Каталог :: Экономическая теория

: Некоторые экономические теории

                           Меркантилизм                           
Термин "меркантилизм" (от итальянского mercante - торговец, купец) ввел в
оборот в XVIII веке английский экономист Адам Смит. Этим термином принято
обозначать систему экономических взглядов, которая, по-видимому, была
достаточно широко распространена в Европе во втором тысячелетии нашей эры и в
письменном виде дошла до нас благодаря некоторым публикациям английских,
итальянских и французских авторов XVI-XVII веков. Меркантилизм был
распространен и в других странах, но только в работах англичан Вильяма
Стаффорда (1554-1612), Томаса Мена (1571-1641), француза Антуана Монкретьена
(1575-1622), шотландца Джона Лоу (1677-1729), итальянцев Гаспара Скаруффи
(1519-1584), Антонио Джевонези (1712-1769) и некоторых других экономистов
меркантилистские воззрения приобрели завершенные очертания.
Проживая в разных странах и порой не подозревая о существовании друг друга,
эти авторы высказывали удивительно сходные взгляды, что позволяет трактовать
меркантилизм не только как теорию, но и как часть определенной культурно-
политической традиции.
До эпохи Возрождения в европейской культуре было широко распространено
представление о герое-завоевателе как воплощении всяческих добродетелей,
идеале для подражания. Удачный набег на чужую, а порой и на свою собственную
территорию, грабеж и разорение по морали того времени рассматривались как
вполне приемлемый и законный способ обогащения. Эта традиция, вышедшая из
античности, успешно функционировала и в средние века.
Эпоха Возрождения породила новые подходы ко многим социально-культурным
процессам, в том числе к представлению о богатстве и источниках его
происхождения. Изменились социальные идеалы; герой того времени - уже не
воин-завоеватель, а удачливый купец, ремесленник, художник (вспомним хотя бы
профессиональный статус героев новелл Боккаччо). Теоретической концепцией,
которая в дальнейшем и обосновала такой сдвиг в общественном сознании, стал
меркантилизм.
Наши экономические учебники чаще всего фиксировали лишь внешнюю часть
концепции меркантилизма, делая вывод о том, что меркантилизм как
теоретическая школа ошибочно рассматривал богатство в виде денежного металла
с источником роста в сфере внешней торговли. Конечно, меркантилизм как
специализированная часть общественного сознания той эпохи отражал новые
стереотипы мышления, которые фиксировали деньги как главный, а порой и
единственный компонент материального благополучия и богатства. Но в то же
время концепция меркантилизма не была такой примитивной, как ее трактовали
советские учебники политической экономии, ей была присуща известная
сложность.
Дело в том, что меркантилизм был значительным прорывом в культурной традиции
феодально-раздробленной Европы и явился экономико-теоретическим обоснованием
процесса создания и функционирования национальных государств на принципах
политического абсолютизма. В соответствии с этими процессами люди,
проживающие на территории того или иного государства, стали рассматриваться
как единый общественный организм (нация, народ). Народы конкурируют друг с
другом, вступая в хозяйственные отношения. Наиболее распространенной формой
экономических отношении между государствами того времени была внешняя
торговля. Одна нация продавала другой нации те товары, которые были у нее в
избытке, приобретая те товары, которых eй недоставало. Деньги того времени -
это прежде всего благородные металлы, и именно в них осуществлялась оценка
стоимости товаров и
проводились расчеты по торговым операциям. Поэтому естественно, что
положительный результат внешней торговли ассоциировался с превышением вывоза
над ввозом и фиксировался понятием активного торгового баланса.
Кроме того, меркантилизм впервые определил управленческие функции государя,
правителя. Если в античной традиции, которая продолжала сохраняться и в
период раннего средневековья, государь рассматривался как властитель,
завоеватель своих подданных, который имел все права на их имущество и даже на
жизнь, то меркантилизм рассматривал правителя как верховного управляющего,
отца нации, который был обязан проводить экономическую политику, ведущую к
обогащению нации в целом. Экономической политикой государства, которая, по
мнению меркантилистов, вела к росту национального богатства, был
протекционизм, смысл которого состоял во всемерной поддержке отечественного
купечества на внешних рынках и в ограничениях, проводимых по отношению к
иностранным купцам на внутреннем рынке. Благодаря такой политике должна была
возрастать конкурентоспособность нации и увеличиваться производство
продукции, ориентированной на экспорт. Показателем же эффективности
государственной политики, мудрости правительства становился активный торговый
баланс (превышение экспорта над импортом) и приток золота в страну.
Различают ранний и поздний меркантилизм. Ранний меркантилизм возник до эпохи
Великих географических открытий, и его центральной идеей была идея "денежного
баланса". В этот период шел процесс создания централизованных государств,
ликвидации феодальной раздробленности в Европе. Частые войны требовали
создания регулярных армий и вели к необходимости постоянного пополнения
государственной казны. Поэтому экономическая политика правительства в этот
период носила ярко выраженный фискальный характер. Успешный сбор налогов мог
быть обеспечен лишь за счет создания такой системы, при которой частным лицам
было запрещено вывозить драгоценные металлы за пределы государства.
Иностранные купцы обязаны были всю полученную от реализации своих товаров
выручку истратить на приобретение местных товаров, эмиссия денег была
объявлена государственной монополией. Чтобы привлечь деньги из-за границы,
правительства прибегали к "порче" монет путем уменьшения их веса или снижения
пробы при сохранении номинала, что вело к обесценению денег. Считалось, что в
результате обесценения иностранцы смогут приобрести больше местных товаров на
свои деньги и поэтому будут заинтересованы в перечеканке своих денег в
обесценившиеся деньги другой' страны.
В результате Великих географических открытий в Европу, прежде всего через
Испанию, хлынуло дешевое серебро и золото. Казалось бы, достигнут
экономический идеал. Но чем больше денежного металла поступало на европейские
рынки, тем быстрее шел процесс их обесценения. Начался постоянный рост цен на
товары, который постепенно усиливал экономические позиции производительных
слоев общества (ремесленников, крестьян) и ослаблял позиции дворянского,
военного сословия, получавшего жалованье в виде обесценивающихся денег.
Поздний меркантилизм во главу угла ставит идею торгового баланса, фискальная
направленность экономической политики сменяется политикой, в основу которой
легли соображения хозяйственного характера. Считалось, что государство
становится тем богаче, чем больше разница между стоимостью вывезенных и
ввезенных товаров. Такое положение могло быть обеспечено двумя способами. Во-
первых, поощрялся вывоз готовой продукции и ограничивался вывоз сырья и ввоз
предметов роскоши. Во-вторых, стимулировалось развитие посреднической
торговли, для которой разрешался вывоз денег за границу. При этом считалось
необходимым покупать как можно дешевле в одних странах и продавать как можно
дороже в других. В рамках этого подхода устанавливались высокие импортные
пошлины, выплачивались экспортные премии, правительства стремились к
обеспечению безопасности
внешнеторговых коммуникаций, предоставляли различные привилегии торговым
компаниям, выдавали государственные субсидии для развития
экспортоориентированных и импортозаменяющих производств.
В целом меркантилистская политика государств была достаточно продуктивной для
многих стран, но постепенно вела к серьезной конфронтации между
конкурирующими на внешнем рынке странами, приводила к взаимным ограничениям в
торговле. Другим недостатком политики в духе меркантилизма было постепенное
замедление, а затем и упадок производств, ориентированных на внутренние
рынки. Так, последовательная меркантилистская политика во Франции в период
Ришелье и Кольбера вела к ухудшению положения в области сельского хозяйства и
ремесла, ориентированного на местные нужды, порождала постоянный рост
налогового давления на большую часть французского общества. Для обеспечения
все возрастающих государственных расходов рано или поздно правительство было
вынуждено переходить к использованию бумажно-денежного обращения, что на
данном этапе приводило к быстрому обесценению бумажных денег и расстройству
хозяйственной системы. Таким образом, уже в XVIII веке логически завершенный
меркантилизм стал тормозом экономического развития и вступил в противоречие с
реальными потребностями хозяйственных систем в Европе. В то же время
необходимо отметить, что многие понятия и принципы меркантилистской доктрины
успешно пережили свое время и широко применяются в современной теории и
практике.
                            Физиократы                            
Термин "физиократизм" (власть природы) был введен в оборот Адамом Смитом.
Сами французские физиократы называли себя экономистами. Теория физиократизма
развивалась в Германии, Польше, Швеции и других странах, но только во Франции
эта система воззрений приобрела наиболее развитую форму и существовала в виде
теоретической школы. Основателем физиократического учения был Франсуа Кенэ
(1694-1774), наиболее крупными представителями Виктор де Мирабо (1715-1789),
Дюпон Неймур (1739-1817) и Жак Тюрго (1727-1781).
Физиократизм был естественной реакцией французских интеллигентов на
недостатки меркантилистской политики кольбертизма, о которых было сказано в
предыдущем разделе. Физиократы считали богатством не деньги, а "произведения
земли". Сельскохозяйственное производство, а не торговля и промышленность, с
их точки зрения, является источником богатства общества, что и определяется
"естественным" законом, установленным самим Богом.
Для физиократов богатство нации прирастает в том случае, если существует и
постоянно воспроизводится разница между продукцией, которая производится в
сельском хозяйстве, и продукцией, которая была использована для производства
этой продукции в течение года, то есть так называемая земельная рента в
натуральной форме. Ф. Кенэ называл эту разницу "чистым продуктом" и считал
единственным "производительным классом" в обществе класс землевладельцев.
Кенэ утверждал, что "среди всех средств для приобретения имущества нет ни
одного, которое было бы для человека лучше, выгоднее, приятнее и приличнее,
даже достойнее для свободного человека, чем земледелие".
Главное произведение Ф. Кенэ "Экономическая таблица" (1758) содержит схему
разделения общества на три основных класса:
1) производительный класс земледельцев;
2) класс земельных собственников;
3) "бесплодный класс" - люди, занятые не в сельском хозяйстве.
Все три общественных класса находятся в определенном экономическом
взаимодействии. Через механизм покупки и продажи продукции происходит процесс
распределения и перераспределения "чистого продукта" и создаются необходимые
предпосылки для постоянного возобновления производственного процесса, то есть
воспроизводства. Ф. Кенэ видит этот процесс, состоящим из следующих стадий:
- фермеры-земледельцы арендуют за деньги у земельных собственников землю и
выращивают на ней урожай;
- собственники скупают продукты у земледельцев и промышленные изделия у
ремесленников, в результате чего часть полученных ими за аренду земли денег
переходит к сельским хозяевам и ремесленникам;
- фермеры закупают промышленные товары у промышленников;
- промышленники закупают сельскохозяйственные товары у фермеров.
В итоге фермеры вновь получают денежные средства для аренды земли.
Таким образом, хозяйственный процесс представлялся физиократам как
естественная гармония, которая может быть даже описана строго математически.
Впоследствии эта идея получила дальнейшее развитие в различных попытках
построения математически точных моделей производства и распределения
продукции и в современной экономической науке существует в виде
многочисленных отраслевых и продуктовых балансов, межотраслевых моделей,
формализованных вариантов теорий макроэкономического равновесия и
экономического роста.
Составной частью экономической теории физиократизма является идея
невмешательства правительства в естественный ход экономической жизни. Если
исходить из схемы, предложенной Ф. Кенэ, места для какой-либо сознательной,
активной политики правительства в области экономики просто не остается.
Точнее, по мнению Ф. Кенэ, государство должно установить такие законы,
которые бы соответствовали "естественным законам" природы, и на этом
экономические функции государства можно будет считать исчерпанными.
Попытку практической реализации экономической концепции физиократов
предпринял француз Жак Тюрго, который в 1774 году был назначен вначале
морским министром, а затем, в период 1774-1776 годов, занял пост генерального
контролера финансов. Находясь на этом посту, Ж. Тюрго провел ряд реформ
физиократического характера, острие которых было направлено на снижение роли
французского государства в экономической жизни страны. Были отменены
ограничения на хлебную торговлю, упразднены цеховые корпорации и гильдии,
крестьянские натуральные повинности в пользу государства были заменены
денежным налогом, были сокращены государственные расходы. Пожалуй, самым
важным элементом реформ Ж. Тюрго было налогообложение дворянского сословия,
которое до этого вообще не платило налогов. В перспективе планировалось
полностью отказаться от сбора налогов с крестьян, заменив их единым
поземельным налогом с дворян. Такая политика ,естественно, сопровождалась
серьезной оппозицией со стороны привилегированных сословий; начались
придворные интриги, и в результате реформатор был вынужден уйти в отставку.
После его ухода Людовик XVI отменил все нововведения Ж. Тюрго, и Франция
начала свое безудержное движение к социальным потрясениям Великой французской
революции.
Ж. Тюрго прославился не только как видный государственный деятель, но стал
известен и как один из крупнейших теоретиков. Главное его сочинение
"Размышления о создании и распределении богатств" (1776) содержит не только
уже известные нам положения физиократической школы в духе Ф. Кенэ, но и ряд
новых для этого учения положений. Так, в его работе содержится положение о
том, что чистый продукт производится не только в сельском хозяйстве, но и в
промышленности; классовая структура общества по Тюрго более сложна, чем по
Кенэ, за счет того, что внутри каждого класса существует дифференциация;
"бесплодный класс" Ж. Тюрго делит на класс предпринимателей и наемных
работников. Кроме этого, он закладывает научную основу анализа заработной
платы наемных работников, которую сводит к минимуму средств существования в
результате конкуренции между лицами наемных профессий на рынке труда.
Серьезным вкладом Ж. Тюрго в развитие экономической науки была формулировка
"закона уменьшения земельного продукта", согласно которому увеличение
приложения труда к земле приводит к тому, что каждая последующая затрата
труда оказывается менее производительной, то есть действует закон убывающего
плодородия почв, который в современной экономической теории трактуется в виде
закона убывающей производительности.
Таким образом, если практическая реализация физиократического учения была
явно неудачной, то теоретический вклад этой школы трудно переоценить. Во
всяком случае, хорошо известно, что именно знакомство с трудами французских
физиократов, а также личное знакомство и общение с ними стимулировало интерес
к экономической проблематике основателя английской классической экономической
школы Адама Смита.
                        Классическая школа                        
Классическая школа политической экономии относится к числу зрелых направлений
экономической мысли, оставивших глубокий след в истории экономических учений.
Экономические идеи классической школы не потеряли своего значения до наших
дней. Классическое направление зародилось в XVII веке и расцвело в XVIII и в
начале XIX века. Величайшая заслуга классиков состоит в том, что они
поставили в центр экономики и экономических исследований труд как
созидательную силу и стоимость как воплощение ценности, положив тем самым
начало трудовой теории стоимости. Классическая школа стала провозвестницей
идей экономической свободы, либерального направления в экономике.
Представители классической школы выработали научное представление о
прибавочной стоимости, прибыли, налогах, земельной ренте. В недрах
классической школы, по сути, зародилась экономическая наука.
Первым представителем и прародителем классической школы следует считать
английского экономиста Уильяма Петти (1623-1687), которого К. Маркс назвал
"отцом политической экономии и в некотором роде изобретателем статистики".
Петти принадлежат научные разработки в области налогообложения, таможенных
пошлин. Источником экономического богатства он считал сферу производства, что
сближает его с авторами трудовой теории стоимости.
Классическая школа представлена несколькими основоположниками и рядом
талантливых их популяризаторов и толкователей. Если не вдаваться в более
тонкий анализ, то вся так называемая классическая экономическая школа может
быть представлена по крайней мере четырьмя именами: Адам Смит (1723-1790),
Давид Рикардо (1772-1823), Томас Мальтус (1766-1834), Джон Стюарт Милль
(1806-1873).
Как и их предшественники, основатели классической школы рассматривали
экономическую науку как учение о богатстве и способах его увеличения.
Фундаментальный труд А. Смита, увидевший свет в 1776 году, так и назывался:
"Исследование о природе и причинах богатства народов". А. Смит исходит из
того, что богатство нации воплощено в продукции, которая потребляется
народом, населяющим данную страну. Чем больше соотношение между количеством
потребляемой продукции и численностью населения страны, тем выше уровень
материального богатства. Само же соотношение в свою очередь зависит от таких
двух факторов, как производительность труда и пропорции деления общества на
производительный и непроизводительный класс. Первый фактор, по А. Смиту,
следует рассматривать как наиболее значимый. Производительность труда
определяется так называемым разделением труда и уровнем накопления капитала.
Следовательно, прогресс общества, рост богатства за-
висят в конечном счете от уровня накопления капитала и способов его
использования.
Разделение труда, представляющее функциональную специализацию работников в
рамках отдельного предприятия, рассматривается как естественный и непременный
путь развития производства. Чем выше степень специализации производств, тем
сильнее связи между ними, тем значительнее склонность к рыночному обмену.
Интересно, что если, по Аристотелю, в процессе обмена обязательно выигрывает
либо продавец, либо покупатель, то, по А. Смиту, обмен одинаково выгоден и
продавцу, и покупателю. В основе цены сделки, согласно А. Смиту, лежит так
называемая стоимость, которая представляет собой не что иное, как количество
труда, затраченного на производство товара. Таким образом, чем выше степень
разделения труда и уровень накопления капитала, тем больше продукции может
быть произведено. Возникает естественный вопрос: каким образом в хозяйстве
должен идти процесс перераспределения капитала между различными отраслями? А.
Смит не видит в этом проблемы. Если на рынке цена товара оказывается выше ее
"естественной цены", которая определяется по затратам труда, количество
продавцов, желающих производить и продавать этот товар, возрастет и капитал
будет накопляться на предприятиях, производящих именно этот товар. Таким
образом, "невидимая рука" рынка сама отрегулирует процесс накопления капитала
в нужных размерах и нужном направлении.
Интересно, что при такой трактовке хозяйственной жизни всякие действия
правительств по экономическому регулированию следует оценивать лишь
негативно, так как они нарушают эффективную работу "невидимой руки" рынка и
приводят к замедлению процесса накопления капитала и как результат - к
снижению производительности труда. "Для того чтобы поднять государство с
самой низкой ступени варварства до высшей ступени благосостояния, нужны лишь
мир, легкие налоги и терпимость в управлении; все остальное сделает
естественный ход вещей", - писал А. Смит. Отсюда со времени А. Смита и до
наших дней пользуется популярностью девиз проведения экономической политики
по принципу "laisses fair", что означает "пусть все идет само собой,
естественным образом, без внешнего принуждения". Смит был сторонником
механизма рыночного саморегулирования на основе свободных цен, складывающихся
в зависимости от спроса и предложения.
О том, насколько многогранным было проникновение А. Смита в экономическую
теорию, свидетельствует содержание его фундаментального труда "Исследование о
природе и причинах богатства народов", состоящего из пяти книг:
1. "Причины увеличения производительности труда и порядок, в соответствии с
которым его продукт естественным образом распределяется между классами
народа".
2. "О природе капитала, его накоплении и применении".
3. "О развитии благосостояния у разных народов".
4. "О системах политической экономии (очерк истории экономических учений)".
5. "О доходах государя или государства (учение о финансах)".
Адам Смит не только вписал свое имя золотыми буквами в историю экономической
науки, но и вошел в нее как первооткрыватель, заслуживший титул "отца
экономики".
Значение экономической концепции, предложенной А. Смитом, настолько велико,
что остается лишь сослаться на высказывание по этому поводу историка Генри
Бокля, автора "Истории цивилизации в Англии". Он писал: "Об Адаме Смите можно
сказать, не боясь опровержения, что этот одинокий шотландец изданием одного
сочинения больше сделал для благоденствия человечества, чем было когда-либо
сделано совокупно взятыми способностями всех государственных людей и
законодателей, о которых сохранились достоверные сведения в истории".
Яркий, своеобразный вклад в экономическую науку внес представитель
классической школы англичанин Т. Мальтус. Трактат Т. Мальтуса "Опыт о законе
народонаселения", опубликованный в 1798 году, произвел и производит на
читающую публику такое мощное впечатление, что дискуссии об этой работе
ведутся по настоящее время. Диапазон оценок в этих дискуссиях предельно
широк: от "гениальное предвидение" до- "антинаучный бред".
Т. Мальтус был не первым, кто писал о демографических проблемах, но, пожалуй,
был первым, кто попытался предложить теорию, описывающую закономерности
изменения численности населения. Что касается его системы доказательств и
статистических иллюстраций, то к ним уже в те времена была предъявлена масса
претензий. В XVIII-XIX веках теория Т. Мальтуса стала известна главным
образом благодаря тому, что ее автор впервые предложил опровержение широко
распространенного тезиса о том, что путем социального реформирования
человеческое общество может быть усовершенствовано. Для экономической же
науки трактат Т. Мальтуса ценен теми аналитическими выводами, которые были
впоследствии использованы другими теоретиками классической и некоторых других
школ.
Как нам известно, А. Смит исходил из того, что материальное богатство
общества представляет собой соотношение между объемом предметов потребления и
численностью населения. Главное внимание основатель классической школы уделял
изучению закономерностей и условий роста объема производства, вопросы же,
связанные с закономерностями изменения численности населения, им практически
не рассматривались. Эту задачу и взял на себя Т. Мальтус.
С точки зрения Т. Мальтуса, существует противоречие между "инстинктом
продолжения рода" и ограниченностью земель, пригодных для
сельскохозяйственного производства. Инстинкты заставляют человечество
размножаться с очень высокой скоростью, "в геометрической прогрессии". В свою
очередь земледелие, а только оно производит необходимые для людей продукты
питания, способно производить эти продукты с гораздо меньшей скоростью, "в
арифметической прогрессии". Следовательно, любое увеличение объема
производства продуктов питания будет раньше или позже поглощено увеличением
численности населения. Таким образом, причиной бедности является соотношение
темпов прироста населения и темпов прироста жизненных благ. Любая попытка
улучшить условия жизни путем социального реформирования сводится тем самым на
нет возрастающей людской массой.
Относительно низкие темпы прироста продуктов питания Т. Мальтус связывает с
действием так называемого закона убывающего плодородия почв. Смысл этого
закона состоит в том, что количество земельных угодий, пригодных для
сельскохозяйственного производства, ограничено. Объем производства может
расти лишь за счет экстенсивных факторов, и каждый следующий земельный
участок включается в хозяйственный оборот все с большим количеством затрат,
естественное плодородие каждого следующего земельного участка ниже, чем
предыдущего, а поэтому общий уровень плодородия всего земельного фонда в
целом имеет тенденцию к снижению. Прогресс в области технологии
сельскохозяйственного производства вообще идет очень медленно и не способен
компенсировать снижение плодородия.
Таким образом, наделяя людей способностью к безграничному размножению,
природа через экономические процессы налагает на род человеческий
ограничители, которые регулируют рост численности. Среди этих ограничителей
Т. Мальтус выделяет: ограничители морального характера и слабость здоровья,
которые приводят к снижению рождаемости, а также порочную жизнь и нищету,
которые приводят к росту смертности. Снижение же рождаемости и рост
смертности в конечном итоге определяются ограниченностью средств к
существованию.
Из такой постановки проблемы в принципе можно сделать совершенно различные
выводы. Некоторые комментаторы и толкователи Т. Мальтуса увидели в его теории
человеконенавистническую доктрину, которая оправдывает нищету и призывает к
войнам как методу ликвидации излишнего населения. Другие считают, что Т.
Мальтус заложил теоретические основы политики "планирования семьи", которая
широко используется в последние тридцать лет во многих государствах мира. Сам
же Т. Мальтус лишь всячески подчеркивал только одно - необходимо каждому
человеку заботиться о себе самому и полностью отвечать за свою
непредусмотрительность.
Еще один представитель классической школы - Д. Рикардо - не получил
систематического образования и был профессиональным биржевиком. Сколотив
приличное состояние, он увлекся философскими и экономическими теориями и
только в 30 лет опубликовал свою первую работу. Самым крупным произведением
Д. Рикардо стала опубликованная в 1817 году работа "Начала политической
экономии и налогового обложения". Став в 1819 году членом парламента, он
принимал участие в разработке многих законодательных актов экономического
характера.
Являясь строгим последователем А. Смита и Т. Мальтуса, Д. Рикардо внес
существенный вклад в разработку и уточнение различных специфических проблем
экономической теории. Исходя из трудовой теории стоимости и общей концепции
классического анализа, им была предложена теория "сравнительных издержек"
(сравнительных преимуществ), которая стала теоретической основой политики
"фритредерства" (свободной торговли) и в современных вариантах используется
для обоснования и разработки так называемой политики "открытой экономики".
Общий смысл этой концепции состоит в том, что, если правительства различных
стран не налагают каких-либо ограничений на внешнюю торговлю друг с другом
(пошлины, законодательные запреты на экспорт или импорт и т.д.), экономика
каждой страны начинает постепенно специализироваться на производстве тех
товаров, изготовление которых требует меньших затрат рабочего времени. Это
приводит к более эффективному использованию ресурсов и обеспечивает более
высокий объем производства, чем до специализации. Продавая часть
дополнительно произведенной продукции, нация может приобретать больше тех
товаров, которые сама не производит. При этом все участники внешней торговли
оказываются в выигрыше. Следовательно, свободная торговля позволяет странам
потреблять не меньшее (а возможно, и большее) количество товаров, чем до
специализации, минимизируя расходы рабочего времени, необходимые для создания
данного объема товаров.
Практическая проблема, которая вытекала из теории "относительных издержек",
состояла в том, чтобы, во-первых, законодательными методами снять большинство
ограничений на внешнюю торговлю в Великобритании и, во-вторых, убедить или
заставить сделать то же самое правительства других стран, с которыми торгуют
английские предприниматели. Нельзя сказать, что правительство Великобритании
преуспело в практической реализации теории Д. Рикардо, так как оно само
периодически вводило ограничения на импорт различных товаров, идя на поводу у
различных слоев общества. Но на официальном уровне по отношению к другим
государствам Европы фритредерство стало своеобразным знаменем английской
политики в XIX веке.
Четвертый представитель классической школы - Дж. С. Милль - получил
поразительное по объему и содержанию образование и свои первые работы по
экономической теории опубликовал уже в 16 лет. Современники называли его
мыслящей машиной. Дж. С. Милль служил вначале в Ост-Индской компании, затем
был членом парламента, однако все свободное время, а он работал по 14 часов в
сутки, уделял интеллектуальной деятельности. Им было опубликовано множество
работ по философии, социологии и экономике. Венцом его научной деятельности
стала объемная книга "Принципы политической экономии" (1848), которая во
второй половине XIX века была энциклопедией и основным учебным пособием по
экономической теории в большинстве стран мира.
Сам Милль старался всячески избегать упоминаний о своем вкладе в разработку
экономической теории классического толка и видел свою задачу лишь в написании
обновленного, более систематизированного варианта работ своих предшественников
с учетом нового уровня научных знаний и передовых для его времени идей. Поэтому
многими теоретиками "Принципы политической экономии" Милля рассматриваются в
лучшем случае как талантливая компиляция. В действительности же им было
высказано много очень тонких и ценных идей, мыслей, замечаний по поводу
классического наследия и заложены основы ряда фундаментальных понятий и
положений, которых не было у предшественников и которые стали активно
использоваться в экономических теориях уже в XX веке.
Нåîáõîäèìî
îòìåòèòü,
÷òî
íàñëåäèå
êëàññè÷åñêîé
øêîëû
ãîðàçäî
ðàçíîîáðàçíåå
è ìîæåò áûòü
ïðåäñòàâëåíî
åùå äîáðûì
äåñÿòêîì
èìåí
òåîðåòèêîâ
ýòîãî
íàïðàâëåíèÿ.
Òàêæå íåîáõîäèìî îòìåòèòü, ÷òî âî âòîðîé ïîëîâèíå XIX âåêà åäèíûé ïîòîê ýêîíîìè÷åñêîé òåîðèè êàê áû ðàçäåëèëñÿ íà äâà ñàìîñòîÿòåëüíûõ ïîòîêà. Ñ îäíîé ñòîðîíû, âûäåëèëîñü òàêîå íàïðàâëåíèå ýêîíîìè÷åñêîãî àíàëèçà, êîòîðîå âïîñëåäñòâèè ïîëó÷èëî îáîáùåííîå íàçâàíèå ìàðêñèçìà. Ñ äðóãîé ñòîðîíû, ïîÿâëÿåòñÿ òàê íàçûâàåìàÿ ìàðæèíàëüíàÿ òåîðèÿ, êîòîðàÿ çàòåì ïðåâðàùàåòñÿ â êðóïíåéøóþ íåîêëàññè÷åñêóþ øêîëó.
     Óòîïè÷åñêèé ñîöèàëèçì è êîììóíèçì
Ñîöèàëèñòè÷åñêèå
è
êîììóíèñòè÷åñêèå
èäåè çðåëè â
îáùåñòâå
íà÷èíàÿ ñ XVI
âåêà. Íî
íàèáîëåå
áëàãîäàòíàÿ
äëÿ èõ
ðàçâèòèÿ
ïî÷âà
ñëîæèëàñü ê
êîíöó XVIII -
íà÷àëó XIX
âåêà, êîãäà â
ïîëíîé ìåðå
ïðîÿâèëèñü
òàêèå
íåáëàãîâèäíûå
÷åðòû
âîçíèêøåé
êàïèòàëèñòè÷åñêîé
ýêîíîìè÷åñêîé
ñèñòåìû, êàê
íàêîïëåíèå
êàïèòàëà â
ðóêàõ
íåìíîãèõ,
óãëóáëåíèå
÷àñòíîé
ñîáñòâåííîñòè,
ïîëÿðèçàöèÿ
áîãàòñòâà,
áåäñòâåííîå
ïîëîæåíèå
ïðîëåòàðèåâ.
Âñå ýòî
âûçâàëî
êðèòèêó
êàïèòàëèçìà.
Íå âèäÿ,
êàêèì
îáðàçîì
ìîæíî
óñîâåðøåíñòâîâàòü
ñëîæèâøèåñÿ
ýêîíîìè÷åñêèå
îòíîøåíèÿ,
êîòîðûå
ïðåäñòàâëÿëèñü
íåñïðàâåäëèâûìè,
ìíîãèå
âûäàþùèåñÿ
óìû
÷åëîâå÷åñòâà
âûñòóïèëè
ïîáîðíèêàìè
óòîïè÷åñêèõ
îáùåñòâåííî-ïîëèòè÷åñêèõ
è
ýêîíîìè÷åñêèõ
ñèñòåì,
îñíîâàííûõ
íà
ïðèíöèïàõ
êîëëåêòèâèçìà,
ñïðàâåäëèâîñòè,
ðàâåíñòâà,
áðàòñòâà è
òåì ñàìûì
ÿêîáû
ëèøåííûõ
ïîðîêîâ
áóðæóàçíîãî
ñòðîÿ.
Âçãëÿäû ñîöèàëèñòîâ-óòîïèñòîâ íå îïèðàëèñü íà ñêîëü-íèáóäü ñòðîãèå òåîðèè, íå èìåëè ïîä ñîáîé ýêîíîìè÷åñêîé îñíîâû, ýòî áûëè ìå÷òàíèÿ è ðàññóæäåíèÿ ôèëîñîôîâ, ðóêîâîäñòâîâàâøèõñÿ áëàãèìè íàìåðåíèÿìè, èäåàëèçèðîâàííûìè ïðåäñòàâëåíèÿìè.
Óòîïèçì êàê ñîöèàëüíî-ýêîíîìè÷åñêîå ó÷åíèå âîçíèê åùå â XV âåêå. Ê ÷èñëó åãî ïåðâûõ ïðåäñòàâèòåëåé îòíîñèòñÿ àíãëèéñêèé ãóìàíèñò è ïèñàòåëü Òîìàñ Ìîð, íàïèñàâøèé êíèãó "Óòîïèÿ", ñîäåðæàùóþ îïèñàíèå èäåàëüíîãî ñòðîÿ â ôàíòàñòè÷åñêîé ñòðàíå Óòîïèè, ãäå íåò ÷àñòíîé ñîáñòâåííîñòè, ïðîèçâîäñòâî è áûò îáîáùåñòâëåíû, òðóä ÿâëÿåòñÿ âñåîáùåé îáÿçàííîñòüþ, à ðàñïðåäåëåíèå îñóùåñòâëÿåòñÿ ïî ïîòðåáíîñòÿì.
Èòàëüÿíñêèé ôèëîñîô è ïîëèòè÷åñêèé äåÿòåëü, ïîýò, ìîíàõ-äîìèíèêàíåö, ïðîâåäøèé 27 ëåò â òþðüìàõ (ãäå â îñíîâíîì è òâîðèë), Òîììàçî Êàìïàíåëëà ( 1568—1639)
íàïèñàë êíèãó "Ãîðîä Ñîëíöà".  ýòîì ÷óäî-ãîðîäå áûëà èäåàëüíàÿ îáùèíà. Ëþäè æèëè áåç ñåìåé è ÷àñòíîé ñîáñòâåííîñòè, äåòåé âîñïèòûâàëî ãîñóäàðñòâî, îáÿçàòåëüíûé òðóä äëèëñÿ 4 ÷àñà â äåíü, íàóêà è ïðîñâåùåíèå ïðîöâåòàëè. Óâû, âñå ýòî ñóùåñòâîâàëî òîëüêî â âîîáðàæåíèè ãåíèàëüíîãî àâòîðà.
Ôðàíöóç Ãàáðèýëü Áîííî äå Ìàáëè (1709—1785) ñ÷èòàë îñíîâíûì ýêîíîìè÷åñêèì çëîì êðóïíîå çåìëåâëàäåíèå. Èñõîäÿ èç ïðåäïîñûëêè, ÷òî õîðîøèå ãðàæäàíå âàæíåå îáèëüíûõ óðîæàåâ, îí ïðåäëàãàë íå îñòàíàâëèâàòüñÿ ïåðåä óãðîçàìè ïîòåðè ýêîíîìè÷åñêîé ýôôåêòèâíîñòè âî èìÿ ñîöèàëüíîé ñïðàâåäëèâîñòè.
Ïîëüçóþùèéñÿ ìèðîâîé èçâåñòíîñòüþ ôðàíöóçñêèé ôèëîñîô Æàí-Æàê Ðóññî (1712-1842) â ñâîåì ñî÷èíåíèè "Ðàññóæäåíèÿ î íà÷àëå è îñíîâàíèÿõ íåðàâåíñòâà..." äîêàçûâàë, ÷òî ãëàâíûé èñòî÷íèê ýêîíîìè÷åñêèõ è ñîöèàëüíûõ áåä - êîíöåíòðàöèÿ ñîáñòâåííîñòè â ðóêàõ íåìíîãèõ, è îòñòàèâàë ïðàâî íàðîäà íà íàñèëüñòâåííîå óñòðàíåíèå íåñïðàâåäëèâîñòè.
Îäíèì èç ïåðâûõ êðèòèêîâ êàïèòàëèçìà áûë è øâåéöàðñêèé ýêîíîìèñò Æàí Øàðëü Ëåîíàð Ñèìîíä äå Ñèñìîíäè (1773-1842). Ñèñìîíäè ñïîñîáñòâîâàë óòâåðæäåíèþ â îáùåñòâåííîì ìíåíèè íîâîãî ïîíèìàíèÿ äðåâíåðèìñêîãî òåðìèíà "ïðîëåòàðèàò" êàê íåèìóùåãî, óãíåòåííîãî ñëîÿ ðàáîòíèêîâ. Îí âèäåë â ïîëèòè÷åñêîé ýêîíîìèè íàóêó î ñîâåðøåíñòâîâàíèè ñîöèàëüíîãî ìåõàíèçìà ðàäè ñ÷àñòüÿ ëþäåé.
Íà âåðøèíå óòîïè÷åñêîãî ñîöèàëèçìà ñòîÿò ôðàíöóçû Êëîä Àíðè Ñåí-Ñèìîí
(1760-1825), Øàðëü Ôóðüå (1772-1837) è àíãëè÷àíèí Ðîáåðò Îóýí (1771-1858). Âñå îíè ïðåäðåêàëè ãèáåëü êàïèòàëèçìà, íàñòàèâàëè íà íåîáõîäèìîñòè èçìåíåíèÿ îáùåñòâåííîé ñèñòåìû âî èìÿ ñîçäàíèÿ íîâîé îáùåñòâåííîé ôîðìàöèè, êîòîðóþ Ñåí-Ñèìîí íàçûâàë èíäóñòðèàëèçìîì, Ôóðüå - ãàðìîíèåé, à Îóýí - êîììóíèçìîì.
Ôóðüå ñ÷èòàë ïåðâè÷íîé ÿ÷åéêîé áóäóùåãî îáùåñòâà "ôàëàíãó", â êîòîðîé ñî÷åòàþòñÿ ïðîìûøëåííîå è ñåëüñêîõîçÿéñòâåííîå ïðîèçâîäñòâî. Îí ïîëàãàë, ÷òî â áó-
äóùåì îáùåñòâå òðóä ñòàíåò ïîòðåáíîñòüþ è íàñëàæäåíèåì, à ïðîòèâîïîëîæíîñòü ìåæäó óìñòâåííûì è ôèçè÷åñêèì òðóäîì èñ÷åçíåò.
Ñåí-Ñèìîí ïîëàãàë, ÷òî â áóäóùåì îáùåñòâå "èíäóñòðèàëîâ" áóðæóàçèÿ è ïðîëåòàðèè îáðàçóþò åäèíûé êëàññ. Îñíîâíûå ÷åðòû ïðåäëàãàåìîé èì ñèñòåìû Ñåí-Ñèìîí âèäåë â îáÿçàòåëüíîì òðóäå, åäèíñòâå íàóêè è ïðîèçâîäñòâà, íàó÷íîì ïëàíèðîâàíèè õîçÿéñòâà, ðàñïðåäåëåíèè îáùåñòâåííîãî ïðîäóêòà.
Îóýí ïðåäëàãàë ñîçäàòü ñàìîóïðàâëÿþùèåñÿ "ïîñåëêè îáùíîñòè è ñîòðóäíè÷åñòâà", ëèøåííûå ÷àñòíîé ñîáñòâåííîñòè, êëàññîâ, ýêñïëóàòàöèè è äðóãèõ àíòàãîíèçìîâ. Îí äàæå ïîïûòàëñÿ îñóùåñòâèòü ñâîè ôèëàíòðîïè÷åñêèå çàìûñëû íà ïðÿäèëüíîé ôàáðèêå, ãäå ñëóæèë óïðàâëÿþùèì. Îóýí èñõîäèë èç íåîáõîäèìîñòè ïîñòðîåíèÿ ïðîïîâåäóåìûõ ñèñòåì ìèðíûì ïóòåì, ïîñðåäñòâîì ðàñïðîñòðàíåíèÿ èäåé ðàâåíñòâà è ñîöèàëüíîé ñïðàâåäëèâîñòè, áåç ðåâîëþöèé è âîéí. Ê òàêîìó âûâîäó ïðèøåë è Ðóññî â êîíöå ñâîåé æèçíè.
Âîî÷èþ âèäÿ
ñëàáîñòü,
íåîáîñíîâàííîñòü
òåîðåòè÷åñêèõ
âîççðåíèé
ñîöèàëèñòîâ-óòîïèñòîâ
è
áåñïîìîùíûå
ïîïûòêè
ïîñòðîèòü
ðåàëüíûå
êîììóíû,
ñòîðîííèêè
ñîöèàëèñòè÷åñêîé
èäåè
ïîïûòàëèñü
ïîäâåñòè ïîä
êîììóíèçì
áîëåå
íàäåæíûé
ôóíäàìåíò.
Çà ðåøåíèå
ýòîé
èñòîðè÷åñêîé
çàäà÷è
âçÿëñÿ
íåìåöêèé
ó÷åíûé,
ôèëîñîô,
ýêîíîìèñò
Êàðë Ìàðêñ (1818-1883),
ãëóáîêî
ïðîíèêíóâøèé
â ñóòü
õîçÿéñòâà è
âûðàáîòàâøèé
ñîáñòâåííóþ
ñèñòåìó
âçãëÿäîâ íà
òåîðåòè÷åñêóþ
ýêîíîìèêó
(ïîëèòè÷åñêóþ
ýêîíîìèþ). Îí
îïèðàëñÿ â
îñíîâíîì íà
òðóäîâóþ
òåîðèþ
ñòîèìîñòè,
âîççðåíèÿ
êëàññè÷åñêîé
øêîëû, íî
ñóùåñòâåííî
èçìåíèë
ìíîãèå èõ
ïîëîæåíèÿ. Â
îïðåäåëåííîé
ñòåïåíè
èäåè,
çàìûñëû
ðàçâèòîé Ê.
Ìàðêñîì
òåîðèè áûëè
äîïîëíåíû è
íåñêîëüêî
ïåðåðàáîòàíû
Ôðèäðèõîì
Ýíãåëüñîì (1820-1895)
è
Âëàäèìèðîì
Èëüè÷åì
Ëåíèíûì (1870—1924).
Ýòà òåîðèÿ
ïîëó÷èëà
íàçâàíèå
íàó÷íîãî
ñîöèàëèçìà
(êîììóíèçìà)
èëè
ìàðêñèçìà-ëåíèíèçìà.
Ñîâìåñòíî ñ Ýíãåëüñîì Ìàðêñ íàïèñàë "Ìàíèôåñò Êîììóíèñòè÷åñêîé ïàðòèè" (1848), ãäå ðàññìàòðèâàëèñü ïðèíöèïû êîììóíèñòè÷åñêîãî îáùåñòâà. ×òî æå áûëî íà÷åðòàíî íà çíàìåíè ìàíèôåñòà? Îòìåíà ÷àñòíîé ñîáñòâåííîñòè íà çåìëþ è ñðåäñòâà ïðîèçâîäñòâà, ââåäåíèå êîëëåêòèâíîé, âñåì ÷ëåíàì îáùåñòâà ïðèíàäëåæàùåé ñîáñòâåííîñòè , öåíòðàëèçàöèÿ äåíåã, êàïèòàëà, òðàíñïîðòà â ðóêàõ îáùåñòâà, îäèíàêîâàÿ
îáÿçàííîñòü òðóäà äëÿ âñåõ, ðåøåíèå ýêîíîìè÷åñêèõ âîïðîñîâ ïî îáùåìó ïëàíó.
"Ìàíèôåñò" îñòàâàëñÿ ïðîãðàììíîé ðàáîòîé äëÿ êàæäîãî ãîñóäàðñòâà, ïûòàâøåãîñÿ ïîñòðîèòü ñîöèàëèñòè÷åñêîå è íà åãî îñíîâå êîììóíèñòè÷åñêîå îáùåñòâî, íî îí íå ñîäåðæàë òåîðåòè÷åñêîãî îáîñíîâàíèÿ ïðîãðàììíûõ òðåáîâàíèé êîììóíèñòîâ.
Íàèáîëåå ïîëíî ýêîíîìè÷åñêàÿ òåîðèÿ Ê. Ìàðêñà áûëà èçëîæåíà ãîðàçäî ïîçäíåå â òàê è íå çàêîí÷åííîé êíèãå "Êàïèòàë" (ïåðâûé òîì ïîÿâèëñÿ â 1867 ã., äâà ñëåäóþùèõ òîìà âûøëè óæå ïîñëå ñìåðòè àâòîðà â 1885 è â 1894 ã. ñîîòâåòñòâåííî).
Ìàðêñà òàê ìíîãî è òàê ðàçíîîáðàçíî òîëêîâàëè, ÷òî ïîä íàñëîåíèÿìè èíòåðïðåòàöèé ïîðîé òðóäíî îáíàðóæèòü ñîáñòâåííûå âçãëÿäû îñíîâàòåëÿ ìàðêñèçìà.
Êðîìå òîãî, Ê.
Ìàðêñ
ñîçäàë
ñèñòåìó,
îõâàòûâàþùóþ
âñå
ñîöèàëüíûå
íàóêè,
ïîýòîìó
÷èñòî
ýêîíîìè÷åñêèé
êîìïîíåíò
åãî ñèñòåìû
ñêðûò
ôèëîñîôñêèìè,
ñîöèîëîãè÷åñêèìè,
èñòîðè÷åñêèìè
èäåÿìè. È
íàêîíåö, â
Ðîññèè, ãäå,
êàê
ñ÷èòàåòñÿ,
âïåðâûå â
ìèðå áûëà íà
ïðàêòèêå
ðåàëèçîâàíà
ýêîíîìè÷åñêàÿ
ñèñòåìà
ìàðêñèçìà,
îòíîøåíèå ê
ýòîìó
÷åëîâåêó è
åãî òåîðèÿì
âî ìíîãîì
íåîäíîçíà÷íî
è çà÷àñòóþ
âûòåêàåò íå
èç ñóòè åãî
òåîðèè, à èç
òîãî, êàê
ïîâëèÿë
ìàðêñèçì íà
ñóäüáû ëþäåé.
Ïîýòîìó, íå
âñòóïàÿ â
äèñêóññèþ
ïî ýòîìó
âîïðîñó,
õî÷åòñÿ
çàìåòèòü
ëèøü
ñëåäóþùåå.
Âî-ïåðâûõ, íå
ôàêò, ÷òî âñå,
÷òî áûëî
îñâÿùåíî
èìåíåì Ê.
Ìàðêñà â
íàøåé
ñòðàíå,
èìååò
îòíîøåíèå ê
ìàðêñèçìó.
Âî-âòîðûõ, ïî
ãëóáèíå
àíàëèçà
ýêîíîìè÷åñêèõ
ïðîáëåì Ê.
Ìàðêñ âðÿä ëè
èìååò
êîíêóðåíòîâ
ñðåäè
òåîðåòèêîâ XIX
âåêà è ýòîò
ôàêò
ïðèçíàí
ïðîôåññèîíàëüíûìè
ýêîíîìèñòàìè
âî âñåì ìèðå.
Ê. Ìàðêñ
èñõîäèò èç
èäåè
êëàññè÷åñêîé
øêîëû î òîì,
÷òî â îñíîâå
öåíû òîâàðà
ëåæèò òàê
íàçûâàåìàÿ
ñòîèìîñòü
(ìåíîâàÿ
ñòîèìîñòü)
èëè
öåííîñòü
ýòîãî
òîâàðà,
êîòîðàÿ
îïðåäåëÿåòñÿ
â
çàâèñèìîñòè
îò
êîëè÷åñòâà
òðóäà,
çàòðà÷åííîãî
íà åãî
ïðîèçâîäñòâî.
Äàëåå, â
îòëè÷èå îò
êëàññèêîâ
îí óòî÷íÿåò,
÷òî çàòðàòû
òðóäà,
îïðåäåëÿþùèå
âåëè÷èíó
ñòîèìîñòè,
ÿâëÿþòñÿ íå
èíäèâèäóàëüíûìè,
à
îáùåñòâåííî
íåîáõîäèìûìè,
òî åñòü
÷èñëåííî
ðàâíûìè
òîìó
êîëè÷åñòâó
÷àñîâ
ðàáî÷åãî
âðåìåíè,
êîòîðîå
òðåáóåòñÿ â
ñðåäíåì äëÿ
ïðîèçâîäñòâà
òîâàðà ïðè
äàííîì
óðîâíå
ðàçâèòèÿ
ïðîèçâîäñòâà.
Òàêèì
îáðàçîì,
ëèøü
íàåìíàÿ
ðàáî÷àÿ
ñèëà,
ïðîëåòàðèàò,
ïðîèçâîäèò
ñòîèìîñòü.
Âòîðûì
ó÷àñòíèêîì
ýòîãî
ïðîöåññà
ÿâëÿåòñÿ
ïðåäïðèíèìàòåëü,
êàïèòàëèñò
êîòîðûé
ÿâëÿåòñÿ
ñîáñòâåííèêîì
îñíîâíîãî
âèäà
áîãàòñòâà,
ñîáñòâåííèêîì
êàïèòàëà.
Êàïèòàë
âîïëîùàåòñÿ
â çäàíèÿõ,
ìàøèíàõ,
îðóäèÿõ,
ñûðüå, âî
âñåì, ñ
ïîìîùüþ
÷åãî
íàåìíûå
ðàáîòíèêè
ïðîèçâîäÿò
ïðîäóêöèþ.
Òàê
èñòîðè÷åñêè
ñëîæèëîñü,
÷òî âñå
ñðåäñòâà
ïðîèçâîäñòâà
ñêîíöåíòðèðîâàíû
â ðóêàõ
îäíèõ ëþäåé,
ïîýòîìó
äðóãèå ëþäè
âûíóæäåíû
äëÿ
âûæèâàíèÿ
ïðîäàâàòü
ñâîþ
ðàáî÷óþ
ñèëó
êàïèòàëèñòàì.
Êàïèòàëèñò,
òàê æå êàê è
ëþáîé
ïîêóïàòåëü
òîâàðà,
îïëà÷èâàåò
ðàáî÷óþ
ñèëó ïî
ñòîèìîñòè,
êîòîðàÿ
ðàâíà
îáùåñòâåííî
íåîáõîäèìîìó
ðàáî÷åìó
âðåìåíè,
çàòðà÷èâàåìîìó
íà
ïðîèçâîäñòâî
ïðåäìåòîâ
ïîòðåáëåíèÿ,
ïîòðåáëÿåìûõ
ðàáî÷èì è
åãî ñåìüåé.
Ðàáî÷èé
òðóäèòñÿ â
òå÷åíèå
ðàáî÷åãî
äíÿ,
ïðîèçâîäÿ
áîëüøóþ
ñòîèìîñòü,
÷åì ñòîèò
åãî ðàáî÷àÿ
ñèëà. Òàê êàê
ñîáñòâåííèêîì
êàïèòàëà
ÿâëÿåòñÿ
ïðåäïðèíèìàòåëü,
òî è èçëèøåê
ñòîèìîñòè,
ïðèáàâî÷íàÿ
ñòîèìîñòü,
ïðèñâàèâàåòñÿ
êàïèòàëèñòîì.
Ïðèñâàèâàÿ
ïðèáàâî÷íóþ
ñòîèìîñòü,
÷àñòü åå
ïðåäïðèíèìàòåëü
êàïèòàëèçèðóåò,
òî åñòü
ïðåâðàùàåò â
äîïîëíèòåëüíûå
ïîðöèè
êàïèòàëà.
Èäåò ïðîöåññ
ïîñòåïåííîãî
íàêîïëåíèÿ
êàïèòàëà,
ïîýòîìó,
äàæå åñëè
ïåðâîíà÷àëüíî
êàïèòàë áûë
ïîëó÷åí
ïóòåì
òðóäîâûõ
óñèëèé
ñàìîãî
êàïèòàëèñòà,
ðàíî èëè
ïîçäíî îí
ñòàíîâèòñÿ
ðåçóëüòàòîì
ïðèñâîåíèÿ
ïëîäîâ
÷óæîãî
òðóäà.
Ïî Ê. Ìàðêñó,
êàïèòàëèñò
ïðè ïðèíÿòèè
ëþáûõ
õîçÿéñòâåííûõ
ðåøåíèé
ðóêîâîäñòâóåòñÿ
"àáñîëþòíûì
çàêîíîì" -
ìàêñèìèçàöèåé
âåëè÷èíû
ïðèáàâî÷íîé
ñòîèìîñòè. Ê
ýòîìó åãî
òîëêàåò íå
òîëüêî
ïðèðîäíàÿ
àë÷íîñòü, íî
è
êîíêóðåíöèÿ
ñî ñòîðîíû
äðóãèõ
êàïèòàëèñòîâ.
Ñâîåîáðàçíûé
åñòåñòâåííûé
îòáîð ñðåäè
êàïèòàëèñòîâ
âåäåò ê òîìó,
÷òî
ñîõðàíÿåò
ñâîå
ïîëîæåíèå â
êëàññå
êàïèòàëèñòîâ
ëèøü òîò, êòî
èçâëåêàåò
ìàêñèìàëüíî
âîçìîæíóþ
ïðèáàâî÷íóþ
ñòîèìîñòü,
ýêñïëóàòèðóÿ
íàåìíûé
òðóä. Òîò
êàïèòàëèñò,
êîòîðûé íå
ìàêñèìèçèðóåò
ïðèáàâî÷íóþ
ñòîèìîñòü,
íå ìîæåò
íàêàïëèâàòü
êàïèòàë,
òåðÿåò ñâîè
êîíêóðåíòíûå
ïîçèöèè,
ðàíî èëè
ïîçäíî
íèùàåò è
óáûâàåò èç
ñîñòàâà
êëàññà
êàïèòàëèñòîâ.
Òàêèì
îáðàçîì, è
íàåìíûå
ðàáîòíèêè, è
êàïèòàëèñòû
ÿâëÿþòñÿ êàê
áû
çàëîæíèêàìè
ñóùåñòâóþùåé
ñèñòåìû,
êîòîðàÿ
æåñòêî
çàäàåò èõ
ìîäåëè
ïîâåäåíèÿ.
Âûõîä èç
ýòîãî
çàìêíóòîãî
êðóãà
çàäàåòñÿ
ñàìèì
ïðîöåññîì
ôóíêöèîíèðîâàíèÿ
êàïèòàëèñòè÷åñêîé
ýêîíîìèêè. Ñ
îäíîé
ñòîðîíû, ïî
ìåðå
âíåäðåíèÿ â
ïðîèçâîäñòâî
âñå áîëåå
ñîâåðøåííûõ
ìàøèí è
ìåõàíèçìîâ
âñå ìåíüøå
ïîòðåáíîñòü
ïðåäïðèÿòèé
â æèâîì
òðóäå. Âñå
áîëüøàÿ
÷àñòü
íàåìíûõ
ðàáîòíèêîâ
âûïàäàåò èç
ïðîèçâîäñòâåííîãî
ïðîöåññà,
íèøàÿ è
òåðÿÿ
âîçìîæíîñòü
êîãäà-ëèáî â
áóäóùåì
òðóäèòüñÿ. Ñ
äðóãîé
ñòîðîíû ÷åì
âûøå óðîâåíü
íàêîïëåííîãî
êàïèòàëà,
òåì îñòðåå
êîíêóðåíòíàÿ
áîðüáà ìåæäó
ïðåäïðèíèìàòåëÿìè
çà âåëè÷èíó
ïðèáàâî÷íîé
ñòîèìîñòè è
â êîíå÷íîì
èòîãå òåì
ìåíüøå
äîõîäíîñòü
îò âëîæåíèÿ
ñðåäñòâ â
ïðîèçâîäñòâî.
Äëÿ
ïîëó÷åíèÿ
êàæäîé
ñëåäóþùåé
åäèíèöû
äîõîäà
òðåáóåòñÿ
âêëàäûâàòü
ïåðâîíà÷àëüíî
âñå áîëüøå è
áîëüøå
ñðåäñòâ.
Ðåíòàáåëüíîñòü
êàïèòàëüíûõ
âëîæåíèé
áóäåò
ïîñòåïåííî
ñîêðàùàòüñÿ,
â
ïåðñïåêòèâå
ïðèâîäÿ ê
òîìó, ÷òî
äàëüíåéøåå
íàêîïëåíèå
è
êàïèòàëèçàöèÿ
ñòàíóò
ïîïðîñòó
áåññìûñëåííûìè.
Êàê òîëüêî
íàñòóïèò
òàêîå
ïîëÿðíîå
ñîñòîÿíèå,
êàïèòàëèñòè÷åñêîé
ýêîíîìè÷åñêîé
ñèñòåìå, êàê
ïîëàãàë Ê.
Ìàðêñ, ïðèäåò
êîíåö.
Îñòàíåòñÿ ëèøü ïóòåì ñîöèàëüíîé ðåâîëþöèè â ìèðîâîì ìàñøòàáå ëèêâèäèðîâàòü ñèñòåìó ÷àñòíîé ñîáñòâåííîñòè, êîòîðàÿ ÿâëÿåòñÿ ãëàâíûì îãðàíè÷èòåëåì äàëüíåéøåãî ðàçâèòèÿ, ïåðåéòè ê îáùåñòâåííîìó ðåãóëèðîâàíèþ õîçÿéñòâåííîé æèçíè íà îñíîâå ïðèíöèïîâ ðàâíîïðàâèÿ âñåõ ëþäåé è ñïðàâåäëèâîñòè. Òàêîâà óïðîøåííàÿ ñõåìà ìàðêñèñòñêîé ýêîíîìè÷åñêîé êîíöåïöèè, êîòîðóþ ïðè æåëàíèè ìîæíî êðèòèêîâàòü, äîïîëíÿòü è óñëîæíÿòü.
Êîíå÷íî æå, â
ðåàëüíîñòè
ìàðêñèñòñêèé
àíàëèç
ãîðàçäî
ãëóáæå è
òåîðåòè÷åñêè
áîëåå
äîêàçàòåëåí,
÷åì ìû åãî
èçëîæèëè.
Ïîïóòíî
ñòîèò
çàìåòèòü,
÷òî Ê.Ìàðêñ
íå òîëüêî
èçëàãàåò
ýòó ñõåìó,
íî è
ðàçðàáàòûâàåò
ðÿä
ñïåöèàëüíûõ
òåîðåòè÷åñêèõ
âîïðîñîâ,
õàðàêòåðíûõ
äëÿ
ýêîíîìèêè
òîãî ïåðèîäà.
Ñðåäè ýòèõ
âîïðîñîâ
ìîæíî
íàçâàòü
òåîðèþ
ýêîíîìè÷åñêîãî
öèêëà, òåîðèþ
äîõîäîâ,
òåîðèþ
çàðàáîòíîé
ïëàòû, òåîðèþ
ïðîñòîãî è
ðàñøèðåííîãî
âîñïðîèçâîäñòâà,
òåîðèþ
çåìåëüíîé
ðåíòû. Êðîìå
ýòîãî, îí
äåëàåò
ñåðüåçíûå
èñòîðè÷åñêèå
ýêñêóðñû â
îáëàñòü
ïîëèòèêè,
çàêîíîäàòåëüñòâà,
ãîñóäàðñòâåííîãî
óñòðîéñòâà.
Íî âñå ýòè
âîïðîñû
ðàññìàòðèâàþòñÿ
èì ÷åðåç
ïðèçìó åãî
ýêîíîìè÷åñêîãî
ïîäõîäà è
ñëóæàò äëÿ
îáîñíîâàíèÿ
âñå òîãî æå
òåçèñà î
íåèçáåæíîñòè
ñîöèàëèñòè÷åñêîé
ðåâîëþöèè è
ïîáåäå
íîâîãî
êîììóíèñòè÷åñêîãî
ñòðîÿ â
ìèðîâîé
èñòîðèè.
Ïîñëåäóþùàÿ ðàçðàáîòêà ýêîíîìè÷åñêîé òåîðèè ìàðêñèçìà âåëàñü Â. È. Ëåíèíûì
è ñîñòîÿëà â
òîì, ÷òî â XX
âåêå
êàïèòàëèçì
ïåðåøåë â
ñâîþ íîâóþ è
ïîñëåäíþþ
ôàçó, ôàçó
ìîíîïîëèñòè÷åñêîãî
êàïèòàëèçìà.
 ïðîöåññå
êîíêóðåíòíîé
áîðüáû âñÿ
õîçÿéñòâåííàÿ
äåÿòåëüíîñòü,
ïî ìíåíèþ Â. È.
Ëåíèíà,
âåäåòñÿ óæå
íå ìåëêèìè
ïðåäïðèíèìàòåëÿìè,
à êðóïíûìè
ôèðìàìè-ìîíîïîëèñòàìè.
Ìîíîïîëèçì
â ýêîíîìèêå
ïðèâîäèò ê
èçìåíåíèþ
ìåõàíèçìà
öåíîîáðàçîâàíèÿ,
êîãäà
ïðåäïðèíèìàòåëè
íà÷èíàþò извлекать уже
не просто среднюю прибыль, а "монопольно высокую прибыль". Монополизм в
экономике приводит к паразитированию монополистов-предпринимателей,
затормаживает технический прогресс, приводит к обобществлению капитала на деле,
хотя формально он по-прежнему находится в частных руках. Таким образом в самом
капитализме уже созданы все хозяйственные предпосылки для коммунистического
общества. По мнению В. И. Ленина, К. Маркс не учел только одного момента -
социалистическая революция не может произойти одновременно во всех странах мира
из-за того, что они развиты неравномерно. Поэтому необходимо совершить
революцию в отдельно взятой стране (в России), а затем уже заняться подготовкой
социального перехода в мировом масштабе.
Трудно утверждать наверняка, так как этот вопрос требует очень серьезной
проработки, но похоже, что продолжатель ленинских идей И. В. Сталин
окончательно порвал с идеей мировой революции и переформулировал проблему,
предложив идеюпоэтапного создания коммунистического общества в масштабах
отдельного государства с опорой на собственные силы.
Завершая краткий анализ экономической теории марксизма, стоит напомнить что в
трудах основоположников этой концепции нет никакой более или менее детальной
проработки вопроса о конкретных механизмах экономического функционирования
социалистической или коммунистической хозяйственной системы. Все
ограничивается отдельными положениями и фразами, восприятие которых зависит
от общего контекста той или иной публикации. Что же касается последующих
интерпретаций, то они сводились в основном к цитированию основоположников
коммунистической доктрины и к утверждениям, что реальное строительство
коммунистического общества строго следует их наставлениям.