wilhelm Limpert - Verlag. Berlin,
1942.
45. Strittmatter E. Ole Bienkopp. - Moskau: Progress, 1980.
46. Tweedie I. Wie Phönix aus der Asche. - Reinbek bei Hamburg, 1984.
47. Berliner Zeitung, 19. 08. 86.
48. Kultur im Heim. - Berlin, 3/60.
49. Mathematik und Physik in der Schule. - Berlin, 6/59.
50. Neues Leben, 07. 10. 96.
51. Neues Leben, 05. 03. 98.
52. Sprachpflege. - Leipzig, 7/85.
53. Winer Zeitung, 12/92.
54. Zeitschrift des allgemeinen deutschen Sprachvereins. - Braunschweig, 1893.
55. Zeitschrift für deutsche Philologie. - Berlin, 1955.