Каталог :: Экономическая география

Курсовая: Особенности размещения предприятий сервиса

                                Содержание                                
                     Введение. 3                     
     1. ОСОБЕННОСТИ РАЗМЕЩЕНИЯ ПРЕДПРИЯТИЙ СЕРВИСА.. 7
     1.1. Обслуживание населения - предмет исследования
экономической и социальной географии. 7
     1.2. Экономико-географические методы  сравнения
региональных   уровней развития сервиса. 10
     1.3. Основные принципы внутрирегионального размещения
предприятий сферы обслуживания. 19
     2. Географические аспекты взаимодействия социальной
инфраструктуры и миграции населения. 27
     2.1. Региональная дифференциация пропорций между
материальным производством и сферой обслуживания. 27
     Заключение. 34
     Список литературы.. 36
     

Введение

Под сферой обслуживания понимается совокупность отраслей производственной и непроизводственной сферы, объединенных общностью выполняемой функции - непо­средственного удовлетворения потребностей населения в услугах. Это позволяет отличать сферу обслуживания от непроизводственной сферы и сферы услуг. При этом ха­рактер выполняемой функции обусловливает круг отрас­лей, относящихся к сфере обслуживания, и роль этой сфе­ры в народном хозяйстве. Для правильного определения места сферы обслужи­вания в народном хозяйстве предлагается придерживать­ся следующих оснований распределения отраслей народ­ного хозяйства по отдельным сферам: - отношение видов деятельности к созданию и по­треблению национального дохода; позволяет распределить все отрасли между производственной сферой (националь­ный доход создается и потребляется) и непроизводствен­ной (в ней национальный доход только потребляется); - характер результатов труда; позволяет разделить народное хозяйство на материально-вещественное произ­водство (производство вещей) и сферу услуг (результат труда - не вещь, а услуга); - характер предоставляемой услуги: позволяет разде­лить сферу услуг на отрасли, предоставляющие услуги производственного и непроизводственного назначения; - объектная направленность услуги: позволяет выде­лить в сфере услуг отрасли, обслуживающие материаль­ное производство (услуги, связанные с воздействием на вещи в процессе их обращения в сфере производства), население (воздействие на конкретного индивидуума) и общественное сознание. Рассмотренное выше соотношение сфер народного хо­зяйства отражает статистический подход к классификации отраслей, без учета их взаимодействия в процесс реализации своих функций. Функциональный подход к классификации отраслей позволяет выделять в рассмат­риваемых сферах более дробные блоки отраслей и видов деятельности благодаря учету при классификации отрас­лей функциональной направленности конкретных видов деятельности (наряду с учетом характера труда и его объектной направленности). Так, при членении непроизводственной сферы учет характера труда ведет к выделению в качестве самостоя­тельных блоков творческих союзов, пауки, а учет функ­циональной направленности услуги - к выделению таких блоков, как подготовка кадров, финансовая система, управление, охрана правопорядка и т. д. Учет этих блоков необходим, поскольку при анализе взаимодействия разных сфер народного хозяйства между блоками могут возникать дополнительные взаимосвязи, приводящие к изменению границ между сферами, уста­новленных при статическом подходе к классификации отраслей. Например, при анализе взаимодействия сферы обслу­живания и материального производства в состав послед­него кроме материально-вещественного производства не­обходимо включать и транспорт в части обслуживания производства, развитие которого определяет состояние транспортной сети, оказывающее не меньшее воздействие на развитие и территориальную организацию сферы об­служивания, чем отраслевая структура хозяйства соответ­ствующего района. В соответствии с излагаемым подходом в состав мате­риального производства входят основные группы отраслей производственной сферы - промышленность, сельское хо­зяйство, строительство, транспорт в части обслуживания производства, а в сферу обслуживания - торговля, быто­вое обслуживание, транспорт и связь в части обслужива­ния населения и т. д. Такие отрасли, как связь в части обслуживания производства, заготовки, материально-техническое снабжение и сбыт, ремонт обо­рудования, а также прочие виды деятельности материаль­ного производства образуют прочие отрасли производст­венной сферы, а управление, финансы и кредит, вся наука и научное обслуживание - прочие отрасли непроизводст­венной сферы, в которых при необходимости могут быть выделены более дробные подразделения. Предполагаемый подход позволяет упорядочить состав отраслей, подлежащих учету при анализе взаимодействия материального производства и сферы обслуживания в территориальных комплексах. Однако существующая статистическая отчетность затрудняет соблюдение указанных правил. Так, при распределении капитальных вложений между производством и сферой обслуживания нельзя выделить вложения в транспорт и связь в части обслуживания населения: нельзя отделить вложения в народное образование, культуру и искусство от вложении в науку; капиталовложения в торговлю, ком­мунальное хозяйство, здравоохранение от вложений в лесное хозяйство и заготовки. Все это ведет к необходимости соответствующих допущений, которые делают излишними для наших целей дискуссии о том, относить ли к сфере обслуживания все народное образование или же учиты­вать его без высшего, среднего специального и профессио­нально- технического образования, а также финансы и кредит. Исходя из построения официально публикуемых еже­годников, в последующем анализе финансы и кредит пол­ностью отнесены к прочим отраслям сферы услуг, а на­родное образование - к сфере обслуживания. Практическое значение предложенного нами подхода к разграничению непроизводственной и производственной сферы и сферы обслуживания может быть проиллюстри­ровано следующими данными. По действующей класси­фикации отраслей ЦСУ СССР, в 1975 г. из 119 млн. чело­век, занятых в народном хозяйстве, 89.5 млн., пли 75,2 %, приходилось на производственную сферу и 29.5 млн., или 24,8%, - на непроизводственную сферу. В соответствии с нашей трактовкой границ отдельных сфер в материально-вещественном производстве было занято 73,4 млн. и в сфере услуг - 45,6 млн. человек, в целом по материаль­ному производству - 79,4 млн., или 66,6% работающих в народном хозяйстве; в сфере обслуживания - 29,5 млн., или 24.8% всех работающих; в прочих отраслях производ­ственной и непроизводственной сфер - соответственно 3,3 и 6,8 млн. человек. Таким образом, численность занятых в сфере обслу­живания (29,3 млн. человек) практически равна числен­ности занятых в непроизводственной сфере (29.5 млн. человек). Подобная степень соответствия характерна и для условий 1980 г. (33,3 млн. человек в сфере обслужи­вания и 33,5 млн., человек в непроизводственной сфере). Конечно, в региональном аспекте отклонения между чис­том работающих в сфере обслуживания и в непроизвод­ственной сфере могут быть более существенными. Но для целей анализа взаимодействия материального производ­ства и сферы обслуживания в территориальных комплек­сах этими различиями можно пренебречь. Поэтому при изучении распределения рабочей силы между двумя сфе­рами можно пользоваться отчетными данными по общему количеству занятых в непроизводственной: сфере, считая их условно численно равными количеству занятых в сфе­ре обслуживания. Сложнее вопрос с распределением основных фондов и капитальных вложений между сферой обслуживания и материальным производством. В дальнейшем принята следующая схема расчетов. В основные фонды сферы об­служивания включены фонды здравоохранения и просве­щения (в 1975 г. в СССР они составляли 76 млрд. руб., в 1980 г. -106 млрд. руб.), фонды жилищного и комму­нального хозяйства, бытового обслуживания (соответ­ственно 323 и 417 млрд. руб.), а также торговли, общест­венного питания с учетом прочих отраслей производст­венной сферы (соответственно 47 и 66 млрд. руб.). Такое объединение допустимо по той причине, что стоимость основных фондов культуры и искусства учи­тывается вместе со стоимостью основных фондов других отраслей непроизводственной сферы. Что касается основ­ных фондов транспорта и связи в части обслуживания населения, то их выделить по имеющимся публикациям невозможно. Безусловно, подобное допущение занижает основные фонды сферы обслуживания, но важно отметить следую­щий момент. В 1975 г. общая стоимость непроизводствен­ных основных фондов оценивалась в 451 млрд. руб., в 1980 г. - в 595 млрд. руб.. а согласно принятой нами схе­ме расчетов, стоимость основных фондов сферы обслужи­вания составила соответственно 445 и 589 млрд. руб., т. е. с известным допущением стоимость основных фондов сферы обслуживания можно принимать численно равной стоимости основных непроизводственных фондов. Это очень упрощает проведение последующего анализа. Рассмотрим вопрос о содержании термина «социаль­ная инфраструктура». Сфера обслуживания представляет собой социально-экономическую систему, развитие кото­рой определяется функционированием двух структур - материально- вещественной (здания, оборудования, соору­жения) и личностной (рабочая сила). Результатом соеди­нения рабочей силы со средствами производства высту­пают объем и качество предоставляемых услуг. С этих позиций следует считать правильной точку зрения на социальную инфраструктуру как материально- техниче­скую базу сферы обслуживания. В этом смысле термин «социальная инфраструктура» может рассматриваться как синоним термина «сфера обслуживания». Итак, при изучении географии сервиса в качестве объ­ектов исследования выступают отрасли сферы обслужи­вания. Она включает в себя такие отрасли производствен­ной и непроизводственной сферы, которые ориентированы на непосредственное удовлетворение индивидуальных потребностей в услугах.

1. ОСОБЕННОСТИ РАЗМЕЩЕНИЯ ПРЕДПРИЯТИЙ СЕРВИСА

1.1. Обслуживание населения - предмет исследования экономической и социальной географии

Для современного этапа развития географической нау­ки наиболее характерна социологизация исследований, направленная на устранение отмеченного еще Н. Н. Ба­ранским недостатка в географии - отсутствия анализа потребностей человека в обслуживании. Усиление внима­ния к человеку - его потребностям, их удовлетворению в территориальном аспекте и повышению роли сферы обслу­живания в экономическом и социальном развитии стра­ны - привело к формированию новой экономико-геогра­фической или социально-географической дисциплины - географии сферы обслуживания, располагающейся на стыке географии хозяйства и географии населения. Возрастание роли сервиса в жизни общества обуслов­лено усложнением взаимодействия этой сферы с матери­альным производством, изменениями в размещении про­изводительных сил и характере миграций населения, уско­рением темпов сближения условий жизни в городе и сель­ской местности. В свою очередь изучение этих вопросов способствует дальнейшей социологизации экономической географии. При этом все большее значение приобретает переход от изучения отдельных территориальных микро­систем обслуживания, что наблюдается в градостроитель­стве при разработке генпланов городов или схем районной планировки, к взаимоувязанному исследованию этих сис­тем на всех их уровнях (страна, союзная республика, внутриреспубликанский экономический район, агломерация, отдельный населенный пункт и т. п.). Следует подчеркнуть, что территориальные аспекты развития народного хозяйства в целом и сферы обслужи­вания в том числе до сих пор еще не получили должного развития в экономической науке. Это привело к тому, что проблема сочетания отраслевого и территориального пла­нирования народного хозяйства до сих пор не имеет удов­летворительного решения. В результате общие параметры развития отдельных звеньев народного хозяйства страны устанавливаются без достаточного учета фактов взаимо­действия их отраслевой и территориальной структуры. Подобное положение наблюдается и в исследованиях по экономике непроизводственной сферы. Так, в работе «Развитие и структура отраслей непроизводственной сфе­ры», изданной Институтом экономики АН УССР, подроб­но рассматривается отраслевая и внутриотраслевая струк­тура этой сферы, но нет ни одного параграфа, который бы был посвящен методологии, методике и практике изуче­ния территориальной структуры непроизводственной сферы. Другой пример. В. М. Рутгайзер в очень интересной работе «Ресурсы развития непроизводственной сферы» рассматривает соотношение между бесплатными и плат­ными услугами, но также без учета региональной специ­фики. Между тем очевидно, что в зависимости от особен­ностей, например, возрастной структуры населения отдельных районов страны эти соотношения будут различ­ны, а порайонная дифференциация в темпах изменения численности населения повлияет на общий объем средств, которые общество должно направить на развитие платных услуг. Недооценка этих факторов и привела на практике к тому, что в республиках с высокой рождаемостью низок охват детей дошкольными учреждениями, велико число смен в общеобразовательных школах даже сельской мест­ности. В упоминавшейся выше статье С. А. Ковалева и В. В. Покшишевского было показано, что география сфе­ры обслуживания включает «два основных раздела: а) изу­чение географических различий потребностей населения в обслуживании и удовлетворении этих потребностей, т. е. различий в уровне обслуживания; б) изучение территори­альной организации сферы обслуживания и образования центров обслуживания различного профиля и ранга». Такая постановка вопроса, будучи бесспорной по своей сути, нуждается, по нашему мнению, в некотором уточне­нии, так как указанные разделы в основном отражают стык географии сферы обслуживания лишь с географией населения, а стык с географией хозяйства недооценива­ется. Для обеспечения такой «стыковки» необходимо форми­рование в географии обслуживания третьего направления исследований, вскрывающего зависимость сферы обслужи­вания от развития и размещения материального произ­водства. Для современного состояния экономической и социаль­ной географии характерно отсутствие единства взглядов по вопросу о том, в чем сходство и в чем различие эконо­мико-географического и экономического подходов к изу­чению сферы обслуживания в территориальном аспекте. Естественно, что в основе экономико-географического под­хода к сфере обслуживания должен лежать межотрасле­вой и межрайонный анализ, но задача заключается в том, чтобы довести это общее положение до конкретной систе­мы задач и показателей, без которых невозможно реали­зовать экономико-географический подход на практике. Подробнее система задач и показателей при экономи­ко-географическом анализе сферы обслуживания рассмат­ривается ниже, а здесь остановимся лишь на наиболее общей постановке вопроса. Как известно, экономико-географический подход к раз­витию отрасли в районе заключается в том, что, во-пер­вых, данная отрасль рассматривается с позиций всего рай­онного комплекса, а не только с позиций данной отрасли, п во- вторых, данный район анализируется в общей систе­ме территориальных комплексов, а не сам по себе. В этом заключается основное отличие экономико- географического подхода к развитию сферы обслуживания от экономиче­ского подхода, зачастую не учитывающего в полной мере влияние принимаемых отраслевых решений на территори­альную организацию хозяйства экономических районов. Обычно экономико-географический подход к изучению сферы обслуживания сводится к проблеме формирования сетей и систем обслуживания, а также к увязке объемов предоставляемых услуг с особенностями местных природ­ных, демографических и экономических особенностей исследуемой территории. Для первых этапов становления географии сферы обслуживания такой подход был вполне обоснован, но сейчас этого уже недостаточно, так как наблюдается недо­учет влияния сферы обслуживания на отраслевую и тер­риториальную структуры всего районного комплекса, на производительность труда в материальном производстве одного района и на состояние сферы обслуживания в дру­гих районах. В частности, недоучет такого влияния ведет к тому, что из поля зрения исследователя ускользают вопросы территориальной дифференциации в образе жизни и в уровнях обслуживания населения. В результате происхо­дит снижение роли сферы обслуживания как одного из рычагов целенаправленного воздействия на миграцию на­селения в соответствии с изменениями в размещении материального производства. Таким образом, при экономико-географическом подхо­де предполагается межрайонный и межотраслевой анализ не только экономических, но и социальных аспектов, рас­сматриваемых в диалектическом единстве. Сказанное определяет и другую особенность экономи­ко-географического подхода к изучению сервиса, заклю­чающуюся в том, что проблема территориальных разли­чий в уровнях обслуживания населения должна рассмат­риваться с позиций региональных различий в образе жизни, а не только с точки зрения самих услуг. Рассмотрение сущности проблемы образа жизни не входит в нашу задачу, и в дальнейшем мы будем ориен­тироваться на следующее определение: образ жизни есть «философско-социологическая категория, охватывающая совокупность типичных видов жизнедеятельности индиви­да, социальной группы, общества в целом, которая берет­ся в единстве с условиями жизни». При анализе особенностей экономико-географического подхода к изучению сферы обслуживания важно не забы­вать и о связях географии сферы обслуживания с эконо­мическими науками, о необходимости использования всего того арсенала методов исследования сферы обслуживания, который разработан в экономике непроизводственной сферы. Особое значение имеет сочетание экономико- гео­графического анализа территориальных систем обслужи­вания с исследованиями роли сферы обслуживания в об­щем процессе расширенного воспроизводства, включая воспроизводство рабочей силы и общественных отно­шений. Исходя из сказанного, можно сформулировать те ос­новные задачи, которые стоят перед географией сферы обслуживания: - установление закономерностей развития и разме­щения сферы обслуживания в региональных хозяйствен­ных комплексах; - анализ сложившихся территориальных пропорций развития сферы обслуживания в целом и по отраслям на межрайонном (межреспубликанском) и внутрихозяйственном (внутриреспубликанском)- уровнях; - выявление существующих территориальных разли­чий в уровнях и структуре потребления материальных благ и услуг и оценка таких различии на основе анализа взаимодействия материального производства и сферы об­служивания в стране и в региональных хозяйственных комплексах; - прогнозирование влияния перспективных измене­ний в отраслевой и территориальной структуре хозяйства страны и экономических районов на региональные разли­чия в уровне и структуре потребления материальных благ и услуг; - определение воздействия разных масштабов разви­тия сферы обслуживания на отраслевые и территориаль­ные пропорции в материальном производстве.

1.2. Экономико-географические методы сравнения региональных уровней развития сервиса

Проблема разработки экономико-географических мето­дов оценки уровней развития сферы обслуживания в эко­номических районах разного ранга имеет важное научное и практическое значение. Научное значение этой пробле­мы определяется тем, что правильное ее решение должно повысить общественную значимость экономической и со­циальной географии как науки и ее специальной дисцип­лины - географии сферы обслуживания. Практическое значение состоит в том, что порайонный анализ развития сферы обслуживания позволяет эффективнее решать во­просы управления этой сферой. Практическое значение разработки экономико-геогра­фических методов сравнения уровней развития сферы обслуживания заключается еще и в том, что они позволя­ют уточнить систему показателей, а в ряде случаев и построение отчетности по отдельным отраслям этой сферы. Обобщая имеющийся опыт исследований, можно высказать положение о том, что проблема разработки эконо­мико-географических методов сравнения региональных уровней развития сферы обслуживания имеет по крайней; мере три аспекта: - усиление межрайонного и межотраслевого подхода к изучению этой сферы в целом и ее отдельных отраслей; - оценку экономико-географической ситуации в от­дельных районах для развития сферы обслуживания; - обеспечение региональной сопоставимости показа­телей, отражающих развитие сферы обслуживания, по­требности населения в услугах и уровни удовлетворения этих потребностей. Остановимся подробнее на некоторых из них. При оценке экономико-географической ситуации для сферы обслуживания в отдельных районах обычно огра­ничиваются указаниями на природные, демографические и экономические особенности, не доводя их до изучения конкретного перечня показателей, отражающих эти осо­бенности. Конечно, многообразие возможных подходов к изуче­нию сферы обслуживания исключает возможность созда­ния единого жесткого перечня показателей, отражающих особенности экономико-географической ситуации отдель­ных районов с точки зрения развития этой сферы народного хозяйства, но о неком каркасе показателей уже можно говорить со всей определенностью. Обобщение имеющихся публикаций по данному вопро­су позволяет наметить ряд показателей, количественно отражающих отдельные особенности экономико- географи­ческой ситуации в районах применительно к сфере обслу­живания. При этом предлагается иметь в виду только те показатели, которые отражают влияние природных, нацио­нальных, географических, демографических и экономиче­ских особенностей района на потребности населения в услугах, на прямые и косвенные затраты по их предостав­лению и на надежность функционирования всех форм обслуживания. Очевидно, что число показателей по каж­дому фактору должно быть невелико. С учетом сказанно­го предлагаются, к примеру, следующие их системы: для оценки природных условий: площадь сельскохозяй­ственных угодий на одного жителя, в том числе пашни; число дней с экстремальными погодными условиями, на­рушающими функционирование передвижного обслужива­ния населения; сейсмичность (в баллах) и т. д.; для оценки национальных и демографических особен­ностей: удельный вес лиц отдельных национальностей, в том числе считающих родным язык этой же националь­ности; удельный вес женщин в общей численности заня­тых в народном хозяйстве, в том числе в сфере обслужи­вания; рождаемость; удельный вес населения в возрасте 20-39 лет. Эти и другие показатели позволяют косвенно судить о местных традициях, о возможных масштабах вовлечения трудовых ресурсов, в том числе женщин, в общественное производство и т. п. Для оценки экономических особенностей предлагается различать две группы показателей: 1) по характеристике общих уровней экономического развития районов и специализации их хозяйства (капи­тальные вложения в народное хозяйство в расчете на одного жителя; число занятых в народном хозяйстве на 1000 жителей, в том числе в промышленности; число мест в постоянных и сезонных учреждениях отдыха в расчете на 1000 жителей); 2) по характеристике особенностей расселения (удель­ный вес населения, проживающего в столичной агломера­ции; удельный вес сельскохозяйственного населения, про­живающего в районном центре; удельный вес населения, проживающего в населенных пунктах с числом жителей менее 200 человек; число поселений городского типа и сельсоветов на 1000 кв. км территории; протяженность железных и автомобильных дорог на 100 кв. км террито­рии и в расчете на 1000 сельских жителей). Приведенные показатели общего уровня экономическо­го развития и расселения позволяют объяснять сложив­шиеся различия в уровнях развития как отдельных отрас­лей, так и сферы обслуживания в целом. Важно подчерк­нуть, что в зависимости от масштаба исследования (рес­публика, область, район, населенный пункт) круг учиты­ваемых показателей меняется. Рассмотрим существо проблемы экономико-географи­ческой сопоставимости применяемых данных с учетом со­временного информационного обеспечения исследований по географии сервиса. Изучение отчетной и плановой информации показыва­ет, что она, как правило, отражает не процесс обслужива­ния (объем и качество предоставляемых услуг), а состоя­ние материальной базы и кадров соответствующей отрасли обслуживания (объем и качество предоставляемых услуг), а состояние материальной базы и кадров соответствующей отрасли обслуживания в тех же случаях, когда публикуемые данные отражают объемы предоставляемых услуг (как, например, объем бытовых услуг или розничный товарооборот)в денежном выражении, они чаще всего несопоставимы по времени (так как исчисляются в текущих, а не в неизменных ценах), в пространстве (так как не учитываются районные отличия в уровне заработной платы и амортизационных отчислений, а в торговле – поясные цены) и по структуре (различия в удельном весе дорогих видов товаров и услуг) Отмеченная несопоставимость оказывает существенное воздействие на экономико- географические исследования и усложняет проведение научно обоснованного анализа. Практически это означает, что каждый исследователь, берущийся за серьезное изучение развития сферы обслу­живания в огамом регионе, должен не только выявить факторы, влияющие на развитие рассматриваемых отрас­лей в данном районе, но и дать количественную оценку этих факторов в целом по стране. Отличительная черта сложившейся практики в отчетной и плановой информации - ее ориентация на админи­стративные границы и статус населенных пунктов (город­ское или сельское население). В условиях низкой транс­портной подвижности населения и ориентации на внутриселенное обслужившие такое построение статистической отчетности по сфере обслуживания было обоснованным. Но в современных условиях подобный подход уже недо­статочен. Он затрудняет анализ реальной ситуации в территориальном аспекте обслуживания служит центр области и административного района. Но в одном случае сельские поселение входят в состав агломерации, как, на­пример, на Апшеронском полуострове, а в другом район­ным центром служит сельский населенный пункт. В такой ситуации наибольший объем услуг на одного сельского жителя, согласно статистике, оказывается в районах, уда­ленных от городов а с центрами в сельских поселениях, тогда как на самом деле сельские жители столичной агло­мерации получают больше услуг, чем сельские жители удаленных районов Выявление и устранение такой пространственно-вре­менной несопоставимости исходной информации - важ­ный элемент разработки экономико-географических методов изучения сферы обслуживания. Для правильного экономико-географического подхода к оценке уровней развития сферы обслуживания в террито­риальном аспекте необходимо рассмотрение данного во­проса с позиции региональных различий в образе жизни. Однако этот вопрос разработан пока относительно слабо. Не претендуя на всесторонний анализ региональных раз­личий, рассмотрим общую схему взаимодействия составля­ющих образа жизни между собой и роль сферы обслужи­вания на местах. Вопрос о региональных различиях в образе жизни лю­дей уже поднимался в литературе. Так, Д. М. Пинхенсон, подчеркивая обусловленность этих различий природными, национально-историческими и экономическими фактора­ми, отмечает, что региональные особенности в образе жиз­ни выражаются «в преобладании тех или иных сфер и отраслей трудовой деятельности, форм быта, в своеобра­зии местных обычаев и традиций; существуют также раз­личия в структуре и уровне потребления материальных и культурных благ между социальными группами населения и между союзными республиками и экономическими рай­онами». Рассмотрим эти вопросы подробнее. Из природных условий на образ жизни в первую оче­редь влияют климатические (перепады температур, су­хость и влажность воздуха, продолжительность солнечного сияния в течение суток и интенсивность солнечной радиа­ции, ветровой режим). Существенное значение имеют также условия водоснабжения, включая качество воды; условия для организации разных видов отдыха, в том чис­ле охоты, рыбной ловли, сбора дикорастущих грибов и ягод и т. д. Наконец, нельзя сбрасывать со счетов и сейс­мичность. При этом важно иметь в виду, что в экономике строительства рубежом сейсмоопасности считается шесть баллов, поскольку современные постройки разрушаются при землетрясениях силой более 6 баллов. Однако на са­мочувствии людей сказываются толчки и в 3-4 балла. Демографические и экономические условия проявля­ются через величину денежных доходов населения в рас­чете на одного жителя, через объем предоставляемых услуг, через потенциальную транспортную подвижность населения и уровень развития транспорта (густота транс­портной сети, скорость передвижения, надежность сообще­ний и т. д.). Важное значение имеет и такое обстоятельство, как положение места жительства по отношению к культур­ным центрам, районам массового отдыха и санаторно- ку­рортного лечения и т. д. К социальным условиям образа жизни могут быть отнесены и престижность района и места работы, возмож­ности профессионального роста и т. д. Важное значение имеет психологический климат на производстве. Наконец, важно отметить, что на образ жизни людей в сельской местности влияют и возможности ведения лич­ного подсобного хозяйства - плодородие почвы, предпо­сылки производства продукции повышенного спроса, ха­рактер водообеспечения, близость потребителя излишков производимой продукции и др. Из сказанного вырисовывается роль сферы обслужива­ния в решении проблем выравнивания районных различий в образе жизни. С одной стороны, эта сфера должна обес­печивать приближение к среднесоюзному уровню удовле­творения потребностей в услугах, а с другой - компенси­ровать в районах с экстремальными характеристиками сре­ды те неблагоприятные природные и бытовые условия жизни людей, которые либо совсем неустранимы, либо для их устранения требуются большие затраты и значитель­ное время. Указанные приемы сопоставления показателей объема предоставляемых услуг с показателями образа жизни под­тверждают недостаточность существующих подходов к региональным сравнениям развития этой сферы с позиций выравнивания уровней обслуживания. В данном случае необходимо дополнительно вводить поправочные коэффи­циенты на роль сферы обслуживания в формировании порайонных соотношений в образе жизни. В одних райо­нах это будет вести, например, к необходимости более высокого уровня развития сферы обслуживания, а в дру­гих - к некоторому снижению первоначально намечав­шихся масштабов развития тех или иных видов услуг, ко­торые вытекали только из оценки концепции выравнива­ния уровней обслуживания. Для установления количественных значений указан­ных поправочных коэффициентов необходимо провести специальные комплексные социологические и экономические исследования в региональном аспекте в рамках не только экономической и социальной географии, но и смежных наук. Однако и теперь, не дожидаясь этих комплексных разработок, географы, работающие в области геогра­фии сферы обслуживания, должны подходить к решению отдельных частных задач с позиции такой емкой катего­рии, как образ жизни, исходя из влияния сферы обслужи­вания на выравнивание его порайонных различий. Сравнение региональных уровней развития сферы об­служивания заключается, как уже отмечалось выше, в обеспечении сопоставимости показателей, отражающих потребности населения в услугах и уровни удовлетворения этих потребностей. Как известно, различают рациональные и удовлетво­ряемые потребности в услугах. И те и другие вытекают из современных представлений о разумном потреблении услуг населением на соответствующем этапе экономиче­ского и социального развития страны. На них ориентиро­ваны расчеты рационального потребительского бюджета, необходимого для долгосрочного планирования и прогно­зирования всего народного хозяйства страны. Для учета реальных экономических возможностей общества и достигнутого уровня развития сферы обслужи­вания выделяют удовлетворяемые потребности, которые находят выражение в плановом или отчетном потребитель­ском бюджете страны. По-видимому, в основе экономического подхода в за­висимости от целей исследования могут лежать разные виды потребностей, а в основе экономико- географиче­ского - удовлетворяемые (отчетные либо плановые). Это позволяет экономико-географу сконцентрировать свое-внимание на пространственном аспекте проблемы, считая, что проблема взаимодействия потребления, потребностей и материального производства в целом по стране исследо­вана экономистами на стадии обоснования темпов и про­порций в развитии народного хозяйства в целом. Среднесоюзный показатель объема предоставляемых услуг или развития сети учреждений отражает определен­ный уровень удовлетворения рациональных потребностей населения страны. Но в силу различных природных, демо­графических и экономических особенностей отдельных территорий показателю объема предоставляемых услуг соответствуют разные уровни удовлетворения потребностей населения и, наоборот, одному и тому же уровню удовлетворения потребностей в услугах населения разных районов соответствуют различные объемы предоставляе­мых услуг. Таким образом, можно считать, что объектом экономи­ко-географических исследований в сфере обслуживания служат региональные различия в объеме предоставляемых (фактически или по плану) услуг либо в соответствующих им показателях развития сети учреждений в расчете на одного жителя, соотнесенные с региональными различия­ми в факторах, влияющих на порайонную дифференциа­цию рациональных потребностей населения в услугах. Вывод о том, что одному и тому же уровню удовлетво­рения потребностей в услугах населения различных рай­онов должны соответствовать разные объемы предостав­ляемых услуг в расчете на одного жителя, не нов, и дан­ное обстоятельство уже отмечалось в существующих исследованиях. Мы обращаемся еще раз к этому вопросу лишь по той причине, что до сих нор отсутствует необхо­димая ясность в подходе к общей схеме определения уров­ня удовлетворения потребностей населения района в от­дельных видах услуг. Особенности экономико-географического подхода к сравнению уровней сферы обслуживания наиболее нагляд­но проявляются при оценке этих уровней на основе сопо­ставления трех видов показателей: числа работников в сфере обслуживания, соотношения капитальных вложе­ний, направляемых в материальное производство и сферу обслуживания, и стоимости основных фондов. В настоящее время принято численность занятых в сфере обслуживания приводить к тысяче жителей, но проведенный анализ позволяет считать, что при сравнении уровней развития сферы обслуживания на основе сопоставления территориальных показателей чис­ла занятых в сфере обслуживания на 1000 жителей сгла­живаются все особенности экономико-географической ситуации исследуемых регионов. Прежде всего расчет на 1000 жителей ведет к тому, что усредняются порайонные различия в возрастной структу­ре населения. А как известно, межреспубликанские различия в рождаемости более чем двукратные (в 1970 г. от 14,5 родившихся на 1000 жителей в Латвии до 34,8 - в Таджикистане и 35,2 - в Туркмении). В пределах Закав­казья число родившихся на 1000 жителей в 1970 г. состав­ляло в Грузии 19,2, в Армении - 22,1, а в Азербайджа­не - 29,2 против 17,4 в среднем по СССР. В 1980 г. ситуация принципиально не изменилась, хотя и возникли некоторые новые аспекты. По-прежнему самая низкая рождаемость в Латвии и Эстонии, а самая высо­кая - в республиках Средней Азии; по-прежнему среди республик Закавказья самая высокая рождаемость в Азер­байджане. Иными словами, на одного жителя в среднем в разных районах страны приходится разное число детей и пенсио­неров. В свою очередь от числа детей в определенной мере зависит участие женщин в общественном производстве, что влияет как на потребности, так и на величину плате­жеспособного спроса на платные услуги. Однако ни один из этих аспектов не находит своего отражения при расче­те на 1000 жителей. Именно поэтому для межрегиональ­ных сравнений подобные расчеты не могут быть сопоста­вимы. Рассмотрим пример возможности приведения в сопоставимый вид данных о числе занятых в сфере обслу­живания в разных районах. Известно, что материальное производство - ведущая часть всего народного хозяйства, а основное звено матери­ального производства - промышленность. В настоящее время именно особенности промышленного развития райо­нов в конечном счете оказывают существенное влияние на территориальную дифференциацию показателей развития сферы Обслуживания. Поэтому число занятых в сфере обслуживания анализировалось по системе из четырех по­казателей - на 1000 жителей, на 1000 занятых в народ­ном хозяйстве, на 1000 - в материальном производстве и на 1000 занятых в промышленности. Результаты расчета приведены в таблице ниже. Как видно, при расчете на 1000 жителей все Закавказские республи­ки уступают среднесоюзному показателю, а при расчете на 1000 занятых превосходят среднесоюзный уровень. При переходе с уровня характеристики народного хозяй­ства на уровни характеристики материального производ­ства и промышленности происходит не только рост абсо­лютного значения расчетного показателя (число занятых в сфере обслуживания на 1000 занятых в народном хозяйстве, материальном производстве, промышленности), но и увеличение межреспубликанских различий. Так. по числу занятых в сфере обслуживания в расчете на 1000' занятых во всем народном хозяйстве отклонение от среднесоюзного показателя составляет 7% в Армении и 14% в Азербайджане; при расчете на 1000 занятых в материаль­ном производстве - 35% в Армении и 62% в Азербай­джане; при расчете на 1000 занятых в промышленности эти отклонения составляют 10% в Армении и 70% в Азер­байджане. Таблица ПОКАЗАТЕЛИ ОБЩЕГО УРОВНЯ РАЗВИТИЯ СФЕРЫ ОБСЛУЖИВАНИЯ ЗАКАВКАЗСКОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЙОНА
Число занятых в сфере обслуживания, человек
На 1000 человекНа 1000 человек, занятых
в народном хозяйствев материальном хозяйствев промышленности
СССР101,5227,5313776
Закавказье90,4254,74881150
Грузинская ССР100,22505081218
Азербайджанская ССР79,82645121323
Армянская ССР93,9248421856
Такое возрастание межреспубликанских различий обу­словлено тем, что при переходе от рассмотрения всего хозяйства к его звеньям - материальному производству и промышленности - повышается влияние специфики уча­стия районов в территориальном разделении труда и сте­пени этого участия в промышленном развитии района. Все это подтверждает высказывавшиеся в литературе мнения о том, что наиболее правильна оценка региональных уров­ней развития сферы обслуживания в целом на основе показателя «число занятых в сфере обслуживания в рас­чете на 1000 занятых в народном хозяйстве». Для сравнения укажем, что при сопоставлении числа занятых в сфере обслуживания в расчете на 1000 жителей не только изменяется соотношение между республиками, но и увеличивается межреспубликанская дифференциация по данному показателю. Наименьшее отклонение от среднесоюзного уровня наблюдается в Грузии (1 %), а наи­большее - в Азербайджане (21%) против 7 и 15% при расчете на 1000 занятых в народном хозяйстве. Подобное возрастание межреспубликанской дифферен­циации обусловлено, как было показано выше, различия­ми в рождаемости. Чем больше доля детей, тем больше отклонение структуры потребностей населения района в услугах от общесоюзной. Кроме того, чем больше доля де­тей, тем меньше занятость женщин в общественном произ­водстве, что влияет на величину спроса в отдельных видах услуг. Таким образом, на основе показателя «число заня­тых в сфере обслуживания на 1000 жителей» можно судить не об уровне, а только о размере ее развития в том или ином районе. Нередко против оценки уровня развития сферы обслу­живания в региональном аспекте при помощи такого показателя, как число занятых в этой сфере в расчете на 1000 занятых в народном хозяйстве, включая колхозни­ков, выдвигается следующее возражение: сфера обслужи­вания предназначена для всего населения, а не только для рабочих, служащих и колхозников, следовательно, и счи­тать надо в расчете на 1000 жителей. Первая часть этого возражения бесспорна; вторая часть, по нашему мнению, несостоятельна. Приведение показателя общей численно­сти работников в сфере обслуживания к 1000 рабочих, слу­жащих и колхозников сравниваемых районов обусловлено не тем, что сфера ориентируется на удовлетворение по­требностей только работающих, а тем, что приведение численности занятых в сфере обслуживания к численно­сти занятых во всем народном хозяйстве, как уже отмеча­лось, косвенно отражает основные демографические и эко­номические особенности сравниваемых районов. Иногда для оценки региональных соотношений в об­щих уровнях развития сферы обслуживания используют такой показатель, как отношение капитальных вложений, направленных на развитие сферы обслуживания, к капи­тальным вложениям в материальное производство. Это, по нашему мнению, неправомерно, так как указанные соот­ношения определяются прежде всего отраслевой структу­рой хозяйства отдельных территорий, поскольку разные отрасли различаются объемами фондоемкости производ­ства. Покажем несостоятельность подобного показателя на конкретных примерах. В 1966-1970 гг. капиталовложе­ния в непроизводственную сферу, включая торговлю, материально-техническое снабжение и заготовки, состави­ли в среднем по СССР 53,1% от капитальных вложений в материальное производство, в Грузии - 50,5, а в Арме­нии - 41,1%. В 1971-1975 гг. этот показатель по СССР уменьшился до 43,6%, в Грузии - до 49, а в Армении, наоборот, повысился до 53,9%. Но из этих цифр нельзя делать выводы относительно общего уровня развития сфе­ры обслуживания. Эти данные отражают лишь перестрой­ку указанного соотношения в республиках и стране в те­чение десятилетнего периода, происходящую под влияни­ем множества факторов. Может быть, имеет смысл оперировать соотношением стоимости непроизводственных и производственных фон­дов? В 1975 г. по СССР это соотношение составляло 65,8%, а в Азербайджане - 46,9%. На первый взгляд показатель в Азербайджане в 1,5 раза хуже, чем по стране. Но если быть логичным, то этот показатель надо применить и к другим отраслям хозяйства. Оказывается, удельный вес промышленности в основных производственных фондах СССР - 50,8%, а сельского хозяйства - 22% против 52,1 и 19,3% в Азербайджане. Если ориентироваться на полу­ченные цифры, то тогда придется считать, что уровень промышленного развития в Азербайджане выше, чем в среднем по стране, а сельского хозяйства, наоборот, ниже, но это не соответствует действительности. Из приведенных данных ясно, что соотношение капи­тальных вложений между сферой обслуживания и мате­риальным производством не может рассматриваться в ка­честве измерителя уровня развития сферы обслуживания союзной республики, области или промышленного узла. Это лишь один из показателей, отражающих пропорции расширенного воспроизводства, складывающиеся под со­вокупным влиянием множества общесоюзных и региональ­ных факторов. В то же время указанное соотношение может быть полезно при оценке роли сферы обслуживания в расширенном воспроизводстве страны и союзных рес­публик. При сравнении уровней развития сферы обслуживания в региональном аспекте на основе стоимости непроизвод­ственных фондов (на 1000 жителей или 1000 занятых в народном хозяйстве) следует иметь в виду, что такой по­казатель отражает состояние материально-технической базы - одного из факторов развития сферы обслужива­ния. Кроме того, в публикуемых данных не учитывается степень износа фондов. Наконец, при межрегиональных сравнениях надо обеспечивать учет разного удельного веса жилого фонда в общей стоимости непроизводствен­ных фондов, с одной стороны, и качественные различия в состоянии этих фондов - с другой, а также учитывать раз­личия в порайонной стоимости строительства. Таким образом, сущность экономико-географического подхода к развитию сферы обслуживания заключается в том, что эта сфера в каждом районе рассматривается как с точки зрения всего регионального комплекса, так и с точки зрения ее влияния на развитие сферы обслужива­ния в иных районах; объектом исследования являются региональные различия в объемах предоставляемых услуг или в соответствующих им показателях развития сети учреждений сферы обслуживания; сравнение региональ­ных уровней развития сферы обслуживания проводится путем сопоставления показателей предоставляемых услуг (в среднем на душу) с учетом местных природных, нацио­нальных демографических и экономических особенностей, находящих свое отражение при сопоставлении объемов предоставляемых услуг на 1000 рабочих, служащих и кол­хозников.

1.3. Основные принципы внутрирегионального размещения предприятий сферы обслуживания

Размещение предприятий социальной инфраструкту­ры, как и любой другой отрасли народного хозяйства, регламентируется совокупностью принципов, отражающих современную степень изученности вопросов рационально­го размещения и территориальной организации производи­тельных сил. Мы исходим из того, что размещение сферы обслужи­вания отражает распределение элементов этой системы по территории страны, тогда как территориальная организа­ция отражает не только размещение элементов, но и тер­риториальные взаимосвязи между ними. Различия между размещением и территориальной организацией были хорошо показаны Ю. Г. Саушкиным, который отмечал, что территориальная организация «под­разумевает не только взаимное размещение жилищ, про­изводства, зон отдыха, учебных заведений, больниц и т. п., но и их отношения, взаимную связь, соподчиненность, вза­имодополняемость, гибкость средств достижения целей и историческую смену этих целей, наложение точек и зон друг на друга, создание различных вариаций простран­ственных систем общественной жизни». Рассмотрим особенности территориальной организации сферы обслуживания и ее отдельных отраслей с позиций системы «человек - услуга» и специфики размещения учреждений этой сферы. Своеобразие этих взаимосвязей определяется прежде всего тем, что в отличие от промыш­ленной и сельскохозяйственной продукции услуга не мо­жет перевозиться, но за ее определенными видами могут перемещаться люди как потребители и в то же время могут перемещаться поставщики услуг. Наряду с этим возможно пространственное расчленение всего процесса обслуживания - сама услуга оказывается человеку по месту его жительства, а производственные стороны ее обеспечения организуются в районах наиболее для этого благоприятных с точки зрения эффективности общест­венного производства. Например, холодильники должны продаваться во всех районах, а их производство может быть сосредоточено лишь в некоторых из них. Другая особенность взаимосвязей в системе «человек- услуга» - разная частота обращения населения за различ­ными видами услуг - повседневное, периодическое и эпи­зодическое. В соответствии с отмеченными взаимосвязями в этой системе возможны три типа обслуживания: стационарное (люди ездят за услугой), передвижное (поставщики услуг ездят к людям) и дистанционное (пересылки товаров по заказам населения). В свою очередь каждый из этих ти­пов может принимать межрайонную, межселенную и внутриселенную формы обслуживания, влияя тем самым на общую систему территориальной организации сферы об­служивания. Соотношения между указанными тремя формами об­служивания зависят от природных условий (наличие уникальных природных условий для санаторно-курортно­го лечения, туризма, с одной стороны, и надежность тран­спортных связей во все времена года - с другой) и от особенностей расселения населения (чем крупнее сель­ские населенные пункты, тем выше уровень внутриселенного обслуживания и менее развиты виды межселенного обслуживания). Территориальные пропорции в развитии сферы обслуживания и методы их измерения Выше уже отмечалось, что одна из центральных задач географии сервиса - выявление сложившихся территори­альных пропорций в развитии сферы обслуживания, одна­ко методика изучения этих пропорций нуждается в совер­шенствовании. Необходимость изучения этих пропорций обусловлена тем, что «общественное производство не может вестись без строгого распределения совокупного общественного труда между видами хозяйственной деятельности и регионами, участвующими в производстве. Поэтому территориальные пропорции социалистического народного хозяйства - эко­номическая категория, сущность которой состоит в рас­пределении общественного совокупного труда по регионам страны в целях полного удовлетворения на данном конкретном этапе потребностей общества в материальных благах и услугах с наименьшими его затратами». На этом производственном принципе построены иссле­дования по оптимизации территориальных пропорций, ши­роко проводимые в настоящее время. Но очевидно, что для общественного воспроизводства, состоящего из производ­ства, распределения, обмена и потребления, территориальные пропорции характерны для каждой из этих фаз. Изу­чение данного вопроса позволяет считать, что территори­альные пропорции в развитый сферы обслуживания должны отражать, с одной стороны, региональное распре­деление живого и овеществленного труда в этой сфере, а с другой - региональные соотношения в потреблении ма­териальных благ и услуг за счет личного и общественного потребления населения. Указанная особенность определяет характер применяе­мых методов изучения территориальных пропорций в сфе­ре обслуживания. При этом, как будет показано в дальней­шем, необходимо различать отраслевые территориальные и интегральные территориальные пропорции в развитии сферы обслуживания, отражающие ее отраслевую и тер­риториальную структуру. Проблеме разработки показателей для измерения от­раслевой и территориальной структуры сферы обслужива­ния в литературе уделяется большое внимание, однако исследования в этой области носят не всегда достаточно комплексный характер. В экономической литературе основное внимание уделяется показателям, отражающим роль сферы обслуживания в расширенном воспроизводстве, а также обеспечивающим измерение потребностей населе­ния и степени их удовлетворения в развитии этой сферы. Необходимость таких исследований связана с совершен­ствованием методологии народнохозяйственного планиро­вания и повышением роли социальных аспектов плана. Как отмечает В. М. Рутгайзер, в ходе подготовки деся­той пятилетки «был расширен набор показателей, харак­теризующих важнейшие социальные процессы, улучшение условий труда и быта, предусмотрены пути рационализа­ции использования внерабочего, и прежде всего свободно­го, времени трудящихся. Усилился комплексный подход к обоснованию всех элементов социальной программы». Из приведенной цитаты ясно, что основное внимание уделяется измерению межотраслевых пропорций в разви­тии сферы обслуживания в целом по стране при извест­ной недооценке территориальных аспектов этой пробле­мы. Такая недооценка хорошо видна из определения комплексного планирования сферы обслуживания. В упо­минавшейся выше работе В. М. Рутгайзер пишет: «Ком­плексное планирование сферы услуг сводится в конечном счете к выявлению системы удовлетворяемых ею общест­венных потребностей и к обоснованию масштабов отвле­каемых для этого ресурсов социалистической экономики» '. Очевидно, что такая формулировка сужает сущность ком­плексного подхода к планированию сферы услуг, ибо раз­витие этой сферы рассматривается вне территориального аспекта. План может быть комплексным только тогда, ког­да в нем увязываются вопросы и развития и размещения сферы обслуживания с учетом воздействия последней на эффективность материального производства. На эту сто­рону вопроса обращает внимание в своих работах С. И. Хватов, но он делает упор на роль сферы обслужи­вания как регулятора миграции населения на основе уст­ранения «необоснованных территориальных различий в уровне обслуживания населения». В экономико-географической литературе проблема сво­дится в основном к сравнению районных показателей со среднесоюзными, но из поля зрения обычно выпадают во­просы воздействия разных уровней развития сферы обслу­живания на темпы развития материального производства в рассматриваемом районе и в целом по стране. Указанные недостатки - следствие относительно сла­бой еще разработанности общих вопросов взаимодействия сферы обслуживания и материального производства в тер­риториально-производственных комплексах, а также не­внимания к комплексному подходу при измерении отрас­левой и территориальной структуры самой сферы обслу­живания. Методы оценки отраслевой и территориальной структу­ры сферы обслуживания базируются на классификации задач, возникающих в связи с изучением этой сферы, на отборе показателей, необходимых для решения каждой за­дачи, на методах исчисления этих показателей. При анализе содержания понятия «структура» мы ис­ходили из определения структуры социально-экономиче­ской системы как «совокупности составляющих эту систе­му элементов и их взаимосвязей, проявляющихся по пово­ду производства, обмена, распределения и потребления». Из этого следует, что при изучении отраслевой структуры сферы обслуживания предполагается анализ состава и взаимосвязей разноименных подсистем и элементов (здра­воохранение, просвещение и т. п.) на данной территории (страна, республика, область, промышленные узлы и т. п.). В отличие от отраслевой территориальная структура сферы обслуживания характеризуется составом и взаимо­связями одноименных подсистем и элементов (например, сфера обслуживания в целом, или здравоохранение, или торговля и т. д.), расположенных в разных районах одно­го таксономического уровня. Так, межрайонная структу­ра сферы обслуживания в целом характеризуется показа­телями ее развития по экономическим районам СССР: межреспубликанская - по союзным республикам: внутри-республиканская - по внутриреспубликанским экономи­ческим районам и т. д. Аналогичный подход характерен и для территориальной структуры отдельных отраслей сфе­ры обслуживания. В приведенном выше определении структуры социаль­но-экономической системы классификация связей дана в свете политэкономического подхода (производство, обмен, распределение и потребление), для которого пространст­венный аспект рассмотрения не имеет столь существенно­го значения. Иное дело при анализе сферы обслуживания с экономико-географических позиций, когда основное вни­мание уделяется пространственным связям по линии про­изводства, обмена и потребления услуг. Для политэкономического подхода основное значение имеет тот факт, что услуга есть результат деятельности, а для экономической и социальной географии важны характеристики территориальной концентрации производ­ства услуг в целом и по видам, соотнесенные с численно­стью населения в целом и его половозрастных и социаль­ных групп, проживающих на данной территории. Именно через эти соотношения и проявляются пространственные взаимосвязи внутри сферы обслуживания. Например, если объем предоставляемых услуг в данном поселении эквива­лентен уровню фактического удовлетворения потребностей в них всех жителей данного поселения, то мы имеем дело с внутриселенным обслуживанием, если же существенно превышает - то с межселенным. Анализ территориальной структуры сферы обслуживания можно проводить с разных позиций: с точки зрения особенностей территориальной организации этой сферы и их влияния на нормативы расхода ресурсов на единицу продукции; с точки зрения качества обслуживания и т.д. В соответствии с целями анализа меняется применяемый круг показателей. При анализе территориальной структу­ры сферы обслуживания с точки зрения ее взаимодейст­вия с материальным производством в региональных хозяй­ственных комплексах основное внимание должно быть уде­лено влиянию разных форм территориальной организации отдельных отраслей сферы на трудоемкость, капиталоем­кость и энергоемкость услуг и на территориальную орга­низацию материального производства. Иными словами, важно учесть те аспекты, от которых, с одной стороны, зависят объемы потребления ресурсов сферой обслужива­ния, а с другой - обеспеченность материального производ­ства рабочей силой и производительность труда работни­ков. Показатели для измерения отраслевых и территориаль­ных пропорций могут быть разделены на экономические и экономико-географические. В свою очередь экономиче­ские включают три группы показателей: структурно- вос­производственные (отражают роль сферы обслуживания в расширенном воспроизводстве страны, союзной республи­ки, экономического района); технико- экономические (ха­рактеризуют затраты ресурсов при функционировании учреждений сферы обслуживания и ее отдельных отрас­лей): структурные (показывают соотношения в развитии отдельных видов услуг, предоставляемых данной отраслью сферы обслуживания). Иными словами, экономические показатели позволяют характеризовать отраслевые пропор­ции в развитии сервиса страны и отдельного региона. Среди экономико-географических показателей целесо­образно выделить две группы, характеризующие инте­гральные территориальные пропорции и отраслевые терри­ториальные пропорции. Система структурно-воспроизводственных и технико-экономических показателей развития сферы обслужива­ния изложена в методических указаниях Госплана СССР к составлению годовых и пятилетних планов и может использоваться при анализе состояния отдельных отрас­лей в региональных комплексах. Что касается структур­ных показателей, то они изложены, в частности, во многих учебниках по экономике и организации соответствую­щих отраслей сферы обслуживания, где учтены как общие черты социалистического предприятия, так и специфика функционирования учреждения сферы обслуживания. Сконцентрируем дальнейшее внимание на экономико-гео­графических показателях для измерения отраслевой и тер­риториальной структуры сферы обслуживания. Они могут быть объединены в следующие группы. Показатели для измерения отраслевых пропорций в развитии сферы обслуживания региона. Необходимы для сравнения масштабов развития отдельных отраслей и ви­дов услуг в исследуемых районах с масштабами союзного (среднереспубликанского) уровня. При этом отраслевые пропорции характеризуются показателями удельного веса работников и стоимости основных фондов каждой отрасли и каждого вида услуг в сфере обслуживания. Показатели для измерения интегральных территори­альных пропорций в развитии сферы обслуживания. Сле­дует различать интегральные территориальные пропорции по размеру предоставляемых услуг и по уровню развития сферы обслуживания. В первом случае такие пропорции рекомендуется измерять, применяя показатели стоимости основных фондов сферы обслуживания или численности занятых в ней. Они даются в расчете на 1000 жителей, а во втором случае - на 1000 занятых в народном хозяйстве (чтобы учесть влияние региональных особенностей на потребности населения региона в услугах). Следует подчеркнуть, что рассмотренные показатели, отражая общий количественный уровень развития сферы обслуживания, не вскрывают существенных качественных сторон обслуживания. В результате вне поля зрения оста­ются затраты времени ж денежных средств населения раз­ных районов на поездки за услугами, затраты общего вре­мени на обслуживание (дорога + время самого обслужи­вания), а также соотношение между общим объемом производственных услуг и величиной денежных доходов населения, направляемых на эти цели. Указанное соотношение по своей сущности относится к группе структурно- воспроизводственных показателей, применяемых при расчетах общего объема потребления услуг населением, а также баланса денежных доходов и расходов населения страны или региона. Однако для эко­номико-географических исследований соотношение между общим объемом производственных услуг (а не просто плат­ных услуг) и спросом на них (который определяется де­нежными доходами) должно быть одним из главных. В последние годы большое внимание уделяется поиску интегрального относительного показателя для измерения общего уровня развития сферы обслуживания на основе суммирования отклонений районных значений по отдель­ным видам услуг от условного уровня. Однако здесь мо­жет быть проявлен субъективизм. Пока эти поиски мало­продуктивны. Применяемый в экономических расчетах показатель об­щего объема потребления населением услуг вряд ли может считаться приемлемым для экономико- географических ис­следований вследствие наличия недостаточной внутренней сопоставимости. Названный показатель включает в себя следующее: валовую продукцию торговли и общественного питания; расходы населения на оплату производственных и непро­изводственных видов бытовых услуг; валовую продукцию отраслей, обеспечивающих население водой, газом и элек­троэнергией; расходы населения на пассажирский транс­порт и услуги связи; расходы общества на содержание отраслей жилищно-коммунального хозяйства, здравоохра­нения, просвещения, искусства и культуры, объем других услуг. Для изучения динамики развития сферы обслуживания в стране и в отдельном районе, т. е. для экономических исследований, такой метод по существу единственный для оценки изменений общего уровня обслуживания населе­ния, но для экономико-географических исследований он, по нашему мнению, непригоден из-за межрайонной несо­поставимости. Последняя возникает под влиянием терри­ториальных различий в стоимости строительства объектов сферы обслуживания и разной степени их физического износа; в тарифах на воду, газ, электроэнергию, проезд на транспорте; в заработной плате на услуги; в структуре предоставляемых услуг. Показатели для измерения отраслевых территориаль­ных пропорций в развитии сферы обслуживания призва­ны отразить территориальные различия в развитии от­дельных отраслей. Здесь необходимо различать объем предоставляемых услуг (розничный товарооборот торгов­ли и общественного питания, число врачебных посещений, число госпитализированных больных и т. д.); развитие сети учреждений (число предприятий) и их размеры (по торговой площади магазинов, числу посадочных мест в общественном питании и т. д.); состояние существующей материально-технической базы (оснащенность современ­ным оборудованием, степень износа зданий, соотношения между типовыми и приспособленными помещениями и т. д.); наличие кадров и их квалификацию; удовлетворе­ние потребностей населения в услугах и развитии сети учреждений; уровень использования существующей сети. При использовании указанных показателей для измерения отраслевых и территориальных пропорций необходимо различать следующие типы задач: - количественную характеристику фактического или планируемого состояния отраслевых и территориальных пропорций в развитии сервиса; - оценку изменений (сдвигов) отраслевых и террито­риальных пропорций в рассматриваемом периоде; - определение интенсивности сдвигов в данном пери­оде по сравнению с предшествующими; - межрайонное сопоставление темпов развития сфе­ры обслуживания и ее отдельных отраслей; - соотношения в развитии отдельных форм террито­риальной организации обслуживания. Состояние отраслевых и территориальных пропорций можно оценить по разности между максимальным и мини­мальным значениями каждого показателя обслуживания среди рассматриваемых районов и по отношению этой раз­ности к среднесоюзному (среднереспубликанскому, среднеобластному) значению. Чем больше это отношение, тем выше степень территориальной дифференциации по дан­ному виду обслуживания. Сдвиги в территориальных пропорциях за соответству­ющий период можно оценить по сумме изменений за этот период удельного веса районов в стране (республике, об­ласти) по рассматриваемому показателю. Суммирование проводится без учета знака. Соизмере­ние указанной суммы отклонений за два периода и более позволяет оценить интенсивность сдвигов. Темпы развития сферы обслуживания и ее отдельных отраслей в регионах предлагается оценивать по темпам роста капитальных вложений в рассматриваемом периоде; по коэффициенту отклонения темпа роста отрасли в райо­не от темпа роста капитальных вложений в сферу обслу­живания в целом; по коэффициенту отклонения роста ка­питаловложений в отдельные отрасли района от союзного (республиканского) уровня в расчете на одного жителя. Показатели развития отдельных форм территориальной организации обслуживания необходимы для учета соот­ветствия между фактической территориальной организацией сферы обслуживания и особенностями расселения - чем больше доля населения, проживающего в мелких сель­ских поселениях, тем большее развитие получают межселенная и передвижная формы обслуживания. Уровни развития форм территориальной организации обслуживания предлагается измерять по каждому виду услуг при помощи таких показателей: удельный вес насе­ления района, удовлетворяющего свои потребности в услу­ге за счет межрайонного, межселенного или внутриселенного обслуживания, в том числе передвижного и дистан­ционного; удельный вес населения других поселений дан­ного района и других районов, получающих услуги в учреждениях сферы обслуживания данного пункта или района; удельный вес работников в соответствующей от­расли этой сферы, занятых в межселенном и межрайон­ном обслуживании, в том числе передвижном и дистан­ционном.

2. Географические аспекты взаимодействия социальной инфраструктуры и миграции населения

2.1. Региональная дифференциация пропорций между материальным производством и сферой обслуживания

При анализе показателей личного потребления мате­риальных благ и услуг следует различать фактическое потребление и общую сумму средств, направляемых для его увеличения. Личное потребление трудящимися материальных благ и услуг складывается из индивидуального потребления материальных благ и оплачиваемых услуг, а также из бес­платных услуг, приводимых к единой стоимостной оценке по затратам учреждений, оказывающих бесплатные услуги; кроме того, сюда включаются износ обобществленного жи­лищного фонда, а также накопления учреждений сферы обслуживания. Общая сумма средств, направляемых на увеличение личного потребления населения, превышает текущее лич­ное потребление на величину средств из фонда накопле­ния, направляемых на строительство жилья и учреждений сферы обслуживания. Объем потребления материальных благ и услуг опре­деляет общий уровень потребления, а соотношения меж­ду основными составляющими - структуру потребления. Группировка районов по уровню и структуре потребления позволяет выделить территориальные типы структур лич­ного потребления. Однако в настоящее время отсутствует сопоставимая информация для такой типологии, и мы вынуждены ограничиться рассмотрением особенностей по­требления населения лишь наиболее специфических ре­гионов. При характеристике типов личного потребления необ­ходимо различать уровни анализа, идет ли речь о средне-душевом потреблении всего населения, или о потреблении по социальным группам (рабочие, служащие, колхозники населения Эстонии, а также ее специализация па санатор­но-курортном обслуживании и туризме). Итак, в основе исследований по географии сферы об­служивания должен лежать анализ региональных особен­ностей в образе жизни населения с учетом местных при­родных, демографических и экономических условий. Но пока, к сожалению, серьезные разработки по этой пробле­ме отсутствуют. Географические аспекты взаимодействия социальной инфраструктуры и миграции населения Взаимодействие сферы обслуживания и миграции на­селения - один из существенных факторов регионального развития. Формы проявления этого взаимодействия во мно­гом зависят не только от общего уровня развития произво­дительных сил страны, но и от характера самих миграци­онных процессов, а также от роли миграции в жизни обще­ства. Обычно миграция населения рассматривается как один из способов соединения средств производства с рабочей силой. Для трудодефицитных районов миграция решает проблему обеспечения существующих и вводимых пред­приятий необходимыми кадрами, а для трудоизбыточных районов миграция - одно из средств вовлечения местных трудовых ресурсов в общественное производство. Однако в таком виде указанная роль миграции населения при со­циализме проявляется лишь на первых этапах социалисти­ческого строительства, когда еще сохраняется относитель­ное перенаселение деревни и ввод новых рабочих мест полностью определяет направление миграции. По мере развития производительных сил страны сель­ская местность в большинстве районов перестает быть поставщиком свободных трудовых ресурсов. Одновремен­но происходит возрастание потребностей населения в ус­лугах. В такой ситуации ввод рабочих мест сам по себе перестает оказывать доминирующее воздействие на миг­рационные процессы, но существенное воздействие еще могут оказывать районные надбавки к заработной плате. В период развитого социализма, когда проблема вырав­нивания уровней экономического развития союзных рес­публик в основном решена, когда повсеместно происходит существенное повышение денежных доходов населения, когда возникает дефицит рабочей силы в целом по стране, воздействие производственных аспектов на миграционные процессы продолжает уменьшаться, но существенно воз­растает воздействие социально-экономических, связанных с образом жизни населения, включая престижность про­фессии, предприятия, города или района. В период перехода от социализма к коммунизму мигра­ции, сохраняя свою экономическую функцию соединения рабочей силы со средствами производства, все больше на­чинают выполнять и социальную функцию - способство­вать расширению кругозора людей, более полному прояв­лению такой черты человеческой личности, как самовы­ражение, самоутверждение. Наложение экономической и социальной функции миграции населения друг на друга существенно усложняет процесс познания механизма миг­рации, и особенно механизма регулирования миграцион­ных процессов. Как удачно подметил В. В. Покшишевский, в основе миграционных процессов лежит «перепад уровней жизне­ощущения». В процессе общественного развития такие перепады существуют объективно, являясь отражением диалектических противоречий, постоянно возникающих в народном хозяйстве страны в целом и отдельных регионах. От того, насколько познаны эти перепады и насколько они учитываются в народнохозяйственном планировании, за­висит степень соответствия миграционных потоков насе­ления современному и перспективному размещению рабо­чих мест. В свою очередь при размещении новых рабочих мест должны учитываться реально возможные масштабы миграции населения в те или иные районы и пункты. Для определения таких масштабов важное значение имеет анализ роли сферы обслуживания в формировании мигра­ции населения. Как известно, миграция населения представляет собой очень сложное явление, отдельные составные части кото­рого по-разному взаимодействуют со сферой обслужива­ния. В настоящее время принято различать стационарную, сезонную и маятниковую, или челночную, миграции. Ста­ционарная миграция связана со сменой постоянного места жительства; при сезонной миграции место жительства меняется лишь на какой-то период года, тогда как при маятниковой миграции (проезд на работу и обратно) сме­ны места жительства не происходит. В свою очередь по признаку дальности миграции и характеру пересекаемых административных границ внут­ригосударственные миграции могут быть межселенными, внутриобластными, межобластными, межреспубликан­скими. Для понимания механизма взаимодействия сферы об­служивания и миграции населения важное значение имеет учет форм миграции - плановой (организованной) и са­модеятельной (неорганизованной), а также фаз миграции (формирование потока мигрантов, переезд мигрантов и закрепление мигрантов в районах вселения). Рассмотрим воздействие сферы обслуживания на от­дельные виды, формы и фазы миграций, не упуская из виду тесных внутренних взаимосвязей между ними. Из всех видов и форм миграций только для неоргани­зованной сезонной миграции работников, временно выез­жающих из южных районов в более северные районы на заработки, сфера обслуживания не имеет сколько-нибудь существенного значения. В то же время для успешного обеспечения такой формы сезонной миграции, как отправ­ка студенческих строительных отрядов, крайне важно соз­дать нормальный уровень обслуживания. Особенно велика роль сервиса для обеспечения такой общественно необхо­димой формы сезонной миграции, как поездки отпускни­ков в районы и пункты массового санаторно-курортного и туристского отдыха. Таким образом, успешное регулирование сезонной миг­рации во многом связано с развитием сферы обслужива­ния, особенно если миграция связана с удовлетворением потребностей людей в отдыхе и лечении. При этом важ­ную роль играет именно территориальный, географический аспект регулирующей роли сферы обслуживания. Если в районах рекреационного обслуживания сфера услуг в по­тенциально возможных пунктах концентрации населения развита примерно одинаково, то и отдыхающие между этими пунктами распределяются примерно пропорцио­нально «емкости» пунктов. Если же среда обслуживания развита неравномерно, то происходит наплыв отдыхающих в те пункты, где существенно выше уровень торгового и бытового обслуживания со всеми отрицательными послед­ствиями, возникающими в переполненных отдыхающими курортных поселках, дачных местностях и т. д. Важное значение имеет организация сферы обслужи­вания для более равномерного распределения отдыхаю­щих между сложившимися зонами массового отдыха и вновь формирующимися. При этом речь должна идти о создании не только самих учреждений отдыха - санато­риев, пансионатов, турбаз и т. п., но и целого комплекса культурно-бытового и транспортного обслуживания. Под­робнее это будет рассмотрено в последней главе. Весьма своеобразное взаимодействие наблюдается меж­ду сферой обслуживания и маятниковой миграцией. В основе маятниковой миграции из пригородной зоны в города до последнего времени лежали трудовые поездки на работу, а удовлетворение потребностей в культурно-бытовых услугах имело подчиненный характер. В этих условиях для нормального функционирования городского хозяйственного комплекса, в том числе и самой сферы обслуживания, в значительной мере использующей маят­никовых мигрантов, требовалось в первую очередь разви­тие пригородного транспорта. На современном этапе все большее значение приобре­тают культурно-бытовые поездки населения в города, что ставит новые проблемы перед развитием в них сферы обслуживания. Наряду с пригородным транспортом обще­го пользования все большее распространение получает индивидуальный транспорт, расширяющий подвижность приезжающих в город. До сих пор эффективность маятни­ковой миграции по культурно-бытовым связям оценива­лась с точки зрения затрат на организацию сферы обслу­живания в крупных и мелких ее учреждениях. Но теперь ситуация меняется. При современных масштабах маятниковой миграции возникают столь существенные «пики» нагрузок на желез­ных и автомобильных дорогах, что есть основания усмат­ривать в существующих перебоях на транспорте при пере­возке народнохозяйственных грузов значительную долю ее «вины». Наряду с транспортными последствиями при оценке эффективности маятниковой миграции важно учи­тывать и экологические последствия, возникающие в городах в связи с «автомобилизацией» маятникового миг­ранта. Все это требует пересмотра существующих подхо­дов к проблемам внутрирайонного размещения материаль­ного производства и сферы обслуживания. Рассмотрим взаимодействие сферы обслуживания со стационарной миграцией, включающей в себя миграцию из села в город, из села в село, из города в город и из горо­да в село. При анализе взаимодействия развития сферы обслужи­вания и миграции сельского населения необходимо учиты­вать тип сельского расселения, который может быть двух-, трех-, а фактически и четырехуровневым. Двухуровневый тип расселения - центр административного района и крупное сельское поселение - характерен для степных и отчасти лесостепных районов, крупных межгорных котло­вин. В настоящее время все эти населенные пункты уже имеют сравнительно высокий уровень культурно-бытового обслуживания и миграция из них по причине недостаточ­ного уровня обслуживания незначительна. Трех- и четырехуровневый типы расселения включают в себя центр административного района, центральные усадьбы колхозов и совхозов, периферийные поселки бригад, отделений и т. п. При этом периферийные поселе­ния неоднородны: одни расположены ближе к централь­ной усадьбе, другие более удалены. Как правило, чем бли­же поселение к центральной усадьбе, тем лучше условия обслуживания. Четырехуровневый тип расселения харак­терен для горных районов и районов лесной зоны, особен­но после укрупнения колхозов и совхозов. О том, насколько разнятся уровни обслуживания сель­ского населения при трехуровневом типе расселения, сви­детельствуют исследования сибирских ученых. Таблица. Доля сельского хозяйства, пользующаяся услугами различных учреждений в поселениях разного типа.
Учреждения сферы обслуживания

Типы

сельских поселений

Районный центрЦентральная усадьбаПериферий­ное поселение
Почта92,592,478,6
Аптека83,072,950,9
Больница86,571,243,6
Сберкасса79,556,248,3
Дом культуры90,655,447,4
Поликлиника84,259,236,4
Общественная баня84,238,320,7
Ателье ремонта и пошива одежды52,734,220,2
Парикмахерская69,132,410,6
Ателье ремонта обуви47,213,76,3
Стадион37,54,53,6
Как видно из таблицы, по большинству видов услуг по­казатели по центральным усадьбам в 1,5-2 раза уступают показателям по районным центрам, а показатели по пери­ферийным поселениям в 1,5-2 раза уступают показате­лям по центральным усадьбам. Что же касается наиболее удаленных (глубинных периферийных) поселений, то там уровень обслуживания еще ниже, чем в среднем по всем периферийным поселениям. В настоящее время характерен отток жителей прежде всего из глубинных населенных пунктов, что нередко вле­чет за собой ослабление в них производственных функ­ций, а это в свою очередь усугубляет миграцию и ускоряет процесс самоликвидации мелких и мельчайших удаленных пунктов. Указанные процессы наблюдаются практически во всех союзных республиках, так как даже на Украине, в Прибалтийских республиках, Армении и Молдавии от 1 до 5% сельского населения проживает в зоне более чем 2-часовой доступности центров обслуживания. Согласно расчетам А. М. Лолы, в группу экономических районов и союзных республик с долей сельского населения, прожи­вающего за пределами 2-часовой доступности центров обслуживания, входит не только Сибирь и Дальний Вос­ток, но и Казахстан и Киргизия (свыше 60%). Принципиально иные проблемы возникают в крупных сельских населенных пунктах среднеазиатских республик, в Азербайджане и Южном Казахстане с их высоким есте­ственным приростом сельского населения. Если в целом по СССР численность сельского населения за 15 лет (с 1965 по 1980 г.) уменьшилась на 10,8 млн. человек, то в указанных регионах ситуация противоположная: здесь за 15 лет численность сельского населения увеличилась на 5,9 млн. человек. Если в среднем в СССР удельный вес сельского населения за эти годы снизился с 63 до 53%, или на 10 пунктов, то в Узбекистане - только на 6, а в Азербайджане - на 3 пункта. В Киргизии за 15 лет удельный вес сельского населения практически не изменился, а в Туркмении и Таджикистане доля сельского населения даже возросла. В связи с общим сокращением прироста трудовых ре­сурсов в СССР и необходимостью рационального исполь­зования в общественном производстве подрастающего поколения в указанных регионах с высоким приростом сельского населения возникает принципиально иная про­блема - повышение мобильности сельского населения, стимулирование его миграции в города «своей» республи­ки и за ее пределы (особенно в Нечерноземную зону, в южные районы Сибири и Дальнего Востока). В настоящее время одним из факторов повышения мобильности сельского населения южных районов для «своих» городов считается изменение жилищной полити­ки, расширение в них сети дошкольных учреждений, школ, учреждении для внешкольной работы с детьми. Выше речь шла о влиянии сферы обслуживания на миграцию сельского населения. Не менее актуально рас­смотрение вопросов миграции городского населения. Из­вестно, что 70-е годы характеризовались существенным оттоком населения с Урала, из южных районов Сибири, Северного Казахстана в южные районы страны. Так, только за 1966-1970 гг. РСФСР и Казахстан «потеряли» в обмене с другими республиками 936 тыс. человек, тогда как на Украине за эти же годы положительное сальдо миграции составило 346 тыс., а в Средней Азии - 440 тыс. человек. В результате специальных мер по улучшению условий жизни населения в районах Сибири, Дальнего Востока уже в 1970-1975 гг. было ликвидировано отрицательное сальдо миграции из Восточной Сибири, однако продолжал­ся отток в Прибалтику, на Северный Кавказ. В то же вре­мя практически было сведено к нулю положительное саль­до миграции в Средней Азии. В настоящее время суще­ственно сократился отток населения из Западной Сибири и Нечерноземной зоны РСФСР. Анализ миграции городского населения с точки зрения его взаимодействия со сферой обслуживания позволяет считать, что здесь уровень обслуживания оказывает суще­ственное влияние лишь на закрепление мигрантов, а сле­довательно, на общий объем миграции. Что же касается направлений миграции городского населения по схеме «город-город», то здесь большее значение имеют произ­водственные, этнические и природные факторы. Иное положение характерно для миграции городского населения в сельскую местность. Пока этот процесс про­является в очень слабой степени и затрагивает наиболее экономически сильные хозяйства. Однако по мере «авто­мобилизации» городов, развития дорожного строительства и улучшения качества обслуживания сельского населе­ния, а также по мере возрастания значимости в жизни людей такого фактора, как близость к природе, есть все основания ожидать увеличения масштабов переселения горожан в сельскую местность. Таким образом, сфера обслуживания оказывает суще­ственное влияние на миграцию населения, но на разные виды миграции это влияние различно. Оно определяет направления и интенсивность миграции из села в город и из города в село. При межрегиональной миграции городского населения развитие сферы обслуживания влияет не столько на на­правления миграции, сколько на приживаемость новоселов и на общий объем миграции. Поскольку повышенный уро­вень миграции увеличивает общую текучесть кадров и свя­занные с нею потери рабочего времени, постольку эконо­мическая эффективность капитальных вложений в сферу обслуживания того или иного района во многом определя­ется той экономией, которую обеспечивает сокращение текучести кадров на территориях взаимодействующих районов страны (районов выхода и районов вселения). Вместе с тем при современном уровне развития произ­водительных сил страны возможности дополнительного выделения капитальных вложений на развитие сферы об­служивания всегда меньше потребностей в них. Поэтому для рационализации миграционных потоков необходимо использовать всю совокупность факторов, влияющих на территориальную подвижность населения.

Заключение

Для того чтобы можно было использовать создаваемые благоприятные условия, экономическая и социальная гео­графия в целом и ее ветвь - география обслуживания должны иметь отработанную систему задач и показателей для изучения сложившихся территориальных пропорций внутри сферы обслуживания, между сферой обслужива­ния и материальным производством для проведения типо­логии региональных комплексов и т. д. Ведь именно соче­тание взаимосвязей локального и общегосударственного характера определяет территориальные пропорции в раз­витии сферы обслуживания. Для решения указанных задач, стоящих перед геогра­фией обслуживания, в первую очередь следует усилить аналитические исследования, чтобы на основе анализа массового статистического материала выявить и количе­ственно оценить основные взаимосвязи между местными природными, демографическими и экономическими осо­бенностями районов разного ранга, общим уровнем эконо­мического и социального развития и состоянием сферы обслуживания в региональных комплексах. Подобная ра­бота уже ведется, но она не имеет пока единого организа­ционного и методического руководства, и объектом изуче­ния выступают обычно отдельные отрасли сферы обслу­живания в отдельных регионах. Однако в современных условиях этого недостаточно. Необходимо, чтобы такие исследования носили не выборочный, а сплошной харак­тер, с охватом всей территории страны. При этом объек­том изучения должен быть весь региональный комплекс отраслей сферы обслуживания, рассматриваемый как со­ставная часть всего народнохозяйственного комплекса. Следует подчеркнуть, что материальной основой по­вышения уровня обслуживания населения выступает и со­вершенствование размещения учреждений, предоставляю­щих отдельные виды услуг, что в свою очередь тесно свя­зано с общей проблемой совершенствования размещения производительных сил. Любые предложения по рационали­зации отраслевых и территориальных пропорций в разви­тии сервиса могут положительно влиять, как было пока­зано ранее, на размещение предприятий других отраслей народного хозяйства в данном регионе и на общую тер­риториальную организацию его хозяйства в целом. К наиболее важным направлениям исследований в рамках географии сферы обслуживания следует также отнести изучение территориальных различий в образе жизни населения и влияния этих различий на региональ­ные типы личного потребления, на миграционную под­вижность населения и в конечном счете на соотношение в уровне развития отдельных видов обслуживания. Только такой комплексный территориальный и отрас­левой подход может обеспечить разработку обоснованных рекомендаций (по системе показателей) для анализа, прогнозирования и планирования развития сферы обслу­живания в экономических районах страны, может послу­жить основой типологий территориальных комплексов по условиям развития сферы обслуживания и по взаимодей­ствию этой сферы с материальным производством. Нали­чие таких типологий позволит в свою очередь повысить обоснованность разработок территориальных нормативов развития сферы обслуживания и качество ее региональ­ного планирования. Изучение территориальной организации сферы обслу­живания - это относительно новое направление исследо­ваний в современной экономической географии. В то же время получение научных результатов (теорий, концеп­ций, методик, нормативов и т. д.) именно в этой отрасли знаний включается в число приоритетных проблем геогра­фии в целом. Эти результаты приобретают особую акту­альность для научного и практического решения задач ускорения экономического и социального развития общества развитого социализма. И в первую очередь к ним относится обеспечение дальнейшего роста благосостояния советских трудящихся, теснейшим образом связанного с развитием обслуживания населения. Советская эконо­мическая география и ее ветвь - география сферы обслу­живания вносят свой вклад в решение этой долговремен­ной задачи, поставленной самой жизнью и сформулиро­ванной в решениях партии и правительства. Дальнейшая разработка этого направления - важнейший социальный заказ географической науке.

Список литературы