Каталог :: Экономическая теория

Контрольная: Экономическая теория А. Смита

                                                        «Ни в чем я не красавец,
                                                      кроме как в своих книгах».
                                                                         А.Смит.
План.
1.Адам Смит-величайший английский ученый – экономист.
а)страницы биографии.
2.»Богатство народов»- именно эта книга принесла
Смиту славу «отца экономической науки».
а)центральным мотивом и душой этой книги  является
действие «невидимой руки».
3.Особенности теоритетических разработок.
а) теория разделения труда.
б) теория стоимости.
в)теория производительности труда, доходов.
.        г) У А. Смита деньги выступали в качестве средства обмена
("великого колеса обращения").
4.“ Теперь, через двести лет, удивляет не то, как ошибался Смит, а
то, как глубоко и ясно он видел”.
Исторически сложилось так, что почти повсеместно формирова­ние экономической
науки чаще всего увязывается с именем и твор­чеством Адама Смита —
величайшего английского ученого-эко­номиста конца XVIII в. Эта "человеческая
слабость" будет преодо­лена, очевидно, нескоро, ибо в отличие от естественных
наук, тре­бующих, как правило, представления о современном уровне знаний в
этой области, экономическую науку едва ли можно постичь, не
познакомившись с теоретическими воззрениями выдающихся эко­номистов
классической политической экономии. Среди них  Адам Смит является, несомненно
центральной фигурой.
«Ни в чем я не красавец, кроме как в своих книгах», - так однажды сказал о
себе Адам Смит. И действительно, красавцем он не был. К тому же у Смита была
смешанная спотыкающаяся походка, он был необычайно рассеян и однажды  упал в
яму, где дубились кожи.
Не считая этого случая, особых приключений в довольно замкнутой жизни ученого
было немного. Главное, вероятно, произошло, когда ему было четыре года и его
украли цыгане, проходившие через Керколди, его родной хутор в Шотландии, близ
Эдинбурга. Впрочем, похитители продержали его всего несколько часов.
Адам Смит (1723 - 1790) был единственным ребенком в небогатой семье
таможенного чиновника, который скончался за несколько месяцев до рождения
сына. Воспитанный матерью, которая посвятила ему всю свою жизнь, Адам в 14
лет поступил в университет Глазго, начав свою дорогу к постижению мира.
Он довольно рано начал подавать большие надежды и в 16 лет получил стипендию
для поступления в Оксфорд. Но Оксфорд в те времена не был центром обучения,
как является теперь. Систематического преподавания там почти не было,
студентам предоставлялась возможность самообучения, только бы они не читали
опасных книг. Смита однажды чуть не исключили за то, что у него было
сочинение Дэвида Юма «Трактат о человеческой природе», которое теперь
считается одним из шедевров 18-столетия.
Упорно набирая знания и одолевая вечно мучившие его болезни, этот молодой
человек постепенно стал одним из образованнейших людей своего времени.
Признанием этого стало назначение его профессором философии этики
Университета в Глазго, после того, как он вернулся из Оксфорда в родную
Шотландию. Остались записи его лекций, в которых он говорит об юриспруденции,
военной организации, налогообложении и «полиции» - последнее слово означает
управление внутренними делами, которое мы бы назвали «экономической
политикой». Считается также, что именно подготовка лекций для студентов этого
университета и стала толчком к формулировке Адамом Смитом его представлений о
проблемах экономики. Поработав руководителем на кафедре нравственной
философии, Смит заслуженно занимает должность ректора Университета Глазго.
В 1759 году Адам Смит опубликовал «Теорию моральных чувств», очень интересное
исследование в области морали и психологии. Книга обратила на себя внимание и
принесла Смиту знакомство с лордом Таунсендом, ответственным за знаменитый
«чайный налог», вызвавший американскую революцию. Таунсенд пригласил Смита в
воспитатели к своему пасынку, и Смит, отказавшись от профессорского места,
поехал в путешествие со своим воспитанником. Во Франции он встречался с
Вольтером, Руссо и с Франсуа Кенэ, блистательным врачом, которому принадлежит
идея физиократии - первая попытка объяснения того, как работает экономическая
система.
В 1766 году Смит возвратился в Шотландию, где и прожил остаток своей жизни.
Тогда-то и была тщательно и медленно,  написана его книга «Богатство
народов». Смит послал экземпляр Юму, который стал его близким другом. Юм
отвечал: «Здорово! Красота! Дорогой мистер Смит, Ваше произведение доставило
мне большое удовольствие». Юм понял, как и все остальные, прочитавшие книгу,
что Смит создал произведение, которое навсегда изменит представление общества
о самом себе.
Адам Смит - это преподобный патрон нашей науки. Интеллект его возвышается над
всеми его современниками, как башня. В историю экономической мысли он прочно
и навсегда вошел своей книгой, о которой все слышали, но почти никто не
читал,- «Богатство народов»,- стоящая ему девяти лет отшельничества и
опубликованная в тот же год, что и Декларация Независимости США – 1776.Трудно
сказать, который из этих документов имеет большее историческое значение.
Декларация звучала, как призыв к созданию общества, основанного на «жизни,
свободе и стремлении к счастью». «Богатство народов» объясняло, как именно
такое общество должно работать. И ведь именно эта книга принесла Смиту славу
«отца экономической науки».
Еще задолго до написания книги своей жизни Смит просто и четко сформулировал ее
главную идею: «Для того, чтобы поднять государство с самой низкой
ступени варварства до высшей ступени благосостояния, нужен лишь мир, легкие
налоги и терпимость в управлении; все остальное сделает естественный ход вещей
».
Смит начинает свое повествование в «Богатстве народов» с поразительного
вопроса. Все участники рынка, как мы знаем, подгоняемы стремлением «сделать
деньги» для себя - «улучшить свое положение», как выражается Смит.
Напрашивается вопрос: каким образом рыночное общество не развязывает руки
заинтересованным только в себе, жадным только до наживы людям грабить своих
сограждан? Как на такой опасной антисоциальной основе, как стремление
улучшить лишь собственное положение, может выработаться нормальное социальное
устройство?
Ответ вводит нас в самый центральный механизм рыночной системы - в механизм
конкуренции. Каждому, помышляющему лишь об улучшении своего положения, а
вовсе не о других людях, противостоит на рынке толпа людей с такой же
мотивацией. В результате каждое действующее лицо на сцене рынка вынужденно
принять цены, предложенные конкурентами.
При такой конкуренции, говорит Смит, производитель, который попытается
запросить больше, чем другие аналогичные производители, не сможет найти
покупателя. Не сумеет найти работы тот, кто запрашивает больше установленной
на рынке труда платы. А хозяин, которому хотелось бы заплатить меньше, чем
его конкуренты, не сможет найти работников. Таким образом, рыночный механизм
дисциплинирует участников: покупатели сами набавляют цену, конкурируя с
другими покупателями, и поэтому не могут объединиться против продавцов.
Продавцы должны соперничать с другими продавцами и поэтому не могут навязать
покупателям свою волю.
У рынка есть еще одна важная функция. Рынок выдает товары, которые хочет
получить общество, и в том количестве, которое нужно обществу, без всяких
приказаний. Давление рынка словно бы Невидимой Рукой (пользуясь великолепным
выражением Смита) направляет эгоистические действия людей на общественно
полезную тропу. Так система конкуренции переводит эгоистическое поведение к
общественно полезному результату. Невидимая Рука - эти слова характеризуют
весь процесс - удерживает общество на верном пути, обеспечивая его
производством нужных обществу товаров и услуг.
Эта иллюстрация Смита интересна и сегодня. Многие экономисты заняты
тщательным изучением того, как работает Невидимая Рука. Не то, чтобы она
работала всегда: есть в экономике области, где Невидимая Рука вовсе не
использует своего влияния. В каждой рыночной системе, например, продолжает
играть свою роль традиция, использующая и нерыночные способы вознаграждения -
например, чаевые. И в бизнесе продолжает существовать командная система, да и
государственная власть себя проявляет, - например в налогообложении. Кроме
того, рыночная система не в силах предоставить обществу того, что не может
быть закуплено в частном порядке - национальную оборону, закон, порядок и
т.п. Смит это знал и подтвердил, что эти услуги должны предоставляться
государством. Кроме того, рынок не всегда отвечает этическим и эстетическим
критериям общества, он может поставлять товары, выгодные для производства, но
вредные для потребления.
Кроме того, рынок   саморегулируется,  он сам себе сторож. Если чьи-нибудь
цены, заработные платы или прибыли выходят за установленные для всех пределы,
сила конкуренции их оттеснит.
Существует забавный парадокс. Рынок, высшая точка экономической свободы,
является и строжайшим экономическим надсмотрщиком. К королю всегда можно
обратиться с апелляцией - к рынку же апеллировать невозможно.
Поскольку рынок саморегулируется, Смит был против государственного
вмешательства в дела конкуренции и прибыльности. Поэтому «лессэ фэр» стало
фундаментом его философии, каким оно и сегодня является у консервативных
экономистов. Однако преданность Невидимой руке не сделала Смита стандартным
консерватором. Он осторожен, он не готов лечь костьми, чтобы не допустить
государственного вмешательства. Более того, в «Богатстве народов» есть
множество едких замечаний по поводу «низких и хищнических методов», которыми
пользуется класс предпринимателей, и выражается искреннее сочувствие к судьбе
рабочего человека - не слишком популярная позиция в ту эпоху! Консерватором
Смита делает - и в этом он совпадает с современными мыслителями - убеждение,
что система «естественной свободы», основанная на свободе экономической, в
конце концов пойдет на пользу всему обществу.
А кроме последовательной рыночной системы, Смит сумел по-новому увидеть еще и
то, что система «национальной свободы» - рыночная система, предоставленная
самой себе, - будет расти и что богатство нации, у которой есть эта система,
будет постоянно увеличиваться В смитовской концепции возрастающего богатства
народов разделение труда играет центральную роль, как явствует из
незабываемого описания булавочной фабрики:
«Один человек выдергивает проволоку, другой ее выпрямляет, третий режет,
четвертый заостряет, пятый размалывает верхушку, чтобы можно было надеть на
нее головку; приготовление головки требует двух или трех разных операций;
отдельно - надевание; отдельно - побелка; и даже завернуть ее в бумагу - тоже
особая специальность...
Я видел маленькую фабрику такого типа, на которой работало только десять
человек; некоторые из них производили по две-три разные операции. Но хотя они
были бедны и поэтому не слишком хорошо обеспечены нужными машинами, они
могли, при старании, производить около 12 фунтов булавок в день. Фунт - это
четыре тысячи среднего размера булавок. Следовательно, десять человек могли
сделать до 48 тысяч булавок в день... Если бы все они работали по отдельности
и независимо друг от друга... они бы не сделали и двадцати, а кто-нибудь сам
по себе не смог бы сделать и одной».
Как сделать, чтобы разделение труда широко распространилось? Смит считает
наиболее важным метод, описанный им в рассказе о фабрике булавок. Ключ ко
всему - машины. Разделение труда - и, следовательно, его производительность -
увеличивается, когда в работе участвует машина. Таким образом, каждая
расширяющаяся фирма, естественно, должна вводить все больше машин, чтобы
улучшить производительность своих рабочих. Тем самым рыночная система
становится огромной силой для накопления капитала, в основном в виде
машинного парка и оборудования.
Разделение труда занимает ключевое место в экономической системе А. Смита.
Основополагающее значение этого элемента А. Смит мотивировал тем, что
разделение труда является причиной, стимулирующей производительность. Он
считал, что разделение труда повышает производительность тремя способами:
увеличением ловкости каждого отдельного рабочего;
сбережением времени при переходе от одного вида деятельности к   другому;
стимулированием изобретения и производства машин, облегчающих и   сокращающих
человеческий труд.
Развитие же производства определяет все благосостояние страны.
Во-вторых, он видел общую совокупность индивидов, эгоистичных по своей
сущности, и единственным звеном, которое соединяет их в систему, считал
разделение труда, возникшее из-за природной склонности человека к обмену.
В теории разделения труда А. Смит отобразил тенденцию к развитию машинного
производства. Он утверждал, что объем производства и потребления продуктов
определяется двумя главными факторами: долей населения, занятого
производительным трудом, и уровнем производительности труда.
Тема денег органически связана с темой разделения труда, т.к. у А. Смита
деньги выступали в качестве средства обмена ("великого колеса обращения").
А. Смит подчеркивал стихийное возникновение денег как специфического товара.
Он выводил деньги и кредит из нужд производства и обращения, видел их
подчиненную роль. Но А. Смит недооценивал обратное влияние денежно-кредитных
факторов на производство. Слабым местом в концепции денег было и занижение
других их функций. Кредит же А. Смит рассматривал лишь как средство
активизации капитала.
Подводя итог, можно сказать, что многое у А. Смита, как в теории разделения
труда, так и в теории денег, верно и сейчас. Однако главной ошибкой А. Смита
стало предположение, что разделение труда возникло из-за обмена, а не
наоборот. Концепция же денег, его трактовка их возникновения в результате
действия стихийных сил обмена, понимание денег как товара представляет собой
серьезное достижение экономической науки рассматриваемого периода.
В основу своего исследования А. Смит положил трудовую теорию стоимости,
считая закономерным определение стоимости затраченным трудом и обмен товаров,
соответственно, -  заключенным в них количеством труда. Им была предпринята
попытка анализа реальной системы товарно-денежного обмена и ценообразования в
условиях капитализма свободной конкуренции.
А. Смит определил и разграничил потребительскую и меновую стоимость товара.
"Слово "стоимость", - писал он, - имеет два различных значения: иногда оно
обозначает полезность какого-нибудь предмета, а иногда возможность
приобретения других предметов, которую дает обладание данным предметом.
Первую можно назвать потребительской стоимостью, вторую - меновой
стоимостью".
При этом для А. Смита характерно определение стоимости только количеством
труда, но в анализе цены товара он колеблется между различными определениями
меновой стоимости:
Стоимостью товара является затраченный на его производство труд.
Стоимостью является труд, на который может быть куплен товар.
Такое положение верно только в условиях простого товарного производства. При
капитализме же имеет место противоположное явление: количество труда,
овеществленное в товаре, в результате операции купли-продажи получает в свое
распоряжение большее количество труда. А. Смит обнаруживает, что в обмене при
капиталистических формах хозяйства общий закон эквивалентности товаров теряет
свою силу. Он приходит к выводу, что в условиях капитализма рабочее время
перестает быть постоянной мерой, регулирующей стоимость товара. Поэтому для
условий капитализма ему пришлось сконструировать другую теорию, согласно
которой стоимость товара образуется путем сложения заработной платы, прибыли
и ренты, приходящихся на единицу товара. Но эта теория не учитывала
постоянный капитал.
Рациональным зерном в концепции стоимости А. Смита стало понимание того, что
величина стоимости определяется не фактическими затратами труда отдельного
товаропроизводителя, а теми затратами, которые в среднем необходимы для
данного состояния производства.      В теории заработной платы А. Смит
правильно указывал, что из созданного трудом и определяемой количеством этого
труда стоимости товара рабочему в виде платы за усилия достается лишь
некоторая часть. Остальная часть добавленной трудом стоимости представляет
собой прибыль предпринимателя. Некоторую сумму из этой прибыли он должен в
ряде случаев отдать в качестве земельной ренты или созданного процента, если
был использован заемный капитал.
А. Смит называл прибылью всю разницу между добавленной трудом стоимостью и
заработной платой и в этом варианте подразумевал прибавочную стоимость. В
другой же трактовке он понимал под прибылью остаток после уплаты ренты, а
также процента, и тогда прибылью называл, в сущности, предпринимательский
доход.
Размеры прибыли, по мнению А. Смита, определялись размерами употребленного в
дело капитала, а не тяжестью и сложностью труда по надзору и управлению, как
определяли прибыль его предшественники. Но тут же он говорил, что прибыль -
это особый элемент поддержки производства,  закономерный результат
производительности капитала и вознаграждение капиталистов за их деятельность,
труд и риск. В этом случае двойная трактовка вызвала явное противоречие. В
теории есть и другие несообразности: если прибыль порождается неоплаченным
трудом, то она должна быть пропорциональна количеству применяемого труда, а
не употребленному капиталу.
А. Смит стремился выяснить, какие виды труда способствуют росту богатства
нации. Эта проблема сохраняет свое значение до наших дней. Для ее решения он
разделил труд на производительный и непроизводительный.
Производительным А. Смит считал труд, создающий прибавочную стоимость, что
объяснял на примере рабочего мануфактуры, труд которого увеличивает стоимость
материалов, над которыми он работает, на стоимость содержания рабочего и
прибыли владельца производства. Труд же, который оплачивается из дохода, А.
Смит называл непроизводительным. Известен его пример со слугой, которого
содержат на доходы хозяина дома и труд которого не создает стоимости.
Однако А. Смит параллельно выдвигает еще один принцип разделения
производительного и непроизводительного труда. Где первый воплощается в
продукте, имеющем какой-либо срок жизни или службы, а второй нигде не
закрепляется. На самом деле это условие не является обязательным: достаточно
взять виды труда, которые представляют собой продолжение сферы производства в
сфере обращения (транспорт), и утверждение теряет смысл.
Но такая трактовка труда позволяет А. Смиту сделать смелые замечания, что
труд государя, чиновников, юристов, армии и т.п. непроизводителен. Дальнейшая
логика ведет к тому, что с уменьшением доли непроизводительных работников в
обществе быстрее растет его благосостояние. Такая точка зрения еще раз
подтверждает, что А. Смит был сторонником прогрессивной буржуазии ХVIII века.
Экономическая система А. Смита базировалась на взгляде, что капитал
представляет собой запасы, предназначенные для дальнейшего производства.
В своих воззрениях на основной и оборотный капитал А. Смит воспринял наследие
физиократов, но преодолел ограничения их понимания производительного капитала
(дающего прирост стоимости) как только капитала, занятого в сельском
хозяйстве. Категории А. Смита применимы не к одному капиталу фермера, но и ко
всякой другой форме производительного капитала.
Под оборотным капиталом А. Смит понимал капитал, употребляемый на получение
прибыли, которая постоянно уходит от владельца в одной форме и возвращается к
нему в другой. Оборотный капитал по А. Смиту состоял из четырех частей:
денег, при помощи которых совершается обращение остальных его частей;
запасов продовольствия, помимо находящихся в распоряжении самих потребителей;
сырых материалов или полуфабрикатов, находящихся в процессе незавершенного
производства;
готовых но еще не реализованных товаров.
Основным А. Смит называл капитал, который приносит прибыль "без перехода от
одного владельца к другому и без дальнейшего обращения". К нему он относил:
машины и орудия труда;
здания, предназначенные для торгово-промышленных целей;
улучшения земли;
полезные способности членов общества.
А. Смит исключительно большое значение придает накоплению капитала. Он
говорит, что, сберегая значительную часть доходов и расширяя производство,
владелец предприятия дает работу дополнительному количеству рабочих и
способствует росту богатства всего общества.
В целом теория основного и оборотного капитала представляется весьма
интересной, хотя в ней и допущен ряд ошибок. Так, нельзя сказать, что
капитал, вложенный в машины или в здания, не обращается. Напротив, его
стоимость по частям переносится конкретным трудом на производимый товар (в
виде амортизационных отчислений), поэтому увязывание капитала с физическими
свойствами товаров неправильно. Здесь А. Смит смешивает различия между
основным и оборотным капиталом с разницей между товарным и денежным
капиталом.
Взгляд А. Смита на накопление капитала был навеян воззрениями физиократов. В
его представлении накопление капитала происходит через превращение
прибавочной стоимости в переменный капитал, потребляемый рабочими. А
общественный капитал целиком состоит из переменного, т.е. в руках рабочих
является заработанной платой. Здесь А. Смит неверно отождествляет величину
производственного капитала с величиной его части, идущей на содержание
производительного труда.
Теория же воспроизводства общественного капитала у Смита базируется на теории
его стоимости. Стоимость у А. Смита распадается на три части: заработную
плату, прибыль с капитала и ренту за землевладение, т.е. состоит из доходов.
Следовательно, постоянный капитал там отсутствовал. И его игнорирование
закрывало А. Смиту возможность анализа процесса воспроизводства, т.к. то, что
производилось в течение года, ежегодно и потреблялось. Однако А. Смит выходит
из тупика, различая валовый и чистый доход. Если под первым он понимает весь
годовой продукт, произведенный населением данной страны, то под чистым — ту
часть, которую жители могут отнести к своему потребительскому запасу. В
результате у Смита получается, что в цену товара входит не только доход, но и
авансированный капитал.
Таким образом, ошибка А. Смита в том, что он отождествляет стоимость всего
годового производства с вновь созданной за год стоимостью. Если последняя
представляет собой лишь продукт истекшего года, то первая заключает в себе и
стоимость средств производства, которые были сделаны ранее. А. Смит допустил
и ряд других просчетов, вытекающих из его понимания стоимости. Например, по
А. Смиту, в отрасли, производящей предметы потребления, в доход входит как
цена, так и продукт. Или трактовка личного дохода исключительно в качестве
фонда личного потребления без упоминания о его части, идущей на расширение
производства.
Несмотря на перечисленные недостатки, для своего времени эта теория имела
очень прогрессивное значение. Выпадение же постоянного капитала при анализе
воспроизводства впоследствии назовут "догмой Смита".
Определяя заработную плату, А. Смит рассматривал два состояния общества: при
простом и капиталистическом товарном производстве. В условиях первого он
считал заработную плату равной стоимости произведенного товара. При втором
способе производства он отмечает, что рабочий уже не получает стоимость всего
продукта своего труда, поэтому А. Смит и различает разные суммы заработной
платы. Низшую границу заработной платы А. Смит называет физическим минимумом,
утверждая, что дальнейшее снижение стоимости рабочей силы приведет к
вымиранию "расы этих рабочих". Однако он считал, что стихийный рыночный
механизм удерживает естественную (среднюю, нормальную) зарплату, которая
несколько выше физического минимума. Значительное же повышение этой зарплаты
вызывает рост населения, что увеличит конкуренцию среди рабочих и снова
приведет к снижению заработной платы. В противном же случае при уменьшении
заработной платы и, следовательно, рождаемости возникнет конкуренция среди
предпринимателей, что опять восстановит среднюю заработную плату. Такое
понимание соответствовало общему представлению А. Смита о роли свободного
рынка в установлении определенного экономического равновесия.
А. Смит подчеркивает важную роль, которую играет зарплата в жизни
государства, разделяя страны на три группы:
прогрессирующее состояние общества, когда зарплата растет и положение рабочих
улучшается;
регрессирующее, когда зарплата падает и положение рабочих становиться плачевным;
стационарное, когда заработная плата остается неподвижной, а материальное
положение рабочих является тяжелым, но постоянным.
А. Смит придавал большое значение высокой заработной плате (особенно
"подетальной"), говоря, что она стимулирует рабочих к более производительному
труду. И категорически не соглашался с Мальтусом, который считал нищету
рабочих неизбежной. Таким образом, основным достоинством теории А. Смита
стало то, что она способствовала движению по пути к благосостоянию общества в
целом.
А. Смит выделял ренту как исключительный доход землевладельца, подвергая
сомнению, что рента - это лишь процент на капитал, затраченный
землевладельцем на улучшение земли, т.к. землевладелец получает ренту и за
земли, не подвергавшиеся улучшению. Так А. Смит отделил ренту от арендной
платы, доказав, что прибыль на капитал является только надбавкой к
первоначальной ренте. Таким образом, только земельная рента у А. Смита
представляет собой вычет из продукта, который был затрачен на обработку
земли. Однако из-за дуализма своей методологии А. Смит видит в ренте также
вознаграждение землевладельца за право пользоваться землей. В воззрениях А.
Смита встречаются и элементы физиократической теории: рента есть
"произведение природы, которое остается за вычетом и возмещением всего того,
что можно считать произведением человека".
Из сказанного видно, что А. Смит не дал ренте точного определения, хотя в его
теории было много правильных идей и мыслей. Например, он отмечал, что
различия в качестве участков земли могут быть причиной образования
дифференциальной ренты.
Когда А.Смит писал свое знаменитое произведение «Исследование о природе и
причинах богатства народов», господствующим в экономической теории и в
обыденном сознании было представление о материальных благах и услугах как
воплощении  богатства. Хотя уже в XVIII- начале XIX вв. Высказывались
предположения о иных формах благ- нематериальных. Так, Ж.-Б.Сэй причислял к
благам и адвокатские конторы, и круг покупателей купца, и славу военного
производителя. Особое внимание нематериальным благам уделял и А.Маршалл.
Действительно, потребности людей не ограничиваются лишь использованием в
своих целях материальных благ. И услуга адвоката, и лекция в университете, и
цирковое представление удовлетворяют определенные человеческие потребности, и
потому мы можем говорить о производстве нематериальных благ и услуг. Таким
образом, современное понимание процесса производства включает в себя создание
как материальных так и нематериальных благ и услуг. Соответственно различают
материальное производство (промышленность, сельское хозяйство, транспорт и
т.п.) и нематериальное (образование, здравоохранение и т.п.).
В ХVIII - ХIХ в.в. политическая экономия развивалась как наука о богатстве,
поэтому выглядит вполне естественно, что в качестве исходного пункта своего
учения А. Смит выбрал разделение труда. Вместе с тем он не различал товарную
и натуральную стоимость, считал труд единственным источником потребительской
стоимости, видел в человеке природную склонность к обмену и др.
Несмотря на эти недостатки, А. Смит достиг в своем анализе закономерностей
капитализма весьма существенных результатов: ему удалось обнаружить общий
принцип экономической системы капитализма - стоимость и дать ей свое
знаменитое определение как "действительного мерила" меновой стоимости всех
товаров. Он внес свой вклад и в развитие методологии: наряду с анализом и
индукцией широко использовал синтез и дедукцию, т.е. шел на основе ранее
сформулированных положений от простого к сложному и далее к целому.
Однако А. Смит не завершает развития классической школы. Он выступил со своим
главным экономическим произведением непосредственно накануне промышленного
переворота. Объектом исследования А. Смита был капитализм, еще не получивший
своей адекватной производственно-технической базы в виде машинной индустрии.
Это обстоятельство в известной мере и обусловило некоторую ограниченность
экономической системы А. Смита. Но теория послужила исходным пунктом для
последующего развития в трудах Д. Рикардо, а затем и других великих
экономистов.
Конечно, мир, о котором писал Смит, уже давно исчез, - мир, где в расчет
принималась фабрика с десятью рабочими; где остатки купеческих и даже
феодальных ограничений определяли, сколько подмастерий можно нанять - и так
было во многих областях производства; когда рабочие союзы в большинстве своем
существовали нелегально; когда почти не было социального законодательства; а
главное - когда подавляющее большинство населения жило в глубокой бедности.
И все-таки Смит разглядел два главных атрибута еще не полностью появившейся
на свет экономической системы. Во-первых, общество конкурирующих, ищущих
прибыли людей может обеспечить материальное снабжение через механизм
саморегулирующегося рынка, и, во-вторых, такое общество, стремясь к
наращиванию капитала, увеличивает свою продуктивность и богатство.
Основой научной теории Смита было стремление взглянуть на человека с трех
точек зрения: с позиций морали и нравственности, с позиций гражданских и
государственных и с позиций экономических.
Он попытался объяснить экономические отношения людей именно с учетом
особенностей их натуры, считая, что человек - существо, эгоистичное от
природы, и его цели вполне могут противоречить интересам окружающих. Но люди
все же ухитряются сотрудничать друг с другом ради общего блага и личной
выгоды каждого. Значит, существуют какие-то механизмы, которые обеспечивают
такое сотрудничество. И если их выявить, то можно понять, как устроить
экономические отношения еще более рационально.
Адам Смит не идеализировал человека, видя все его недостатки и слабости, но при
этом он писал: «Одинаковое у всех людей, постоянное и не исчезающее
стремление улучшить свое положение - это начало, откуда вытекает как
общественное и национальное, так и частное богатство».
В отличие от своих предшественников он сумел понять и доказать, что богатство
нации создается не только в сельском хозяйстве или в торговле, но всеми
видами производств, существующими в экономике.
Именно поэтому Смит так много писал о разделении труда, поскольку видел в нем
источник роста благосостояния любого народа мира.
Помешать росту богатства страны, считал Смит, может только неблагоразумие ее
правителей, так как: «Великие нации никогда не беднеют из-за
расточительности и неблагоразумия частных лиц, но они нередко беднеют в
результате расточительности и неблагоразумия государственной власти».
Разумеется, концепция Смита не стала последним словом науки экономики; как
нам уже известно, рыночный механизм не всегда работает успешно, и те два
экономиста, которые делят с Адамом Смитом звание величайших экономических
мыслителей, Карл Маркс и Джон Мейнард Кейнс, показывают, что процесс роста
имеет серьезные недостатки. Но прозрение остается прозрением. Теперь, через
двести лет, удивляет не то, как ошибался Смит, а то, как глубоко и ясно он
видел.
Свои последние 12 лет жизни Адам Смит провел в Эдинбурге, занимая весьма
доходную должность таможенного комиссара Шотландии. Но даже став человеком
обеспеченным, он не изменил своему привычному, скромному образу жизни
«настоящего ученого». Он приобрел репутацию человека чудаковатого, частенько
разговаривавшего с самим собой, забыв об окружающих, еще в юношеские годы.
Несмотря на всемирную известность, Смит не умел блистать в салонах и так не
научился прилично говорить по-французски.
Литература:
1.Я.С.Ядгаров «История экономических учений».
2.Аникин А.В. «Адам Смит».
3.Самуэльсон П. «Экономика».
4.Хейне П. «Экономический образ мышления».
5.Чепурин М.Н. «Курс экономической теории».