Каталог :: Языковедение

Диплом: Словосочетания с одной и более необходимыми связями

Министерство образования Российской Федерации
                Государственное образовательное учреждение                
            Курский государственный педагогический университет            
                                           Специальность 021700-филология
Факультет филологический
Кафедра русского языка
                Выпускная квалификационная работа на тему:                
  

Словосочетания с одной, двумя и более

необходимыми связями

Студентка V курса

Бердышева Наталья Владимировна

Научный руководитель

Попов Александр Сергеевич, профессор, кандидат филологических наук Курск, 2001 г.

С О Д Е Р Ж А Н И Е

Введение..........................................................................................................3 1. Словосочетание и его определение..........................................................7 1.1. Вопрос о словосочетании. .....................................................7 1.2. Вопрос об объеме словосочетания.......................................9 1.3. Словосочетание и слово. .....................................................11 1.4. Простые и сложные словосочетания.................................15 II. Сложные словосочетания.....................................................................20 2.1. Взгляд В.В. Виноградова и Н.Н. Прокоповича..................20 2.2. Взгляд Н.Ю. Шведовой. .........................................................26 2.3. Взгляд А.С. Попова. ................................................................29 III. Виды сложных словосочетаний..........................................................37 3.1. Сложные словосочетания. ......................................................37 3.2. Сильное и слабое управление. ...............................................42 3.3. Типы сложных словосочетаний.............................................46 Заключение...................................................................................................57 Использованная литература.....................................................................59

В В Е Д Е Н И Е

Слова, входящие в предложение, образуют непрерывную цепь, сочетаются между собой в определенной последовательности. Например: Американский сенат в среду заслушал ежегодный доклад директора ЦРУ.

Сенат заслушал

американский

в среду

доклад

ежегодный

директора

ЦРУ

Цепь связанных слов можно расчленить на простейшие сочетания (звенья). Звено – это наименьшее сочетание знаменательных слов в составе предложения, организованное на основе свободных синтаксических отношений. Каждое звено соотносится с определенным типом связи слов. Словосочетание возникает на основе подчинительной связи. Сочинительная связь дает не словосочетание, а ряд. Есть еще параллельная связь, но она дает группу, а группа – член предложения. В.В. Виноградов утверждает, что простые словосочетания двучленны, их иногда называют синтагмами, состоят из двух знаменательных слов. Таким образом, с чисто грамматической точки зрения простыми словосочетаниями должны быть признаны синтаксически организованные и семантически цельные сочетания двух знаменательных слов. Но существуют, таким образом, разные подходы к вопросу о словосочетании: 1) номинативная единица; 2) звено в цепочке предложения. Обе эти точки зрения правомерны, но мы придерживаемся второй. Основные понятия мы назовем так: стержневое слово или главное – «хозяином», зависимое – «слугой». «Слуга» без «хозяина» не может быть, имеет только одного хозяина, а хозяин может иметь несколько слуг. Словосочетание имеет внешнее выражение подчинительной связи: согласование, управление, примыкание и разные синтаксические отношения: предикативность, атрибутивность, объектность, обстоятельственность. Предикативные отношения – это отношения между подлежащим и сказуемым, например: сенат заслушал, коллектив представляет, машины пользуются, завод занял, кредиторы проголосовали, руководство увеличивает, люди засыпали, он почувствовал, журналист ставит и т.п. В предложении зависимое слово выполняет роль сказуемого. Атрибутивные отношения «предметы и их признаки», например: чудесный вечер, наша молодежь, первый ученик, туфли из замши, зеленеющее поле, дом из блоков, книга брата, гнездо ласточки, синева неба, свет солнца, распоряжение директора и т.п. В предложении зависимое слово выполняет роль определения. Объектные отношения – «действия и предметы-спутники сопроводители действия», например: любить музыку, слушать песню, писать сочинение, читать сыну, подарить другу, писать матери, рубить топором, пилить пилой, писать мелом, мечтать о подвигах, думать о весне и т.п. В предложении зависимое слово выполняет роль дополнения. Обстоятельственные отношения – «признаки, характеризующие (определяющие) действия», например: быстро бегать, ходить пешком, ехать налегке, сидеть дома, гулять в саду, бегать на стадионе, въехать в село, спускаться с горы, подняться за облака, работать по вечерам, приехать в среду, спать днем. В предложении зависимое слово выполняет роль обстоятельства. Графически это можно показать так:

связь =

синтаксические

отношения

подчинительное

сочинительное

параллельное

предикативные

атрибутивные

объектные

обстоятельственные

синтаксическое средство (согласование, управление, примыкание)
Следует различать сложные словосочетания от сетей словосочетаний. Было уже сказано, что простое словосочетание всегда двусловно и имеет одну связь, цепь (сеть) словосочетаний имеет две и более связей и состоит из трех и более слов, а вот сложное словосочетание имеет две связи при наличии третьей общей связи, т.е. когда зависимые слова исходят из одной точки (главного слова) и связаны между собой еще дополнительной связью.

хозяин

слуга

слуга

Например: почувствовал горечь во рту сменил мундир на костюм отбывает наказание в колонии Словосочетание (простое) имеет только одну связь. Две связи (и более) дают нам сочетание словосочетаний (цепь, сеть словосочетаний). Но бывает, что при наличии двух связей зависимые слова (слуги) имеют дополнительную связь ( почувствовал горечь во рту – связь между последними компонентами горечь и во рту). В этом случает перед нами не сеть (цепь) словосочетаний, а одно сложное словосочетание. Можно сказать, что наличие двух связей в словосочетании еще не говорит о сложном словосочетании, а лишь только о том, что это цепь словосочетаний, а вот наличие третьей общей связи говорит о сложности словосочетания. Так называемые неразложимые словосочетания тоже не являются сложными: девушка с голубыми глазами, человек большого таланта.

девушка

человек

с глазами

таланта

голубыми

большого

Видно, что зависимые слова не исходят из одной точки. Н.Ю. Шведова внесла уточнения, руководствуясь тем, откуда исходят связи: из одной точки – сложные, из двух точек – комбинированные. Но мы будем придерживаться того, что:

1 связь

простое с/с

2 и более связи

цепь (сеть) словосочетаний

2 и более

при наличие общей

сложное с/с

I. Словосочетание и его определение 1.1. Вопрос о словосочетании Вопрос о словосочетании как синтаксической единице является дискуссионным. Начало учению о словосочетании положено «Российской грамматикой» М.В. Ломоносова, в которой описывались правила соединения слов на основе их синтаксических свойств. Но своим становлением и развитием теория словосочетания обязана Ф.Ф. Фортунатову, А.А. Шахматову, В.В. Виноградову. В работах Фортунатова словосочетание рассматривается в качестве основной единицы синтаксиса. Шахматов, поддерживая идею своего учителя, указывает, однако, что объектом учения о словосочетании следует считать лишь «незаконченное» словосочетание, т.е. «такое соединение слов, которое образует грамматическое единство, обнаруживаемое зависимостью одних из этих слов от других». Словосочетание выделяется им в составе главной синтаксической единицы – предложения и является, по существу, объединением второстепенного члена с главным или другим второстепенным членом. Основные положения учения В.В. Виноградова сводятся к следующему: словосочетание, как и слово, выполняет номинативную функцию и лишено предикативности и интонации сообщения, свойственных предложению; только в составе предложения и через предложение оно входит в систему коммуникативных средств языка; словосочетание формируется из знаменательных слов на основе подчинительных связей, оно состоит из стержневого (хозяина) и зависимого (слуги) слов, обладает системой форм и выражает определенные синтаксические отношения, может быть простым или сложным. Ф.Ф. Фортунатов, считая предложение лишь разновидностью словосочетания, определял словосочетание следующим образом: «Словосочетанием в речи я называю то целое по значению, которое образуется сочетанием одного полного слова (не частицы) с другим полным словом, будет ли это выражение целого психологического суждения или выражение его части». С этой точки зрения все сочетания слов, включая сюда и те, которые соответствуют предложениям, рассматривались с одной плоскости. Предложение выступало как форма или разновидность словосочетания, как законченное словосочетание. Напротив, у тех языковедов, для которых в центре синтаксиса находилась теория предложения и его членов (например, у Ф.И. Буслаева, А.А. Потебни, Д.Н. Овсянико-Куликовского, А.А. Шахматова и др.) изучение словосочетаний отходило на задний план и даже нередко совсем исчезло из синтаксиса. Вместе с тем важность изучения словосочетаний как строительного материала для предложения несомненна. Словосочетание мы будем рассматривать как часть предложения, звено цепочки предложения. Предложение – это непрерывная цепочка по двум принципам: 1) последовательное подчинение (или включение), например: Я купил книжку с картинками; 2) разветвленное подчинение (или включение), например: Я купил книгу сестре. Сам по себе вопрос об объеме словосочетания в общей теории синтаксиса и в истории научной его разработки занимает скромное место. Значение этого вопроса определяется главным образом его неразрывной связанностью с тем или другим пониманием сущности словосочетания, его отношение к другим языковым единицам – предложению и слову. Речь идет о размерах словосочетаний, их объеме, границах. 1.2. Вопрос об объеме словосочетания Хотя вопрос об объеме словосочетания и не стоял в центре внимания исследователей и теоретиков синтаксиса, почти все они в различной степени его касались. Ученые, рассматривавшие предложение лишь в качестве разновидности словосочетания (Ф.Ф. Фортунатов, М.Н. Петерсон в начале своей научной деятельности, на Западе – И. Рис и др.), специально не ставили вопроса об объеме и границах словосочетания, т.к. в последнее включались даже сложные предложения. Это можно сказать и о тех ученых (А.А. Шахматов, А.М. Пешковский), которые опираясь на синтаксическую концепцию Ф.Ф. Фортунатова, хотя каждый различно, стремились к объединению учения о словосочетании с учением о предложении. В работах этих ученых отмечается минимальный объем словосочетания – наличие, по крайней мере, двух полнозначных слов. Такое указание находим, например у Ф.Ф. Фортунатова. А.М. Пешковский в стремлении непременно вывести предложение из словосочетания, склонялся к парадоксальному утверждению о наличии в языке одночленных словосочетаний, считая возможным в определенных случаях приравнивать к последним слова (однословные предложения). Однако в определении словосочетания указывается в качестве его минимального объема два компонента «словосочетание есть два слова или ряд слов, объединенных в речи и в мысли»[1]. Определение синтагмы как понятия, чрезвычайно широкого и применимого не только в синтаксисе, но и в морфологии было выдвинуто Ф. де Соссюром и вытекает из его общей лингвистической концепции. Де Соссюр относил к синтагмам любые соединения смежных языковых элементов, которые «выстраиваются один за другим в речевой цепи» и выражают отношения определяющего и определяемого. В соответствии с этим, по определению де Соссюра, «синтагма всегда состоит из двух или нескольких последовательных единиц» 1 . Таким образом, под понятие синтагмы подводятся и морфемы производного слова, и предложно-падежные формы, и словосочетания подлежащего со сказуемым, и даже части сложного предложения. С другой стороны, в определении синтагмы нет указания на обязательную ее двучленность; указывается лишь минимальный объем синтагмы – два элемента, два члена. Учение о синтагме получило дальнейшее развитие в работах Ш. Балли, Н. Трубецкого, С. Карцевского и др. А.А. Реформатский, рассматривая синтагму как «сочетание двух членов, связанных тем или иным подчинительным отношением» [2], в самом определении подчеркивает ее двучленность. Т.к. при этом предложение определяется как «высказывание, содержащие предикативную синтагму» А. Реформатский встречается с тем же затруднением, с каким раньше сталкивались ученые, не разграничивающие синтагму (словосочетание) и предложение: оказывается необходимым каким-то путем ввести в синтаксис однословные предложения. Преодолевается это затруднение двумя путями. Двучленность однословных глагольных предложений типа морозит «доказывается путем морфологического анализа слова, в результате которого выделяются два элемента: основа (мороз-) и флексия (-ит), хотя А.А. Реформатский различает «синтагмы внешние» и «синтагмы внутренние». Двучленность односложных предложений иного типа, указанным выше способом доказать ее трудно: такие предложения просто объявляются «скрытыми синтагмами». При этом понятие, вкладываемое в данный термин, остается нераскрытым. Двучленность однословных предложений можно объяснить на основе понятия нулевого члена (сказуемого при Ночь или подлежащего при Темнеет). И все-таки синтагма всегда двучленна. 1.3. Словосочетание и слово Словосочетание и слово сближают следующие свойства: а) как и слово, словосочетание не является коммуникативной единицей, оно входит в речь только в составе предложения; б) как и слово, словосочетание не имеет предикативных значений, интонации сообщения; в) как и слово, словосочетание выступает как коминативное средство языка, то есть называет предметы, их признаки, действия; г) как и слово, словосочетание имеет систему форм, предопределенную системой форм главного слова, и начальную форму, которая устанавливается по начальной форме главного слова словосочетания (тихое утро, учиться писать, хорошо учиться). Рассматривая словосочетание как синтаксическую единицу, важно отметить, чем отличается словосочетание от слова. Словосочетание отличается от слова более сложной структурой. Оно образуется на основе подчинительной связи между знаменательными словами, включает не менее двух знаменательных слов, одно из них главное (стержневое) (хозяин), другое – зависимое (слуга): знамя полка, боевой дух, добиться победы. По значению словосочетания сближаются со словами, но в отличие от слов они дают развернутое название предметов и явлений действительности, ограничивая при этом их круг указанием на те или иные отличительные свойства. Ср.: березовый лист, осиновый лист, лист лавра и т.д. Но слова устойчивые: они хранятся в памяти человека и воспроизводятся, повторяются. Можно составить словарь слов, но крайне трудно построить словарь словосочетаний (кроме замкнутых, закрытых текстов). Словосочетания с главным словом-глаголом конкретизируют действие в отношении места, времени, объекта и т.д.: гулять в лесу, гулять перед сном и т.д. Словосочетания по сравнению со словами более конкретны по характеру обозначаемого явления действительности, обычно более конкретное и точное название дает слово, а не словосочетание, ср.: зимний месяц и февраль и т.д. 3. Словосочетания среди других сочетаний слов Наиболее ярко специфика словосочетаний как синтаксических единиц обнаруживается в предложении. Представим сочетания слов, вычленяемых из предложения, в виде следующей схемы. Предложение

Предикативное сочетание

Непредикативное сочетание

словосочетание

(подчинение)

ряд

(согласование)

группа

(параллель)

Как показывает схема, выделенные сочетания слов делятся на две группы: предикативные и непредикативные. И те и другие являются словосочетанием. Предикативные словосочетания – это сочетания подлежащего и сказуемого: они основаны на подчинении, на которых откладывается предикативность. Между предикативными и непредикативными сочетаниями слов нет резкой границы. Многие непредикативные сочетания (в том числе и словосочетания) могут трансформироваться в условиях предложения в предикативные. Ср.: Ночь была теплая и была теплая ночь. В первом предложении обращается внимание на предикативный признак, во втором отличается бытие, наличие теплой ночи. В обоих предложениях речь идет о признаке предмета, но в первом признак мыслится как сообщаемый, приписываемый предмету, во втором – как присущий предмету. В первом есть только предикативное сочетание слов, во втором – два словосочетания: одно предикативное – была ночь, второе – непредикативное – теплая ночь. Между предикативными и непредикативными находятся так называемые полупредикативные сочетания, то есть сочетания определяемых слов и обособленных оборотов, которые легко трансформируются в предложения. Например: Деревья, белые от инея, прекрасны; Деревья, которые белы от инея, прекрасны. В сложноподчиненном предложении два предикативных сочетания: в главном – деревья прекрасны, в придаточном – которые белы. В осложненном предложении, можно сказать, «полтора» предикативных сочетания: деревья прекрасны и деревья, белые от инея. Такие определения называются полупредикативными, поэтому возможна их двойственная квалификация. Обычно полупредикативные сочетания (по В.В. Виноградову) исключаются из состава словосочетаний, хотя они к ним и близки. Легкость трансформации, наличие полупредикативных отношений свидетельствует о качественной близости предикативных и непредикативных сочетаний, несмотря на их существенные различия. Сочинительные сочетания образуются из слов с формальной неподчиненностью. Сочинительные ряды не являются словосочетаниями, они входят в словосочетание как его компоненты. Например: (Лес и поле) зазеленели. В этом предложении одно предикативное сочетание. Первый его компонент составляет подчинительный ряд слов. Это выражено грамматическими средствами – окончанием глагола – сказуемого в форме множественного числа. Из предложения (Мягкий и пушистый) снег падает на землю можно вычленить следующие словосочетания: мягкий и пушистый снег падает на землю. Мягкий и пушистый – эти определения однородны, поэтому употребляются вместе. Таким образом, анализ словосочетаний «снизу» и «сверху»показывает специфические признаки словосочетаний, отличающих их как от слова, так и от других сочетаний слов, которые встречаются в составе предложения. Эти два подхода определяют и трактовку словосочетаний в грамматической литературе: одни ученые (В.В. Виноградов и др.) рассматривают как словосочетания лишь те сочетания слов, которые соединены подчинительной связью и имеют назывную функцию; другие - называют словосочетаниями называют все сочетания слов, которые образуются в составе предложения и вычленяются из него (на основе подчинительной связи). Такими подходами обусловлены и различные определения словосочетания. По традиции все сочетания слов, вычленяемые из предложения, назывались словосочетаниями. В соответствии с этим словосочетание определялось как соединение двух слов, связанных между собой грамматически (подчинительной связью) и по смыслу. Такое емкое определение понятия встречается и в современной грамматической литературе. Вот определение словосочетания из словаря школьника «Русский язык» (под ред. В.В. Леденевой). Словосочетание – единица синтаксиса, представляющее собой соединение двух (и более) полнозначных слов на основе смысловой и подчинительной связи. Иное определение словосочетания дал В.В. Виноградов. Он рассматривает типы словосочетаний как «.исторически сложившиеся в языке формы грамматического объединения двух и больше знаменательных слов, лишенных основных признаков предложения, но создающее расчлененное обозначение единого понятия ». В соответствии с этим определением словосочетание сопоставляется со словом и с предложением. Словосочетание можно определить как лексико-грамматическое единство сочетания двух знаменательных слов, связанных между собой подчинительной связью. 1.4. Простые и сложные словосочетания При делении словосочетаний по структуре на простые и сложные В.В. Виноградов говорит, что простые словосочетания обычно двусловны: они состоят из двух знаменательных слов: простые люди, решить задачу и т.д. Сложное словосочетание в большинстве случаев является продуктом распространения простого словосочетания: близкий друг Пушкина, идти вялой походкой и т.д. К сложным относятся словосочетания, которые образуются на основе разных способов связей, исходящих из одного и того же главного слова. Так, словосочетание красивая лампа с абажуром в соответствии с этой классификацией является сложным, т.к. слова в нем связаны и согласованием, и управлением, исходящими от одного и того же главного слова лампа. Таким образом, при этом критерии классификации простых и сложных словосочетаний все внимание направлено на способ связи. Четкости в такой классификации нет, поскольку часто бывает трудно отграничить сильное управление от слабого, а слабое от примыкания. Так, в «Грамматике-70» (Стр.538-539) в словосочетании спасти жизнь бойцу отмечается сильное глагольное управление винительным падежом и слабое управление дательным падежом, а в словосочетании отдать книгу ученику отмечается двойное сильное управление. Оба словосочетания рассматриваются как простые. К сложным словосочетаниям отнесены такие, как пилить дерево пилой, поливать цветы из лейки (сильное управление и слабое управление); удариться головой о камень (слабое управление и слабое управление) и т.д. Более целесообразным является второй критерий разграничения простых и сложных словосочетаний – количество знаменательных слов, входящих в словосочетание. В соответствии с этим критерием простые словосочетания состоят из двух знаменательных слов, сложные – из трех и более. При этом возможны разные подходы к классификации простых и сложных словосочетаний. Один подход – от слова к простому словосочетанию, а от него к сложному («подход снизу»). Он предусматривает возможность распространения слова и простого словосочетания, при этом сложные словосочетания рассматриваются как продукт распространения простого или менее сложного словосочетания. Ю.Ю. Шведова утверждает, что сложное словосочетание образуется на основе двух и более разных связей, исходящих от одного стержневого слова, например: увлеченно читать книгу. читать увлеченно книгу Но между ними нет необходимой связи, значит по нашей теории это будет цепь словосочетаний. Т.к. мы выделяем три типа словосочетаний: I II III простые сложные сеть с/с (из 2х чл.) (из 3х чл. с допо- (соединение 2х лнительной связью) и более словосочетаний простых и сложных) В словосочетании красивая лампа с абажуром, существительное лампа может быть распространено словоформами красивая и с абажуром, которые в свою очередь могут быть распространены: лампа красивая с абажуром очень оранжевым При таком подходе раскрываются валентные (сочетательные) способности как главного слова, так и зависимых слов. написать письмо брату карандашом в воскресенье подробное старшему новым ближайшее Иной подход к классификации простых и сложных словосочетаний – от предложения (подход «сверху»). При этом подходе учитывается членность предложения на словосочетания. В предложении В воскресенье я написала письмо брату карандашом - нет сложных словосочетаний. Я написала письмо, написала брату, написала карандашом, написала в воскресенье. Вычленять словосочетания из предложения нужно в следующей последовательности: 1. Подлежащее и сказуемое (предикативное сочетание); 2. Словосочетания, входящие в состав подлежащего; 3. Словосочетания, входящие в состав сказуемого. Сначала вычленяются простые словосочетания, а затем при их сопоставлении выделяются сложные словосочетания и сети словосочетаний. Сложные словосочетания – это сочетания с двумя (и более) связями, которые Н.Ю. Шведова относит к простым. В сложном словосочетании две связи и дополнительная связь этих двух. Словосочетание с главным словом - числительными два, три, четыре, так как в таких словосочетаниях форма прилагательных обусловлена их связью с числительным и существительным в форме родительного падежа единственного числа. Например, в предложении Два облака белых плывут по лазуру можно выделить следующие словосочетания : два облака белых, два облака, плывут по лазури. Словосочетания, включающие слова с двойной синтаксической зависимостью: сказать правду о себе, построить дом за городом и т.д. (ср.: сказать о себе правду – сказать о себе, сказать правду, построить за городом дом – построить за городом, построить дом ). Итак, по определению В.В. Виноградова, словосочетание, представляя собой синтаксическую конструктивную единицу, служит средством номинации, сближаясь таким образом со словом, но сохраняя резкое отличие от отдельного (даже сложного) слова. В.В. Виноградов писал: «.с чисто грамматической точки зрения простыми словосочетаниями должны быть признаны синтаксически организованные и семантически цельные сочетания двух знаменательных слов, выражающих единое сложное значение и способное быть обозначением предмета, действия, качества и т.п.»1 . Коммуникативную функцию словосочетание, как и слово, выполняет лишь при посредстве предложения в его составе. Словосочетание лишено основных признаков предложения и поэтому качественно отличается от него, хотя постоянно взаимодействует с ним. В соответствии с этим В.В. Виноградов рассматривает типы словосочетаний как «исторически сложившиеся в языке формы исторического объединения двух и больше знаменательных слов, лишенных основных признаков предложения, но создающие расчлененное обозначение единого понятия» 2. Таким образом, выделяются прежде всего наиболее употребительные словосочетания, состоящие из двух полнозначных слов, иначе простые словосочетания. Эти последние могут распространяться другими словами, образуя словосочетания сложные, состоящие из трех и более слов. Границы сложного словосочетания определяются возможностью выступать в качестве единого, хотя и сложного обозначения предметов, действий, качеств. С другой стороны, усложнение словосочетания не может выходить за рамки так называемых непредикативных сочетаний слов. II. Сложные словосочетания 2.1. Взгляд В.В. Виноградова и Н.Н. Прокоповича В.В. Виноградов утверждает, что следует различать словосочетания простые и сложные. Простые словосочетания обычно двусловны: они состоят из двух знаменательных слов, например: простые люди, решить задачу и т.п. К простым словосочетаниям семантически примыкают те трехсловные словосочетания, в которых определительная часть представляет собой семантически неделимое словосочетание с целостным смысловым содержанием: человек острого ума, девушка скромного поведения. Однако необходимо иметь в виду, что даже трехсловные словосочетания типа человек твердого характера близки к простым только с семантической точки зрения; в синтаксическом же отношении они ничем не отличаются от сложных словосочетаний (ср.: старик с бородой – старик с седой бородой). Таким образом, с чисто грамматической точки зрения простыми словосочетаниями должны быть признаны синтаксически организованные и семантически цельные сочетания двух знаменательных слов, выражающие единое сложное значение и способные быть обозначением предмета, действия, качества и т.п. Сложное словосочетание, по мнению В.В. Виноградова, в большинстве случаев является продуктом распространения словосочетания. При этом каждое новое слово, или словосочетание, присоединяющееся к простому словосочетанию, должно прибавляться не к основному, господствующему слову, а к целому словесному комплексу, например: близкий друг, наш [близкий друг], [близкий друг] нашего семейства и т.п. Но есть и другой способ образования сложных словосочетаний – присоединение к господствующему слову не отдельного слова, а целого словосочетания. Именно так входят в сложные словосочетания двусловные словосочетания, функционально сближающиеся с наречиями и выражающие обстоятельственные значения: ср.: вяло идти, идти вялой походкой; тихо поздороваться и поздороваться тихим голосом и т.д. На этой основе возникает синонимический параллелизм двусловных и трехсловных словосочетаний.

идти

поздороваться

походкой

голосом

вялой

тихим

Н.Н. Прокопович утверждает, что сложные словосочетания, т.е. состоящие из трех и более полнозначных слов, при значительном их разнообразии могут быть сведены по существу к трем основным типам. Первую группу составляют сложные словосочетания такой структуры: простое словосочетание плюс зависимое от него отдельное слово. Сюда относятся такие, например, адъективные словосочетания, как в приведенных ниже предложениях: 1) В его душе пробуждалось смутное сожаление к тем близким ему по крови людям, которые.; 2) . нигде не могли бы достовернее сказать о широко известном в городе актере; 3) Он зорко следил за тем, чтобы все солдаты. берегли оружие и держали его всегда готовым к бою. Сложные словосочетания такого типа представляют собой продукт присоединения к простому словосочетанию зависимого слова, уточняющего первое в целом:

[близкий ему] по крови;

[широко известный] в городе;

всегда [готовый к бою]. Это можно объяснить иначе: ему близкий по крови широко известный; известный в городе. Таким образом, на основе распространения простого словосочетания, сохраняющего свое номинативное единство и выступающего в качестве стержня, возникает новое, более сложное, но единое по своему значению словосочетание. Словосочетание членится при распространении. Сложные сочетания такого типа широко представлены и в кругу субстантивных словосочетаний. Например: На нем был офицерский сюртук без эполет.; Ей вспомнилась. покосившаяся хатенка около школы.

[офицерский сюртук] без эполет Сложные словосочетания подобного типа отмечаются и в системе глагольных словосочетаний:

[спасти жизнь] другу с мольбой [просить о помощи] Характерные особенности рассмотренной группы сложных словосочетаний заключаются в следующем: 1) следует различать форму и смысл. Форма – ведущее начало; 2) зависимое слово, распространяющее простое словосочетание, уточняет последнее и относится по смыслу к нему в целом, а не к главному, стержневому его члену; 3) возможность употребления зависимого слова определяется главным, стержневым словом распространяемого простого словосочетания; с ним присоединяемое зависимое связано грамматически по способу согласования или управления; 4) зависимое слово, распространяющее простое словосочетание, и зависимое слово, входящее в состав последнего, ни по смыслу, ни грамматически друг с другом не связаны; 5) в связи со сказанным в рассмотренных сложных словосочетаниях возможны варианты в группировке представленных в них слов. Так, в сложном словосочетании покосившаяся хатенка около школы наряду с приведенным мог бы быть и другой вариант: покосившаяся хатенка около школы. Это обусловлено употребление словосочетания в речи, степенью смысловой связи различных членов словосочетания. При этом структурно рассматриваемый тип не меняется; 6) таким образом, сложные словосочетания по существу всегда парны: в основе их всегда лежит модель простого, двусловного словосочетания. Вторая группа состоит из сложных словосочетаний такой структуры: стержневое слово плюс зависимое от него простое словосочетание. Таковы адъекватные словосочетания в приведенных предложениях: 1) . сколько я видел прекрасных молодых людей, достойных лучшей участи.; 2) Налево, параллельно дороге, тянулся холм, кудрявый от мелкого кустарника; 3) Необычная для начала весны раскохалась теплынь. Отношения между компонентами в структуре таких сложных словосочетаний графически обозначаются так:

достойных [лучшей участи] Сложные словосочетания этого типа характеризуются номинативным единством. Следует отметить, что сложные словосочетания рассматриваемого типа могут быть подразделены на две подгруппы: а) такие, которые могут выступать только как трехсловные, так как без пояснительного слова при зависимом существительном они были бы семантически, по смыслу недостаточны: шел полной достоинства походкой; б) такие, наряду с которыми возможны и простые двусловные: судья с бледным лицом поднял веки. В качестве зависимого члена в таких сложных единицах могут выступать адъективные, субстантивные и глагольные словосочетания:

[полная достоинства] походка Все сказанное относительно адъективных словосочетаний этой группы полностью относится и к субстантивным. В частности, и здесь можно выделить такие разновидности: а) словосочетания, которые могут употребляться только как трехсловные, так как главное слово зависимого словосочетания без пояснительного семантически неполноценно; б) словосочетания, наряду с которыми возможны и простые, двусловные сочетания. К этой же группе примыкают сложные субстантивные словосочетания такого типа, как: солдат с винтовкой в руках, скатерть в пятнах по краям и т.д. Сложные словосочетания с такой же структурой обнаруживаются и в системе глагольных. Таковы, например: Танки горели голубым пламенем среди белых ромашек; быстрыми шагами она шла к дому. Характерные особенности второй рассмотренной нами группы сложных словосочетаний заключаются в следующем: 1) В качестве зависимого компонента, распространяющего стержневое слово, здесь выступает не отдельное слово, а простое словосочетание. Не теряя своего семантического номинативного единства, оно в целом дополняет в каком-либо отношении распространяемое им стержневое слово и вместе с последним выражает хотя и более сложное, но единое значение: кудрявый [от мелкого кустарника], достойных [лучшей участи]. 2. При этом зависимое слово в распространяющем простом словосочетании грамматически и по смыслу связано с главным словом только этого простого словосочетания. Лишь через него в его составе связывается оно с главным словом всего сложного словосочетания. Этим, в частности, сложные словосочетания второй группы отличаются от сложных словосочетаний первой группы, в которых оба зависимых слова не будут связаны друг с другом, грамматически зависят от главного слова распространяемого простого словосочетания. 3. В связи с этим, в отличие от сложных словосочетаний первой группы, в сложных словосочетаниях второй группы варианты к группировке составляющих их компонентов исключены. 4. Вместе с тем, как и словосочетания первой группы сложные словосочетания второй группы по существу своему всегда парны в том смысле, что в основе их построения всегда лежит модель простого двусловного словосочетания. К третьей группе относятся сложные словосочетания с такой структурой: стержневое слово плюс два (или три) зависимых слова, не связанных друг с другом и не образующих словосочетания. Таковы некоторые глаголы приставочного образования, «в самой грамматической структуре» которых бывает заложена «способность распространения сразу двумя существительными», например: вложить патрон в ружье. Сюда же относятся некоторые субстантивные словосочетания, например: превращение пустыни в сад и т.д. Нетрудно заметить, что и в третьей группе в основе построения лежит модель простого двусловного словосочетания. До сих пор шла речь о сложных словосочетаниях, состоящих из трех слов. В таких словосочетаниях наиболее четко выступают структурные особенности сложного словосочетания. Конечно, наряду с трехсловными встречаются сложные словосочетания с четырьмя, пятью и больше полнозначными словами. Даже при самом большом усложнении словосочетания способы сцепления составляющих его элементов сохраняются: в основе построения лежат различные типы сложных словосочетаний, а в конечном счете – модели двусловных, простых словосочетаний. 2.2. Взгляд Н.Ю. Шведовой Н.Ю. Шведова словосочетания делит на простые, сложные и комбинированные. Простое словосочетание образуется на основе: 1) одиночной связи; 2) двойной или тройной сильной связи и 3) такого соединения сильной и слабой связи, при котором слабая связь осуществляется только при наличии сильной связи. Именно эти случаи могут быть названы сложными словосочетаниями, а те, которые В.В. Виноградов и Н.Н. Прокопович называли сложными словосочетаниями, являются сетями, цепочками, сочетаниями словосочетаний, а не отдельными словосочетаниями. Соответственно, по мнению Н.Ю. Шведовой, простые словосочетания могут быть двучленными ( читать книгу, новый дом), трехчленными (дать книгу ученику, спасти жизнь бойцу) и четырехчленными (перевести книгу с русского на хинди). Простое словосочетание является минимальной конструкцией на уровне словосочетаний. На основе этой минимальной конструкции образуются конструкции усложненного типа – сложные и комбинированные словосочетания. Сложное словосочетание образуется на основе двух и более разных связей, исходящих от одного стержневого слова, например: увлеченно читать книгу (увлеченно читать и читать книгу). Комбинированное словосочетание образуется на основе связей, исходящих от разных стержневых слов; зависимое слово в таком словосочетании одновременно является стержневым словом какого-то простого (или сложного) словосочетания, например: увлеченно читать интересную книгу (увлеченно читать, читать книгу, интересная книга). В зависимости от того, какое слово в словосочетании является стержневым, все простые (и сложные) словосочетания делятся на глагольные (стержневое слово – глагол), субстантивные (имя существительное), адъективные (прилагательное или порядковое числительное) и наречные (наречие). Словосочетание имеет свое собственное значение: это значение равно отношению, которое возникает между знаменательными словами, соединившимися на основе того или другого вида подчинительной связи. Классификация словосочетаний по значениям проводится внутри простых словосочетаний; ни в сложных, ни в комбинированных словосочетаниях нет единого значения: в них представлена сумма значений соединившихся простых словосочетаний. Для подавляющегося большинства слов возможно абсолютивное (пишет, сочиняет, умеет писать) и неабсолютивное (пишет письма) употребление. При абсолютивном употреблении позиция зависимой формы при данном слове остается незанятой; при неабсолютивном употреблении позиция зависимой формы при данном слове занята грамматически подчиненной ему словоформой. В тех случаях, когда категориальными свойствами слова в случае его неабсолютивного употребления предопределено регулярное обязательное появление при нем определенной зависимой словоформы и, соответственно, возникновение определенного вида синтаксических отношений, между таким словом и подчиненной ему словоформой возникает сильная связь. В тех случаях, когда появление такой зависимой словоформы не предопределено как регулярное в случае неабсолютивного употребления главенствующего слова, возникает слабая связь. Сильная связь: зависимое слово обязательно, необходимо, его нельзя вычеркнуть. Слабая связь: зависимое слово необязательно, может отсутствовать, его можно легко выбросить, устранить, вычеркнуть. На основе характера связи и формальных средств выражения зависимости все подчинительные связи делятся на согласование, управление и примыкание. Изучая «Грамматику русского литературного языка», мы заметили, что Н.Ю. Шведова иногда сама себе противоречит. Говоря о том, что к простым словосочетаниям относятся такие, которые образуются на основе двойной или тройной сильной связи и такого соединения сильной и слабой связи, при котором слабая связь осуществляется только при наличии сильной связи, она приводит примеры таких словосочетаний в параграфе о сложных словосочетаниях, например: тереться боком о забор, оставить товар за покупателем, дважды повторить приказание, снова велеть сыну ехать, ехать от Москвы до Ленинграда, ждать от полуночи до утра, ходить от дома к пруду, легко перевести книгу с русского на немецкий. Н.Ю. Шведова относит к простым такие словосочетания, которые мы будем рассматривать как сложные с необходимой связью, например: отдать книгу ученику, снабдить экспедицию снаряжением, допустить студента к экзамену, вбить гвоздь в стенку, велеть ученику читать, научить сына плавать, спасти жизнь бойцу, сходить отцу за папиросами, упасть на шею другу. В отличие от В.В. Виноградова Н.Ю. Шведова дает такое определение словосочетанию: «Словосочетание – это синтаксическая единица, образующаяся соединением двух или более знаменательных слов (слова и словоформы) на основе подчинительной грамматической связи – согласования, управления или примыкания – и тех отношений, которые порождаются этой связью». 1 2.3. Взгляд А.С. Попова А.С. Попов говорит, что слова, входящие в предложение, образуют цепь, сочетаются между собой в определенной последовательности. Цепь связанных слов можно расчленить на простейшие сочетания, которые мы назовем звеньями. Звено – это наименьшее сочетание знаменательных слов в составе предложения, организованное на основе свободных синтаксических отношений. Свободные синтаксические отношения противопоставляются несвободным, которые наблюдаются во фразеологизмах и синтаксически неразложимых сочетаниях. В составе звена на месте знаменательного слова могут употребляться фразеологизмы или синтаксически неразложимые сочетания. Назовем эти элементы звена членами. Выделим три вида звеньев в составе предложения: словосочетание, ряд и группу. Каждое звено соотносится с определенным типом связи слов. Типы связи – это общие принципы грамматических отношений между членами предложения – как с точки зрения значения, так и с точки зрения внешнего проявления этого значения. Выделим три типа связей слов: подчинение, сочинение и параллелизм. Словосочетание возникает на основе подчинительной связи, ряд – сочинительной, группа – параллельной. Словосочетание – это замкнутое двучленное звено, состоящее из господствующего и зависимого члена. Показатель отношения имеется только при одном, зависимом, члене словосочетания. Зависимый член обязательно нуждается в господствующем, так как обусловлен им, определяется им. Потребность господствующего члена в зависимом может быть обязательной в том случае, когда пропуск зависимого члена разрушает целостность конструкции или создает ее смысловую недостаточность. Но эти обязательные связи – разного качества. В предложении Прозрачная вода цвета зеленоватой лазури лежала внизу (Паустовский) выделяются следующие словосочетания: вода лежала, прозрачная вода, вода цвета, цвета лазури, зеленоватой лазури, лежала внизу. В словосочетании вода цвета зависимый член семантически нуждается в другом зависимом члене – лазури. Несколько иного типа потребность наблюдается в тех случаях, когда переходный глагол нуждается в прямом дополнении: копать колодец, решить задачу, построить дом. Связь слов в словосочетании может быть осложнена обособлением, которое ослабляет или видоизменяет эту связь, экспрессивно выделяя определенный член: Травкин, занятый своими мыслями, вышел из дома. (Казакевич). В этом предложении обособление наслаивается на связь, имеющуюся между словами Травкин и занятый. Подчинение отражает неравенство, зависимость разных реалий. Но это значение неравенства выражается особым способом, в зависимом члене, в его форме. Согласно изложенной точке зрения, словосочетание нельзя считать «соотносительным со словом сложным наименованием» (В.В. Виноградов). Словосочетание рождается и живет в предложении, является звеном в цепи слов в составе предложения. Словосочетания можно расчленять на группы по разным основаниям. Можно учитывать виды подчинительной связи – согласование, управление, примыкание. Можно учитывать роль словосочетания в организации предложения и характер синтаксических отношений; в этом случае следует выделять предикативные и непредикативные словосочетания. Учитывая закономерности построения словосочетаний, тот факт, что на организацию словосочетания влияют «сочетательные» возможности частей речи, их валентность, можно делить словосочетания по морфологической природе господствующего члена. В предикативных словосочетаниях указанный фактор играет второстепенную роль, а потому данная классификация удобна лишь для непредикативных словосочетаний. Словосочетания можно подразделять по степени и характеру их членимости – нечленимости. В этом отношении можно выделить, во-первых, фразеологические и нефразеологические словосочетания (вывести на чистую воду и вывести из комнаты); во-вторых, синтаксически неразложимые и синтаксически разложимые словосочетания (два мальчика, один из учеников и книга товарища, человек роста); в-третьих, синсемантические (т.е. недостаточные сами по себе, выступающие обязательно совместно с другими словосочетаниями) и автосемантические (т.е. достаточные сами по себе) – девушка с глазами, человек роста и девушка с родинкой, человек дисциплины. Фразеологические и синтаксические неразложимые словосочетания выступают в качестве членов, элементов свободного словосочетания. Имеются своеобразные словосочетания, в которых один член в свою очередь является словосочетанием, причем свободным: (мать пришла) усталая, (Симонов уходит) сконфуженным, (не видел товарища) плачущим. Ряд – это незамкнутое звено; в принципе оно может состоять из неограниченного количества членов, объединяемых на основе равноправия, которое обычно подчеркивается одинаковой подчинительной связью каждого из них с каким-либо общим членом. Каждый член ряда связан по двум направлениям: с другим членом того же ряда и общим для всех подчиняющим или подчиненным членом. В ряде нет господствующего и зависимого члена. Показатели связи располагаются между членами ряда, не локализуясь в каком-либо одном из них, как при подчинении. Ряд организуется с помощью сочинительных союзов и перечислительной интонации. Интонация – обязательное средство, союзы – необязательное, но более рельефное, определенное. В соответствии с этим ряды можно разделить на союзные и бессоюзные. Важный признак ряда – его незамкнутость. Но имеются и замкнутые ряды, т.е. ряды, состоящие из определенного числа членов (обычно двух) и неспособные пополняться новыми членами. Таковы ряды, образованные двойными союзами как. так и, не только. но и, насколько. настолько, хотя и. но; .от повторения же снижалась как свежесть, так и степень воздействия (Л. Леонов); Запах кофе распространяли не только фелюги, но и мелкая галька на берегу (К. Паустовский). Замкнутыми бывают обычно ряды, организуемые с помощью противительных союзов а, но. Очень слабое замыкание может осуществляться союзом и: .вся деревня провожала его в голубых, зеленых, желтых, красных и синих рубашках, кофтах и платках (В. Каверин). Однако замыкание при сочинении отличается от замыкания при подчинении: при сочинении нет господствующего и зависимого члена. Члены ряда обозначают разные реалии, равные в каком-либо отношении. Сочинительная связь не взаимодействует с обособлением. Ряды входят в состав словосочетаний. Целостность ряда бывает иногда более отчетливой. Об этом могут сигнализировать слова подчинения, связанные с рядом ( Здесь стояли стол и две скамейки. Э. Казакевич), вынесение предлога, который относится к каждому из членов ряда (Роса серебрилась по мокрым, пахучим, густым цветам и травам. И. Бунин). Ряды можно формировать по разным основаниям. Ряды бывают союзные и бессоюзные, замкнутые и незамкнутые. Союзные ряды по видам сочинительной связи делятся на соединительные, противительные, разделительные. Наконец, ряды можно разделить на абсолютные и относительные. Члены абсолютных рядов обнаруживают полное синтаксическое равенство, относительные ряды – лишь частичное равенство членов, зависящее от условий контекста или ситуации. Относительные ряды – это контекстно-ситуативные ряды: .он об этом никогда и никому не сказал. (Ю. Либединский); .пахло и снегом и из пекарен (И. Бунин). Группа образуется на основе параллельной связи. Оба эти понятия (группа и параллелизм) не являются традиционными, общепринятыми. Термин «параллельная связь» встречается у Д.Н. Овсянико-Куликовского и Н.Н. Дурново. А.М. Пешковский отмечал своеобразие явлений, относимых нами к группе, но считал, что в них проявляется сочинительная связь. Мы находим, что группу образуют следующие явления традиционного синтаксиса: 1) сочетание приложения и определяемого слова (к концу второго года жизни «у лося-бычка вырастают раздвоенные рога, или вилки». С. Огнев); 2) сочетание ряда и обобщающего слова (хлеб, лен, клевер, горох – все горело. Ю. Казаков); 3) сочетание обстоятельственных членов, в котором легко развиваются отношения уточнения (далеко за туманными кустами на луговой стороне горел костер. К. Паустовский); 4) сочетание уточняемого и уточняющего членов (отсюда, с высоты , ярко белевшие домики казались беспорядочно рассыпанной по траве речной галькой. М. Шолохов); 5) сочетание двух согласованных определений, из которых одно уточняет другое, - по сведениям некоторых учебников, один из случаев однородных определений ( внешней механической памятью Чехов не отличался. А. Куприн). Члены группы по-разному обозначают одну и ту же реалию. В таких случаях, как утес-великан, мальчик-брюнет, мы имеем не обозначение предмета и признака его, а двоякое обозначение одного и того же предмета, причем так называемыми приложениями предмет часто обозначается по его признаку (старуха, красавец, весельчак). Члены группы в одних своих признаках подобны членам словосочетания, в других – членам ряда. Члены группы по своей форме не зависят друг от друга. Их форма определяется одинаковым подчинительным отношением к третьему члену. Поэтому каждый из членов группы может быть удален из предложения при сохранении его структурной целостности. Если же мы удалим в словосочетании господствующий член, структура предложения нарушится, обнаружится неполнота. В форме членов группы не обнаруживается их связь. Неверно говорить о согласовании существительного с другими существительными, так как грамматические категории существительного являются «отраженными», как это наблюдается при типичном согласовании (ср.: черный хлеб, весна пришла и девочка-подросток, старуха-мать). Группа представляет собою незамкнутое звено (В Митаве жил Калиостро и блистала красавица авантюристка герцогиня Кингстон. К. Паустовский). В группе отсутствует интонация перечисления, характерная для ряда. Но члены группы объединяются, как и члены ряда интонацией, а порою и союзами. А.М. Пешковский отмечал, что для группы характерно цельное произношение в один прием, ритмическое объединение, ритмическое согласование. В группе употребляются особые союзы: то есть, или, а именно, как-то и др. В группе, как и в словосочетании, возможно обособление (Легкий туман, предвестник осени, стлался над озером. Э. Казакевич). Анализ традиционных случаев обособления как будто показывает, что оно наблюдается при подчинении. Но это наблюдение следует расширить. Обособление присутствует, когда есть неравенство связанных между собой членов предложения. Однако не всякое неравенство оформляется как подчинение – оно может быть оформлено в виде параллельной связи. В группе имеется лексическое и логическое неравенство членов (в большей или меньшей степени). Это неравенство не отражается на форме членов группы, но может получить выражение с помощью обособления. В этом случае следует говорить об особой разновидности параллельной связи – об уточнении, о пояснении. Но неравенство членов группы отличается от неравенства членов словосочетания: в группе нет формально господствующего и зависимого членов. Из сказанного вытекает, что параллелизм группы лишь формальный, но не смысловой, не интонационный. Параллельная связь – это такая связь членов предложения, когда один из них семантически и интонационно (а иногда и союзом) связан с другим и называет ту же самую реалию, но в то же время по своей морфологической форме не зависит от другого. Вместо избранной нами терминологии (звено, словосочетание, ряд, группа) можно было бы говорить о подчинительных, сочинительных и параллельных словосочетаниях, но и этот последний термин еще в работах Ф.Ф. Фортунатова закреплен именно за подчинением. Итак, мы придерживаемся того, что словосочетание двучленно (синтагма), имеет одну связь (согласование, управление, примыкание). В словосочетании всегда один компонент главный, стержневой (или «хозяин»), а другой – зависимый (или «слуга»). У одного «слуги» один «хозяин». Но есть исключения, например: я застал соседку плачущей. Я застал соседку плачущей В этом словосочетании оба зависимых слова относятся к одному «хозяину»: застал соседку, застал плачущей, но между этими словами есть еще одна связь – необходимая или обязательная. Такие словосочетания и будем называть сложными. III. Виды сложных словосочетаний 3.1. Сложные словосочетания Как мы уже поняли, вопрос о словосочетании является дискуссионным. Сам Виноградов В.В. говорил, что простые словосочетания двусловны, а все остальные сложные. Н.Н. Прокопович тоже придерживается такого мнения. Н.Ю. Шведова утверждает, что простые словосочетания могут быть и трехсловны и четырехсловны (и даже больше). Т.е. разные ученые придерживаются разных мнений. Мы признаем мнение, что сложные словосочетания – это те, в которых есть 2-3 связи и между ними еще необходимая (общая) связь: 1 связь 2 и более связи простое словосочетание цепь словосочетаний 2, 3, 4 связи, но при наличии общей связи сложное словосочетание Приведем примеры: читать книгу, писать письмо – одна связь. Это простые словосочетания. Они говорили о человеке большого таланта. Они говорили, говорили о человеке, человеке таланта, большого таланта. Схематично это можно показать так: Они говорили о человеке таланта большого Здесь цепь словосочетаний. Три года назад пришлось сменить военный мундир на гражданский костюм. Расчленение его на словосочетания: пришлось сменить, сменить три года назад, сменить мундир, военный мундир, сменить на костюм, гражданский костюм. Можно заметить, что в словосочетании сменить мундир требуется дополнительная связь сменить мундир на костюм. Схематически это будет выглядеть так:

пришлось сменить

три года назад

мундир

на костюм

военный

гражданский

Волнистой линией покажем ту самую дополнительную (общую) связь. Словосочетание рождается и живет в предложении, является звеном в цепи слов в составе предложения. Словосочетание возникает на основе подчинительной связи, где одно слово обязательно подчиняется другому. При этом, по мнению Пешковского, в словосочетаниях, состоящих более чем из двух слов, есть всегда одно слово абсолютно самостоятельное, т.е. такое, которое ни от чего не зависит, одно или несколько слов абсолютно несамостоятельных, т.е. таких, которые сами зависят от других и от которых ничего не зависит, и ряд слов, одновременно и самостоятельных, и несамостоятельных: самостоятельных по отношению к одним и несамостоятельных по отношению к другим словам.

сестра нашла мою ручку

абсолютно самостоятельное

абсолютно несамостоятельное

В этом примере мы видим последовательное подчинение слов друг другу. Очень часто одно слово подчиняет себе одновременно несколько слов, некоторые из этих слов, в свою очередь, могут подчинять себе по несколько слов: Я быстро пишу тупым карандашом требование прислать немедленно вооруженный отряд милиции.

я пишу

быстро

карандашом

требование

тупым

прислать

немедленно

отряд

вооруженный

милиции

Таким образом, наряду с простой последовательностью подчинения наблюдается и постоянное разветвление его. «Такое «разветвленное» подчинение нескольких слов одному называется соподчинением, а последовательное подчинение слова за словом друг другу – включением. Само собой разумеется, что при обратимости отношения, когда она давно выражено в обоих соотносящихся нет той основной причины, которая могла бы создавать неравенство отношений, и, таким образом, отношения должны представляться равными. По сравнению с подчинением мы будем называть такое соотношение сочинением». 1 Для наглядности покажем схематически: А Б В Г

Схема А – связь в словосочетании сестра нашла мою ручку (включение). Схема Б – связь слов в словосочетании я быстро пишу. (включение и соподчинение). Схема В – связь слов в словосочетании слабый свежий ветерок играл волосами открытых голов и лентами (включение, соподчинение и сочинение соподчиненных элементов). Схема Г – связь слов в словосочетании в лесу ночной порой и дикий зверь, и лютый человек, и леший бродит (включение, соподчинение и сочинение соподчиненных элементов). Кружки обозначают слова, прямые линии - подчинение нижних слов верхним, кривые линии – сочинение. Подчинение, в свою очередь, распадается на три крупные рубрики управление, согласование и примыкание. Управлением называется такой вид синтаксической связи, когда употребление определенной формы косвенного падежа существительного, предметно-личного местоимения или субстактивированного прилагательного (без предлога и с предлогом) обусловлено грамматическим или лексико-грамматическим значением другого, господствующего слова. Это слово для раскрытия и распространения своего смысла как бы требует определенной зависимой от него формы косвенного с личным или предметным значением, например: решить задачу, войти в лес, отправление поезда, интерес к науке и т.п. Согласованием обычно называется такой вид синтаксической связи, когда формы сочетающихся слов соотносятся по общим однозначным или однотипным морфологическим категориям рода, числа, а для имен – также падежа, для глаголов – лица и числа, причем определяющее слово всегда соответствует в этом отношении определяемому, например: зеленая улица, по зеленой улице, у зеленой улицы и зеленый город, по зеленому городу, у зеленого города и т.п. Примыканием называется такой вид синтаксической связи, когда зависимость одного слова от другого, господствующего над ним, выражается не флективными изменениями зависимого слова, не его формами, а лишь его смыслом, несамостоятельным характером выражаемого им грамматического отношения, например: внимательно выслушать, поверить на слово, слушать молча и т.п. Мы в своей работе будем рассматривать такой вид подчинительной связи как управление. Управление, в свою очередь, может быть сильное и слабое. 3.2. Сильное и слабое управление Под сильным управлением мы понимаем такую зависимость существительного или предлога с существительным от глагола, при которой между данным падежом или данным предлогом с данным падежом, с одной стороны, и словарной или грамматической стороной глагола, с другой стороны, есть необходимая связь (нельзя опустить зависимый компонент). Например: вижу что, смотрю на что. Если вижу управляет винительным падежом и не может сочетаться с предлогом на, а смотрю, наоборот, управляет преимущественно предлогом на (смотрю на что) и гораздо реже беспредложным винительным (смотрю картины). Вполне естественно, что название предмета, уже воспринятого зрительным процессом, уже вошедшее в сознание, ставится в непосредственную связь с глаголом (вижу что), а название предмета, на который еще только направлен процесс, ставится в связь со словом, выражающим эту направленность (смотрю на что);если же мы говорим смотрю выставку, смотрю картины, то вместе с беспредложным винительным сюда прокладывается и результативное значение глагола: глагол уже обозначает не чистый процесс, а процесс с результатом. Сравним далее: ем что, повреждаю что, присматриваюсь к чему и т.д. во всех этих случаях между глаголом и падежом оказывается необходимая связь и это сказывается в том, что нельзя сказать «ем чему», «присматриваюсь во что» и т.д., нельзя опустить зависимый компонент. Теперь сравним со всеми этими сочетаниями сочетание умер 22 февраля. Есть ли здесь необходимая, внутренняя связь между родительным падежом существительного и значением глагола. Конечно, нет. Это сказывается в том, что на место умер можно поставить любой глагол, потому что все решительно можно проделать 22 февраля. Точно так же сочетание предлога с с творительным падежом хотя и может в известных случаях вступать во внутреннюю связь с глаголом (спорю с кем, ссорюсь с кем, мирюсь с кем), но может и не вступать (стою с кем, чихаю с кем, умираю с кем и т.д.), потому что нельзя себе представить такого действия, которое нельзя было бы проделывать, или состояния, которое нельзя было бы переживать совместно с кем-либо другим. Поскольку сочетание это сопровождает не внутреннюю связь, а простое сопровождение действия или состояния одного субъекта таким же действием или состоянием другого, ясно, что оно всеобще, что оно приложимо к любому глаголу. Вот такую-то зависимость существительного или предлога от глагола мы и будем называть слабым управлением (можно опустить зависимый компонент). Слабоуправляемые члены распространенного предложения имеют некоторые особенности по сравнению с сильноуправляемыми, а именно: 1. Отнесение их к тому или иному слову часто зависит от порядка слов. В сочетании человек в белой шляпе пошел с нами мы можем отнести сочетание в белой шляпе не только к глаголу, но и к слову человек, так что сочетание это будет характеризовать данного человека; в сочетании же человек пошел с нами в белой шляпе мы отнесем уже только к глаголу. Так как слабоуправляемый член не связан прочно ни с каким определенным словом, то он и тяготеет всегда к ближайшему слову. Напротив, сильноуправляемый член никогда не теряет связи с тем словом, которым он управляется, как бы далеко оно не было отодвинуто от него. 2. Там, где порядок слов не дает прямых указаний, огромное значение приобретают речи, вообще не грамматические причины, которые не имеют никакого значения при сильном управлении. Так, в предложении ешь пирог с грибами мы отнесем сочетание с грибами к слову пирог, а в предложении ешь блины с икрой отнесем такое же сочетание к сказуемому ешь. И это, конечно, не по грамматическим причинам, а только потому, что грибы - в пироге, а икра – на поверхности блина. 3. Слабоуправляемые члены, вследствие все той же слабости сцепления своего с другими словами, легко отрываются от других слов и переходят в разряд обособленных членов предложения, чего с сильноуправляемыми никогда не бывает. 4. Слабоуправляемые члены часто бывают сцеплены не с отдельными словами, а с целыми словосочетаниями, например: Чтоб ты мне не смела высовываться из двери, пока я не приду!, где дательный падеж невозможно понимать как зависящее исключительно от глагола смела. 5. Слабое управление создает иногда прямую двусмысленность словосочетания, разрешаемую только вещественными условиями и контекстом. Так, сочетание я знал его ребенком одинаково может обозначать и то, что я в то время был ребенком, и то, что он в то время был ребенком. При слабом управлении легко вычеркнуть, опустить зависимый член. С другой стороны, в области сильного управления можно различать разные степени силы, т.е. разные степени той необходимости связи между падежом (или предлогом с падежом) и глаголом, которую мы нашли в сильном управлении. Так, например, между глаголом лежать и предлогом на с предложным падежом (лежать на кровати, на полу) известная связь, несомненно, есть (ср.: пить чай на кровати, разговаривать на кровати и т.д., где связи уже никакой нет), но она ничтожна по сравнению с такими случаями, как настаивать водку на апельсине, настаивать на своих правах. В первом случае глагол по своему значению (определенное положение в пространстве) связан с целым рядом предлогов и падежей с пространственным значением (лежать на чем, в чем, при чем, у чего, под чем и т.д.), и с тем же рядом связан всякий глагол, обозначающий то или иное положение в пространстве (стоять, висеть, торчать и др.). Во втором случае мы имеем индивидуальное сцепление именно данного глагола с данным предлогом и падежом, причем никакой другой предлог или падеж в порядке сильного управления здесь невозможен (в порядке слабого управления, понятно, известные падежи и предлоги могут быть при каждом глаголе, так как в этом сущность слабого управления: можно настаивать на своих правах, на кровати, 22 февраля, с товарищем, в детстве и т.д.). В одном случае перед нами минимум необходимой связи, в другом – максимум. Явление сильного и слабого управления по отношению к глаголам создает деление их на переходные и непереходные. Переходными мы называем глаголы, способные в той или иной мере к сильному управлению, а непереходными – неспособные к нему (жить, умирать, расти, потеть и т.д.). В зависимости от того, управляет глагол падежом или предлогом с падежом, можно различать непосредственно переходные и посредственно переходные глаголы. Непосредственно переходные глаголы могут, далее, делиться на более мелкие разряды в зависимости от того, каким именно падежом они управляют. Одни управляют родительным падежом (боюсь, пугаюсь, слушаюсь, стыжусь и др.), другие – дательным (даю, дарю, угождаю, нравлюсь и др.) и т.д. многие глаголы принадлежат одновременно к двум из этих разрядов, так как управляют зараз двумя падежами (двойное управление) даю кому что, запрещаю кому что, предпочитаю чему что, желаю кому чего, лишаю кого чего и т.д. Некоторые глаголы соединяют при этом непосредственное управление с посредственным: завидую кому в чем, мщу кому за что, разочаровываю кого в чем и т.д. Итак, можно сказать, что сильное управление – это обязательность требования или определенной формы зависимого компонента, или определенной позиции. Среди сложных словосочетаний существуют словосочетания с ярко выраженной или обязательной связью, это когда в словосочетании не хватает еще одного зависимого компонента, например: застал соседку плачущей, сменил мундир на костюм, поездка из Петербурга в Москву, обрекли леса на гибель, трансформация концерна в фирму, подписывает с директором контракт, не имеет под собой почвы, вкладывать в проект средства, добираться от хутора в хутор и т.п. Нельзя сказать только застал соседку (напрашивается вопрос где? или с кем? и т.д.), сменил мундир, поездка из Петербурга, обрекли леса, трансформация концерна, подписывает с директором, не имеет под под собой, вкладывать в проект, добираться от хутора. Все эти сочетания являются недостаточными, в этом случае требуется дополнительный компонент, поэтому эти связи называются сильными. Но есть такие словосочетания, в которых эта связь выражена не очень ярко, т.е. является не обязательной, например: поезд шел из Москч в Петербург. Можно сказать: поезд шел из Москвы, поезд шел в Петербург; ездят на машинах по делам (ездят на машинах, ездят по делам); пишу сценарии для студии (пишу сценарии, пишу для студии); познакомится с проблемами на месте (познакомится с проблемами, познакомится на месте); посетит Иран с визитом (посетит Иран, посетит с визитом); рассмотреть закон на заседании (рассмотреть закон, рассмотреть на заседании); передать настроение Олегу (передать настроение, передать Олегу); подписывает контракт с директором (подписывает контракт, подписывает с директором) и т.д. Можно заметить, что в этих словосочетаниях один зависимый компонент можно как бы выбросить. Такая связь в словосочетаниях является слабой. 3.3. Типы сложных словосочетаний Рассмотрим, какие типы сложных словосочетаний встречаются. Как было в языке уже сказано, сложные словосочетания – это словосочетания с двумя или более связями, но при наличии третьей общей связи. Обычно словосочетание имеет одну связь, а если две и более, то это уже цепь словосочетаний: Машины пользуются большим спросом (3 связи): 1) машины пользуются; 2) пользуются спросом; 3) большим спросом. Уничтожить чужеродный материал (2 связи): 1) уничтожить материал; 2) чужеродный материал. Нашли силы противостоять взрослым (3 связи): 1) нашли силы; 2) силы противостоять; 3) противостоять взрослым. Стали свидетелями обострения кризиса (3 связи): 1) стали свидетелями; 2) свидетелями обострения; 3) обострения кризисов. Заслушал доклад директора ЦРУ (3 связи); облепили колонны концертного зала (3 связи); приостановить из-за недостатка средств (2 связи), удерживали натиск огня (2 связи), находится на пороге больших перемен (3 связи), совершили выход в открытый космос (3 связи), говорили о человеке большого таланта (3 связи). О словосочетании говорили о человеке большого таланта нужно сказать отдельно. Это синсемантическое словосочетание (недостаточно само по себе). Нельзя сказать человек таланта, т.е. сочетание человек большого таланта является неразложимым сочетанием. Как было уже сказать, приведенные выше словосочетания являются цепью словосочетаний, т.к. между ними не одна связь, но между собой они не связаны общей связью, а сложные – имеют общую связь: обратиться к владельцам с заявлением. обратиться к владельцам с заявлением почувствовать горечь во рту почувствовать горечь во рту засыпали начальников вопросами засыпали начальников вопросами сменить мундир на костюм сменить мундир на костюм заплатить большую цену за пассивность заплатить цену за пассивность большую ходили строем на демонстрацию ходили строем на демонстрацию пододвинуть стол к стене и т.п. пододвинуть стол к стене Уже было сказано, что сильное управление – это обязательность требования или определенной формы зависимого компонента или определенной позиции. Можно предсказать, какой глагол с каким падежом сочетается, т.е. какой глагол трбует обязательного управления каким-то падежом. Например, глаголы избирать, ненавидеть, уважать, посетить, строить, изучать, найти требуют только винительного падежа: избирать депутата, ненавидеть врага, уважать друга и т.п. Глаголы достигнуть, накупить, хотеть, жаждать, добиваться, домогаться, бояться, стыдиться, опасаться, дичиться, касаться, слушаться, набраться, напиться, натерпеться сочетаются только с родительным падежом: достигнуть цели, бояться тигра, касаться ткани, слушаться отца, напиться воды и т.п. Дательного падежа требуют такие глаголы, как радоваться, удивляться, верить, поклоняться, аплодировать, помогать, служить, уступать, завидовать, доверять, угождать, вредить, мешать, угрожать, надоесть, опостылеть, следовать, вторить, повиноваться, подчиняться, принадлежать, внимать, понравиться, приглянуться, отвечать, возражать, мерещиться, предшествовать, например: радоваться оценке, угождать маме, наскучить собеседнику, понравиться парню и т.п. Творительного падежа требуют глаголы: интересоваться, восхищаться, увлекаться, пленяться, восторгаться, наслаждаться, отличаться, светиться, блистать, пылать, питаться, двигаться, шевелиться, топать, скрежетать, вилять, качать, цепляться, руководить, ведать, распоряжаться, править, владеть, располагать, пользоваться, раздобыть, заниматься, жить, гордиться, хвастаться, кичиться, рисовать,. жертвовать, брезговать, обрасти, обмолвиться, торговать , например: интересоваться искусством, увлекаться музыкой, шевелить губами, топать ногами, вилять хвостом, рисовать красками, жить мечтой и т.п. Но есть такие глаголы, которые требуют несколько падежей. Такие глаголы, как прислать, попросить, одолжить, заслужить, достать, собрать, добыть, выпить, съесть, ждать, требуют винительного падежа или родительного. Например: попросить (что?) книгу, попросить (чего?) денег. А глаголы преисполниться, гнушаться требуют родительного падежа и творительного падежа. Существуют и такие глаголы, при которых требуется двойное глагольное управление. Это такие глаголы, как предоставить, отдать, уступить, возвратить, подарить, оставить, выдать, вручить, вверить, посвятить, присудить, показать, представить, рекомендовать, причинить, насыпать, объяснить, заявить, обещабть, поведать, внушить, прочитать, спеть, нарисовать, предпочесть. Такие глаголы управляют и обязательно требуют винительного / родительного падежей и дательного падежа. Например: предоставить отпуск работнику предоставить отпуск работнику выдать учебник ученику выдать учебник ученику причинить боль человеку причинить боль человеку вручить подарок другу вручить подарок другу насыпать овса лошадям насыпать овса лошадям передать тайну другу передать тайну другу спеть малышу песню спеть малышу песню предпочесть смерть позору и т.д. предпочесть смерть позору Глаголы, управляющие винительным / родительным падежами и творительным падежом: накрыть, наполнить, набить, заедать, запивать, заклеить, забить, завязать, засыпать, закидать, забросать, завалить, загрузить, обнести, огородить, обшить, окружить, пересыпать, усеять, усыпать, наградить, угостить, накормить, оделить, обойти, наполнить, поливать, нагрузить, обогатить, заслужить, добыть, отяготить, раздражить, утомить, удивить, поразить, пленить, утвердить, открыть, окрылить, морить, изображить, увидеть, назначить, вырастить, запомнить, поставить. Например: накрыть стол скатертью, наполнить стакан водой, окружить лес войсками, наделить детей гостинцами, заслужить награду усердием, обрменил друга поручением, пленил слушателей юмором и т.д. Глаголы, которые управляют дательным падежом и творительным: нарвиться, наскучить, надоесть, грозить, угрожать, жертвовать, отплатить, угодить, запомниться. Например: наскучил соседу болтовней, угрожают миру войной, жертвует другу состоянием и т.п. Такие глаголы, о которых сказано выше, требют обязательность формы, а есть такие, которые требуют обязательность позиции, например: находится в саду, за садом, у сада, около сада; рассказать текст, о тексте, про текст; вспомнить случай, о случае, про случай, насчет случая; известить о разговоре, про разговор, насчет разговора, относительно разговора и т.п. Существуют еще глаголы, которые требуют обязательного предлога и употребляются только с предлогом. Глаголы оторваться, отъехать, отвыкнуть, отличаться, отойти употребляются только с предлогом от: отвыкнуть от привычки, от ойти от дома. Глаголы сбежать, съехать, слезть требуют средлога с: сбежать с горы, слезть с кровати. Глаголы дойти, долететь, добраться, дожить, докатиться, дошагать, дохохотаться употребляются с предлогом до: долететь до неба, добраться до города. Глаголы выехать, выйти, вырваться, выстрелить требуют предлога из: выйти из дома, выстрелить из пистолета. Глаголы заслниться, загородиться – предлога от: заслониться от удара. Глаголы прикоснуться, припасть, прилипнуть, придвинуться, пристать, придраться, прислушаться, причалить, подойти, подъехать, подготовиться употребляются с предлогом к: припасть к ногам, прислушаться к совету. Глаголы всмотреться, вслушаться, вчитаться, влюбиться, войти, въехать сочетаются с предлогом в: влюбиться в девушку, вслушаться в речь. Глаголы вскочить, взлететь, взобраться – с предлогом на: взлететь на небо. Глагол заступиться за ребенка – с предлогом за. Глаголы подлезть, подползти, подделываться с предлогом под: подползти под диван. Глаголы перейти, переехать, перескочить с предлогом через: перейти через дорогу. Заметим, что с глаголами, требующими обязательность формы или обязательность позиции, связь можно предсказать, другими словами, предсказуемая связь и называется сильной связью в словосочетании. В таком словосочетаии, как рассмотреть закон на заседании имеется необходимая связь, так как если сказать рассмотреть на заседании, то будет не понятно, что рассмотреть, поэтому требуется зависимое слово винительного падежа. рассмотреть закон на заседании Хотя эта необходимая связь выражена не очень ярко, т.к. можно сказать рассмотреть закон и тут уже как бы не требуется никакого дополнения. А вот в словосочетании он сменил мундир на костюм: он сменил мундир на костюм необходимая связь выражена очень ярко. Если мы скажем сменил мундир, то почувствуем, что чего-то не хватает и сменил на костюм, тоже не хватает. Сравним два словосочетания: поездка из Петербурга в Москву и поезд шел из Петербурга в Москву. На первый взгляд они почти одинаковые, но если взять первое и разбить его на простые словосочетания поездка из Петербурга, поездка в Москву, то заметим, что чего-то не хватает, т.е. в словосочетании очень яркая связь: поездка из Петербурга в Москву Во стором словосочетании тоже получатся простые словосочетания: поезд шел, шел из Петербурга,. шел в Москву. Поэтому в этом словосочетании будет уже не очень яркая связь: поезд шел из Петербурга в Москву Очень яркая связь в словосочетании они берут вопросы на себя Не скажешь берут вопросы, берут на себя. А собирает заказы от клиентов связь уже не очень яркая, т.к. можно сказать собирает заказы, но нельзя сказать собирает от клиентов, сразу напрашивается вопрос что?. Такая же не очень яркая связь в словосочетаниях: она шлет открытки из Парижа, завод создал колонки в России, коллектив представлят продукцию на выставках, познают превратности без нянек, ловят хамелеонов на продажу, влияние планет на солнце, приступил к работе в Москве, предлагают покупателям товары, заслужить репутацию в мире, отправиться после обеда в городок, пошел от собора на улице, прислала в редакцию письмо. Очень ярко выражена связь в словосочетании представляет угрозу для дела. Разбив это сложное словосочетание на простые представляет угрозу, представляет для дела, заметим, что по отдельности они употребляться не могут, так как им не хватает дополнительной связи представляет угрозу для дела. Такая же яркая связь замечается в словосочетаниях провел встречу с председателем, вкладывал средства в проекты, не имеет под собой почвы, подводят пилу под корень, обрекли на гибель леса, провел переговоры с коллегой, натянули шапку на глаза, отправиться из Москвы в Нью-Йорк, принимаю на себя ответственность, приколола розу к платью, подкрепляет рассказ цитатами, ставит перед собой задачу, почувствовал горечь во рту, засыпали начальников вопросами, набрать в команду родственников, увеличить долю в структуре, превратилась из изделия в лайнер, признание банка банкротом,отбывает наказание в колонии, занял свою нишу в бизнесе. Как уже было сказано, есть словосочетания с неяркой связью, т.е. слабо выраженной. Например: ездят на машинах по делам, если разобъем его на простые ездят на машинах, ездят по делам, то заметим, что дополнительная связь здесь как бы и не требуется, но желательна. И к таким словосочетаниям еще относятся ходили строем на демонстрацию, пользуются в Америке спросом, сойти с конвейера через год, делиться профицитом с кредиторами, идет на рынок в продажу, вызывался в прокуратуру свидетелем, приходит на презентацию с предубеждением. Итак, сложные словосочетания – это словосочетания с двумя связями при наличии третьей обязательной, необходимой, дополнительной связи. З А К Л Ю Ч Е Н И Е Вопрос о словосочетании решается по-разному. Существуют разные теории словосочетания. Изучением словосочетания начал заниматься еще М.В. Ломоносов, продолжили Ф.Ф. Фортунатов, А.А. Шахматов, В.В. Виноградов, Н.Н. Прокопович, Н.Ю. Шведова и другие. В определении словосочетания и в понимании его отношения к предложению нет полного согласия и единства между разными научными грамматиками. Одни ученые рассматривают как словосочетания лишь те сочетания слов, которые соединены подчинительной связью; другие – называют словосочетаниями все сочетания слов, которые образуются в составе предложения и вычленяются из него, однако, все ученые признают, что словосочетание состоит не менее, чем из двух полнозначных слов, что оно организуется по законам и правилам соединения слов и их форм, присущих данному языку, и что оно выражает единое, хотя и сложное, расчлененное понятие, цельное значение. Можно сказать, что у Ф.Ф. Фортунатова более свободная теория словосочетаний, но даже в пределах одной теории получаются разные решения. Н.Ю. Шведова из ряда словосочетаний, кроме простых и сложных, выделяет еще и комбинированные словосочетания. В “Грамматике-70” она пишет, что “комбинированное словосочетание образуется на основе связей, исходящих от разных стержневых слов”.1 Приводит такие примеры: судья республиканской категории, револьвер марки Смита, приехать пятого мая, канал имени Москвы, турнир памяти Капабланки, видеть каждый день, готовый всякую минуту, работать новым методом, занятия лекционным путем, работать методом Иванова, пятнышко величиной с вишню, аренда сроком на год. Мы же такие словосочетания, вернее центральную его часть, называем синсемантические, т.е. недостаточные сами по себе, выступающие обязательно совместно с другими словосочетаниями, так как нельзя сказать судья категории, револьвер марки, приехать мая, канал имени, турнир памяти, видеть каждый, готовый всякую и т.д. Существуют разные точки зрения на классификацию. Предлагаем: предложение – это цепочка слов, звено цепочки строится на основе словосочетания, а словосочетание – это одна связь, где есть “хозяин” и “слуга”. У одного “слуги” один “хозяин”. Если же две связи – это цепь словосочетаний, если две связи при наличии третьей общей дополнительной связи – это сложное словосочетание. Графически это можно показать так: 1 связь 2 связи и т.д. простая связь комбинация (цепь) связей 2 и 3-я связь дополнительная сложная связь
[1] А.М. Пешковский, Русский синтаксис в научном освещении, 6-е изд. М., 1938. Стр. 63 1 Ф. де Соссюр, Курс общей лингвистики, М., 1938. Стр. 121. [2] А.А. Реформатский, Введение в языкознание, М., 1955. Стр. 253. 1 В.В. Виноградов «Вопросы изучения словосочетания». Вопросы языкознания, 1954, № 3. Стр.10. 2 «Грамматика русского языка» Т. II, ч.1. Стр.18-19. 1 Грамматика современного русского литературного языка. Академия наук СССР, 1970. – С.536. 1 А.М. Пешковский. Русский синтаксис в научном освещении. М., 1956. – С.57. 1 Грамматика современного русского литературного языка. Академия наук СССР, 1970. С.537.