Каталог :: Экономическая теория

Реферат: Русская экономическая мысль в идеях А.Смита

                  Мордовский государственный университет                  
                            имени Н.П. Огарёва                            
                   

Историко-социологический институт

реферат

по экономической теории А. Смитт и русская экономическая мысль Выполнил студент 205 группы специальности «Регионоведение» Ильдар Проверила доцент кафедры эк. теории Говрякова Н.Н. Саранск 2004 Содержание С. Введение 3 1. Русская экономическая мысль: её происхождение и развитие 5 2. Особенности развития экономики ХХ века 9 заключение 15 список использованных источников 17 Введение Материальное развитие и состояние общества, умонастроение и социальное «самочувствие» населения во всех странах в большой мере определяют ученые- экономисты, их система взглядов и, главное, влияние на реальную экономику. Именно культура, новаторство и профессионализм экономистов говорят нам о стране, в конечном счете, больше, чем текущие цифры. Ведь экономические показатели и статистические данные могут измениться (и меняются) в короткое время — вследствие рационального применения новаторской экономической теории. Кроме того, экономический успех любой страны зависит от отсутствия противоречий между национальными традициями страны и ее социальной и хозяйственной практикой, поскольку национальные традиции могут либо способствовать экономическому успеху нации, либо — если они не учитываются — вести к ее застою. Иными словами, становление русской экономической мысли обусловлено спецификой исторического и социально-культурного развития России. Как утверждают отечественные ученые, русская экономическая мысль начала развиваться со времени образования древнерусского государства — с формированием феодального земледелия, образованием всероссийского рынка и возникновением мануфактур. Однако до века XVIII понятия «экономика» как такового на Руси еще не существовало. Самобытный хозяйственный строй, господствовавший на Руси, носил название «Домостроительство». Домостроительство в понимании русского человека было наукой вести хозяйство для обеспечения достатка и изобилия на духовно- нравственных началах. (само слово «экономика» в переводе с греческого означает «управление хозяйством дома».) Многие основы этой науки выражены в замечательном памятнике экономической мысли и быта русского народа — «Домострое» (XVI век). Истоками русской экономической мысли считаются и другие, более ранние документы. Так, свод законов феодального права «Русская Правда» (XI—XII века), сложившийся еще на основе народных традиций и обычаев, существовавших в Х веке, свидетельствует о высоком уровне развития экономических отношений Древней Руси, богатых хозяйственных связях. «Поучение Владимира Мономаха» (ХI—XII века) отражает ту основу, на которой строилось хозяйство Древней Руси, — трудолюбие как добродетель. «Устав князя Ярослава о мостех» (XIII век) определяет принципы организации общественного хозяйства Великого Новгорода, а «Рукописание князя Всеволода» (XIII век) содержит в себе Устав купеческой корпорации новгородцев. Экономисты — профессионалы и ученые — появились на Руси значительно позже, чем в западных странах. Собственно, русская научная экономическая мысль рождается при столкновении на международном просторе с экономической мыслью Запада. Само слово «экономист» ввел в обиход в XVII веке Франсуа Кенэ, родоначальник классической буржуазной политэкономии. И не случайно одним из первых мыслителей-экономистов в Московском государстве стал в XVII столетии Юрий Крижанич, хорват, ученый пришелец из Европы, разработавший понятийный аппарат экономической теории. Профессионалы-экономисты появились в России лишь в период становления капитализма, в конце XIX столетия, причем многие из них считаются величинами мирового класса. Это А.И. Чупров, И.В. Вернадский, И.И. Янжул, Н.Х. Бунге, Н.И. Зибер, П.Б. Струве, В.К. Дмитриев. Правда, как известно из русской истории, новаторские идеи прогрессивных русских экономистов не всегда находили адекватный отклик у современников: если вспомнить, Пётр боролся с косностью, рубил боярские бороды силой, позже, свободолюбие и мечты о конституции, нахлынувшие в Россию после разгрома Наполеона, разбивались о решетки сибирских острогов, о ссылки. «Чем глубже захватывает эта наука природу общественно-экономических отношений, тем упорнее отвергаются ее выводы теми, интересам которых эти выводы противоречат», — напишет в XIX столетии видный экономист М.И. Туган- Барановский, несправедливо забытый в сталинские годы. 1. Русская экономическая мысль: её происхождение и развитие Первым русским экономистом называют Ивана Тихоновича Посошкова (1652-1726), в творчестве которого нашла отражение реформаторская деятельность Петра 1. Посошкова в первую очередь интересовали не вопросы обеспечения активного торгового баланса, а вопросы развития национального хозяйства. Название его основного труда "Исследование о скудости и богатстве" (1724 г.) очень напоминает название работы А.Смита "Исследование о природе и причинах богатства народов". И это сходство не только внешнее. Обе работы рассматривают главные проблемы политической экономии: сущность и формы богатства нации, механизмы его роста. Как и А.Смит, И.Т.Посошков источник национального богатства видел в труде, при этом у него и сельскохозяйственный и промышленный труд одинаково важен. Ему было чуждо пренебрежение к сельскому хозяйству, характерное для меркантилистов Запада. Общественное же значение труда Посошков видел в том, чтобы давать "прибыток", который фактически представляет у него разницу между ценой и издержками производства. В отличие от западноевропейских меркантилистов, у Посошкова богатство не отождествлялось с деньгами. Более того, в целом он осуждал денежное богатство как символ корыстолюбия и противоречащее нравственным устоям общества и в этом заключается еще одна особенность русского меркантилизма. Как и А.Смит, богатство народов Посошков видел не в деньгах, а в вещественном богатстве, приобретаемом исключительно трудом и потому считал более полезным увеличение материальных благ, чем денег. Трактуя деньги, Посошков развивал номиналистическую концепцию (что опять-таки в традициях классической политической экономии), полагая, что их курс определяется лишь царским штампом. Он рассматривает деньги как ценность, созданную законом, средство для создания определенного правопорядка. Правда, это касается только внутреннего обращения, в сфере же внешней торговли безусловно деньги должны быть полноценными [6, с. 4-5]. Заметный след в истории экономической мысли конца 18-первой четвери 19 вв. оставили экономисты Вольного экономического общества, созданного в 1765г. Президент Вольного экономического общества (1823-1840) Николай Семенович Мордвинов (175401845) предлагал способствовать росту населения России, опровергая теорию Мальтуса о народонаселении. Источником богатства он считал труд, повышение производительности труда в результате его разделения. Показывал необходимость развивать все отрасли народного хозяйства, отрицал специализацию на производстве и экспорте какого-либо одного вида изделий. Часть экономистов считала возможным дальнейшее успешное развитие России в условиях сохранения крепостного права, неприкосновенности прав дворян на землю и крепостных крестьян. Михаил Михайлович Щербаков (1733-1790) предлагал расширить дворянское землевладение за счет продажи им государственных земель вместе с крестьянами. Надо только ограничить власть царя, создав совет вельмож из особо важных дворян [6, с. 7]. В первой четвери 19 в., как и в конце 18в., новые явления в экономике вынуждали передовую общественность дать ответ на вопросы о судьбе крепостничества и путях дальнейшего развития России. Некоторые общественные деятели доказывали незыблемость крепостничества , предлагали программы роста экономики и благосостояния, не отвергая феодальные производственные отношения. Михаил Михайлович Сперанский (1772-1839) представил в 1810 «План финансов», где предусматривались экономия государственных средств, изменения налоговой политики, прекращение выпуска ассигнаций и замена их металлической валютой, а также разменными билетами. Но этот план не был принят. Также он вносил предложения о реформировании экономики сельского хозяйства: запретить продажу крестьян без земли, регламентировать повинности, облегчить отпуск крестьян на волю, упростить перевод в дворовые [6, с. 8-9]. В значительной степени продолжателями российской традиции - рассматривать экономические явления в широком социальном контексте явились "народники", которые большое внимание уделяли таким вопросам, как развитие русского капитализма, пути перехода к социализму и организация экономических отношений при социализме. Надо сказать, что народничество в лице таких ярких представителей как Петр Лаврович Лавров (1823-1900), Михаил Александрович Бакунин (1814-1876), (1844-1885) явилось одним из ведущих направлений русской общественно-политической мысли в 70-е годы девятнадцатого века, оказавшего очень сильное влияние на последующее развитие отечественной экономической мысли. Лейтмотивом "народничества" явилось убеждение - капитализм в. Россию не следовало пускать, а коль скоро он просочился - максимально его ограничить. По их мнению, капитализм в Росси не имеет оснований для развития, поскольку он не может разрешить проблему реализации (они разделяли взгляды С.Сисмонди на причину кризисов перепроизводства как результата недопотребления). Народ слишком беден, чтобы покупать те массы товаров, которые способна производить крупная капиталистическая промышленность а для России закрыт и такой путь реализации товара, как внешние рынки, которые уже давно захвачены [2, с. 89- 90]. Плеханов положительно охарактеризовал его методологию и высоко оценил его теорию стоимости. Г.В. Плеханов утверждал, что стоимость определяется не естественными свойствами вещи, а трудом, затраченным на производство. Прибавочную стоимость он понимал как разность между вновь созданной стоимостью и заработной платой рабочего. Плеханов разрабатывал проблему рынка, утверждая, что капитализм сам создает себе рынок. Его также интересовала проблема экономических кризисов перепроизводства [2, с. 93-94]. Ведущим направлением конца девятнадцатого века были представители марксистского направления, получившего название "легального марксизма" (П.Б.Струве, М.И.Туган-Барановский, С.Н.Булгаков, Н.А.Бердяев). Своими работами они способствовали развитию марксизма, начиная от теории ценности и кончая теорией экономических конъюнктур. А Н.А.Бердяев (1874-1948) и С.Н.Булгаков (1871-1944) положили начало современным концепциям этического социализма, акцентируя внимание на проблеме духовных ценностей: человеческую личность они рассматривали как абсолютную ценность бытия. [7, с. 115-116]. Известный русский экономист Михаил Иванович Туган-Барановский (1865- 1919) также большое внимание уделяет проблемам экономического и социально- политического развития России. Он считал, что в основе социализма как учения о справедливом обществе должна лежать этическая идея, сформулированная И.Кантом - идея о равноценности человеческой личности, о человеческой личности как цели в себе. Туган-Барановский пишет, "...что люди равны по своим правам на жизнь и счастье, равны по тому уважению, к каким мы должны относиться к интересам их всех, они равны по бесконечной ценности, которой обладает личность каждого из них". Логика рассуждений Туган-Барановского такова: "Предельная полезность - полезность последних единиц каждого рода продуктов - изменяется в зависимости от размеров производства. Мы можем понижать или повышать предельную полезность путем расширения или сокращения производства. Напротив, трудовая стоимость единицы продукта есть нечто объективно данное, не зависящее от нашей воли. Отсюда следует, что при сопоставлении хозяйственного плана определяющим моментом должна быть трудовая стоимость, а определяемым - предельная полезность [2, с. 95]. Если трудовая стоимость продуктов различна, но польза, получаемая в последнюю единицу времени одинакова, то следует вывод, что полезность последних единиц свободно воспроизводимых продуктов каждого рода- их предельная полезность - должна быть обратно пропорциональна относительному количеству этих продуктов в единицу рабочего времени. Иначе говоря, должна быть прямо пропорциональна трудовой стоимости тех же продуктов". И значит, по мнению Туган-Барановского, обе теории находятся в полной гармонии. Теория предельной полезности выясняет субъективные, трудовая теория стоимости - объективные факторы хозяйственной ценности. Именно Туган-Барановский обосновал положение, что предельная полезность свободно воспроизводимых хозяйственных благ пропорциональна их трудовым стоимостям. Данное положение называют в экономической литературе теоремой Туган-Барановского. 2. Особенности развития экономики ХХ века Одной из первых крупных работ Ленина была работа “Что такое друзья народа и как они воюют против социал-демократов”, вышедшая нелегально в 1994 году. Она посвящена критике политико-экономических воззрений, программы и тактики русского народничества 90-х годов. Характеризуя народничество как разновидность утопического крестьянского социализма В.И. Ульянов (Ленин), утверждал, что в результате развития капитализма в России, что было естественно - историческим явлением, закономерным следствием объективных экономических процессов, “... раскололся и старый русский крестьянский социализм, уступив место, с одной стороны, рабочему социализму; с другой – выродившись в пошлый мещанский радикализм [4, с. 205-206]. Он отстаивал тезис о том, что именно марксизм впервые исследовал общество в единстве всех его сторон, поэтому, будучи экономическим учением по своей сути, марксизм несводим к чисто экономическим вопросам, а силен своей целостностью. Лишь материалистическое понимание истории, по мнению В.И. Ленина, превратило социологию в науку, благодаря соединению ее с экономической теорией. Он критикует утопический взгляд народников на Россию, как страну исключительно аграрную, не имеющую своей промышленности, а, следовательно, своего пролетариата, к которому апеллирует марксистская теория. В.И.Ленин утверждает, что Россия идет по тому же самому пути развития, что и развитые капиталистические страны Европы, с той разницей, что процессы капитализации экономики здесь начались позже, но за счет наличия экономически развитых соседей идут быстрее. В конце девятнадцатого столетия (когда Ленин пишет об этом) уже вполне можно говорить о сложившейся системе капиталистических общественных отношений, на основе существовании промышленного производства, а, следовательно, и противостояния пролетариата и буржуазии [4, с. 208]. Он считал, что война обостряет все противоречия капитализма, обнажает его эксплуататорскую сущность, стимулируя процесс его загнивания и неизбежность его гибели. В отличие от буржуазных экономистов, которые видели корни империализма в сфере политической и даже психологической, В.И. Ленин, в соответствии с требованиями марксистского метода, утверждал, что возникновение империализма есть результат действия объективных законов экономического развития капитализма. Ленин определил как сущность империализма – господство монополий. “... Порождение монополии концентрацией производства вообще является общим и основным законом современной стадии развития капитализма”. Монополия есть “... самая глубокая экономическая основа империализма”. Рассматривая господство монополий при империализма, Ленин обосновал диалектику конкуренции и монополии: “...монополии, вырастая из свободной конкуренции, не устраняют ее, а существуют над ней, порождая этим, ряд особенно острых и крутых противоречий, трений, конфликтов” [5, с. 337-338]. Межвоенный период оказал огромное влияние на все стороны жизни человеческого общества, в том числе и на состояние экономической мысли в стране. Главной тенденцией было утверждение господства идей ортодоксальной марксистской политической экономии в ее советском варианте. Усиливалась борьба ортодоксов с экономистами других направлений, подкрепляемая различными формами репрессий, что привело к известной унификации экономических идей, утверждению видимого однообразия во взглядах отечественных экономистов. Но можно выделить два этапа развития экономической мысли в этот период. «20-е годы можно назвать «золотым десятилетием» российской экономической науки. Экономисты в 20-е гг. решали задачу обоснования НЭПа, разрабатывали различные модели модернизации народохозяйственного механизма России. Еще одной чертой этого периода была постоянно усиливающая самоизоляция отечественной экономической науки от зарубежной экономической мысли. В 30-е годы методологические дискуссии в политэкономии стали преследовать цель—теоретико-экономическое обоснование формировавшейся командно- административной системы, пропаганды сталинской интерепретации марксизма. Отечественные экономисты А.Л. Вайнштейн, А.В. Чаянов, Л.М. Крицман разрабатывают различные системы натурально-вещественного учета в качестве проектов централизованного натурального хозяйства [5, с. 341]. Период от середины 60-х до середины 80-х годов, когда политическое руководство страны возглавлял Л.И.Брежнев, называют временем застоя - временем упущенных возможностей. Начавшееся достаточно смелыми реформами в области экономики, оно закончилось нарастанием негативных тенденций во всех сферах общественной жизни, застоем в экономике, кризисом общественно- политической системы. Еще при Хрущеве видные советские экономисты выступали с предложениями радикальной экономической реформы, суть которой состояла в переходе от административной, командной экономики к рыночным отношениям. Эта идея была поддержана Хрущевым, а после его отстранения от власти разработку новой экономической реформы возглавил Косыгин. Решениями мартовского (1965) и сентябрьского (1965) Пленумов ЦК КПСС эта реформа получила формальное одобрение и поддержку со стороны партии. Суть реформы 1965 г. можно свести условно к трем важнейшим направлениям: первое- перемены в структуре управления народным хозяйством. Сентябрьский (1965 г.) Пленум ЦК КПСС принял решение ликвидировать территориальные советы народного хозяйства и осуществить переход на отраслевой принцип управления промышленными предприятиями. Были воссозданы союзные и союзно-республиканские министерства. Второе- коррекция системы планирования. Поскольку прежняя плановая система была сориентирована на достижение роста объемов производства предприятиями на базе валовой продукции, то предполагалось нацелить планы на реализованную продукцию. Третье- совершенствование экономического стимулирования. Оно включало: улучшение системы ценообразования, улучшение системы оплаты труда [3, с. 16-17]. В русле этих направлений предусматривалось: оценивать результаты хозяйственной деятельности предприятий по реализованной продукции, полученной прибыли по выполнению заданий; поставить оплату труда работников промышленности в непосредственную зависимость не только от результатов их индивидуального труда, но и от общих итогов работы предприятий; положить в основу экономических отношений между предприятиями принцип взаимной материальной ответственности. Развивать прямые связи между предприятиями- изготовителями и потребителями продукции. Повысить роль хозяйственных договоров. Предусматривалось, что системы планирования и экономического стимулирования должны были создавать у коллективов предприятий заинтересованность в принятии более высоких плановых заданий, требующих полного использования производственных фондов, рабочей силы, материальных и финансовых ресурсов, достижений технического прогресса, повышения качества продукции [3, с. 19-20]. Экономическая реформа начала действовать в январе 1966 года. Реформа не сломала старый хозяйственный механизм. Фактически народохозяйственный рост в это время представлял собой по преимуществу продолжение индустриализации, ее распространение на все сферы экономики. Поэтому, несмотря на дальнейшее индустриальное преобразование народного хозяйства многие проблемы, возникшие в условиях форсированной индустриализации, не только не исчезли, но даже нарастали. Более того, отставание приобретало застойные черты. Укрепились специфические устаревшие хозяйственные механизмы и управленческие традиции, объективно поддерживающие такое отставание, формировалась социальная база стагнации. Экстенсивность экономики стимулировала нарастание дефицита рабочей силы и спрос на тяжелый неквалифицированный ручной труд, который становился фактором люмпенизации трудящихся. Для немеханизированных производств был характерен низкий уровень организации труда, дисциплины, культуры, этики отношений при высоком уровне алкопотребления и текучести рабочей силы. Так складывалась социальная база застоя [3, с. 21-22]. В первые годы восьмой пятилетки были налицо некоторые успехи. Темп роста производительности труда и средней заработной платы работающих в промышленности сблизились. Но полной сбалансированности их достичь не удалось. Не были выполнены задания по производительности труда. В 1968 г. средняя заработная плата по всей индустрии выросла заметно больше, чем производительность труда. К началу 70-х годов в экономике еще ощущалось дыхание реформы 1965 г., но уже было ясно, что она постепенно сворачивается. Универсальным средством решения всех экономических и социальных проблем провозглашалось повышение руководящей роли партии. Оно трактовалось как распространение партийного контроля на все сферы жизни общества. Большие усилия прилагались для имитации общественно- политической и трудовой активности трудящихся. Количественные показатели роста активности поднимались вверх за счет определенной части членов производственных коллективов при одновременном и устойчивом проявлении пассивности большей их части. Важным фактором осуществления НТП выступает рост обобществления производства. В 1970- гг. началось всемерное форсирование создания производственных объединений. Объединение предприятий происходило с упором на административное воздействие зачастую без учета экономических интересов объединяемых коллективов. Положение дел в экономике ухудшалось, рост жизненного уровня народа прекратился [9, с. 86-87]. Зато процветала «теневая экономика». Руководство страны основное внимание уделяло развитию сырье добывающих отраслей. Рост цен на мировом рынке в это время позволил Советскому Союзу получить большое количество “нефтедолларов”. Деньги эти были потрачены на закупки товаров ширпотреба и импортного промышленного оборудования, которое часто даже не устанавливалось, а если и устанавливалось, то не всегда грамотно использовалось. С начала 1970 годов произошло существенное снижение темпов роста, характеризующих важнейшие экономические процессы и это стало устойчивой тенденцией. В результате в 1982 году практически приостановился рост уровня жизни народа. У истоков начала «перестройки» стояли видные отечественные экономисты А. Агенбегян, Л. Абалкин, А. Анчишкин, А.Гринберг, П. Бунич, С. Шаталин. Первоначально в 1985-1987 гг., в так называемый «розовый период» реформ, была разработана стратегия «ускорения».В основу были заложены два императива: стремительно догнать Запад и сделать это, опираясь на преимущество социализма [9, с. 89-90]. Но стало ясно, что политика «ускорения» требует больших инвестиций. Это заставило правительство в середине 1987г. пойти на расширение хозяйственных субъектов. Предприятия получили возможность распоряжаться большей частью полученной прибыли. Но и это не обеспечило притока инвестиций, а только увеличило «денежный навес» в экономике. После августовских событий 1991г. и распада СССР, реформы приобретаю радикальный характер. В ходе реформирования российской экономики в 90-х годах был решен ряд важных макроэкономических проблем, типичных для начальной фазы трансформации административно управляемой экономики. Однако, многие проблемы еще ожидают своего решения. Это особенно ярко проявилось после августовского (1998 года) кризиса. Среди имеющихся в настоящее время макроэкономических проблем следует выделить следующие: необходимость обслуживания и погашения государственного долга, необходимость радикального реформирования налоговой и бюджетной политики; необходимость монеторизации экономики при ограничении роста цен, восстановления платежной дисциплины, решения проблем не только текущих платежей, но и накопленной задолженности; стабилизация курса национальной валюты в условиях меняющейся внешнеторговой конъюнктуры; решение проблем платежного баланса, обеспечения чистого притока иностранной валюты в страну, приостановления устойчивой тенденции вывоза капитала; создание макроэкономических условий, которые способствовали бы перелому негативных тенденций в инвестиционной сфере [1, с. 284]. Решение этих, а также ряда других задач, в том числе и выходящих за рамки макроэкономической сферы, должно обеспечить переход к фазе роста российской экономики. События конца 1997 и 1998 годов оказали значительное влияние не только на текущее состояние и на ближайшее будущее, но также и на среднесрочные перспективы развития страны, в том числе крайне негативно сказались на перспективах экономического роста. Заключение До настоящего момента история русской экономической мысли рассматривалась в ограниченных пределах западноевропейской экономической мысли. И это не случайно, так как именно последняя оказала решающее влияние на формирование современных представлений о законах и механизме функционирования рыночной системы хозяйства. Тем не менее, представляет значительный интерес история развития русской экономической мысли, отличающаяся определенным своеобразием. Специфические же особенности: Во-первых, большинству работ русских экономистов в высокой мере присущ дух социал-экономического реформаторства. Это объясняется как внутренними условиями развития страны, так и сильным влиянием марксизма на все течения русской экономической мысли начиная со второй половины девятнадцатого века. Во-вторых, для большинства экономистов России особое значение имеет крестьянский вопрос и весь комплекс связанных с этим социально-экономических проблем. В-третьих, в российской экономической мысли всегда большое значение придавалось общественному сознанию, этике, активной роли политики, другими словами, внеэкономическим факторам. Можно назвать ряд российских традиций и особенностей, которые лучше помогут понять специфику русской экономической мысли. Хорошо известно, что в России, в отличие от Центральной и Западной Европы, не получило юридического закрепления римское право собственности, опирающееся на хорошо организованную базу юридических уложений. Именно там многовековая культура частной собственности развила такое качество экономической личности, как хозяйственный индивидуализм и экономический рационализм. В России же на протяжении многих веков хозяйство было основано не на частной собственности, а на своеобразном сочетании общинного пользования землей и власти государства, выступающего в роли высшего собственника. Это оказало существенное влияние на отношение к институту частной собственности, наложив на него соответствующий нравственно-этический отпечаток. Русскому человеку свойственно убеждение, что "человек выше принципа собственности". Не случайно в русском менталитете идею "естественного права", которая является основой западноевропейской цивилизации, заменяли идеалы добродетели, справедливости и правды. Это определяет русскую социальную мораль и экономическое поведение. И потому явление "кающегося дворянства" - особенность чисто русская. Еще одна российская традиция - склонность к утопическому мышлению, стремление мыслить не реалиями, а образами желаемого будущего. С этим же связана традиция полагаться на "авось", неприязнь к точным расчетам, строгой деловой организации. Характерной чертой русского менталитета является также стремление к соборности (добровольному объединению людей для общих действий независимо от имущественного и сословного неравенства) и солидарности, которые реализуются в коллективных формах труда и владения собственностью. Что касается хозяйственных российских традиций, то несмотря на их многообразие, они на протяжении веков складывались вокруг двух осевых линий: традиции огосударствления и традиции общинности. Список использованных источников 1. Алле М. М. Условия эффективности в экономике Науч.- изд.центр "Наука для о-ва", 1998. 301с. 2. Барышева А.В. Перестройка: Социально-экономические проблемы / Ред. Н.А.Климов; АН СССР. Ин-т экономики. М.: Наука, 1990. 152с. 3. Бурцев В.В. Факторы финансовой безопасности России // Менеджмент в России и за рубежом, 2001. № 1. С. 16-32. 4. Варнеке Х.Ю. Революция в предпринимательской культуре: Пер. с нем. М.: Наука /Интерпериодика, 1999. 278с. 5. Государство и рынок: американская модель / Под ред. д.э.н., проф. М.А. Портного и д.э.н" проф. В.Б. Супяна. М.: Анкил, 1999. 432 с. 6. Плохотникова Г.В. Возрождение России и национальные модели экономического развития // Коммерсантъ, 2002, № 6. С. 4-11. 7. Ревуженко А.А. К вопросу о категории "экономическая эффективность" //Сборник научных трудов НГТУ, 2001. № 5. С. 115-120. 8. Струев П. Искусство делать прибыль. // Риск. - 2002. -№ 6 - С.61-67. 9. Устиян И. Самуэльсон П. о государственном регулировании экономики / // Экономист, 2001. № 7. С. 86-93.