Каталог :: Языковедение

Доклад: Латынь - язык науки и философии

Ставропольский Юридический Университет имени Чурсена
                        
                                

Реферат

По Латинскому языку На тему: «Латынь – язык науки и философии» Работу выполнил Студент ____ курса Группы ___________ __________________ Пятигорск 2000 Латынь – язык науки и философии. Слово «латинский» происходит от Latium— названия об­ласти, расположенной в средней части Апеннинского полуострова вдоль побережья Тирренского моря и занимающей около 2000 км2. Жители этой области назывались латинами. К северо-западу от Латия находилась Этрурия—страна древней и высоко развитой культуры, оказавшей весьма значительное влияние на культурное развитие всей Италии и в особенности города Рима—политического центра Латия. Язык этрусков (жителей Этрурии) сильно отличался от языков остальной Италии, большая часть которых, вместе с латинским, составляет группу так называемых италийских языков индоевропейской системы. Важнейшими представителями этой группы являются, кроме латинского, языки умбрский и осский, в ходе исторического развития вытесненные им и вымершие. Одной из дисциплин, имеющих большое значение при подготовке специалистов в области медицины и фармации, несомненно, является латинский язык, с которым при­ходится встречаться в повседневной работе — при чтении названий болезней, анатомических и клинических терминов, названий лекарственного сырья, ботанических терминов, принятых в Международной номенклатуре названий хими­ческих соединений и особенно в рецептуре. Латинский язык имеет и большое общеобразовательное значение, так как помогает лучше и глубже анализи­ровать русский язык, в который перешли многие ла­тинские корни, создав ряд новых слов, например: ком­мунизм, президиум, консилиум, кворум, университет и т. д. Латинский язык принадлежит к италийской ветви группы индоевропейских языков. Он получил свое название от племени латинян, живших в древние времена в Лации, одной из областей Аппенинского полуострова. Центром этой области был город Рим, ставший впоследствии столицей рабовладельческой Римской республики, а с конца 1 века до нашей эры — Римской империи. По мере расширения римского господства распростра­нялся и латинский язык. После покорения Римом Греции (146 г. до н. э.) латинский язык стал испытывать на себе сильное влияние греческого языка. В латинский язык вошло много греческих слов, которые сохранились до сих пор, главным образом в медицинских названиях — анатомических, терапевтических, фармакологи­ческих и др. Греческие термины, сохраняя свою основу, латинизировались и получили постепенно международное признание и распространение, например: arteria — артерия, aorta — аорта и т. д. Более полутора тысяч лет латинский язык был языком культуры и письменности, единственным языком науки и философии в Западной Европе. На латинском языке были заложены основы научной терминологии почти всех дисцип­лин Даже после того, как национальные языки постепенно вытеснили латинский язык из научной литературы, он долго еще сохранялся в качестве основного в отдельных отраслях знаний. Это единство терминологии, лежащее в основе совре­менной научной терминологии ряда наук, облегчает по­нимание и общение людей в области науки, перевод научной литературы с одного языка на другой, и это значение латинский язык не утратил до сих пор. Сохра­нение научной латинской терминологии придает особое значение изучению латинского языка, как необходимого в практической работе, а не только как языка одной из древнейших культур. Поэтому хотя латинский и греческий языки и принято называть «мертвыми», однако для меди­цинских работников это живые языки, необходимые для пов­седневной работы. В России латинский язык долгое время был языком науки. В Москве в Славяно- греко-латинской академии, первом научном учреждении России, все науки изучались на латинском языке. На этом языке были написаны многие научные труды М. В. Ломоносова, а также не­которые труды Н. И. Пирогова, М. Я. Мудрова и дру­гих русских ученых. При изучении латинского языка основное внимание следует уделять его грамматике и тому словарному составу языка (лексике), который связан со спецификой данной специальности. Грамматический строй латинского языка имеет богато развитую систему склонений и спряжений и своеобразный порядок слов. Настоящий учебник латинского языка предназначен для средних медицинских учебных заведений разного профиля, а именно: фельдшерских, акушерских, зубоврачебных, фар­мацевтических и школ медицинских сестер. Общие сведения по рецептуре, рецепты и тексты для школ фармацевтического профиля составляются согласно Х изданию Государственной фармакопеи СССР. Древнейшие памятники латинского языка, дошедшие до нашего времени, относятся, предположительно, к VI в. до н. э.; это— найденная в 1899 г. при раскопках на римском форуме в так на­зываемой «могиле Ромула» часть сакральной надписи, содержащая несколько лишь отчасти понятных слов; близка по времени к этому памятнику надпись на так называемой пренестинской фибуле (золотая застежка, найденная в городе Пренесте, ныне Палестрина, к востоку от Рима); к несколько более позднему времени относится надпись на глиняном сосуде, носящая название надписи Двеноса. Для последующих веков мы также располагаем лишь очень небольшим количеством памятников латинского языка, и только начиная с III в. до н. э. их численность быстро возрастает. III век— время стремительного роста могущества города Рима, объединив­шего под своей властью большую часть Италии. Политическая экспансия Рима сопровождается усиленным проникновением в рим­скую жизнь элементов греческой образованности, дающих толчок к пышному расцвету литературы и языка римлян. Именно к этому времени относится появление первых памятников художественной литературы, дошедших до нас частично в виде цельных и закон­ченных произведений, частично же в виде отрывков. Первым по времени автором, произведения которого дошли до нас с некоторой полнотой, является Тит Маккий Плавт (род. ок. 250 г., ум. 184 г. до н. э.). Комедии Плавта дают ценнейший материал для изучения языка его эпохи. Особенный интерес представляет в них изобилие слов и оборотов, свойственных разговор­ному языку. Время, непосредственно следующее за деятельностью Плавта (II в. до н. э.), обогащает наши сведения о латинском языке большим количеством памятников как литературного, так и документального (главным образом, эпиграфического) характера. Концом первого крупного периода в истории латинского языка и литературы, так называемого до классического, принято считать первые десятилетия I в. до н. э.—эпоху наибольшего разгара гражданской войны, выразившегося в кровопролитной борьбе между аристократической сенатской группировкой (Сулла) и демократической партией, возглавлявшейся Марием. Далее наступает классический период, язык которого из­вестен нам с еще большей полнотой. К этому времени относится деятельность ряда блестящих поэтов и прозаиков, полностью раз­решивших задачу, которую поставили перед собой уже первые ла­тинские писатели, задачу создания латинского литературного языка и художественной литературы, достойной занять место рядом с ли­тературой Греции. Важнейшими представителями классического периода являются Марк Туллий Цицерон (106—43) и Гаий Юлий Цезарь (100—44), язык которых считался каноном латинской художественной прозы, Публий Вергилий Марон (70—19) и Квинт Гораций Флакк (65—8), создавшие такой же общепризнанный канон поэтического языка. Вместе с тем уже в классическую эпоху латинского языка обозначается отрыв литературного языка от живой разговорной речи, становящийся особенно резким в следующем, послеклассическом периоде. Литературный язык, известный по многочисленным произведениям разнообразной художественной и научной литературы этого времени, проходит собственный путь развития, важным фактором которого является теория и практика ораторского искусства, и, в более или менее постоянных формах, сохраняет за собой роль языка интеллектуальной и художествен­ной культуры Западной Европы в течение всего периода средних веков. Значение его для этой эпохи превосходно охарактеризовано в замечательной подробно комментированной антологии, изданной Институтом мировой литературы им. А. М. Горького АН СССР: «Латинский язык не был мертвым языком, и латинская лите­ратура не была мертвой литературой. По-латыни не только писали, но и говорили: это был разговорный язык, объединявший немного­численных образованных людей того времени: когда мальчик-шваб и мальчик-сакс встречались в монастырской школе, а юноша-испа­нец и юноша-поляк — в Парижском университете, то, чтобы понять друг друга, они должны были говорить по-латыни. И писались на минском языке не только трактаты и жития, а и обличительные проповеди, и содержательные исторические сочинения, и вдохновенные стихи. Латинская поэма «Вальтарий» разрабатывала сюжеты древнегерманских сказаний задолго до «Песни о Нибелунгах», а правансальские трубадуры и немецкие миннезингеры учились лирическим темам и приемам у своих старших современников — латинских поэтов- вагантов. Да и те самые латинские богословские трактаты, которые так отпугивают нынешнего читателя, были для европейской мысли школою диалектики, своевременной и полезной». Следует, однако, добавить, что латинский язык средневековья именно по той причине, что он был живым языком, во многих от­ношениях—прежде всего в своей лексике—значительно отошел от классической литературной нормы. Особое значение в позднейшей истории латинского литератур­ного языка имеет эпоха Возрождения (XIV—XVI вв), когда приходит в упадок авторитарно- теократическая идеология, порожденная фео­дальною структурой средневекового общества. Зарождение капи­талистических общественных отношений приводит к отмене личной зависимости человека и открывает путь к развитию новой идеологии: ее определяющим моментом является признание самостоятельной ценности человеческой личности. Передовые деятели этой эпохи, находя в античности наиболее полное выражение своих культурных идеалов, пытались и в своем литературном творчестве воспроизводить как можно строже и точнее языковые и стилевые формы литературы древнего Рима (преимущественно классического периода). В результате этого появляется обширная новолатинская (так называемая гума­нистическая) литература, лучшие представители которой дос­тигали большого совершенства в подражании античным образцам, как прозаическим (главным образом, речам и письмам Цицерона), так и стихотворным. Своими особыми историческими путями развивается латин­ский народный разговорный язык, который вытеснил местные на­родные языки во многих из областей, включенных в состав Римс­кой империи в результате ее военной экспансии: в I—II вв. н.э. государственные границы Рима охватывают огромную территорию, пролегающую широкой полосой в Европе, Азии и Африке вокруг Средиземного моря. Язык этот — так называемая вульгарная латынь —отчас­ти известен нам из тех литературных произведений, в которых соз­нательно воспроизводятся характерные особенности живой речи (Плавт, Петроний), а с другой стороны—из тех языковых памят­ников, литературных и внелитературных, где эти особенности сох­раняются в силу самих условий создания текста. Таковы, напр., произведения специальной литературы и надписи частного харак­тера. Живой латинский язык сохраняет основные характерные чер­ты своего строя приблизительно до V в. н.э., т.е. до того времени, когда Западная римская империя перестала существовать как са­мостоятельное политическое целое. С этого времени язык оказывается уже качественно иным, так что приходится говорить не об едином языке римлян—латинском языке, а о различных роман­ских языках, возникающих на его основе. Сюда относятся современ­ные языки: итальянский, испанский, португальский, каталанский, провансальский, французский, румынский, молдавский и др. Основной чертой, отличающей романские языки от латинского, является то, что грамматические значения, которые по-латыни выра­жаются формами изменяемых слов, в романских языках часто передаются особыми словами. Исходя из этого различия, ла­тинский язык можно отнести к языкам так называемого синте­тического строя, а романские языки к языкам аналитического строя. Например, латинскому выражению cenatus venit он пришел, пообедав соответствует французское il est venu apres avoir dine, где из шести слов только два являются носителями основных зна­чений соответствующих латинских слов, а остальные четыре выра­жают лишь то, что полностью выражено формами тех же латин­ских слов. Как ни глубоко это структурное различие, во многих случаях романские языки донесли до нашего времени такие древнелатинские черты, которые наблюдаются в близком к разговорной речи языке Плавта, но были отброшены литературной нормой класси­ческого периода. Сравнительное изучение романских языков и со­поставление их с латинским литературным языком позволяет та­ким образом дополнить те данные, которые могут быть извлечены непосредственно из сохранившихся письменных памятников «вуль­гарной» латыни. Эпоха Возрождения, установив строгую клас­сическую норму для латинского языка, существенно ограничила возможности свободного развития новолатинской художественной литературы и тем самым создала дополнительный стимул для раз­вития литератур на национальных языках. Так как этим безмерно расширялись возможности отражения в художественной литерату­ре самобытных черт каждого народа, то постепенное и неуклонное отступление латинского языка перед национальными в этой области было всецело положительным моментом культурного развития. Но иначе обстоит дело в научной области. Наука по самой, своей при­роде интернациональна, и для нее наличие, наряду с националь­ными языками, единого языка, служащего целям международного общения, является могучим благотворным фактором. Вполне понят­но поэтому, что здесь позиции латинского языка оказались" гораз­до более устойчивыми, и он сохранял свое значение и тогда, когда национальные языки Европы, заимствуя латинскую и латино-греческую терминологию, стали вполне эффективными орудиями науч­ного творчества. Эпохой гармонического симбиоза латинского языка как между­народного и национальных языков как его равноценных и равно­правных преемников в пределах научной работы в каждой отдельной стране был XVIII век. Хорошо известен пример научной деятельности М. В. Ломоносова. Пользуясь, как правило, латинским языком в своих работах по физике, химии, астрономии, минералогии, Ломоносов многие из этих работ собственноручно переводит на рус­ский язык и этими переводами, равно как и переводом «Эксперимен­тальной физики» Христиана Вольфа, полагает твердое основание выработке русской естественнонаучной терминологии. Русскому языку, по понятным причинам, он отдает предпочтение в работах по отечественной истории, но научную полемику в этой области, обращенную к академической общественности, ведет на латинском языке. К латинскому языку он прибегает и в научной переписке в наиболее ответственных обращениях к иностранным ученым — Эйлеру, Формею, в благодарственном послании к шведской Академии наук. Для Ломоносова латинский язык был в полном смысле слова живым языком, носителем и двигателем творческой научной мысли, тем самым заключающим в себе неисчерпаемый источник развития новых и новых выразительных возможностей. К такому же выводу должно привести изучение латинского языка не только многих совре­менников Ломоносова, но и многих ученых более позднего времени, уже при первом ознакомлении с их произведениями поражающих читателя яркой экспрессивностью и индивидуальной окраской их латинского стиля, — достаточно назвать имена крупнейших предста­вителей классической филологии конца XVIII—начала XX вв. Фридриха Августа Вольфа, Лахмана, Фалена, Зелинского. Той научной областью, в которой латинский язык и в настоящее время всецело сохраняет свою функцию международного языка, является ботаника. Согласно установленным международными бота­ническими конгрессами правилам, так называемые диагнозы, т. е. научные описания вновь открываемых видов растений, только в том случае дают своим авторам право на научный приоритет, если они опубликованы на латинском языке. Не меньшее значение имеет и то, что вся естественнонаучная номенклатура—притом не только ботаническая, но также зоологическая, анатомическая, медицин­ская—построена на латино-греческой лексике и имеет латинское грамматическое оформление. Наконец, до сих пор латинский язык, наряду с греческим, остается тем основным источником, который служит для создания непрерывно обновляющейся и с каждым годом прогрессивно возрастающей международной научной и технической терминологии. Во всех этих случаях мы имеем дело в основном с продолжением той традиции в развитии латинского языка, которая была представ­лена средневековой латынью, свободно заимствующей иноязычные элементы и не стесненной античною языковой нормой. Но вместе с тем живет в наши дни и гуманистическая традиция латинского языка. Статьи, написанные на латинском языке, занимают почетное место в ряде солидных журналов по классической филологии; в Италии, Испании, Франции, Германии, Аргентине существуют журналы, всецело посвященные «живой ла­тыни» и публикующие произведения современных латинских авторов в различных прозаических и поэтических жанрах. Многочисленные сочувственные отклики в филологической печати вызвал вышедший в 1961 году в Швейцарии сборник “Viva Camena”, в котором опубли­кованы стихотворения 50 современных латинских поэтов из 17 стран, в том числе СССР и стран социализма. Возросший в последние десятилетия интерес к «живой латыни» находит яркое выражение в посвященных ей регулярно созываемых международных конгрессах. Организационным центром этих конгрессов является учрежденная в Риме Международная Академия содействия латинской образованности (Academia Latinitati inter omn.es gentes foyendae), в число членов которой входят и два пред­ставителя нашей страны. Список литературы. 1. И. М. Тройский. Историческая грамматика латинского языка. М., 1961 2. И. М. Тройский. Очерки из истории латинского языка. М.-Л., 1953. 3. Памятники средневековой латинской литературы IV—IX веков.// Ред. М. Е. Грабарь-Пассек и М. Л. .Гаспаров. М., 1970. 4. Памятники средневековой латинской литературы Х—XII веков. М., 1972. 5. Памятники средневековой латинской литературы XIII века. 6. Я. М. Боровский. Латинский язык Ломоносова. В сборнике: «Ломоносов», т. IV, 1961.