Каталог :: Экономическая теория

Статья: Экономическое макропланирование

                                   ПЛАН                                   
     1.ПРИМЕНЕНИЕ МАКРОМОДЕЛЕЙ В ИСЛЕДОВАНИИ И ПРОГНОЗИРОВАНИИ ЭКОНОМИКИ
                                      2                                      
     2.ГОСУДАРСТВЕННОЕ ПРОГРАМИРОВАНИЕ И НДЕКАТИВНОЕ ПЛАНИРОВАНИЕ
13
     3.ИЗ ПРАКТИКИ ФРАНЦУЗКОГО ИНДИКАТИВНОГО ПЛАНИРОВАНИЯ
17
     4.ЛИТЕРАТУРА
21
                                  Тема 1                                  
                            С.Ф. Миксюк                            
     Применение макромоделей в исследовании 
     и прогнозировании экономики
     

Белорусский экономический журнал. №2, 1998

Переживаемый Республикой Беларусь кризис требует принятия комплексных мер, направленных на его преодоление и систем­ное реформирование экономики. Инструмен­том такого согласования показателей эконо­мической политики может служить макроэко­номическая модель. В странах с развитой рыночной эконо­микой большинство среднесрочных макроэко­номических моделей базируется на регресси­онных методах, которые по своей сути пред­полагают некоторую неизменность динамики технологических факторов, результатов инсти­туциональной деятельности и экономическо­го поведения в сравнении с базовым перио­дом. Представляется очевидной проблема­тичность подобного инструментария для мо­делирования экономики переходного периода, отличающегося нестабильностью экономичес­ких процессов. Более того, применение стоха­стических моделей в переходной экономике затруднено переводом статистики Беларуси на принятую в международной практике сис­тему национальных счетов и в этой связи на­личием слишком узкой информационной базы. Последнее делает объясняющую способ­ность модели весьма ограниченной. Необхо­димо также иметь в виду, что в переходный период не могут быть использованы положе­ния теории рыночной экономики без внесе­ния в нее корректив. Применительно к моде­ли это касается, прежде всего, выбора факто­ров, объясняющих поведение экономических показателей. Указанные выше причины привели нас к мысли о том, что для переходной экономи­ки следует разработать не стохастическую, а детерминированную модель. В неприемлемо­сти стохастической модели для наших усло­вий убеждает также имеющийся у автора от­рицательный опыт разработки регрессионных зависимостей показателей внешней торговли. Что касается детерминированных моделей, то основным их недостатком является жесткий характер. Однако он может быть устранен с помощью аппарата имитации с различными сценариями, отражающими альтернативные варианты правительственной политики. Изложенное выше позволяет заключить, что в условиях переходного периода исполь­зование разработанного в странах с развитой рыночной экономикой модельного аппарата является невозможным. То же относится и к моделям централизованной экономики, раз­работанным в странах бывшего СССР. Все это предопределило необходимость собственных модельных разработок. Следует отметить, что в республике имеются стандартные модель­ные разработки Всемирного банка и МВФ, выполненные для стран с переходной эконо­микой, однако попытки их практического ос­воения оказались неудачными. Во-первых, потому, что информационное обеспечение этих моделей не учитывает особенностей статисти­ческой отчетности Беларуси. Во-вторых, мо­дели ориентированы на решение внешних для нашей экономики специфических задач. В этой связи с 1994 г. в НИЭИ Минэко­номики Республики Беларусь началась раз­работка собственной среднесрочной макроэко­номической модели. Основная цель первого этапа работы — создание комплексной мак­ромодели, позволяющей осуществить прогноз взаимосвязанных потоков материально-веще­ственных и денежно-финансовых ресурсов в экономике республики. По аналогии с моде­лью Всемирного банка в основу модели был положен методологический принцип потока финансовых средств, согласно которому дохо­ды одного сектора служат расходами другого. При этом в модели выделены четыре внут­ренних сектора экономики - домашние хо­зяйства, нефинансовые предприятия, сектор государственного управления, банковский сек­тор, а также внешний сектор. В 1996 г. первая версия комплексной модели среднесрочного прогнозирования (на период до 3 лет) про­шла практическую апробацию (Миксюк С.Ф. Разработка и использование комп­лексной макромодели прогнозирования эко­номики Беларуси в условиях ее рыночной пе­реориентации // Вопросы прогнозирования развития отраслей и сфер народного хозяй­ства. Мн.: НИЭИ Минэкономики РБ, 1997. — Ред.). Модель состояла из трех взаимоувя­занных блоков: совокупного спроса и предло­жения, платежного баланса, кредитно-денеж­ного. Она включала 80 уравнений и по свое­му характеру являлась высокоагрегированной. Результаты практической апробации модели дают основание сделать следующие выводы. Модель позволяет осуществлять прогноз не противоречащих друг другу счетов как в разрезе секторов экономики, так и по эконо­мике в целом. Малая размерность модели, с одной стороны, обеспечивает аналитическую наглядность получаемых результатов, что по­зволяет оперативно работать с моделью и про­водить многовариантные расчеты в ограничен­ные временные сроки. С другой стороны, высокоагрегированность модели сопряжена с большим количеством допущений, что делает прогноз в значительной степени условным. С учетом этого в 1996 г. модель получила дальнейшее развитие в направлении детали­зации показателей налогово-бюджетного сек­тора. Это потребовало переклассификации статей бюджета и внебюджетных фондов в соответствии с классификацией СНС, отсле­живания взаимосвязей государственного, ме­стных бюджетов, внебюджетных фондов, пред­ставления доходной части бюджета и внебюд­жетных фондов в требуемой классификации. Концепция общей структуры модели Конечной целью построения модели яв­ляется разработка инструмента, который по­зволил бы в зависимости от проводимой эко­номической политики и развития экономи­ческой конъюнктуры осуществлять прогноз комплекса не противоречащих друг другу сче­тов основных секторов экономики. Создание модели, способствующей реше­нию данной задачи, требует, с одной стороны, адекватного воспроизведения взаимосвязей макропоказателей; с другой стороны, — вве­дения в модель группы государственных ре­гуляторов (налоги, бюджетные статьи расхо­дов, ставка процента, индекс реальной денеж­ной массы) и адекватного отражения их вли­яния на макропоказатели. Первое требование в модели удовлетворяется посредством реа­лизации методологии потока финансовых средств (там же). Что касается второго требо­вания, то его достижение обеспечивается за счет отражения взаимосвязей показателей в методологии СНС, а также за счет отражения прямого влияния регуляторов на поведение экономических субъектов на основе коэффи­циентов эластичности. Использование в модели принципа ме­тодологии потока финансовых средств авто­матически предполагает прогнозирование в разрезе секторов экономики и отслеживание движения потоков между секторами. Каждый сектор имеет информационную базу для про­гнозирования финансовых и нефинансовых потоков: сектор госуправления - государствен­ная финансовая статистика; домашние хозяй­ства - баланс доходов и расходов населения; банковский сектор - денежно-кредитный об­зор; внешний сектор - платежный баланс; в целом по экономике - счет национального дохода и продукта. Исключение составляет лишь сектор нефинансовых предприятий, для прогнозирования показателей которого инфор­мационная база отсутствует. Поэтому в рам­ках модели доходы и расходы данного сектора определяются как балансирующие элементы между соответствующими показателями на­ционального дохода и показателями секторов государственного управления и домашних хозяйств. На рис.1 представлена блок-схема мак­ромодели среднесрочного прогнозирования.
Блок производства и издержек в текущих ценах

Эндогенные переменные

Материальные затраты

Налогооблагаемые базы: выручка от реализации, прибыль, затраты на производство продукции, амортизация основных фондов

Рентабельность

Капвложения за счет собственных средств предприятия

Блок

доходов и расходов государства

Эндогенные переменные

Доходы бюджета и внебюджетных фондов

Дефицит бюджета

Сбережения и валовые накопления сектора государственного управления

Социальные выплаты: среднемесячная стипендия одного студента, среднемесячная пенсия одного пенсионера, среднемесячное пособие одного безработного

Блок

доходов и расходов населения

Эндогенные переменные

Доходы населения

Текущие потребительские расходы

Сбережения населения

Валовое накопление населения

Капвложения за счет средств населения

Среднемесячная зарплата одного занятого

Блок национального дохода и продукта

Эндогенные переменные

Валовой выпуск и валовой внутренний продукт в рыночных ценах

Сбережения и валовое накопление сектора нефинансовых предприятий

Воспроизводственная структура ВВП в разрезе секторов

Финансовая структура ВВП

Блок

платежного баланса

Эндогенные переменные

Показатели текущего счета: сальдо торгового баланса, сальдо нефакторных услуг, сальдо дохода, сальдо текущих трансфертов

Внешний заем

Внешний долг на конец периода

Блок кредитно-денежного сектора

Эндогенные переменные

Чистые внутренние активы в разрезе секторов

Широкие деньги в разрезе секторов

Рис. 1 Блок-схема модели среднесрочного прогнозирования Блок производства и издержек. В дан­ном блоке рассчитываются со стороны пред­ложения номинальный и реальный ВВП, ва­ловой выпуск по факторной стоимости на основе экспертно заданных темпов роста про­изводства отраслей и индексов цен на про­дукцию этих отраслей. Работа блока представ­лена следующими отраслями: промышлен­ность, сельское хозяйство, прочие отрасли ма­териального производства, нематериальные услуги. В данном блоке рассчитываются все налогооблагаемые базы, необходимые для ра­боты очередного блока: выручка от реализа­ции, оплата труда, материальные затраты, амортизация, прибыль от реализации, балан­совая прибыль. В блоке отражается влияние динамики ставки косвенных налогов на дина­мику объема продаж и, как следствие, на ве­личину выручки от реализации. Налогово-бюджетный блок. Поступле­ния в бюджет и внебюджетные фонды рас­считываются путем умножения величины налогооблагаемых баз на экзогенно задаваемую ставку фактического изъятия. При выборе ус­ловно расчетных баз налогообложения мы ис­ходили из следующих соображений: а) условно расчетная база, принятая в модельных расчетах, должна быть максимально приближена к базе, устанавливаемой в законодательном порядке; б) при невозможности установления подобного соответствия приоритет отдается базе, которая в наибольшей степени отражает сферу производства; в) в методологии модельных расчетов не должно быть противоречия при определении налогооблагаемой базы: если показатель является результирующим, он не может выступать в качестве налогооблагаемой базы, поскольку рассчитывается в первом блоке модели. В модели воспроизводится взаимосвязь бюджета и внебюджетных фондов посредством включения позиции "поступления из бюдже­та" в статьи внебюджетных фондов. Следует отметить, что в модельных расчетах данная позиция является балансирующей между рас­ходной и доходной частями внебюджетных фондов. Такая методика расчетов предполага­ет бездефицитность внебюджетных фондов. В отличие от доходов, возможности про­гнозирования государственных расходов на основе обычных экономических соотношений гораздо более ограниченны. Это является след­ствием политической природы принятия ре­шения по поводу государственных расходов. Методика прогнозирования бюджетных рас­ходов в рамках модели предполагала решение следующих вопросов: классификация расхо­дов, обеспечивающая связь финансовых по­токов между бюджетом и остальными секто­рами, методика прогноза этих расходов. Требуемая для модельных расчетов клас­сификация бюджетных расходов представле­на как сумма текущих и капитальных расхо­дов (рис.2). В свою очередь текущие расходы складываются из текущего государственного потребления (заработная плата, товары и ус­луги), субсидий, трансфертов, расходов по об­служиванию внутреннего и внешнего долга. К капитальным расходам бюджета относятся капитальные трансферты сектору нефинансо­вых предприятий, инвестиции госсектора. В силу политической природы бюджет­ных расходов их прогнозирование осуществ­ляется на основе экзогенно заданных реаль­ных темпов роста. Следует отметить, что ос­новная сложность прогнозирования расходов бюджета состоит в формировании его отчет­ной информационной базы в требуемой клас­сификации. Это потребовало обращения не к агрегированному бюджету, а к его детализи­рованному виду. Дефицит бюджета рассчитывается как разница доходов и расходов бюджета. Финан­сирование дефицита бюджета определяется на основе экзогенно задаваемой структуры: вне­шние источники, внутреннее банковское фи­нансирование, внутреннее небанковское фи­нансирование. Влияние статей бюджета на основные макропоказатели отражено в моде­ли посредством расчета располагаемого секто­рами дохода и его взаимосвязей.

Статьи бюджета

2. Капитальные расходы
2.1. Валовое накопление госсектора
2.1.1. Валовое накопление основного капитала
2.1.2. Изменение запасов материальных оборотных средств
2.2. Капитальные трансферты и чистое кредитование
2.2.1. Валовое накопление нефинансовых предприятий
2.2.2. Чистое кредитование, в т.ч. ссуды на жилищное строительство

Рис. 2. Классификация статей бюджета

1. Текущие расходы

1.1. Текущее государственное потребление

1.1.1. Заработная плата

1.1.2. Товары и услуги

1.2. Субсидии предприятиям

1.3. Рублевое покрытие за перечисление средств в валютные фонды

1.4. Трансфертные платежи населению

1.4.1. Стипендии

1.4.2. Средства в фонд социальной защиты

1.4.3. Социальные пособия в натуре

1.4.4. Прочие

1.5. Расходы по обслуживанию внутреннего долга

1.6. Выплаты процентов по внешнему долгу

Доходы и расходы населения. Данный блок является в целом производным от пока­зателей предыдущих блоков. В нем отражает­ся влияние налогов с населения на располага­емый доход и далее — на конечное потребле­ние домашних хозяйств и инвестиции насе­ления. В блоке национального дохода и про­дукта рассчитывается материально-веще­ственная структура ВВП, финансовая струк­тура, а также сбережения как в целом по эко­номике Беларуси, так и в разрезе секторов. В блоке реализуются основные балансовые со­отношения макроэкономики. Очевидно, что основная часть показателей балансовых соот­ношений рассчитывается в предыдущих бло­ках, в этом же определяются лишь баланси­рующие элементы, по динамике которых мож­но судить о реалистичности полученных ра­нее прогнозных показателей. В блоке также отражается влияние прямых налогов с юри­дических лиц на величину чистой балансо­вой прибыли и, как следствие, на инвестиции за счет средств предприятий. В блоке платежного баланса реализо­вано балансовое соотношение: сальдо счета вне­шних текущих операций должно компенси­роваться за счет либо притока капитала, либо снижения уровня резервов. В качестве балан­сирующего элемента в соотношении высту­пает показатель внешних займов. Все осталь­ные показатели указанного балансового соот­ношения рассчитываются автономно на осно­ве экзогенно задаваемых темпов роста, описывающих динамику внешней конъюнк­туры. Исключение составляют экспорт и им­порт товаров. Физический индекс роста им­порта товаров прогнозируется на основе ко­эффициента эластичности от ВВП. Импорт товаров в долларовом выражении определя­ется на основе физического индекса роста импорта и индекса цен на импорт. Экспорт товаров является производным от рассчитан­ных ранее внешнеторгового сальдо и импорта товаров. Назначение блока заключается не только в том, чтобы отразить взаимодействие секторов экономики, но и в том, чтобы оце­нить реалистичность прогноза на основе ба­лансирующего показателя "внешние займы". Блок кредитно-денежного сектора. Реализация данного блока решает, каковы должны быть кредиты секторам, чтобы после­дние находились в рамках своих бюджетных ограничений. Решение данной задачи требует прогнозирования спроса на денежные активы со стороны секторов. В модели эта задача ре­шается с использованием коэффициентов эла­стичности: депозиты населения - от реаль­ной ставки процента; депозиты предприятий - от ВВП. Потоки кредитов секторам опреде­ляются как балансирующие элементы соотношении, отражающих бюджетные ограниче­ния секторов. Следует отметить, что в этих балансовых соотношениях используются по­казатели, рассчитанные в предыдущих бло­ках. В блоке реализуется также соотношение, отражающее баланс банковской системы: из­менение совокупной денежной массы совпа­дает с изменением чистых иностранных акти­вов и чистых внутренних кредитов. Программное и информационное обеспечение модели Программное обеспечение модели реали­зовано средствами ЕХСЕL в диалоговом ре­жиме. Этот выбор обусловлен возможностью обеспечения обработки информации в таблич­ной форме, а также оперативной корректи­ровки формул в случае изменения постанов­ки задач. Определенные особенности имеет инфор­мационное обеспечение модели. Комплекс­ность модели предполагает привлечение ин­формации из различных счетов экономики - счет национального дохода, бюджетные счета, счет платежного баланса, кредитно-денежные счета. Все они, как правило, сформированы на различной методологической основе, что приводит к расхождениям в отчетных значе­ниях одного и того же показателя. Например, в 1995 г. наибольшие расхождения между бюджетными и национальными счетами от­мечались по показателю "пенсии, пособия, стипендии" - до 15% и наименьшие - по по­казателю "текущее государственное потребле­ние" - 1%. Расхождения по показателю "саль­до экспорта-импорта" из счета платежного баланса и национального счета в этом же году составили 7%. Расхождения одного и того же показателя из бюджетных и национальных счетов, на наш взгляд, определяются различ­ными принципами их формирования: нацио­нальные счета формируются по принципу наращивания, счета государственного сектора - на наличной основе. Расхождения показате­лей из различных счетов, сформированных в рамках единого принципа (пример с пока­зателем сальдо экспорта-импорта), обуслов­лены переводом показателей из одних еди­ниц измерения в другие по агрегированному курсу. Таким образом, при разработке инфор­мационного обеспечения модели мы столкну­лись с противоречием: с одной стороны, имеет место несогласованность счетов показа­телей, хотя последние в рамках каждого счета сбалансированы; с другой стороны, основой удовлетворительной работы модели является согласованность различных счетов отчетных данных. Данное противоречие было разреше­но путем установления иерархии счетов. Опыт работы модели Всемирного банка убеждает, что высший приоритет целесообразно присво­ить денежно- кредитным счетам в силу их на­дежности и своевременности представления. Бюджетные счета занимают в этой иерархии второе место, далее следует платежный баланс и, наконец, счета национального дохода. При формировании модельной информации из двух конфликтующих счетов выбирается по­казатель того счета, приоритет которого выше. Такая процедура согласования требует неко­торой корректировки отчетной информаци­онной базы, критерием которой служит мак­симальность приближения к отчетной инфор­мации более приоритетных счетов. Это пре­допределяет расхождения по группе отдельных показателей модельной информационной базы и отчетной информации. Отметим, что обеспечение модели пол­ностью ориентировано на информацию, пред­ставленную в официальной отчетности Наци­онального банка, Министерства финансов, Министерства статистики Республики Бела­русь. Исключение составляет лишь класси­фикация бюджетных счетов. Требуемая для работы модели структура бюджета и внебюд­жетных фондов приведена выше. В рамках ин­формационного обеспечения модели совмест­но с работниками Министерства финансов была разработана методика перехода от пер­вичной информации детализированного бюд­жета к требуемой классификации. Результаты практической апробации модели С целью оценки адекватности модели проведены расчеты на отчетный 1995 г. При этом входная информация модели определя­лась на основе отчета за 1995 г. Первая итера­ция расчетов дала существенные расхождения модельных и отчетных данных по показате­лям наиболее приоритетного кредитно-денеж­ного счета: чистые кредиты государству, кре­диты населению, кредиты предприятиям, т.е. именно по тем показателям, отчетность кото­рых наиболее надежна. Расхождения же мо­дельных и отчетных показателей других сче­тов оказались незначительными. Ситуация по­вторилась и по данным 1996 г. В контексте изложенного, а также на основании данных качественного анализа мы полагаем, что в эко­номике Беларуси имеются не отражаемые в официальной отчетности потоки между нефи­нансовыми предприятиями и населением, ха­рактеризующие интенсивность перекачки фи­нансовых средств предприятий в сектор насе­ления в виде капитальных трансфертов. По модельным оценкам, интенсивность такого потока в 1995 г. составляла около 550 млн. долл. США, в 1996 г. - около 1000 млн. Частично разницу модельных и отчетных значений в разрезе сектора домашних хозяйств можно объяснить влиянием такого ранее неучтенно­го нами фактора, как склонность населения хранить сбережения в виде валюты на руках. Модельные расчеты позволяют оценить уро­вень прироста подобных сбережений в 1995 г. в размере 55 млн. долл., в 1996 г. - 75 млн. долл. В модификации первоначального варианта мо­дели в балансовых соотношениях, отражаю­щих бюджетные ограничения секторов, были дополнительно учтены указанные потоки. Сравнение отчетных данных и данных уточненного варианта модели свидетельствует о наиболее существенных расхождениях по счету платежного баланса: торговый баланс, внешние займы, изменение чистых иностран­ных активов. При этом максимальные рас­хождения не превышают 10%. По данным ана­лиза, основные причины расхождения обус­ловлены допущениями модели о равномер­ной динамике изменения обменного курса в течение года и о совпадении чистых иност­ранных активов и резервных активов. Серия экспериментальных расчетов по модели в режиме имитации, а также расчетов в рамках прогноза на 1998 г. показала, что модель является эффективным инструментом при комплексной оценке условий достиже­ния целевых параметров в аспекте их кредитно-финансовой обеспеченности при различных вариантах развития экономической полити­ки и экономической конъюнктуры. Приведем модельную оценку одного из вариантов прогноза на 1998 г., в соответствии с которым устанавливаются следующие це­левые параметры: прирост ВВП - 8%; при­рост инвестиций в основной капитал - 13%; прирост розничного товарооборота и платных услуг населению — соответственно 9 и 7%; прирост реальной зарплаты - 7%, реальных доходов населения - 5%; дефицит бюджета -(- 3%), коэффициент монетаризации - 9,6, прирост потребительских цен в среднем за месяц - 2%. Согласно модельным расчетам, достиже­ние целевых показателей на 1998 г. может быть обеспечено при условии: • сохранения тенденций снижения сред­них ставок налога на прибыль с 26,4 до 25,4% и ставки чрезвычайного налога с 5 до 4,5%, а также уровня централизации финансовых ресурсов государства предшествующего 1997 г. в пределах 45,5%; • ориентации бюджетной политики на увеличение социальных выплат из бюджета соответственно росту реальной заработной пла­ты - 7%; роста капитальных трансфертов из бюджета сообразно усилению инвестицион­ной активности в целом по экономике - 13%; относительно более низкого роста валового на­копления основного капитала госсектора -10%; увеличения бюджетных ссуд населению для жилищного строительства - на 80%; рос­та чистого кредитования - на 200%. Прочие показатели расходной части бюджета остаются на уровне 1997 г. При такой налогово-бюджетной политике дефицит бюджета не пре­высит 3%, уровень сбережений сектора госу­дарственного управления составит 7%; • усиления роли оплаты труда как ос­новного источника доходов населения: ее доля увеличится с 46,5 до 47,5%; при этом резко снизится темп роста такой слабо идентифи­цируемой статьи доходов населения, как про­чие поступления - темп прироста составит 1,5% против 57,7% в 1996 г.; • роста конечного потребления домаш­них хозяйств не менее чем на 7,5% и, как след­ствие, уровня сбережений населения в разме­ре 13%; • увеличения доли капвложений насе­ления до 13% за счет продолжения политики предоставления льготных кредитов населению на жилищное строительство. Незначительный рост рентабельности с 10,5 до 10,6% при сни­жении ставки прямых налогов предопределит прирост капвложений за счет собственных средств предприятий на 8%. Существенная роль в достижении прироста капвложений на 13% отводится внешним источникам: при прогнозируемом поведении внутренних сек­торов экономики потребуется рост капвложе­ний за счет внешних источников на 40%. Это может быть обеспечено, например, при объе­ме прямых инвестиций в 228 млн. долл., капи­тальных трансфертов - 62 млн. долл. И при условии, что 9% внешнего займа (23 млн. долл.) будет направлено целевым назначением на инвестирование; • обеспечения покрытия внешними по­токами отрицательного сальдо текущего сче­та платежного баланса на уровне 870 млн. долл. Однако при этом надо иметь в виду, что по­литика 1998 г. предусматривает рост нацио­нальных сбережений на 10%. Следовательно, внешнее финансирование будет направлено не на текущее потребление, а на валовое накоп­ление. Предполагается, что при указанных выше потоках внешнего капитала, а также при условии, что краткосрочный капитал соста­вит 30% уровня 1996 г. и будет обеспечен не­значительный рост резервов валюты, - вне­шний займ в 1998 г. составит 250 млн. долл. • следующего изменения структуры чи­стых внутренних активов: 47% составит чис­тый кредит правительству (против 24,4% в 1996 г.), 21% - населению (против 6% в 1996 г.), доля предприятий снизится до 59%. В этом случае предприятия свои инвестици­онные планы будут покрывать также за счет внешних займов - 18% потребности и 82% -за счет внутренних кредитов. Однако, учиты­вая ограниченность доступа предприятий к внешним займам, этот вариант прогноза мож­но считать реалистичным, если будет вырабо­тан механизм обеспечения доступа предприя­тий к внешнему займу. В противном случае требуется пересмотреть структуру покрытия дефицита бюджета, заменив позицию "покры­тие дефицита за счет внутренних кредитов" на "покрытие дефицита за счет внешних ис­точников". По нашему мнению, полученная в результате второго варианта прогноза струк­тура чистых внутренних активов (34,6% -кредит правительству, 21% - населению, 71,4% - предприятиям) является более реальной, что делает прогноз в целом более реальным. В рамках практической апробации моде­ли изучалась реакция модели на изменение параметров экономической политики: ставки налогов, численности занятых. Влияние каж­дого параметра рассматривалось в отдельнос­ти. Полученные результаты позволяют оце­нить адекватность реакции модели. Снижение ставки фактического изъя­тия прямых налогов с 25,4% по базовому ва­рианту до 20% вызывает уменьшение номи­нальных поступлений по данному налогу на 22.6%, что приведет к сокращению доходной части бюджета на 3.5%. Последнее будет иметь результатом увеличение дефицита бюджета с 2,8% по базовому варианту до 3,8% и сниже­ние уровня централизации финансовых ре­сурсов государства с 45,9 до 44,8%. Помимо изменений в показателях бюджетного счета, снижение фактического изъятия прямых на­логов скажется на росте капвложений за счет собственных средств предприятий со 107,8% по базовому варианту до 111,8%. Рост инвестиционной активности пред­приятий при прочих неизменных условиях увеличит размер превышения расходов наци­ональной экономики над ее доходами с 6% от ВВП в рамках базового варианта до 6,5% - в рамках проигрываемого. Дальнейшим след­ствием в этой цепи будет аналогичный по интенсивности рост дефицита текущего сче­та, затем - увеличение внешних займов и соответственно доли внешнего долга в ВВП с 13,3 до 14.1%. Однако, в условиях ограничен­ного доступа к внешним займам такой вари­ант развития событий вряд ли устроит пра­вительство. Сокращение численности занятых на 1%, как показывают модельные расчеты, вы­зывает изменение показателей во всех счетах экономики. Прежде всего, это обеспечит рез­кое сокращение роста такой составляющей зат­рат на производство, как затраты на оплату труда: со 143,5 до 140,2%, что окажет непос­редственное влияние на рост уровня рента­бельности с 10,6 до 10,9%. Очевидно, такие изменения реального сектора экономики при­ведут к относительному изменению величи­ны налогооблагаемых баз, что при неизмен­ной системе налогообложения вызывает су­щественные изменения структуры налоговых поступлений: увеличивается доля поступле­ний по прямым налогам с юридических лиц и снижается — по налогам с населения и чрез­вычайному налогу. В целом отмечается рост поступлений в бюджет на 0,5 процентных пун­кта. Отметим, что это обеспечивается не толь­ко за счет изменения налогооблагаемых баз, но и сокращения недоимок (на 6 процентных пунктов). Следует отметить, что в связи с увеличением количества высвободившихся трудовых ресурсов значительно выросли рас­ходы фонда содействия занятости на соци­альную поддержку незанятого населения (на 23 процентных пункта). Увеличение этой ста­тьи расходов фонда в модельных расчетах осу­ществляется за счет сокращения такой слабо идентифицируемой статьи, как прочие рас­ходы фонда. Обобщая изложенное, приходим к сле­дующему выводу: политика снижения чис­ленности занятых в условиях реструктуриза­ции производства, помимо отрицательных моментов (увеличение дефицита бюджета, рост безработицы), имеет и такие положитель­ные аспекты, как подъем инвестиционной активности и положительные сдвиги в реаль­ном секторе экономики: прогнозируются не­который рост рентабельности производства. уменьшение неплатежей, а также рост доход­ной части бюджета. Здесь, на наш взгляд. уместен вопрос: может быть, для подъема ин­вестиционной активности экономики все ука­занные выше отрицательные моменты - не такая уж высокая плата, поскольку рост ин­вестиций является заделом для будущего подъема реального сектора экономики? При оценке полученного результата следует иметь в виду, что оценивалось влияние только од­ного фактора - численности занятых - при предположении, что влияние всех других фак­торов остается неизменным. Разработанная модель не претендует на детализированное отображение процессов функционирования экономики, а служит для комплексной оценки реакции ключевых по­казателей экономики Беларуси на основные группы регуляторов. Как показали экспери­ментальные многовариантные расчеты, в рам­ках заданных ограничений и допущений мо­дель достаточно успешно решает данную за­дачу. Вместе с тем отметим, что модель имеет преимущественно балансовый характер и по­тому в ее рамках невозможно решение таких сложных задач, как влияние денежной массы на инфляцию, а также обменного курса на объем производства. Упомянутые показатели являются экзогенно заданными и предпола­гается, что на основе экспертных оценок они достаточно взаимоувязаны. Тема 2 Государственное программирование и индикативное планирование

Российский экономический журнал. №7, 1998

Целевые программы и бюджетирование. Особенность современной корпоративно-капиталистической системы — ключевая роль долгосрочных инвестиций и инноваций в воспро­изводственном процессе. После второй мировой войны усилилась роль не только улучшающих, но и базисных нововведений в обеспечении конкурентных преимуществ фирм и национальных экономик; НИОКР стали фундаментом экономического процветания. Государство играет в фи­нансировании инвестиционно-инновационной деятельности двоякую роль. Во-первых, закупая в значительных объемах продукцию частных предприятий, оно увеличи­вает спрос, а значит, стимулирует расширение производственных мощностей в соответствующих отраслях; внезапное же прекращение закупок может породить в этих отраслях кризис перепроиз­водства, а если капиталовложения еще не амортизированы — и банкротство работающих для госнужд производителей. Последним поэтому жизненно важно знать объемы закупок и выделяе­мых на эти цели средств не только на ближайший финансовый год, но и на среднесрочный пери­од; особенно это верно применительно к производству технически сложной продукции: военной, космической и вычислительно-телекоммуникационной техники. Возведение крупных зданий и иных сооружений за государственный счет требует наращивания строительных мощностей; свер­тывание строительства автодорог, мостов или общественных зданий, поэтому способно послу­жить толчком к развитию кризиса перепроизводства в стройиндустрии и смежных отраслях. Ана­логичным эффектом чревато драматическое снижение бюджетного финансирования здравоохра­нения, образования и социального обеспечения. Уменьшение спроса бюджетополучателей, преж­де всего на инвестиционные товары, в состоянии оказать депрессивное воздействие на экономику, вызвать падение ее эффективности и сокращение бюджетных доходов (вместо сокращения дефи­цита госбюджета может произойти его увеличение). Во-вторых, государство выступает в роли непосредственного заказчика, организатора и коор­динатора при решении крупных общественно значимых проблем, например, осуществлении по­лета человека в космос или комплексном освоении какого-либо источника энергии. Особую роль государство может сыграть в обеспечении благоприятных условий для зарубежных инвестиций, тем более в странах с нестабильными политическими режимами и переходными экономиками. Во многих случаях достижение соответствующей конечной цели предполагает решение комплекса задач, взаимосвязанных по времени, ресурсам и другим ограничениям, причем, как правило, для целереализации требуется гораздо больший период времени, чем один год. Тем самым возникает необходимость принятия решений о финансировании работ по достижению данной цели задолго до начала разработки соответствующих бюджетных документов. Возникает, следовательно, им­ператив согласования подобных долгосрочных решений и бюджетных показателей, без чего неиз­бежно возникновение одной из двух коллизий: 1) при разработке очередного бюджета выясняет­ся, что минимальный объем финансирования по уже утвержденным долгосрочным проектам пре­вышает бюджетные возможности; 2) в силу недостаточности бюджетных средств финансирова­ние работ по уже утвержденным проектам прекращается, что приводит к обесценению ранее сде­ланных вложений, т.е. к прямой потере бюджетных средств. В качестве инструмента такого согла­сования и используется программно-целевой подход (ПЦП) к решению крупных проблем, непло­хо описанный применительно к практике регулирования рыночной капиталистической экономи­ки. В соответствии с этой практикой для достижения конкретной общественно значимой цели принимается нормативный акт (в США — закон) в котором определяются: 1) органы государ­ственного управления как заказчики и исполнители; 2) прочие организации-исполнители; 3) поря­док взаимодействия исполнителей; 4) перечень задач (подцелей), подлежащих решению (в том числе касающихся создания изделий с определенными качественными параметрами и стоимос­тью), с указанием сроком, критериев оценки и приемки полученных результатов, объемов финан­сирования и других ограниченных ресурсов, причем эти объемы увязываются с задачами; 5) эф­фект от выполнения данной программы. Можно выделить две трактовки программно-целевого подхода. Сторонники первой делают акцент на признаках взаимосвязанности целей (задач) и оптимизации затрат времени и ресурсов (например, на основе сетевых моделей оптимизации программ). Согласно второй, расширитель­ной, версии, программа—это «комплекс локализованных во времени и пространстве, непротиво­речивых конкретных мер в области социальной, структурно-инвестиционной, финансово-кредит­ной, налоговой, бюджетной, ценовой, внешнеэкономической, аграрной, научно- технической, институциональной политики, ориентированных на достижение как качественно, так и количественно определенных целей социально-экономического развития». Думается, при таком определении специфика ПЦП размывается, программа становится неотличимой от плана. Разработка и утверждение целевой программы осуществляются итеративным путем с учетом интересов заказчиков и исполнителей, а также, разумеется, с учетом макроэкономической ситуа­ции и прогнозируемых бюджетных возможностей. Для скоординированности бюджетирования и программирования важно, чтобы решения о выделении ассигнований для программ принимал орган власти, утверждающий бюджет: в этом случае сужаются возможности неконтролируемого увеличения бюджетных обязательств. Классическими сферами применения ПЦП являются разработка и производство оборонной продукции и конверсия, поддержка сельскохозяйственных производителей, импортозамещение; велика роль программ в решении задач социальной политики и в управлении территориальным развитием. Программно-целевой подход и среднесрочное макропланирование рыночной эконо­мики. Проблема задействования данного подхода в регулировании российской экономики как тако­вая, включая вопрос использования при этом элементов технологии программирования в централи­зованно-директивном планировании (которая не стала высокоэффективным инструментом управ­ления советской экономикой хотя бы потому, что сам народнохозяйственный план представлял, по сути, единую программу), — предмет самостоятельного анализа. Достаточно лишь отметить вслед за рядом авторов, с одной стороны, повышение роли ПЦП по мере усиления самостоятельности хозяйствующих субъектов и территориальных образований", с другой, — наличие серьезных недо­статков в применении этого подхода, причем, к сожалению, даже в сравнении с дореформенной практикой. К числу подобных принципиального характера изъянов относится, в частности, следую­щий: если раньше рассматриваемые программы взаимоувязывались с планами развития экономики и в них выделялись приоритетные цели, достижение которых позволяло ускорить внедрение науч­но-технического прогресса, создать благоприятные условия для воспроизводственной деятельнос­ти отстающих регионов (чтобы подтянуть их до среднесоюзного уровня) или решить иные пробле­мы, выходящие за рамки отдельной отрасли или региона, то в настоящее время федеральные про­граммы сплошь и рядом разрабатывают для решения частных ведомственных и региональных воп­росов. Число программ стремительно растет (так, 45 федеральных целевых программ объединяют примерно 80 вполне самостоятельных целевых программ с федеральным статусом и отдельным финансированием), в результате чего утрачивается самый смысл ПЦП — концентрация ресурсов на наиболее приоритетных направлениях и достижение результатов в заданные сроки. Ракурс анализа ПЦП в данном случае — связь этого подхода с макропланированием и индика­тивной формой последнего. В отличие от бюджетного процесса, ограниченного годовым горизон­том, программирование, как уже отмечалось, предполагает гораздо больший временной период. Поэтому согласование долгосрочных целевых программ между собой и с бюджетом невозможно без построения среднесрочного структурного прогноза и долгосрочного макропрогноза, сбалан­сированных и по ресурсно-технологическим, и по финансовым параметрам. Но совокупность таких прогнозов, целевых программ и соответствующих разделов бюджетов будущих лет уже пред­ставляет собой среднесрочный план . Разумеется, ежегодно могут производиться корректировки показателей и целевых программ, и прогнозов, и бюджетных лимитов, однако они вполне уклады­ваются, скажем, в методологию скользящего планирования. Программирование и структурная форма индикативного планирования. Хотя ин­дикативное планирование, как уже отмечалось, возникает уже на основе сопровождаемого каче­ственным прогнозированием бюджетного процесса, применение ПЦП к решению крупных тех­нико-экономических проблем, очевидно, существенно обогащает содержание и форму этого пла­нирования. В случае, когда на основе программ решаются вопросы структурной перестройки и техноло­гической модернизации экономики с согласованием действий государственных органов с действи­ями негосударственных органов экономического управления, хозяйствующих субъектов различ­ных отраслей, регионов и организационно-правовых форм, возникает более развитая — струк­турная — форма индикативного планирования. Последнее в любой своей форме базируется на макроэкономическом прогнозе и федеральном (центральном) бюджете, включает ряд других спе­цифических элементов, которые будут охарактеризованы ниже (в том числе планы-договоры упол­номоченных государственных органов с поставщиками продукции для госнужд и с получателями господдержки). Поэтому различение форм ИП связывается с различием задач госрегулирования экономики. Коль скоро вмешательство в нее государства ограничивается финансовым обеспече­нием выполнения своих текущих хозяйственных функций, имеет место конъюнктурная форма. Если же государство осуществляет при помощи программ структурную политику, влияя на функ­ционирование отдельных отраслей и регионов (и предоставляя поддержку предприятиям в зави­симости от их надежно удостоверенных намерений по участию в этой политике), ИП принимает соответствующую, более сложную, форму. В этой связи особо важно подчеркнуть: сами по себе разработка, принятие и реализация целе­вых программ вовсе не тождественны использованию технологии индикативного планирования. Если эти программы не согласуются с прогнозами и бюджетом (либо согласуются чисто формаль­но, без учета обратных связей и взаимодействия различных программ друг с другом), ставить вопрос о разработке индикативного плана бессмысленно. Впрочем, в таком случае и программы, и бюджет обречены на невыполнение. Это нетрудно проиллюстрировать на примерах коллизий бюджетного процесса и срывов в применении ПЦП в Российской Федерации в последние годы: бюджеты исполняются в лучшем случае на 70%, а федеральные инвестиционные программы — еще хуже. Тема 3

Е. Авграшин

Из практики французского индикативного планирования

Российский экономический журнал. №4, 1998

Постановка на официальном уровне задач создания в России системы индикативного пла­нирования', актуальность которых неоднократ­но аргументировалась на страницах «Россий­ского экономического журнала», не может не привлекать внимание исследователей к прак­тике ряда стран развитой рыночной экономики, где индикативные планы доказали свою эффек­тивность в качестве одного из средств государ­ственного макрорегулирования. Среди этих стран выделяется Франция, ибо французская си­стема, как справедливо подчеркивалось в лите­ратуре, оказала стимулирующее влияние на раз­витие макропланирования в Германии и Вели­кобритании, а в последнее время ее принципы все более пристально изучаются и в определен­ной мере используются органами межгосудар­ственного регулирования ЕС. Информацию о некоторых существенных моментах этой систе­мы и ее эволюции, почерпнутую из ряда перво­источников, и хотелось бы донести до читате­лей журнала. Идейно-теоретические основы послевоен­ной французской экономической политики сло­жились, во-первых, под воздействием кейнсианства. Во-вторых, на их формирование повлияло то обстоятельство, что восстановление и мо­дернизация экономики осуществлялись в русле решения сформулированной Ш. де Голлем гло­бальной задачи упрочения международного по­ложения Франции, в том числе на основе подъе­ма экономики. Важную роль в решении данной задачи сыграла система индикативного плани­рования, опиравшаяся на высокую долю госсоб­ственности в народном хозяйстве (сохранив­шуюся и поныне, о чем свидетельствуют данные табл. 1). «Идейным отцом» системы явился Ж.Монне. Таблица 1.

Страны

В численности занятых

В валовом внутреннем продукте

В капиталовложениях в основ-

ной капитал

В среднем по странам

Германия10,111,116,812,6
Италия15,020,026,020,3
Великобритания9,012,017,012,7
Франция17,619,534,924,0
Испания6,014,021,013,6
Голландия6,311,07,08,1
Бельгия11,08,314,011,1
Люксембург5,03,54,04,2
Португалия12,121,035,022,7
Греция10,019,040,623,2
Дания8,26,020,011,4
Ирландия10,514,720,715,3
Уже в конце 40-х годов была разработана и начала реализовываться уникальная «демо­кратическая система планирования», позволяю­щая органам госуправления регулировать хо­зяйственные процессы таким образом, чтобы «государственная бюрократия не задавила эф­фективное функционирование рыночных субъ­ектов». Вместо построения обычной иерархиче­ской системы «сверху вниз» утверждалось пла­нирование «снизу», базируемое на принципах консультирования и согласования и включаю­щее участие на равноправных началах пред­ставителей различных «групповых интересов»: госслужащих, предпринимателей, профсоюзов, союзов потребителей и др. Согласно рассматри­ваемой системе, план рождается в результате многоступенчатых итераций, и в консенсусе от­носительно его реализации заинтересованы все участники. Вместе с тем, плановые показатели не являются обязательными (директивными), а вы­ступают прежде всего в качестве экономических индикаторов-носителей информации об ожида­емой экономической конъюнктуре. Определенные изменения во французской экономической философии произошли лишь в конце 80-х годов и свелись главным образом к более лояльному отношению и к большей вос­приимчивости к неолиберальным идеям. Тем не менее, роль государства в управлении экономи­кой во Франции до сих пор небезосновательно считается одной из наиболее существенных сре­ди промышленно развитых стран мира. Что ка­сается собственно индикативного планирова­ния, то оно оставалось и остается элементом го­сударственного управления и регулирования французской экономики. Есть сведения об один­надцати разрабатывавшихся среднесрочных ин­дикативных планах, охватывавших все нацио­нальное хозяйство (соответствующая хроно­логия представлена в табл. 2). Таблица 2.

Порядковый номер индикативного плана

Период охвата, годы

Первый1947-1953
Второй1954-1957
Третий1957-1961
Четвертый1962-1965
Пятый1966-1970
Шестой1970-1975
Седьмой1976-1981
Восьмой1981-1985
Промежуточный1982-1983
Девятый1984-1989
Десятый1989-1992
Одиннадцатый1993-1997
Планы составляются, как правило, на пятилетие, и в них фиксируются общие черты желаемого экономического и социального раз­вития. При этом определяющую роль играет не столько собственно индикативный план, сколь­ко сам процесс (процедура) его составления. Этот процесс отличается уже упоминавшимися многоступенчатыми итерациями, в результате которых не только происходит обмен инфор­мацией, но и достигается национальный консен­сус между различными участниками хозяйствен­ной деятельности и разными уровнями хозяйст­вования и управления. Индикативный план включает формули­ровки среднесрочных целей развития экономи­ки Франции, прогнозные показатели и тенден­ции, концептуальные алгоритмы преобразова­ния структурных пропорций. Ключевые разде­лы плана касаются экономического роста, инве­стиций, финансовых потоков, сбалансирован­ности экономики, инфляции и конкуренции. В большинстве случаев стратегические задачи вы­ражаются в конкретных (количественно опреде­ленных) плановых заданиях, но последние носят второстепенный характер. Главное содержание плана составляет определение «актов государ­ственного вмешательства», охватывающих: а) основные задачи государства в области эко­номики на плановый период; б) их детализацию применительно к инвестированию и перерас­пределению государственных доходов с указа­нием на источники финансирования капитало­вложений и на соответствующие государствен­ные мероприятия (предоставление бюджетных субвенций, госкредитование, льготное финан­сирование и т.д.). Французские индикативные планы, иными словами, четко ориентированы на инвестиционную деятельность. Причем если в первых планах присутствовали конкретные отраслевые прогнозы и отраслевые плановые задания, то впоследствии их заменили отмечен­ные «акты (программы) государственного вме­шательства», разрабатываемые применительно к основным отраслям промышленности. Характеризуемые планы, далее, охватыва­ют и хозяйственный механизм, который при­зван косвенно обеспечить достижение наиболее значимых экономических индикаторов. Хотя, как уже отмечалось, плановые задания не носят обязательного характера, индикативный план по сути своей является активным средством го­сударственного регулирования экономики: сего помощью государство не только прогнозирует тенденции и показатели народнохозяйственно­го развития, но и оказывает на них активное влияние. Индикативный план принимается и ут­верждается Парламентом Франции. Весьма специфична и институционально-организационная структура планирования. Ко­личество штатных сотрудников Комитета по планированию, выполняющего организацион­но-управленческие функции, исчисляется десят­ками. Однако собственно планированием зани­мается и включающий совокупность эксперт­ных комиссий Комитет по модернизации, куда входят работники министерств и органов мест­ной власти, представители промышленников (это обычно руководители крупных фирм) и профсоюзов, ученые и специалисты. Общая чис­ленность работающих в Комитете по модерни­зации представителей и специалистов достигает 5 тыс. человек. Комитет по планированию не об­ладает полномочиями исполнительной власти, именно здесь — в процессе многоступенчатой согласовательной деятельности — выявляются цели и приоритеты народнохозяйственного раз­вития на перспективу, которые во многом пре­допределяют и политический курс Франции. Существенными распорядительными пол­номочиями располагает такой орган француз­ской системы планирования, как Фонд эконо­мического и социального развития, финанси­руемый непосредственно из бюджета. Предназ­начение Фонда —финансовое обеспечение про­грамм, включенных в индикативный план, прежде всего предоставление льготных креди­тов. Председателем Фонда является министр финансов Франции, а в директорат входит пред­седатель Комитета по планированию. Эффективность системы планирования можно оценивать по двум линиям. Во-первых, сравнивая плановые показатели с фактически достигнутыми. Во-вторых, —осуществляя меж­дународные сопоставления (выясняя, оказало ли планирование влияние на достижение более высоких темпов экономического роста и на бо­лее рациональное использование ресурсов, в ка­честве базы сравнения следует избирать во мно­гом схожие национальные экономики, где пла­нирование отсутствует). Факты таковы, что эф­фективность планирования во Франции достиг­ла «пиковых» значений в 50-х—60-х годах, после чего стала в определенной мере снижаться. Начиная с седьмого пятилетнего плана фактические экономические показатели значи­тельно отстают от плановых. В условиях нара­ставшей международной конкуренции Фран­ция стала сдавать свои позиции. Мощное госу­дарственное вмешательство в экономику, преж­де всего через систему индикативного плани­рования, создало искусственную защиту для отечественной промышленности от внутренней и внешней конкуренции, а с середины 70-х годов стало сдерживать позитивные структурные преобразования. Довольно частые смены-полити­ческих курсов в 80-х годах также не способство­вали укреплению плановых начал. Восьмой ин­дикативный план не был принят парламента­риями (на законодательном уровне рассматри­вались лишь контрольные цифры плана), и но­вое левое правительство Франции разработало промежуточный двухлетний план (см. табл. 2); пришедшее же к власти правительство правого толка не сочло выполнение данного плана обя­зательным для себя. Девятый и десятый планы играли подчиненную роль в системе государст­венного управления экономикой, а последний (одиннадцатый) индикативный план не был раз­работан столь детально, как предыдущие; ре­альное управленческое значение ему придала главным образом попытка согласования раз­личных интересов. Более сложная картина наблюдается в от­ношении совершенствования структуры эконо­мики. В таких отраслях экономики, как элект­роника, химическая индустрия, средства связи, атомная промышленность, информатика, само­летостроение и автомобилестроение, в продуцировании передовых технологий Франция удерживается в числе мировых лидеров. Вместе с тем в целом структура национальной промыш­ленности ухудшилась, ее конкурентоспособ­ность в международном сопоставлении упала; уровень технологической вооруженности труда во Франции выше, чем в среднем в странах ЕС, но отстает от уровня США, Японии, Германии и Великобритании. Французские фирмы все с большим трудом могут конкурировать с амери­канскими ТНК. Отрасли-производители пере­довых технологий сумели выжить за счет госу­дарственной поддержки, тогда как традицион­ные отрасли перерабатывающей промышлен­ности во многих сегментах мирового рынка оттеснены зарубежными фирмами. Активная роль государства в экономике Франции создает стране известные трудности в системе общеевропейской интеграции. Органы ЕС, с одной стороны, воспринимают, как уже отмечалось, некоторые черты французского опыта, а с другой, — оказывают определенное давление на Францию, требуя ослабить госу­дарственное вмешательство в экономику. ЛИТЕРАТУРА 1.БЕЛОРУССКИЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ №2, 1999г. 2.РОССИЙСКИЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ №4 1998г. 3.РОССИЙСКИЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ №7 1998г.