Каталог :: Экономическая теория

Курсовая: Антимонопольная политика в странах с развитой рыночной

БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ФАКУЛЬТЕТ УПРАВЛЕНИЯ И СОЦИАЛЬНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ. КАФЕДРА ЭКОНОМИКИ УПРАВЛЕНИЯ БИЗНЕСОМ КУРСОВАЯ РАБОТА На тему: Антимонопольная политика в странах с развитой рыночной экономикой. Студент 2 курса ФУСТ, Специальности “Менеджмент”, Руководитель работы Анципович Е.М. Минск 2002

План

Введение

1. Антимонопольная политика: сущность, принципы, направления. 2. Антимонопольное регулирование в странах с развитой рыночной экономикой. 3. Государственное регулирование монополистической деятельности в Республике Беларусь. Заключение. Список литературы. Введение Проблемы монополизации хозяйственной жизни, конкуренция на товарных рынках привлекают сегодня пристальное внимание не только специалистов, но и широких слоев населения, так как существование монополий оказывает во многом негативное влияние рынок. Одним из негативных факторов является монопольная цена. Монопольные цены отклоняются от рыночных, создают дополнительные прибыли монополистам и одновременно облагают потребителя своеобразной “данью” в свою пользу. Покупатели вынуждены покупать товары по ценам, которые выше, чем в условиях конкурентного рынка. При этом рост цен наблюдается в основном на внутреннем рынке, и создается такая ситуация, когда цены на внутреннем рынке выше, чем на внешнем. Для укрепления такого положения монополисты создают искусственный дефицит на товары и услуги. Следовательно, наиболее явным внешним проявлением существования монополии является рост цен и наличие дефицита, стимулирование инфляционных процессов. Еще одним негативным фактором наличия монополий является торможение ими развития научно-технического прогресса. Ослабляя конкуренцию, монополия создает экономические предпосылки для ограничения введения в производство новшеств. Монопольное положение и вытекающие из него выгоды сводят на нет стимулы постоянного усовершенствования производства, увеличения эффективности. Возможность обойти конкуренцию приводит к замедлению экономического развития. Монополизация также приводит к деформации хозяйственных отношений и процессов. Создается структура, которая отвечает цели монополии — оптимизации монопольных прибылей. В этом случае возникает также неправильное распределение доходов (в пользу монополиста), в результате чего осуществляется неправильное размещение ресурсов. Кроме того, монопольные соглашения типа картельных могут содействовать сохранению экономически “хилых” предприятий, выделяя им соответствующие льготы и устанавливая цены на высоком уровне. Монополии фактически не дают исчезнуть нежизнеспособным предприятиям. Таким образом, монополия обуславливает застой и загнивание хозяйственного механизма, тормозит конкуренцию, является угрозой для нормального рынка. Поэтому все страны переходящие к экономике рыночного типа сталкиваются с этой проблемой. Вследствие чего возникает потребность государственного вмешательства, путем проведения комплекса экономических, законодательных и административных мер направленных на обеспечение условий развития рыноч­ной конкуренции, на недопущение чрезмерной монополизации рынка и злоупотреблений монопольной властью со стороны хозяйствующих субъектов. Другими словами необходимо проведение антимонопольной политики. Важно обратить внимание на проведения антимонопольного регулирования в странах с развитой рыночной экономикой, так как и в США, и в Западной Европе давно занимаются разработкой этой проблемы и достигли в этом немалых успехов. С начала 90-х годов эти проблемы остро стали перед Республикой Беларусь: без принятия твердых и последовательных мер против монополизма нельзя надеяться на успех экономической реформы и переход к рыночной экономике. Успех экономических преобразований в немалой степени зависит от взвешенной, выверенной системы регулирования государством монопольных процессов и конкурентных отношений. В нашей стране, промышленности которой в наследство от командно-административной системы бывшего СССР достался целый комплекс гигантов-монополистов, особенно важной становится проблема демонополизации экономики и недопущения усиления роли уже действующих на рынке монополий. В Республике Беларусь процесс создания государственного контроля по недопущению недобросовестной конкуренции фактически начался с нуля, так как присутствующая в еще совсем недавно в управлении экономикой командно- административная система по своей сути исключала наличие свободной конкуренции в хозяйственной деятельности. Поэтому на данном этапе огромное значение имеет создание и усовершенствование законодательной базы по поводу регулирования монополистических процессов и конкуренции, понимание населением Республике Беларусь необходимости экономических реформ в данной сфере. 1. Антимонопольная политика: сущность, принципы, направления. Антимонопольное регулирование (AMP) в конце XIX в. пришло на смену спорадическому антимонопольному движению, как "одна из специ­фических форм государственного контроля и регулирования рыночных отношений, структуры рынка, уровня и масштабов конкуренции с целью повышения эффективности экономики" AMP корректнее определять как реализацию государством комплекса экономических, законодательных и административ­ных мер, направленных на обеспечение условий развития рыноч­ной конкуренции, на недопущение чрезмерной монополизации рынка и злоупотреблений монопольной властью со стороны хозяйствующих субъектов. Регулярной функцией государства AMP стало с конца XIX в. При этом следует подчеркнуть, что в развитых индустриаль­ных странах оно с самого начала базировалось на сложившейся системе рыночных отношений. Монополии в рыночной эконо­мике в своем подавляющем большинстве были и остаются про­дуктом развития товарного производства и конкуренции. Антимонопольное регулирование осуществляется практичес­ки во всех странах, базируясь либо на антитрестовском законода­тельстве (в США, Канаде, Японии), либо на законодательстве по борьбе с ограничительной хозяйственной практикой (скандинав­ские страны), либо на соответствующих нормах, закрепленных крупными международными интеграционными соглашениями (ст.85, 86 Римского договора об учреждении ЕЭС - ныне ЕС; ст. VI ГАТТ - ныне ВТО). Главным инструментом антимонопольного регулирования является антимонопольное законодательство. Оно выступает одной из форм непосредственного вмешательства государства в рыночные отношения. Впервые принятое в конце прошлого века в Канаде и США это законодательство установило ряд правил, относящихся как к организации капитала, так и к содержанию заключаемых договоров. Большинство европейских государств до второй мировой войны вообще не имело антимонопольных законов, что объяс­нялось более низким уровнем концентрации производства в них, чем в США. В 80-е гг. аналогичные законы были приняты также в ряде стран Африки (например, в Кении и Танзании). Они не препятствуют созданию крупных монополий, в том числе и транснациональных корпораций, однако эффективно способствуют развитию конкуренции, особенно среди мелких и средних фирм. Причинами принятия законов, регулирующих предприни­мательскую деятельность и способствующих развитию конку­ренции, явились: а) необходимость защиты фирм от незаконных действий друг друга (например, от недобросовестной конкуренции) и предотвращен я их проявлений. (В мировой практике не су­ществует однозначного определения недобросовестной конку­ренции, поскольку приемы конкурентной борьбы постоянно меняются. Так, Федеральная Комиссия США выделяет свыше 400 способов недобросовестной конкуренции в сфере торговли и маркетинга); б) потребность в защите потребителей от недобросовестной деловой практики; в) необходимость зашиты интересов общества от некото­рых предпринимателей. Целесообразность и разумность являются принципами совре­менной антимонопольной политики, а дуализм, психологизм, непоследовательность, противоречивость - особенностями ее реализа­ции. При этом антимонопольные органы в развитых странах руко­водствуются принципом, которым часто руководствовался Л. Эрхард: "Конкуренция везде, где возможно, регулирование - там, где необходимо". Следует отметить, что в США антимонопольная политика выступает в качестве разновид­ности промышленной. Последняя означает "совокупность методов государственного воздействия на промышленность". Выделяют антитрестовскую и антикартельную направлен­ность антимонопольного законодательства. Антитрестовские законы преследуют цель противодействовать союзам, в рамках которых полностью утрачивается самостоятельность фирм и устраняется конкуренция; антикартельные законы направлены против различного рода сговоров между фирмами картельного типа. Их цель состоит в стимулировании конкуренции и дивер­сификации производства. Кроме того, в ряде стран приняты законы, действующие про­тив недобросовестной конкуренции, включая мошенничество в производстве и торговле. Они призваны обеспечить предотвра­щение монополизации рынка, антиконкурентное слияние компа­ний, сговор о ценах и их дискриминацию, другие ограничения торговли и конкуренции. Антимонопольное регулирование - это регулирование уровня концентрации и монополизации, стратегии и тактики внешнеэкономической деятельности, ценовое и налоговое регу­лирование предприятий, допускающих злоупотребления своим доминирующим положением. В практике государств с развитой рыночной экономикой для ограничения роста масштабов производства и продаж фирмы, злоупотребляющей своим доминирующим положением, законо­дательно лимитируются размеры ее рыночной квоты. В странах ЕС судебные иски могут быть возбуждены в случае, если фирма превышает установленный объем продаж. Кроме того, здесь практикуется обязательная регистрация всех соглашений об объединении фирм. Современная конкуренция регулируется методами админис­тративного (законодательного) и нормативно-ориентирующего (корректирующего) воздействия. Административное регулиро­вание конкуренции основано на принятии законодательных ак­тов и на контроле за их соблюдением со стороны государства. Его целью является противодействие недобросовестной конку­ренции, некорректной монополистической практике и чрезмер­ной монополизации экономики. Методы нормативно-ориентирующего воздействия представ­ляют собой правительственные заказы, налоги, государственные субсидии. Их главная цель - стимулирование предпринимательс­кой активности различных субъектов. Во всех развитых странах на общегосударственном уровне существуют антимонопольные органы, отвечающие за разработку и реализацию антимонопольной политики. Исторически сложились две системы антимонопольного регулирования (иногда их называют системами антитрестов­ского права или типами антимонопольного законодательства): американская и западно-европейская. Критерием их разграни­чения являлось отношение к монополии. В современных условиях изменились взгляды на роль и значение концентрации производства для экономики и общес­тва в целом. Это обусловлено ее положительным влиянием на его эффективность. Большое значение придается позитивному воздействию крупных компаний на конкурентоспособность американской продукции на мировом рынке. Американские специалисты критикуют антимонопольную политику и антимонопольное законодательство, не отрицая их в принципе. Вместе с тем они считают, что их необходимо су­щественно пересмотреть и усовершенствовать. При этом ак­цент делается на пресечение фактов фиксации цен, дележа рынков и практики горизонтальных слияний, несущих угрозу развитию конкуренции. Динамика НТП в современных условиях, международное промышленное сотрудничество, транснационализация производ­ства, глобализация мировой экономики поставили под сомнение прежние устои тотального антимонополизма. Так, английский экономист М. Бест считает, что антимонопольная политика США и Англии изживает себя. В реализации антимонопольной политики важное значение имеет четкость классификации отраслей. В настоящее время наиболее широко применяется четырехзначная классифика­ция, допускающая расширение ее до семизначной. Согласно этой классификации, экономика США представлена примерно 400 отраслями. Горизонтальное слияние предполагает объединение фирм одной отрасли. Не допускаются слияния фирм, снижающие кон­куренцию, т.е. превышающие допустимый уровень концентра­ции производства. К типичным горизонтальным ограничениям и серьезным нарушениям антимонопольной» законодательства от­носятся картельные договоры, которые регламентируют цены, разделяют рынки сбыта, устанавливают единые условия торгов­ли, включая дисциплинарные санкции за нарушение договора его участниками. Вертикальное слияние означает объединение фирм различных отраслей по принципу технологической связи производственных процессов, образующее комбинат с замкнутым производственным циклом. Причем ограничительные условия принимаются в однос­тороннем порядке, поскольку господствующий на рынке предпри­ниматель способен навязать свои требования более слабому контрагенту. К таким ограничениям конкуренции относятся дого­воры об исключительных торговых операциях, установление или поддержка перепродажных цен, ограничительные условия в дого­ворах о передаче прав на объекты промышленной собственности (договоры-уступки и лицензионные соглашения). Конгломеративное слияние происходит путем объединения фирм различных отраслей, технологически не связанных между собой. Таким образом, фирма диверсифицирует свое производство. Следовательно, можно сделать вывод о том, что объединение фирм (и вертикальное, и горизонтальное, и Конгломеративное) нельзя считать только отрицательным явлением. Слияние компа­ний может повысить эффективность производства за счет как сни­жения издержек путем роста масштабов производства, так и приобретения дополнительных преимуществ, которыми обладала каждая фирма (наличие высокопрофессиональных менеджеров, оригинальных научных разработок и т.п.). Оно может способство­вать решению финансовых проблем участников, дисциплиниро­вать управляющих корпораций, совершенствовать организацию поставок комплектующих и т.д. Некоторые виды и формы монополии современная западная экономическая наука и законодательство считают нормальным явлением. Не подлежит наказанию фирма, которая захватывает зна­чительную долю рынка путем создания уникального товара или внедрения новой технологии, позволяющей ей продавать товары по более низким ценам, не лишаясь прибыли. Не подлежит судебному преследованию естественная монополия, поскольку возникновение ее закономерно, а попытки уничтожения - либо бесцельны, либо экономически нерациональны. В регулировании естественных монополий в развитых странах преобладают национализация и государственный контроль частных компаний. Естественные монополии тесно связаны с монополией на информацию, так как реальная эффективность единственного производителя известна только ему. Именно они были первооче­редными объектами национализации, а в Великобритании и во Франции - объектами создания единых государственных отрас­левых корпораций. Во многих странах, в частности, в США в рамках про­грамм антитрестовской борьбы "ни одно новое предприятие не зарегистрируется и не получит право изготавливать продук­цию, пока не будет зарегистрирован его конкурент. Тем са­мым исключается как монопольное положение производителя, так и его сговор с другим поставщиком той же продукции”. Западно-европейская система антимонопольного регу­лирования более либеральна. Она нацелена на регулирова­ние поведения монополиста, на управление им и на запрет не самой монополии, а злоупотребления монопольной влас­тью путем использования методов административного регулирования ее деятельности и объявления противоправными различных соглашений, ограничивающих конкуренцию. Данная система допускает некоторые злоупотребления монополистического характера и пресека­ет их в случае ослабления конкурентной борьбы. Для этого предусмотрена регистрация в специальном государственном органе тех видов соглашений между предпринимателями, которые направлены на усиление монополий и существен­ное ограничение конкуренции. Отношение правительства к монополизации в условиях рыночной экономики двойственно: с одной стороны, - защита монопольного и олигопольного производства, с другой, - ограничение или запрещение определенных форм поведения монопольных фирм. Это объясняется двойственностью последствий монополизации. В условиях монополии объективно существует тенденция к ограничению объемов выпускаемой продукции, росту цен, к различным видам неконкурентного поведения. Вместе с тем монополизация всегда связана с масштабами производства, что приводит к снижению издержек и экономии ресурсов. Крупные фирмы, как известно, являются носителями научно-технических исследований и разработок. Правительства учитывают плюсы и минусы больших компаний в осуществлении антимонопольной политики, препятствуя проявлению антиконкурентного поведения, но, не сдерживая эффективное крупномасштабное производство. Поэтому объектом антимонопольного законодательства является как поведение фирм на рынке, так и его структура. Антимонопольные законодательства запрещают любые соглашения (явные и тайные) между фирмами, устанавливающими цены, ограничивающими выпуск продукции, ведущими к разделу рынка. Некоторые монополии считаются нормальным явлением. Не подлежит наказанию фирма, захватившая значительную долю рынка путем создания уникального товара или внедрения новой технологии. Не преследуется судом естественная монополия, поскольку ее существование закономерно, а попытки устранения - либо бесцельны, либо экономически нерациональны. Цены на продукцию (услуги) естественных монополистов в развитых странах регулируются государством или местными органами власти. Антимонопольная политика в развитых странах представляет собой гибкую систему постоянно действующих, мобильно перестраиваемых мер и санкций, носящих запретительный, ограничительный и поощрительный характер. Ее основными направлениями являются: либерализация рынков, регулирование монополий, прямое недопущение, подавление или устранение монополий, ограни­чивающих конкуренцию, активизация рыночных структур. Норма­тивными актами предусмотрено, что ни одна корпорация не может контролировать более 40—50 % объемов производимой продукции. Поэтому введены ограничения масштабов производства, сбыта, технологического развития. Запрещается приобретать значитель­ную долю акций других предприятий, дискриминировать партнеров или навязывать им дополнительные обременительные условия дого­воров. В современных условиях главной особенностью антимоно­польного законодательства в развитых странах является его проолигополистический характер, т.е. оно направлено па за­щиту олигополии. При этом под олигополией понимается такая организация отрасли (или локального рынка), при которой ог­раниченное число крупных производителей выпускает значи­тельную или преобладающую часть отраслевой продукции и тем самым самостоятельно осуществляет антиконкурентную политику или вступает в монопольный сговор для проведения единой рыночной политики. Важнейшей чертой олигополистического рынка является взаимодействие конкурентных и монополистических сил. Хотя власть олигополии над рынком велика, в антимонопольной практике не было случая преследования олигополистических фирм. Защита "оптимального" баланса конкурентных и монопольно-регулирующих сил в рамках олигополии проявляется в нерас­пространении антимонопольного законодательства на те отрасли, в которых либо не сложилась олигополистическая структура и гос­подствует система мелких производителей (лесное, сельское хозяй­ство, рыболовство), либо монополия выступает как обязательная форма организации производства (отрасти, связанные с естествен­ной монополией, т.е. для нормального развития их требуется единая организационно-производственная система - коммунальное хозяй­ство, транспорт, связь, производство и распределение электроэнер­гии, газа и т.д.). Деятельность этих отраслей регулируется специальным законодательством [46, с.36-37]. Однако в ряде стран оно не распространяется на те национализированные предприятия и торговлю, где существует государственная монополия; а также на внутрифирменные операции; коллективные соглашения между профсоюзами и предпринимателями по поводу заработной платы и условий труда. Это законодательство с некоторыми ограничениями используется в сфере операций с интеллектуальной собственностью, но не касается соглашений и совместной деятельности в области экспорта, повышения эффективности производства и развития НТП. Таким образом, в ряде стран антимонопольное законодательство частично или полностью не затрагивает большую часть предпринимателей. Все реже монополия ассоциируется с ростом концентрации. Демонополизация отраслевых рынков осложняется преобразованием крупных предприятий в единые производственные комплексы, часто не допускающие своего дробления на мелкие; производственные звенья без полного их разрушения, что создает угрозу деиндустриализации стран. Акцент сегодня делается на выяснение экономической категории монопольной рыночной власти, на методы ценовой и неценовой конкуренции и т.п. Но наличие рыночной власти, как уже отмечалось, еще не является нарушением антимонопольного законодательства. Только в случае установления факта причинения экономического ущерба в результате ограничительной практики явление признается незаконным. Опыт развитых стран свидетельствует, что антитрестовская политика оказалась малоэффективной и влияла лишь на формы централизации капитала, но сам процесс монополизации она не приостановила. Противодействие монополизации экономики выражается в форме запретов на ведение производственно-коммерческой де­ятельности, в разукрупнении фирм, их реорганизации, разделении, вплоть до ликвидации. Несмотря на различия антимонопольных законодательств разных стран, они имеют общие черты и цели. К таковым отно­сятся: поощрение конкуренции; контроль над фирмами, занима­ющими доминирующие положение на рынке, и над процессом слияний и поглощений компаний; защита интересов потребите­лей; содействие развитию малого и среднего бизнеса. Незаконными признаются действия субъектов, направлен­ные на территориальный раздел рынков, бойкот конкурентов, прикрепление покупателя к определенным источникам снаб­жения, установление согласованных цен и скидок, на согласо­вание квот производства с целью манипулирования обменом и характером предложения, а также на назначение единых ди­ректоров конкурирующих фирм. Ученые Западной Европы и США считают, что антимоно­польное (антитрестовское) законодательство, а также законода­тельство об ограничительной деловой практике целесообразно называть procompetitive laws (проконкурентными законами), так как они призваны сохранять и развивать конкуренцию. В странах Восточной Европы проблема антимонопольного регулирования возникла сравнительно недавно. Следует отме­тить, что монополии здесь были созданы искусственно, путем концентрации производства, приведшей к образованию гиган­тских предприятий и объединений. В постсоветских странах антимонопольная политика пер­воначально была направлена на преодоление "командно-адми­нистративного монополизма", т.е. на изменение типа экономических систем. Обобщая сказанное, отметим, что свободная конкуренция обус­ловила концентрацию производства, приведшую не к появлению, а к господству рыночных монополий. Наиболее распространенными их видами являются чистая, или абсолютная, естественная и искус­ственная, производственная и организационная монополии. Клас­сическими организационными формами монополий являются картели, синдикаты, тресты, концерны, которые в модернизирован­ном виде существуют и в настоящее время. Прогрессирующая монополизация современной рыночной экономики базируется на суперконцентрации. Она приобрела ряд новых черт и особенностей, а также мировой характер, из­менила цели и в настоящее время направлена на монополиза­цию наукоемких и прибыльных отраслей, на повышение уровня их технологической оснащенности и компьютеризации. Для нее типична скачкообразность укрупнений, часто инициируемых го­сударством путем слияний и поглощений зарубежных фирм. Сегодня монополия как многопрофильная, многоотраслевая организация претерпела не только качественные, но и количес­твенные изменения и стократно превысила миллиардный рубеж по величине активов. Появились новые формы и методы конкурен­тной практики. Современная конкуренция отличается не только своим противоречивым единством с монополией, но и проявлением конкуренции как соперничества и добровольного сотрудничества с конкурирующими фирмами, а также конечной целью, которая заключается в обеспечении стабильного существования фирм и доминировании критерия эффективности. Учет особенностей сов­ременной конкуренции позволил пересмотреть ставшее традици­онным определение ее только как соперничество. Сегодня акцент делается на форму взаимоотношений между хозяйствующими субъектами, обусловленную поиском новых способов реализации их экономических интересов. Необходимое равновесие между монополией и конкуренцией в рыночной экономике обеспечивает антимонопольное регулирование. 2. Антимонопольное регулирование в странах с развитой рыночной экономикой. Учитывая свойство монополий стремиться к приобретению чрезмерной экономической власти, государства практически всех стран с рыночным типом экономики проводят в тех или иных формах и масштабах вмешательства в деятельность монополий, сообразуясь со своими представлениями о степени общественной опасности тех или иных монопольных структур. Более того, эта политика в последние десятилетия всё чаще выступает не в форме отдельных разовых мероприятий, а в качестве одной из постоянных функций государства. В разных странах и в различные периоды преобладают те или иные государственные воздействия на монополии. Но, как правило, в наиболее общем плане в странах с рыночным типом экономики выделяется три основных направления: 1)активизация конкурентных рыночных структур, противостоящих монополии, с помощью тех или иных мер по либерализации рынков; 2) государственное регулирование монополий путем контроля над ценами и уровнем рентабельности; 3) прямое предотвращение, подавление или ликвидация монополий с помощью специального антимонополистического законодательства. При характеристике последнего целесообразно обращаться прежде всего к опыту США, поскольку здесь антимонопольное законодательство возникло раньше, чем в других странах, и проводится наиболее последовательно по сравнению с другими странами. Значительный интерес при этом представляет содержание важнейших антимонопольных законов США: Закон Шермана (1890 г.), Закон Клейтона(1914 г.), Закон Уилера-Ли(1938 г.), Закон Селлера-Кефовера(1950 г.) и др. Согласно решению Конгресса США, за судебной властью оставлено право самостоятельно определять применительно к тем или иным конкретным случаям, имеет ли место “существенное уменьшение конкуренции на свободном рынке”, была ли “попытка монополизации”, использовались ли “нечестные методы ведения конкурентной борьбы” и т.п. Как следствие нередки случаи различной трактовки судами степени нарушения антимонопольного законодательства при весьма схожих внешне ситуациях. Первым этапом в развитии антимонопольного законодательства США является период с 1890 по 1920 годы. Для этого этапа характерно стремление судебных органов наивозможно четко и бескомпромиссно следовать требованиям первого антимонопольного закона США, т.е. Закона Шермана. Данный закон объявлял: 1)что любое тайное соглашение, объединение в форме треста или иной форме, или тайный сговор, имеющие целью ограничение производства или торговли между несколькими штатами или с иностранными государствами, объявляются незаконными; 2) что любое лицо, которое будет или попытается монополизировать, или объединиться, или сговориться с каким-либо лицом или лицами, чтобы монополизировать какую-нибудь часть производства или торговли между штатами или иностранными государствами, будет считаться виновным в совершении преступления. Закон определял весьма строгие наказания в случае нарушения его требований, а именно, по решению суда признанные виновными фирмы могли быть ликвидированы или обязывались прекратить те виды деятельности, которые признавались незаконными. Руководство и административный персонал фирм-нарушителей могли быть подвергнуты крупным штрафам или тюремному заключению. Уже первые попытки практического применения закона Шермана убедили не только судебные органы США, но и общественность, что, пользуясь этим законом, далеко не всегда можно прийти к разумным с точки зрения эффективной экономики результатам. Поэтому уже в рамках данного первого этапа закон Шермана был дополнен и уточнён законом Клейтона, во-первых, из антимонопольной деятельности была исключена сфера труда, во-вторых, были предприняты меры для более четкого определения незаконной деятельности фирм, чтобы уменьшить вероятность произвольных толкований и, соответственно, ошибочных решений судебных органов. В частности, параграфом 7 было запрещено приобретение акций конкурирующих фирм, если это может привести к ослаблению конкуренции, а параграфом 8 запрещалось формирование взаимопереплетающихся директоратов в крупных компаниях, если результатом такого переплетения опять-таки было бы уменьшение конкуренции. (Закон Клейтона включал в себя и ряд положений, просто уточняющих смысл закона Шермана. В частности, параграфом 2 объявлялось незаконной ценовая дискриминация покупателей, если она не оправдана разницей в издержках. Параграф 3 запрещал “принудительные” соглашения, т.е. такие действия фирм-производителей как принуждение покупателя, когда поставщик обязуется предоставить товар покупателю лишь в случае, если покупатель будет приобретать и какие-то другие товары у данного продавца, а не у его конкурентов). Важной частью характеристики Закона Клейтона является также то, что он, в отличие от первого антимонопольного закона США, главный упор сделал не на наказание уже сформировавшихся монополий, а на предотвращение возникновения их в будущем. Наряду с принятием закона Клейтона первый этап действия антимонопольного законодательства США знаменуется так же тем, что в 1914 г. был принят закон о Федеральной торговой комиссии, т.е. была создана организация, играющая до сих пор ведущую роль в проведении антимонопольной политики США. В качестве второго этапа в развитии антимонопольного законодательства в США целесообразно, очевидно, выделять период с двадцатых до конца тридцатых годов. Этот этап в основном связан с годами самого глубокого в истории США экономического кризиса и Великой депрессии. Не случайно, поэтому для данного этапа характерно существенное ослабление антитрестовской деятельности. Более того, в этот период в США был принят ряд законов, которые фактически (хотя и назывались антимонопольными) способствовали усилению монополистических тенденций в американской экономике. Например, в 1933 г. был принят Закон о восстановлении промышленности, который фактически поощрял тайные сговоры между фирмами об установлении единых цен, т.е. способствовал формированию артелей. В 1936 году появился закон Робинсона-Пэтмана, согласно которому поощрялось сохранение даже малоэффективных предприятий путём искусственного поддержания завышенной цены товаров (за счет продажи одних и тех же товаров под разными названиями). Законами Миллера-Тайдингса и Макгайра предпринимателям запрещалось продавать товары по ценам, более низким, чем у других фирм, производящих аналогичную продукцию. Со временем, когда обществу удалось справиться с депрессией, данные законы либо подверглись сильной критике со стороны судов и общественности, либо были объявлены не соответствующими конституции США. Поскольку в глазах общественности одной из причин особой длительности Великой депрессии было чуть ли не искусственное сдерживание государством роста цен, лишавшее предпринимателей необходимых стимулов к расширению производства, именно в этот период случались факты отступления от “принципа разумности”. В частности, именно в этот период был возбуждён процесс против компании “Грейт атлантик енд пасифик теа компани”, которую пытались уличить в нарушении антимонопольного законодательства только за то, что цены на её продукцию были ниже, чем у других фирм, благодаря значительному положительному эффекту масштаба и, как следствие, низким издержкам производства. Третий этап в развитии антимонопольного законодательства США охватывает период с конца 30-х до конца 70-х годов. Этот период отличается, во-первых, особо активным применением антимонопольной политики, и, во-вторых, осуществлением дальнейших шагов по пути применения “принципа разумности” в борьбе с монополиями различных типов. Активизация антимонопольной политики на данном этапе базировалась, прежде всего, на дальнейшем усовершенствовании антимонопольного законодательства. Принципиально значимую роль в этом отношении сыграло принятие в 1950 году Закона Селлера-Кефовера (поправки к параграфу 7 Закона Клейтона). Благодаря принятию этого закона стал не только возможен, наконец, реальный контроль за слиянием фирм и предприятий, но и фактически изменилась общая направленность антимонопольных действий законодательных органов. Фактически именно осуществление контроля над слияниями и поглощениями фирм стало основной частью разрабатываемых антитрестовских программ. На данном этапе был предпринят и ряд других шагов по ужесточению антимонопольного законодательства. Так, в 1974 году была принята поправка к закону Шермана, согласно которой нарушение его статей стало квалифицироваться как “тяжкое преступление”. Период с конца 70-х начала 80-х годов и до настоящего времени представляет собой четвёртый этап в развитии антимонопольного законодательства США. Для данного этапа характерно в целом дальнейшее продвижение по пути развития принципа “разумности” при анализе ситуаций, связанных с оценками поведения фирм, обладающих монопольной властью. Как известно, данный период называют “консервативным сдвигом”, выделяя общее усиление позиций сторонников свободного рынка, сокращения масштабов вмешательства в экономику со стороны государства. Главный упор в данном законодательстве, с позиций реформаторов, должен быть сделан на пресечение фактов фиксации цен, деления рынков и практики горизонтальных слияний, поскольку именно данные действия несут реальную угрозу конкурентной борьбе. Что же касается практики вертикальных слияний или соглашений о дискриминации цен, то данные действия нецелесообразно подвергать чрезмерным ограничениям. С несколько иных позиций критикуют антимонопольное законодательство сторонники теории общественного выбора. Представители данного направления исходят из того, что государство, проводя экономическую и социальную политику, вообще, как правило, руководствуется не общенациональными интересами, а стремлением различных государственных органов к расширению и усилению их бюрократической власти (росту размеров бюджетов, численности бюрократического аппарата, количества подведомственных им дел). С позиций представителей австрийской школы, антитрестовское законодательство представляет собой одно из искусственных и вредных для экономики препятствий на пути развития свободного эффективного рынка. Запрещаемые данным законодательством соглашения, направленные на фиксацию цен, организацию маркетинговых компаний, слияния фирм и т.п., являются, по мнению представителей австрийской школы, разновидностями взаимовыгодных добровольных соглашений, важной составной частью механизма координации и настройки в рыночной экономике. Учитывая итоги богатого и противоречивого опыта антимонопольной политики и практики предыдущих лет, усиливающуюся критику сложившегося антимонопольного законодательства, изменяющиеся внешнеполитические реалии, антимонопольные органы США за период с конца 70-х годов существенно изменили свой подход к оценкам многих происходящих фактов и процессов. Обычно специфику антимонопольной политики США на данном этапе рассматривают отдельно применительно:1)к уже сложившимся рыночным структурам, 2)к слияниям, 3)к соглашениям по поводу фиксации цен и сигментации рынков. Остановимся вкратце на каждом из данных трёх направлений. Наиболее лояльно современное законодательство относится к уже сложившимся фирмам, обладающим той или иной степенью монопольной власти. Даже если фирма владеет 60% выпуска или рыночных продаж, она может не подвергаться судебному преследованию, устанавливая нередко цены как ей заблагорассудится. Компания с такой или более высокой долей на рынке может стать объектом интереса со стороны антимонопольных органов, как правило, только в том случае, если станут вдруг известны факты злонамеренного поведения данной компании (подавления и обмана конкурентов и т.п.) с целью достижения или поддержания своего монопольного положения на рынке. В качестве крайней меры в таком случае может быть принято решение о дроблении фирмы. Наиболее известным из дел такого рода является достигнутое в 1982 году соглашение между правительством США и АТТ (крупнейшей телефонной компании страны). Уличив АТТ в совершении ряда антиконкурентных действий и нарушений, таким образом, закона Шермана, правительство добилось отделения от АТТ двадцати двух телефонных компаний. Но в целом за данный период подобных процессов было крайне мало. Значительно более строги современные антимонопольные законы к практике слияний, хотя большую роль при этом играет тип и характер данных слияний, т.е. “наказания” носят не сплошной, а выборочный характер. Как правило, выделяют три возможных типа слияний: горизонтальные, вертикальные и конгломератные. Горизонтальные слияния, т.е. слияния таких фирм, которые производят однородную продукцию и являются конкурентами, действуя на одном и том же рынке, как правило, допускаются только в том случае, если общая доля на рынке объединяющихся фирм не превысит 15%. Согласно инструкции 1984 года, возможны слияния и более крупных фирм и корпораций, если “имеются ясные и убедительные доказательства повышения в этом случае эффективности производства, сокращения непроизводственных затрат, либо в случае близкого краха одной из фирм”. Например, в 1987 году антимонопольные органы не чинили препятствий слиянию двух крупных автомобильных компаний США “Крайслер” и “Америкэн Моторс”, т.к. “Америкэн Моторс” была близка к банкротству. Вертикальные слияния - это слияния, связанные с различными стадиями производства в одной и той же отрасли или с объединениями типа “поставщик- потребитель”. Обычно допускаются только в тех случаях, когда доля каждой из компаний до объединения не превышала 10% соответствующего рынка. При более высоких долях продукции той или иной фирмы на рынке считается, что подобного рода объединение лишит другие фирмы возможности продать свою продукцию. Так, в случае приобретения фирмой “Дюпон” контрольного пакета акций компании “Дженерал Моторс” именно последовавший за данной сделкой факт преимущественной покупки красок и тканей для автомобилей “Дженерал Моторс” у фирмы “Дюпон” послужил для антимонопольных органов основанием признать данное слияние незаконным. Конгломератные слияния, к которым относятся такие, когда объединяются фирмы, производящие продукцию не связанных между собой отраслей, как правило, не подвергаются преследованию со стороны антимонопольных органов вообще, поскольку в результате подобных слияний доли фирм на тех или иных рынках не изменяются. Рынок, в пределах которого для данного предприятия складываются действительные отношения конкуренции и монополии, обозначается термином “релевантный”. Различают технологические и географические границы релевантных рынков. При определении технологических границ учитываются, во-первых, все предприятия, производящие данный вид продукции (причём имеется ввиду не только та её часть, которая продаётся на рынке, но и продукция, идущая на собственное потребление, а также - объём неиспользуемых мощностей данного предприятия); во-вторых, все предприятия, создающие товары­­­­-субституты; в-третьих, предприятия, производящие продукцию совершенно другого назначения, но по такой технологии, которая позволяет быстро изменить специализацию и начать производство продукции нового профиля. Необходимость выделения географических границ релевантных рынков связана с тем, что различные виды продукции объективно предполагают разные географические границы их потребления. Общая зависимость такова, что чем больше стоимость продукции и чем сложнее её производство, тем шире географические границы её рынков. Самые узкие географические границы имеют рынки скоропортящихся продуктов, необработанных вообще, или прошедших обработку по традиционной технологии (например, свежие овощи или молочные продукты). Аналогично обстоит дело с трудно транспортируемыми видами продукции (например, бетон или цемент). Что же касается таких видов продукции, как автомобили, то для них релевантным является весь национальный рынок, а для наиболее совершенных компьютеров - весь мировой рынок. При определении границ релевантных рынков считается необходимым также учитывать возможности доступа к рынку соответствующих фирм. После того, как определены границы рынка, можно перейти к конкретным расчетам удельного веса в общем объёме производства и продаж того или иного количества фирм или той или иной конкретной фирмы. Такие расчеты нужны для определения характера рыночной структуры той или иной отрасли, от чего может зависеть реакция антимонопольных органов на предполагаемое слияние каких-либо фирм, или уже на состоявшееся слияние. Как правило, государственная статистика в “рыночных” странах уделяет большое внимание характеристикам рыночных структур отдельных отраслей, подотраслей и товарных групп. Соответственно, с конца 60- х годов разработан и используется целый ряд показателей, призванных отражать изменения в уровнях концентрации производства в отраслевом и “натуральном” разрезах. Антимонопольными органами чаще всего используются такие способы измерения концентрации, как доля фиксированного числа предприятий и так называемый индекс Герфиндаля. Этот индекс определяется по формуле: H=, где xi - это доля объёма продаж i-й фирмы (как правило, в процентах), и n- количество фирм в данной отрасли. Как видно из формулы, данный индекс может иметь значения от 0 в случае наличия на рынке огромного множества бесконечно малых по рыночной доле фирм в условиях свободной конкуренции до 10000(в случае, если в данной отрасли господствует безраздельно одна фирма, то есть при абсолютной монополии). В соответствии с данными о значениях индекса Герфиндаля, все отрасли в экономике США делятся на три группы: с малым уровнем концентрации (если H- индекс составляет 1000 или менее), со средним уровнем концентрации (если Н- индекс колеблется в интервале 1000- 1800) и с высоким уровнем концентрации(если Н- индекс превышает 1800). Слияние фирм признаётся незаконным, если благодаря ему Н- индекс возрастает более чем на 100 в отраслях средней концентрации и более чем на 50 в отраслях высокой концентрации. Например, если в отрасли со средним уровнем концентрации предполагается слияние двух фирм, обладающих соответственно 10% и 2% от общего объёма рынка, то такое слияние будет признано незаконным. Не случайно, поэтому в США фирмы, намечающие слияние, должны поставить об этом в известность Федеральную комиссию по торговле не менее чем за 30 дней. Если к сложившимся монополиям антимонопольное законодательство США относится весьма снисходительно и терпимо, слияния допускаются или не допускаются в зависимости от множества различных обстоятельств, т.е. несколько таких действий, которые вызывают судебное преследование без каких- либо исключений или поблажек. К ним относятся в первую очередь соглашения между фирмами с целью раздела рынка и установления цен. Если какие-либо фирмы уличены в подобных действиях, против них неизбежно будет возбуждён судебный процесс, причем принцип “разумного подхода” в этих случаях не используется. То есть, для того, чтобы добиться вынесения приговора, обвиняющей стороне достаточно лишь доказать акт фиксации цен или раздела рынка. (Особая суровость закона к подобным фактам, по мнению западных экономистов, не в силах искоренить стремление фирм к сговорам относительно уровня цен и дележа рынков. Следствием ужесточения наказаний является лишь то, что подобные сговоры становятся особо засекреченными, и многие фирмы вместо заключения официальных соглашений используют практику лидерства в ценах и ценообразования в соответствии с формулой “издержки плюс”). Основные различия в антимонопольной политике и практике “рыночных” стран связаны с неодинаковыми акцентами в использовании направлений регулирования монополий и прямого недопущения, подавления или устранения их в форме дробления на отдельные самостоятельные предприятия. В этой связи различают особенности европейского и американского подходов в антимонопольной политике. Антимонопольная политика в европейских странах в большей мере направлена на регулирование уже сложившихся монополий независимо от того, какими путями они добились своего монопольного положения, причем данное регулирование не предполагает структурных изменений, т.е. не содержит требований о деконцентрации, дроблении фирм на самостоятельные предприятия. Одной из причин преобладания в европейских странах именно “регулирующего” подхода по отношению к монополиям является то, что данные страны в отличие от США располагаются на сравнительно малых территориях. В таких условиях для достижения минимально эффективного масштаба производства в рамках национальной экономики бывает необходимо разрешать ведущим фирмам укрупнять своё производство до такого уровня, когда они начинают определять собой целые отрасли. Ярким примером страны с европейской системой патентного законодательства является Великобритания, в которой сложились две системы контроля за монополиями. В первой из них, основанной на законах о добросовестной торговле и о конкуренции, ключевую роль играют Ведомство по добросовестной торговле, Комиссия по монополиям, государственный секретарь торговли и промышленности. Вторая система контроля, предусмотренная законодательством об ограничительной торговой практике, ключевую роль отводит Суду по ограничительной практике. В целом законодательство либеральнее американского антитрестовского, так как следует традиционной британской политике свободы торговли и минимизации прямого государственного вмешательства в хозяйственную деятельность предпринимателей. В функции Ведомства входит: сбор и анализ информации о злоупотреблениях господствующим положением, передача дел о монопольной ситуации в какой-либо отрасли в Комиссию по монополиям, осуществление контроля за предполагаемыми слияниями предприятий, передача дел о картельных договорах в суд по ограничительной практике, возбуждение дел по поводу установления и поддержания перепродажных цен. Основная задача Комиссии по монополиям и слияниям заключается в проведении расследования и составления докладов по поводу наличия (или возможности возникновения) монопольной ситуации либо осуществления слияния предприятий. В случае если Комиссия по монополиям придет к заключению о нарушении публичных интересов, государственный секретарь имеет широкие полномочия по применению различных мер воздействия на правонарушителя: вынесение постановлений о прекращении действия договора, о запретах в поставке товаров, связывающих сделок, дискриминации, о запрете или ограничении слияний, о разделении предприятий путем продажи каких-либо их частей или каким-то иным способом. Становление современного антимонопольного законодательства в Великобритании связано с принятием в 70-х годах нашего столетия ряда нормативных актов в области ограничения торговой практики и добросовестной торговли: Закона о добросовестной торговле 1973 г., Закона об ограничительной торговой практике 1975г. и других. Как результат работы над созданием правовых основ регулирования процессов монополизации в 1980 г. был разработан и принят Закон о конкуренции. Во Франции контроль за монополистической деятельностью возложен на Совет по вопросам конкуренции, Министерство экономики и суды общей юрисдикции. Совет по вопросам конкуренции считается независимым административным органом, на решения которого министр экономики не может налагать “вето”. Он выполняет консультативные функции по заказу различных учреждений и организаций, а также может применять следующие санкции: предписать предприятию или лицу прекратить инкриминируемую деятельность в течение определенного срока; наложить на предприятие или лицо денежный штраф, максимальная величина которого составляет 5% торгового оборота предприятия нарушителя; потребовать от нарушителя опубликовать приговор Совета в определенных журналах. Если предприятие, ставшее жертвой антиконкурентной политики, потребует возмещение ущерба, то оно должно обратиться с этой просьбой в суд. В настоящее время во Франции имеется около 3 тыс. государственных контролеров по ценам. Их основная задача контроль за государственной дисциплиной цен. В ФРГ государственным регулированием рыночных отношений, которое ведет к смягчению отрицательных последствий чрезмерной монополизации, занимаются так называемые органы по делам картелей. К этим органам относятся Федеральное ведомство по делам картелей, Федеральный министр экономики и высшие органы земель. К ним примыкает Комиссия по монополиям, созданная для предоставления заключений о концентрации предприятий в ФРГ. Как указывалось выше, антимонопольное законодательство ФРГ занимает промежуточное положение между двумя системами антимонопольного законодательства. Значительным импульсом в развитии антимонопольного законодательства в ФРГ стало утверждение там свободной рыночной экономики в послевоенное время. В 1949 г. были разработаны два законопроекта: об обеспечении конкуренции путем повышения эффективности и о ведомстве по монополиям. Работа в этом направлении была продолжена и завершилась принятием в 1957 г. Закона против ограничений конкуренции, который в обиходе получил сокращенное название Картельного закона, что не совсем точно отражает его содержание, поскольку он призван регламентировать ограничения конкуренции не только в форме картелей. В последующие годы в Картельный закон были внесены многочисленные изменения. В настоящее время Закон действует в редакции 1989 года. Вступив в силу 1 января 1990 г., он так теперь и датируется. Следует отметить, что Картельный закон ФРГ покоится на двух принципах: принципе запрещения и принципе контроля и регулирования монополистической деятельности. Как и в США, он запрещает определенную категорию соглашений, например картельные договоры и картельные постановления. Однако эти запреты сопровождаются многочисленными исключениями, которые в значительной степени нейтрализуют принцип запрещения монопольной практики. Так, если Закон Шермана объявляет незаконным заключение любого договора, ограничивающего торговлю, то Картельный закон ФРГ признает недействительным исполнение картельных договоров или постановлений. Кроме того, в отличие от горизонтальных конкурентных ограничений, вертикальные ограничения формально не запрещаются. Они подлежат административному контролю с целью предупреждения антиконкурентной практики. Что же касается особенностей государственной политики воздействия на монополии в США, то для неё, прежде всего, и безусловно, характерна гораздо меньшая опора на регулирование. Такое воздействие считается целесообразным и необходимым только применительно к естественным монополиям. В отношении же обычных монополий американское законодательство исходит из того, что совсем необязательно лишать фирму монопольно высоких прибылей, если монопольное положение на рынке достигнуто ею “благодаря более высоким деловым качествам, изобретательности или же просто счастливому случаю”. При этом учитываются как минимум два объективных обстоятельства: 1)то, что если фирма не будет уверена в получении максимально высоких прибылей (в случае её объективных успехов на пути совершенствования производства и продукции), то она не станет должным образом заниматься совершенствованием техники, технологии, потребительских свойств своих товаров, нахождением незанятых “ниш” в структуре рыночного спроса и т.п.;2)то, что если ведущие фирмы не будут получать максимальных прибылей, то у других фирм ослабнет или вообще исчезнет стимул конкурировать с лидерами и стремиться для этого к совершенству, т.е., что антимонопольная политика в этом случае может превратиться в политику ослабляющую, а не стимулирующую развитие рыночных механизмов в экономике. Сложившиеся особенности государственной политики по отношению к монополиям в различных странах не обязательно сохраняются неизменными на перспективу. С одной стороны, под влиянием США, происходят некоторые изменения в этой политике у европейских стран, направленные на усиление конкуренции. С другой, на характер антимонопольного законодательства США не может не влиять такой важный фактор, как постоянно усиливающиеся позиции Японии на мировом рынке вообще и на внутреннем рынке США в частности. Уже в середине 80-х годов США, как отмечается в печати, столкнувшись с мощной конкуренцией японских компаний, пошли на серьёзные изъятия из антитрестовского законодательства в пользу наукоёмких отраслей. Вместе с тем, поскольку именно США с их наиболее последовательным курсом на сохранение института конкуренции являлись и являются до сих пор лидером в развитии большинства направлений науки и техники, то, соответственно, продолжение курса на поддержание конкуренции может быть расценено ими как главный фактор сохранения их ведущего положения в сфере научно-технического прогресса. 3. Государственное регулирование монополистической деятельности в Республике Беларусь. Становление антимонопольного регулирования в Беларуси происходит в неопределенных, непредсказуемых условиях, традиционно не предусмотренных, при отсутствии рыночной конкурентной среды, при тотальном хроническом дефиците и углубляющемся экономическом кризисе. Необходимость его обусловили: 1) высокий уровень концентрации и слабая диверсифика­ция производства; 2) преобладание крупных чистых монополий - единствен­ных производителей; 3) формирование квазирыночных структур; 4) усиление злоупотреблений доминирующим положением на рынке со стороны отдельных хозяйствующих субъектов, че­му способствовали распад хозяйственных связей в рамках быв­шего СССР, расстройство финансовой и денежно-кредитной: систем, сокращение объемов производства, стагнация в инвестиционной сфере, потеря управляемости экономикой, отсутствие четкой классификации видов монополий. Начало государственной политики в области антимоно­польного регулирования положено принятием в декабре 1992 г. первого в истории республики антимонопольного закона "О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции", вступившего в силу I марта 1993 г. (далее-За­кон). Проведение последовательной антимонопольной полити­ки стало одной из постоянных функций государственного управления. Антимонопольная политика в Республике Беларусь направлена на формирование конкурентных отношений в сфере производства и обращения товаров и услуг путем ограничения, пресечения и предупреждения монополистической деятельности хозяйствующих субъектов, устранение сложившейся в экономике республики монопольной структуры рынков путем введения в действие диф­ференцированных подходов к регулированию деятельности естественных и искусственных монополий, учета антимонопольных требований в ходе приватизации; ликвидацию монополизма, свя­занного с деятельностью различного рода объединений; установление порядка создания новых субъектов хозяйствования, исключающих монополизацию рынка; на снижение отрицательных последствий монополизма, сохраняющегося по технологическим и иным причинам. Данная целевая функция определена антимонопольным Законом и конкретизирована в республиканской Комплексной программе демонополизации экономики. Одним из главных направлений антимонопольной политики должно стать обеспечение условий свободного доступа новых фирм на рынки. Вместе с тем опыт стран Восточной Европы, приступивших к антимонопольным преобразованиям, показывает, что существование на рынке нескольких производителей не гарантирует отсутствие монополизма. Выявлены новые его формы - сговоры между предприятиями в целях устранения конкуренции; бойкоты по отношению к потенциальным партнерам-поставщикам, не входящим в сговор; установление цен, наносящих урон потребителям; договоренность между производителями, ведущая к навязыванию потребителям обременительных условий поставок; разделение сфер влияния, на рынке. Особенностями антимонопольного регулирования в Республике Беларусь являются: 1. Становление в нерыночной экономике, находящейся в кризисном состоянии; 2. Формальное заимствование основных подходов амери­канского и западно- европейского законодательств. И в России, и в Беларуси придерживаются одинакового подхода к монополизации, что в определенной мере объясняется копированием европейских законов. Отличается он только масштабами контроля за поведением фирмы. Антимонопольное регулирование приме­нительно к нашим условиям особенно опасно тем, что может оказаться суррогатом командно- административных механизмов. Американские специалисты считают, что "использование европейского подхода к монополизации чревато отрицательными последствиями, ибо должностные лица, воспитанные в традициях централизованного управления, при реализации антимонопольных законов не постесняются глубоко вмешиваться в дела, коммерческих предприятий" 3. Охват практически всех хозяйствующих субъектов, за­нимающих монопольное или доминирующее положение на рынке (при этом данные понятия не различаются, а рассматри­ваются как тождественные); 4. Выполнение роли инструмента макро- и микроэкономи­ческой политики; 5. Осуществление в условиях ломки АКС и плановых струк­тур в производстве и управлении при сверхвысоком удельном ве­се государственной собственности, при практическом отсутствии конкуренции и значительных размеров частного капитала; 6. Нацеленность на уменьшение государственного сектора экономики входе приватизации, тогда как в США, например, - на национализацию собственности монополий; 7. Направленность на становление конкурентных отноше­ний, в то время как на Западе - на устранение барьеров, препят­ствующих развитию конкуренции. Эта особенность объясняется тем, что в трансформационной экономике происходит движение от монополии к конкуренции, а в рыночной экономике, наобо­рот, - от свободной конкуренции к монополии. Монополистическая деятельность в Беларуси сводится авто­рами Комплексной программы к различным формам злоупотреб­лений хозяйствующими субъектами своим доминирующим поло­жением на рынке и к заключению соглашений между ними и ор­ганами управления, направленных на недопущение, ограничение или устранение конкуренции и ущемляющих законные интересы потребителей (ст. 5 и 6 Закона). О недопущении, ограничении и устранении конкуренции не может идти речь в условиях ее ре­ального отсутствия, как и самих условии, необходимых для раз­вития конкурентных отношений. В комментариях Министерства к Закону подчеркивается необходимость их создания путем "при­влечения на монополизированные рынки новых товаропроизво­дителей посредством развития предпринимательства и поддержки новых экономических структур". Монополистическую деятельность применительно к нацио­нальной экономической системе хозяйствования можно опре­делить как действия, прежде всего органов управления и хозяйствующих субъектов, злоупотребляющих своим домини­рующим положением, ущемляющие интересы контрагентов и потребителей. Применительно к странам с рыночной экономи­кой монополистическую деятельность правомерно связывать с ограничением конкуренции. В Беларуси делать это преждевре­менно, так как конкурентные отношения здесь находятся в ста­дии формирования. В течение переходного периода необходимо создать пред­посылки для становления рыночных отношений: обеспечить максимальную свободу экономических субъектов (предприни­мателей, предприятий); полную их ответственность за резуль­таты хозяйственной деятельности; равноправие всех видов собственности, включая частную; конкуренцию производителей, т.е. следует перейти от конкуренции потребителей к конкуренции производителей. Для этого необходимы демонополизация экономики; формирование соответствующей структуры производства; наличие на рынке достаточного количества производителей каждого вида товаров, не имеющих возможности влиять на рыночные цены; свободный вход на рынок любого субъекта; знание и соблюдение законов рынка, правил игры на нем, пресечение злоупотреблений монополистическим положе­нием. Понятие "демонополизация" стало использоваться после принятия в 1990 г. Постановления Совета Министров СССР "О мерах по демонополизации народного хозяйства". В западной экономической литературе оно практически не применяется; здесь распространены понятия "антимонопольное, или антит­рестовское, регулирование". Применительно к отечественной экономике его появление объясняется множеством депроцессов, характерных для периода реформирования общества. К их числу относятся деполитизация, деидеологизация, деэтатизация, дерегулирование, децентрализация, деконцентрация, де­монополизация. Этот термин в начале 90-х гг. получил широкое распространение в странах Восточной Европы и трактуется как путь к экономической свободе путем разгосударствления и приватизации, устранении монополии государственной соб­ственности, монополии государства на производство продук­ции и услуг с целью формирования конкурентного рынка. В условиях перехода к рынку демонополизация хозяйственной жизни предполагает преодоление монополистических тенденций в экономике: на народнохозяйственном уровне - ликвидацию тота­литаризма государственной собственности; на уровне отрасли — устранение монополии министерств, ведомств и их преемников (концернов, ассоциаций и т.д.), упразднение их командных фун­кций; на уровне предприятий - пресечение диктата производителя (продавца), свободную реализацию продукции любому нуждаю­щемуся в ней потребителю, имеющему возможность выбора пос­тавщика. При этом должна быть учтена специфика отечественной экономики. Существующие в народном хозяйстве монополии не являются результатом рыночной конкуренции. Они искусственно формировались административно-командной системой путем; объединения ранее самостоятельных, часто территориально разоб­щенных предприятий, не состоящих в тесной технологической связи. Для управления такими конгломератами создавался единый, управленческий аппарат. Устранять их экономическими методами - сложно, особенно когда один завод производил продукцию для всей страны. В народном хозяйстве господствовали монополия не столько экономических, сколько управленческих структур, а также всеохватывающий дефицит, конкуренция между потребителя­ми, но не производителями. Демонополизация в Беларуси должна осуществляться с учетом: 1) неблагоприятного состояния экономики, включая спад производства и хронический дефицит оборотных средств; 2) ограниченной собственной материально-сырьевой и энергетической базы; 3) высокой зависимости экономики республики от процессов в сопредельных государствах (особенно в Россий­ской Федерации), а также от поставок основных видов ресур­сов и комплектующих изделий. Организационными мерами по демонополизации являются: развитие прогрессивных организационных структур производ­ства и управления, обеспечивающих переход от жестких верти­кальных к многообразным и гибким горизонтальным связям, между предприятиями в процессе их совместной деятельности; обоснованные деконцентрация и разукрупнение существую­щих монополистических объединений и предприятий; создание в определенных сферах дублирующих производств (малых и средних предприятий). Цель, основные задачи, принципы и подходы к демонополизации экономики нашли свое отражение в антимонопольном Законе, Комплексной программе демонополизации народ­ного хозяйства Республики Беларусь на 1993 г., в Программе демонополизации экономики РБ на 1996-1997 гг., в Програм­ме демонополизации экономики и развития конкуренции РБ на 1998-1999 гг. Специализированным органом, обеспечивающим коорди­нацию, реализацию и контроль за мерами по ограничению и устранению монополизма и его проявлений в хозяйственной деятельности, но развитию конкуренции и предпринимательс­тва ранее выступали Государственный комитет, затем - Ми­нистерство по антимонопольной политике. В настоящее время эту функцию выполняет Министерство предпринимательства и инвестиций (далее - Министерство). Основными направле­ниями антимонопольной деятельности этого Министерства яв­ляются: демонополизация экономики, содействие развитию кон­куренции, контроль за злоупотреблениями монополистов, пре­сечение нарушений. В республике сложились и функционируют, наряду с рес­публиканским, местные рынки, имеющие свою специфику и местных монополистов. Так, в отдельно взятых регионах пра­ктически не существует конкуренции хлебозаводу, молочному комбинату, другим предприятиям, производящим продукты пи­тания, поставляющим продукцию на местный рынок. В рамках республики ни одно из подобных предприятий не подходит по своим параметрам под определение монополиста. Аналогичная ситуация складывается с торговыми предприятиями и предприя­тиями сферы услуг, антимонопольное регулирование которых осуществляется территориальными органами. В настоящее вре­мя уже определено около 30 позиций услуг и 100 товарных групп, по которым необходимо вести постоянное наблюдение на областных товарных рынках и применять ту или иную форму го­сударственного регулирования. Для ограничения монополистичес­кой деятельности и устранения доминирующего положения хозяйствующих субъектов на местных рынках созданы антимоно­польные структуры в областях и в г. Минске, функционально под­чиненные Министерству. Меры по антимонопольному регулированию таких рынков из центра малоэффективны, а в ряде случаев их'' вообще невозможно применить. Выявление локальных монополистических рынков и их демонополизация возлагаются на территориальные органы, которые проводят организационную работу по' поддержке предпринимательства, по формированию отдельных элементов рыночной инфраструктуры. Объектами государственного антимонопольного регулирования являются хозяйствующие субъекты, занимающие доминирующее положение на товарных рынках республики, включенные в Государственный реестр. Доминирующее положение на рынке Беларуси определяется как исключительное положе­ние хозяйствующего субъекта, которое дает ему возможность самостоятельно или совместно с другими хозяйствующими субъ­ектами диктовать условия потребителям и конкурентам, зат­руднять доступ на рынок другим хозяйствующим субъектам либо иным образом ограничивать конкуренцию (ст.1 Закона). Основным критерием определения доминирующего по­ложения служит доля хозяйствующего субъекта на рынке определенного товара, превышающая предельную величи­ну, устанавливаемую Министерством. Для хозяйствующих субъектов - производителей товаров и услуг (кроме продук­ции производственно-технического назначения) она состав­ляет: для одного - 30 %, для двух - 54, для трех - 72, для четырех - 95 %; для хозяйствующих субъектов - производи­телей продукции производственно-технического назначе­ния - соответственно - 45 %, 67, 86 и 100 % . Исходя из этих критериев, в республике почти все рынки' считаются монополизированными. В 1999 г. в Государствен­ный реестр было включено более 1700 хозяйствующих субъектов. Количество предприятий в реестре - величина переменная, зависящая от поведения субъектов на опреде­ленных товарных рынках. В настоящее время под контролем Министерства находят­ся примерно 400-видов товаров (товарных групп), поставляе­мых на республиканский и местные рынки. В основном это товары из "потребительской корзины", а также важнейшие виды продукции производственно-технического назначения. В целом Государственным реестром охвачены предприятия более чем 20 отраслей, подотраслей и видов деятельности:промышленности, перерабатывающих отраслей агропромыш­ленного комплекса, производственной и социальной инфрас­труктуры. Практически осуществление мер по антимонопольному регулированию деятельности хозяйствующих субъектов нача­лось в 1992 г. после либерализации цен на большинство видов продовольственных товаров и всей продукции культурно- бы­тового и производственно-технического назначения (кроме коммунальных, отдельных видов транспортных и некоторых других услуг социального характера). Первоначально указан­ные меры сводились к установлению предельных цен (тари­фов), фиксированных цен (тарифов), предельных коэффици­ентов их изменения, к декларированию повышения свободных цен на продукцию монополистов (т.е. предприятий, доля реа­лизации продукции которых в общем объеме реализации на определенном рынке превышала установленную предельную величину). Кризисная ситуация в экономике препятствует эффек­тивному проведению антимонопольной политики. Крайне неблагоприятная среда для целенаправленной и эффектив­ной демонополизации создалась в результате потери госу­дарством в течение ряда лет (до 1994 г.) стратегически важ­ных рычагов управления государственной собственностью. Социально-политическая нестабильность сдерживает зару­бежных инвесторов и не позволяет расширять иностранную конкуренцию на внутреннем рынке Беларуси. К факторам, препятствующим эффективному противодействию монопо­лизму, прежде всего следует отнести ведомственные интере­сы отраслевых органов управления. Вместе с тем антимоно­польная политика не должна направляться против монопо­лизма вообще; ее не следует рассматривать как орудие тотального разрушения последнего. При этом важно не пре­вратить демонополизацию экономики в самоцель. В ряде слу­чаев наличие монополий может быть оправдано, ведь сущес­твуют сферы, где они неизбежны и эффективны. Во-первых, ряд предприятий-монополистов способствует насыщению рын­ка качественными товарами; во-вторых, продукция многих из них достаточно конкурентоспособна на внешнем рынке. Глав­ное, чтобы монопольное положение на рынке достигалось за­конным путем, опиралось на правовые нормы. Поскольку монополизированный характер экономики нель­зя преодолеть в короткие сроки, в республике до 1995 г. сохра­нялось государственное регулирование цен на отдельные виды продукции, товаров и услуг предприятий-монополистов. При этом использовались три метода ценового регулирования: уста­новление предельных уровней рентабельности, предельного уровня цен (тарифов) и декларирование предельных уровней свободных цен. Как показала практика, эта система не лишена недостатков. Ими явились ущемление экономических интересов производите­лей и поощрение спекулятивной деятельности посредников (пе­рекупщиков); незаинтересованность предприятий в снижении издержек производства, расширении выпуска и повышении ка­чества продукции; бюрократическая громоздкость самой проце­дуры согласования цен; отсутствие четкой дифференциации монополий в зависимости от их видов, а также сфер их деятель­ности и уровня конкурентного поведения субъектов на рынке. В связи с этим с 1996 г. в республике предусмотрены: государственное регулирование цен и тарифов только на товары и услуги ес­тественных монополий и отдельных искусственных, связанных с обеспечением безопасности, здоровья населения, охраны окружа­ющей среды, а также предприятий-монополистов, злоупотребля­ющих своим доминирующим положением; отказ от применений предельных уровней рентабельности и переход на гибкую систе­му ценового регулирования. Государственный контроль за деятельностью временных монополий осуществляется путем наблюдения и контроля за рыночным поведением предприятий. Таким образом, Государ­ственный реестр из инструмента ценового регулирования дея­тельности предприятий-монополистов трансформировался в инструмент наблюдения за выполнением ими требований анти­монопольного законодательства. С учетом неоднородности товарных рынков и действующих на них монопольных структур, а также новых процессов и явле­ний антимонопольными органами Республики Беларусь пред­усмотрены: 1) устранение монополизма на всех уровнях экономичес­кой системы и, прежде всего в сфере управления; 2) контроль за реорганизацией хозяйствующих субъектов и органов управления, в том числе и в ходе приватизации, а так­же за движением ценных бумаг, недопущение создания новых монопольных образований; 3) предупреждение, ограничение и пресечение антиконкурентных действий "искусственных" монополий; 4) снижение отрицательных последствий естественного мо­нополизма, сохраняющегося по технологическим и экономическим причинам, а также вследствие обеспечения государственных интересов. Перестройка деятельности органов государственного и хо­зяйственного управления предполагает качественно новую роль государства и его органов; гарантированность свободы предпринимательской деятельности и реализации прав соб­ственности различных субъектов хозяйствования; четкое разграничение сфер деятельности и функций, республиканских и территориальных исполнительно- распорядительных органов, их полномочий и ответственности; соответствие деятельности органов государственного и хозяйственного управления зако­нодательству республики. Отраслевая специфика диктует необходимость применения различных подходов к демонополизации. Так, демонополизация белорусской промышленности осуществляется путем разукруп­нения предприятий-монополистов (в необходимых и возможных, случаях); диверсификации производства; специальных мер по поддержке и созданию однопрофильных с монополистическими малых и средних предприятий, регулирования и ограничения запретов (в необходимых случаях) на импорт продукции на мо­нополизированные республиканские рынки; развития малых предприятий на площадях и мощностях действующих про­изводств (в том числе и совместных при участии иностранных инвесторов) и, прежде всего предприятий по выпуску товаров потребительского рынка. В 1996-1997 гг. приоритетными отрас­лями, подлежавшими демонополизации, являлись переработка сельскохозяйственной продукции, строительство, торговля и транспорт, а также сферы деятельности, сопряженные с ними, в 1998-1999 гг. - агропромышленный комплекс и жилищное стро­ительство. С активизацией процессов коммерциализации предприя­тий важной функцией антимонопольного регулирования в рес­публике становится контроль за ходом процесса приватизации предприятий-монополистов с тем, чтобы не допустить преобра­зования государственной монополии в частную. Современная ситуация в белорусской экономике (пока преобладающая доля национального капитала находится в собственности государства, акционерные предприятия, инвес­тиционные фонды зависят от Мингосимущества) позволяет прогнозировать, что государство s Республике Беларусь еще длительное время будет осуществлять свое монопольное влия­ние на экономику в большинстве отраслей и сфер народного хозяйства, в первую очередь в финансовой и в промышленнос­ти. За прошедший с начала реализации Комплексной програм­мы демонополизации экономики республики период несколько изменились характер и уровень монополизации. С одной сторо­ны, в отдельных отраслях осуществилась декондентрация про­изводства, приведшая к формированию новых субъектов хозяйствования негосударственной формы собственности - ма­лых предприятий, кооперативов, обществ с ограниченной ответ­ственностью. Многие предприятия государственного сектора преобразовались в коллективные, акционерные общества. С другой стороны, активизировались процессы организационной интеграции хозяйствующих субъектов с однородным производ­ством, обусловившие создание крупных производственно-хозяй­ственных комплексов - концернов, корпораций, других видов объединений. В сфере материального производства и его инфраструктуре предприятия и объединения отраслей промышленности, энер­гетики, транспорта, связи, строительного комплекса не претер­пели организационно-структурных изменений, что явилось причиной сохранения в них неконкурентной среды и доминиру­ющего положения на республиканском и местных рынках това­ров (работ, услуг) субъектов этих отраслей. Так, гигантское ПО "Бобруйскшина" распалось на несколько заводов, кото­рые, обретя самостоятельность, объединились в промышленные ассоциации. На отдельных предприятиях производственной инфраструк­туры (электроэнергетики, транспорта) осуществлено разукруп­нение с образованием новых юридически самостоятельных субъектов хозяйствования. Так, в системе Минэнерго на базе треста "Белэнергострой", доминировавшего на республиканском рынке услуг по строительству электростанций, создано семь независимых конкурирующих организаций. В системе Минхлебопродуктов из состава Калинковичского и Барановичского комбинатов хлебопродуктов выделены структурные под­разделения с приданием им статуса юридического лица. В сфере розничной торговли статус юридического лица по­лучили более тысячи магазинов и столовых, освободившихся от опеки бывших торгов и трестов. Кроме того, здесь создан ряд добровольных объединений (ассоциаций, акционерных обществ и др.). В 1997 г. на рынке розничной торговли оставалось около 30 монополистов (Материалы Министерства предпринима­тельства и инвестиций). Антимонопольное законодательство, действующее в Бела­руси, не корректно применять к промышленным объединениям, выходящим на международный рынок. Необходимо поддержи­вать "национальных чемпионов'', готовых к конкуренции на этом рынке. Речь идет о сформированных еще в годы существования СССР ведомственных производственных объединениях с техно­логическими цепочками, необходимыми для выпуска конечной продукции. Важнейшим их отличием от процветающих западных транснациональных компаний была почти полная изоляция от мирового рынка и всемирной производственно-сбытовой сети, невовлеченность в современные стратегические альянсы. Продажа в процессе приватизации каждого из данных предприятий по от­дельности угрожает им дезинтеграцией. Поддержка предприятий-экспортеров особенно актуальна для Беларуси. Целесообразно выделить те, которые вышли на внешний рынок в качестве экспортеров и не подлежат ценовому регулированию. В эту группу могут быть включены предприятия, производящие пользующуюся спросом продукцию, ибо фиксиро­вание цен затрудняет техническую реконструкцию производства, расширение мощностей и т.д. В условиях непрерывного роста цен; на сырье, материалы и энергоресурсы себестоимость искусственного меха (Жлобинское ПО искусственного меха), комбайнов (Гомсельмаш), продукции Оршанского льнокомбината, мини-трак­торов, мотоблоков и мотокультиваторов МТЗ, мотоциклов и вело­сипедов, химических волокон и нитей, кордной, вискозной и капроновой тканей, выпускаемых Гродненским и Светлогорским ПО "Химволокно", ежемесячно росла, что привело к снижению конкурентоспособности указанной продукции, поскольку уровень цен внутреннего рынка по некоторым видам товаров превысил ми­ровые. Слияния, поглощения предприятий, приобретение их ак­ций, другие формы объединения субъектов контролируются антимонопольными органами. Они не допускают объедине­ния предприятий с однородными (взаимозаменяемыми) вида­ми производимых ими товаров и услуг, поскольку это обеспечивает вновь образуемым хозяйствующим субъектам монопольное положение на рынке. Так, Витебскому облис­полкому было отказано в создании государственного объеди­нения мясомолочной промышленности, Белорусскому производ­ственному объединению "Гарант" - в создании холдинговой компании. В ходе согласования проекта создания холдинга "Беллеспром" из предполагаемого его состава было исклю­чено более трети предприятий и тем самым заблокировано доминирующее положение этого холдинга на рынке мебели, обоев, спичек и некоторой другой продукции. Специфика естественных монополий требует дифференци­рованного подхода к их регулированию, ориентированного на обеспечение баланса между формой регулирования (прямое, косвенное, административное, экономическое) и той свободой, которую необходимо обеспечить для хозяйствующего субъекта в целях развития цивилизованных рыночных отношений. Нес­мотря на то, что целью принятого более пяти лет назад первого в истории Беларуси антимонопольного закона было создание условий для развития конкуренции, ее практическая реализа­ция оказалась малоэффективной. Это объясняется тем, что: во-первых, белорусский (как и российский) Закон фор­мально заимствовал основные подходы и методы американско­го и западноевропейского антимонопольных законодательств, призванных поддерживать налаженную конкурентную среду, способствовать дальнейшему развитию конкуренции; во-вторых, он слабо адаптирован, к сложившимся соци­ально-экономическим условиям национальной экономики, к степени развитости товарно-денежных отношений и общес­твенного производства в целом, отношений собственности и всех компонентов рынка; в-третьих, разработчики антимонопольного закона респуб­лики недостаточно учли особенности монополизма белорусской экономики, возникшего в условиях отсутствия рынка к конкуренции, и самих монополий, обладающих специфичес­кими признаками, противоречащими природе рыночных монополий. В нем сделан акцент не на становление конкуренции а на антимонопольное регулирование. Белорусский антимонопольный Закон рассматривает кон­куренцию как якобы реально существующее явление в нацио­нальной экономике. Этот парадокс объясняется тем, что его статьи были скомпилированы с антимонопольных законов раз­витых стран без учета того факта, что в белорусской экономике отсутствовала реальная конкуренция в ее классических видах и формах. Данный Закон недостаточно отражает стимулирую­щие нормы, направленные на появление конкурентных отно­шений. Эффективность антимонопольного регулирований в Бела­руси снижают слабая законодательная дисциплина, развитие нелегитимных экономических процессов, диффузия институ­тов, специфика субъектов антимонопольного регулирования (бюрократизация и коррупция в государственном аппарате). Без реформы системы экономических отношений, без соответ­ствующей институциональной среды оно не может быть эффек­тивным. Более того, из-за антимонопольного регулирования не выработались правила поведения субъектов на рынках и меры защиты прав малых и вновь создаваемых предприятий, об­ществ, товариществ от власти хозяйствующих субъектов, зани­мающих на нем доминирующее положение. Процессам приватизации не предшествовала демонополиза­ция управления Экономике Беларуси по-прежнему свойственна высокая степень монополизации, несмотря на проведение привати­зации. В республике приватизировано 15 % стоимости основ­ных фондов государственных предприятий. Из общего количества реформированных объектов более 28 % преобразовано в акционер­ные общества, 22 - выкуплено арендными предприятиями, 20 — продано на аукционах, 12 - выкуплено трудовыми коллективами арендных предприятий, 10 % - продано по конкурсу. Замедляет процесс приватизации пренебрежение процедурой банкротства. Монополизм управления, технологический и локальный (региональный) монополизм, высокие цены на основные сред­ства производства, недостаток оборотных средств препятству­ют созданию новых и модернизации действующих производств. Сохраняется структурный (ассортиментный) дефицит, при котором любой поставщик имеет возможность монопольного дик­тата своих условий. В целях устранения факторов, сдерживающих реализацию антимонопольной политики, совершенствования правовой базы, регулирующей деятельность предприятий-монополистов. Ми­нистерство предпринимательства и инвестиций подготовило проект закона "О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь "О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции". Основными направле­ниями антимонопольной политики в настоящее время являются: а) сокращение прямого государственного участия в эконо­мике и переход к экономическим методам государственного ре­гулирования на макроуровне; б) устранение монопольного положения крупных структур (региональных, межотраслевых ассоциаций, концернов, корпо­раций, холдингов и других объединений предприятий) в сфере производства и реализации товаров (работ, услуг), за исключе­нием сфер, где сохраняются естественные, регулируемые госу­дарством монополии; в) обеспечение притока конкурирующих товаров на бело­русские рынки; г) правовое и организационное обеспечение антимонополь­ного регулирования и реализации законодательства о защите прав потребителей. С 1997 г. антимонопольная политика в Беларуси реализует­ся дифференцированно: на монополизированных рынках кон­тролируется поведение предприятий- монополистов, предупреж­даются слияние хозяйствующих субъектов и создание монопо­листических объединений предприятий, пресекается недобросо­вестная конкуренция. При этом решаются задачи сохранения целостных технологических комплексов, определяющих разви­тие экспортного потенциала республики, выхода ее на мировой рынок, повышения конкурентоспособности продукции и эффек­тивности функционирования хозяйствующего субъекта на соот­ветствующем рынке. Кроме того, осуществляется наблюдение за динамикой концентрации производства и положения лидиру­ющих хозяйствующих субъектов, чтобы не допустить их доми­нирования на товарных рынках в процессе объединения. В связи с этим перед Министерством предпринимательства и инвести­ций возникла необходимость выявления таких рынков и возоб­новления анализа концентрации производства, (подобные расче­ты не проводились с 1994 г.). Сегодня на олигопольных рынках контролируются процессы акционирования, приватизации и создания различного рода объединений (данные МПиИ). Антимонопольная политика в области ценообразования была направлена в основном на сужение сферы прямого государственного регулирования цен на продукцию и услуги предприятии на базе дифференцированного подхода к товарным рынкам и разным группам товаропроизводителей, а также на постепенный переход от ценового регулирования к системе контроля цен. Следует отметить, что становление антимонопольного регулирования происходит неравномерно. Активность антимонопольных органов в первой половине 90-х гг. сменилась резким спадом ее в конце 90-х гг., акценты в их деятельности переключились с проблемы совершенствования антимонопольного законодательства на проблемы развития предпринимательства и малого бизнеса. До сих пор не приняты поправки к первому антимонопольному закону. Государственное антимонопольное регулирование нуждается в детальном анализе ситуации на товарных рынках республики. Однако эта работа осложняется неудовлетворительным состо­янием государственной статистики с точки зрения, как методоло­гии, так и достоверности, полноты предоставляемой информации. В частности, сегодня недостаточно информации о рынке ценных бумаг, об уровне концентрации капитала, о движении акций, об объемах и структуре производства негосударственного сектора экономики и др. Отечественная статистика не владеет многими необходимыми сведениями, позволяющими проводить полный и всесторонний анализ степени монополизации эконо­мики. Вследствие коммерциализации информационной области возникает монополия на информацию. В "Основных направлениях социально-экономического развития Республики Беларусь на 1996-2000 годы" подчерки­вается, что "...стратегическим направлением деятельности в области антимонопольной политики является формирование полноценной конкурентной среды, ориентированной на качес­твенные стороны функционирования экономики". С этой целью Министерство по антимонопольной политике было преобразовано в 1996 г. в Министерство предпринима­тельства и инвестиций. Вместе с тем демонополизация государственного сектора экономики Беларуси происходит не путем осмысленного ре­формирования, а за счет постепенной ликвидации крупных го­сударственных предприятий. Примером является Гомельское ПО "Коралл". До 1994 г. оно выпускало кинескопы для телеви­зоров, включая полный цикл их производства - от литья экран­ного стекла - до сборки. После его акционирования в 1997 г. 67 % акций было передано американской фирме "Вестрей Инк". Затем договор с этой фирмой был, расторгнут вследствие ее неспособности осуществить модернизацию производства. Было проведено разукрупнение данного объединения - из него выделились как самостоятельные субъекты завод "Модуль", инструментальное производство и транспортное хозяйство. Не­когда мощное и передовое предприятие в настоящее время ис­пытывает серьезные трудности. Анализ программ демонополизации и антимонопольного закона, а также итогов пятилетнего периода их реализации показал, что традиционные меры демонополизации экономики не эффективны в условиях отечественного сверхмонополизма. Противоречивость современной ситуации заключается в том, что, с одной стороны, антимонопольная политика и проводи­мая демонополизация направлены на ограничение монополиз­ма, прежде всего государственного, с другой - методы решения этой проблемы его лишь усиливают и обусловливают появление новых видов монополий и форм их проявления. Это объясняется также недостаточным обоснованием и доказа­тельством необходимости принятия антимонопольных законов в трансформационной экономике развивающихся стран, к. которым относится и Республика Беларусь. Примерами уси­ления государственной монополистической практики явились: государственная интервенция в акционерные компании; вве­дение в 1997 г. так называемой золотой акции, или особого права государства вмешиваться в деятельность акционерных компаний; принятие декрета о гарантиях вкладов в валюте физических лиц, дискриминирующего отдельные банки; пред­оставление государством концерну "Ееллегпром" монопольных прав на экспорт шерстяных тканей. Указ "О некоторых мерах, но координации деятельности Национального банка"', (1998 г.) юридически закрепил фактическое руководство пра­вительством денежно-кредитной политикой, установив обяза­тельность принимаемых им решений для Национального банка. Парламент республики узаконил право Совета Минис­тров проводить единую денежно-кредитную политику Обобщая сказанное, следует подчеркнуть, что в условиях перехода к рынку речь должна идти не столько о борьбе с моно­полизмом, о разработке и принятии пакета антимонопольных законов, сколько о формировании конкурентных отношений, на защиту которых и следует направить антимонопольное ре­гулирование. Необходимо разработать Кодекс экономического поведения контрагентов (Кодекс чести), доктрину разумности экономического поведения, весь комплекс мер (экономических, правовых, организационных), предусматривающих коренную перестройку отношений собственности, производства, обмена и управления. В отечественной экономике до настоящего времени остает­ся прежней природа формирования монопольных структур, т.е. они создаются не в результате естественных процессов концен­трации капиталов, свободного их перелива в условиях конку­ренции на рынках ценных бумаг. Сохранение монополизма, низкая эффективность антимонопольного регулирования пре­пятствуют формированию конкурентной среды хозяйствова­ния. Необходимы институциональные механизмы становления, поддержания и регулирования конкуренции. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ (микро, макро), анализ, аудит, экономика всех отраслей, маркетинг, менеджмент, предпринимательство, СП, МЭО, банки, финансы, страхование, налоги, бюджет, ПИП, инвестиции, политология, информатика. Помощь при написании дипломных, курсовых, отчетов за 2005 год. Качественно, быстро, 50% скидки на готовые (обмен). Тел. 8-029-129-50-35, 8-029-254-32-54 http://ruslanlyudmila.narod.ru/gotovrab.htm (Здесь можно бесплатно скачать работы и шпоры по всем экономическим дисциплинам, работы сдавались в 2005 и 2006 году, а можно выгодно обменять свои работы на наши) http://economica-eco.narod.ru (Здесь можно ознакомится с содержанием всех готовых работ) ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ (микро, макро), анализ, аудит, экономика всех отраслей, маркетинг, менеджмент, предпринимательство, СП, МЭО, банки, финансы, страхование, налоги, бюджет, ПИП, инвестиции, политология, информатика и др. экономические и гуманитарные дисциплины для студентов БГЭУ (ФЭУТ, ВШТ, ВШУБ, ФМ) и коммерческих ВУЗов. Работы ЛЮБОЙ СЛОЖНОСТИ на высоком научном и практическом уровне поможет написать и даст квалифицированные пояснения КАНДИДАТ НАУК. Оформление на ЭВМ по ГОСТам. ОТВЕТСТВЕННЫЙ ПОДХОД. Работы и шпоры можно посмотреть и скачать здесь http://minskreferat.narod.ru/